епископ Вениамин (Платонов)

Слово священника к своим прихожанам, при первом вступлении его в пастырское служение

Жатва многа, делателей же мало Мф. 9:37

Что сказал Господь в свое время относительно малого числа делателей и обширности делания на ниве церкви Божьей, то со всей верностью прилагается ко всем временам, и следовательно относится и к нашему времени. Жатва многа, делателей же мало! Этими словами Господа разъясняется тайна, почему мы в жизни людей усматриваем перевес зла над добром; почему пороки, неправды, заблуждения, соблазны и преступления постоянно умножаются и растут, благоприятствуемые какой-то невидимой, темной силой, а примеры добродетели, голос чистой истины, проявление правды и честности, подвиги благочестия и святости составляют великую редкость, такую редкость, которая представляется каким-то чудом и исключением из общей и повсюдной жизни человечества. Всё это есть следствие того, что в мире человеческом гораздо более лукавых делателей зла и неправды, нежели благих споспешников добра и истины.

Нужно ли говорить, к чему идет мир и что ожидает его впереди, при той неравномерности, какая в нем усматривается между добром и злом, при том пагубном перевесе, какой остается на стороне зла, неправды и преступления? Он неизбежно приближается к расстройству, опустению и превращению, потому что зло, возрастая и накопляясь веками, дойдет наконец до того, что самое существование этого мира сделается невозможным, и тогда необходимо последует его кончина, о которой ясно

говорит нам наша вера.

Кого же винить и на кого падает ответственность за умножение и расширение разрушительного в мире зла и за недостаточность истинных делателей, которые споспешествовали бы к поддержанию и распространению в роде человеческом добра, правды и благочестия? Будем ли винить Самого Домовладыку – верховного правителя вселенной, от воли Которого зависит послать в мир на делание добра столько способных делателей, сколько их нужно для того, чтобы положить преграду великому разливу зла и неправды между людьми и содействовать к ограждению и распространению между ними истины, добра и благочестия?

Но сочувствуют, ли сами люди истине, добру и правде? Исполняют ли те обязанности и условия, какие требуются от них при этом необходимо? И если они мало сочувствуют, или совсем не сочувствуют успехам добра, если они остаются ленивыми и нерадивыми в отношении к нему, то достойны ли они того, чтобы верховный Владыка и распорядитель судьбами людей посылал к ним своих делателей в большем количестве и с превосходнейшими качествами, нежели сколько их есть теперь, и каковы они есть? При холодности и равнодушии людей к добру, при их безучастности в делании добра и нерадении о своей духовной пользе, что могут сделать для них делатели добра, хотя бы их было на каждого по одному, по два – по пяти, или даже и десяти? Не напрасно в след за Своими словами: жатва многа, делателей же мало, Господь присовокупил: молитеся Господину жатвы, яко да изведет делателей на жатву свою. Здесь заключается обширный смысл!

По воле и благодати Божией, призванный на делание добра и служение вашему cпaceнию, я хочу теперь побеседовать с вами о тех предметах, которые представляются мне, при первом моем вступлении в священное звание пастыря церкви – духовного делателя на ниве Божией. Показать обширность делания духовного, малое число делателей в этом роде деятельности, необходимость живого участия всех и каждого в делании добра и совершении своего душевного спасения, наконец святость божественного мироправителя, вполне достигающего своих целей и при

малом числе деятелей, которых Он посылает для выполнения Своей воли – вот предметы, останавливающие мою мысль в настоящую пору?

Жатва многа! Жатвой, по нашему слововыражению, называется посев хлеба, когда он возрастет, созреет на поле и ждет рук человеческих, которые собрали бы и сложили в житницу то, что зародил и послал Господь человеку для поддержания его жизни. Чем обильнее бывает жатва, тем больше требуется число работающих, дабы во время и без всякой утраты смять и убрать полевой плод. Спаситель в переносном смысле и высшем значении этим именем назвал весь мир человеческий, который требует такого же возделывания, разработки, духовного посева и собрания плодов, как поле, волнующееся созревшими колосьями. Чтобы яснее показать нам, как много требуется для возделания этой нивы духовной, сколько предстоит здесь трудов и сил трудящихся, чтобы наконец получился спасительный плод, всмотримся внимательнее в тот образ, под которым представляет нам Господь все человечество, назвав его жатвой многой, т. е. обширной и обильной. Взгляните на это обыкновенное поле, на котором сеется, растет и зреет хлеб, станьте над этой полосой земли и задумайтесь, при виде волнующихся на ней колосьев, украшающихся цветами, обещающими полное зерно! Прежде, нежели явились эти колосья, которые показали уже свой цвет и налив зерен, сколько предшествовало этому дела, забот и терпения со стороны земледельца! Вот он выезжает с раннего утра в поле и тяжелой сохой терпеливо вспахивает и разрыхляет грудь земли, очищает ее от сорных негодных трав – для чего? Для того, чтобы семена упали поглубже в землю и не развеяло их ветром по земной поверхности, чтобы в самой земле, не встретили эти семена других, подавляющих их зелий, чтобы там – в размягченной и очищенной почве можно было этим семенам свободнее распуститься и дать от себя нежный росток, пропитаться плодотворной влажностью, согреться весенним солнцем и навстречу его живительным лучам пустить свой зеленый стебель.

Как много сходного имеет эта полевая зелень с духовной жизнью людей, которая условливается подобными же предварительными работами и заботами своих делателей! Чтобы насадить в душе человека семя истины, добра и благочестия, нужно сначала приготовить ее к принятию этого небесного и спасительного семени, подобно тому, как приготовляется земля для посева хлеба. Нужно сначала настроить и расположить человека к добру и заставить его полюбить истину. К душе грубой и несочувствующей небесной истине не привьется это благодатное семя. Добрые внушения, увещания и советы будут скользить на её поверхности, как семя земледельца скользило бы и переносилось ветром с места на место, если бы оно упало не на вспаханную и твердую равнину земли. Голос истины будет звучать над этой душой, как ветер, пролетающий над дикой, унылою пустынею. Здесь мы приходим к тому сознанию, что обработка и возделывание земли для хлебного посева гораздо легче и незначительнее в сравнении с тем, какой требуется для возделывания и приготовления души человека к посеву

духовному. Ибо там менее встречает делатель сопротивления со стороны земли, нежели сколько встречается здесь со стороны человеческого сердца. Земля, очищенная и возделанная рукою человека, свободна от тех препятствий к плодотворению, какие побеждены и устранены земледельцем, а сердце человеческое под влиянием различных обстоятельств и впечатлений всегда способно возвращаться к тем внутренним ощущениям, расположениям и склонностям, которые вредят раскрытию доброго семени. Вред, какой бывает, для обыкновенного посева на земле, тотчас усматривается наблюдательным глазом и против него немедленно принимаются свои меры. Но какой глаз подсмотрит, и заметить то, что происходит в глубине человеческого духа? У кого достанет столько зоркости бдительности, чтобы предусмотреть и предотвратить внутреннюю заразу в сердце человека, которая втайне зачинается, незримо для постороннего глаза производит свое ядовитое действие и нередко обнаруживается уже тогда, когда никакие человеческие усилия не в состоянии искоренить, или подавить её силы и дальнейшего развития?

Глядите далее, мы опять для разъяснения мысли Господа обращаемся к полю обыкновенному. Вот после многих усилий и долгого ожидания труд земледельца начинает показывать желаемый плод, поле покрывается густыми перышками нежной, благодатной зелени. С какой радостью смотрит теперь земледелец на эти всходы, какими приятными надеждами наполняется его сердце! Но тут часто является новое неблагополучие: бывает так, что самые богатые всходы преждевременно засыхают и гибнут, и сладкие надежды бедного труженика остаются обманутыми. Почему же? Холодные ночи и утренники весной, засуха или сильные дожди летом, неблагоприятные тлетворные ветры во время цветения, земляной червь, подтачивающий корень растений, нападение других насекомых, пожирающих плод, и сколько иных несчастных случайностей, которых не может предвидеть и предотвратить человек, опустошают и губят его ниву! Нельзя, при этом, не призадуматься на том глубоком значении и необыкновенно близком применении, какое имеет представленный Господом Спасителем образ нивы обыкновенной и естественной к нравственному состоянию людей. Не напрасно, не по одному случайному сближению Господь называет род человеческий полем, нивой и жатвой. Так называет Он мир человеческий не однажды и не мимоходом, а несколько раз и, преподавая Свое учение о небесном царствии, указывает на многие, весьма важные подробности, сближающие между собой человечество и поле с его произведениями и плодами. «Посмотрите на нивы, сказал Господь ученикам Своим, указывая на массы людей, как они побелели и поспели к жатве»270. Изъясняя происхождение зла в мире, в котором Бог насадил одно чистое добро, Он относит это к тайному действию врага своего, посеявшего свои плевелы между пшеницей в ту пору, когда люди спали271. Изображая кончину века и страшный суд, Господь уподобляет это великое дело жатве, на которую Он посылает Своих делателей – ангелов, повелевая им отделить плевелы от пшеницы, собрать все негодное в снопы и предать это сожжению, а пшеницу взять в житницу свою272. Значит, поле со своим посевом и жатвой имеет для нас весьма глубокий и великий смысл, который мы должны хорошо понять и обратить в своё наставление. Это общая для всех нас книга, в которой должны мы читать вечную истину, начертанную не буквами, а самыми вещами. Эту книгу предназначил Господь для общего употребления всех людей, как ученых, так и простых, богатых и бедных с тем, чтобы никто не отговаривался своей простотой и неумением читать, или бедностью, не позволяющей приобрести себе эту книгу. Будем же внимательны к её содержанию в ту пору, когда работаем и действуем руками на широких страницах этой самой книги.

Мы остановились на тех случайностях, которые вредят созреванию посева, показавшегося на поле и наперед радующего своими всходами земледельца. Не таким же ли несчастным случайностям подлежит духовная жизнь людей и дальнейшее её развитие в веке настоящем? Кому из нас не приходилось видеть много прекрасных детей – добрых, покорных и смышленых, которые своими качествами радуют родителей и подают им много приятных надежд в будущем? Что же? Всегда ли из этих детей выходят добрые, честные и полезные для общества люди? Нет, они с течением времени начинают почему-то портиться, и становятся впоследствии не только не полезными, но прямо вредными, даже злодеями общества. Где же тому причины? Вы, быть может, скажете, что злые люди и рождаются такими? Нет, Бог зла не сотворил Поверьте, что самые страшные злодеи и преступники в начале не были такими, все люди первоначально бывают более или менее добрыми и честными. Но разузнайте хорошенько историю и обстоятельства их жизни, и вы поймете это их уклонение от добродетели ко злу. Действительно, сколько может быть причин порчи и разврата человека! Преждевременное сиротство лишает его присмотра, наставления и руководства родительского. Не правда ли, что это обстоятельство, подобно засухе в поле, убивает нравственную жизнь человека? Иногда жестокость и несправедливость людей, подобно морозам и холодам, убивающим молодые растения, каменит и ожесточает сердце человека, от чего он становится злобным и мстительным. Чаще всего дурные примеры, лукавые обычаи, ложный дух времени, подобно тлетворным ветрам, удушающим свежесть и жизненную силу растений, развращают человека с самого детства и заглушают в его душе всякое добро. Наконец, кроме всего этого, нужды, горе, непосильные труды и житейские печали, в которых бьется человек всю свою жизнь от колыбели до гроба – все это не снедает ли мало помалу и не точит ли душу человека наподобие червям и разным насекомым, нападающим на полевую зелень? А сколько еще есть особенных искушений и соблазнов на свете, которые обольщают человека ложными удовольствиями и приятностями, к которым мы все так склонны и крайне восприимчивы? Смотрите же, сколько забот и попечений требует о себе и один человек, а что сказать обо всех? Если заглянуть взором Сердцеведца в души всех людей, то сколько добра и сколько зла мы увидим в них! Да! Мир человеческий – это действительно поле, на котором зреет и чистый хлеб, красуются разные цветы, но растут и сорные травы. Какое широкое и обильное предметами деятельности это поле! А где же делатели?

Делателей же мало! Кто эти делатели? Первыми делателями нивы Божией были св. апостолы, которых послал Христос в мир с проповедью евангелия, сказав им: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа273. Действительно, немного было этих делателей: двенадцать главных апостолов, да семьдесят других учеников – да и только! И это на весь мир, на все концы земли! Вторые делатели – это епископы и пресвитеры – мы, которым апостолы по преемству передали свою власть учить, благодать совершать таинства и обязанности руководить вас на пути к жизни вечной и небесной, молиться с вами и за вас. Выйдут на жатву Христову еще и третьи делатели, выйдут они в блеске молнии, при громогласном звуке трубы, от которого потрясутся горы, могилы откроют свои мрачные глубины и ад отрыгнет поглощенных им мертвецов на страшный последний суд.274 Обязанность этих делателей будет – отделить пшеницу от плевел, или сора, собрать чистые зерна в житницу Христову, плевелы же бросить в огонь вечный, где будет плач и скрежет зубов. Все это будет и исполнится непременно в свое время. В делателях тогда не будет недостатка. Но в настоящем случае мысль моя останавливается на вторых делателях, которые трудятся для жатвы Христовой теперь, в наши времена. Этими деятелями являемся мы – духовные и преимущественно священнослужители, которые называемся духовными потому, что мы служим духовным целям людей и руководим их в жизни духовной. Можно ли сказать, что нас мало? Слава Богу, в каждом селе есть непременно церковь и священник, в слободе – пять и семь, в городе и более. Неужели нас мало? Я не скажу, что священников мало, но не скажу также и того, что все мы истинные делатели и пастыри стада Христова. Увы! Есть и между нами наемники и приставники, которые не радят о своих обязанностях, которые обременяют только церковь и на которых справедливо жалуется народ. Истинных делателей все же остается мало.

Что такое истинный священник? Какие его обязанности и каков он должен быть? А вот послушайте, христиане, те правила и наставления, которые даются нам – священникам в наших грамотах: «подобает иерею тайнами святыми совершати человека в жизнь христианскую, духовную, крещати, миропомазовати, исповедывати, литургисати, венчати по воле и согласию мужа и жены.... и все церковная последования и чины действовати, яко служителю Христову и строителю тайн Божиих. Подобает же ему иерею.... вседушно прилежати чтению божественных писаний, и не инако сия толковати, но яко же церковная светила, святии и богоноснии отцы наши, пастырие и учитилие, великим согласием истолковали, а по завещанию апостольскому быти трезвену, целомудру, благоговейну, честну, страннолюбиву, учительну, не пиянице, не бийце, не сварливу, не мшеломцу

(корыстолюбцу), но кротку, независтливу, несребролюбцу, свой дом добре правящу, чада имущу в послушании со всякою чистотою: скверных же и бабиих басней, яко же той же апостол к Тимофею пишет, отрицатися: обучати же себе ко благочестию, образом быть для верных словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою: паче же вверенныя ему люди учити благоверию, заповедем Божиим и всем xpиcтиaнcким добродетелем по вся дни, изрядно же в день недельный, яко же повелевает шестаго вселенскаго собора правило девятьнадесятое, и исповедавших ему своя совести вязати и решити благоразумно, по правилам св. апостол и учению богоносных отец, по уставу же св. восточныя церкви.... Подобает же ему всегда достойно ходити звания своего и врученную себе паству пасти добре, да мудрых и верных служителей мздовоздаяние от рук Воздающаго комуждо по делом его восприимет и не постыдится в день страшнаго испытания Владычня; но да речет: Господи! Се аз и дети моя! Да услышит же и сладкий оный глас, глаголющий: добрый рабе и верный, над малым был еси верен, – над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего!»

Вот каковы наши обязанности, вот каковы правила, по требованию которых мы должны жить и действовать! Много ли найдется таких делателей, которые вполне соответствовали бы своему высокому призванию и служению? Правда, они всегда были и есть, но такие делатели суть избранные светила, особенные сосуды благодати Христовой, которых церковь причислила впоследствии к лику святых предстателей и молитвенников пред престолом Всевышнего. Такие делатели, конечно, найдутся и теперь – и на престолах святительских, и, может быть, в скромной доле сельских пастырей, но их мало, так мало, как немного звезд на небе первой величины! И кто не согласится с тем, сколько опытности, сколько знания в божественном учении, духовной мудрости, нравственной высоты и силы воли, терпения и неусыпности, а главное сколько должен иметь благодати от Бога тот человек, который принимает на себя такие высокие обязанности, чтобы достойно проходить ему свое священное служение церкви Христовой? Он должен решительно посвятить всего себя этому служению, стоять выше немощей человеческих, быть внимательным не только к самому себе и своему семейству, но заботиться и о других, быть для всех опорой, наставником и примером кротости, воздержания, терпения и любви. Понятно после этого, что немного найдется истинных делателей.

Мы высказали теперь самую неутешительную и скорбную истину. Не утешительна эта истина для пастырей церкви, потому что она обличает их немощи, несовершенства, или даже прямое недостоинство своего священного служения. Неутешительна она и для пасомых, ибо с несовершенствами и недостатками священнослужителей тесно соединяется и нравственное состояние – духовное бесплодие тех, для блага которых они должны действовать. Какое же отсюда выведем для себя, христиане, заключение? Иной, быть может, подумает, что же, если духовная польза пасомых зависит от достойных пастырей и истинных служителей церкви, а их или совсем нет, или же весьма мало, то народ не виновен в том, что среди его пороки, ложь и соблазны берут свой верх над добром, истиной и благочестим, а потому и я не отвечаю за тот упадок нравственности, до которого дошел; пусть отвечает за меня тот, на ком лежит обязанность поддерживать и возвышать общую и мою добродетель! Так часто думают и говорят многие! Выставляя на вид слабости и пороки лиц духовных, предавая их осмеянию и укорам за разные слабости, люди неразумные и злоречивые думают в этом самом как бы найти оправдание в собственных грехах и преступлениях. Нет, бpaтья и други, никто не может оправдаться пред Богом в своих грехах и преступлениях грехами других! Если бы общие грехи зависели единственно от худой жизни и слабой нравственности так называемых делателей духовных, то где же тогда было бы попечение о людях Самого Домовладыки и Господа вселенной? Как было бы согласовать тогда Его правду, премудрость и любовь к роду человеческому с той Его расчетливостью, или распорядительностью, по которой Он не дает миру истинных и достойных для него делателей? Значит, тогда вся вина обширного распространения и крайнего усиления зла между людьми падала бы на Него одного! Но Бог свят, истинен и благ, следовательно, не оправдится пред Ним и не устоит на суде Его никакая плоть275. Оправдается Господь на суде пред Своей преступной тварью потому, что спасительное дело Его совершается неостановочно в мире несмотря на то, сколько есть здесь делателей и каковы они, а потому каждый должен дать Ему отчет за себя в том, как он прилагает свое усердие к этому делу Божию и насколько успевает в нем?

Спасительное дело Божие совершается в мире неостановочно и без всякого урона для тех, которые сами Божии и достойны того, чтобы занять место в доме Отца Небеснаго. Ибо кто первый и главный делатель на ниве Божией среди необъятного множества сынов человеческих? Аз есмь лоза истинная, и Отец Мой делатель есть, сказал Господь ученикам Своим276. Следовательно, в числе делателей стоит Сам вечный Отец Господа нашего Ииcyca Христа. Он отсекает всякую сухую, не приносящую плода ветвь, привитую к живой лозе – Его возлюбленному и единородному Сыну, а ту, которая приносит плод, очищает, чтобы она принесла более обильный плод277. Он привлекает людей к Своему Сыну, как Спасителю всех278, насаждает их в Своем винограднике, или искореняет вон из него как бесплодные и негодные деревья279. Вместе с Отцом действует в мире и Единородный Сын Его, Господь наш Иисус Христос, который называет Себя сеятелем, сеющим доброе семя на селе своем т. е. в мире человеческом280. Оставляя видимо землю, Он обещал невидимо пребывать с ними во вся дни, до скончания мира281. Кроме того, Он дал обетование верующим послать от Отца Духа Святого, да будет с ними Он во век, как учитель истины и виновник всякого добра282. Значит, первый и главный делатель в роде человеческом ест Сам вечный Бог – троичный в лицах. Это такой Делатель, Который один заменяет всех малых делателей, силой Которого поддерживаются, очищаются к приходят в совершенство все прочие делатели. Не забудем и того, что не окончилось еще служение спасению людей св. апостолов – этих первых, избраннейших из среды человечества делателей. Преподанное ими небесное учение, дошедшее до нас устно и в письмени доселе гремит в мире и служит светом, разгоняющим тьму неведения и мрак нечестия. Не умолкли для нас и боговещанные наставления св. отцов церкви – вселенских пастырей и учителей. При руководстве всех этих делателей никто не может жаловаться, чтобы истина Божия неизвестна была кому-либо; следовательно, никакой человек не может сказать, чтобы он, как лишенный доброго руководителя и наставника, невинен был в своих заблуждениях – умственных или нравственных. Особенно никто не может сказать этого в наше время, как оно ни скудно ревнителями истины и добра. В наш век оказывается недостаток не в чистом научении, но в восприемлемости его. Современное нам человечество само уклоняется от принятия здравых словес учения божественного и явно склоняется ко лжи, изобретенной умами человеческими для большего и глубочайшего своего помрачения. Кто же виновен в том, что мы видим теперь ощутительный упадок веры и благочестия между нынешними христианами? Скажем ли, что причина сего в нынешних делателях церкви Христовой? Но что могут сделать эти делатели, хотя бы они были самые достойнейшие, когда общий вкус народа притуплен, поврежден так, что он не требует чистого, душеспасптельного учения? Не мы одни, но и вы – христиане, должны приложить свое ycepдиe о благе вашем и употребить все, что требуется с вашей стороны для приобретения плодов жизни вечной, иначе невозможно и ожидать их!

Вспомним при этом евангельскую притчу о сеятеле и семени. В этой притче под сеятелем Господь разумеет Самого Себя, под семенем – Свое учение. Какой же плод принесло Его семя? Не одинаковый, по различию качества земли, куда оно упало, так что в одном месте это семя совсем погибло, потоптанное ногами проходящих, в другом похищено было жадными птицами, в третьем не могло развиться по причине каменистой почвы, в четвертом заглушено было тернием, или сорной травой, в пятом, наконец, оно возросло и принесло обильный плод, потому что нашло хорошую землю283. Притча эта замечательна тем, что ей изъясняется причина, почему одно и тоже чистое – божественное учение приносить не одинаковый плод в душах человеческих. Причина эта заключается, по словам Самого Господа, не в делателе земли, а в самой земле, под которой Он разумеет сердца человеческие. Значит, вместе с делателями, должны приложить свое участие и те, для которых они посланы, чтобы принять семя жизни в свою душу, взрастить ее и принести плод собственного спасения. А если люди будут холодны к этому делу, нерадивы и беспечны, то невозможно постороннему лицу привить к душе их, сберечь и довести до зрелого плода животворное учение слова Божия. Необходимость участия всех и каждого в совершении спасительного дела Божия Господь ясно выразил, когда к словам Своим – жатва многа, делателей же мало, тотчас присовокупил: молитеся господину жатвы, яко да изведет делатели на жатву свою. Слово – молитеся именно выражает искреннее и глубокое желание в душах людей, чтобы к ним посланы были Богом истинные делатели. А если бы у них не было этого желания, вследствие чего они и не просили бы Бога о таком Его благодеянии, то этим самым они засвидетельствовали бы то, что они и не заслуживают, чтобы им явлено было это благодеяние. Согласитесь теперь, христиане, что если вы видите среди себя мало истинных делателей Божиих, то вам надлежит, по заповеди Христовой, молиться за них. Молитеся убо господину жатвы, яко да изведет делатели на жатву свою!

И одной ли только молитвой к Богу за делателей духовных должно выразиться ваше к ним усердие? Нет, на вас лежит священная – божеская обязанность позаботиться и о внешних нуждах их, облегчить, сколько возможно, трудности их жизни, чтобы дать более свободы им трудиться для пользы душ ваших. По общепринятому порядку, мы все священнослужители, прежде принятия священного сана, вступаем в брак и принимаем на себя тяжелые, многосложные обязанности семьянина и члена общества. Каждому из вас хорошо известно, что такое муж и отец семейства? Это такое лицо в доме, которое обязано пропитать свое семейство, дать ему одежду и удобное жилище, воспитать и научить своих детей так, чтобы из них вышли добрые и полезные члены общества. Какое же имеет обеспечение для своего семейства священник – и особенно на первых порах? Знаете ли, с каким обеспечением посылает нас в мир Христос? «Ничего не берите на дорогу, ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни денег, и не имейте по две одежды»284. Как же согласовать и совместить такую высокую, евангельскую заповедь о нестяжательности и беззаботности о себе со своими обязанностями как человека, как семьянина? Она соглашается тем, что посылая нас к вам с таким повелением о нестяжательности, Христос на вас возлагает обязанность позаботиться о нас. Мы, в самом деле, приходя к вам, не имеем ни лишней одежды, ни заранее приготовленных средств к жизни, ни каких-либо стяжаний. Служа вашей духовной пользе, проповедуя вам слово Божие и молясь за вас, мы совершенно предоставлены вашим попечениям, вашему усердию. И если бы вы оставили и не поддержали нас, тогда, по другой заповеди евангелия, и мы должны были бы оставить вас и идти в другое место. Ибо так говорить Господь далее в своем наставлении ученикам своим: «ешьте, что вам предложат. Исцеляйте больных и говорите им (людям) приближилось к вам царствие Божие. Если же придете в какой город, и не примут вас, то вышедши на улицу, скажите: и прах, прилипший к нам от вашего города, отрясаем вам285».

Христиане благочестивые и христолюбивые! Вы видите пред собой нового и молодого священника, который только что вышел из школы, обязался семейством и принял на себя великое дело служения церкви. Видит Бог мою искренность, мою преданность к своим новым обязанностям! Но и вам видны все мои настояния обстоятельства и мое внешнее положение среди вас. Предаю себя воле призвавшего меня к святому служению Бога и во всем полагаюсь на ваше благопоспешение моему делу и ваше добродушное участие в моем житейском быту, дабы и мне ничего более не оставалось, как с полным усердием и возможной точностью выполнять свои обязанности в отношении к вам.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами, и любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь286.

* * *



Источник: Платонов Вениамин, еп. Собрание слов и размышлений. Кострома: Губернская типография, 1908 г. – 572 с.

Вам может быть интересно:

1. Несколько слов и речей с присовокуплением Притчи о неправедном домоправителе архиепископ Софония (Сокольский)

2. Сборник 12-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

3. Очерки православно-христианского вероучения священник Георгий Орлов

4. Мои дневники. Выпуск 6 архиепископ Никон (Рождественский)

5. Простонародные поучения сельским прихожанам на все воскресные и праздничные дни, на молитву Господню и на разные случаи профессор Иван Степанович Якимов

6. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

7. Простые и краткие поучения. Том 8 протоиерей Василий Бандаков

8. Путешествие по святым местам русским. Часть 2 Андрей Николаевич Муравьёв

9. Отечественная история церковная и гражданская протоиерей Фёдор Титов

10. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, в азбучном порядке расположенное Павел Иванович Савваитов

Комментарии для сайта Cackle