святитель Тихон Задонский (Соколов)

Любовь к ближнему

Видя брата нашего алчущего, напитаем его; видя жаждущего, напоим; видя нагого, оденем; видя странствующего и не имеющего крова, в дом введем и угостим его; видя болящего, посетим, утешим и послужим ему; окажем любовь и в темнице сидящему и чем сможем послужим ему. Одним словом, возлюбим братию нашу так, как самих себя.

* * *

А о должности к ближнему затверди и всегда памятуй такое правило: чего не хочешь себе, того и другому не делай, и чего хочешь себе, то и другому делай. Об этом весь закон учит. И если злоба вкорененная отвлекает тебя от обязанности этой и не хочешь любить ближнего твоего, как человека и как своего брата, то хотя бы потому люби, что он есть раб Преблагого Бога и твоего Благодетеля, Который столько тебя любит и жалует. Потому люби, что он образом Божиим почтен, что за него Христос Свою Кровь пролил. Если он сам недостоин твоей любви, по твоему мнению, то достоин Бог, Которого он раб и Которого образ на себе носит, достоин Христос, Который Кровь Свою за него пролил. Итак, если не любишь как человека, то хотя бы люби его как раба Божия, как по образу Божию созданного, как Кровью Сына Божия искупленного, как христианина, как единой с тобой верой просвещенного, как единым Крещением омытого, как одной и той же Церкви сына.

* * *

Любовь к ближнему… от любви Божией следует: не любит Бога тот, кто ближнего не любит. Плоды любви к ближнему перечисляет святой апостол Павел в первом Послании к Коринфянам, говоря: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1Кор. 13, 4–8). Все эти плоды вкратце рассмотрим.

1. Любовь долготерпит. Тот, кто любит ближнего, тот не мстит за нанесенную обиду, но с кротостью и незлобием все претерпевает, и даже молится за творящих напасти. Итак, отмщение и воздаяние злом за зло есть плод не любви, но ненависти.

2. Любовь милосердствует. Истинно любящий, видя бедность ближнего своего, кто бы он ни был, не может не подвигнуться душою, не может сердцем не сострадать страждущему, а потому с плачущими плачет. Он видит нагого и одевает, видит алчущего и питает, видит странствующего и вводит в дом свой, больного и в темнице сидящего посещает, печального утешает, сомневающегося наставляет, заблудшего исправляет. Он не думает и не говорит, как иногда бывает: «Что мне до него нужды?! Ведь он не наш, найдется кто-нибудь и кроме меня ему послужить», – но сам с бедным бедствует, пополам делит счастье и несчастье, не щадит себя, чтобы бедствию ближнего помочь, и так бедность его своею бедностью считает. Итак, презрение бедного есть плод жестокого и ненавистного сердца.

3. Любовь не завидует. Истинная христианская любовь о благополучии брата так радуется, как о собственном. Видя брата веселым, и сама веселится. Видя почитаемым, как бы сама себя почитаемой считает. О несчастии же его, как о своем, печалится. Итак, печаль о благополучии ближнего и радость о злополучии есть плод не любящего, а завистливого и злобного сердца. Ибо зависть – это печаль о добре ближнего. Радость же о зле есть самое дьявольское дело, так как дьявол о спасении человеческом печалится, а о погибели радуется.

4. Любовь не превозносится, не гордится. Любовь высшим повинуется, равных почитает, меньших не презирает, всем уступает, никого не осмеивает, не укоряет, не ругается, не бесчестит, не осуждает, но себя и свои пороки видит, всякое зло – себе, а что доброе, не себе, но Богу приписывает; всякое обличение и наказание с радостью принимает. Итак, гордость, высокоумие, осуждение и презрение – это плод не любящего сердца, но от духа злобы дьявола.

5. Любовь не бесчинствует, ибо знает, где и что говорить или делать, рассуждает о месте и времени, бережется того, чтобы подать и принять соблазн, а потому все с рассуждением и говорит, и делает, везде себя чинно и благоговейно ведет. Итак, всякое бесчиние не есть плод любви.

6. Любовь не ищет своего. Радость и веселье истинной любви в том, чтобы ближнему добро сделать даром, без всякого ожидаемого прибытка. Она в том подражает Создателю своему, Который всем благодеяние творит даром, повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5, 45). Она не щадит и себя для пользы ближнего, трудится, потеет, бдит, чтобы ближний созидаем был. Для нее нет ничего неудобного, она из невозможного возможное с помощью Божией делает. Во всем же она ищет не своего, но пользы ближнего, по наставлению апостола.

Итак, кто ближнему добро делает ради своего прибытка, нет в том любви к ближнему, но самолюбие.

7. Любовь не раздражается. Она великому гневу возгореться не попускает, не открывает уста свои на клятву, злословие, укорение ближнего. Итак, клятва и всякое злословие не есть плод любви.

8. Любовь не мыслит зла. Она не только не делает ближнему никакого зла, но и не мыслит. Любовью горящее сердце всегда в том и поучается, чтобы добро было любимому. Итак, злопомнение не есть плод любви, но плод злобы.

9. Любовь не радуется неправ де, а сорадуется истине. Истинная любовь, видя, что ближний его, неправду делая, наносит обиду другому, а тем оскорбляет величество Божие и праведному Его подпадает гневу, печалится по трем причинам. Во-первых, потому, что неправдой заповедь Божия нарушается. Во-вторых, потому, что ближний его, будучи обижаем, в неблагополучии находится. В-третьих, потому, что делающий неправду подлежит гневу Божию. И напротив того, веселится, когда видит кого-то в истине пребывающим. Итак, радость о неправде не есть плод любви.

10. Любовь всех любит 20 , то есть злых и добрых, чтобы союз мира был неразрушим, и общее благополучие процветало.

11. Любовь всему верит. Поскольку сама простосердечно со всеми обходится и обмануть и обольстить никого не хочет, так и о лукавстве других не помышляет. Из-за этого от хитрых и лукавых людей козни терпит.

12. Любовь всего надеется, все переносит, уповая и ожидая, чтобы ближнему какая польза и выгода сделалась.

13. Любовь никогда не пере стает. Ибо крепка, как смерть, любовь… большие воды не могут потушить любви (Песн. 8, 6–7), – учит Божие слово. Вера и надежда здесь только в верных пребывает, а любовь и вовеки пребудет в избранных Божиих. Она здесь начинается, а в оном веке совершится.

Таковы, слушатели, плоды христианской любви к ближнему, святым апостолом описанные.

Причины, по которым ближнего нашего, то есть всякого человека мы должны любить, следующие.

1. Есть заповедь Бога нашего, которая велит ближнего любить, как самого себя: Люби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 19, 19). И еще Христос говорит: заповедь новую даю вам, да люби те друг друга (Ин. 13, 34). Итак, не любящий ближнего противится Божию повелению.

2. Любовь к ближнему соделывает любящего учеником Христовым. Ибо Сам Христос говорит: по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 35). Ибо как дерево от плода познается, так и истинный христианин от веры, которой помогает любовь, ибо вера без дел мертва (Иак. 2, 20, 26). Что пользы христианином называться, Христа устами исповедовать, а воли Его не исполнять, Ему не следовать?

3. Так как и Божия любовь без любви ближнего не может быть, то говорит святой Иоанн Богослов: Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего (1Ин. 4, 20–21). Итак, если кто ближнего своего не любит, тот и Бога не любит. А кто ближнего не любит, тот на него враждует, ибо сердцем человека или вражда, или любовь обладает. А кто на человека враждует, тот враждует и на Бога, потому что Бог человека любит, как выше сказано.

4. Апостол Павел говорит, что все дарования без любви – ничто (см.: 1Кор 13, 1–8). Чудеса творить, много таинств знать, на многих языках говорить – нет в том никакой пользы без любви. Ибо многие, – говорит Христос, – скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие (Мф. 7, 22–23). Но знамение истинного христианина – вера, любовью подкрепляемая, как говорит тот же апостол (см.: 1Кор. 13, 13).

5. Общее для всех благополучие происходит от взаимной любви. О, как благополучно жили бы все, если бы друг друга взаимно любили! Не было бы тогда воровства, разбоев, хищений, убийств, обманов. Не укрепляли бы для сохранения имений кладовые. Не нужны были бы сторожа, не нужны были бы замки. Не было бы столько плачущих и проливающих кровавые слезы. Не слышались бы жалобные голоса вопиющих на небо вдовиц, сирот, бедных и беззащитных людей. Не отягощены были бы суды жалобными челобитными. Не скиталась бы по улицам и площадям алчущая братия, не тряслись бы от холода и мороза полунагие члены Христовы. Не были бы наполнены темницы узниками, сидящими за долги, за векселя и недоимки. Не было бы, наконец, нищих и убогих, а все жили бы безопасно, спокойно и мирно, и все были бы равны.

По этой причине Господь Бог, отечески сожалея о роде человеческом, дал такую заповедь: возлюби ближнего твоего, как самого себя. О, любовь, любовь, совокупность совершенства (Кол. 3, 14)! Любовь, сколь многих благ мы лишаемся, когда тебя не имеем! С тобою все хорошо и благополучно, а без тебя все плохо и неблагополучно!

6. Истинная христианская любовь – это предвкушение вечной жизни. Она здесь начинается, а в вечной жизни совершится. Ибо в вечной жизни избранные Божии взаимно друг друга будут любить, друг о друге радоваться, друг другом духовно наслаждаться. Не великое ли благополучие было бы в том доме, в котором муж и жена, дети их и рабы в надлежащей христианской любви пребывали? Воистину не погрешил бы тот, кто этот дом назвал бы земным раем. Итак, если кто хочет некое предвкушение вечной жизни иметь, тот любовь христианскую должен стяжать.

7. Истинной любовью приближаемся к Богу, потому что Бог есть любовь (1Ин. 4, 8), – как апостол говорит. И чем чище, теплее и усерднее любовь, тем ближе она к Богу. Чем более и усерднее человек любит Бога и ближнего, тем более уподобляется Богу, или даже с Самим Богом соединяется. Ибо пребывающий в любви, – говорит святой Иоанн Богослов, – пребывает в Боге, и Бог в нем (1Ин. 4, 16).

О, сколь великое блаженство человеку с вечным и блаженнейшим Божеством соединиться! Что сего союза желаннее и радостнее может быть? Пребывающий в любви христианской удостаивается такого великого блаженства.

* * *

Каким образом любить ближнего?

Об этом говорит апостол: дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною (1Ин. 3, 18). Любовь должна быть в сердце, а не на языке, и делом должно показывать ее, а не словом только: иначе лицемерная любовь будет. Кто в сердце имеет любовь, тот, видя нужду брата, помогает ему.

* * *

Если любишь Бога, то надо любить и того, кого Бог любит. Не любишь Бога, если не любишь человека. Источник любви к человеку – любовь к Богу. От любви к Богу рождается и любовь к ближнему. Любовь к Богу связана с любовью ближнего, и одна без другой быть не может. Но любовь к Богу познается от любви к ближнему. Если искренне ближнего любишь, как Богом возлюбленного, значит, и Бога любишь, любящего его. Если ближнего твоего не любишь, которого Бог любит, то, без сомнения, и Бога не любишь (см.: 1Ин. 4, 19–21).

* * *

Если, человек, любишь ты Христа, пострадавшего за тебя, то покажи эту любовь на ближнем твоем, за которого Христос пострадал так же, как и за тебя. Любезное Богу создание – человек. Если Бога любишь, то люби и любезное Ему создание.

* * *

За себя самого молиться нужда и беда убеждает, но за ближнего молиться убеждает любовь.

* * *

Истинная любовь – источник и душа всех добрых дел и христианских добродетелей. Как животное без естественной теплоты не может жить, так всякое доброе дело без истинной любви не может быть живым, а только некий ложный вид показывает. О ложно любящих говорит святой апостол: если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с м ром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для те ла: что пользы (Иак. 2, 15–16)? Такого рода «любовь» в нынешних христианах часто встречается, такие ласково приветствуют, а на деле оказываются совсем другими. А многие и не стыдятся, видя нужду брата, такие слова произносить: «Что мне за дело до его нужды?» А иные требующих к Богу отсылают:

«Бог даст». И если бы этим словом желали, чтобы Бог подал требующему, так как сами не имеют что подать!.. Но отсылают от себя к Богу, так как сами не хотят подать от дарований Божиих просящему. Так-то, любезный читатель, чем более мир приближается к концу, тем больше оскудевает истинная любовь, а с любовью и истинное благочестие умаляется, вместо того лицемерие и ложь умножается.

* * *

Таков нрав любви. Она не смотрит на лица, не разбирает чина и родства, близости и дальности, приязни и неприязни; не спрашивает, кто он, нуждающийся в плоде любви: брат или не брат, сродник или несродник, единоплеменник или иноземец, приятель или неприятель, добрый или злой; тому являет действие теплоты своей, кто хочет того и нуждается в том. Тот ей и сродник, кто беден. Там она близко приступает, где нужда. Бедствие и нужда человеческая – для нее как родство, и ее к себе привлекает. Так сделал упомянутый милостивый самарянин.

* * *

Образ любви к ближнему показывает Святое Писание: воз люби ближнего твоего, как самого себя(Мф. 22, 39). Как любишь себя, так и ближнего своего люби. Как не хочешь, чтобы кто тебя обидел, отнял что у тебя, оклеветал, оболгал, прельстил, обманул, опорочил, похитил что, осудил тебя, укорил и прочее зло сделал, так не желай и не делай того и ближнему. Как не хочешь, чтобы кто тебя в нужде оставил, так не оставляй и ближнего своего. Как хочешь, чтобы кто тебе в бедности помог, так желай и помогай сам бедствующему. Как хочешь, чтобы кто тебя, голодного напитал, жаждущего напоил, нагого одел, странствующего в дом ввел и упокоил, сидящего в темнице и болящего посетил, печального утешил, сомневающегося вразумил, незнающего научил, заключенного освободил, пленного выкупил, немощному послужил и прочие дела любви сотворил, так желай и твори сам ближнему.

И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними (Мф. 7, 12), – говорит Христос. А святой Иоанн Богослов, любимый Христом и любящий Христа и ближнего своего, еще добавляет к этой любви: Он (Христос) положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев (1Ин. 3, 16).

И хотя это обязанность всех, кто хочет Христу, так нас возлюбившему, подражать, однако особенно – тех, которым Он поручил пасти стадо словесных Своих овец. Они тогда прежде всего должны с жезлом своим выйти и перед овцами своими стать, когда видят надвигающихся волков, которые хотят расхитить и распугать стадо Христово, и так должны отгонять и поражать их, или души свои полагать, а не бежать, как наемники делают (см.: Ин 10, 1–16).

* * *

Причины, поощряющие нас к взаимной любви:

1. Все мы братья между собой. Единым Богом созданы, верные и неверные, добрые и злые. Единого на небесах имеем Господа Бога, Который есть Царь неба и земли, Который всеми: добрыми и злыми, мертвыми и живыми, – обладает. Единого имеем Промыслителя Бога, Который всех питает, одевает и сохраняет; повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5, 45). Единого имеем Отца Бога, Который так возлюбил нас, что отдал Сына Своего Единородного, да бы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16). Единого имеем Законоположника Бога, Который велит нам друг друга любить: мне тебя, а тебе меня: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 39). Единого, наконец, имеем Судию, Того же Бога, Который всех будет судить и воздаст всем по делам. Итак, этот союз единства да увещевает нас к любви взаимной.

2. Одного родителя по плоти признаем, Адама, от которого все начало свое и рода своего ведем, единым образом все рождаемся, одно естество все имеем, одной душой все оживляемся, одной плотью обложены, все одним и тем же немощам подлежим и друг от друга взаимного вспоможения требуем. Итак, это братство убеждает нас друг друга любить.

3. Все, живущие в одном государстве, еще большее братство имеют, и потому – важнейшую причину к любви взаимной. В одном отечестве, как в лоне материнском, почивают, упокоеваются и сохраняются; одного на земле монарха, как члены главу, управляющего, повелевающего, промышляющего признают; одним законам подчинены, и ими, как союзом каким, связаны; одно общество, как части целость тела, составляют; одно имя имеют, так как живут в едином отечестве: например, живущие в нашем отечестве – россияне, в Италии – итальянцы, в Греции – греки; так и относительно прочих. Потому целость общества и союз состава его союзом любви соблюдать должны, а без этого союза оно падению подлежит.

4. Христиане, кроме вышеописанных причин, еще более важные имеют к любви взаимной. Единого Отца имеют Бога, от Которого духовно рождены, в Которого веруют, Которого призывают, благодарят, славят и поют; единого Христа, Сына Божия, Избавителя и Спасителя своего, надежду и упование свое; единого Святого Духа, Просветителя, Наставника животворящего и освящающего имеют; Единого Триипостасного Бога, Помощника, Защитника, Сохранителя и Промыслителя почитают. Единых Таин причащаются; к одной таинственной Трапезе Тела и Крови Христовой приступают; одно Божие Слово слушают; к одной вечной жизни на великую вечерю позваны. В единой Церкви святой, как в доме Божием, верном Сионе и граде Царя Небесного живут. Одну Главу, как духовные члены, Христа признают и Ею управляются. Видишь ли, любезный христианин, сколь крепко мы друг с другом связаны. А из этого признать должно, сколь крепок союз любви между нами должен быть, – так крепок, как в естественном и вещественном теле между членами.

5. Апостол говорит: пребывающий в любви пребывает в Боге (1Ин. 4, 16). О, сколь великое это дело есть – в Боге пребывать, истинная христианская любовь получает.

6. Кто любит нелицемерно ближнего, тот – истинный Христов ученик, как Сам Христос свидетельствует: по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 35). Истинный христианин тот, кто истинно, а не ложно Христово имя носит, кто ближнего любит. Сколь же великое достоинство – быть истинным христианином!

7. Кто любит ближнего, тот во свете пребывает, как говорит апостол: кто любит брата своего, тот пребывает во свете (1Ин. 2, 10). Свет же здесь подразумевается душевный, а не телесный. Ибо все в свете телесном, то есть чувственном, пребывают, – все, говорю, то есть праведные и грешные, любящие и нелюбящие; но в душевном свете одни любящие пребывают, одни любящие им наслаждаются. А у ненавидящих тьма греховная ослепляет очи душевные, и не знают, куда идут, не знают, что в ров погибели могут впасть (см.: 1Ин. 2, 11). Так имеющие христианскую любовь светом Божией благодати просвещаются, и так все предусматривают и остерегаются. В этом свете они видят Свет вечный и незаходящий, Которого и ныне отчасти наслаждаются, но тогда увидят Его, как Он есть (1Ин. 3, 2), тог да то, что отчасти, прекратится (1Кор. 13, 10).

9. Истинная христианская любовь есть предвкушение вечной жизни, в которой одна только друг к другу любовь будет, одна друг о друге радость и веселье.

Прочие дарования, как-то: на языках разговаривать, чудеса творить и прочее – без любви не приносят пользы нам, как апостол учит: если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, то я ничто (1Кор. 13, 1–2 и проч.). И Христос говорит: многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие(Мф. 7, 22–23)...

10. …Пойдите, – говорит Христос, – научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). Так высоко почитает Бог любовь к ближнему, что и жертвы без любви не хочет: Милости хочу, а не жертвы. Ибо милость есть плод любви. Что пользы в молитве без любви? Что – в славословии и пении? Что – в создании и украшении храмов? Что – в умерщвлении плоти, когда к ближнему нет любви? Совсем ничего! Таким Христос с высоты отвечает: пой дите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы.

11. Не любит Бога и тот, кто ближнего не любит. Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец (1Ин. 4, 20), – говорит апостол Иоанн. Ибо ближний наш представлен нам для испытания и искушения любви Божией. Если ближнего любим, то и Бога любим. Если ближнего ненавидим, то и Бога не любим.

12. Всякий, ненавидящий бра та своего, есть человекоубийца (1Ин. 3, 15), – говорит святой апостол Иоанн. Ибо от ненависти последует убийство. Ибо как любящие ближних сохраняют их жизнь и не только не вредят им, но и от вреда предостерегают их и в нуждах помогают им, так и ненавистники, наоборот, или явный вред наносят им, или отнимают нужное, то, чем жизнь сохраняется, или не помогают в бедствии, которое жизнь отнимает, или опечаливают их, что для жизни вредно, и так жизнь их сокращают. Ибо не только тот убийца, который руками, мечом, или каким другим оружием убивает, но и тот, который путь к смерти стелет или не избавляет от смерти, когда может. Не помогаешь утопающему в воде, когда можешь, – ты убийца. Не избавляешь от рук убийц брата твоего, когда можешь, – ты убийца. Не пускаешь в дом свой от мороза трясущегося – ты убийца. Презираешь уязвленного и лежащего на дороге – ты убийца. Отнимаешь у ближнего своего одежду, которой он одевается; отнимаешь пищу, которой насыщается, – ты убийца. Не питаешь от голода погибающего – ты убийца. Не одеваешь от холода трясущегося – ты убийца. Опечаливаешь брата своего злобой своей – ты убийца. Клевещешь и злословишь ближнего твоего – как мечом, уязвляешь его языком своим.

Слушай, что Псаломник поет: Сыны человеческие! зубы их – оружие и стрелы, и язык их – острый меч (Пс. 56, 5). Словом, отнимаешь у ближнего нужное для жизни – убиваешь его. Не помогаешь бедствующему, когда можешь, – убиваешь брата своего, ибо не отвращаешь способ, через который смерть приходит. Ты не помогаешь ему, другой от этого отказывается, и так без помощи оставшийся брат погибает. Ты, и другой, и третий, которые не помогли ему в бедствии его, в погибели его виновны, ибо могли отвратить погибель его помощью своею, но не хотели; не хотели, поскольку любви не имели.

13. Не любящий брата пре бывает в смерти (1Ин. 3, 14), – говорит апостол. Такой хотя телом и живет, но душою мертв есть. Ибо как тело душою, так душа Духом Христовым оживляется. А где нет христианской братской любви, там нет Духа Христова. Ибо всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего (1Ин. 3, 10). Но там, вместо этого, – дух неприязни: ибо душа или находится в благодати Божией и благодатью оживляется, или не имеет благодати и лишается жизни духовной. Ибо одно из двух непременно последует: где нет жизни духовной, там смерть духовная, как где нет жизни телесной, там смерть телесная. За смертью духовной последует смерть вечная, если душа покаянием истинным не воскреснет.

14. Общее благополучие от взаимной любви процветает. О, сколь благополучную имели бы жизнь все, если бы взаимно друг друга любили! Не было бы тогда браней и такого ужасного и воистину плача достойного кровопролития. Не было бы так много в одно время вдов, плачущих по своим мужам; сирот, плачущих по своим отцам; отцов и матерей, плачущих по своим детям, которых столь много в короткое время оружие бранное поражает, ибо ссора и брань есть знак разорванной любви. Не было бы разбоев, воровства, хищения, убийства, насилия, ограбления, лукавства, лести, укорения, злословия, поношения, ругательства и прочих смертоносных язв христианства, от которых о сколь многие страдают, плачут и безвременно жизни лишаются!

Ибо все это известнейшие знаки далеко прогнанной любви. Не укреплялись бы дома, лавки, житницы; не нужны бы были сторожа, запоры, замки; не было бы плачущих и кровавые слезы проливающих, претерпевших насилие людей; не слышались бы жалобные гласы вдов, сирот и прочих беззащитных, на небо вопиющих; не скитались бы по улицам и площадям алчущие братья; не тряслись бы от холода и мороза полунагие члены Христовы; не были бы наполнены темницы за долги, недоимки и векселя сидящими узниками, ибо любовь не допустила бы до этих и подобных бедствий. Не было бы нищего и убогого, ибо любовь требует, чтобы все общее было для всех: нищему – богатство богатого, а богатому – недостатки нищего, и так изобилием богатого недостатки нищего восполнены были бы. Поэтому написано в Деяниях апостольских, что в то время среди христиан не было ни одного нуждающегося, поскольку, как там же написано, у множества уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее (Деян. 4, 34, 32).

Сказать невозможно, сколь великое благополучие любовь приносит во всяком чине: между начальником и подчиненными, между родителями и детьми, между мужем и женой, между братьями и сестрами, между рабами и господами, между соседями, и горожанами, и поселянами, между мастеровыми людьми, между воинами, в духовенстве – между иереями и клириками, и прочими. Без любви нет нигде радости и утешения: где любовь, там всегдашний духовный пир и ликование.

Любовью связанным душам и в темнице сидеть приятно, слезы друг о друге проливать сладостно; без любви и прекрасные чертоги не отличаются от темницы. С любовью хлеб и вода сладко вкушается, без любви и сладкая пища горькой бывает. С любовью и неволя приятнее свободы, без любви и свобода горше неволи. Любовью дома, города, государства стоят, без любви – падают. Любовью присутственные места украшаются, советы бывают во благо. Любовь воинство укрепляет, делает его страшным и непобедимым для врага.

О блаженно то общество, тот город, тот дом, в котором взаимная процветает любовь! Раю земному, радости и сладости исполненному, подобно место, в котором любовь, как дерево сладкими плодами изобилующее, пребывает. О любовь-любовь, неоцененное сокровище, любовь! Всех благ мать – любовь! Известное знамение живой веры христианской – любовь! Сколь много бед, напастей и зол претерпеваем, поскольку любви не имеем!

* * *

Всякого человека, кто бы и каков он ни был, например, родителям детей и детям родителей, мужу жену и жене мужа, и прочее, до той поры должно любить, пока та любовь с любовью Божией согласна. А в обратном случае любовь к человеку должна уступить место любви Божией. Особенно же любовь к жизни своей не должна быть предпочтена любви Божией: кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня (Мф. 10, 37). И еще: если кто приходит ко Мне и не воз ненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником (Лк. 14, 26), – говорит Христос. Ибо Бога должно любить больше всякого создания, больше всякого человека и больше себя самого.

* * *

Истинная любовь хочет и ближнему того, чего себе хочет, и тщится ближнего от того отвратить, от чего сама убегает.

* * *

Корень и начало любви к ближнему есть любовь к Богу. Кто истинно любит Бога, непременно любит и ближнего. Без сомнения, Бог любит каждого человека. Итак, кто истинно любит любящего Бога, тому надобно любить и любимого им человека. Возлюбим же друг друга, как Бог возлюбил нас.

Все мы, о христиане, одного признаем праотца Адама, все сродное естество имеем, и называемся и есть – человеки. Возлюбим же друг друга.

Все созданы от единого Бога, созданы по образу Божию и подобию. Возлюбим же друг друга.

Все мы, падшие, искуплены Кровью Христа, Сына Божия, возлюбившего нас и предавшего Себя за нас. Возлюбим же и мы друг друга.

Всех нас так возлюбил Бог, что отдал и Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16). Возлюбим же и мы друг друга, как Бог возлюбил нас.

Всем нам дал Бог Слово Свое святое, как светильник, сияющий в темном месте, которое учит нас друг друга любить, и от любви друг другу благотворить: возлюбим же друг друга. Все мы это Слово Божие слушаем: возлюбим же друг друга.

Все мы в единую святую веру позваны, и веруем во Отца и Сына и Святого Духа, единого Триипостасного Бога, Который нас любит: возлюбим же и мы друг друга.

Все мы единого Бога призываем, молимся, поклоняемся Ему, поем и славословим Его: возлюбим же друг друга, как Он любит нас.

Все мы называемся христианами от Христа: возлюбим же друг друга, как Он любит нас.

Все мы единое имеем Крещение, все мы крестились во имя Отца и Сына и Святого Духа: возлюбим же друг друга.

Все мы при Крещении отрекались от сатаны и всех злых дел его: гордости, ненависти и прочего зла, и обещали Христа и друг друга любить. Возлюбим же друг друга.

Все мы к вечной жизни позваны и говорим в Символе святом: «Чаю воскресения мертвых, и жизни будущего века»: будем же любить друг друга.

Все мы к одной святой Трапезе приступаем и причащаемся Тела и Крови Христовой. О, великое дело! О, непостижимое человеколюбие Божие! Возлюбим же и мы друг друга.

Христиане! Все мы братья, единого Отца имеем – Бога, Которому молимся и говорим: Отче наш, Иже еси на небесех! – и прочее. Возлюбим же, как братья, друг друга.

Всем нам Отец Небесный от любви Своей подает пищу, одеяние, дом и прочие блага: возлюбим же и мы друг друга.

Итак, достаточно причин имеет христианин, ради которых должен ближнего своего любить. Главная же причина, что Бог человека любит.

* * *

Беседуем здесь о христианской любви, которая не только своих родственников, братьев, друзей, знакомых, но и всех людей, а особенно присных в вере и братию по духу, христиан, в объятиях своих заключает и содержит.

Такой любви два плода здесь изъясняются: первый – никому зла не творить; второй – милость и милосердие ближнему являть в нужде. Первая милость и плод любви: никого не обидеть и никому зла не творить.

Зло – это и обида родителям, когда им дети не покоряются, зло – это и обида властям, когда им подвластные не показывают достойного почитания, покорности и послушания. Любовь не делает такого зла. Кто любит своих родителей и власти, тот повинуется им и почитает их.

Зло есть не повиноваться пастырям и наставникам. Любящий этого зла не делает, а повинуется им и покоряется.

Зло есть гневаться и злобиться на ближнего и как-нибудь вредить его в здоровью или имению. Любящий этого зла не делает.

Зло есть блудодействовать и прелюбодействовать, и себя и ближнего осквернять. Любящий этого зла не делает.

Зло есть или явно, или тайно, или коварно и лестно добро ближнего себе похитить и присвоить. Любящий этого зла не делает.

Зло есть свидетельствовать на суде на ближнего своего. Любящий этого зла не делает.

Зло есть ближнего оклеветать и честь имени его помрачить. Любящий этого зла не делает.

Зло есть ближнего укорить, обругать и так оскорбить его. Любящий этого зла не делает.

Зло есть ближнего обмануть и прельстить. Любящий этого зла не делает.

Зло есть коварно и лестно с ближним обходиться. Любящий ближнего этого зла не делает.

Зло – это и обида, причиненная детям, когда их родители не заботятся об их добром воспитании и христианском наставлении. Любящий ближнего этого зла не делает.

Зло – это и обида людям, когда пастыри об их спасении небрегут. Добрый пастырь, любящий ближнего, этого зла не делает.

Зло – это и обида приходящим к суду, когда судьи по мзде или по лицам, а не по правде судят. Судья, любящий ближнего, этого зла не делает.

Зло – это и обида крестьянам, когда господа их или излишними оброками, или работами отягчают. Господин, любящий ближнего, этого зла не делает.

Зло – это и обида мужу, когда жена его верности супружеской не хранит, и обида жене, когда муж ее не хранит верности. Любящий ближнего этого зла не делает.

Зло – это и обида хозяину, когда наемник лестно и лицемерно на него работает. Любящий ближнего этого зла не делает.

Зло – это и обида наемнику, когда хозяин плату его удерживает или дает не сполна. Любящий ближнего зла этого не делает.

Зло – это и обида покупателю, когда продавец в товаре его обманывает. Любящий ближнего зла этого не делает. Так любовь не делает ближнему зла. Это есть первый плод любви, то есть, ближнему зла не желать и не делать.

Второй плод любви – ближнего бедствующего жалеть и ему в бедствии помогать. Истинно любящий ближнего, видя его в бедности, не может ему не соболезновать, и над ним не умилосердиться, и не подать ему руку помощи, потому что любовь милосердствует. Видит голодного – и накормит его; видит жаждущего – и напоит его; видит нагого – и оденет его; видит странствующего – и введет его в дом свой; видит больного или сидящего в темнице – и посетит его (см.: Мф. 25, 33–36). Словом, во всяком бедствии поможет ему: страждущему сострадает, болезнующему соболезнует, печального утешит, ибо любовь милосердствует. У любящего мятется сердце над любимым, когда видит его в бедствии, потому и не может ему не соболезновать, и если может в том бедствии ему не помочь.

Так человеколюбивый Бог, видя человека, которого любит, в великом бедствии и погибели, умилосердился над ним и послал Единородного Сына Своего в мир спасти его и взыскать погибшего(Мф. 18, 11). А отсюда видим, что не имеют любви к ближнему:

1. те люди, которые какое-нибудь зло ближнему своему делают или хотят сделать;

2. которые о ближнем, находящемся в бедствии, не заботятся.

Таковы те богачи, которые свое богатство на прихоти тратят, а бедным людям в бедствии их не помогают. Они любят свои прихоти, а не ближнего своего, а не имея любви к ближнему, и к Богу любви не имеют. Ибо кто ближнего своего не любит, тот и Самого Бога не любит, как в вышесказанном слове говорится.

Возлюбленные христиане! Постараемся христианскую любовь в сердце иметь. Она нас не допустит никакого зла ближнему нашему ни восхотеть, ни сотворить. Она убедит нас богатство наше не на прихоти наши, а на нужды ближних наших тратить и им во всяком бедствии руку помощи подавать. Будем искренно любить ближних наших, и будем истинными, а не ложными христианами. Ибо по этому познается истинный христианин, как учит Господь: по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 35).

* * *

20

В синодальном переводе: любовь все покрывает.


Источник: Симфония по творениям свт. Тихона Задонского — М., «ДАРЪ», 2007. — 1328 с. ISBN 978-5-485-00154-4. «Симфония» по творениям святителя Тихона Задонского (1724– 1783) представляет собой выдержки из многочисленных сочинений святителя. Содержит высказывания, наставления и поучения по различным вопросам духовной жизни и нравственности. Сост. Т. Н. Терещенко

Комментарии для сайта Cackle