святитель Василий Великий

  Глава 1, Часть 6Глава 2, Часть 2 

Толкование на вторую главу

Часть 1

Ис.2:1. Слово бывшее...16 ко Исаии сыну Амосову о Иудеи и о Иерусалиме.

По описании первого видения было слово сие к Исаии, сыну Амосову. Почему же там "видение", а здесь "слово"? Потому что хотя сила Божия, по благодати Духа святым Божиим даруемая, одна и она есть ведение неведомого, сообщаемое сердцам святых чрез откровение и озарение, однако же, по различию предметов ведения, открываемое называется или видением, или словом. Там было показано настоящее: пороки народа, отчуждение его от Бога, неблагодарность к Благодетелю; здесь предвещается будущее, поэтому – слово о том, что «будет в последния дни». Но и там не посредством зрения видение, и здесь не посредством слуха познание, но озарение в сердце от Духа, Который показывает настоящее и предвозвещает будущее. И здесь опять речь об Иудее и об Иерусалиме. Хотя будет говорено и о других народах, ибо не «Иудеев токмо Бог», но «и языков, понеже един Бог, Иже оправдит обрезание от веры и необрезание верою» (Рим. 3, 29–30), однако же предварительно и в первом месте упоминает о Своем наследии. Но спросишь, не с особенной ли мыслью, требующей объяснения, иногда о слове прилагается «Господне», иногда нет сего приложения – «Господне»? Например: «Слово Господне, еже бысть ко Осии сыну Веириину» (Ос. 1, 1), а здесь: «Слово бывшее... ко Исаии». И о видении говорится у Иезекииля: «и отверзошася небеса, и видех видения Божия» (Иез. 1, 1); а у Исаии: «Видение, еже виде Исаиа» (Ис. 1, 1). Также у Иеремии: «Слово, еже бысть ко Иеремии» (Иер. 25, 1). Поскольку Пророки говорили народу непокорному, пререкающему, вовсе отступившему от Бога, то умолчанием имени Господня надеялись достигнуть, чтобы были приняты слова их. В той мысли, что Бог не печется о делах человеческих, иудеи осмеивали говоривших им от лица Господня, как дает разуметь Иеремия, говоря: «бых в посмех весь день» (Иер. 20, 7).

Ис.2:2. Яко будет в последния дни явлена гора Господня, и дом Божий на версе гор,

Последними днями называются дни, приближающиеся к окончанию сего времени. Ибо к тленному миру сему приноровлена и природа протекающего времени. Оно имеет свойство и сродство с видимыми предметами, отходит вместе с разрушающимися вещами, настает вместе с приходящими в бытие, есть нечто ожидаемое и чаемое вместе с имеющими еще быть. Поскольку дни и ночи, месяцы и годы, все расстояния времени имеют начало от солнца, луны и движения тверди, то с разрушением последних необходимо последует и конец времени. Итак, пред окончанием сего мира «будет явлена гора Господня, и дом Божий на версе гор». И кто не раболепствует одним речениям, не держится голой буквы, тот окажется вынужденным не останавливаться на чувственном. Ибо как явится тогда «гора Господня»? Как «на версе гор» созиждется "дом Божий"? Плотский Израиль не ожидает в будущем и явления другой горы, и устроения на других вершинах второго дома; а гора Сион и храм уже были явлены во времена пророчества Исаина. Что же значит сказанное? Не то, что в последние дни явлены будут и гора и дом, но что в последние дни откроется, во оставление греха, великое и высокое Домостроительство о спасении человеков. Ибо «тайна сокровенная от век, ...явися» (Кол. 1, 26) при скончании времен. Горе же уподоблено сошествие Господа на землю потому, что гора есть земная возвышенность. Но и плоть Господня, по общей нашей природе будучи землей, возвышена чрез соединение с Богом. А дом Божий «на версе гор», по слову Апостола, есть Церковь. Ибо говорит: «увеси, како подобает в дому Божии жити, яже есть Церковь Бога жива» (1Тим. 3, 15). Ее основания на горах святых, ибо наздана «на основании Апостол и пророк» (Еф. 2, 20). Одной из таковых гор был и Петр; и Господь дал обетование – на сем камне создать Церковь Свою (Мф. 16, 18). Ибо мудрствования высокие и превыспренние, ставшие превыше земного, справедливо называются горами. А душа блаженного Петра наименована высоким камнем, потому что она твердо укоренилась в вере, была непоколебима и неослабна при всех приражениях искушений. Посему все приобретающие ведение Божества, по величию ума и умных дел усовершившись в здравой жизни, суть "верси гор", на которых созидается дом Божий.

И возвысится превыше холмов:

Холмы суть какие-то земные горбы, имеющие посредственную возвышенность над землей: они выше мест низких, но не достигают до самых высоких. Итак, поскольку превосходство Господа по человечеству не сравнимо со всеми вместе взятыми превосходствами, являемыми в каких бы то ни было заслугах, то посему и сказано, что гора Господня будет явлена «превыше холмов». «Множайшей бо славе сей паче Моисеа сподобися, елико множайшую честь имать паче дому сотворивый его» (Евр. 3, 3). Сколько же выше Авраама? Сказано: «Авраам... рад бы был, дабы видеть день вочеловечения; и виде и возрадовася» (Ин. 8, 56). И Авраам дал Мелхиседеку десятину, а Мелхиседек был образом Господа. Сие говорю, чтобы показать плотское превосходство Господа. Искать же славы Божества в превосходстве пред рабами и да не дерзнем! Домостроительство человечества превыше праведников между человеками, ибо Един «греха не сотвори» (1Пет. 2, 22); а велелепие Божества превознесено превыше небес.

И приидут к ней вси язы́цы.

Продолжение слова яснее открывает смысл пророчества, изображая будущее стечение язычников к познанию Христову. Ибо придут к вере все народы, призванные проповедью, потому что «проповестся Евангелие сие во всем мире» (Мф. 24, 14) и «во всю землю изыде» евангельское "вещание" Апостолов (Пс. 18, 5).

Ис.2:3. И пойдут язы́цы мнози

"И пойдут, – говорит Пророк, – языцы мнози». Не оставь без внимания точности в словах. Там сказано: «приидут вси», а здесь – "пойдут" не "вси", а "мнози", потому что слово "приидут" относится к вере, а слово "пойдут" (πορεύσονται) – к образу жизни. Итак, поскольку все исповедуем веру, но не все живем по заповедям, то «приидут вси язы́цы», а пойдут "мнози". Слово же «ходить» (πορεύειν) берется в значении жизни, сообразной с законом. Сказано: «Блажени непорочнии в пути, ходящии в законе Господни» (Пс. 118, 1). Но как же – Господь говорит, что «мало... есть, иже обретают... путь» (Мф. 7, 14), а мы говорим, что «пойдут язы́цы мнози»? Это потому, что все народы, относительно к собственному числу народов, могут быть изочтены, но число людей в каждом народе велико. Посему Пророк говорит здесь, что многие (но не все) народы ведут жизнь по Евангелию, хотя все называют себя по имени Христову. Но ежели исчисляются многие народы, то еще не следуют необходимо в это число все до одного из заключающихся под общим именем каждого народа. Исчислив народы каппадокиян и галатов, армян, или сириян, или египтян, можно сказать, что сии народы суть «ходящии в законе Господни», между тем как не все входящие в состав каждого народа согласно стремятся к цели жизни. Посему относительно к семидесяти двум народам, или сколько их ни начтется в целой вселенной, многие ходят путем жизни, относительно же к целому числу людей, живущих на земле, не много спасаемых. Таким образом и Евангелие истинно, и пророчество не противоречит ему. «Вси язы́цы поработают ему», но «поклонятся» из многих не многие: сказано – «вси царие земстии» (Пс. 71, 11). И Софония говорит: «приидут работати Ему под игом единем» (Соф. 3, 9).

И рекут: приидите, и взыдем на гору Господню и в дом Бога Иаковля

Преуспевающие в ведении, как бы восшедши на высоту, призывают к одинаковому с собой восхождению и тех, которые останавливаются еще на дольнем и проводят жизнь в низких житейских попечениях. Кто совоскрес «со Христом и вышних ищет», тот да призывает мудрствующих "земная" (Кол. 3, 1–2) и да руководствует помышления их в горнее. Поскольку положение тела относительно к горе бывает двоякое: одно – с подгорья восходящих на вершину, а другое – с вершины сходящих к подошве горы, по различию и в положении самого тела, и в действии, различно нами совершаемом, то, может быть, двоякое сие представление удобоприлагаемо и к строительству вочеловечения, так что вочеловечение можем представлять себе горой, и здесь как плоть через соединение с Божеством возносится на небо, так Божество чрез общение с человечеством снисходит к земному.

«Приидите, и взыдем». Приступим к высоте богословия, начав со страдания. «И в дом Бога Иаковля». Выше говорится просто "дом Божий", а здесь – «дом Бога Иаковля». Какая сему причина? Или там недостает слова, или здесь оно лишнее. Но что от Духа, в том нет ничего напрасного. Слово показывает, что первое согласие на истину производится по общим понятиям о Боге; несомненность же веры получает совершенство по уяснении уже свойств Божиих в сердце преуспевающих в ведении. Посему вводимым только в ведение сказано просто "дом Божий", а выслушавшим уже начатки учения сказано, какой Божий дом, именно «Бога Иаковля», потому что Иакову даровано быть в свойстве с Богом. Сказано: «Аз есмь... Бог Авраамов и Бог Исааков и Бог Иаковль. ...Сие Мое есть имя вечное» (Исх. 3:6, 15). Чтобы честь святых сделать приснопамятной, Бог присоединяет к Своему имени имена рабов, так что всякий раз, когда вспоминается о Боге, присоединяется воспоминание и о них. Посему тем, которые приступили уже, Пророк присовокупил как бы отличительный признак Божий, сказав: «и в дом Бога Иаковля». Но поскольку у Иакова есть еще имя запинателя и борца (запинателем он называется за борьбу с сопротивными; напоследок же, после доброй победы, получил имя Израиля), то более и более преуспевающий сначала узнает дом Бога Иаковля, то есть низшее и доступное ему, а напоследок, со временем, познает и Бога Израилева, сообразно с ходом и порядком сообщаемых ему совершеннейших преданий.

И возвестит нам путь Свой, и пойдем по нему.

Если не взойдем на гору, не возвестит нам пути Своего. А если не возвестит нам, как пойдем? То есть если не примем Евангелия, как будем жить по-евангельски? А старающиеся узнать путь, очевидно, не знали его. Посему как же взойдем на гору, не зная пути? Конечно, слова «приидите и взыдем» означают готовность и ревность поспешающих, но не показывают получения желаемого. Представим, что и ныне иные из поспешающих к вере приглашают и поощряют друг друга: «Станем дальше от пресмыкающихся по земле, будем мудрствовать о небесном, «взыдем в дом Божий»; там узнаем путь, по которому чрез совершенство достигнем предназначенного всем вообще конца».

От Сиона бо изыдет закон, и слово Господне из Иерусалима.

Спроси человека «от обрезания», плотского иудея: о каком законе и о каком слове говорит Пророк? О законе ли, данном чрез Моисея? Но пусть покажут, как он исходит от Сиона. Ибо Моисей не взошел в «землю одержания» (Лев. 25, 24), а Сион – в Иудее. Итак, по их мнению, погрешило Писание, вместо одного слова употребив другое: вместо Синая или Хорива наименовало Сион. Но Пророк говорит о святом законе. О каком же? Когда данном? Где написанном? «И слово из Иерусалима». Это говорит о слове пророческом? Но оно было по всей Иудее, а не в одном Иерусалиме, даже и в Израиле, даже в земле пленения, в Ниневии и во многих странах. Итак, да заградят себе уста пред истиной и да приимут закон Господа, исшедший из стражбища, от Богоносной плоти, с которой призрел Он на дела человеческие. «И слово Господне из Иерусалима». Ибо оттоле начавшаяся проповедь рассеяна по всему миру.

Ис.2:4. И судити будет посреде язык

"Бог, став в сонме богов, боги разсудит» (Пс. 81, 1), а язычников «судити будет посреде язык». Святых прилично рассудить по дознанному их достоинству, а живших в суете должно судить. Но, может быть, здесь показывается, что наказание народам, чуждым благочестия, различно, а не одно и то же. Поскольку они утратили познание о Боге – все достойны мучений и казней. Поскольку же есть разность в образе их жизни, «в страстях безчестия» (Рим. 1, 26) и в лукавстве против ближнего, потребен суд над язычниками для разобрания грехов их против ближних.

И изобличит люди многи

Чтобы показать нам справедливость и непререкаемость праведного суда, Пророк присовокупил: «и изобличит люди многи». Ибо сказано: «обличу тя и представлю пред лицем твоим» (Пс. 49, 21). Здесь обвинитель представляет свидетелей в обличение преступлений обвиняемого, но в судилище тайных дел наших предстанут пред нами самые дела в их собственном виде и представится согрешившим каждый их грех. Там обличение употребляется для подтверждения справедливого суда, здесь – для исправления обличаемого в том, в чем обличается. Посему Апостол советует Тимофею пользоваться обличением (2Тим. 4, 2). Всякое обличение, ощутительно уязвляя обличаемого, сильно мучит его, представляя позор греха, и сие благотворно для не чувствующего собственных своих падений, потому что приводит его в сознание и истинное раскаяние. Какая телесная рана производит такую же боль, каково мучение, производимое в душе разящим словом, которое чувствительно для совести подвергшихся стыду худых дел?

И раскуют мечи своя на орала и копия своя на серпы

Таков доброполезный конец обличений – людей браннолюбивых и мятежных приводить в мирное состояние. Для всякого же очевидно, что закон Христов и слово Христово, будучи мирными и умиряющими, проповедали мир и дальним и ближним. И потому иудеи и язычники отложили бранные оружия как употребляемые для поражения вблизи, в рукопашных боях, и названные у Пророка "мечом", так и приготовляемые для действия издали и у Пророка именуемые "копиями". "Слово" же «из Иерусалима» переделывает их в земледельческие орудия, так что губительный меч служит приготовительным орудием для животворных семян, всеваемых мудростью в разумные души, потому что обращенный в плуг смягчает ожестевшее, вырывает терния, делает души хранилищами небесной благодати. А копье, бросаемое и поражающее издали, обращается в нечто, собирающее вблизи и приводящее в общение; ибо таковы серпы: они собирают рассеянное и соединяют колосья в общение рукояти. Посему есть и словесная жатва, для которой нужны потребные орудия и о которой сказано: «возведите очи ваши и видите нивы, яко плавы суть» (Ин. 4, 35). Ни один из строителей браней не способен к сей жатве. Но Господь послал на жатву сию собственных учеников Своих, о которых и сказал: «жатва убо многа, делателей же мало» (Лк. 10, 2). Сим-то жателям, как не имеющим в сердцах бранного оружия, дал Он власть, в какой дом ни войдут, вносить в него мир.

И не возмет язык на язык меча, и не навыкнут ктому ратоватися.

Пока во всей силе действовало слово мирской мудрости, народы восставали друг на друга, грозя друг другу мечом слова, который был весьма изощрен размышлением и очищен вероятностью. Но когда пришел Мир наш и возвещена «слава в вышних Богу, и на земли мир» (Лк. 2, 14), тогда всякая ложь умолкла вдруг пред истиной, как мгновенно умолкает крик говорливых птиц, ежели откуда-нибудь является над ними орел. Уже не опровергают друг у друга учений, не говорят – один, что вовсе нет Промысла, другой, что он простирается только до луны; не доказывают о душе – один, что она смертна, а другой, что бессмертна; о судьбе – один, что она над всем владычествует, а другой, что ее вовсе нет. Но поскольку пришло «буйство проповеди» (1Кор. 1, 21), славится Распятый, веруют в Воскресение, чают Суда, то народы, прекратив междоусобную брань, соблюдают безмолвие. Боюсь только, чтобы они наконец не сделались зрителями нашей брани. И поскольку прежде сего вся жизнь у них проходила в изучении пустых слов, так как диалектика есть наука сражаться на словах, то Пророк говорит: «не навыкнут ктому ратоватися», что значит – не будут проводить времени с наставниками словопрения.

* * *

16

В славянском переводе слово бывшее от Господа ко Исаии.


Вам может быть интересно:

1. Толкование на пророка Исаию святитель Кирилл Александрийский

2. Три книги толкований на пророка Амоса – Книга третья преподобный Иероним Блаженный, Стридонский

3. Толкование на пророка Иезекииля – Глава 43 блаженный Феодорит Кирский

4. Омилии – Омилия XXVIII святитель Григорий Палама

5. Изъяснение Песни песней Соломона – Беседа 9. Толкование на Песн. 4, 10–15 святитель Григорий Нисский

6. Толкование на пророка Исайю – Глава 64 святитель Иоанн Златоуст

7. Книга пророка Амоса – Глава 5 преподобный Ефрем Сирин

8. Беседы на пророка Иезекииля – Книга вторая святитель Григорий Великий (Двоеслов)

9. Письма к разным лицам – Письмо 255 (263). К западным святитель Василий Великий

10. Слова – Слово 34 святитель Григорий Богослов

Комментарии для сайта Cackle