Азбука веры Православная библиотека святитель Василий (Богдашевский), исповедник Священноисповедник Василий (Богдашевский), архиепископ Каневский, и Киевская духовная академия в годы послереволюционной смуты на Украине
Распечатать
Владислав Петрушко

Священноисповедник Василий (Богдашевский), архиепископ Каневский, и Киевская духовная академия в годы послереволюционной смуты на Украине

Архиепископ Василий (в миру Дмитрий Иванович Богдашевский) родился 19 октября 1861 г. в с. Завидово Волынской губернии в семье православного священника Волынской епархии. Первоначальное образование Дмитрий Богдашевский получил дома, под руководством отца. В 1871–1876 гг. обучался в Мелецком духовном училище. По окончании училища был направлен в Волынскую Духовную семинарию, где продолжал учебу до 1882 г. После окончания семинарии как лучший выпускник был рекомендован к продолжению обучения в Киевской Духовной академии (КДА).

В КДА Д.И.Богдашевский был принят по результатам приемных испытаний 3-м по списку, «на казенный кошт». Обучался на богословском отделении Академии. Уже в годы учебы в КДА Д.И.Богдашевский начал заниматься церковно-научной деятельностью. В 1885–1887 гг. в «Волынских епархиальных ведомостях» опубликовал свои первые работы – «Учение о пастырстве в поучениях и посланиях русских митрополитов и епископов XII–XIV вв.» и «Разбор древних и новейших мнений, противных учению о Промысле Божием».

В 1886 г. Д.И.Богдашевский окончил КДА со степенью кандидата богословия и был оставлен для приготовления к профессорскому званию. В 1887 г. назначен исполняющим должность доцента КДА по кафедре Истории древней и новой философии. 17 августа 1889 г. представил в Совет КДА магистерскую диссертацию «Лжеучения, обличаемые в первом послании св. ап. Иоанна» (работа издана в Киеве в 1890 г.). За эту работу Д.И.Богдашевский был удостоен Советом Академии степени магистра богословия, в которой утвержден указом Святейшего Синода от 17 ноября 1890 г.

Вскоре после утверждения в звании магистра богословия Д.И.Богдашевский был назначен доцентом КДА. В период с 1891 по 1896 г. опубликовал многочисленные научные работы в «Трудах Киевской Духовной Академии» (ТКДА). В 1897 г. по собственному прошению был переведен с кафедры Истории философии на кафедру Священного Писания Нового Завета, где с 1902 г. являлся экстраординарным профессором. В 1904 г. Д.И.Богдашевский был удостоен степени доктора богословия за труд «Послание Апостола Павла к Ефесянам. Исагогико-экзегетическое исследование». С 1905 г. – сверхштатный ординарный профессор КДА по первой кафедре Священного Писания Нового Завета. С 1907 г. являлся штатным ординарным профессором по той же кафедре. С 1909 г. – инспектор КДА, а с 1910 г. – главный редактор «Трудов КДА».

В 1909 г. Д.И.Богдашевский овдовел, после чего принял решение стать священнослужителем. В 1910 г. он был рукоположен во диакона, затем – во иерея. В том же году во внимание к церковно-научным заслугам возведен в сан протоиерея. В 1912 г., в связи с 25-летием научной деятельности протоиерей Димитрий Богдашевский был удостоен звания заслуженного ординарного профессора КДА. В 1913 г. в связи с юбилеем отца. Димитрия Богдашевского вышел в свет специальный Киево-Могилянский Сборник. 24 сент. 1913 г. в Антониевой пещере Киево-Печерской лавры митрополитом Киевским и Галицким Флавианом (Городецким) протоиерей Димитрий Богдашевский был пострижен в мантию с именем Василий. В том же году возведен в сан архимандрита.

29 июля 1914 года архимандрит Василий (Богдашевский) был назначен ректором КДА, став, таким образом, последним ректором Академии до ее закрытия. Одновременно архимандрит Василий по старинной традиции стал настоятелем Киево-Братского Богоявленского монастыря, в котором размещалась Академия. 6 августа 1914 г. в киевском Софийском соборе архимандрит Василий (Богдашевский) был хиротонисан во епископа Каневского, второго викария Киевской митрополии. В том же году избран почетным членом Московской Духовной академии, в 1915 г. – почетным членом Петроградской и Казанской Духовных академий. С 1914 г. епископ Василий также являлся товарищем председателя Киевского религиозно-просветительского общества.

В дореволюционные годы епископ Василий был награжден государственными наградами Российской империи: орденами св. Владимира 3-й (1913 г.) и 4-й (1910 г.) степеней, св. Анны 1-й (1916 г.), 2-й (1906 г.) и 3-й (1897 г.) степеней, св. Станислава 2-й (1902 г.) и 3-й (1894 г.) степеней, а также медалями в память Александра III (1896 г.) и 300-летия Дома Романовых (1913 г.).

* * *

Февральскую революцию 1917 г. владыка Василий встретил вполне сочувственно. От лица профессорско-преподавательской корпорации КДА он направил на имя главы Временного правительства князя Г. Е. Львова поздравительную телеграмму. В ней выражалась надежда, что новая власть «будет содействовать возрождению церковной жизни, развитию православного христианского просвещения и поведет дорогую Родину к победе над врагом, к величию и славе, к устроению государственной и общественной жизни на высоких началах христианской свободы и правды». В ответ князь Львов прислал телеграмму, в которой, в свою очередь, пообещал: «Приложу все старания послужить благу Святой Православной Церкви и дорогой Родине». Ректор КДА также направил приветствие новому обер-прокурору Синода В. Н. Львову, после чего и от него получил обещание «послужить возвеличению Святой Христовой Церкви».

После Февральской революции 1917 г. в КДА происходит ряд перемен в духе революционного времени. Так, 8 марта 1917 г. на заседании Совета КДА было принято решение ввести в его состав доцентов, и.о. доцентов и внештатных профессоров, был восстановлен в профессорском звании и вновь введен в состав Совета В.Экземплярский. В марте 1917 г. на Совете КДА обсуждался проект изменений в уставе Академии. В Киеве в это время начали усиливаться националистические настроения, в связи с чем распространилось движение за «украинизацию» многих сфер жизни. Однако на Совете КДА отмечалось, что быстрое введение украинского языка в богословие пока еще невозможно по объективным причинам (отсутствие разработанной терминологии и проч.). Тем не менее, КДА принимала на себя обязательство по разработке этого вопроса и декларировала возможность преподавания в Академии ряда дисциплин и написания диссертаций на украинском языке. В это же время было принято решение о вхождении КДА в состав Рады объединенных общественных организаций Киева.

Одним из «революционных» проектов КДА стало предложение об открытии в Киеве Высших богословских курсов для женщин, с которым в июне 1917 г. выступили профессора Дроздов, Завитневич, Маккавейский, Мищенко, Мухин, Розов, Рыбинский, Скабалланович и др. Совет КДА поддержал это предложение и обратился в Синод с просьбой благословить открытие курсов. Однако начавшаяся вскоре Гражданская война так и не позволила реализовать эту инициативу.

В целом, возглавляемая епископом Василием КДА ориентировалась в своей деятельности на политику Временного правительства России. По этой причине Академия демонстрировала неприятие «украинизаторских» проектов новообразованной Украинской Центральной Рады и выступила против ее сепаратистского курса. Несмотря на то, что часть преподавателей КДА проявляла умеренно-националистические настроения, 20 сентября Совет Академии одобрил текст записки, подготовленной профессорами Мухиным и Маккавейским. В ней выражался протест против насильственной «украинизации» и осуждалась политика Центральной Рады. В записке говорилось о недопустимости развала единого Российского государства и выражалась мысль о том, что оптимальным для Украины вариантом политического устройства могла бы стать автономия, но не полная независимость.

Несмотря на обещания Временного правительства, оказание материальной помощи духовным школам со стороны властей было прекращено, и положение КДА стало крайне тяжелым. Преподаватели и студенты бедствовали. Академия была вынуждена прекратить издание «Трудов КДА»: в сентябре 1917 г. вышел последний выпуск, объединявший номера с 9 по 12 (с сентября по декабрь). В нем были опубликованы и две последние работы еп. Василия – статья «Неповрежденность четвертого Евангелия» и перевод с латинского труда Блаженного Августина «Две книги Евангельских вопросов».

* * *

После Октябрьского переворота 1917 г. и падения Временного правительства КДА была вынуждена искать компромисс с националистической Центральной Радой. Это послужило причиной принятия ряда мер по «украинизации» Академии. В частности, после обсуждения на Совете КДА владыка Василий просил св. Патриарха Тихона и Синод дать благословение на открытие в Академии трех новых учебных кафедр: истории Украины, украинского языка и украинской литературы. Планировалось также открыть в КДА кафедру западно-русского права. Одновременно с этими инициативами епископ Василий от лица КДА обратился в Генеральный Секретариат Украины с просьбой о государственном финансировании Академии.

Нововведения в КДА привели к выходу из числа членов правления Академии ряда видных профессоров, несогласных с курсом на «украинизацию» духовной школы –Титова, Рыбинского и Маккавейского (последние двое, однако, вскоре вновь были избраны в состав правления).

Тема предстоящей «украинизации» КДА была отражена и в проекте нового устава Академии, который был представлен ее Совету 14 января 1918 г. профессорами Кудрявцевым, Рыбинским и Четвериковым. Помимо риторики об исторических связях Киевской академии с казачеством и гетманами проект содержал пункт, предусматривавший разработку и последующее использование в учебном процессе украинской богословской терминологии. Однако работа над новым уставом затянулась, и он был принят только лишь при гетмане Павле Скоропадском.

Ожесточенные военные действия в районе Киева в январе 1918 г. заставили руководство КДА полностью прекратить занятия. 10 января 1918 г. все 182 студента Академии были распущены по домам на неопределенный срок.

Центральная Рада так и не смогла обеспечить финансирования КДА, банковские счета Академии в условиях революционной разрухи пропали, в результате чего ее материальное положение стало драматическим. В 1918 г. из-за систематического недоедания, граничащего с голодом, и проживания в неотапливаемых помещениях епископ Василий сильно занемог. Тем не менее, он продолжал осуществлять руководство КДА, занятия в которой возобновились после установления на Украине режима гетмана Павла Скоропадского.

В условиях, когда церковную власть законного митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского) оспаривала сформированная националистически настроенными клириками т.н. «Всеукраинская Православная Церковная Рада» (ВПЦР), епископ Василий оставался на строго канонических позициях. Наряду с другим викарным архиереем Киевской митрополии – епископом Уманским Димитрием (Вербицким) он отказался от предложения раскольнической ВПЦР возглавить Киевскую митрополию вместо митрополита Владимира.

29 января 1918 г. в Успенском соборе Киево-Печерской Лавры епископ Василий участвовал в отпевании и погребении в Крестовоздвиженской церкви Лавры священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галицкого, убитого безбожниками.

22 февраля 1918 г. Патриарх Тихон и Священный Синод приняли решение о назначении епископа Каневского Василия управляющим делами Киевской митрополии, однако, владыка Василий отказался принять это назначение.

В работе Поместного Собора 1917–1918 гг. епископ Василий участия не принимал, однако, участвовал в работе Всеукраинского Церковного Собора, проходившего в 1918 г. в Киеве. Владыка Василий возглавлял сформированную Собором Учебную комиссию. Первая сессия Собора была краткосрочной, ее работа была прекращена в результате январского 1918 г. наступления большевиков на Киев. Но впоследствии, в период 2-й и 3-й сессий Всеукраинского Церковного Собора, епископ Василий продолжил свое участие в работе Собора.

Отношения владыки Василия с гетманским режимом складывались неоднозначно. С одной стороны, он подобно большинству других иерархов противодействовал попыткам гетманского министерства исповеданий вмешиваться в церковную жизнь. С другой, нередко был вынужден идти на компромисс с властями, от которых напрямую зависело материальное обеспечение работы Духовной академии.

В мае 1918 г. наряду с другими архиереями епископ Василий отказался поддержать предложение министра исповеданий гетманского правительства В.В.Зеньковского не выбирать нового митрополита Киевского на епархиальном съезде, а отложить выборы до 2-й сессии Всеукраинского Собора. В результате 19 мая 1918 г. на Киевскую митрополичью кафедру был избран митрополит Харьковский Антоний (Храповицкий).

2–3 июня 1918 г. владыка Василий принял участие в совещании епископата, проведенном по инициативе Зеньковского. На этом совещании вместе с другими архиереями ректор КДА высказался против созыва новой сессии Всеукраинского Церковного Сбора. Однако по настоянию гетмана Скоропадского епископы вскоре были вынуждены согласиться на возобновление работы Собора, который летом 1918 г. провел свою 2-ю сессию, в которой принял участие и епископ Василий.

Министерство исповеданий активно пыталось навязать Церкви свой проект реформы системы духовного образования, который, однако, вызвал резкое неприятие у митрополита Антония и большинства участников Всеукраинского Церковного Собора. В то же время, Учебная комиссия Собора во главе с ректором КДА пыталась занять компромиссную позицию и использовать проект министерства исповеданий как основу, частично устранив наименее приемлемые для Церкви положения и дополнив его рядом новых пунктов.

В частности, комиссия разработала основные принципы реформы женских епархиальных училищ. Последние предстояло реформировать по образцу светских женских гимназий и наделить правами средних духовных школ. Училища было предложено переименовать в «епархиальные женские гимназии» и открыть в них 8-й общеобразовательный класс, по окончании которого предполагалось выдавать аттестат зрелости с правом поступления в высшее учебное заведение. Одновременно предлагалось сохранить и педагогический класс (как параллельный 8-му или 9-й) – для подготовки учительниц. Епархиальные гимназии должны были, в соответствии с этим проектом, иметь статус частных учебных заведений, существующих на церковные средства при государственной помощи и пребывающих в ведении Церкви.

В отношении церковно-приходских школ возглавляемая епископом Василием комиссия постановила изъять их вместе с имуществом из ведения министерства просвещения и передать Церкви. Церковно-приходские школы должны были содержаться за счет государства или приходов (при государственной поддержке) с подчинением министерству исповеданий или приходским советам – соответственно.

На 14-м пленарном заседании 2-йсессии собора, которое проходило 27 июня (10 июля) 1918 г., Учебная комиссия представила два доклада, в которых попыталась изложить свое видение реформы духовных школ. Разработанные под руководством епископа Василия положения были призваны сделать подготовленный министерством исповеданий проект более конструктивным и приемлемым для Церкви. Предлагалось повысить общеобразовательный уровень духовных школ до уровня государственных средних школ. Но при этом должна была сохраняться специфика церковных учебных заведений, объем преподаваемых богословских дисциплин и религиозный характер воспитания учащихся.

Как свидетельствовал сам епископ Василий, возглавляемая им комиссия из 10 пунктов министерского проекта в конечном счете сохранила лишь несколько, существенно переработав принципы реформы духовных школ. Однако разработанные Учебной комиссией предложения не встретили поддержки со стороны митрополита Киевского и Галицкого Антония (Храповицкого), точку зрения которого разделяло и большинство других делегатов Собора. Епископ Василий убеждал участников Собора принять предлагаемую им концепцию реформы, высказывая опасение, что в противном случае духовные школы Украины лишатся поддержки властей, что пагубно отразится на их дальнейшей деятельности.

В значительной степени именно проблема финансирования КДА и других духовных школ заставляла епископа Василия и других представителей академических кругов в большей степени ориентироваться на гетманское министерство исповеданий, а не на высшую церковную власть Украины в лице митрополита Антония. Вследствие этого взаимоотношения последнего с ректором КДА стали довольно сложными. Митрополит Антоний резко осудил проект реформы духовного образования, разработанный владыкой Василием и его Учебной комиссией. По предложению митрополита Антония (Храповицкого) Собор большинством голосов высказался за сохранение старой структуры духовных школ и принял решение отложить обсуждение проекта их реформы до следующей сессии. Собор определил, что сама реформа духовных школ должна идти не в светском направлении, а в сторону усиления церковно-пастырского характера. В то же время Собор обратился с ходатайством к гетманскому правительству о материальной поддержке преподавателей духовных школ и уравнении их в оплате со служащими министерства образования.

16 августа 1918 г. несмотря на сопротивление митрополита Антония (Храповицкого) гетманом Скоропадским был подписан новый т.н. «Временный Устав КДА», ранее (13 августа) утвержденный Советом министров. Устав предусматривал автономию Академии (свободные выборы ректора, профессоров и преподавателей), а также ее административную зависимость от гетманского Министерства исповеданий и каноническую зависимость от митрополита Киевского. Новый устав также предписывал введение в КДА обязательных курсов украинского языка, литературы, права, истории Украины и Украинской Церкви, в связи с чем предполагалось открытие новых специальных кафедр. Однако в связи с отсутствием денежных средств проект создания новых структур в КДА так и не был реализован.

На 3-й сессии Всеукраинского Церковного Собора (15(28) октября – 3 (16) декабря 1918 г.) митрополит Антоний в довольно резкой форме выступил против нового устава КДА и других инициатив министерства исповеданий. Владыка Антоний перед лицом собора заявил, что Академия изъята из ведения Митрополита Киевского и высшей церковной власти и передана министерству. В этой связи митрополит Антоний обратился с жалобой на действия министра исповеданий на имя председателя Совета министров.

Совет КДА и ее ректор наряду с министром В.Зеньковским инициировали разработку необычного для своего времени проекта – открытия богословских факультетов при университетах Украины. Однако, как и в случае с уставом, КДА вновь столкнулась с негативным отношением к этой идее митрополита Антония, полагавшего, что в условиях послереволюционной разрухи следует более сосредоточиться на повышении уровня образования в КДА. Тем не менее, через министерство исповеданий КДА было предложено разработать программу университетских теологических факультетов: предполагалось открыть их в Киеве и Каменец-Подольском.

30 июня (13 июля) 1918 г. Совет КДА рассмотрел и, внеся ряд поправок, утвердил программу богословских факультетов, ранее разработанную специальной комиссией, состоявшей из профессоров Академии. Согласно программе, богословские факультеты украинских университетов должны были носить четко выраженный православный, а не интерконфессиональный характер, как предлагал профессор С.Голубев. 22 июля Совет КДА подал подписанный епископом Василием проект программы в министерство исповеданий.

В то же время Совет КДА негативно высказался по вопросу об открытии богословского факультета при Киевском университете, считая, что КДА вполне дает возможность всем желающим получить богословское образование, что делает открытие факультета в столице Украины нецелесообразным. Однако Совет КДА всецело поддержал предложение об открытии теологического факультета при Каменец-Подольском университете, что мотивировалось в том числе и необходимостью борьбы с униатским влиянием в западно-украинском регионе.

Богословский факультет в Каменец-Подольском при поддержке КДА был открыт уже осенью 1918 г., его возглавил в качестве декана В.Беднов. По этому случаю ректор и Совет КДА направили для участия в торжествах в Каменец-Подольском доцента священника Н.Смирнова и послали приветственную телеграмму, «искренне радуясь учреждению нового светоча украинской культуры» и подчеркивая роль КДА в «конструировании богословского факультета».

В соответствии с принятыми на Всеукраинском Церковном Соборе решениями епископ Василий в 1918 г. был назначен председателем Переводческого комитета при Киевской митрополии, который был призван работать над переводом Священного Писания и богослужебных текстов на украинский язык. Однако владыка Василий ни в малой степени не был приверженцем «украинизации» Церкви, о чем свидетельствуют, в частности, многочисленные упреки в адрес его самого и возглавляемого им комитета, которые прозвучали из уст националистически настроенных участников «самосвятского» лжесобора 1921 г.

В период работы 3-й сессии Всеукраинского Церковного Собора Учебная комиссия во главе с епископом Василием продолжала свою работу. По инициативе митрополита Антония в ней была выделена специальная подкомиссия для рассмотрения вопроса об утвержденном гетманским правительством новом уставе КДА. Владыка Василий входил в состав этой подкомиссии наряду с митрополитом Платоном (Рождественским), архиепископом Георгием (Ярошевским), архимандритом Тихоном (Лященко) и профессорами Титовым, Глаголевым, Мухиным и Станиславским.

В отношении реформы духовных семинарий комиссия предлагала выделить в отдельные мужские школы первые 4 класса, в которых должны были преподаваться общеобразовательные дисциплины. По окончании этих 4 лет обучения выпускники получали бы право поступать для продолжения обучения в светские учебные заведения. В 5-м и 6-м классах семинарий должны были преподаваться специальные богословские дисциплины. А последние два класса семинарий, в соответствии с этим проектом, надлежало выделить в пастырско-богословские школы с более сложной богословской программой.

Участники III сессии Всеукраинского Церковного Собора также выразили протест против нового государственного закона Украины о церковно-приходских школах и высказались за то, чтобы целиком заново рассмотреть вопрос об их деятельности.

На Соборе было признано необходимым возвысить до степени епископа ректора Киевской Духовной семинарии. В соответствии с этим решением 20–21 октября 1918 г. состоялись наречение и хиротония ректора КДС архимандрита Амвросия (Полянского) во епископа Винницкого, викария Киевской митрополии.

Однако большинство разработанных Учебной комиссией материалов делегаты Собора таки и не успели рассмотреть, так как соборные заседания были прерваны государственным переворотом и приходом к власти петлюровской Директории.

* * *

После того, как петлюровские власти арестовали и выслали в Галицию митрополита Антония (Храповицкого) и архиепископа Евлогия (Георгиевского), по инициативе митрополита Херсонского и Одесского Платона (Рождественского) 7–8 (20–21) декабря 1918 г. в Киеве был проведен Собор украинских православных архиереев. На нем было постановлено образовать в Киеве т.н. Контору Священного Собора епископов Украины – орган, призванный решать поточные церковные дела в перерыве между сессиями Собора епископов. Во главе Конторы был поставлен епископ Кременецкий Дионисий (Валединский), ее членами избраны епископ Каневский Василий (Богдашевский) и епископ Уманский Димитрий (Вербицкий).

Однако реальным органом высшей церковной власти Контора Священного Собора епископов Украины так и не смогла стать, так как 1 января 1919 г. Директория своим декретом объявила об автокефалии Украинской Церкви, в связи с чем из приверженцев идеи автокефалии была сформирована т.н. «Украинская высшая освященная церковная рада» во главе с архиепископом Екатеринославским Агапитом (Вишневским). Впрочем, Рада вскоре также прекратила свое существование по причине наступления большевиков на Киев.

Министерство исповеданий петлюровской Украинской народной республики и его Департамент духовного образования стремились расширить свой контроль над деятельностью Академии. В частности. министерство потребовало от руководства КДА пересмотреть правила приема в Академию. Если в соответствии с уставом, утвержденным при гетмане, в КДА принимались лица, окончившие духовную семинарию по 1 или 2 разряду или светскую среднюю школу, то теперь от Академии требовали принимать и закончивших семинарию по 3 разряду, то есть заведомо слабых учеников. Данная мера, по мысли петлюровского ведомства исповеданий, должна была способствовать поступлению в Академию представителей тех социальных групп, на которые опирался режим Директории (зажиточные крестьяне, учителя, мелкие чиновники и проч.).

Продолжались и попытки «украинизации» КДА. 17 ноября 1919 г. Департамент духовного образования подготовил утвержденный Радой народных министров 17 ноября 1919 г. «Законопроект об обязательности украинского языка в диссертациях на ученые степени в Духовной академии». Однако данный закон носил чисто декларативный характер. Был также поставлен вопрос об изменении устава КДА, однако, крах петлюровского режима не позволил сколько-либо продвинуться в этом направлении.

Уже к концу 1918 г. положение КДА стало столь трудным, что прием новых студентов не был осуществлен. К деятельности КДА одинаково враждебно относились как националистическая петлюровская Директория, так и большевики.

1919–1920 гг. принесли Православной Церкви на Украине новые нестроения: Киев после отступления петлюровцев заняли части Добровольческой армии генерала Деникина, которую, в свою очередь, сменили большевики, а затем польские войска и вернувшиеся в их обозе петлюровцы. На фоне этих драматических событий КДА лишилась своих учебных помещений в Киево-Братском Богоявленском монастыре. Тем не менее, профессора КДА и в этих условиях продолжали вести учебный процесс, занимаясь со студентами по домам. Несмотря на катастрофическое положение Академии, в 1920 г. ее окончили 8 человек.

* * *

В период развития в Украинском Православии раскольнических движений на националистической почве, закончившийся образованием в 1921 г. «самосвятской» т.н. «Украинской автокефальной православной церкви», епископ Василий последовательно придерживался линии св. Патриарха Тихона. Несмотря на прогрессировавшую мучительную болезнь, убедительными и доступными проповедями он защищал Церковь от нападок обновленцев, «самосвятов»-липкивцев, григорианцев и прочих раскольников. 14 июля 1921 г. епископ Василий наряду с другими православными архиереями Украины подписал обращение православного епископата Украины к верующим с призывом не признавать решений т.н. «Украинского церковного собора Киевщины». Вместе со всеми епископами Украинского Экзархата Патриаршей Церкви, возглавляемого митрополитом Михаилом (Ермаковым), еп. Василий 18 августа 1921 г. также подписал «Обращение Священного Собора епископов Украины», направленное против «самосвятского» лжесобора и автокефалистского раскола, возглавляемого бывшим протоиереем Василием Липкивским. В своем обращении православные архиереи пытались призвать раскольников прекратить свою разрушительную деятельность и вернуться в лоно канонической Церкви.

В то же время епископ Василий был открыт для диалога с раскольниками с целью убедить их прекратить свою антицерковную деятельность. Так, в 1920 г. владыка Василий принял участие в традиционном поминовении Т.Г.Шевченко, которое было совершено в трапезном храме Софийского собора в Киеве (т.н. «Малая София»), который еще митрополитом Антонием (Храповицким) был предоставлен умеренным приверженцам «украинизации» для совершения богослужений на украинском языке. Позднее здесь обосновались приверженцы радикальной т.н. «Высшей православной церковной рады» (ВПЦР) В.Липкивского. 26 февраля 1920 г. епископ Василий присутствовал на литургии в Малой Софии, которая была совершена на украинском языке, а затем здесь же сам совершил панихиду по Шевченко. Липкивский по этому поводу отмечал в своих воспоминаниях: «Это был единственный случай, когда «Тихоновский» епископ служил с украинским духовенством». На лжесоборе 1921 г. также сообщалось, что на Пасху 1921 г. приверженцы В.Липкивского приходили к владыке Василию, и он принял их, христосовался с ними со слезами на глазах, однако, своего негативного отношения к автокефалистскому движению не изменил.

В ночь со Страстной Среды на Страстной Четверг 1923 г. как архиерей, не признававший ни самосвятской т.н. «Украинской автокефальной православной церкви», ни обновленческого ВЦУ, епископ Василий был арестован вместе с митрополитом Киевским и Галицким Михаилом (Ермаковым) и епископом Уманским Димитрием (Вербицким), викарием Киевской епархии. В заключении он находился в Бутырской тюрьме Москвы. Затем владыка Василий был приговорен к ссылке, которую отбывал в с. Ижма в Зырянском крае (ныне республика Коми) с мая 1923 г. по август 1924 г. О его освобождении в числе других архиереев ходатайствовал 12 апреля 1924 г. св. Патриарх Тихон.

После окончания ссылки епископ Василий вернулся в Киев и был назначен епископом Прилукским. 27 февраля (12 марта н.ст.) 1926 г. архиепископ Василий вместе с другими украинскими православными архиереями выступил против григорианского раскола, подписав обращение к митрополиту Сергию (Страгородскому) с осуждением организаторов ВВЦС (подписано: «Василий, епископ бывш. Прилукский»).

В начале 1926 г. владыка Василий вновь был назначен на Каневскую кафедру и вскоре (вероятно, в 1926 г.) возведен в сан архиепископа, став одновременно первым викарием Киевской епархии. Архиепископ Василий также был награжден правом ношения креста на клобуке.

Сведения о жизни и деятельности архиепископа Василия в конце 1920-х – начале 1930-х гг. крайне скудны. Известно, что он участвовал в совершении ряда епископских хиротоний. В частности, он был среди архиерев, рукополагавших архимандрита Александра (Петровского) во епископа Уманского 30 октября 1932 г. и архимандрита Вячеслава (Шкурко) – во епископа Новоград-Волынского 13 ноября 1932 г. (ЖМП №13 1933, с.6).

Архиепископ Василий (Богдашевский) скончался 25 февраля (10 марта н.ст.) 1933 года в Киеве. Согласно некоторым сведениям, его кончина последовала в результате сильного истощения, явившегося результатом голода. Владыка Василий был погребен на кладбище Никольского мужского монастыря в Киеве. Могила не сохранилась, будучи уничтоженной вместе с постройками обители.


Источник: pravoslavye.org.ua

Комментарии для сайта Cackle