преподобные Варсонофий Великий и Иоанн Пророк

Смерть

144. Тот же брат, впав в болезнь и боясь умереть в ней, просил с большим смирением того же великого старца о прощении ему грехов и о терпении, потребном в болезни до конца. Старец отвечал ему так:

Не скорби, брат: смерть без грехов – не смерть, но переход от скорби к покою, от тьмы в неизреченный свет и жизнь вечную. Говорит же тебе Бог, Великий Царь наш: прощаются тебе все грехи твои, преимущественно за молитвы и моления святых и ради твоей веры в Него; и да подаст Он тебе терпение до конца.

148. Услышав сие, они просили великого старца помолиться, чтобы Бог продлил жизнь больному.

Ответ. Благий и Милосердый Бог мой более и более да исполнит вас радостию Святого Духа, аминь. О брате же скажу вам: достаточно ему и того, что он сподобился получить, ибо он обогатился внезапно и из раба сделался свободным. Но да будет благословен Бог, благоволивший так и принявший моление. Не говорите ничего брату, чтобы не ввести его в скорбь, а сохраните эту тайну: ему предлежит не смерть, а переход от смерти в жизнь вечную и от скорби в покой. Чада мои возлюбленные, радуйтесь о Господе.

227. Тому же брату, когда он просил прощения, великий старец отвечал снова.

Смерть и жизнь наша в наших же руках (см. Втор. 30, 19). Если не повторим прежних наших согрешений, то уже имеем от Бога прощение их, только бы не усумнились снова. Итак, утвердись, брат, отныне, да не исполнится и на тебе: «вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже» (Ин. 5, 14). Беги от непокорства твоего; удали от себя неверие; будь чужд безнадежия и прилепись Богу любовью, верою и надеждою, и будешь иметь в Нём жизнь вечную. Аминь.

Вопрос 606. Брат вопросил святого старца авву Варсонофия: не знаю, Отец мой, каким образом увлекся я книгами Оригена, Дидима и гностическими сочинениями Евагрия и учеников его. Они говорят, что ду́ши человеческие были созданы не вместе с телами, но прежде них были простыми [γυμνοί, нагие] умами, то есть бестелесными; подобно сему, и Ангелы и демоны были простые умы. И люди, падши в преступление, осуждены были жить в сем теле, Ангелы же, сохранив себя, сделались Ангелами [В «Христианском чтении» после сих слов сказано еще: «а демоны по причине многих нечестий сделались демонами», но в греческой книге, напечатанной в Венеции в 1816 г., сих слов не находится]. Пишут они и другое подобное сему, например, что будущее мучение должно иметь конец и люди, и Ангелы, и демоны возвратятся снова в первое свое состояние, то есть будут простыми умами, и это они (еретики) называют восстановлением. Душа моя впала в двоедушие и сетует, сомневаясь, истинно ли сие, или нет; и потому прошу тебя, владыко, научи меня истине, чтобы я мог держаться ее и не погибнуть, ибо в Божественном Писании ничего о сем не говорится. И сам Ориген в толковании своем на Послание к Титу утверждает, что ни апостольское, ни церковное предание не говорит, чтобы душа существовала прежде создания тéла, потому Ориген признаёт еретиком того, кто говорит это. Но и Евагрий в главах своих, называемых гностическими, свидетельствует, что того никто не возвестил нам, не открыл и Сам Дух. Во второй сотне, в 64-й, из так называемых гностических глав, он пишет: «О первом никто не говорит, а о втором сказал Глаголавший в Хориве». И опять в 69-й главе той же сотни он говорит так: «Дух Святой не открыл нам ни о первом разделении умных существ, ни о первобытном существовании тел». О том же, что не будет ни восстановления, ни конца му́ке, Сам Господь объявил нам в Евангелии, сказав: «и пойдут сии в му́ку вечную» (Мф. 25, 46), и еще: «червь их не умирает и огонь не угасает» (Мк. 9, 43). Откуда же взяли они это, владыко, когда ни апостолы нам сего не передали, ни Дух Святой не открыл (как сами они свидетельствуют) и в Евангелии сказано противное? По благоутробию твоему, отец мой, окажи милость моей немощи, и скажи мне: каково оное учение?

Ответ. Брат! Увы и го́ре роду нашему: что мы оставили и что исследуем, о чём стараемся и обо что претыкаемся? Оставили мы правые пути и хотим идти по «путям тьмы», чтобы и на нас исполнилось слово Писания: го́ре тем, «которые оставляют стези прямые, чтобы ходить путями тьмы» (Притч. 2, 13).

Поистине, брат, я оставил плач о само́м себе и плачу о тебе: во что ты впал? Перестал я плакать о грехах моих и оплакиваю тебя, как сына моего. Небеса ужасаются, о чём любопытствуют люди! Земля сотрясается, как они хотят исследовать непостижимое! Это догматы языческие. Это пустословие людей, которые думают о себе, что они нечто значат. Это словá людей праздных. Это порождения прелести, ибо сказано: «называя себя мудрыми, обезумели» (Рим. 1, 22). И если хочешь уразуметь, внимай: «По плодам их узнáете их» (Мф. 7, 16). Каковые же плоды их? Надмение, уничижение, расслабление, леность, претыкание, отчуждение от закона, или, лучше сказать, от Законоположника Бога. Они – жилище демонов и князя их диавола. Сии мнения не к свету ведут тех, которые им веруют, но во тьму. Они не к страху Божию побуждают, но более к преуспеянию диавольскому. Они не извлекают из тины, но погружают в нее. Это суть плевелы оные, которые враг посеял на поле Домовладыки. Это терние, выросшее на земле, проклятой Владыкою Богом. Они – совершенная ложь, совершенная тьма, совершенная прелесть, решительное отчуждение от Бога. Бегай их, брат, чтобы учение их не утвердилось в твоем сердце. Они иссушают слезы, ослепляют сердце и всесовершенно погубляют людей, внимающих им. Не останавливайся на них и не размышляй о них: они исполнены горечи и приносят плоды смерти. Касательно же вéдения о будущем – не заблуждайся: что здесь посеешь, то там и пожнешь (см. Гал. 6, 7). По исходе отсюда никому нельзя уже преуспеть. Нетрудно Богу вместе с человеком создать и душу его. В рассуждении же небесных чинов Божественное Писание заграждает уста всякому человеку, говоря: «Он [сказал, и они сделались,] повелел, и сотворились; поставил их на веки и веки» (Пс. 148, 5–6). А что Бог поставил, переменяется ли то? У Него, по Писанию, «нет изменения» (Иак. 1, 17). Где нашел ты, чтобы старание какого-либо Ангела привело его в успеяние?

Брат, здесь делание – там воздаяние, здесь подвиг – там венцы. Брат, если ты хочешь спастись, не вдавайся в это учение, ибо свидетельствую тебе пред Богом, что ты впал в ров диавольский и в крайнюю погибель. Итак, отступи от сего и последуй Святым Отцам. Приобрети себе смирение и послушание, плач, подвижничество, нестяжание, вменение себя ни во что и подобное сему, что находишь в словах и в жизни Отцов. Сотвори же «достойный плод покаяния» (Мф. 3, 8) и не смотри на меня, который говорю и не делаю, но помолись, чтобы и я некогда пришел в познание истины, во славу Святой Троицы, ныне и присно, и вовеки, аминь.

Вопрос 645. Если же кто-либо напоминает душе своей о смерти и посему старается делать доброе, то разве он не получает за сие воздаяния, свободно приобретаемого?

Ответ. Хорошо человеку помнить смерть, чтобы навыкнуть знать, что он смертен, а смертный – невечен, невечный же и поневоле оставит век сей. Через непрестанную память о смерти человек навыкает и произвольно делать добро. А видеть смерть перед глазами и тогда творить доброе – это другое дело. Первое делается произвольно, вследствие частого поучения о смерти, второе же – по необходимости, из страха близкой смерти.

Вопрос 790. Как же ты сказал, что с ним не случится никакого зла?

Ответ. Ты полагал, что он непременно умрет от укушения собаки, потому я, желая показать, что это несправедливо, сказал, что с ним не случится никакого зла, ибо смерть, от Бога посылаемая, действительно не заключает в себе никакого зла. А чтобы показать тебе, что он должен умереть смертью, от Бога посланною, я прибавил, что и птица не попадает в сеть без Отца нашего, хотя бы кто был укушен и тысячью ядовитых животных.

Комментарии для сайта Cackle