Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Василий (Родзянко)

Любовь Божественная и человеческая

   Божественная любовь — источник всей жизни, в том числе и Самого Божества. Любовь является основой и силой Божественной жизни, которая не имеет ни начала, ни конца, никаких пределов. Она безпредельна, и в ней заключено все, в том числе и весь наш мир, весь космос, вся вселенная, которую сейчас люди хорошо изучили и изучают и говорят нам, что этот мир имеет миллиарды и миллиарды лет, что он распространен на миллиарды и миллиарды световых лет. Световой год — это теперь таким образом измеряется расстояние в космосе, то есть это столько лет, сколько нужно, чтобы свет прошел со скоростью 300,000 километров в секунду, что является пределом всякой скорости.
   Свет есть то бытие, которое осуществляет это. И как отмеряют километры на земле, то между галактиками это измеряется при помощи световых лет. То есть сколько нужно времени, чтобы прошел год и за этот год столько-то времени скорости света. Это, конечно, математические формулы, которыми измеряются расширение всех планет, всего космоса. И все это имеет такую характеристику, что все летит в какую-то бездну. Более того, есть уже определенное название (об этом я теперь много думаю): черная дыра. И в эту черную дыру все стремится. Причем в каждой галактике есть своя черная дыра. Что такое черная дыра? Это взорвавшаяся звезда. А что такое эта взорвавшаяся звезда? Эта взорвавшаяся звезда называется теперь Супер-Нова. Она очень яркая. Мы ее на небе ночью видим как самую яркую звезду где-нибудь в какой-нибудь части вселенной. И вот эта самая яркая звезда, она фактически в своем взрыве выбрасывает из себя то, что в ней содержалось, то есть элементы- Эти все элементы можно теперь узнать, потому что у каждого элемента есть своя световая сила, которая при помощи разбивания луча в спектр, (как радугу). У каждого элемента есть свой спектр. Таким образом ученые знают это все. И вот все это, такая огромная вселенная, которую мы никогда раньше не представляли себе, она вся целиком, по нашей вере и по учению нашей православной церкви святоотеческому и догматике нашей, она вся целиком в Божественной Любви.
    Вопрос: И черные дыры тоже?
   Все, все в Божественной Любви. Эта Божественная Любовь осуществила эту вселенную. Она ее начала. И эта вселенная, я цитирую Библию, была абсолютно совершенной (Бт. 1, 31), то есть всего того, что сейчас есть в нашей вселенной, что относится к несовершенству и к злу, не было. Об этом говорится в первой книге «Бытия». Первая книга «Бытия» определенно говорит: «и увидел Бог, что это хорошо». И в конце первого рассказа о творении мира говорится в самом начале. Начало можно понять не только как временное начало, но и начало по существу, как источник. Сказано так: «Так сотворены Небо и Земля,» — я уже цитировал не раз, — «и все воинство их». Поскольку здесь говорится и «Земля», и говорится «их», то совершенно ясно, что воинство Земли тоже там сотворено, то есть мы все. Это любовь Божия, огромная, потрясающая, которую трудно себе представить. И эта Божия Любовь не изменилась никогда и ни в чем. Хотя у нас так антропоморфически иногда говорится: «Господь прогневался или Господь наказывает». Это да, это так, потому что других слов нет, чтобы это выразить — отношение Бога ко злу или к любому нашему греху. Но тем не менее во всем этом, по учению церкви, во всем этом только Божия любовь. У Бога нет ненависти, никакой и ни к кому. У Него нет никакой вражды ни к кому. Он не был бы Тем, что Он есть, если бы в Нем было что-то такое из наших понятий человеческих, к тому же огреховленных людей.
   И поэтому наше православное христианское учение совершенно не похоже на учение дуалистов, которые говорят о том, что есть бог добра и есть бог зла. Нет, это абсолютно невозможно. Более того, тот, который оказался, казалось бы, источником зла — этот первый ангел, Архистратиг, который носил имя Люцифер, что значит на латинском языке «носитель света». Он «носитель света» потому, что он нес в себе свет Божественной Любви. И вот он, благодаря тому, что свернулся вокруг самого себя в эгоистическом стремлении, и потом сказал первым людям «будете как боги», решил, что и он может быть как Бог. Это и было началом падения всех и всего. Вот это отношение, отношение к Богу Любви. Вместо того, чтобы эту принять Любовь, как принял другой Архистратиг — Архангел Михаил. Он и до сих пор стоит на страже Царства Божия как великий воин и страж.
   Все это, конечно, наши человеческие слова, но они отражают глубину Небесности. Это такая сила любви, что когда понадобилось спасти несчастного павшего человека, то любовь оказалась настолько жертвенной, что вместо того, чтобы наказывать человека Премудрость Божия, Логос, Слово, Сын Божий, через Которого Отец Небесный сотворил весь мир в Духе Святом пришел на эту землю, стал человеком для того, чтобы умереть и искупить все грехи. Такой любви у человека не было, нет и не будет. Такая любовь только Божественная. Это надо нам всем хорошо помнить и отдавать себе отчет, что это так.
   Какова же любовь человеческая? Возьмем человека до греха. Человек, — я в данном случае цитирую Григория Нисского, — явился в раю не под именем одного, одной особи. Не было никакого имени. В первой главе имени нет, во второй главе тоже нет. В третьей главе в одном месте имя появляется, но уже с точки зрения не метаистории, а истории, то есть в нашем мире. А уж имя: Ева потом появилось. Не только после греха, но и после того, когда она родила Каина и потом Авеля. И сказано в Библии, что она получила имя Ева, что значит «жизнь» от еврейского слова хайя. И от этого йи в еврейском языке гортанно немножко переходит в вы, Ийэва, ну по-русски просто Ева, потому что она стала матерью всех живущих на Земле. Так говорит Библия.
   Что же такое тот момент, где говорится о Человеке, который был сотворен в шестодневье — в шестой день. Григорий Нисский говорит, что Человек это не одинокая личность, а вся глубина человечества как такового. Все человечество вместе и сотворено, как мы знаем, по образу и подобию Божиему. Что такое образ и подобие? Есть два совершенно не похожих друг на друга объяснения. Одно — каппадокийцев — Василия Великого, Григория Нисского, Григория Богослова и всех тех богословов, которые в течение веков им следовали. Другое — блаженного Августина (на Западе), который не знал греческого языка, никогда не встречался ни с одним отцом восточной церкви, и в то же самое время был очень одаренный человек и глубокий мыслитель, философ и богослов. Поэтому он и стал таким великим святым для западной церкви, в которой он фактически и вырос, и жил, и служил. В чем же разница? А вот в чем. По православному восточному учению, как говорит Григорий Нисский, это означает, что Человек сотворен по образу Божественной Троицы и Божественная Троица находится в самой сути человеческого бытия. Поэтому Человек так же, как и ипостаси Божественной Троицы, троическим способом: я, ты, он, они, она. Четвертого лица в граматике нет и только двух лиц нет. Все тройственно, даже теперь в нашем разбитом состоянии, после греха. А там, когда был самый момент творения, до всякого грехопадения, это было. Так говорит Симеон Новый Богослов, через шестьсот лет после Василия Великого и Григория Нисского, что первозданный Человек до грехопадения — это весь человеческий род.
   А блаженный Августин говорит: образ и подобие Божие от Троицы, конечно. Но у человека есть ум, у человека есть воля и у человека есть чувства. Вот это троица, троический лик, троический образ, троическое отображение. А кого он берет? Отдельного человека. В то время как вся суть заключается в том, что Божественная любовь не знает ничего отдельного, ничего такого, что не вместе, не знает и не хочет знать, потому что это не есть жизнь. Творец создал себе детей и из ангелов, и из людей именно для того, чтобы они были вместе на подобии как в нашей жизни, семья. Вот как молодая семья у отца Михаила: их трое, как поется на Утрене: «троическое единство священно тайне.»
   И в этом, конечно, основная задача — понять, в чем заключается разница между любовью Божественной и любовью человеческой до греха. Она заключается только в том, что человек не Бог, и если он начинает думать о себе, что он Божественный и может сравниться с Богом, то он теряет все, что ему дано, потому что это нарушение всей основы. Так и говорится, что Люцифер пал. Как пал? Спаситель говорит: «Я видел его, как он упал, как молния, с Неба на Землю, ушел в Землю». И это падение является ответом, за сопротивление Божественной Любви.
   В чем же заключалась человеческая любовь в первородном состоянии до греха? В полном любящем сыновнем, дочернем отношении к Отцу Небесному. И в этом смысле она оказывалась любовью, которая как бы оглядывается на источник Божественной любви. И этот источник либви сам расширяется и распространяется в силу того, что он сотворен Богом. С точки зрения самой любви, она была в раю такая же, как любовь Божественная, абсолютно то же самое.
   Теперь мы видим нечто другое. И мы часто ошибаемся, потому что мы смешиваем понятия. Мы теперь оказались в мире, который потерял даже свое равновесие, как теперь нам говорят учёные-космологи. И слова философа Канта о том, что его убеждает в том, что Бог действительно есть, с одной стороны, нравственный закон в человеке, а с другой стороны — удивительная красота и гармония ночного звездного неба, теперь уже не подходят, после всего, что мы знаем, что такое космос, и куда он летит, какая это бездна, и какая разобщенность элементов.
   В книгах Стивена Хокинга, есть очень интересный анализ того, что такое маленькие частицы, которые наполняют собою весь космос и, что раньше называлось условно эфир. И если радиопередача идет по эфиру, но никакого эфира нет, а есть маленькие микроскопические частицы, что никакой микроскоп их не увидит, так они малы, но их очень много и они в полном хаосе, в полной неопределимости и неопределенности. И этот особый микромир свидетельствует о том, что нарушена основа бытия и поэтому происходит этот страшный полет в бездну. Это хаос и этот хаос, конечно, и является результатом, первым результатом греха, потому что грех создает это в нашей душе, в психике каждого отдельного человека, который стал теперь отдельным и не может никак соединиться со своими братьями и сестрами полностью. И поэтому все это пошло именно из-за этого состояния нашей психики, где терциум нон датур. Вместо того, чтобы воспринять в нашей жизни, в нашем обществе, в нашем стремлении быть вместе это замечательное триединство наша логика говорит: терциум нон датур, третьего нет в нашей психике. Что это такое? Это уход от Бога, от образа и подобия Божия. Теперь это закон, по которому мы все живем. И из этого вытекает все то, что мы сейчас видим и слышим по телевидению и читаем в газетах.
   Скажем например о Косово. Сербия, которая всегда была одним из самых сильных очагов православия, христианства, в течение более пятисот лет развивалась с большим трудом под игом мусульман. А теперь опять вспыхнула эта проблема. Но не буду отвлекаться в политику. Просто хотел привести этот пример, проблему, перед которой мы стоим. Поэтому наша любовь, человеческая, в наших условиях после грехопадения, она очень часто не только не похожа на любовь Божественную, но она просто извращает то, что является в Боге святостью, святостью полноты Божественной любви, чистоты и вечности.
   Я уже говорил, что греческий язык очень хорошо определяет эту любовь у нас на Земле: одну, другую, третью. Любовь Божественно чистая и Божественно жертвенная — тоже и в человеке бывает, не всегда — это агапи. Любовь, которая становится обоюдной — это филио, дружба. И третье, любовь, которая создает семью, — это эрос, который в нашем языке принял иногда некоторые понятия, которые были незаметны в греческом тексте. Потому что у греков это больше всего сила любви, сила преодоления средостения. А у нас теперь эротическое и так далее — все это уже особенно после немецкого психолога и философа Фрейда. Фрейдизм — все построено на эросе, именно в плохом понимании слова. Это свидетельствует о том, что эрос есть нечто, что приводит к ужасным последствиям, которые прямо противоположны и человеческой любви до грехопадения и Божественной любви, и тогда и сейчас и во все времена. Это в сущности квази — любовь бесовская, дьявольская, потому что основа ее — себялюбивый эгоистический ген. Я в данном случае цитирую английского философа и специалиста Докингса, который так и назвал свою книгу: «Selfish Gene,» что значит, эгоистический ген. Очень интересная книга. Он не христианин, и он не верующий. Как он сам говорит, я — дарвинист. Он сторонник теории эволюции девятнадцатого века по существу. Он не обращает большого внимания на современные находки и открытия науки, хотя, конечно, знает их и иногда упоминает. Но что у него очень ценно и интересно — именно благодаря тому, что он не говорит с точки зрения верующего человека — он раскрывает всю бездну ада, хотя не называет это так. Вот в чем заключается сущность нашего падшего состояния — в этом эгоистическом гене, и это сидит во всех нас. И это и есть, с точки зрения психологической, то наследие первородного греха, о котором говорят с точки зрения генетической.
   И здесь, конечно, надо учитывать одну вещь, что, как я говорил в одной из прошлых бесед, не будь этого гена в человеке, человек не сумел бы создать свой род вообще, рухнуло бы все, потому что не было бы той силы, которая могла создать возможность соединения, сочетания мужского и женского начала в человеке с тем, чтобы из этого получился младенец, ребенок. Поэтому нужен был этот личный интерес, и это иногда называется любовью. Таким образом получается, что этот ген и есть то зерно, которое оказалось в каждом из нас в результате грехопадения.