профессор Василий Никанорович Мышцын

Устройство христианской церкви в первые два века

Содержание

Введение

Издания, цитируемые сокращенно

Глава I. Иерусалимская церковь Источники Иерусалимская первообщина. Общий характер её управления Апостолы Избрание „семи“ Пресвитеры Иаков, брат Господень Послание св. Иакова История иерусалимской церкви по смерти Иакова Глава II. Внепалестинские церкви до 63 года Источники Церковная самодеятельность верующих Апостолы Пророки, учители и евангелисты Местные служения управления Глава III. Состояние церковной организации в период от 63 года до конца I века Первое послание ап. Петра Послание к Евреям Послание Климента Римского Пастырские Послания Третье послание ап. Иоанна и Апокалипсис Глава IV. Состояние церковной организации в первой половине II века Учение 12 апостолов Послания Игнатия Антиохийского Послание Поликарпа Смирноского Пастырь Ерма Глава V. Состояние церковной организации во второй половине II века Иустин и так называемое второе послание Климента к Коринфянам Клементины Ириней, епископ Лионский Церковные Каноны Глава VI. Общие заключения о происхождении епископата Пресвитеры и епископы Монархический епископат Глава VII. Отношение церковного устройства к строю общественному и государственному в первые два века Самобытность христианских учреждений Параллели в церковном и общественно-государственном строе  

 
Введение

Две проблемы стоят на пути у того, кто исследует строй христианской церкви в первые века. Одна из них имеет своим предметом – происхождение епископата, другая – отношение древних церковных учреждений к учреждениям иудейским и языческим. Хотя обе проблемы тесно связаны между собой, однако каждая из них имеет свое определенное содержание и свои самостоятельные исходные пункты.

Проблема происхождения епископата возникает сама собой при внимательном чтении и сопоставлении некоторых мест из новозаветных писаний. Вот главнейшие из них. В Деяниях Апостолов (20:17, 28) пресвитеры ефесской церкви названы ап. Павлом епископами. В послании к Титу по-видимому одни и те же лица называются пресвитерами и епископами: апостол предписывает Титу ставить по городам пресвитеров с известными качествами, мотивируя это тем, что епископ должен быть именно подобных качеств (Тит.1:5–7). Ап. Павел в послании к христианам города Филипп приветствует всех находящихся там святых с епископами и диаконами (Флп.1:1).

Мы привели здесь лишь немногие места, в которых проблема выступает особенно ярко. Уже их одних достаточно, чтобы было над чем задуматься. На самом деле, что представляют собою упомянутые здесь пресвитеры и епископы? Вполне естественно, хотя и совершенно ненаучно, стремление понять эти термины апостольского времени с точки зрения позднейшего их значения, то есть, признать пресвитеров теми, что мы называем теперь священниками, и епискоиов за теперешних епископов. Но мы сейчас же вынуждены отказаться от такого понимания, как скоро попытаемся дать себе отчет в вышеприведенных местах. Вполне очевидно, что одни и те же лица названы в Деяниях и пресвитерами, и епископами. Следовательно несомненно, что по крайней мере в некоторых случаях эти названия тождественны. Но допустим, и не без основания, что в древности епископы назывались иногда и пресвитерами, как избираемые из старцев и принадлежавшие к пресвитерскому совету, и что существовали в собственном смысле пресвитеры, не имевшие епископского звания. Но здесь нас ждет новое и еще большее затруднение. Во-первых весьма нелегко в источниках первого времени отыскать какие-либо следы пресвитеров в собственном смысле (священников). Везде, где говорится о пресвитерах, как носителях церковного служения, они по-видимому ничем не отличаются от пресвитеров ефесских, названных епископами, и следовательно от епископов. Там, где говорится о церковных должностях, обыкновенно называются епископы и диаконы; пресвитеры же рядом с ними никогда не упоминаются (Флп.1:1; 1Тим.3). Выходит как будто одно из двух: или пресвитеров совсем не было, или они подразумеваются под епископами, т. е. тождественны с ними. Но когда же и как в таком случае возник пресвитерат? Не есть ли он позднейшее явление?

Другое затруднение не меньше. Если пресвитеры ефесские суть в действительности епископы, то очевидно, по-видимому, что в одной церкви было много епископов. Еще очевиднее это из Флп.1:1. Если это так, то возникает очень трудный вопрос, каким образом из множества епископов в одной церкви возник единоличный (монархический) епископат. Если бы кто захотел избежать этой трудной проблемы и признал вместе с большинством католиков, что термин епископы в апостольское время обозначал не только епископов, но и пресвитеров (священников), тот должен был бы прийти к выводу о полной тождественности этих двух терминов, а следовательно, не имел бы оснований отрицать тождество самых понятий. На самом деле, если пресвитеры были и епископами, а епископы, в свою очередь были и пресвитерами, причем где говорится о епископах, там не упоминается о пресвитерах и наоборот, то по-видимому у нас не остается никаких научных исторических оснований различать эти термины и должности для апостольского времени. Тогда перед нами встал бы вопрос, когда и каким образом вместо одной церковной степени явились две? Большинство католиков, признав тождество терминов, утверждает в то же время различие „вещи“, т. е. степени иерархии. Но это различение для I века в исторических документах не находит для себя ясных подтверждений. Старые и отчасти новые протестантские ученые оказались последовательнее: они отождествили и термины и понятия, признав существование одного пресвитерата, и напрягают все усилия к тому, чтобы из пресвитерата объяснить происхождение во II веке епископата. Совершенно беспристрастно следует признать, что до сих пор не было дано ни одной удовлетворительной попытки в этом роде. И можно быть уверенным, что такой и не будет. Неразрешимая трудность вопроса для такой точки зрения заключается в следующем. По представлению протестантов в апостольское время существовала лишь пресвитерская коллегия равноправных членов. С течением времени один из этих членов стал постепенно возвышаться, сначала сделался primus inter pares, председателем, а потом путем медленного развития и благодаря различным историческим обстоятельствам, особенно борьбе с гностицизмом, вызвавшим церковную централизацию, превратился в монархического епископа. Конечно такой переход коллегиального управления в монархическое вполне возможен. Но вот в чем неразрешимое затруднение. Процессы, подобные представленному, совершаются, как показывает история, весьма медленно, не годами, а столетиями или, по крайней мере, в целое столетие. Прежние протестантские ученые, отрицая подлинность посланий Игнатия Антиохийского, имели такое столетие в своем распоряжении. Их попытки носили поэтому вид правдоподобия. Но теперь, с общим почти признанием подлинности посланий Игнатия, несомненно, что к началу II века, то есть, лет через 40 по смерти апостолов Павла и Петра, мы находим монархический епископат в Антиохии и малоазийских церквах, вполне сформировавшийся и установившийся. Несомненное существование единоличного епископата в доброй половине всей римской империи и притом без всяких признаков своего недавнего рождения показывает, что в действительности, если не во всех указанных церквах, то в некоторых он явился значительно раньше. Не мог же он сразу возникнуть как по волшебному слову во многих совершенно независимых друг от друга церквах. В виду этого означенный сорокалетний период надо сократить еще и может быть не на одно десятилетие. Что же останется? Где поместить длинную эволюцию, путем которой коллегиальное учреждение· превратилось в монархию и притом без малейших признаков каких-либо переворотов? Ни один древний документ не заключает в себе ни малейших указаний на борьбу епископа с пресвитерами. Выходит так, как будто·пресвитеры в одно прекрасное время добровольно решили отказаться от своих прав в пользу епископа. Эта неразрешимая трудность заставила протестантских ученых вновь пересмотреть свою исконную протестантскую теорию и искать новых путей к разрешению труднейшей проблемы. В настоящее время значительная часть солидных немецких ученых признала первоначальное существование епископата, отличного от пресвитерата. Таким образом, учение православной церкви о происхождении всех трех степеней иерархии в апостольское время, хотя и в другой форме, нашло себе признание в новейшей протестантской науке. Однако это еще не знаменовало собою удовлетворительного решения нашей проблемы. Прежние затруднения в значительной доле все еще не устранены: по-прежнему остается·малопонятным преобразование коллегиального епископства в единоличное. К этому присоединяются еще новые трудности. Например, по-видимому наиболее блестяще обоснованная и в последнее время очень распространенная гипотеза Гатча и Гарнака, допуская резкое различие между пресвитерами и епископами, как представителями мирской и христианской организации, усложняет проблему, внося в нее новый элемент, именно сложный процесс постепенной ассимиляции столь разнородных первоначально организаций. В 3–4 десятка лет гипотеза Гатча – Гарнака помещает два весьма сложных процесса: ассимиляцию пресвитерства и епископства и образование монархического епископата. А между тем послания Игнатия Антиохийского считают единоличный епископат уже старым повсеместным учреждением и не заключают в себе никаких воспоминаний о другом порядке вещей, никаких следов какой бы то ни было борьбы, неизбежной при всяком переходе коллегиального устройства в монархическое.

Итак проблема происхождения епископата до сих пор не получила еще окончательного разрешения. Это обстоятельство и дает нам повод вновь пересмотреть весь древнейший церковно-юридический материал и сделать из него посильный вывод. Разумеется, мы не задаемся целью дать окончательное решение проблемы. В ней слишком много неопределенных величин, чтобы вообще можно было надеяться на полное её разъяснение хотя бы в далеком будущем. Наша задача – дать наиболее правдоподобное решение, основанное на тщательном анализе источников первых двух веков и на более или менее определенном и твердом принципе. Мы наперед знаем, что наши взгляды могут вызвать возражения. Но мы в то же время думаем, что вследствие крайней запутанности материала всякое трактование избранного нами предмета неизбежно вызывает против себя возражения, и что исследователю приходится в этом случае довольствоваться таким решением проблемы, которое сопряжено с меньшими научными затруднениями.

Более посчастливилось в науке другой проблеме, касающейся отношения церковного устройства к иудейскому и языческому. К этому вопросу можно подходить двояко. С одной стороны можно ожидать, что иудеи и язычники, принимая христианство, не имевшее первоначально твердых внешних форм, естественно принесут с собой в строй церкви формы иудейской и языческой общественной жизни. Но с другой стороны христианство, по своему нравственному содержанию, стояло столь высоко над иудейством и особенно язычеством, что трудно допустить возможность заимствования церковью иудейских и тем более языческих форм. Из этих двух точек зрения в давнее еще время возникли два диаметрально противоположные взгляда, из которых один считал церковную организацию копией иудейской или языческой, другой совершенно отрицал связь между христианским и нехристианским строем. В настоящее время в науке наблюдается больше согласия по этому вопросу. Однако, по нашему мнению, очень важная сторона в нем до сих пор не получила своего разъяснения. Стремясь выяснить исторические отношения между христианскими и нехристианскими учреждениями, исследователи недостаточно обращали внимания на связь в общем ходе развития церковного и государственнаго строя, поскольку она выразилась с одной стороны в первоначальной обособленности и самостоятельности церковных и городских общин, с другой стороны в общем стремлении, их к централизации власти. Этот пробел мы надеемся восполнить в своем исследовании.

Едва ли может быть вопрос о том, какой лучший метод исследования древне-церковной организации. Пытаться прийти к положительному результату путем разбора существующих взглядов было бы бесплодным трудом в виду безконечного разнообразия научных построений. Рисовать общую картину церковного строя, лишь по мере надобности пользуясь источниками, значит рисковать объективностью выводов, так как при таком способе изложения научного материала слишком легко может случиться бессознательное замалчивание отрицательных инстанций. При крайней запутанности нашего предмета следует признать единственно плодотворным методом критико-исторический, состоящий в последовательном и тщательном анализе древнейших христианских памятников в их исторической обстановке. Прежде чем воспользоваться данными источника, необходимо установить время и место его происхождения, уяснить заключающийся в нем материал в связи с общим содержанием и духом памятника, необходимо также вскрыть внутреннюю связь между данными тех памятников, которые принадлежат или к одному времени, или к одному месту. Только таким путем можно дать наиболее точную и полную картину церковного строя в различные периоды и в разных церквах.

Но и при тщательном анализе памятников мы скоро почувствуем неполноту исторического материала, отсутствие многих весьма важных звеньев, необходимых для реставрации древнейшего церковного строя. При вполне естественном при этом желании восполнить недостаток сведений собственными догадками мы однако должны всегда стоять на почве текста древних памятников и во всяком случае не можем привлекать для освящения первоначальной эпохи позднейшие документы с тем, чтобы без всяких околичностей переносить в нее находимые в этих документах·элементы. Мы ни на одну минуту не должны забывать возможности постепенного развития известной церковно-юридической нормы. Но вместе с тем, мы должны воздерживаться и от слишком решительных выводов e silentio. Последние могут иметь научное значение лишь тогда, когда самое молчание источника необъяснимо из иных причин, и когда другие данные говорят против замалчиваемого факта.

Издания, цитируемые сокращенно

Achelis und Flemming. Die Syrische Didascalia. 1904.

Bardenhewer, O. Geschichte der altkirchlichen Litteratur. В. I, 1902.

Batiffol. Anciennes litératures chrétiennes. 1897.

Dobschütz. Die orchristlichen Gemeinden. Sittengeschichtliche Bilder. 1902.

Dobschütz. Probleme des apostolischen Zeitalters. 1904.

Ehrhard, Albert. Die altkirchliche Litteratur und ihre Erforchungen von 1889–1900. I Ab. 1900.

Foucart. Associations religieuses chez les Grecs. Paris. 1878.

Funk. Die apostolischen Väter. 2 Aufl. 1906.

Funk. Kirchengeschichtliche Abhandlungen und Untersuchungen 1–2. 1897.

Gebhardt – Harnack – Zahn. Patrum apostolorum opera, I–III. 1876–1877.

Harnack. Adolf. Lehrbuch der Dogmengeschichte, В. I. 3 Aufl. Freiburg. 1894.

Harnack. Adolf. Geschichte der altchristlichen Literatur bis Eusebius: Chronologie. В. I. Leipzig, 1897.

Harnack. Adolf. Lehre der zwölf Apostel, nebst Untersuchungen zur älteste Gechichte der Kirchenverfassung und des Kirchenrechts. 1884.

Harnack. Adolf. Die Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten drei Jahrhunderten. 2 Aufl. В. I–II. 1906.

Harnack. Adolf. Die Quellen der sogenannteu apostolischen Kirchenordnung. 1886. Texte und Untersuchungen zur Geschichte der altchristlichen Literatur. Bd. II, Heft 5.

Hatch, E. Gesellchaftsveriassung der christlichen Kirchen im Altertum. Übersetzung mit Excursen von Harnack. Giessen 1883.

Julicher. Enleitung in das neue Testament. 1906.

Knopf, Rudolf. Das nachapostolische Zeitalter. Geschichte der christlichen Gemeinden vom Beginn der Flavierdynasti, bis zum Ende Hadrians. 1905.

Krüger. G. Geschichte der altchristlichen Litteratur in den ersten drei Jahrhunderten. 1895.

Kühl. Gemeindeordnung in der Pastoralbriefen. Berlin. 1885.

Lightfoot. The Apostolic Fathers. P. I, Vol. I–II (1890); P. II, Vol. I–III (1889).

Liebenam, W. Städteverwaltung in römischem Kaiserreiche. Leipzig. 1900.

Liebenam, W. Zur Geschichte und Organisation des römischen Vereinswesens. Leipzig. 1890.

Lindsay. The Church and the ministry in the early centuries. 1903. 2 ed.

Loening, Edgar. Die Gemeindeverfassung des Urchristenthums. Halle. 1889.

Loofs. Theologische Studien und Kritiken. 1890.

Lowrie. The Church and ist organisation in primitive and catholic times an interpret. of. P. Sohm's Kirchenrecht. 1904.

Marquardt, Joachim. Römische Staatsverwaltung. B. J. Aufl. 2.1881.

Mtchiels, André (l’abbé). L’origine de I’όpiscopat. Etude sur la fondation de I’église, l’oeuvre des Apôtres et le développement de I’épiscopat aux deux premiers siècles. Louvain. 1900.

Mommsen. Römisches Staatsrecht. II3, III.

Monnier. La notion de l’apostolat Dès origines à Jrénée. 1903.

Pfleiderer, Otto. Das Urchristentum. Seine Schriften und Lehren in geschichtlichem Zusammenhang. 2 Aufl. 1902. B. I–II.

Rwille, Jean. Les origines de l’episcopat. Etude sur la formation du gouvernement ecclésiastique au sein de l’eglise chétienne dans l’empire romain. I partie. Paris. 1894.

Ritschl. Entstehung der altkatolischen Kirche. 2 Aufl. Bonn. 1857.

Schürer, E. Die Gemeindeverfassung der Juden in Rom in der Kaiserzeit. Leipzig. 1879.

Schürer, E. Geschichte des judischen Volkes im Zeitalter Jesu Christi. 2 B. 4 Auflage. 1907.

Seyerlen. Entstehung des Episcopats in der christlichen Kirche Zeitschrift für practische Theologie. 1887, Heft 2, S. 98–143; H. 3, S. 201–244.

Sobkowski. Episcopal und Presbyterat in den ersten christlichen Jahrhunderten. Würzberg. 1893.

Sohm. Kirchenrecht: I Die geschichtlichen Grundlagen. Leipzig. 1892.

Weizsaecker. Das apostolische Zeitalter der christlichen Kirche. 3 Aufl. 1902.

Völter, D. Die apostolischen Väter. I Th. 1904.

Zahn, Theodor. Einleitung in das nene Testament. 2 Anfl. 190. I–II B.

Zahn, Theodor. Forchungen zur Geschichte des neutestamentlichen Kanons und der altkirchlichen Literatur. T. III. 1884. VI Theil, 1900.

Ziebarth. Das griechische Vereinswesen. Leipzig. 1896.

Züchter, Otto. Diakonen und Evangelisten. Zur Entwickelung der Kirchen = und Gimeindeämter im Urchristentum. 1893.

C. I. G.=Corpus inscriptionum graecarum, ed. Boeckhius. Vol. I, 1828; II, 1843.

C. I. G. Sept=Corpus inscriptionum graecarum. Graeciae Septentrionalis consilio et auctoritate Academiae Literarum regiae borussicae editum. Vol. I, 1892.

C. I. L.=Corpus inscpiptionum latinarum.

I. G. Insul=Inscriptiones graecae Insularum maris Aegaei. Acad. Bor. Fasc. I, 1895; III, 1898.

Le Bas et Waddington= Inscriptions grecques et latines. T. III, 1870.

Orelli–Henzen.=Inscriptionum latinarum. selectarum amplissima collectio. Vol. I–II Edid. Orellins. 1828. Vol. III. Edid. Henzen. 1856.


Источник: Мышцын В.Н. Устройство христианской Церкви в первые два века. – Сергиев Посад: Тип. Свято-Троиц. Сергиевой Лавры, 1909. -XVI, 475 с. – Библиогр.: с. XIII–XV.

Комментарии для сайта Cackle