протоиерей Василий Бандаков

39. Поучение в тот же день

«Преполовившуся празднику жаждущую душу мою благочестия напой водами». (Троп. праздн.)

Ах! и моя бедная душа жаждет вод благочестия: давно жаждет и стремится мыслью и сердцем к небесам так, как по пустыне стремится к прохладным водам олень, томимый сильной жаждой. – Никакое благо земное, никакие удовольствия не могут утолить эту жажду. Утушить! Что я говорю? Земные блага еще большую возбуждают жажду, еще большее воспламеняют желание, и самым ясным образом как бы говорят нам: человек, сколько ты ни предавайся удовольствиям мира, сколько ты ни вкушай благ земных, – они не насытят вполне бедной души твоей, ибо все они суетны, тленны, ничтожны.

Вот я слышу вожделенный глас Господа моего: жаждущие идите на воду, идите и пийте, – идем и пьем; но не замечаем ли мы, что самая прохладная вода только возбуждает жажду? Под названием воды Господь указывает на благодать, на слово Божие, на дары Духа Святого, изливающиеся в сердца человеческие; но нам еще чего-то недостает; что-то препятствует нам почерпать эту духовную воду, утолять эту душевную жажду: это пресыщение земными благами, эта леность к пламенной молитве, эта сухость сердца, эта пустота и холодность души, не воспламеняемая огнем ревности к благочестию, – эта скудость веры, этот недостаток любви к Богу и ближним, – все это делает нас нечувствительными, неревностными к благочестию, к святости жизни. Правда, приходят иногда эти минуты, особенно за полночь, среди ночной тишины и мрака, или когда при тусклой лампаде повергаешься пред образом Искупителя Своего и погружаешься мыслью во глубину судеб Божиих, или, созерцая великие дела Божии, возносишься мыслью к пространствам небес; но эти минуты, скоропреходящи, мимолетны, как быстролетная птица, и весьма редки в продолжение нашей жизни, и опять помрачается душа, и опять мучится сердце наше, и опять человек забывает все небесное, и опять наполняется земной суетой, и опять погружается в бесчувственность, опять бросается на пресыщение, вкушает тление, несет бремя жизни, видит равнодушно слезы окружающих его, воздыхания несчастных; опять все это напоминает тебе, что ты земной житель, земным живешь, на земле скитаешься. О! как я желал бы жить в другом мире, между другими людьми, между другими вещами и предметами: или где-нибудь в пространствах небес, или среди пучины морской, или в пропасти земной, или среди необозримых пустынь, или в глубине дремучих лесов, где бы я мог свободно беседовать с Тобою единым, великий Боже! куда бы не доходил голос грешников, где бы я не слышал шум страстей, где бы я не встречал соблазнов мира сего, где бы я не работал суете.

Боже! и мою жаждущую душу грешную напой водами благочестия, помоги и мне жить свято и благочестиво, питаться глаголами живота вечного, упиваться любовью к Тебе – единому, истинному Богу, восхищаться небесными звуками благодатных песней, вкушать сладость духовную, а не земную радость. Жаждет, жаждет и моя бедная душа по временам к Тебе, Богу крепкому и живому. Но – ах! когда я прииду и явлюся пресветлому лицу Твоему Боже? Аминь.


Источник: Простые и краткие поучения протоиерея Василия Бандакова – Изд. пятое, испр. В 11 томах. Москва: Изд. книготорговца А.Д. Ступина, 1900. Т. 1. – 384, IV с.

Комментарии для сайта Cackle