протоиерей Сергий Дергалев

СВЯТОСТЬ КАК ИТОГ АСКЕТИКИ 128

Существует, на первый взгляд, как бы некое разногласие между понятием святости в Священном Писании, особенно Нового Завета, и традицией Церкви. Апостол Павел, например, называет святыми всех христиан, хотя по своему нравственному уровню среди них были и люди далекие от святости («Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых? Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные [дела]?» (1Кор.6:1–2). Напротив, с самого начала существования Церкви и во все последующие времена «святыми» ею преимущественно именуются христиане, отличающиеся особой духовной чистотой и ревностью христианской жизни, подвигом молитвы и любви, мученичеством за Христа и т.д.

Однако оба эти подхода означают не различие в понимании святости, но лишь оценку одного и того же явления на разных уровнях. Новозаветное употребление термина исходит из того, какими призваны быть верующие, давшие «обещание Богу доброй совести» (1Пет.3:21) и получившие дар благодати Крещения, хотя в настоящий момент и являющиеся еще плотскими, т.е. грешными и несовершенными. Церковная же традиция логически завершает новозаветное понимание, увенчивая ореолом славы тех христиан, которые своей праведной жизнью осуществили это призвание. Т.е. обе эти традиции говорят об одном и том же – об особой причастности христианина Духу Божью, и обуславливают саму возможность такой причастности степенью ревности верующего в духовной жизни. «Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного… отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7:21–23). «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф.11:12).

По призванности к иной, новой жизни во Христе, Апостол именует всех христиан святыми, и этим наименованием подчеркивает открывшуюся для всех верующих возможность стать новым творением (Гал.6:15). Ставших иными по отношению к миру, стяжавших Духа Святого и явивших Его силу в нашем мире Церковь с самого начала своего существования называет святыми.

Широкий анализ понятия святости дает в своем «Столпе…» священник Павел Флоренский. Приведем здесь некоторые его мысли.

«Когда мы говорим о святой Купели, о святом Мире, о Святых Дарах, о святом Покаянии, о святом Браке, о святом Елее... и так далее, и так далее и, наконец, о Священстве, каковое слово уже включает в себя корень «свят», то мы прежде всего разумеем именно неотмирность всех этих Таинств. Они – в мире, но не от мира… И такова именно первая, отрицательная грань понятия о святости. И потому, когда вслед за Таинствами мы именуем святым многое другое, то имеем в виду именно особливость, отрезанность от мира, от повседневного, от житейского, от обычного – того, что называем святым... Посему, когда Бог в Ветхом Завете называется Святым, то это значит, что речь идет о Его надмирности, о Его трансцендентности миру...

И в Новом Завете, когда множество раз апостол Павел называет в своих посланиях современных ему христиан святыми, то это означает в его устах, прежде всего, выделенность христиан из всего человечества …

Несомненно, в понятии святости мыслится, вслед за отрицательною стороною ее, сторона положительная, открывающая в святом реальность иного мира...

Понятие святости имеет полюс нижний и полюс верхний и в нашем сознании непрестанно движется между этими полюсами, восходя вверх и нисходя обратно… И лествица эта, проходимая снизу вверх, мыслится как путь отрицания мира… Но она может рассматриваться и как проходимая в направлении обратном. И тогда она будет мыслиться как путь утверждения мировой реальности через освящение этой последней»129.

Таким образом, по мысли отца Павла, святость это, во-первых, чуждость по отношению к миру греха, отрицание его. Во-вторых – она конкретное положительное содержание, ибо природа святости Божественна, она онтологически (т.е. бытийно) утверждена в Боге. В то же время, святость, подчеркивает он, – не моральное совершенство, хотя она и соединена с ним неразрывно, но «соприсносущность неотмирным энергиям". Наконец, святость есть не только отрицание, отсутствие всякого зла и не только явление иного мира, Божественного, но и незыблемое утверждение » мировой реальности через освящение этой последней".

Эта, третья, сторона святости говорит о том, что она является силой, преображающей не только человека, но и мир в целом так, что «будет Бог все во всем» (1Кор.15:28). В конечном счете, все творение должно стать иным («И увидел я новое небо и новую землю» (Откр. 21:1)) и являть собой Бога. Но в этом процессе со стороны творения активную роль может играть только человек, потому на него возлагается вся полнота ответственности за тварь (Рим.8:19–21). И здесь с особой силой открывается значение святых, ставших в условиях земного бытия начатком (Рим.11:16) будущего всеобщего и полного освящения.

Святые – это, прежде всего, иные люди, отличные от живущих «по стихиям мира сего, а не по Христу» (Кол.2:8). Иные потому, что они борются и с помощью Божьей побеждают «похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую» (1Ин.2:16), – все то, что порабощает людей мира сего. В этой выделенности святых из мира троякой похоти, из атмосферы греха можно видеть одну из принципиальных характеристик святости и единство первоначального апостольского и церковно-традиционного ее понимания.

О святости свидетельствуют не подвиги, а богоподобные качества.

Примеры святости

Телепортация

Преподобный Никон Киево-Печерский был чудесно перенесен из плена в Печерскую церковь, как нам повествует «Киево-Печерский патерик».

Инок Киево-Печерского монастыря по имени Никон был взят половцами в плен и держался в оковах. Три года каждый день с бранью вязали его, бросали на огонь, резали ножами, заковывали руки и ноги, ставили под палящее солнце, томили голодом и жаждой, так что он иногда день, иногда два и три оставался без всякой пищи. Зимой же его выбрасывали на снег и на мороз. И за все это он благодарил Бога и молился Ему. Все это делали окаянные половцы, чтобы он дал за себя хороший выкуп. Он же сказал им: «Христос даром избавит меня от рук ваших, я уже получил извещение об этом: являлся мне брат мой, Евстратий, которого вы продали жидам на распятие. Осудятся они со сказавшими: «распни, распни Его» (Лк.23:21); «...кровь Его на нас и на детях наших» (Мф.27:25). Вы же, окаянные, вечно будете мучиться с Иудой, как предатели, нечестивые беззаконники. И вот что сказал святой Евстратий: «На третий день ты будешь в монастыре, ради молитв святых Антония и Феодосия и других черноризцев, спасшихся с ними». Половчанин подумал, что блаженный хочет бежать, и обрезал ему икры, чтобы он не мог скоро ходить. И крепко стерегли его. В третий же день все с оружием в руках окружили его. Вдруг, в шестом часу, он сделался невидим, и всем был слышен голос: «Хвалите Господа с небес!» Так преподобный перенесен был невидимо в Печерскую церковь Пресвятой Богородицы в то время, когда начали петь причастен. И стеклась к нему вся братия, и все спрашивали его: «Как пришел ты сюда?» Он сперва хотел утаить преславное то чудо, но братия, видя на нем железа тяжкие и раны неисцелимые, видя, что все тело его загноилось от ран, и сам он – в оковах, и кровь еще капает с перерезанных икр, не поверили ему, и он, наконец, поведал им истину. И не давал он снять железо с рук и ног своих. Игумен же сказал: «Брат! Если бы хотел Господь в нужде тебя иметь, не вывел бы Он тебя оттуда. Покажи же теперь послушание нашей воле». И, сняв с него железа, перековали их на вещи, нужные для алтаря. Спустя долгое время половчанин, державший в плену блаженного, пришел в Киев для переговоров о мире. Он вошел в Печерский монастырь и увидел этого старца. И рассказал он о нем игумену и всей братии и после того уже не возвращался в свой дом, но вместе со своим родом принял крещение и сделался иноком. Здесь, в монастыре, окончили они жизнь свою в покаянии, служа своему пленнику, и положены в своем притворе»130.

В «Луге духовном» под номером №127 мы находим похожую историю: «На св. горе Синае был игумен, по имени Георгий, великий подвижник. Когда авва сидел в своей келлии в Великую Субботу, ему пришла мысль: «Пойду-ка я, встречу Светлое Христово Воскресение во св. граде и причащусь Св. Таин во св. храме Воскресения Христа, Бога нашего». Целый день старец держал эту мысль в уме и молился. Настал вечер. Приходит ученик и говорит ему: «Благослови, отче, идти на правило». Старец отвечал: «Иди и когда настанет час св. причащения, приди за мною». Сам все время оставался в кельи. Когда настало время св. причащения во св. храме Воскресения (в Иерусалиме), старец появился подле блаженного епископа Петра, и он преподал ему Св. Тайны вместе с пресвитерами. Потом патриарх спросил своего синкелла Мину:

– Когда прибыл авва синайский?

– Молитвами твоими, владыко... Я не видел его, владыко, раньше.... только теперь увидал..

– Скажи ему, чтобы не уходил, – приказал патриарх синкеллу, – я желаю, чтобы он разделил со мною трапезу.

Синкелл передал слова патриарха старцу. Тот ответил:

– Да будет воля Божья!

Богослужение окончилось, старец поклонился св. гробу и – очутился в своей келлии. Ученик стучится к нему и говорит: «Повели, отче! Пришло время причащения». Старец пошел в церковь вместе с учеником и причастился.

Между тем архиепископ Петр, опечаленный тем, что старец ослушался его, после праздника послал старцу послание, также и к епископу фаранскому, авве Фотию и к отцам синайским, чтобы они привели к нему авву Георгия. Письма были доставлены по назначению. Тогда авва с своей стороны послал к патриарху трех пресвитеров: авву Стефана каппадокийца, великого старца, авву Зосиму, о котором раньше упоминали, и авву Дулкетия римлянина. Старец оправдывался в письмах и говорил: «Да не будет того, святейший владыко, чтобы я презрел св. вестника вашего. Да будет ведомо Вашему Блаженству, – писал далее, – что мы чрез шесть месяцев встретимся пред лицем Господа Христа, Бога нашего, и там я поклонюся вам». Отправленные пресвитеры вручили письмо патриарху, причем сказали, что старец уже много лет как не ходил в Палестину. Представили ему и послание фаранского епископа, удостоверявшего в том, что старец уже около семидесяти лет не отлучался со св. горы Синая. Тогда блаженный и благостный архипастырь Петр выставил свидетелями бывших за литургиею в день Пасхи епископов и клир, подтвердивших, что они видели старца и приветствовали его святым целованием (христосовались с ним). После того прошло шесть месяцев: старец и патриарх действительно скончались, согласно предсказанию старца»131.

Невидимость

Мы читаем в «Отечнике проповедника»: «Рассказывали об авве Данииле. Когда варвары пришли в скит и отцы убежали, старец сказал: «Если Бог не печется обо мне, то зачем мне и жить». И он прошел среди варваров, а они не увидели его. Тогда сказал он сам себе: «Вот Бог позаботился обо мне, и я не умер. Сделай же и ты, как надобно человеку, беги, подобно отцам!» И, поднявшись, убежал»132.

В «Луге духовном» под номером №122 мы находим похожую историю: «Мы пришли на гору Синай, к авве Стефану, из Каппадокии. Он рассказал нам: «За несколько лет пред сим я был в Раифе. На праздник Тайной Вечери я пришел в церковь. Совершалась литургия, и все отцы предстояли в храме, и вот я вижу, что в храм пришли какие-то два отшельника. Они были наги, и никто из отцев не заметил этого, кроме меня. Причастившись св. Таин, они вышли из храма и стали удаляться. Я также вышел вместе с ними. Когда мы были уже вне храма, я повергся пред ними со словами: «Сделайте милость, возьмите меня с собою». Поняв, что я видел их наготу, они сказали мне: «Ты – в хорошем месте. Будь спокоен». Но я снова стал просить их, чтобы взяли меня с собой. Они ответили мне: «Не можешь ты быть с нами. Оставайся на своем месте. Тут хорошо». Помолившись обо мне, они, на моих глазах, вступили на воды Красного моря и прошли чрез него»133.

Чудеса

«Луг духовный» рассказывает о следующем чуде: «В местности близ св. Иордана жил отшельник, по имени Феодор, скопец. Ему необходимо было отправиться в Константинополь, и он сел на корабль. Плавание по морю замедлилось, и пресной воды не хватило. Матросы и пассажиры пришли в большое уныние и отчаяние. Тогда отшельник встал, простер руки к небу, к Богу, избавляющему от смерти души наши. Сотворив молитву и осенив море крестным знамением, он сказал матросам: «Благословен Господь! Почерпните воды сколько нужно!» Они наполнили все сосуды приятной водой из моря, и все прославили Бога»134.

Прозорливость

Несколько случаев прозорливости старцев, близких к нам по времени, приводятся в книге Концевича И.М. «Оптина пустынь и ее время».

Прозорливость прп. Макария Оптинского: «Жена известного русского мыслителя Киреевского, Наталья Петровна, с 1833г. была духовной дочерью великого оптинского старца о.Макария (Иванова, 1788–1850). Супруг ее, И. В. Киреевский, лишь в 1846 г. в первый раз исповедывался у него: писал же к батюшке в первый раз из Москвы в конце октября 1846-го года, сказав мне (Н. П. Киреевской – сост.):

– Я писал к батюшке, сделав ему много вопросов, особенно для меня важных, нарочно не сказав тебе прежде, боясь, что по любви твоей к нему, ты как бы чего не написала ему. Мне любопытно будет получить его ответ. Сознаюсь, что ему трудно будет отвечать мне.

Я поблагодарила Ивана Васильевича, что он мне сказал, что решился написать к старцу и уверена была, что будет от старца действие разительное для Ивана Васильевича. Не прошло часа времени, как приносят письма с почты и два, написанные рукою старца – одно на мое имя, другое на имя Ивана Васильевича. Не распечатывая, он спрашивает:

– Что это значит? Отец Макарий ко мне никогда не писал!

Читает письмо, меняясь в лице и говоря:

– Удивительно! Разительно! Как это? В письме этом ответы на все мои вопросы, сейчас только посланные»135.

Прозорливость преподобного Амвросия Оптинского (Гренков, 1812–1891): «По словам одной из его духовных дочерей, «всегда разом схватывал сущность дела, непостижимо мудро разъясняя его и давая ответ. Но в продолжении 10–15 минут такой беседы решался не один вопрос, в это время о. Амвросий вмещал в своем сердце всего человека – со всеми его привязанностями, желаниями, всем миром внутренним и внешним. Из его слов и его указаний было видно, что он любит не одного того, с кем говорит, но и всех любимых этим человеком, его жизнь, все, что ему дорого. Предлагая свое решение, о. Амвросий имел в виду не просто одно само по себе дело, независимо от могущих возникнуть от него последствий, как для лица, так и для других, но имея в виду все стороны жизни, с которыми это дело сколько-нибудь соприкасалось. Каково же должно быть умственное напряжение, чтобы разрешить такие задачи? А такие вопросы предлагали ему десятки человек мирян, не считая монахов и полсотни писем, приходивших и отсылавшихся ежедневно. Слово старца было со властью, основанной на близости к Богу, давшей ему всезнание. Это было пророческое служение»136.

Прощение врагов

Приведем случай из жития святой преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой, которая была старшей сестрой императрицы Александры Федоровны, супруги Николая II.

В 1905г. ее муж убит террористом Иваном Каляевым. На третий день после смерти мужа Елизавета Федоровна находит в себе силы и мужество, любовь и сострадание и едет в тюрьму, где содержали пойманного убийцу. Она сообщает ему, что он убил не только ее мужа, но ее саму, но и тем не менее она прощает его и дарит ему Евангелие и маленькую икону, надеясь на его раскаяние. Позже просит у императора помиловать убийцу, на деле исполнив заповедь Христову о любви к врагам, побеждая злобу мира добром.

На месте убийства мужа Елизавета Федоровна ставит памятник – крест со словами Спасителя: «Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят».

Смирение

Приведем еще один случай из жития святой преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой: «Однажды Великая княгиня должна была приехать в приют для маленьких девочек-сирот. Все готовились достойно встретить свою благодетельницу. Девочкам сказали, что приедет Великая Княгиня: нужно будет поздороваться с ней и поцеловать ручки. Когда Елизавета Федоровна приехала, ее встретили малютки в белых платьицах. Они дружно поздоровались и все протянули свои ручки Великой Княгине со словами: «Целуйте ручки». Воспитательницы ужаснулись: что же будет? Но Великая Княгиня, прослезившись, подошла к каждой из девочек и всем поцеловала ручки. Плакали при этом все – такое умиление и благоговение было на лицах и в сердцах»137.

Авва Дорофей пишет о себе следующее: «И поверьте, я очень помню, как один брат, идя вслед за мною от больницы до самой церкви, поносил меня, а я (шел) впереди его, не говоря ни слова. Когда же авва узнал это, – не знаю, кто сказал ему о сем, – и хотел наказать брата, я пошел и пал ему в ноги, говоря: «Ради Господа, не наказывай его, я согрешил, брат нисколько не виноват». И другой также, по искушению ли, или от простоты, Бог знает почему, не малое время каждую ночь пускал свою воду (ходил по малой нужде) над моею головою, так что и самая постель моя бывала смочена ею. Также и некоторые другие из братий приходили ежедневно и вытрясали свои постилки перед моей кельей, и я видел, что множество клопов набиралось в моей кельи, так что я не в силах был убивать их, ибо они были бесчисленны от жара. Потом же, когда я ложился спать, все они собирались на меня и я засыпал (только) от сильного утомления, когда же вставал от сна, находил, что все тело мое было изъедено, однако же я никогда не сказал кому-нибудь из них: не делай этого, или зачем ты это делаешь? И я не помню, чтобы я когда-либо произнес слово, (могущее) смутить или оскорбить брата»138.

Удивительнейшее смирение известно из жизни прп. Сергия Радонежского. Его житие повествует следующее. Однажды в Троицкую обитель пришел крестьянин, желавший видеть знаменитого игумена. Братия монастыря предложила подождать, пока преподобный работал в огороде. Крестьянин, взглянув на монастырский огород через щель в заборе и увидев там смиренного старца в одежде с заплатами, не смог поверить, что это тот самый Сергий, которого он желал видеть. Он говорил: «Я шел посмотреть на пророка, а вы мне показываете какого-то нищего». Когда старец вышел, и ему указали на крестьянина, он подошел к нему, и, не дождавшись от него приветствия, сам поклонился ему, поцеловал его и пригласил с собой на трапезу.

Простодушный крестьянин начал жаловаться преподобному Сергию, что никак не может увидеть игумена Сергия. Преподобный утешил его, сказав, что скоро он увидит того, кого ищет.

В это время в обитель прибыл князь, окруженный свитой бояр и челяди. Князь до земли поклонился игумену, а угодник Божий поцеловал и благословил его. Потом они сели и начали беседовать, в то время как братия и бояре почтительно стояли возле них. Оказавшийся в результате этих событий в стороне, смущенный простец ходил около этой свиты, желая увидеть знаменитого Сергия. По подсказке одного из иноков, он вдруг осознал свою ошибку и после отъезда князя, бросился в ноги смиренному игумену, прося прощение за свое невежество и неверие. На что в ответ преподобный Сергий сказал поразительнейшие слова: «Не скорби чадо, один ты справедливо рассудил обо мне, они же все ошибаются».

Великий подвижник почитал себя за ничто, и этими словами раскрыл всю глубину своего непостижимого смирения»139.

Любовь

Преподобный Исаак Сирин так описывает действие любви: «возгорание сердца человека о всем творении – о человеках, о птицах, о животных, о демонах даже и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи человека источают слезы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого горения умиляется сердце его, и не может он вынести или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемой тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины нашей и учиняющих вред ежечасно со слезами приносит молитву, какая без меры возбуждается в сердце по уподоблению во всем Богу»140.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ.

Дайте определение святости.

Как проявляется святость в человеке?

Какая самая главная добродетель святого человека?

* * *

128

Написана по книге: Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. М.: Изд. Сретенского монастыря. 2002.

129

Флоренский П., свящ. Освящение реальности, // Богословские труды. №17. М. 1977. с. 148–152.

130

Марк (Лозинский), игумен. Отечник проповедника. Сергиев Посад: Изд. С-ТСЛ. 1996. с.419.

131

Мосх Иоанн. Луг Духовный. Сергиев Посад: Изд. С-ТСЛ. 1915. с.151.

132

Марк (Лозинский), игумен. Отечник проповедника. Сергиев Посад: Изд. С-ТСЛ. 1996. с.414.

133

Мосх Иоанн. Луг Духовный. Сергиев Посад: Изд. С-ТСЛ. 1915. с.146.

134

Мосх Иоанн. Луг Духовный. Сергиев Посад: Изд. С-ТСЛ. 1915. с.204.

135

Концевич И.М. Оптина пустынь и ее время. Сергиев Посад: Изд. С-ТСЛ. 1995. с.221.

136

Там же, с.266.

137

Трофимов А. Святая преподобномученица Елизавета. Житие и акафист. М.: Русский хронограф. 1990. с.30.

138

Дорофей, авва. Поучения. М.: Правило веры. 1995. с.78.

139

Никон, епископ. Житие прп. Сергия Радонежского. Сергиев Посад: Изд. С-ТСЛ. 1904. репринт с.117–121.

140

Христианская жизнь по Добротолюбию. М.:Свято-Данилов монастырь. 1991. с.37.


Источник: Введение в православную аскетику / Дергалев С.М., свящ.; гл. ред. Л.А. Ильюнина. - СПб. : Контраст, 2017. - 320 с. ISBN 9785983612419

Комментарии для сайта Cackle