Софья Сергеевна Куломзина

Вопросы религиозного воспитания в летних лагерях

Протоиерей Георгий Бенигсен (1915–1993)

Православная Церковь в Америке. Принимал деятельное участие в

Национальной Организации Русских Скаутов в Калифорнии.

Сущность религиозного воспитания настолько интимна и затрагивает такие глубокие и часто сокрытые стороны человеческой души, что может возникнуть вопрос о самой возможности построения какой-нибудь методики в этом направлении.

Действительно, можно ли направлять религиозные переживания, тайными нитями связывающие человека с самим источником жизни и бытия? Трудно говорить о системе или методике религиозного воспитания в обычном понимании этих терминов в педагогической работе. Религиозная или, лучше сказать, духовная жизнь человека не подчинена ни механической, ни даже психологической причинности, а зарождается иногда, казалось бы, совершенно беспричинно. Тем не менее есть некоторые моменты и состояния в педагогической работе, которые определенно ведут к духовному оздоровлению и обогащению.

Мы исходим из предпосылки, что человеческая душа «по природе христианка», что в ней изначала заложено стремление к Богу. Следовательно, нам не нужно «переделывать» человека, не влагать новое содержание в его духовную природу, а только содействовать ему на пути его приближения к Богу. Мы должны содействовать самораскрытию положительных и богоутвержденных начал духа. Нужно помочь растопить лед равнодушия, неверия, гордыни, самоутверждения, через который не проникает правда. Мы должны разбудить сон духовной лени, освободить дух от плена мирской суеты, от излишней привязанности к вещам. Мы должны пробудить духовное «я», живущее в глубине сердца, и дать возможность этому «я» встретиться с Богом. Это задача не самостоятельного архитектора (что было бы предельной гордостью), а творческого катализатора, соучастника. В этом задача руководительства, руководительское служение Богу.

Искренне верующей молодежи на путях нашей педагогической работы встречается немного. В жизни много внешнего, «фарисейского», заученного, но не прочувствованного. Большинство молодежи думает больше о времяпрепровождении, нежели о положительных ценностях, о духовной жизни, о Боге. Как правило, молодежь или антицерковна, или внецерковна. Как это ни странно, думается, что работать с первой категорией легче, чем со второй, лишенной настоящего православного фундамента. Это заставляет быть особенно осторожным в выборе воспитательных путей, особенно чутким к душевному миру молодежи. Необходимо предельно терпеливо подчинять все принципу постепенности, всегда знать меру. Всякая «обязательность» при отсутствии внутренней убежденности становится лишением свободного, а вместе с этим и искреннего, подлинного духовного роста.

Православие максималистично в своих идеалах, и в святоотеческой литературе про величайшие подвиги святости говорится, что они являются ничтожеством перед лицом Господа. Но та же святоотеческая литература подчеркивает необходимость постепенности восхождения и учит, что нарушение этой постепенности идет скорее во вред. Для нас, руководителей, сознание ослепительности этих идеалов и нашей от них удаленности, сознание необходимости восхождения к ним является насущной необходимостью. Мы должны чувствовать свою слабость перед лицом истинно христианского подвига одухотворения и приближения к Богу в стяжании Духа Святого, должны искать силы в покаянии и молитве, в таинствах. Но требовать того же от наших подростков пока еще не время. Мы должны способствовать «вживанию» ребят в этот путь, не пугая их трудностями и не загромождая знаниями без опыта, без настоящего роста. Детское «я» духовно чутко, но слабо, и наша педагогическая работа должна строиться сообразно ступеням духовного роста наших ребят.

При этом следует стремиться почувствовать духовное состояние как каждого в отдельности, так и всей группы в целом. Исходя из этого, мы можем проводить ту или иную религиозную программу, религиозную тему, связанную с беседами, молитвой, богослужением, внимательно следя за мерой, которую дети способны воспринять в данном своем состоянии, в данной обстановке. Совсем бессмысленно открывать христианство во всей его полноте и максималистичности человеку неподготовленному. Это значило бы его оттолкнуть, может быть – навсегда.

Постепенность в религиозной работе связана не столько с объемом сообщаемых знаний и способностью детей понимать их, сколько с тем живым опытом религиозных переживаний, настоящей духовной жизнью, которая доступна во всех возрастах и носит черты откровения, убежденности, веры.

Педагогический процесс – это живой мост, который соединяет содержание, идеологию с жизнью воспитываемого ребенка или подростка. Этапами этого педагогического процесса является: пробуждение интереса к собственному развитию, чувство радости от собственного роста, рост критерия своего развития.

Узнав, насколько это возможно, настоящую ступень развития данного мальчика или девочки, нужно постараться помочь открыть ему следующую, помочь на нее взойти и вести его дальше. Так открывается перспектива работы с постепенным восхождением по пути самоусовершенствования.

Интересность, дружба, пример

В условиях жизни в летнем лагере основными принципами религиозного воспитания являются его интерес для детей, дружба и пример руководителя или священника. Принцип интересности основывается на том, что, когда человек заинтересован чем-то, с ним устанавливается тот необходимый контакт, при котором все вокруг происходящее (игра, беседа, экскурсия и пр.) воспринимается как свое – не как нечто постороннее, а как частичка своей жизни. Из наблюдателя, пассажира человек превращается в участника, соработника.

В религиозной области пробудить интерес, подлинный интерес, связанный с чувством благоговения ко всему святому, освященному, а не простую любознательность или любопытство, очень трудно, и часто приходится начинать с последнего.

Дадим несколько примеров. Можно возбудить интерес рассказами из житий святых, особенно если обращать внимание на такие подробности, которые созвучны детскому опыту жизни: трудность учения в детстве преподобного Сергия Радонежского, конфликты с матерью преподобного Феодосия, огорчение потерей любимого сокола святого Кирилла (брата Мефодия) и другие. Можно говорить о примерах современных мучеников.

Хорошо устраивать посещение храма вне службы, знакомство с церковной утварью, церковной символикой, темой икон. Тишина и порядок храма, тихий, задушевный голос руководителя будут располагать к живому и благоговейному интересу. Посещение монастыря, с его своеобразием настроения и бытового уклада, духовного мира, может оказать определенно благоприятное влияние.

Интересность работы неминуемо вызывает дружбу, доверие, привязанность детей к руководителю. Эго позволяет продвигаться к следующим педагогическим этапам, и в этом очень важен личный подход. В педагогике есть существенное различие между массовым и индивидуальным подходом к детям. В первом случае руководитель имеет перед собой группу – вся его работа происходит с расчетом на группу, и, если группа почему-либо не собралась в надлежащем составе, работа теряет смысл. Конечно, массовый элемент в работе имеет большое значение, является источником некоторого вдохновения, большой притягательной силы для молодежи, когда идет общение. Наконец, чего невозможно достичь одному, достигается труппой. При наличии большого числа детей только массовый подход и возможен.

Индивидуальный подход заключается в том, что несмотря на то, что большая часть работы проходит в группе и с группой, руководитель заинтересован не только в достижениях группы в целом, но и в развитии каждого отдельного члена группы на фоне этой общей работы.

Руководитель должен стараться находить подходящее время и обстановку для индивидуального разговора – для простого непринужденного разговора с каждым из своих ребят. Что может быть радостнее для руководителя, чем если к нему первому прибежит мальчик рассказать о своем горе, спросить совета, поделиться радостью? Но и сам руководитель должен уметь идти навстречу такой откровенности. Так, в лагере, после отбоя, если руководитель подойдет к дежурному, он встретит чрезвычайно благодарную атмосферу для индивидуального общения: спящий лагерь, тлеющий костер, бесконечное и таинственное звездное небо, тишина, шорох леса – все это создает совсем особое настроение, способствующее задушевной беседе. Иногда такие беседы долго не забываются, иногда открывают новый жизненный этап. Это большое искусство – умение вести личную беседу, и им должен овладеть каждый руководитель.

Ничего не изменяя ни в массовой, ни в индивидуальной работе, элемент личного подхода меняет всю атмосферу и все взаимоотношения в процессе педагогической работы. Золотая ниточка личной связи может проскочить в невзначай брошенном взгляде, во время шумной игры и во время непринужденного разговора. Этот момент сопутствует всей работе и по существу имеет религиозное значение, так как является образом той любви, па которой строится и любовь человека к Богу.

Исходя из этого положения, ясно, что работа, где имеется исключительно массовый подход, грешит недостатком, свойственным всякой работе, основанной на грубой «коллективизации». Там, где работа основана только на интересах группы, – автоматически отрицается ценность личности, а личность неповторима и самобытна. Отрицая личность, группа остается механическим единством.

Так же несостоятельной оказывается группа, в которой каждый ищет только свой интерес, остается индивидуально замкнутым. При малейшем несогласии своего интереса с общим каждый готов порвать с группой. Только личный подход руководителя к каждому члену группы позволяет найти ту основу, на которой сохранялось бы единство при различии мнений и интересов. Только то единство жизненно, которое находит пути личного подхода в своей среде, где каждый отдельный человек является такой же ценностью, как и вся группа в целом, где каждый свободно находит себя и, в служении высшим ценностям, реализует самого себя. Такое единство является соборным единством, подобно соборному единству Церкви. Религиозно-педагогическая работа по существу своему является частью церковной жизни, протекает в лоне Церкви, так как только с помощью Божией можно преодолеть как индивидуальную, так и коллективную замкнутость.

Итак, дружба, основанная на любви человека к человеку и ко всем вместе, есть религиозная основа, которая дает единство в педагогической работе. На этом единстве держится руководительское братство и все отдельные аспекты работы.

Когда достигнуты эти два момента – интересность и дружба, – то большое педагогическое значение приобретает следующий момент – личный пример руководителя и руководительского состава вообще. Сильная и привлекательная личность руководителя покоряет ребят и заставляет их стремиться подражать. А процесс самосовершенствования является сущностью педагогического процесса, который мы стараемся вызвать.

Следует при этом отметить, что в области религиозной или духовной жизни основой личного примера является не внешнее «примерное» выполнение положенных церковных правил, а наличность искренней и живой духовной жизни, приводящей к подлинному участию в церковной жизни.

Есть бесспорный закон духовного резонанса, в силу которою внутреннее состояние духовной жизни руководителя, без его на это желания, передается другим, а в особенности детям, гораздо более чутким, чем взрослые. С одной стороны, это отрадно, так как не надо делать специальных усилий, как-то особенно проявлять себя, чтобы передавать детям то, что никак не объяснишь. С другой стороны, это жутко, так как всякое неустройство, всякий разлад в душе, неверие, сомнение, даже просто волнение, не говоря уже о явной злобе, таким же неотвратимым образом ложится тяжелым отпечатком на детские души, как бы мы внешне это душевное состояние ни скрывали. От детских душ своего внутреннего состояния не скроешь, и вред принести легче, чем пользу. Поддержкой и утешением может служить общая атмосфера и устремленность руководительского состава в целом. Тогда, при «падении» одного из руководителей, наличность здоровой духовной атмосферы не нарушается, и дети, на время, находят у других то, чего они не могут получить в данном случае, или в данный момент, от своего непосредственного руководителя.

Интерес, дружба, пример так тесно переплетаются в нашей религиозно-воспитательной работе, что немыслимо проводить какие-нибудь четкие разграничения. Эго живой, органический процесс душевного развития. Тем не менее – это только первый этап, который помог достичь интереса, доверия, дружбы, удовлетворения от доброделания. Мы заставили задуматься над религиозными вопросами, мы дали почувствовать хотя бы только намеками, что Бог открывается нам в Церкви. Все эти моменты сознания помогают нам искать общения с Богом. Тут мы переходим к моменту молитвы.

Основная часть молодежи, с которой нам приходится работать, является «духовно голодающей». И как физически долго голодающему человеку нельзя дать сразу обильной, разнообразной и утонченной пищи, так и молодежи без всякой религиозной культуры нельзя сразу открывать все богатство православного молитвенного опыта. Тут мы опять встречаемся с принципом постепенности. В скаутской организации принята короткая молитва, произносимая руководителем и повторяемая вслух ребятами: «Боже, дай, чтобы мы завтра были лучше, чем сегодня». Она замечательна по своей простоте и непосредственности, но и в нашем православном молитвенном правиле есть очень краткие и выразительные молитвы: «Боже, милостив буди мне, грешному!», «Слава Тебе, Боже, слава Тебе!» и многие другие. И нет молитвы понятнее и доходчивее, чем молитва Господня – «Отче наш...» Дальнейший путь – это врастание в молитвенное богатство Православной церкви.

Когда Господь от небытия в сознании или от механического участия в обрядах оживает в сознании подростка, чувствуется им в природе и благодатности крепкой дружбы, в радости самосовершенствования и молитвенного общения, тогда подготовлена почва для восприятия Божественного Откровения, для знакомства с Евангелием, из истин которого подросток должен соткать свое мировоззрение. Чтение Евангелия, личное вечером в постели, общее в лагере на сборе, станет сейчас естественным, в лучшем случае даже потребностью.

Из Евангелия, Деяний Апостольских, истории первохристианства совершенно особое преломление и понимание получает церковность – обрядность, литургика, таинства. Они станут потребностью, пищей, радостью. По-иному будет осмысляться церковная символика, по-иному прочувствована радость покаяния, по-иному переживается принятое животворящих Таин Христовых.

Так молитвой, знакомством с Евангелием, участием в церковной богослужебной жизни завершается второй этап начатой духовно-воспитательной работы. Тут необходимо продумывать все подробности и отдельные методы. Эта работа должна развиваться не только из личного духовного опыта руководителя, не только из знания детской психологии и молодежной работы, но и в общении с духовным руководителем и с его участием.

Совсем особые проблемы ставит перед воспитателем старший юношеский возраст, когда с физическим созреванием крепнет и критический разум, властно требующий самоутверждения и располагающий к определенному религиозному скептицизму, разрушающему детскую наивную веру. Здесь уже приходится прибегать к апологетике, иначе говоря, к богословствованию. Богословствования не нужно бояться, нужно помнить, что разум дан нам Богом, а следовательно, может вести не только к разрушению, но и к укреплению веры. Руководитель не смеет оказаться тут беспомощным профаном. У нас есть богатая богословская и религиозно-философская литература, и она должна стать достоянием наших руководительских кадров. Совместные чтения, дискуссии, ночные разговоры на эти темы нужны и желательны на определенном этапе работы. Если раньше процесс воцерковления был детски-интуитивным, то теперь он должен стать сознательным.

Комментарии для сайта Cackle