профессор Сергей Сергеевич Глаголев

Русская святыня в Парижском саду

Народы западной Европы любят говорить о своих подвигах и победах. В городах Германии везде встречаются победные колонны, на которых написано роковое слово для Франции – Седан. В Париже улицы, мосты, округи носят названия, говорящие о светлом прошлом Франции. В ряду этих названий есть не мало напоминающих о крымской кампании 1855 года. Длинный севастопольский бульвар, севастопольский сквер, в котором воздвигнута колонна с надписями о Французских победах при Альме, Черной, взятии Малахова кургана, занятии Севастополя. Есть на юге Парижа целый округ, носящий имя Малахова, и через Сену возвышается мост Альма (рядом с мостом Александра III), от которого идет авеню Альма, оканчивающаяся площадью того же имени. Со всеми этими названиями встречается каждый русский, приезжающий в Париж, но есть в Париже иной памятник крымской кампании, который не значится на планах, не бросается в глаза и мимо которого легко можно пройти, не остановив на нем своего внимания.

В той части старого Парижа, где теперь возвышаются здания высших учебных заведений и, можно сказать, лучших школ Франции – Сорбонны, Коллежа де Франс, факультета права, медицинского, горной школы и т. д., – есть местность называемая Клюни. Остатки старинных построек, сохраняемых здесь, насчитывают собой более полуторы тысячи лет. Здесь некогда, когда Париж еще носил имя Лютеции, основал свою резиденцию Констанций Хлор. Здесь затем жил Юлиан отступник и в 360 г. он здесь был провозглашен императором. Впоследствии рядом с остатками римских терм и бань здесь воздвиглись новые здания. От аббата Клюни они получили свое имя. Теперь эти здания представляют собой музей христианских древностей, неразрывно связанный с остатками римского язычества. В сырых и холодных стенах, идущих далеко вниз римских построек стоит статуя Юлиана отступника, найденная в Париже (точно такая же статуя в Лувре). Император имеет скромный вид философа, недалеко от него стоит статуя Вулкана, затем помещается еще несколько довольно грубых скульптурных произведений, римские саркофаги, вот и все, что вмещают теперь в себе обширные римские термы. Двери из них непосредственно переносят в мир христианских святынь средних веков. Изображения и статуи святынь, распятия, священные предметы, священная утварь, все говорит здесь о глубоком проникновении христианского духа, о том, что статуи Вулкана не имеют никакого значения, и что дело, которое наметил себе император-отступник, погибло навсегда.

К музею примыкает небольшой сад. В различных местах его расставлены археологические реликвии. Здесь между двумя старыми и поврежденными статуями святых возвышается крест, сделанный из толстых железных прутьев. На медной дощечке прибитой к кресту сообщается следующее: крест с церкви св. Владимира в Севастополе посланный из Крыма и подаренный музею его превосходительством герцогом Малаховым в 1855 году. Русский крест в парижском саду! Маленькие дети играют около него. Взрослые около на лавочках сада проводят минуты своего отдыха за чтением газет или книг, посетители музея проходят мимо, иногда только мельком бросив взгляд на надпись на медной дощечке. Немного им говорит эта надпись и скромный, не окрашенный, тронутый ржавчиной крест. Но в русском они должны вызывать много воспоминаний и размышлений. Православный крест за последнее полстолетие! Сколько сделано в Pоссии и Россией для утверждения его за это время. Благодетельные преобразования, распространение просвещения в православном духе, это – в самом отечестве; на юго-востоке Европы, войною в области которого обусловлено его появление здесь, теперь крест уже не склоняется пред полумесяцем, как это было полстолетия назад. Да и в самом Париже православный крест теперь известен несравненно более, чем в половине XIX века. Три православных церкви имеется в Париже, и одна из них – румынская – отстоит от клюнийского креста буквально на несколько шагов.

И думается: что если бы император-отступник поднялся из гроба и явился бы в свою резиденцию в милой Лютеции? Что встретил бы здесь этот неоплатоник, последний державный боец за умиравшее язычество? Клюни переполнен христианскими реликвиями. Недалеко от него поднимаются башни собора Парижской Богоматери и несколько больших церквей стоят близко. Прочно вставленный в каменное основание железный крест в клюнийском саду стоить твердо. Почти все, что заключают в себе музей и сад, говорит о непоколебимой и все побеждающей вере в силу креста. И Юлиану, если бы он поднялся из гроба, снова при виде всего этого пришлось бы сказать: «ты победил, галилеянин!»

С. Г.

Париж. 31 августа (13 сентября) 1900 г.

Вам может быть интересно:

1. Мечты о прекращении войн профессор Сергей Сергеевич Глаголев

2. О созыве Поместного Российского Собора и о Патриаршестве профессор Николай Александрович Заозерский

3. Невежественная критика: Ответ «Церковным Ведомостям» Павел Васильевич Тихомиров

4. Обзор русских (духовных) журналов. Статьи по Священному Писанию Ветхого Завета профессор Василий Никанорович Мышцын

5. Речь перед защитой [магистерской] диссертации «Нравственное сознание человечества» профессор Николай Гаврилович Городенский

6. Учение западных вероисповеданий об оправдании протоиерей Александр Рождественский

7. Подспудный материализм: по поводу диссертации-брошюры г-на Струве Николай Петрович Аксаков

8. Милосердный подвижник - Даниил Переяславский профессор Сергей Иванович Смирнов

9. Из академической жизни. [Июнь 1894 г.] профессор Василий Александрович Соколов

10. Профессор Евгений Евстигнеевич Голубинский Пётр Иванович Цветков

Комментарии для сайта Cackle