святитель Тихон Задонский (Соколов)

Любовь к Богу

Если любовь в сердце живет, то и плоды являются любезные, и как чистейшим очам Божиим, так и благоразумным людям приятнейшие.

Я здесь о чистой любви говорю, а не о нечистой, мирской, плотской, скверной, которая с обидой Создателя и ближнего бывает, и самого любящего губит. Говорю о той любви, которая, по словам апостола, – от чистого сердца, и доброй совести, и нелицемерной веры (1Тим. 1, 5). Итак, от такого сердца, в котором чистая Божия любовь обитает, следующие являются плоды.

Первый плод – презрение мира и всего, что в мире. Ибо что для истинного боголюбца слава, честь, богатство мира сего? Ничто. Он все то в любимом своем превосходным образом обретает. Ему и слава – Бог, и честь – Бог, и богатство – Бог. Он считает себя славным, честным, богатым, потому что любит Того, Коего слава страшна, и богатство всякое в руке Его. А так как утешение свое в едином любимом полагает Боге, потому и все блага мира сего за сор считает. Даже если и течет к нему богатство благословением Божиим, но он не прилагает к нему сердца (см.: Пс. 61, 11), а расточает для требующих. Хотя и дается ему честь, она для него, как иго наложенное, которое он должен носить для общей пользы братии своей.

Следовательно, кто к мирским и суетным вещам прилепляется сердцем, в том нет любви Божией. Дружба с миром есть вражда против Бога; кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу (Иак. 4, 4), – научает святой апостол Иаков. Ибо Бог и мир – две вещи противоположные, и потому любовь одного вытесняет любовь другого. Кто любит Бога, нет в том любви к миру. А в ком любовь к миру есть, в том нет любви Божией. Итак, Божия и мирская любовь в одном сердце поместиться не может, точно так, как огонь с водою. Ибо Бог есть Ревнитель, хочет, чтобы человек любил Его всем сердцем, а не половиной: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим (Мф. 22, 37).

Второй плод любви Божией – усердное и частое размышление о Боге и Его благости: ибо где сокровище наше, там и сердце наше (Мф. 6, 21; Лк. 12, 34), по слову Христову. Ибо так бывает между людьми: кого кто сердечно любит, того из памяти никогда не выпускает, о нем всегда думает. Так, кто Бога любит сердечно, всегда в богомыслии поучается, а из этого следует, что с Ним частой молитвою беседует, благодеяния Его и чудеса поминает и проповедует. Следовательно, кто умом от Него отвращается и молитвой к Нему не восходит, в том сердце занято другой любовью.

Третий плод любви Божией – тщательное угождение воле Его святой. Чего воля Божия хочет, о том старается и боголюбец. И чего воля Божия не хочет, от того отвращается и боголюбец, и потому волю свою воле Божией покорять старается. Потому истинный боголюбец в Слове Божием, в котором воля Божия открыта, часто поучается, чтобы узнать, что есть воля Божия и в чем состоит, а узнав, самим делом исполнять ее. А из этого следует, что когда истинный боголюбец против воли любимого своего по немощи что-то сделает, об этом весьма печалится, сокрушается, воздыхает, а часто слезы проливает. Апостол это называет печаль ради Бога, которая производит неизменное покаяние ко спасению (2Кор. 7, 10).

Следовательно, те, которые воле Божией угождать не стараются и более печалятся о порче богатств, о потере чести и прочих временных вещах, нежели о преступлении закона Божия, – любви к Богу не имеют. Где со кровище их, там и сердце их.

Четвертый плод любви Божией – усердное попечение об умножении славы Божией. Истинный боголюбец везде и во всяких случаях и делах ищет славы и чести Создателя своего, звание свое тщательно проходит во славу и честь имени Божия. Например, если начальник старается всячески искоренять в подчиненных пороки и беззакония, которыми имя Божие хулится, отсюда восстает ревность по Богу, которая с великой печалью и негодованием слышит, что имя любимого его хулится, и более желает сама быть в бесчестии, поругании, поношении, озлоблении и в смерти, нежели чтобы честь Божия умалилась. Отсюда бывает, что истинного боголюбца ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни голод, ни нагота, ни беда, ни меч не может отлучить от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8, 35), как учит великий апостол Павел.

Следственно, кто славы и чести Божией не ищет, но все делает ради собственной своей пользы и чести, даже если оно само по себе и доброе дело, в том любви Божией нет, но есть самолюбие, которое является виною всех зол.

Пятый плод любви – любовь к ближнему. Ибо если кого мы любим, то любим и того, кого любимый нами любит. Бог же, без сомнения, человека любит: итак, любящий Бога, любит и ближнего. От любви ближнего и Божия любовь познается, по словам святого апостола Иоанна Богослова: Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец (1Ин. 4, 20).

* * *

Причины, побуждающие к любви Божией:

1. Потому что Бог есть самое высочайшее добро, от Которого как от источника всякое добро для всех нас проистекает.

2. Потому что Бог есть Создатель наш, Который нас из небытия в бытие привел.

3. Потому что Бог нас создал не так, как прочие твари, но особенным неким образом, говоря: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Быт. 1, 26); и так нас образом Своим почтил, так высоко, более прочих созданий, превознес!

4. Потому что Бог нас, падших, через Сына Своего Единородного таким чудным образом восставил, Который ради нас воплотился, с людьми пожить, страшные страсти, смерть и погребение претерпеть изволил.

5. Потому что Бог Ангелов хранителями душ и телес наших приставил.

6. Потому что Бог грехи наши терпеливо сносит, не тотчас казнит нас, но ожидает нас на покаяние.

7. Потому что Бог для нас все создал: небо, солнце, луну, звезды, воздух, воду, землю со всякими плодами, скот, птиц, и прочее.

8. Потому что Бог о нас промышляет, и все нам нужное и полезное подает, и все это от безмерной к нам любви делает.

9. Наконец, Бог – Отец наш. Уже одно имя – отец – может и должно во всяком возбудить любовь к Богу: как сынам отца не любить и не почитать? Если Бог Отец наш, то и любит нас, и наш промыслитель, хранитель, питатель, и прочее.

* * *

Если любишь Христа, то должен любить и святое Евангелие Его и святое житие Его. Невозможно любящему чье-нибудь лицо не любить и нравы его. Если любишь Христа, как непременно должен любить, как благого и любящего тебя Господа, Искупителя и Спасителя твоего, Который искупил тебя не золотом и серебром, а Своею Кровью от страшной беды и погибели, – если любишь Его, то люби и пресвятые и преблагие нравы Его. Если любишь нравы Его, то старайся подражать и следовать им, и усердствуй, насколько возможно человеку немощному, их в душе своей отображать. И будешь сообразен Ему и здесь, в этой жизни, и в славе будущей жизни. Сладко любящему быть вместе с любимым и следовать за ним, горько – от него отлучиться. Как магнит железо, так нравы Христовы привлекают к себе христолюбивую душу. И как чувствующие благовоние все больше и больше хотят обонять его, так познающие Христа и святые и пресладкие нравы Его все больше и больше стараются подражать им. Смирна и алой и кассия 21 от одежд Твоих (Пс. 44, 9), Слове Божий и Девы Сыне, Иисусе Христе.

Возлюбленный христианин! Чем больше будем познавать Христа, тем больше будем любить Его. Чем больше будем любить Его, тем прилежнее будем следовать пресвятым нравам Его. Чувствующему благовоние невозможно не желать и не стараться все больше и больше обонять его. Так и ощущающему Христову любовь и смирение в сердце своем невозможно не последовать Ему и святым нравам Его. Познавай Христа – и будешь любить Христа и святое житие Его, и будешь следовать преблагим нравам Его.

* * *

Бог – высочайшее, вечное и неизменяемое добро, и потому Сам по Себе достоин нашей любви. Ибо кто великого и неизменяемого добра не любит? Оно и само собою, и при познании его, к любви своей сердце всякого влечет. Но дела любви Его, а тем более страдание Христово, в котором непостижимая любовь Его к нам открылась, убеждают нас взаимно любить Его. Возлюбил Он нас, возлюбил недостойных – возлюбим и мы Его, достойного всякой любви. Он наш Создатель, Он наш Промыслитель, Он наш Искупитель, Он нас любит, Он наш Отец. Господи! что такое человек, что Ты открылся ему? или сын человеческий, что Ты помышляешь о нем (Пс. 143, 3)?

Чувствуем святую Его любовь, хотя и во всем, но более всего в спасительном Его о нас смотрении. Возлюбим и мы Его, как высочайшее наше добро и блаженство, и от любви покажем Ему послушание и соблюдем святые заповеди Его, и от всякого греха, который Он ненавидит, уклонимся. Так покажем любовь нашу к Нему, если волю Его сотворим. Без этого любви быть не может (см.: Ин 14, 15 и 21). Любящий непременно должен волю любимого творить. Иначе ложная и лицемерная любовь будет.

* * *

Не имеет человек истинной и сердечной любви к Богу сам по себе – Божия благодать возбуждает в сердце его любовь, показывая ему, что Бог есть несозданное, безначальное, бесконечное, неизменяемое, присносущное, прелюбезное Естество и самое верховнейшее Добро, от Которого все блага и благодеяния, как от приснотекущего источника ручьи, проистекают, и как все создания и люди, так и он создан и, падший, искуплен Им для вечного блаженства. Так благодать Божия, просвещая сердце человеческое, зажигает в нем огонь любви Божией.

Чувствуя таковую любовь в сердце своем, человек изливает слова любви: возлюблю Тебя, Господи, крепость моя (Пс. 17, 2)!.. Истинно любящий Бога ни на земле, ни на небе ничего не желает, кроме одного Бога. Такая душа с пророком вопиет: как лань охотно стремится к источникам вод, так душа моя стремится к Тебе, Боже! Воз жаждала душа моя явиться к Богу крепкому, живому (Пс. 41, 2–3). Для такого с Богом быть и во аде – рай, без Бога быть и на небе – мучение. Поэтому такой во всем старается Богу угодить и, видя в себе многие немощи и недостатки, скорбит и печалится. А любя Бога, любит и ближнего своего, потому что Бог его любит и велит его любить.

* * *

Видишь, что огонь всегда кверху идет, и сколько ему ни препятствуют, однако никак не изменяет действия своего, но всегда в высоту стремится: ибо таково его естество. Этот случай показывает тебе, что истинная любовь к Богу действует также. Ею возгоревшееся сердце всегда к своему центру, прелюбезному Существу, стремится, и что бы ему ни препятствовало в этом, удержаться не может. Ни красота, ни сласть, ни слава, ни страх, ни меч, ни смерть не в силах тому препятствовать. Познал на себе ее силу избранный сосуд Христов, Павел, который со всей уверенностью сказал: ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8, 38–39).

Для такой любви сладость мира сего – горесть, красота – смрад, слава – ничтожность, царство – неволя и пленение. Такой человек на земле ногами, а на небе сердцем; на земле телом, а на небе духом находится; с людьми живет, но духом перед Богом любезным предстоит и поклоняется Ему; верою, как зеркалом в гадании, видит Его; телом ест и пьет, но духом небесной пищи непрестанно желает, говоря с Давидом: как лань охот но стремится к источникам вод, так душа моя стремится к Тебе, Боже (Пс. 41, 2). Это рассуждение учит тебя стараться вкусить и видеть, сколь благ Господь, и молить Его, чтобы Он сам возжег искру любви Своей в сердце твоем. Ибо истинная любовь как от Бога происходит, так к Богу и обращается.

* * *

Когда человек с женой браком соединится, оставляет отца, мать, братьев, сестер и всех друзей и к одной жене искренней любовью прилепляется. По сему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью (Мф. 19, 5), – говорит Божие Слово. Видишь ли, христианин, как естественная и плотская любовь действует? Все прочее убеждает любящего оставить и прилепляется к одному любимому. От этого учись познавать, что есть любовь Божия. Точно так любящий Бога поступает, все позади себя оставляет: честь, славу, богатство и утеху мира сего, которые мусором и гноем, ради любви Божией, считает, ибо все это для него мерзко и смердящей мертвечиной кажется. Самой жизни своей, которой ничего дороже нет для человека, не щадит. К одному любимому своему Сокровищу стремится, как пламя огненное в высоту; туда воздыхания, желания, помышления и сердце свое непрестанно возводит. Там сердцем и умом находится, медлит и живет, где его любимое и неоцененное Сокровище: где сокровище ваше, там будет и сердце ваше (Мф. 6, 21).

Этот пример учит нас, христиане, что есть Божия любовь. Многие считают, что любят Бога, но вместо этого мир этот любят и так обманываются. Божия любовь и любовь мира сего вместе в одном сердце быть не могут, но одна другую изгоняет. Спроси любого: любишь ли Бога, – никто не отречется, а скажет: как не любить Бога? Кого же и любить, как не Бога? Но, на самом деле, себя и мир любит, а не Бога. Верно и истинно слово апостольское: кто любит мир, в том нет любви Отчей (1Ин. 2, 15). Непременно, кто что любит, там и сердце его. Должны мы испытывать себя, имеем ли любовь Божию – да не прельстимся суетным и ложным мнением; и молить Бога усердно, чтобы Сам Духом Своим возжег любовь эту в сердцах наших – да не будем вместо любящих Бога врагами Его, как говорит апостол: кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу (Иак. 4, 4).

* * *

Что есть любовь Божия, и какая сладость ее, слово изобразить не может. Одни только те познают ее, которые вкушают сладости ее. Поскольку любовь эта есть духовная и дело Святого Духа, так как плод духовный есть любовь (Гал. 5, 22). Однако плодами своими, как солнце лучами, показывает себя и подает познание себя и другим.

1. Истинно любящий Бога старается волю Божию исполнять не ради страха наказаний, но ради того, чтобы Любимого не оскорбить. Отсюда следует тщательное соблюдение Божиих заповедей, в которых воля Божия изображается; о чем Сам Христос говорит: кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21). Так сын добрый волю отца своего, жена добрая волю мужа своего старается исполнять, чтобы любимого не опечалить: ибо опечаливание противно любви и любовь разоряет.

2. Истинно любящий Бога ради Бога любит всякого человека, ведая, что всякий человек -Божий и Бог его любит. Ибо любящий любит и того, кого любимый его любит. Например, поскольку любишь друга своего, любишь ради него и того, кого друг твой любит. Отсюда апостол заключает, что нет в том и к Богу любви, кто ненавидит брата своего, то есть всякого человека: кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И добавляет: и мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего (1Ин. 4, 20–21).

3. Истинно любящий уклоняется от всего того, чем любимый его оскорбляется, ибо оскорбление противно любви. А поскольку Бог всяким грехом оскорбляется, то истинно любящий Бога всякого греха бережется, как пророк увещевает: любящие Господа, ненавидьте зло (Пс. 96, 10).

4. Истинно любящий Бога Его в сердце всегда обнимает и носит, ибо любовь истинная в сердце свое место имеет, почему всегда с любовью и почтением святое имя Его вспоминает, радуется Ему, благодарит Его, хвалит, поет и прославляет Его с радостью, без лицемерия. Так и сын добрый мать или отца своего, поскольку сердечно любит, часто вспоминает, когда не видит их или находится в удалении от них.

5. Истинно любящий Бога желает усердно с Любимым соединиться, почему часто молится, воздыхает, плачет, с пророком сердцем вопия: как лань стремится к источникам вод, так душа моя стремится к Тебе, Боже (Пс. 41, 2). Таковому смерть не страшна, но желанна, поскольку через нее к лицу любимого Бога перейдет. Таков был Павел, который желал разрешиться и быть со Христом (Флп. 1, 23).

5. Истинно любящий Бога старается подражать Ему в нравах Его: старается быть кротким, терпеливым, незлобивым, милостивым, милосердным, щедрым не ради иного чего, но ради того только одного, что таков Любимый его. К этому апостол нас увещевает: подражайте Богу, как чада возлюбленные (Еф. 5, 1). Ибо истинное Божие чадо не может не любить Бога, как Отца своего.

6. Истинно любящий Бога уклоняется от любви к миру сему, поскольку любовь Божия с любовью мирской совместиться не может, как говорит апостол: кто любит мир, в том нет любви Отчей (1Ин. 2, 15).

7. Истинно любящий Бога во всем ищет славы Божией, а не своей, и молится о том, чтобы имя Божие славилось: да святится имя Твое, Отче Небесный, как Христос научил (Мф. 6, 9), для чего старается от всякого зла уклоняться и всякое добро делать не ради суетной своей славы, но во славу и честь имени Божия. Отсюда бывает, что за честь Божию во всякую беду и саму смерть себе повергает и желает лучше умереть, нежели видеть или слышать бесчестие имени Божия, каковы были мученики святые.

8. Истинно любящий Бога безропотно терпит всякую беду и напасть, ведая, что не без воли Божией все бывает; и хотя в таком случае немощная плоть и начинает смущаться, однако духом терпения усмиряет ее.

9. Истинно любящий Бога, когда по немощи что согрешит и почувствует в совести ударение, очень жалеет о том, скорбит, ругает себя, гневается на себя, смиряется и повергает себя с любовным смирением перед Создателем и Отцом своим Небесным. Так сделал искренний и теплейший любитель Христа Бога святой Петр, который, отрекшись от Любимого, выйдя вон, плакал горько (Мф. 26, 75).

10. Чем больше и горячее в ком любовь эта, тем большие являются действия ее. Эти действия несколько объясняются и от человеческой любви, которая бывает между родителями и детьми, между мужем и женой, между любезными и верными друзьями.

* * *

Сама благость Божия привлекает всякого к любви Божией. И хотя люди любят и зло, однако под видом добра любят, как добро любят, а не как зло; зла, поскольку оно есть зло, никто не любит, но уклоняется от него. Итак, если созданное и несовершенное добро любим, тем более должны любить естественное и совершенное Добро, которое есть один Бог. К этому пророк увещевает: вкусите и увидите, как Благ Господь (Пс. 33, 9).

* * *

Как и каким образом должны мы Бога любить, святое Божие Слово показывает. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим (Мф. 22, 37; Втор. 6, 3). Поскольку человек от Бога все воспринял: бытие свое, тело и душу, жизнь и дыхание – и без Бога жить не может, – мы Им живем, и движемся, и существуем (Деян. 17, 28), – и весь свет ему повелением Божиим служит. И через единородного Сына Божьего так чудно восстановлен и возобновлен падший, и к такому высокому благородству возведен, и потому такой любовью от Бога почтен, какой большая быть не может; и самую ту любительную силу, которой может Бога любить, с прочими душевными силами от Бога принял. Поэтому и такую любовь он должен Богу показывать, какой большая быть не может. Следовательно:

1. Должен Его любить не только больше всего создания, больше всех людей – больше брата и друга, больше жены своей и детей, больше отца и матери, – но и больше самого себя. Ибо человек всем собою Богу должен: тело и душу, временную и вечную жизнь, – и все это по одной любви от Бога принял (см.: 1Кор. 4, 7). И поэтому человек всего себя любви Божией предать должен. Душу и тело, сердце все и разум, память и волю, намерение, начинание, слово, дело и помышление Богу в любовь посвятить, ибо все это от Бога воспринял.

2. Поскольку Бог даром, без всякой пользы человека так сильно возлюбил, то и человек должен просто, без всякой своей пользы, Бога любить. Ибо, когда кого любим ради пользы нашей, не так самого его любим, как его благодеяние и нашу пользу, и потому самих себя более любим, и тем показываем, что не любили бы его мы, если бы не надеялись от него добра какого.

3. Должен Божию волю своей воле предполагать. Вместо своей чести, славы, похвалы Божией чести, славы и похвалы искать во всяких случаях, во всяком деле, слове и помышлении.

4. Не только честь и славу свою и всякое благополучие, жену и детей, отца и мать, друга и брата, но и саму жизнь свою презреть и оставить должен, когда того требует честь и слава Божия. В этом, кажется, смысле говорит Христос: если кто при ходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником (Лк. 14, 26).

* * *

Поскольку любовь к ближнему с любовью Божией сопряжена, не может любовь к ближнему разориться без нарушения любви Божией. Следовательно:

1. Кто грешит против ближнего, тот грешит и против Бога, и потому такой дважды грешит: против Бога, заповедавшего: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 39), – и против ближнего, которого ненавидит.

2. Кто хочет покаяться и примириться с Богом, закон Которого разорил, тот сначала должен примириться с ближним, которого обидел. Так учит Христос: если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5, 23–24).

* * *

Кто любит Христа сердцем, тот со Христом неразлучно быть желает, крест свой носить и Ему последовать, поруганным, осмеянным, озлобленным быть от мира, и с Ним и за Него умереть не отрицается. Отсюда познается, что ложная есть любовь тех, которые вечно со Христом царствовать хотят, но смирения Его, страдания и поругания стыдятся и убегают от них. Таковы те, которые в благополучии, кажется, Бога благодарят, но в неблагополучии ропщут, не терпят и обращаются и ищут помощи от создания, дабы от нашедшей беды избавиться.

Таковые самих себя и благополучие свое любят, а не Христа. Они живут подобно тени, которая во время сияния солнечного не отлучается от вещи, и стоит та или движется, и тень с нею, а когда нет сияния солнечного, тогда отступает и тень. Так поступают и неистинные любители Христовы: хотят быть со Христом воскресшим и прославленным, но с обесчещенным, поруганным, осмеянным, уязвленным, распятым быть не хотят, ужасаются Его и убегают. Истинной любви и дружества союз ничем не может разорваться. Так мучеников святых ничто: ни огонь, ни вода, ни меч, ни смерть, ни жизнь, – не могли разлучить от любимого Христа. Так Павел святой, связанная любовью с Иисусом Христом душа, не только хотел быть узником, но готов был и умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса (Деян. 21, 13).

* * *

Любящий жалеет, когда любимого сам чем-либо оскорбит или от другого оскорбленным видит. Так, кто любит Христа, когда от немощи согрешит, – сокрушается, жалеет, ругает себя, и со смирением и горячим исповеданием своего греха и с уничижением и укорением самого себя падает перед Ним нелицемерно, и сам себя считает достойным всякого наказания. Такой, хотя бы во аде был за преступление, и там бы хвалил Божию правду. Так апостол Петр, теплейший любитель Христов, когда отрекся от Христа и грех свой, которым оскорбил любимого Учителя своего, узнал, выйдя вон, плакал горько (Мф. 26, 75). Тяжко любящему опечалить любимого, и опечаливание это без последующей своей печали быть не может. Ибо истинная любовь радуется с радующимся и плачет с плачущим любимым(Рим. 12, 15).

* * *

Иное есть иметь богатство, честь и славу, а иное – любить. Правильное имение богатства, чести и славы не изгоняет любви Христовой. Многие были богаты и славны, как-то: Авраам, Исаак, Иаков, Давид царь, и прочие, – как и ныне много благочестивых царей и высоких лиц, – но истинно любили Христа. Но любовь к богатству, чести и славе мира сего не совмещается с любовью Христовой, а одна другую изгоняет. Никто не может любить Христа, пока любит серебро, золото, почитание и прославление от человека. Напротив того, никто не любит серебра, чести и славы человеческой, пока любит Христа.

* * *

Истинная ко Христу любовь происходит от истинной во Христа веры и от Духа Святого. Вера представляет Христа верному, ибо Он есть истинная жизнь, истинное блаженство, истинная и вечная радость и сладость, без Него истинного блаженства не может быть. И так верою просвещенное сердце через благодать Святого Духа разжигается к любви высочайшего того добра, которое есть Иисус Христос, Сын Божий, со Отцом и Святым Духом. И чем более познается Христос, ощущается благодать Его в сердце верного, тем более горячая к Нему любовь возжигается, ибо чем более познается добро, тем более любится. Ибо любить добра без познания его не можем, как сладости меда познать не можем без вкушения меда. Потому написано: вкусите и увидите, как благ Господь (Пс. 33, 9).

* * *

Хотя бы муки вечной и вечной жизни не было, но нам должно скорбеть, тужить, негодовать, гневаться на себя, плакать и рыдать, когда Бога нашего, столь благого и человеколюбивого нашего Отца, грехами нашими прогневляем. Ибо Бог Сам в Себе любви и высочайшего почитания достоин. Если доброго человека, от которого и благодеяния не видим, любим и почитаем только за то, что он добр, и крайне бережемся оскорбить его, то тем более Бога, нашего Создателя, Промыслителя, Хранителя, Питателя, Защитника, Помощника, и, вкратце скажу, высочайшего Благодетеля и человеколюбивого Отца, любить и почитать должны, – насколько можем в немощной плоти, – и крайне беречься Его оскорбить, как единственно благого.

Поверь, возлюбленный, что лучше человек изберет умереть, нежели Бога грехом оскорбить, когда войдет в правильное рассуждение о Боге, благость Которого столь велика, сколь велик Сам Он, и столько Его благодеяний нам показанных, сколько тварей созданных и сколько дел Его преславных, нас ради Им сотворенных, и сколько дней, часов и минут от рождения нашего прошло. Ибо без Него и благ Его и минуты жить не можем. Ибо мы Им живем и движемся и существуем (Деян. 17, 28).

* * *

Все христиане говорят: «Как Бога не любить!» Или: «Кого же нам и любить, как не Бога?» Истинное это слово: как Бога не любить и кого ж нам и любить как не Бога? Бог есть высочайшее, несозданное, безначальное, бесконечное, естественное и неизменное Добро. Как солнце всегда сияет, как огонь всегда согревает, так Бог – естественно благ и всегда благотворит, так что никто не благ, как только один Бог (Мф. 19, 17). Бог и тогда нам благотворит, когда нас наказывает, ибо Он наказывает нас для того, чтобы нас исправить; бьет нас, чтобы нас помиловать; печалит нас, чтобы истинно нас утешить. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает (Евр. 12, 6). Как же такое Добро – Бога – не любить?

Бог – Создатель наш, Он создал нас из ничего... Всякой чести достоин Бог, Царь Небесный, достоин чести и образ Его – человек. Такую благость, о христиане, излил на нас Бог в создании нашем. Как же нам Его не любить?

Пали мы и погибли, чего оплакать достаточно не можем. Человек, будучи в чести, не уразумел сего, сравнялся с несмысленными скотами и уподобился им (Пс. 48, 13). Но человеколюбивый Бог и тогда нас не оставил, а чудный образ спасения нам изобрел. Послал к нам Единородного Сына Своего спасти нас и к Себе привести. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не по гиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него (Ин. 3, 16–17). Как же Бога, так любящего нас, нам не любить? Бог есть Человеколюбец, как мы все Его называем, должно же и человеку быть боголюбцем. Ибо за любовь ничем иным нельзя воздать, как только любовью и благодарностью.

Бог наш Промыслитель, Он о нас промышляет и печется. Он подает нам пищу, одежду и дом. Его солнце, луна и звезды нас освещают. Его огнем согреваемся и варим себе пищу. Его водой омываемся и прохлаждаемся. Его скот нам служит; Его воздух нас оживляет и сохраняет нашу жизнь. Словом, в Его благах и любви содержимся, и без них и минуты прожить не можем. Как же так возлюбившего нас, такого Благодетеля – Бога – нам не любить? Человека-благодетеля любим, тем более Бога-Благодетеля должны любить. Ибо все создания и сам человек – это Божие богатство: Господня – земля, и что наполняет ее (Пс. 23, 1).

Бог – Отец наш. Ему мы молимся и говорим: Отче наш, Иже еси на небесех, и прочее. Как же нам Бога Отца не любить? Добрые дети непременно отца любят. Если же и мы хотим быть искренними чадами Божиими и Его нелицемерно называть Отцом, то должно нам Его как Отца и любить. Правильно все говорят: как Бога не любить?

Как всякая добродетель, так и любовь должна быть в сердце. Когда в сердце нет ее, то и нет вовсе. Бог не к устам нашим говорит: люби, смиряйся, милосердствуй, молись, проси, призывай Меня, и прочее, а к сердцу нашему. Должно же иметь любовь, смирение, милосердие, молитву, и прочее в сердце. И когда в сердце будет, то непременно, как отрыжка из желудка, снаружи окажется. Ибо огонь сокровенный показывает себя теплотой, а благовонный бальзам – добрым запахом. Так святой Давид любовь, которую имел к Богу, показывал в своих пресладких песнях к Богу: возлюблю Тебя, Господи, крепость моя! Господь – твердыня моя и прибежище мое, и избавитель мой, Бог мой, помощник мой, на Которого я уповаю, защитник мой, и рог спасения моего, заступник мой (Пс. 17, 2–3). Любовь, хотя и кроется в сердце, однако скрыться не может и снаружи знаки свои показывает.

Но посмотрим, какие знаки любви к Богу, чтобы вместо любви не иметь ложное мечтание о любви. Ибо ни в чем так человек не обманывается, как в любви. Знаки любви следующие.

1. Сам Господь указывает, говоря: кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21). Ибо истинно любящий Бога остерегается всего того, что Богу противно, а все то, что Ему угодно, старается исполнять, поэтому и заповеди Его святые соблюдает. А отсюда следует, что не имеют любви Божией те христиане, которые о заповедях Его нерадят. Сюда относятся злобные, и как-нибудь других повреждающие, относятся блудники, прелюбодеи и все осквернители; относятся воры, хищники, грабители, и все каким-нибудь образом неправедно чужое добро себе присваивающие; клеветники и ругатели; хитрецы и лукавцы, прельщающие других, обманщики и лицемеры; чародеи и те, кто их к себе призывает, и все законопреступники. Все они, как закона Божьего, так и Самого Бога не любят. Они себя и свои прихоти любят, а не Бога и Его святой закон.

2. Явный знак любви к Богу есть сердечная радость о Боге. Ибо что любим, о том и радуемся. Так и Божия любовь без радости быть не может. И сколько раз чувствует человек в сердце своем сладость любви Божией, столько раз радуется о Боге.

Ибо любовь, как пресладкая добродетель, без радости ощущаться не может. Как мед услаждает нашу гортань, когда вкушаем его, так увеселяет сердце наше любовь Божия, когда вкушаем и видим, как благ Господь (Пс. 33, 9). Такая радость о Боге во многих местах святого Писания, а особенно в святых псалмах изображается. Эта радость – духовная, небесная – и есть – предвкушение сладости вечной жизни.

3. Тот, кто истинно любит Бога, мир и все, что есть в мире, презирает, и к единому прелюбезному своему Богу стремится. Честь, славу, богатство и все мира этого утехи, которых сыновья века сего ищут, за ничто вменяет. Ему нужен один Бог, несозданное и прелюбезное благо. Он в нем одном находит совершенную честь, славу, богатство и утешение. Для него один Бог – драгоценный бисер, и потому все прочее – малоценно. Таковой ничего ни на небесах, ни на земле, кроме Бога, не желает. Такая любовь изображается в словах псаломнических: что для меня существует на небе? и без Тебя чего желать мне на земле? Изнемогло сердце мое и плоть моя. Боже сердца моего и часть моя, Боже, во век (Пс. 72, 25–26)!

Такой пищу, питие, одеяние и прочее только к одной нужде, а не к сладострастию употребляет. А отсюда следует, что тот не любит Бога, кто любит мир, по свидетельству апостола: кто любит мир, в том нет любви Отчей (1Ин. 2, 15). Таковы те, которые хотят в гордости и пышности мира сего жить, в богатых домах жить, в богатых каретах ездить, в богатую одежду одеваться, всеми славиться и почитаться, и прочее. Таковые похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую (1Ин. 2, 16), то есть все, что противно Богу, любят, а не Бога.

4. Истинно любящий Бога в незабвенной памяти держит Бога, Его любовь к нам и Его благодеяния. Подобное видим и в любви человеческой. Ибо кого любим, о том часто и поминаем. Так тот, кто Бога любит, часто о Нем поминает, размышляет, и Тем утешается, и к Нему восхищается: ибо где сокровище его, там будет и сердце его (Мф. 6, 21). Для него неоцененное и прелюбезное сокровище – Бог, поэтому и сердце его всегда при Нем имеется неотлучно. Поэтому часто и имя Его святое с любовью поминает. Ибо сердце, любовью Божией исполненное, проявляет и внешние знаки любви. А отсюда видим, что не любят Бога те, которые Его забывают, ибо забвение – явный знак нелюбви к Богу. Любящий любимого забыть не может.

5. Любящий с любимым неразлучно быть желает. Многие христиане желают быть со Христом Господом прославленным, но с Ним в бесчестии и поношении быть и крест нести не хотят. Молятся Ему, чтобы в Царствии Его быть, но в мире с Ним страдать не хотят, и тем показывают, что сердце их неправое, и что Христа истинно не любят, и, сказать правду, больше себя любят, нежели Христа. Поэтому говорит Господь: кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня (Мф. 10, 38). Истинный друг в несчастье познается. Тот наш истинный любящий друг, который в несчастье нас не оставляет. Так истинно любит Христа тот, кто и здесь, в мире сем, со Христом пребывает, к Нему сердцем прилепляется и страдание или крест с Ним безропотно претерпевает и с Ним в будущем веке неразлучно быть желает. Такой человек сердечно говорит ко Христу: мне благо: соединяться с Богом (Пс. 72, 28).

6. Знак любви к Богу – любовь к ближнему. Кто Бога истинно любит, тот любит и ближнего. Кто любящего любит, тот любит и любимого им. Источник любви к ближнему – любовь к Богу, но познается любовь Божия любовью к ближнему. А отсюда следует, что не любит тот и Бога, кто ближнего не любит, как учит апостол: кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего (1Ин. 4, 20–21).

Таковы знаки любви к Богу, кроющиеся в сердце человеческом.

Возлюбленные христиане! Покаемся и отвратимся от суеты мира, и очистим сердца наши покаянием и сокрушением, да вселится в нас любовь Божия. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1Ин. 4, 16).

* * *

21

Смирна, алой, кассия – благовония и духи.


Источник: Симфония по творениям свт. Тихона Задонского — М., «ДАРЪ», 2007. — 1328 с. ISBN 978-5-485-00154-4. «Симфония» по творениям святителя Тихона Задонского (1724– 1783) представляет собой выдержки из многочисленных сочинений святителя. Содержит высказывания, наставления и поучения по различным вопросам духовной жизни и нравственности. Сост. Т. Н. Терещенко

Комментарии для сайта Cackle