епископ Вениамин (Платонов)

Голос Предтечи Иоанна

Покайтеся, приближибося царствие небесное. Мф. 3:2. Уже бо секира при корени древа лежит. Всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает и в огнь вметаемо. Мф. 3:10

Среди всеобщего ожидания Израильского народа узреть своего Meccию – Искупителя, Который уже был на земле, но еще не явил Себя миру, пред самым тем временем, когда надлежало вступить ему в торжественное служение спасению рода человеческого, в пустыне Иорданской раздался голос пророка и предтечи Господня Иоанна, который послан был Богом приготовить народ Израильский к достойному принятию своего Мессии – царя. Святая и необыкновенная жизнь этого пророка скоро привлекла к нему тысячи народа из Иерусалима и окрестных стран; все спешили к Иоанну, чтоб услышать, что говорит пророк и с какой проповедью он послан от Бога? Покайтеся, была проповедь Иоанна, покайтесь, потому чтоприближается время открыться царствию Божию, очистите вашу совесть покаянием, спешите обратиться к истине и добродетели, потому что вот уже идет к вам Божественный Искупитель; Он соберет своих благодатных сынов вокруг себя, а всех, уклонившихся от Его воли и чуждых Ему, отвергнет и удалит от своего благодатного, светлого царства. Он как садовник, очистит и даст силу хорошему дереву и всякое дерево, не приносящее доброго плода, посечет и предаст огню. Спешите к покаянию, уже топор лежит у корня сухого, бесплодного дерева!

Такой проповедью приготовлял св. Иоанн народ Израильский к принятию грядущего Искупителя. Сильна была эта проповедь покаяния в устах Иоанна! Нравственное состояние народа израильского пред пришествием Спасителя было в самом жалком состоянии. Израильтяне давно уже утратили истинную веру и благочестие своих патриархов, они вдались во все пороки и непотребства и нравственное развращение их было так велико, что, если бы и жители Ниневии встали, то обличили бы их в нечестии133. Это состояние свое понимали и сами Израильтяне, они очень хорошо чувствовали нужду в возрождении для жизни другой, жизни добродетельной. Что нам делать, что сотворим? спрашивали они Иоанна. Сотворите достойный плод покаяния134, отвечал Иоанн и не требуйте ничего, более определенного вам135.

Что сотворим? Вопрос не всегда искренний и чаще всего происходящий от лукавства сердца! Тот, кто истинно любит своего Господа, знает Его волю, он не спрашивает, какая воля моего Господа, но само сердце его, знающее Господа и влекущееся к Нему любовью указывает ему эту волю, а любовь сама находит деятельность, в которой она проявляет себя. Знали, без сомнения, эту волю и те, которые вопрошали некогда Иоанна, что сотворим? Какое же значение имел такой вопрос? Он обличал лукавое отношение вопрошавших к закону, который весьма определенно указывает нам нашу нравственную деятельность. Есть люди, которые знают закон и уклоняются от исполнения его то незнанием, то своеобразным пониманием его, то внешними препятствиями и обстоятельствами. Что сотворим, спрашивают они, как бы в надежде услышать нечто более приятное своему сердцу, нечто, требующее меньших усилий в борьбе с греховной испорченностью своей природы и более согласное с внутренним настроением своей души?

Что, если бы и в наше время, посреди нас опять явился предтеча Господень Иоанн и возвестил бы всем: вот идет Господь наш к нам и скоро явится между нами? Готовы ли мы встретить Господа с чистым сердцем, со спокойною совестью? Кто из нас не вострепетал бы при этом за себя, кто не содрогнулся бы за свою участь – участь сухого, бесплодного дерева? Да! Нужно сознаться, что многие из нас не только не готовы встретить Господа, но и не думали об этой встрече и не начинали еще к ней готовиться! И мы, подобно народу Израильскому, с тем же смятением и испугом рабов нечаянно застигнутых господином, стали бы спрашивать Иоанна: что нам делать? Что сотворим, чтобы достойно встретить и принять идущего к нам Господа?

Что сотворим? Господь Бог возвестил нам свою волю; Он дал нам заповеди, по которым мы должны располагать нашу жизнь; Он дал нам и все средства для жизни добродетельной. Исполнили ли мы эти заповеди и так ли мы чисты пред божественным законом, чтобы спрашивать, что еще должны мы делать? Взглянем на свою жизнь, на свои дела и, призывая во свидетели Иоанна, проповедующего покаяние, сознаемся чистосердечно, насколько мы правы пред Богом и Его святым законом!

Обращая внимание на свою жизнь – семейную и общественную, мы должны сознаться, что как та, так и другая далеки от жизни Божией, жизни добродетельной. Наша естественная жизнь идет совершенно врознь с жизнью духовной, христианской. В своей жизни мы руководствуемся не заповедями Божиими, а расчетом, действуем не по убеждению, а, применяясь к обстоятельствам, думаем не о том, как бы угодить Богу, а о том, как бы прожить повыгоднее. поблагополучнее. Правда, мы еще не бросили, быть может, мысли о христианской жизни, но эта мысль лежит у нас без употребления, как праздничный, парадный наряд под замком. Правда, мы не уклоняемся от обязанностей христианских – совершаем таинства, посещаем церковь, но почему и как? Многие идут в церковь потому, что привыкли к этому с детства, многие празднуют христианские праздники потому, что так жили их отцы и деды и их научили и, наконец, к стыду нашему, нужно признаться, многие принимают таинства церкви не потому, чтобы чувствовали в них духовную потребность, а по какой-нибудь необходимости и внешним обстоятельствам, следовательно, без расположения и неохотно, с холодностью сердца. И много ли, наконец, найдется между нами таких избранных, которые обращаются к церкви не по привычке и обычаю, а по чувству сердца, пламенеющего к Богу? Много ли, спрашиваем, таких, которые внимательны к церкви, благоговейны к её таинствам и которые стараются спасительные внушения её прилагать к своей жизни и жить сообразно с её наставлениями? Видны Богу Его избранные и внесены Им в книгу вечной и блаженной жизни. Но когда смотрим на упадок веры в христианах нынешнего времени и оскудение в них духа истинного благочестия, когда представляем себе почти всеобщее равнодушие к своему нравственному состоянию и отсутствие заботливости о исправлении своих пороков, и перемене правил жизни, то нельзя внимательному к такому жалкому явлению нашего времени не заметить, что и к нам со всей справедливостью прилагаются грозные слова пророка и предтечи Господня: покайтеся! И поелику между нами немало есть таких, которые уже совершенно затворили свой слух к наставлениям и предостережениям евангельского учения, то по необходимости наше теперешнее слово направляется только к тем, которые еще не умерли окончательно для Бога и в которых еще таится слабая искра жизни духовной.

Рассматривая естественную жизнь этих полуживых сынов царствия небесного, мы замечаем в ней какую-то странную смесь света с тьмою, добра со злом. С одной стороны они не далеки от жизни Божией, не чуждаются божественного учения и готовы слушать и принимать наставления веры, с другой стороны, в своей жизни естественной, они далеко не проявляют того, что готовы слушать и принимать. Жизнь естественная в её обыденном течении, с её заботами и потребностями даже как бы охлаждает их сердце к закону Божию, к наставлениям веры и находится в каком-то противоречии с жизнью чисто-христианской. Эти люди подобны почве, на которую падают семена евангельского сеятеля, но умирают в ней, не возрастая и не принося плодов136. Где причина такого раздвоения их естественной и духовной жизни? Где причина такой холодности их к Богу, по которой они забывают Его для интересов земных и временных? Напрасно и несправедливо стал бы кто-нибудь указывать на обязанности и необходимые требования своей внешней жизни, от которых нельзя отказаться или противостать им. Мы не должны слишком придавать много значения этим требованиям своей жизни и не имеем права отговариваться её обязанностями уже потому, что не в ней главное наше назначение и цель; следовательно, никак не должны ради её интересов и выгод выпускать из виду высшие требования духа, а с другой стороны мы совершенно несправедливо думаем, будто обязанности и требования жизни временной мешают нам быть верными исполнителями воли Божией и иметь попечение о спасении своей души. Ибо эта самая жизнь с её требованиями и обязанностями и назначена Богом в предмет нашей благочестивой деятельности, посредством которой поступающее право и честно могут приобретать любовь Божию и приготовлять себя к жизни будущей – вечной. Все заповеди закона Божия суть только правила и закон для нашей жизни настоящей, и указание наших естественных, прямых обязанностей, при исполнении которых мы показываем или послушание воле Божией, или непокорность, свою любовь к добродетели или склонность ко злу. Значит, наша настоящая жизнь и наши земные обязанности не только не мешают нам жить добродетельно, а напротив, дают практику и возможность упражняться и добродетели, и в исполнении закона Божия. Несправедливы, наконец, отговорки и жалобы некоторых на свои житейские заботы и попечения и потому, что мы все-таки имеем время подумать о Боге и жизни вечной и находим возможность прийти в церковь, чтобы здесь отдохнуть душею от мирской суеты и помолиться Господу Богу. Хорошо было бы, если бы мы и этим временем воспользовались, чтобы присутствовать при богослужении не по обычаю только и привычке, а по чувству собственного сердца, нуждающегося в молитве и общении с Богом. Напрасно стал бы кто-нибудь жаловаться и на то, что не с кем поговорить о Боге, не у кого научиться жизни добродетельной. Церковь есть лучшее наше училище, – евангелие, которое читается здесь, есть лучший наш учитель и наставник, открывающий нам всю волю Божию, все заповеди и правила жизни христианской. Хорошо было бы, если бы мы и те уроки, которые получаем в церкви принимали сердцем и старались бы выполнить их в своей жизни.

Святая церковь, как любящая мать, заботится о нас и наставляет нас в жизни добродетельной. Она от колыбели до гроба руководит нас ко спасению, она подает нам божественную благодать, подкрепляющую нас и вспомоществует нам своими святыми молитвами в нашем духовном развитии. Таким образом, мы имеем все средства для жизни добродетельной и, если мы остаемся несовершенными в добродетели, или, что еще хуже, порочными, то уже не по каким-нибудь посторонним причинам и обстоятельствам, а по внутреннему расположению своего сердца, слишком привязанного к чувственному и земному и не согретого любовью к Богу. Это состояние нашего сердца есть сон духовный.

Проповедь покаяния, огласившая некогда пустыню Иорданскую, не умолкла и для нас. И нас будит святая церковь от сна духовного к принятию и встрече Господа. Мы также ждем явления Господа, Который придет некогда судить живых и мертвых. Покайтесь! Приближается царство Божие и время, когда всякое дерево, не приносящее доброго плода будет посечено и брошено в огонь. Господь не сказал нам ни дня, ни часа, в который Он придет, потому будем всегда ожидать Его и, памятуя о Его пришествии, будем располагать нашу жизнь так, чтобы всегда быть готовыми встретить имеющего придти к нам Господа.

* * *



Источник: Платонов Вениамин, еп. Собрание слов и размышлений. Кострома: Губернская типография, 1908 г. – 572 с.

Вам может быть интересно:

1. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

2. Sermons – Ordination Of Deacon Антоний, митрополит Су́рожский

3. Простые краткие поучения. Том 1 протоиерей Василий Бандаков

4. Войдите в радость Господа: праздники церковного года епископ Серафим (Шарапов)

5. Книга глаголемая "Описание о российских святых, где и в котором граде или области или монастыре и пустыни поживе и чудеса сотвори, всякого чина святых" – Града Боровска Святыя Михаил Владимирович Толстой

6. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том III – Вессенбрег И. Г. профессор Александр Павлович Лопухин

7. Путешествие по святым местам русским. Часть 2 Андрей Николаевич Муравьёв

8. Вознесение Господне священномученик Сергий Мечёв

9. Очерки православно-христианского вероучения священник Георгий Орлов

10. Сборник 12-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

Комментарии для сайта Cackle