архиепископ Вениамин (Краснопевков-Румовский)

Глава X. О притворе и паперти, о оглашенных и кающихсяГлава XII. О святых иконах

Часть первая. О церкви вообще, о всех частях ее и о всех вещах и утварях, к ней принадлежащих

Глава XI. О святом кресте

§1. Крест везде прилагается

Поелику св. крест поставляется на всех церквах, и в церкви нет таких священных одежд, нет вещей и утварей, на которых не было бы креста, нет таинства и других молитвенных действий, при которых не употреблялось бы знамение креста; посему здесь следует сказать: что есть крест? Для чего Христос благоволил претерпеть не другую какую-нибудь смерть, как крестную? Какою Божественною силою облечен крест? и как древние святый крест почитали?

§2. Что был прежде крест?

Поелику крестная казнь в древности считалась самою поносною, то древние всегда называли крест самыми бесчестными именами. Одни говорили, что это есть несчастное древо, проклятая виселица, жесточайшая и отвратительнейшая казнь; другие почитали его и для низких людей бесчестным наказанием, ужасным умерщвлением рабов, а для человека свободного, хотя и виновного, он не должен быть употребляем. Бл. Августин (в кн. 180-ти вопросов) в вопросе 25 так пишет о кресте: «между всеми родами смертей ни одного не было столь страшного и поносного, как смерть крестная»; он же, в 18 беседе на Матфея, так говорит: «ничего не было в то время бесчестнее крестной смерти». Посему-то не напрасно апостол похваляя послушание Христово, прибавил: «послушлив был даже до смерти, смерти же крестныя». То же самое и в 36 трактате на Иоанна бл. Августин пишет: «когда апостол хвалил послушание Христово, бывшее до смерти, то ему мало было сказать, что Христос послушлив был даже до смерти, не до какой-нибудь смерти, но прибавил: смерти же крестныя. Между всеми родами смертей, этой смерти не было хуже».

§3. В порок христианам поставляем был

Когда Христос Сын Божий нашего ради спасения благоволил на земле умереть поноснейшею крестною смертию; тогда язычники и неверные иудеи нападали на христиан и насмехались над ними, особенно потому, что они Христа, как бы простого человека, и еще более бесчестно на кресте распятого, Богом и Сыном Божиим называли и поклонялись Ему. Посему апостол Павел (1Кор.1:18) пишет: «Слово бо крестное погибающим убо юродство есть»; и ниже (1Кор.1:23): «проповедуем Христа распята, иудеем убо соблазн, еллином же безумие». Св. мученик Иустин в последней Апологии пишет: «неверные безумным делом назвали то, что христиане воздают Божественную честь Человеку распятому». Лактанций (в кн. 4, гл. 16) говорит: «в бесчестие нам вменяют, что мы почитаем Человека, от человеков поносною казнию умученного и умерщвленного». Бл. Августин в беседе 8 на слова апостолов говорит: «из-за креста Христова на нас нападают премудрые века сего и говорят: какое вы имеете сердце, когда Богом почитаете Распятого?» И в послании 48: «Христос, не царством земным украшенный, Христос, не земными богатствами изобилующий, ниже другим каким-нибудь земным счастием превосходящий; но Христос распятый проповедуется по всему кругу земному. Над чем прежде смеялись гордые народы, над тем теперь смеются потомки их». Арновий (в кн. 1) против язычников пишет: «неверные, смеясь над христианами, так им говорят: не за то боги к вам немилостивы, что вы почитаете всемогущего Бога, но за то, что рожденного Человека, и, что бесчестно и для низких людей, крестною смертию умерщвленного почитаете Богом, веруете, что Он всегда жив, и воздаете Ему поклонение чрез повседневные жертвоприношения».

§4. Что он есть ныне

Впрочем, оставим сии и подобный сим глумления язычников и неверных иудеев над христианами; а посмотрим, как вооружались св. отцы против этих глумлений. Св. Афанасий Великий в речи против язычников так на них жалуется: «язычники нападают на нас и широко разверстым зевом смеются, поставив на вид не что другое, как крест Христов. Об их судьбе надо сожалеть, потому что, когда поносят крест Христов, они не примечают его силы и действий, которыми наполнена вся вселенная, и того, что крестом совершены такие дела, чрез которые познаем Бога. Если бы язычники правильно обратили свой разум к познанию Божества, то никогда над такою великою вещию не смеялись бы. Они тогда лучше узнали бы Спасителя и увидели бы, что Крест Его был не казнь, но искупление всей твари». Августин в 15 беседе, по случаю праздника кресту, пишет: «вот в чем христианское учение, смирения заповедь, смирения похвала: да хвалимся точию о кресте Господа нашего Иисуса Христа. Ибо не дивно премудростию Христовою хвалиться, но дивно хвалиться крестом. За что нападает на тебя нечестивый, тем хвалится благочестивый, над чем смеется гордый, тем хвалится Христос. Не стыдись креста Христова. Для сего ты на челе, как на месте стыда, и изображаешь знамение креста; огради чело твое и не будешь бояться языка чуждого». Св. Златоуст, в 54 беседе на Матфея, так рассуждает о кресте: «если кто тебе скажет, ты Распятому покланяешься? ты светлым голосом и с веселым лицем отвечай: покланяюсь и не перестану покланяться. Если засмеется, ты прослезись о нем, потому что беснуется. Благодари Владыку, что Он вам дал такое благо, которого нельзя понять иначе, как чрез высшее откровение». Св. Кирилл Иерусалимский, в 4 огласительном поучении, говорит: «мы не должны стыдиться креста Христова; если кто это утаит, ты явно знаменайся им на челе»; в 13 поучении огласительном: «крест есть похвала похвал»; и ниже: «не стыдимся креста Спасителева, но еще хвалимся им».

§5. Для чего Христос распялся на кресте

Здесь место спросить: для чего Спаситель наш, Господь Иисус Христос, благоволивший пострадать за весь род человеческий, из всех родов смерти избрал не другую какую-нибудь, но самую поносную, – смерть крестную? Этому древние церковные писатели находят разные причины. Первая причина: Лактанций (кн. 4, гл. 26) пишет, что Христос это сделал для того, чтобы чрез такой презренный род смерти и Свое смирение показать нам, и что Его страдания спасительны будут людям и самого низкого состояния. Вот его слова: «Может, кто-нибудь скажет: для чего Христос, если Он был Бог и благоволил умереть, то не умер по крайней мере какою-нибудь честною смертию? или иначе: для чего Христос умер на кресте, что недостойно человека свободного, хотя бы он был и преступник? Это сделано для того, дабы Тот, Кто во смирении пришел, подал помощь людям самого низкого состояния и открыл всем надежду ко спасению; посему-то Христос и благоволил умереть такою смертию, какою умирают презренные и низкие рабы, дабы не было никого, кто бы не мог Ему последовать». Подобно Лактанцию и св. Афанасий в книге о воплощении Слова, на вопросы для чего Христос не уклонился от самой поносной, крестной смерти? отвечает: «если бы Спаситель сделал это, тогда бы навел на Себя подозрение, что Он не всякий род смерти мог вынести, но только тот, который избрал Сам». Августин, в 36 трактате на Иоанна, говорит: «Тот, Который должен был умертвить всякую смерть, избрал самый последний и низкий род смерти».

§6

Вторая причина, почему Искупитель благоволил умереть крестною смертию, есть кажется та, чтобы тело Его при (будущем) воскресении осталось целым и нераздробленным. Всякому известно, что Христос прежде страдания Своего говорит о смерти Своей всем, что Он имеет власть, когда пожелает, душу Свою положити и паки прияти ю (Ин.10:17). Полагая душу Свою за людей, Христос пригвожден был ко кресту, но убийцы не решились, как был обычай, сокрушить на голенях Его кости, но только пробили ребро Его. Итак, тело Спасителя снято было со креста целым, и со тщанием положено во гроб. И все это сделано для целости тела пострадавшего; если бы оно было разделено и рассечено на части, то не было бы по восстании видимо целым. А между тем, Христу в таком виде и с теми же язвами, с какими Его положили во гроб, надлежало по воскресении явиться мирови. Согласно с сим и Афанасий Великий, в вышеприведенном месте, рассуждает: «Христос», пишет этот отец церкви, «не принял смерти Иоанновой, которому отсекли главу, ни смерти пророка Исаии, который перепилен был пилою, дабы и в смерти сохранить без разделения, целым, тело Свое, и чрез то отнять повод у тех, кои захотели бы раздирать на части церковь Его».

§7

Третья причина: Христос благоволил пригвожден быть ко кресту и с тою целию, дабы показать, что как величество Его, так и страдание Его должны быть всей вселенной ведомы и спасительны. Сие утверждает Лактанций в вышеприведенном месте: «главнейшая причина», пишет он, «для чего Бог избрал крест, была та, что на кресте Он хотел быть вознесен и представлен как бы на позорище всем народам. Ибо тот, кто висит на кресте, виден бывает всем. Поэтому-то и избран был крест, чтобы показать, что Христос будет столько славен и толико превознесен, что отдаленнейшие народы из всего мира стекутся к Нему, познают Его и поклонятся Ему. Посему нет ни одного народа столь грубого, и страны столь отдаленной, где бы страдания и величие славы Искупителя не были известны. В страдании Иисус Христос распростер руки Свои и объял, так сказать, всю вселенную, и этим хотел показать, что под крыло Его придет народ великий, народ, составленный из всех языков и племен, и будет осенять чело свое этим великим и высоким знамением креста». Согласно с Лактанцием говорит и св. Афанасий: «если смерть Господа нашего Иисуса Христа есть искупление всех, если смертию Его разрушается средостение ограды и совершается призвание языков: то как бы Христос нас призвал, если бы не был распят? Только на кресте можно умереть с распростертыми и поднятыми руками. И Господу необходимо было понести такую смерть, и распростерть руки, дабы одною рукою привлечь народ древний, а другою язычников, и обоих соединить во едино. Ибо Сам Христос, показывая, какою смертию Он имел искупить людей, предрек: аще Аз вознесен буду от земли, вся привлеку к Себе (Ин.12:32). То есть, когда Я буду пригвожден ко кресту, тогда все в Меня уверуют».

§8

Четвертая причина: Св. Дамаскин (в книге 4, гл. II, о православной вере) так рассуждает: «как четыре оконечности креста сосредоточиваются в средине и здесь соединяются, так точно силою Божиею держится высота, глубина, долгота и широта, т.е. вся видимая и невидимая тварь». О том же и блаженный Августин (в 120 послании) говорит: «не даром Христос принял такой род смерти; вися на кресте, Он сделался Учителем широты, долготы, высоты и глубины его. Широтою креста называется поперечная перекладина, вделываемая в дерево; это касается добрых дел твоих: ибо чрез сие тебе простираются руки. Долготою креста называется та часть, которая идет от самого верха его до земли, где она поставляется, т.е. водружается и укрепляется. Долгота означает долготерпение Божие. Высота означается тою частию, которая простирается от поперечной перекладины до самого верха (конца), т.е. где глава Распятого должна быть: это означает ожидание свыше для благоуповающих. Та же часть креста, которая находится в земле, откуда все древо возвышается прямо, означает глубину благодати, ниспосланной туне и без заслуг наших. Эта благодать сокрушает многие умы, старающиеся узнать ее; о таковых-то сказано: темже убо, о человече, ты кто еси противу отвещаяй Богови» (Рим.9:20). О таком же разделении креста на части смотри выше (гл. 3, §5, под числом 8-м).

§9

Пятую причину св. Григорий Нисский, в своем катехизисе (гл. 32), изъясняя Символ веры Лаврентию, объясняет сими словами: «Крест Христов восторжествовал над всем. Ибо Христос, пришед на землю, как говорит апостол (Флп.2:10), покорил себе три царства. Это означается словами: о имени Иисусове всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних; это значит, что Христос Своею смертию победил все эти три царства. И смерть была соответственна сему таинству. Вися на воздухе, Христос покорил воздушные силы, и тем показал победу над высшими небесными силами. Простертые же на древе, как говорит пророк Исаия, весь день руце Свои Он держал для людей, сущих на земли, дабы непокоряющихся поразить, а верующих призвать. Частию же креста, находящеюся в земле, Христос покорил преисподние царства».

§10

Шестою причиною распятия Христа древние обыкновенно, кроме вышеприведенных, полагают следующую: «как первый Адам вкушением плода от запрещенного древа породил всеобщую смерть, так необходимо было второму Адаму, т.е. Христу, приобрести нам жизнь на древе». Св. Ириней (в кн. 5, ст. 6) пишет: «Христос, истребляя непослушание человека, оказанное вначале чрез древо, послушлив был даже до смерти, смерти же крестныя, т.е. то преслушание, которое учинено было чрез древо, исцелил Он послушанием, показанным на древе». И далее (в гл. 17): «Слово, сокрытое от нас чрез древо, открылось расположением древа. Ибо как чрез древо мы оное потеряли, так чрез древо же и приобрели его». Св. Григорий Назианзин (в гл. 1) говорит: «необходимо было дать древо за древо, за руку, невоздержно простертую, руки, доблестно простертые, за руку слабую, руки, гвоздями пригвожденные, за руку, низвергшую Адама, руки, соединяющие концы всего мира». Св. Амвросий (в 51 гл., о кресте) так рассуждает: «Христос пригвождается на древе. И это потому так премудро устроено, дабы как человек в раю прельщен был древом сластолюбия, так и ныне спасен был древом же, и чтобы то же орудие, которое было причиною его смерти, соделалось причиною и его спасения». То же самое подробнее излагает св. Златоуст в 1-й беседе на св. и Великий пяток: «видишь ли, чем диавол победил, тем и сам побежден; он чрез древо одолел Адама, древом же Христос и победил его. То древо низвергло нас в ад, а это – освободило и отшедших туда; то древо скрыло наготу плененного Адама, а это показало всем победителем нагого. Смерти Адама подвергались и его потомки, смерть же Христа воскресила и умерших до Него. Кто возглаголет силы Господни? Из мертвых мы сделались бессмертными. Таковы действия креста!»

§11

Седьмую причину св. Афанасий в книге о воплощении объясняет следующими словами: «ежели», говорит он, «Христос пришел для того, чтобы на Себе понести и наши смертные грехи и наше проклятие: то каким бы другим образом Он мог вместо нас принять на Себя проклятие и удовлетворить Бога за наши смертные грехи, если бы не принял смерти, свойственной проклятым? А это-то и есть крест. Писано бо есть: проклят всяк висяй на древе.

§12

Восьмую причину указывает тот же св. Афанасий и в том же месте: «враг рода нашего, диавол, ниспадший с неба, носится в низших слоях воздуха. Господь пришел, чтобы диавола низвергнуть, воздух очистить, и путь на небо, бывший некогда непроходимым, проложить нам, как говорит апостол, завесою, сиречь плотию Его (Евр.10:20). И этого можно было достигнуть только смертию Спасителя. Но какою другою смертию можно бы это сделать, как не смертию, которая претерпевается в воздухе? Я говорю о кресте; ибо только тот умирает на воздухе, кто оканчивает свою жизнь на кресте. Следовательно, не без причины Господь подъял такую смерть. Будучи вознесен на крест, Он очистил воздух от диавольского и всякого демонского нападения, говоря: видех сатану, яко молнию с небесе спадша (Лк.10:18). Таким образом Он очистил и возобновил непроходимый на небеса путь». И наконец, в том же месте, св. Афанасий заключает: «справедливо и прилично смерть Христова совершилась на кресте, и достаточна причина, почему спасение всех надлежало совершить не иначе, как крестом».

§13. Для чего Христос распялся вне града?

К этим восьми причинам мы присовокупим и то, для чего Христос благоволил пролить Свою кровь на кресте не в Иерусалиме, а вне его? Августин в беседе о кресте и разбойнике так говорит об этом предмете: «для чего Христос умерщвляется на высоте крестной, а не под кровом здания? Для того, отвечает, чтобы очистить воздух; во-вторых, Искупитель умирает не на алтаре, и не под кровом, сверху сделанным, а под небом умирает потому, что во время смерти Агнца на высоте, очищался воздух, очищалась и земля, от падавшей на нее крови Господней». Далее – не под кровом и не в храме иудейском Он умирает для того, дабы иудеи не присвоили себе этой спасительной жертвы, или не подумали, что жертва сия приносится только за этот народ; и наконец, для того Спаситель умер вне града и вне стен, дабы ты разумел, что как жертва, принесенная за род человеческий, есть жертва всеобщая, так и очищение всеобщее же.

§14. Древние не изображали Христа на кресте

Хотя древние христиане не только не стыдились Распятого, но и хвалились о Нем; но, снисходя к немощи обращающихся к вере от язычества или иудейства, не только не имели обыкновения изображать на кресте страждущего Христа так явно для всех, как это после начали делать, но изображали один только простой крест, без изображения на нем Распятого; и иногда только изображали у креста стоящего агнца, который означал Спасителя нашего. Один из древних писателей об этом предмете так говорит: «при начале образования церкви, когда для преступников, предаваемых смерти рукою палачей, была в употреблении крестная виселица, христиане не имели обыкновения изображать на кресте Христа пригвожденным гвоздями и висящим подобно преступникам; хотя Спаситель наш, будучи совершенно безгрешен, распят за нас и со беззаконными вменился. И это делалось для того, чтобы вид Христа, бесчестно пригвожденного к крестному дереву, не мог унизить веру в глазах недавно обратившихся христиан, причинить им соблазн, даже ослабить их дух, если бы они в тот же день увидели, что к такому же древу пригвождают злодея или преступника. Обыкновенно люди сильно боятся этого печального зрелища. Посему, снисходя до времени к немощи новообращенных, христиане поступали с ними с осторожностью, и писали один только крест, а образа Христа, на нем висящего, не изображали. Но при этом самый крест они облагали и украшали великолепно драгоценными камнями, а иногда под ним изображали стоящего агнца». Вот почему некто из древних написал стихами следующие слова: «под крестом, обагренным кровию, Христос предстоит в виде агнца, подобного белизною снегу». И это делалось для того, как другой древний писатель говорит, чтобы «в то время, когда креста стыдились, обращающиеся из язычества к вере и крещающиеся во Христа привлекаемы были к уразумению высших тайн христианской веры способом неприметным и приятным». Не спорим, что в древности было обыкновение изображать Христа Спасителя искусной резьбою; но это никак не могло быть прежде времен Константина Великого. Ибо христиане прежде, нежели Константин получил в свою власть римскую империю, и спустя после того долгое время, пока не настали благополучнейшие для христианства времена, имели обыкновение на св. иконах изображать один крест и при нем агнца, или агнца, несущего на себе крестное знамение.

§15. Знамением креста ограждаются члены тела

В заключение всего этого должно сказать и то, что все древние христиане оказывали св. кресту великое уважение и поклонение. Исповедующие имя Распятого всегда имели обычай при начале всякого дела ограждать чело свое крестом, сложивши первые персты руки. О чем ясно говорит в одном месте Тертуллиан, один из древнейших писателей. В книге о венце воина (в гл. 3) он пишет: «при всяком шествии и движении, при всяком входе и выходе, при одеянии, обувании, умывании, при приближении к столу, при возжении свечи, отходя ко сну, садясь на лавку и при всяком нашем занятии, ограждаем чело свое знамением креста». Лактанций (кн. 4, гл. 26) говорит следующее о Христе: «овча совершенно, непорочно, упоминаемое в книге Исход (Исх.12), был Христос, т.е. незлобивый, праведный и святой, Который, будучи принесен в жертву иудеями, соделался спасением для всех тех, кои ограждают чело свое знамением крови, т.е. креста, на котором Он пролил кровь Свою»; а св. Златоуст (в 34 беседе на Матфея) по случаю этого обыкновения присовокупляет и нравоучение: «когда знаменуешься крестом, подумай о великой силе креста, и угаси ярость и все прочие страсти. Когда знаменуешься крестом, пусть чело твое будет исполнено дерзновения и душа свободна. Крест должно изображать не просто перстом, но прежде этого произволением, соединенным с сильною верою. И если ты так изобразишь крест на лице твоем, ни один из нечистых духов не может близь тебя стать, потому что он увидит меч, который причинил ему смертную рану. Ибо, если мы, видя места, где казнят осужденных, приходим в ужас, то подумай, как будут страдать диаволы и бесы, видя оружие, которым Христос разрушил всю их силу, отсек и главу змиеву. Не стыдись столь сильного креста, чтобы тебя не постыдился Христос, когда придет со славою Своею и, когда пред Ним явится знамение светлее лучей солнечных. Это знамение и при прародителях наших и теперь отверзло заключенные двери; оно уничтожило ядовитые влияния, отняло губительную силу у растений, исцелило укушение ядовитых зверей; ибо этот крест спас и обратил вселенную, изгнал заблуждение, возвратил истину, сделал из земли небо, из людей ангелов. По причине креста бесы уже не страшны, но достойны презрения; смерть уже не смерть, а сон. Крестом все повержено долу, и все на нас восстающее попрано». Обыкновение ограждать себя или осенять других крестным знамением есть самое древнее и произошло от апостольского предания. Св. Василий Великий в книге о Св. Духе к Амфилохию (гл. 27) пишет: «чтобы уповающие на имя Господа нашего Иисуса Христа знаменались образом креста, кто учил писанием? не по умолчанному ли (это) или тайному преданию?»

§16. Знамением креста все освящаются таинства

В особенности же крестному знамению приписывается та сила, что чрез него совершаются таинства и все священные действия. В вышеуказанной беседе св. Златоуст говорит: «никто не должен стыдиться честного знамения, и источника благ, посредством которого мы живем и существуем; но как венец, да обносим крест Христов. Ибо все наши (таинства) совершаются им. Если нужно возродиться, является крест; если нужно напитаться таинственною трапезою, или рукоположиться, или сделать что-нибудь другое, везде является это знамение нашей победы». Августин в 1 беседе на Пятидесятницу, изъясняя символ, пишет: «крестным знамением освящается Тело Господне, освящается источник крещения, поставляются как пресвитеры, так и другие церковные степени, и знамением креста Господня, с призыванием имени Христова, все очищается и освящается».

§17. Крестом ограждаются домы, стены, врата и письменные акты

Во времена Златоуста не только чело и другие части человеческого тела, не только храмы, но самые домы, стены и двери ограждались крестным знамением. Об этом свидетельствует сам же Златоуст в вышеуказанной беседе. «А потом, пишет он, изображаем знамение креста и на храмах, и на стенах, и на дверях, и на челе и представляем его с особенным вниманием в мысли; потому что это есть знамение нашего спасения, общего освобождения, и знамение смирения Господа нашего». Подобно сему пишет и Созомен в Церковной истории о Константине Великом (кн. 1, гл. 8): «Константин Великий, чтобы приучить воинов почитать Бога, как он сам почитал Его, начертал на всех оружиях знамение креста». Об этом смотри Четьи-Минеи сентября 14. Благочестивый царь Константин отменил и самую крестную казнь, чтобы уже ни один злодей не подвергался ей. Притом он приказал и себя изображать всегда со крестом (см. Барония под 325 г.). Почитание креста доказывается и тем, что знак оного, будучи изображен на завещаниях или на других каких-нибудь договорах и расписках, имел значение рукоприкладства и служил ручательством за истину всего написанного. Это доказывается уложением Юстиниана, или собранием его новелл (т.е. приложений к уложению, кн. 73, гл. 8), где повелевается: «неграмотные на своих договорах, совершаемых при чиновниках, нотариусах, или посторонних свидетелях, должны начертать знамение креста; и это знамение считать, как твердую и достойную всякого вероятия собственноручную подпись». В предисловии к 99 новелле Юстиниана говорится, что «в Вифинии, на одной скрепленной духовной или завещании, открыли такой обман, что сами свидетели написали знамение креста, вместо руки одной женщины, которая умерла, и которая будто бы сама оставила эту духовную». У Властаря (под буквою Е, гл. 32) приводится 72 новелла Льва Премудрого следующего содержания: «всякий документ, под которым образ честного и животворящего креста изображен рукою составившего его, должен быть ненарушим и непреложен; хотя за нарушение этого и не полагается определенного наказания». Изображением крестного знамения скреплялись также и деяния соборов. Об окончании одного из соборов пишется: «император и все вельможи каждый написали по одному кресту. Духовный чин, воздав Богу и государю благодарение, воспели песнь: Тебе Бога хвалим, и тем окончили собор». Касательно таких соборов один из государей дал такое предписание: «Узаконяем, да не отменяются постановления епископов, которые приняты с общего согласия нами и нашими предками, но да пребывают тверды и нерушимы; и повелеваем всякое соборное деяние, которое утверждено знамением святого креста Христова, так хранить и так ему быть, как оно есть». Говорится также, что цари Василий, Константин и Лев изобразили знамение креста, а потом подписали свои имена на 5-ти списках собора, на котором присутствовали.

Запрещается начертывать крест на земле и на полу

Наконец, должно помнить, что какой бы то ни был образ креста, чтобы не бесчестить его, издревле запрещено было начертывать или вырезывать его на полу и на земле. Св. отцы шестого Вселенского собора в 73 правиле положили: «поелику животворящий крест явил нам спасение: то подобает нам всякое тщание употребляти, да будет воздаваема подобающая честь тому, чрез что мы спасены от древнего грехопадения. Посему повелеваем: изображения креста, начертываемые некоторыми на земле, совсем изглаждати, дабы знамение победы нашей не было оскорбляемо попиранием ходящих». Еще прежде этого правила Тиверий Кесарь, который, по словам Барония, был истинный христианин (лет. 582 г., §3), «однажды, ходя по своим палатам и увидя на земле мраморную доску, на которой был изваян крест Господень, сказал: Господи! Твоим крестом мы ограждаем чело и перси: станем ли же по нему ходить? и тотчас приказал взять эту доску». Некто из древних писателей сказал: «почитай священными гробы и памятники, воздвигнутые над могилами; украшай их образом креста, и никогда не дерзай попирать ногою».


Источник: Новая Скрижаль или объяснение о церкви, о литургии, и о всех службах и утварях церковных, Вениамина, архиепископа Нижегородского и Арзамасского (1739-1811). В четырех частях. М.: Издательство Православного Братства Святителя Филарета Митрополита Московского, 1999. - 309 с.

Комментарии для сайта Cackle