протоиерей Михаил Соколов

Слова и речи

Содержание

Слово в неделю Крестопоклонную Слово в день 500-й годовщины Куликовской битвы Слово в неделю пред Богоявлением Слово в великий пяток Слово при погребении С. Ф. Панютина Слово в день погребения Ивана Сергеевича Аксакова Слово в день поминовения архимандрита Макария, основателя Алтайской миссии Речь пред молебствием в день Священного Миропомазания и Коронования на царство Государя Императора Александра Александровича и Государыни Императрицы Марии Федоровны Речь пред панихидою о Государе Императоре Александре Николаевиче Речь при отпевании протоиерея Иосифа Васильевича Васильева Речь пред молебствием при отправлении генерала М. Г. Черняева в Туркестан Об увековечении памяти протоиерея М. И. Соколова  

 

В Бозе почивший 5 июня 1895 г. Протоиерей М. И. Соколов оставил по себе память ревностного проповедника. Он старался произносить поучение за каждой литургией, которую служил. Он любил вспоминать 19 правило VI вселенского собора, которым на пресвитеров возлагается обязанность непрестанно поучать своих прихожан, особливо во дни воскресные и праздничные. Любовь о. Михаила Ильича к проповеди была побуждением для образования в столице религиозно-просветительного Общества. К сожалению, занятый с утра до ночи службой, уроками или трудами по Обществу, о. Михаил очень редко писал и печатал свои проповеди. Нам удалось собрать только семь слов и четыре речи, напечатанные им при жизни, которые и предлагаются вниманию почитателей, учеников и духовных детей почившего о. Протоиерея в настоящем сборнике. Весь доход от продажи этой книжки будет обращен в пользу издательского капитала имени покойного.

Слово в неделю Крестопоклонную1

Иже хощет по Мне ити, да

отвержется себе, и возмет крест

свой и по Мне грядет (Мк. 8:34).

Крестом Иисус Христос называет различные обстоятельства жизни, среди которых нам непременно приходится или сохранить верность нашему Господу, или потерять ее.

Кресты иногда посылаются от Господа для испытания. Так, единственно по воле Божией, праведный и богобоязненный Иов в немногие дни потерял имущество, детей, здоровье. Поставьте рядом с праведником человека, который в роскошной и порочной жизни истратил имение и здоровье и страдает в нищете. Это тоже крест, который Господь допустил в наказание человека.

Далее – иногда под тяжестью креста страдает один человек, иногда целый народ. Обязанности одинаковы в несении креста для лица и общества: найти в себе силы снести скорби и в самых страданиях сохранить верность Господу.

Припомним один всенародный крест – татарское иго. Враги разрушили храмы, осквернили святыни, разграбили имущество, сожгли дома, опозорили честь, саму жизнь сделали мукою. Этот крест Господь попустил за постоянные ссоры единоплеменных князей и их подданных. Церковь возвысила свой материнский голос о мире и единодушии.

Верные сыны ее, наши предки, в страданиях покаялись, многие отказались от своих личных выгод и пожертвовали ими на пользу родины. Россия стала велика и сильна единством и татарское иго было сброшено.

Ныне Русский народ снова страдает под тяжестью Креста. Он состоит в том, что в нашем обществе много явилось внутренних врагов, которые посягают на Церковь и Государство.

Не зная числа наших врагов, мы слышим частые, прямые и косвенные восклицания их против Церкви и Государства, среди старых и юных, явно и тайно, устно и письменно, в школе, в суде, в домах, в обществах.

Их речь иногда начинается негодованием против ошибок и пороков людских, но скоро сводится к осуждению самых оснований, которыми управляются Церковь и общество.

Наши враги хотят на место алтарей Святому Господу поставить алтари порокам людским. Нас Церковь учит любить ближнего и хранить мир даже со врагами. Наши враги выдают себя друзьями ближних и – с кинжалом в руках доказывают свою любовь.

Нас Церковь учит трудиться всю жизнь для своего пропитания и от своих трудов благотворить ближнему. Наши враги без труда хотят жить и помогать ближнему грабежом и насилием.

Церковь учит нас почитать своих родителей за их тяжелые труды, понесенные при рождении и воспитании нас; наши враги восстают против родителей потому, что они будто бы стесняют волю детей, убивают самостоятельность. Спросили б мы их: в чем самостоятельность? в неразумных животных стремлениях молодости?

Церковь учит нас хранить святость супружеского союза; враги наши говорят: брак есть ярмо, любовь свободна в отношении всех лиц другого пола. И как много они сделали для того, чтобы отвлечь юношей от чистой и строгой семейной жизни!..

Церковь учит нас воспитывать детей и с юных лет развивать в них сочувствие ко всему доброму и страх Божий. Наши враги говорят: оставьте детей свободно развиваться.

Церковь учит нас возвышать дух над телом, отказывать телу в его безнравственных требованиях, удерживать дух от неразумных стремлений. Наши враги говорят: все требования тела и стремления духа разумны и должны быть беспрепятственно удовлетворены.

Церковь учить нас жить для вечности и к ней приготовляться во время земной жизни. Наши враги говорят: нет загробной вечной жизни и потому ничего более не нужно, как только есть, пить, веселиться.

Отсюда Церковь приглашает к нравственному подвигу в молитве, труду, воздержанию, добродетельной жизни. Наши враги осмеивают все эти воспитательные средства.

В гражданской жизни Церковь учит почитать власть, молиться за нее, содействовать всем ее добрым намерениям; наши враги недаром разрушали религиозно-нравственные основы государственной жизни; они теперь, без этих основ, легко прививают к молодым душам мысль о борьбе со властями. Сначала многие члены нашего общества и Церкви только высказывали приведенные суждения в виде нового слова и взгляда на жизнь. Затем люди стали жить по этим новым правилам, становясь врагами семьи, общества, Церкви. Присутствие в государстве таких людей составляет первый вид тяжелых страданий, которые несет Русская Церковь вся и каждый отдельный член ее.

Много ли, мало ли таких людей, мы не знаем, но видим, что их соединяет глубокая ненависть к нам – людям верующим и друзьям церковного и государственного благоустройства.

Но тяжесть наших крестных скорбей увеличивается от того, что между нами, верующими, и враждебной партией находится большая часть общества с неопределенными стремлениями. Эти колеблющиеся души сегодня сочувствуют людям порядка, завтра переходят на сторону наших противников. Они для нас ненадежные друзья. Но эти неустановившиеся люди – отцы и матери семейств, что же они привьют своим детям? Такое же колебание в мысли, жизни, вере? Они воспитатели юношества. Что они вдохнуть своим питомцам? По бесхарактерности, или испорченности жизни, по отсутствию разумного воспитания, или из опасения прослыть приверженцами церковности, эти руководители юношества даже оказывают противодействие прямым учителям религиозно-нравственных истин.

Если бы далее стали узнавать, кем больше всего пополняются ряды наших прямых врагов? Детьми этих неустроенных семейств, питомцами школ, где во главе стоят люди лицемерно, бессердечно исполняющие свои обязанности, теми людьми чаще всего, которые в своей юности не встретили живого сочувствия от общества, разумного влияния на них до тех пор, пока окрепнут их убеждения, сложится разумный взгляд на жизнь. Таких родителей, таких воспитателей, таких бессердечных членов Церкви теперь много, много среди нас, это во многих случаях мы сами. Можно потому сказать: сами мы виновны были в распространении тех настроений, от которых мы страдаем теперь, – сами же должны искать средств выйти из наших страданий. Как нам отнестись к нашему кресту? Возненавидеть наших врагов, как делают многие из нас? Но Спаситель учил любить их. Забыть о них и по-прежнему беззаботно жить? Но они братья и сестры наши, члены нашего общества, их нравственная жизнь укрепляет общество, их разрушительные стремления колеблют самые основы нашей жизни, ослабляют благотворное влияние Церкви на верующих. Ограничиться обвинением ближайших начальников тех школ, откуда вышли недобрые питомцы, – тех родителей, которые не сумели воспитать своих детей? Но это не будет свидетельством чистосердечного желания обновления общества, искоренения в нем нестроений. Господь Иисус Христос говорит: нужно идти за Ним и понести свой крест. Нужно, следовательно, в страданиях сохранить верность нашему Господу и Его святому учению.

А Спаситель говорит: смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, т. е. слабых в вере и жизни. Блажен тот, кто сам исполнит заповеди и научит других. Кто примет отроча во имя Его, все равно, что примет Его Самого. Верны ли были этим словам Господа мы, верующие во имя Его? Не относились ли мы с пренебрежением к людям бедным, не твердым в вере и честности, не оставили ли мы сироту и одинокого юношу жить вне семейной любви, в голоде, болезни, – не развили ли в нем вражды к себе своим бессердечием? Закрывши для молодости доступ в наши дома, в круг наших семей, не уронили ли мы достоинство нашей веры, показавши нашим слабым братьям, что мы живем не по вере, что слово и дело у нас, расходятся? Молодость, не видя в нас соответствия жизни с верою и правилами поведения, отбросила сами правила жизни, заподозрила саму св. веру. Так выходит, что мы сами во многом виною наших страданий и в самих себе должны искать исцеления от разъедающих нас язв.

Мы разделились, нужно соединиться. Наши враги, люди противоположных убеждений и правил жизни, действуют единодушно, врываются в наши семьи и похищают наших детей, братьев и сестер, делая их врагами Святой Церкви, семьи и Государства. Мы должны еще единодушнее действовать, чем наши враги. Борьба здесь должна быть внутренняя, состоять в большем и большем оживлении наших убеждений, святых правил жизни.

У каждого из нас бывает жажда лучшего, но не всякий сумеет достигнуть этого лучшего. Возьмем отца или мать семейства, желающих добра своим детям, но представьте, что они мало развитые, может быть, слабые волею. Придите к ним на помощь: почаще входите в их дом, разумно направляйте в жизни их самих и в воспитании их детей. Этим путем вы спасете семью для родины, для Церкви.

На взаимном стремлении к доброй христианской нравственности должны сойтись лучшие семейства в городе и селении. В городе это еще важнее, чем в деревне, для поддержания воспитательного влияния родителей на детей. Возьмите две семьи: в одной старшие дети уже усвоили себе разумные отношения к религиозным и семейным обязанностям; приводите почаще в эту семью подрастающих детей, и они под влиянием примера легче всего усвоят себе правильные отношения к Богу и людям.

Воспитывать нужно не одних детей, но и многих взрослых, не твердых в вере и доброй жизни. Ввести таких людей в живое общение с добрыми членами Церкви – это значит предохранить их от увлечений, направить к разумной и доброй полезной деятельности. Как много в жизни людей, ищущих хорошего совета, нравственной поддержки и не находящих, потому что двери хороших людей бывают закрыты для незнакомых. Еще больше людей, совсем не ищущих ни совета, ни поддержки, которых нужно самих отыскать и привлечь ко спасению. Общество должно составить из себя при каждом храме церковное братство, в котором священник – духовный отец явился бы посредником между различными состояниями, возрастами, настроениями и совместно с лучшими членами своего прихода действовал бы во имя нравственно-религиозных целей.

Теперь члены Церкви действуют порознь, иногда безуспешно, вдали от руководства своего пастыря. Теперь пастырь часто не встречает содействия в своих добрых стремлениях от верующих членов своего прихода. Пусть сойдутся они вместе в братстве для обсуждения всех нравственно-религиозных потребностей своей общины или прихода, для взаимной поддержки, для распределения деятельности в духе Христианской Церкви, для привлечения к себе всех отпадающих или уже отпавших членов, для воспитания юношества в семьях, для содействия школы в этом деле, для решительной борьбы с врагами Церкви и Государства.

Господь Иисус Христос сказал в притче: «Пастырь добрый зовет своих овец по имени и выводит их; ходит пред ними, а овцы за ним ходят, потому что знают голос его; за чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса» (Ин. 10:3–5).

Помолимся Господу – Главе Церкви, чтобы Он укрепил голос пастырей, зовущих ко спасению своих пасомых, чтобы Он укрепил внимание паствы к голосу пастырей. Аминь.

Слово в день 500-й годовщины Куликовской битвы2

«Рождество Твое, Богородице Дево,

радость возвести всей вселенней: из

Тебя бо возсия Солнце правды, Христос

Бог наш, и разрушив клятву, даде

благословение, и упразднив смерть,

дарова нам живот вечный»

(Тропарь праздника).

Сегодня общество верующих или Церковь Божия празднует начало освобождения человечества из-под клятвы. Проклятие стало давить человека со времени греха. Было блаженное время, когда человек был праведен пред Богом; тогда был мир в его душе, ум его не знал заблуждений, сердце не увлекалось порочными склонностями. В эти чистые очи сердца обильно изливалась Божия благодать, как солнце светлое светит в чистом, здоровом глазу человека. Под ближайшим руководством Господа происходило развитие ума и сердца человека. Свободен был человек в своей деятельности, потому что широко понимал нравственный закон Господень, шел верным и разумным путем в своем знании, потому что в его светлом уме ясно отражалась мудрость божественная. На человеке почивало благословение Божие; Бог был в нем, и он стремился ходить во Господе.

Достойно самого глубокого сожаления, что человек не сохранил своего первоначального достоинства; он внес разлад в свою душу, согрешил пред Богом; помрачился его светлый ум, склонилось ко злу его впечатлительное сердце. Так, с переменою человека, тот же Господь стал казаться человеку далеким от него. Потемненный взор ума более останавливался на творениях и не видал за ними своего и их Творца; сердцем привязывался к окружающим предметам, в них искал ответа на свою сердечную привязанность и ответа не находил, а Бога, источника любви, сокрытого в этих творениях, не ощутил. С той печальной поры часто стало повторяться явление, что дитя не чувствует нежных забот отца, сердечной любви матери. Это потемнение души, направление к злому, неустанная борьба человека с собою, всегдашнее почти недовольство его своею деятельностью, имуществом, состоянием – начало проклятия, последовавшего за грехом. Не имея мира в душе, человек враждебно относился к другому ближнему своему, и пролилась широкою рекою братская кровь. Это – следствия проклятия, которое человек навлек на себя.

Милосердый Бог, как премудрый правитель мира, дал человеку свободу и хранил эту свободу, ожидая, когда человек, руководимый чрез обстоятельства жизни, сам поймет свои заблуждения. Господь произвел род человеческий от одной крови, для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитания, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли Его, хотя Он и недалеко от каждого из нас: мы Им живем, движемся и существуем (Деян. 18:26–28). Не скоро человек почувствовал свое одиночество без Бога, познал тяжесть проклятия и свое бессилие приобрести снова благоволение своего Творца. Прошли века страданий. Но Господь вел человечество верной дорогой к новому, высшему блаженству; Он возлагал на тот или другой народ обязанность, задачу, и Его воля свято исполнялась. Возникли обширнейшие государства, доживали до назначенного предела и оканчивали свое существование. Предел же этот – приближение к Богу, чаяние избавления от проклятия. Возьмем из истории два-три примера. Было обширное Ассирийское государство; слава его наполняла Азию и Африку, и существовало оно тысячи лет. Проносились разные страшные бури над его седою головою, но рушилось оно тогда лишь, когда исполнилось намерение Промыслителя мира: народ Ассирийский покорил Израильтян, слил их с собою и чрез них почувствовал жажду избавления от проклятия. На смену Ассирийскому царству явилось Вавилонское; ему Господом назначено было окончить свое существование тогда, когда немногочисленный народ Иудейский будет находиться в плену у Вавилонян. От Иудеев Вавилоняне познакомились с надеждами на будущего Избавителя, и цель их существования, назначенного Промыслом, была достигнута. На место Вавилонян выступили Персы, точно также усвоившие надежды Иудеев на избавление. Преемником могущества Персов был великий завоеватель Александр Македонский. Многие народы подпали его власти, но жизнь его окончилась не ранее, как по завоевании Иудеев, после распространения по всей его империи греческого языка, чтобы надежды Иудеев на будущего Избавителя как можно легче распространились между всеми входившими в состав государства Александра язычниками. Таким образом Господь вел народы к нравственному обновлению, освобождение от клятвы. В то время, как языческие народы смутно ожидали своего обновления, избавления от тяготевшего проклятия, среди Иудеев развилась живая надежда, что со времени явления в мир Спасителя, они получат свободу по всем сторонам своей жизни. Когда одни из них жаждали только гражданской свободы, политической независимости от поработителей Римлян, другие члены Иудейской народности и церкви глубже понимали цель пришествия в мир Избавителя: они ожидали от него нравственного обновления человечества, за которым неизбежно последует и гражданское. Одними из наиболее живо ожидавших нравственного обновления человечества были ублажаемые нами в сегодняшний день праведные Иоаким и Анна и их святое чадо – присноблаженная и пренепорочная Мария, Матерь нашего Господа.

Сознаваемое ими предчувствие нравственного освобождения совершилось с явлением Иисуса Христа: Он явился светом ума человека, и какою широкою волною полилось в мире знание, понимание творений Божиих, возвышение над окружающим миром, исполнение слов Господа при создании человека: «обладайте землею»!

Умственный свет очевиден, привлекателен для человека: и люди с особенным удовольствием отдаются жажде знания. Но Иисус Христос явился не только источником умственного просвещения человека и уничтожения только заблуждений, нет, – Спаситель несравненно глубже восстановляет человека; Он входит во внутреннюю глубину нашего духа и там: в сердце, воле, совести возбуждает неудержимое желание сочувствовать только тому, что в существе своем прекрасно, стремиться только ко всему доброму, что в общих чертах напечатлено в нашей душе, а со всею подробностью изображено в слове Божием. Например, оно говорит, где «Дух Господень, там свобода». И именно, под руководством слова Божия, под влиянием учения Иисуса Христа и Его святой жизни создается высокий образец нравственной чистоты и совершенства. Всмотритесь в лица сегодня ублажаемых богоотцев – Иоакима и Анны, позже живших святых и особенно Пресвятой Девы Марии, рождение которой мы сегодня празднуем: в них мы встречаем новые стремления, чувства, которых не знали люди, не просвещенные словом Божиим. В лице Матери Божией мы празднуем начало преобразования личности и всего человечества, освобождения его из-под проклятия. Пронеситесь мыслью чрез восемнадцать веков существования христианства на земле, припомните, как семя новой лучшей жизни, брошенное Иисусом Христом, постепенно превращалось в могущественное древо, под которым находили приют и владыки мира, и рабы, униженные до полного бесправия и безличности; от плодов этого древа правители народов получали силу поднимать упавший дух своих подданных, вдохновлять их к лучшей жизни; подчиненные им народы во имя свободы, во имя братства по вере противостояли натиску врагов просвещения, врагов Церкви.

С сегодняшним торжеством всей христианской Церкви совпадает, возлюбленные братья и сестры, наше родное торжество – 500 лет исполняется сегодня с того дня, как великий князь Димитрий Иванович Донской, стоя во главе Русского воинства, одержал первую победу над татарами. Нашему дорогому отечеству пришлось вынести на себе страшное бедствие. Несметные полчища татар опустошили Русскую землю, города и селения сожгли, храмы Божии разорили и осквернили, на оставшихся живых наложили тяжелую дань. Наши предки так были обессилены, напуганы, что полтораста лет платили дань, не смея вести войны за свою свободу. Что их поддерживало в тяжелую годину испытаний? Вера в Бога, преданность Его святой воле. Сколько исторической мудрости скрыто в этой истинно-христианской покорности Промыслу. Выполняя возложенную Промыслом историческую задачу, вынося на себе тяжесть татарского ига, Русский народ сохранял другие народы от такого же порабощения, какое он испытал сам. Другие народы в это время обогащались знанием, имуществом, полезными учреждениями, а наши предки защищали их от восточных грабителей. В этом распределении задач исторической жизни народов скрыты обязанности их облегчать тяжести друг друга. Если мы часто видим нарушение этих обязанностей со стороны народов, то это свидетельствует лишь о том, как еще слабы христианские воззрения на свои обязанности даже у тех, кто украшается славнейшим именем христианина.

Наши предки, руководимые самою лучшею истолковательницею воли Господа Иисуса Христа – святою Церковью, никогда не отказывались жертвовать собою ради блага других. Так и в приснопамятный 1380 год, когда Мамай предпринял поход на Русскую землю, чтобы снова убить в ней просыпавшуюся зарю свободы. В конце лета великий князь Димитрий Иоаннович Донской услышал, что Мамай идет на Русь с грозным ополчением. Помолившись пред Царицею небесною, он разослал гонцов по всем областям великого княжества, чтобы немедленно собирать войско. Приказание великого князя было исполнено с удивительным усердием: каждый старался служить отечеству – одни мечом, другие молитвою и христианским милосердием. Юноши и мужи блистали оружием, жены и старцы преклоняли колена в святых храмах. В числе самых сильных молитвенников были преподобный Сергий, игумен Троицкой обители. Он благословил князя и сказали ему: «тебе, государь, должно позаботиться о христоименитом стаде; Бог правды дарует тебе победу и сохранит тебя, и многим из подвижников готовы венцы мученические». Преподобный Сергий отпустил с князем на войну двух иноков своей обители, Александра Пересвета и Андрея Ослябю. Когда великий князь перешел Дон и готов был вступить в борьбу с страшным врагом, преподобный Сергий, для подкрепления решимости бороться за свободу отечества, прислали князю просфору и письмо, в котором было сказано: «иди смело, князь, надейся на помощь Божию». 8 сентября 1380 г. произошло страшное сражение; на пространстве 10 верст лилась кровь христиан и неверных. Счастье переходило от русских к татарам; но сила молитв верующих и преподобного Сергия помогла одолеть врага. Неприятель был разбит и бежал из России. Эта война была не последнею с татарами, но первая, за которою последовало постепенное освобождение нашего отечество из-под власти их и даже подчинение их самих власти России. Сравните нынешнюю Россию с тем, что она была пятьсот лет назад. Разделенная на части внутри, раздираемая междоусобиями князей, порабощаемая врагами извне, бедная, малонаселенная, поражаемая частыми болезнями и неурожаями, но чистосердечно верующая, Россия вышла победительницею из всех страданий. Благословен Господь, пославший нашей родине в годину испытаний благоразумных правителей, опытных советников и молитвенных пастырей Церкви! Великий князь сознавал, что он обязан своею победою Царю царей и, благодаря Господа за Его неизреченные щедроты, и словом молитвы, и делами богоугодными почтил память павших воинов, установивши навсегда в русском народе поминовение их в Димитровскую субботу. Не забывайте этого дня все те, кому дорога свобода Русской земли, молитесь об упокоении тех, кто положил жизнь свою за благо отечества.

Благодаря Господа за его милости нашему отечеству, явленные 500 лет назад в сегодняшний день, молясь об оставлении грехов воинов и всех потрудившихся над освобождением земли Русской от татарского ига, вспомянем молитвенно и подражателей их, – воинов, павших в последнюю войну в борьбе с достойными преемниками татар, турками, угнетавшими уже не нас, но наших единоплеменников – братьев Славян. Хвала и благодарение Господу, что Он возвеличил нашу родину путем ее тяжких страданий до того, что она теперь сама в состоянии защищать страждущих. Но вместе с этою сердечною благодарностью к Промыслу в нас Русских, должно все более и более развиваться сознание своего назначения – стоять на границе между Европою и Азией, образованностью и варварством. Чтобы с успехом выполнить это назначение, нужно много нравственных сил, нужна любовь к родине, к ее языку, учреждениям, забота о ее благе, любовь к просвещению, которое обновляет человека, снимает с него проклятие в мысли, чувстве, воле. А больше всего нужна преданность святой Церкви православной, покорность ее испытанному руководительству в нравственном возвышении Русского народа.

Православный Русский народ! дорожи верою своих отцов: она много раз спасала их от разрозненности, междоусобий, обновляла сердце народа, преобразовывала его до настоящего состояния. Напечатлей в сердце своих детей, что в православной Церкви источник силы и славы нашего дорогого отечества. Доверься ей, и твои дети будут могущественны и честны, твои руководители будут мудры, твои предприятия будут успешны, твое сердце будет дышать нежною братскою любовью. И почувствуют братья твои силу твоей любви, и назовут тебя своим старшим братом. И славно будет имя твое: мир, любовь, уничтожение проклятия, рабства, нравственное просветление будут написаны на знаменах твоих. И помолятся твои дети о своих почивших братьях и отцах, как помолишься в эту минуту ты, брат и сестра, о своих почивших брате и отце. Аминь.

Слово в неделю пред Богоявлением

«Брак тайна великая»

(Ефес. 5:32).

Скоро окончатся святочные дни, начнутся брачные пиршества. Одни будут сами участниками таинства, другие порадуются радостью друзей своих – жениха или невесты.

Возлюбленные братья и сестры! Когда говорят о браке, какие различные мысли и чувства волнуют людей! Счастливые в семейной жизни благословляют ту минуту, когда они получили благословение от Святой Церкви на супружескую жизнь. Страдающие в семье готовы роптать на Бога, проклинать себя за решимость вступить в брак. Одни с любовью думают о браке и сочтут себя счастливыми, когда священник от лица Господа соединит их руки и сердца на всю последующую жизнь с любимыми лицами. Другие, быть может, произнесли пред собою слово никогда не вступать в брак. Одни хранят чистоту жизни вне брака, другие развратничают в браке. Одни в семейной жизни ищут счастья, другие удовлетворения своей страсти, третьи – богатства. Вы видите, что нелегко и перечислить разнообразные отношения к браку, так различно смотрят на него! Но что же такое брак в действительном смысле? Как он возник среди людей? И какой брак освещает Церковь для верующих?

Много веков назад, в далекой от нас стране, на берегах обширных рек Тигра и Евфрата восходило и заходило солнце. Светлые лучи его скользили по поверхности вод, а на берегах высились огромные пальмы, кедры, лавр и кипарис. В ветвях древесных раздавалось пение птиц теплых стран, а внизу паслись животные. Мы поражаемся минувшим величием, когда мы находим в земле полуразвалившиеся остатки прежней природы. Но было время, когда некому было любоваться этим чудным, первобытным миром: еще не было на земле разумного существа – человека. Творец, создавший это разнообразие мира и открывший в нем следы Своего величия, завершил дело творения человеком, который один на всем земном шаре может понимать мудрость своего Творца.

Дивны дела Твоя, Господи! Вся премудростию сотворил еси, говорил некогда пророк Давид. Ежедневно за вечернею службою и мы повторяем это славословие. Подобная и, быть может, еще более торжественная хвалебная песнь вырвалась из уст первого человека, как только Господь призвал его к жизни. Ему представился весь мир во всем удивительном разнообразии и красоте. Он смотрел на окружающие предметы, изучал их, дал имена всем животным и этим показал свои разумный силы. Много испытал он блаженства от распознавания новых предметов, понимания их жизни и мудрости Творца, открытой в них, – много радостей перечувствовал, благодаря Бога за Его благодеяния. Но в этом блаженстве были минуты тяжелые, минуты скорби от одиночества во всем мире. Счастья много, но не с кем поделиться им; нет лица, пред которым можно бы выразить свои мысли и чувства и встретить сочувствие с другой стороны. Не было другого человека.

Господь видел это одиночество и сказал: «не хорошо быть человеку одному, сотворим ему помощника, соответственного ему» – жену. Этот помощник восполнил жизнь первого человека. Теперь полнее было наблюдение видимого мира, больше случаев благоговеть пред премудростью Творца. После создания жены хвала Господу была полнее и возвышеннее, потому что вылилась из двух счастливых сердец. Эту перемену сделала первая женщина. И это был первый брак. Господь освятил его и узаконил между мужем и женою такую любовь, которая стоит выше привязанности детей к родителям. Вот Господне повеление о браке: «оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей, и будут два одна плоть» (Быт. II, 24). Первый муж о первой жене сказал: «это плоть от плоти моей и кость от костей моих».

За что же проклятия против брака, если он установлен по нужде самого человека, для счастья его? Зачем нарушения целомудрия, отчуждение многих от семейной жизни, если существует брак? На это можно с грустью ответить: со времени своего греха какой святыни и истины не губил, не отрицал и не осквернял человек?! На брак он посмотрел, как на средство удовлетворения плотской страсти, явилось многоженство, распутство. Не только язычники, даже евреи не охраняли чистоты и строгости брачных отношений. Вдаваясь в многоженство, люди не смотрели на грустные последствия его. Счастье человека в исполнении заповедей Божиих и потому нельзя безнаказанно нарушать их. Не ожидай, человек, счастья, мира, доброго успеха, если ты вздумал поставить свою волю на место воли Божией. Примером пусть послужит история многоженства. Что сталось с семьей, где несколько жен ревновали своего мужа, ища его расположения? Припомните историю праведного патриарха Иакова. Обманутый дядей, будущим тестем, он женился на нелюбимой Лии, потом за особую плату на ее сестре – любимой Рахили. Эти две сестры внесли много раздоров в семью Иакова и положили начало вражды между своими детьми. Дети Лии продали сына Рахили – Иосифа. Сам Иаков испытал много скорбей, но остался праведным. Но сколько гибло людей от семейных неурядиц вследствие многоженства!

В язычестве положение жены было особенно тяжело от жестокости мужа. Женщина там стала рабою, которую покупали и продавали. Богатые распутники точно также хвастались количеством жен, как другие хвалятся количеством скота. Быть может, мужчина даже гордился этим порабощением женщины. Заблуждения бывают разнообразны. Часто, по неразумию своему, человек принимает заблуждение за истину и сам губит свое счастье, следуя заблуждению. Видел ли надменный муж, что с порабощением жены гибло воспитание детей? Унижаемая и оскорбляемая в своих правах женщина, сама лишенная воспитания и образования, какое воспитание могла дать своим детям? Так разврат и несправедливость одного, угнетенное положение другой мало-помалу губили древнее языческое общество. Скорбно вспоминать, что вместе с угнетением законной жены, распутница приобретала власть над мужчиною. Сделавши рабою Богом данного друга и помощницу, мужчина сам стал рабом женщины, но женщины-распутницы, по хорошему русскому выражению, «злодейки-разлучницы».

С явлением в мир христианства, судьба женщины начинает улучшаться, а вместе с этим возвышалось воспитание детей, счастье мужчины, семьи, государства. Спаситель родился от Святой Девы Марии, которая по своим нравственным заслугам является честнейшею Херувимов и славнейшею без сравнения Серафимов, – и этим самым возвысил женщину до прежнего ее положения. Христианство освятило брак и безбрачие. Безбрачие для тех, кто может сохранить чистоту души и тела; но это дано не всем. Для других брак. Брак – тайна великая, по учению слова Божия. И – человек с глубоким размышлением должен приступить к этой тайне. В христианском браке примером для мужа должен служить сам Господь Иисус Христос, Который создал Церковь учением, жизнью, страданиями, наконец смертью Своею. Господь страдал для блага человека и теперь печется о его спасении не только тогда, когда человек платит Ему, своему Спасителю, любовью за любовь, но и тогда, когда человек отвергает Его, оскорбляет непослушанием, порочною жизнью. С Господа пусть берет для себя пример христианский муж. Он должен всего себя принести в жертву для счастья семьи. Мужья! любите своих жен, как самих себя. (Еф. V, 25). Церковь остается верною своему небесному жениху не только в дни мира, когда она счастлива внутренним довольством и внешним покоем, но в годину гонений еще искреннее привязывается к Нему, доказывая этим глубину и искренность своей любви. В истории существования церкви Божией на земле во времена гонений – пора процветания христианской жизни, время славной победы христианства над язычеством. Жена в христианском браке сравнивается с Церковью или обществом верующих. Церковь повинуется Христу, любит Его и во имя этой любви несет благое иго Христово, чтобы только быть достойной своего жениха. Христианская жена любит своего мужа, повинуется ему и все делает, чтобы сохранить с ним мир и любовь в дни их счастья и согласия и еще более старается остаться верным другом мужа в дни его болезни и несчастий.

Остались ли верны все христиане этому святому призыву к семейной любви? О всем обществе нужно сказать, что трудно было чистым христианским наставлениям вдруг привиться к развращенному обществу. Наклонности, приобретенные и передаваемые из рода в род, так сильно сродняются с человеком, что нужно много времени для уничтожения их. Церковь или общество верующих была украшаема во все времена удивительными примерами счастья, мира и взаимной любви между мужем и женою. Наряду с этим церковь была глубоко огорчаема не христианскими явлениями в семейной жизни. Не будем искать примеров в далеком времени. Осмотримся вокруг себя, что мы видим в среде верующих?

Весьма часто мы разрушаем брак, как будто мы и не слыхали Христова учения о семейном счастье и не видали примеров его. В больших городах и на фабриках часто дети знакомятся с ранней поры с распутством и прежде чем настанет пора возмужалости, брачной жизни, – они, злополучные юноши, подвергли свое тело гибельным последствиям, получили отвращение к честному и целомудренному сожительству с женами, душу осквернили безнравственными воспоминаниями, порочными чувствами и желаниями. Что они внесут в брак? Блудники до брака они будут прелюбодеями в браке. Тяжесть этого общественного явления увеличивается тем, что мы – отцы – сами ведем наших детей на путь порока. Каким образом? спросите вы.

Срамные речи старших и пьяных отцов и братьев, грязные песни, в которых восхваляются разгул и порок, не строгий присмотр за поведением юношей, их беседами, их ранним пьянством, не есть ли это яд, которым отцы отравляют своих детей?

Кроме указанного распутства в слове, мужья, не разрушаем ли мы брака суровостью своей и жестокостью в отношении наших жен? Как презрительно многие говорят об уме и сердце женщины! Они – такое же Божие творение, как и мы, мужчины. Кто дал нам право унижать то, что прекрасно по намерению Самого Творца? Твердо запомним, что, унижая жену, себя унижаем; она часть нас, как и мы часть ее. Муж и жена составляют одно тело, одну душу. Говорить ли о том, что иногда безумие мужа доходит до поднятия рук на Богом данного друга и помощника, до побоев ее? Как часто в крестьянском быту мужья бьют своих жен. Кто дал мужу право на это? Он сам, безумец, присвоил себе право и, пользуясь им, лишает себя друга, а у детей отнимает мать – воспитательницу их. Напрасно ты будешь ожидать дружбы и любви от человека, постоянно оскорбляемого тобою! Любовь побоями не приобретается. Кроме твоих потерь от забитой жены, подумал ли ты, что своими побоями, своею жестокостью ты убиваешь у жены любовь к детям, привязанность к жизни, желание сделать все, как можно лучше, для счастья твоего и твоих детушек? «Муж, бьющий свою жену, если только можно назвать его мужем, а не зверем, по моему мнению, – говорит св. Иоанн Златоуст, – равен отцеубийце и матереубийце» (26 беседа на послание к Коринф.). «Какое слово может выразить то безумие и бесчестие, когда крики и вопли разносятся по улицам, когда соседи и прохожие собираются из дому посмотреть, точно на неистовство зверя, сокрушающего все в своем доме. Лучше, если бы земля поглотила такого безумца, нежели после того ему опять показаться людям». В подобных случаях обыкновенно ссылаются на жену, что она дерзка, упряма, зла. Но разве побоями кто-нибудь и когда-нибудь сделал жену более доброй? Он может сделать ее только молчаливою, подчас под видимым спокойствием таящею смертельную злобу в сердце против мужа. Выслушай ее противоречие, может быть, в нем найдешь что-нибудь справедливое. Если она совсем не права, убеди ее, ведь ты считаешь себя умнее ее. Умный и правый человек не нуждается в помощи кулака или палки для убеждения других. «Ты для того и начальником поставлен над женою, главою ее – говорит св. Иоанн Златоуст, чтобы сносить слабость подчиненной. Старайся сделать свое правление славным, а славным оно будет тогда, когда ты не будешь бесчестить подчиненной. Как государь является тем более достойным почтения, чем более возвышает честь подвластного себе начальника».

Одни ли мужья разрушают семейное счастье? Конечно, нет. И женам слово Божие дает заповедь, как они должны поступать в отношении мужей: «жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу. Как церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем». О, если бы всякая жена приняла к сердцу эти слова Господа, не стало бы тогда в семьях частых ссор из-за сварливости жен, из-за нежелания их вести добрым порядком хозяйство, нетерпеливости их в материнских и супружеских болезнях, воспитании детей. Напротив, она могла бы внести мир в семью свою и сделать отрадною свою жизнь и трудовую жизнь мужа своего. Послушаем, как изображает добрую жену премудрый царь Соломон. Он был обманут и вовлечен в порок дурными женами, и он же заметил в женах то, чем они могут быть драгоценны для семьи и мужа. «Кто найдет добродетельную жену? Цена ее выше жемчугов. Уверено в ней сердце мужа ее. Она воздает ему добротой, а не злом во все дни жизни своей; с охотою работает руками своими. Она встает еще ночью и раздает пищу в доме своем и урочное служанкам своим. Она чувствует, что занятие ее хорошо и светильник ее не гаснет и ночью. Она простирает руку бедному и нуждающемуся. Не боится стужи семья ее, потому что тепло одета руками ее. Уста свои открывает с мудростью и кроткое наставление на языке ее. Она наблюдает за хозяйством и не ест хлеба праздности. Встают дети – и ублажают ее, муж – и хвалит ее: «много было жен добродетельных, но ты превзошла их всех». Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, всегда достойна хвалы». (Притч. 31:10–30).

Наряду с проявлениями грубых отношений в крестьянской семье, в средних и высших классах браки уничтожается все более и более распространяющимся возмутительным явлением, что мужчины одновременно с законной женой имеют побочных жен. Весьма печальное состояние нравов доходит до того, что развратники открыто появляются с наложницами в семьях, в местах общественных увеселений. Законные жены сидят дома с детьми, страдая сами и влияя своей разбитой душой на молодые сердца детей. Какое будет это влияние? Оно отравит в детях веру в добро, в жизнь, как разумное явление. Следствия могут быть поэтому неисчислимо вредны. В подобных случаях самое лучшее, если мать разумная и покорная Промыслу страдалица, а если она сама завяжет связи на стороне, увлечется погоней за весельем и обманчивыми блеском, дети вынесут из времени воспитания одно дурное. От ошибки или преступности одной семьи со временем образуется несколько таких семейств.

Общественная чувствительность к фактам нарушения супружеских обязанностей так притупилась, что, в очень многих случаях, таких людей, особенно мужчин, ни малейшим образом не связывают голосом общественной совести.

Воспитываясь среди роскоши, в полном довольстве, не зная тяжелого труда, каким бедняк приобретает насущный кусок хлеба – поселянин своими руками, своим хребтом, учившийся или учащийся своим умом, – богатый развратник наполнил свой ум, свое воображение грязными впечатлениями путем чтения самых развратных книг, с отрочества услаждался постыдными беседами и картинами. Раньше брака он утопил свою душу в разврате, сгубил свое тело скверною болезнью. Зачем он женится? Ведь он сгубит свою жену, своих детей! Для поправления своих расстроенных средств, для славы, связей! У нас часто очень легко смотрят на распутство, думая, что это не оставляет печати в душе человека. Взгляните на действия развратника: они всегда бесчестны. Кто нарушит одну заповедь, говорит слово Божие, сделается виновным и во всех. Душа одна, совесть одна, Закон Божий один, как же можно расколоть душу, что одна сторона ее будет позорная, а другая честная? Порок заразителен; он отравляет всю душу.

На помощь существующему разврату прибавляется алчность и жажда развода. Часто приходится наблюдать, как люди, не узнавши друг друга, вступают в супружество и, после первого столкновения не приноровившихся характеров, расходятся. На развод нужно смотреть серьезно и строго: он может быть там, где брак вовсе разрушен и нет никакой надежды на восстановление его. А кто посмеет сказать, что он изучил все тайники души человеческой, в которой, быть может, остается скрытою хотя бы одна только черта сочувствия лица к лицу! Дайте время, разовьется эта сила и осветит мрачные недоразумения, и они рассеются, как прах. Что мы выигрываем, часто разрывая брачный союз? Разврат не только мужа, но и жены, развращающее воспитание детей, разрушение семьи и общества. Опасно играть с огнем, – он жжет. Так еще более опасно неосторожно относиться к нестрогой нравственной жизни. Сколько народов уже погибло, между прочим, и оттого, что мужчины теряли счет своим наложницам, а женщины считали свои годы по числу смененных мужей. Бедные дети терпят у нас от одной мачехи, или одного отчима. Сколько же они терпели у других народов? Зато и выходили же эти дети еще хуже своих родителей, ускоряя гибель своей родины. Где знаменитый, владевший всем почти миром, римский народ? Его нет более на свете: разврат, уничтожение семьи погубили его. О, если бы опыты других принимались нами не только с их приятной стороны для нас, но и со стороны неприятной, но поучительной! Все те, кто легко судит о разводе, пусть не основывают своих суждений на одном сочувствии к страждущим и угнетенным, пусть не ограничиваются только указанием на ближайшие последствия развода. Для верной оценки нужно взять первоначальную мысль брака, равно обратить внимание, как многие увлекутся легкостью развода и разорвут семейные связи в то время, когда они еще не окрепли, когда на место вспышки быстролетного чувства не явились еще прочные отношения, вытекающие из понимания обязанности мужа и жены, отца и матери, которые развиваются только со временем. Здесь мы встречаемся с суждениями людей, рассматривающих вопрос о браке с совершенно различных сторон и, не зная исходной точки зрения противников нашего христианского брака, принимаем их суждения. Мы не можем принять оснований того лица, для которого брак есть только удовлетворение физиологическим потребностям. Говоря о первенствующем значении телесных потребностей, этот противник наш дойдет и до многоженства и не должен будет осуждать искусственно развитых потребностей организма, хотя бы это сопровождалось полным истощением организма. Если у него нет в браке нравственной стороны, он и себя и других обрекает на жизнь животных с прибавлением вредных последствий от развращенного воображения, чего не знают животные.

Мы не сходимся и с теми лицами, которые считают брак действительным только на то время, пока сохраняются добрые отношения между мужем и женою. Христиане знают, напротив, что в брачной жизни одни отношения сменяются другими и на месте недоразумений снова возникают дружеские отношения. Но это возможно лишь при условии, что человек сознает на себе известные обязанности, и в силу этого сознания он борется сам с собою, возвращаясь к прежним обязательствам. Для верующего человека здесь прибавляется мысль, охватывающая все его существо, что он совершает свое служение в брачной жизни по воле Отца Небесного, Который заповедал, чтобы муж верующий освящал своим влиянием жену неверующую и жена верующая освящала мужа неверующего, понимая здесь под верою не только убеждения, но и жизнь.

Наряду с требованиями от Церкви самого снисходительного отношения к разводу, ей, нашей законодательнице по всем сторонам, ведущим нас к царству Божию, предъявляют требования благословить гражданский брак, по которому мужчина и женщина заключают между собою договор на несколько лет. Пройдет урочное время – и контракт больше не имеет силы: его нужно вновь заключать.

Спросите вы: кого хотят облегчить гражданским браком? Если женщину, то каждому из вас хорошо известно: – всякие контракты кому приносят некоторое облегчение: домовладельцу или жильцу, хозяину или слуге? Не будет ли женщина в том же зависимом положении, в каком она находится и теперь в семействах, где унижается достоинство брака или по неведению христианских наставлений, или по пренебрежению к ним? А что станется с чувствами жены и детей? Ведь в контракте желание одной стороны разорвать связь берет перевес над другою стороною, желающего сохранять силу контракта. Кто чаще склонен в настоящее время к нарушению святости брака? Мужчина. Кто в большей степени отдается распутству? Мужчина. Он же извлечет все выгоды и из гражданского брака. Следовательно, не в легкости развода, не в гражданском браке выход из теперешнего дурного положения. Это такая же мера, как отнятие зараженной руки, чтобы не сгубить всего тела. Но если в страданиях телесных нет другого средства, то в нравственных недугах лица, семьи, общества – такие средства имеются. Нужно стараться провести в жизнь понятие о браке, какое оставлено нам в слове Божием. Смотрите на благочестивые семьи, которые живут по христианским законами, здесь не нуждаются ни в каких облегчительных средствах для семейной жизни; здесь принята к сердцу первоначальная мысль христианского брака, как воля всеблагого Господа: «Если не Господь создает дом, напрасно трудились строители», – говорит Слово Божие. Если не Господь благословит брак – скажем от себя, напрасно люди будут придумывать средства к благоустроению его. Брак есть и останется тайною, вполне открывающеюся только душам верующим, старающимся видеть в нем проявление воли Божией, подвиг, наиболее важный во всей жизни, который нужно совершить с глубоким благоговением. Вот где – в Слове Божием, охраняемом Матерью-Церковью – разрешаются все недоразумения брачной жизни: «мужья, любите своих жен, как самих себя». Нужно только уразуметь всю силу христианского учения о браке. Нередко и Слово Божие понимается не в том чистом виде, в каком оно дано нам. Не только частные лица, целые общества и их выразители – законодатели хотят видеть в Слове Божием преимущества мужчины над женщиною вообще, в частности в браке. Отсюда происходят многие дурные следствия для семейной жизни, особенно для жены. Мы в эту минуту говорим о христианском браке в его истинном виде и выставляем на вид его несравненные преимущества. Мы жалеем, что среди верующих возникает вопрос о разводе или гражданском браке: здесь наш брак уже искажен. Мы слабо верим в целебность мер, предлагаемых нам, и выставляем требование Церкви, как единственное условие счастья в браке – нравственное возвышение брачующихся лиц.

Братья! Церковь говорит вам: женитесь тогда, когда есть твердая любовь в вашем сердце к девице. Сестры! выходите замуж, когда любите мужчину и готовы все перенести вместе с ним. На таком браке пребывает благословение Божие, созидается семейное счастье, благоустрояется общество. Аминь.

Слово в великий пяток3

В сегодняшний день, в церковных песнопениях мы много раз повторяли: приидите нас ради Распятому поклонимся. В тех же церковных песнопениях мы слышали описание глубоких страданий Пречистой Матери Иисуса Христа – Св. Девы Марии. Ее восклицания и теперь раздаются в наших сердцах: «увы мне, возлюбленное чадо мое, свете мой! удивляюсь, видя Тебя исцелявшаго больных, воскрешавшаго мертвых, бездыханным, лежащим на моих руках".

Сейчас только пронесся над нами голос благообразного Иосифа: »какою плащаницею обовью Твое пречистое тело, ради меня умерший Сладчайший Иисус!»

Вот приглашается Иоанн проникнуться сыновними чувствами к той, которая его не рождала; усыновляется Иоанн пресвятой Богородице, а в лице его и все те, которые возлюбят Господа подобно тому, как возлюбил Его св. евангелист Иоанн Богослов.

Слышим мы слова св. Евангелия и церковных песней, что в то время, когда возлюбленный народ – иудеи – распинали Иисуса Христа, язычники в лице сотника, стоявшего у креста, исповедовали распятого Иисуса Господом и Божиим Сыном: «воистину Божий Сын бе Сей!» Люди, у которых Иисус Христос воскресил мертвецов, очистил прокаженных, слепым дал зрение, глухим – слух и многое другое совершил, оказывались бесчувственными и пригвоздили ко кресту своего Благодетеля; в это же самое время предстояли у креста с горькими слезами те, которые слышали слово спасения от Господа, или которым прощен был их грех и успокоена была кающаяся совесть.

Как живой укор людской несправедливости, выразившейся в умерщвлении Иисуса Христа, является неодушевленная природа с своими грозными знамениями. Этому-то Распятому Иисусу призываемся поклониться мы: «нас ради Распятому Господу Иисусу придите поклонимся вси, придите вси, воспоим Его безконечное долготерпение».

Так многие и многое призывают нас разделить их чувства благоговения пред Распятым Господом. Не мы с вами первые призываемся к поклонению Ему. В течении веков многие последовали первым почитателям Господа Иисуса Христа и в лице Его нашли свой мир.

Люди, всю жизнь свою посвящавшие на умственное развитие и знакомые с мудростью всех, живших до них людей, нашли в Иисусе Христе и Его божественном учении разрешение мучивших их сомнений и недоумений. Те, кто изучал неизменные законы природы, их чрезвычайную мудрость, тот в божественном учении находил для себя ответ, в Ком скрывается причина этой мудрости в явлениях природы и могущества ее. Кто из них задумывался над судьбами народов и спрашивал себя, случайно ли образуются племена и народы, или же в их жизни действуют сокровенные законы и, чувствуя себя в решительном затруднении ответить на этот вопрос, находил такой ответ в Слове Божием. Господь произвел человечество от одной семьи, разделяет его на племена и народы, предначертывая для каждого цель жизни – осуществление одной из многих сторон царства Божия на земле, царства правды, мудрости, мира, любви и блаженства. – Человек, задумывавшийся над своим собственным назначением, часто недоумевал, случайно или нет явился человек в мир с его неустанным желанием знать истину, любить все прекрасное и осуществлять его в жизни. Иисус Христос, сказавший о Себе, что Он есть истина, путь и жизнь, указал людям на бессмертие их души, на вечное назначение человека приготовлять себя к вечности и, таким образом, дал понять, что человеку нужно благоразумно жить, наблюдать и развивать в себе только то, что может радовать человека всю вечность.

Донесся до сердца многих одаренных довольством, здоровьем, внешними благами жизни, почестями, донесся голос Христовой любви и многие из них почувствовали неудержимую потребность поделиться своим довольством с теми, которые Промыслом назначены вызывать сочувствие к своей бедности и этим самым пробуждать в душах богатых и счастливых сострадание к себе. Эти чувства участия и нежной любви, развиваясь постепенно, могут довести человека до такого отрадного настроения, при котором сочувствие к ближнему является господствующим настроением его души, отрадой всей его жизни здесь и за гробом. Эта бесценная награда в духе человека как много выше того добра, которое богатый ссудит бедняку! И вот, люди, знающие отношение богатых и счастливых к бедным до Иисуса Христа и сравнивающие неудержимые стремления многих истинных христиан к устроению школ, больниц и богаделен в христианскою пору, с сердечным умилением могут сказать: дивны дела Божии! Как широко любовь Божия проникает в сердца человеческие и оживотворяет эти сердца для неустанного делания добра в пользу ближних! Поистине, здесь Господь обитель сотворил в душах людских.

Презиравшиеся до Иисуса Христа, люди бедные, незнатного происхождения, всякого рода увечные, жизнь которых была в тягость и им самим и другим, они услышали отрадный призыв Царя неба и земли, что они в своем теперешнем убожестве не лишены отрадной надежды на участие в царстве Божием, что осмысленное и терпеливое перенесение всех тяжестей и скорбей может развить в них способность наилучшим образом приготовиться к вечной жизни.

Распятый Небесный Учитель говорит всем этим людям: приидите ко мне все труждающиеся и обремененные и Я упокою вас. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня; ибо Я кроток и смирен сердцем, – и найдете покой душам вашим. Ибо иго Мое благо и бремя Мое легко. (Матф. XI, 28–30).

Так Господь Иисус Христос уяснил пред людьми, что одни внешние земные преимущества не дают человеку твердой надежды на непременное участие в вечном блаженстве. И все виды страданий людских, все виды бедности и несчастий не лишают человека надежды на получение небесного царства. Потому-то миллионы людей менялись в своем внутреннем настроении, проникаясь учением Иисуса Христа. Миллионы людей по милосердию Божию, слышат теперь Божий призыв к нравственному исправлению и исправляются.

Что производит эту перемену и в чем здесь Божий дар? Вот пред нами два друга мудрости: для одного нет ничего выше неразумной природы: он и разум-то свой стремится приравнять к действию тех же самых стихий природы. От того такой человек случайно является добрым и также случайно может быть врагом общества. И, как нередко мы замечаем, что такие люди свои злодеяния возводят в правила жизни, говоря: жизнь есть борьба за существование.

Против него стоит другой друг мудрости. Для него наоборот природа есть св. Библия, в которой «небеса поведают славу Божию», и на страницах этой книги он везде читает ясные и трогательные свидетельства о Боге и Его совершенствах, написанные не словами, а делами. Оба стремятся своим умом подчинить природу: один – для того, чтобы быть более сытым ему самому, роскошнее жить, хитрее обойти людей, а другой – наоборот, затем, чтобы этим путем возвысить свой бессмертный дух, облагородить его, развить в нем способность более широкого понимания мудрости Творца и осуществления Его воли. Такой человек никогда не будет сознательно вредить другому и, если бы, по неведению или увлеченно, обидел кого чем, то, подобно Закхею, готов будет сказать: «если я кого обидел, то отдам вчетверо».

Для этих людей Откровение служит дополнением их знаний, поясняет их, служит путеводной звездой к разрешению самых глубоких научных вопросов, побуждает их неустанно трудиться для облегчения тяжкого влияния природы на человека и людской неправды. Эти – широта и ясность в знании, мудрость в жизни – дар, ниспосланный от вечных: «Истины», «Пути» и «Жизни» Господа Иисуса Христа.

Вот пред нами два страдальца в жизни: оба они окружены людскою клеветою, гонениями и преследованиями со стороны людей, неудачей в своих предприятиях, и горе со всех сторон окружает их. Один из них малодушествует, возмущается, вступает во вражду с людьми, за зло или платит злом, или обдумывает средства нанести возможно больший вред обидчику своему, дни и ночи проводит в томлении, – иногда ему удается осуществить свой злой умысел – повредить ближнему, а иногда ближние оказываются хитрее и злее его, и – он ожесточенный падает в борьбе...

Другой – еще более тяжелые обстоятельства переносит терпеливо; он их замечает и глубоко чувствует, но не поддается им. Взвесивши достоинства побуждений и целей своих врагов и – свои собственные, доходит до сознания отрадной обязанности – до гробовой доски бороться за все истинное и святое. Он молится: Отче наш! не введи нас во искушение, избави от лукавого, – от клеветы человеческие, – но и сознает обязанность блаженствовать при гонениях за правду, радоваться среди многих порицаний за любовь к Господу, Его святому учению и неустанному возвещению вокруг себя Его святой воли и дел. В душе такого человека постоянно слышится голос Божий: «иди и поведай, что сотворил тебе Бог» (Лук. 13:39) от самого рождения твоего до сего дня. И Господь возгревает в душе такого человека бодрость сил, дарует благодатное радование среди самых тяжких гонений и ненависти. Блаженны вы, когда вас будут поносить и гнать и всячески неправедно злословить за Меня: радуйтесь и веселитесь ибо велика ваша награда на небесах. (Мф. 5:11,12).

И когда такой, предавший свое сердце божественному учению, человек тепло помолится пред неповинно распятым за правду и добро Господом, он, страдалец наших дней, получает от Страдальца-Господа мир души, радость о Духе Святом. Ведь сказал же Спаситель: не оставлю вас сиротами, приду к вам и буду в вас. Пошлю вам Утешителя Духа. (Ин. 14). Верующий страдалец знает по себе силу слов: да будет воля Твоя и может во имя Господа обиду простить, клевету забыть, врага своего признать заблуждающимся, творящим злое ближнему по неведению своего временного и вечного благополучия. Христианин молится о самых вредных для него лицах: «Отче! не поставь им сего в грех, отпусти им: неведят бо, что творят!» Зато истинный христианин мирен в своей душе, – мирно и благоуспешно трудится и с тихой радостью умирает, принимаемый в общение св. Ангелов, как и праведный страдалец на земле – Лазарь. Блаженная и спасительная память о нем остается на земле в род и род и – блажен тот путь, которым после смерти идет душа его. – Вот он – Христов дар, действовавший в христианине, – он со креста был подан нашему брату!

Всем людям приходится трудиться в жизни, сталкиваться друг с другом. Человек, еще не проникнутый Христовым учением и Его любовью, томится, слыша похвалы другим, завидует, подозревает других в замыслах против него, боится за себя, свою семью, трепещет за свои выгоды и – так легко переходит к болезненному скоплению хлеба в житницах и денег в банках. Умирает же не утешенным ни религией, которая предлагала ему свои неизменные радости, ни – любовью облагодетельствованных им людей, которых он в жизни отвергал.

Рядом с этим добровольным мучеником из-за своего самолюбия живет и трудится христианин по жизни: он радуется часто и много, потому что учением И. Христа приготовил свое сердце радоваться со всеми радующимися. Он ищет страдальцев и соскорбит страждущим. Утешивши их Христовою любовью, в нем живущею и действующею, он снова радуется, что Господь помог отереть слезу скорбного. Когда такой верный раб Христов видит людей, окруженных за добро славою и добрым именем, он ищет случая ободрить человека в совершении добра и пред всеми славит Бога, совершающего дивная и изрядная в немощных людях. Более развитые умом, преуспевающие в добре располагают разумного христианина на подражание им и на приближение к тому необъятному морю знания, любви, совершенств, которые сокрыты во Господе и пред которыми смолкает всякое человеческое сомнение. Остается одна молитва: слава Тебе, показавшему нам свет! Во свете Твоем узрим свет! пробави милость Твою ведущим Тя!

Таких людей, по слову св. Апостола, недостоин весь мир, и они-то, среди гонений, утверждают в человечестве любовь, которая, по слову Божию, долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не ищет своего, не мыслит зла, не радуется неправде, а радуется истине, все переносит и никогда не отпадает (1Кор.13:4–8), но соделывает человека верным чадом Божиим, другом людей; блаженным во временной жизни и в вечной. Вот он высочайший дар Божий, подаваемый верующему от распятой на кресте Вечной Любви – Господа Иисуса Христа. Этот-то дар Божий по преимуществу да сподобит нас Господь приобрести в вечное наследие наше!

Недоумеет по истине человеческий язык хвалить и исповедовать Божии дары, по достоянию, которые ниспосылаются нам от Приснотекущего Источника, распятого ради нас Господа. Все, все мы с вами, возлюбленные братья и сестры, исполнены и преисполнены благодеяниями Божиими, подающимися нам и в рождении, и в сохранении жизни до сей минуты, и в призвании нас в общество христиан, и в развитии и сохранении в нас стремлений к доброму, и в благопоспешении нам в развитии природных Божиих дарований понимать, любить, радоваться и во всем, во всем.

Что же воздадим Господу за все, что Он дал нам? Воздадим Ему молитвы пред всеми людьми в дому Бога нашего. Возлюбим селения Господа сил – святые храмы и в них водворимся на все часы молитв, чая Бога, спасающего нас.

Принесем дары распятому Спасителю: милость к людям, мир с ними и – как благоприятную Ему жертву – хвалу Его могущества и любви. Прославим Бога в душах и телесах наших!

Молящиеся в этом святом храме благословляют в своих молитвах создателей храма и всех любящих благолепие его. Благословенна память почивающего здесь вождя русского воинства, послужившего родине в тяжкий 1812 год, князя Михаила Кутузова, расположившего своих сподвижников – храброе донское воинство принести в дар Господу Богу для украшения этого святого храма победные приобретения, покрывающие святой иконостас. Молящиеся в сем святом храме благоговейно предстательствуют пред Господом за себя и всех тех, кто благоукрашает и неоцененный Божий дар чудотворную икону и весь св. храм. Но в своем благоговении к святыне храма и особенно святому престолу Божию, на котором ежедневно возносится жертва об очищении наших грехов, жертва, во всем равная сегодня воспоминаемой Жертве Голгофской, всегда молящиеся в этом святом храме одушевились желанием устроить серебряный престол и на нем начертать для всегдашнего молитвенного памятования имена усердствующих и их сродников.

Полные благодарности к Пострадавшему и нас ради Распятому, Господу Иисусу, не присоединимся ли и мы с вами, возлюбленные сомолитвенники в этот великий день в святом храме сем, к благоустроению великой святыни – святого престола Господня, чтобы и о нас ежедневно возносилась бескровная жертва на нем? Сделанная с чувствами искренней любви к Господу наша жертва будет выражением нашей искренней благодарности к Божественной Жертве за нас. Аминь.

Слово при погребении С. Ф. Панютина4

Подвигом добрым подвизахся,

течение скончах, веру соблюдох;

прочее уготовляется мне венец правды

(2Тим.4:7,8).

Венчается тот, кто принял на себя подвиги и мужественно понес их до конца. Св. Павел был из числа первых подвижников Христовой церкви. Оглядываясь на свой многолетний труд апостольства, он спокойно говорит: подвигом добрым подвизахся. Это не самооболыцение человека, который сам себя называл меньшим из апостолов и успех своей деятельности всецело приписывал Божией силе, в немощи человеческой совершающейся. Напротив, суждение: подвигом добрым подвизахся указывает на внутренний процесс мысли, в силу которого св. апостол многократно должен был ставить пред собою вопрос: правь ли он? Множество препятствий, вражды, клеветы, досаждения, опасности от разбойников, опасности от единоплеменников, опасности от язычников, опасности в городе, опасности между лжебратьями: при таких тяжких условиях деятельности св. апостолу и естественно и необходимо было испытывать себя пред строгим судом своей совести, как бы пред лицом всевидящего Господа, и не прежде взяться за продолжение деятельности, как когда совесть утвердительно ответит на вопрос: прав ли он? А затем увлечение своею деятельностью, вера в нее при виде новых опасностей.

Что перенесли первые подвижники веры нашей, то самое они заповедали нам.

Начала Христовой веры таковы, что они во все времена вызывали и будут вызывать ожесточенную борьбу всего, несогласного с истинным духом христианства. Христианство – это свет, освещающий и обличающий все сокровенные изгибы человеческой души и совести, но оно же и тот камень, ударяясь о который одни восстают к лучшей жизни – частной и народной, а другие падают и погибают в смысле личном (индивидуальном) и национальном.

Кому судит Господь быть в мире выразителем христианских начал жизни, тот является носителем заветных убеждений для одних – и они любят его любовью крепкою и святою; но он же становится предметом ненависти для всех инакомыслящих. Его вера – порицание их неверия, его верность – изобличение их лживости в слове и жизни; его бескорыстие – урок корыстолюбию других; его забота о благе общем – злейший враг своекорыстия других. Итак, во всем истинный христианин – живая укоризна всем неистинным и неискренним христианам, которых справедливее было бы называть язычниками.

Были первые столетия существования Христовой Церкви, когда подобный контраст практического и теоретического христианства и язычества в убеждении и жизни не касался политических отношений народов. Но очень скоро к этому контрасту примешались политические стремления, и люди с христианским именем руководились совершенно языческими убеждениями и правилами жизни. Борьба приняла новый, еще более ожесточенный вид. Но там было еще начало болезней. В последующие века именем Иисуса Христа прикрывались для обмана простодушных злейшие противники всего христианского. Нападения становились все более коварными, глубоко обдуманными, вражда почерпала свою силу в науке и искусственно созданном общественном мнении. Положение защитников истины Христовой становилось более и более ответственным, и тяжким.

Почивший наш собрат, приснопамятный Стефан Федорович вынес из своей семьи и своего воспитания идеал беззаветного и нераздельного служения церкви, престолу и отечеству. И тогда, как они поставляются Господом на свечник для мирного разрешения вопросов науки и применения наставлений ее во славу Божию и на пользу родине, почивший, в самые лучшие годы крепости сил и жизненной опытности, был поставлен в западном крае России, точно на вулкане, под выстрелы врагов русской народности, русского самодержавия и православной Церкви. Пожары, убийства, отравления – вот те орудия, которыми пользовались мятежники в 1863 году, и с этими-то орудиями должен был иметь дело почивший, вместе с немногими единомышленниками его.

Нелицеприятная история признала уже, что группа достославных деятелей 60-х годов в западном крае спасла там русскую народность, защитила искони православных от насильственного окатоличевания, охранила твердость русской власти. Но это завоевание куплено дорогою ценою крови и жизни многих незабвенных сынов родины святой. Почившего Стефана Федоровича не сразила пуля, не поразил из-за угла кинжал. Господь охранил его жизнь во все годы его службы в том крае. И он мог потом с любовью вспоминать и с благодарностью в среде Господу повторять: добрым подвигом подвизахся. Православные там открыто не преследуются; православные храмы восстановлены и на святых алтарях в них приносится бескровная жертва о умирении того края и всего мира; русская речь вернулась там на свою родину; многострадальные братья наши свободно исповедуют там свою веру и охраняются могуществом российской самодержавной власти. И во всеми этом много-много потрудился оплакиваемый нами добрый сын родной земли.

Но течение своей жизни он там не мог скончать. Настало иное время, иные веяния; в жизни стали вновь вкрадываться горькие софизмы для русского народа. Не жертвуя своими убеждениями, он не мог оставаться там, а изменить отношение к совершенному или намеченному многою скорбью и тяжкими муками он не позволил бы себе. Человек глубоких и искренних убеждений, он не скрывал их, не заискивал ни похвал, ни популярности, на что многие таки падки, а жил, говорил и действовал, как подсказывала ему совесть; а голос его совести опирался на его искреннюю и глубокую любовь к России, на его безукоризненную и нелицемерную преданность Государю. В силу необходимости покойный Стефан Федорович отошел от места искушений, но все же не перестал громко и повсюду говорить о русском православном деле в западном крае. Ныне рассеялся там туман, тучи прояснились, дай Боги, навсегда! и почивший мог в предсмертные месяцы наслаждаться благодарною молитвою, что Господь отвратил новые испытания от многострадального края и послал туда новых деятелей с бодрыми силами, но возводящих здание русской народности, власти и веры на основании, положенном мудростью и любовью отцов и скрепленном кровью старших братьев. Пока стоит великая русская земля с ее верой и властью, истинно русскими людьми там и всюду с благодарностью будет вспоминаться имя нашего, ныне почившего брата Стефана, как здателя святых храмов виленских и всего западного края, и молитвенное предстательство св. первых виленских мучеников будет укреплять его молитву о себе и нас всех о нем, да причтет его Господь к сонму торжествующих после многолетней борьбы за имя Господа.

Затем не менее тяжкий подвиг, возложенный Господом на Его верного раба, был понесен ныне усопшими во время последней войны в звании уполномоченного от Красного Креста. Недавно еще создалось у нас это общество, но уже успело приобрести искренние сочувствия всех русских сердец. Облегчить страдальца-воина на чужбине, – больного, раненого, – значит послужить Самому Спасителю по Его неложному слову. За день до смерти почивший с сияющим лицом вспоминал о дивной покорности воле Божией со стороны русского воина в самых тяжких страданиях, какую он многократно встречал среди многих тысяч лиц, прошедших пред глазами и сердцем уполномоченного. Нежное сердце почившего умело отзываться сочувствием и готовностью самоотверженно послужить страждущему брату. Не оно ли дало возможность и ему самому безропотно, в течение двух лет переносить свой тяжкий недуг. Никто не слыхал стона во все время его болезни. Это терпение не есть ли уже награда за минувшие годы служения раненым и больным? Но это лишь начало того блаженства, которое обещано подвизавшимся добрым подвигом и окончившим в вере течение своей жизни. Развитие здесь на земле возвышенных настроений чувства и могучих порывов воли под влиянием служения ближнему не ограничивается только непосредственным воздействием лица на лицо, хотя и это уже великое приобретение, – нет, оно получает свое значение только в вечности, в загробном мире. Души, соединившиеся любовью к Господу, молятся друг за друга, радуют друг друга, и конечно тысячи встретивших родное, – больше – истинно христианское участие, благодаря заботам членов Красного Креста, возносят и будут возносить молитвы о всех их милостивцах и особенно о том, кого видели в своих злостраданиях на чужбине; а почившие из них в мире и удостоившиеся предвкушения блаженства принимают душу предлежащего пред нами своим телом возлюбленного брата Стефана в общение их неизменяющихся любви и блаженства. Таковы откровения Божии о загробной жизни, переданные нам в Слове Божием и привитые к нашему сердце нашей матерью – св. Церковью.

Последняя и опять не менее тяжелая служба покойного Стефана Федоровича на юге России, в Одессе, нося на себе ту же печать самоотверженного, стоящего лицом к лицу с самыми дерзкими опасностями служения благу государства, сопровождалась весьма важными последствиями для изучения и определения нитей анархической крамолы, и русские люди помянут несчетное число раз на молитве имя почившего раба Божия Стефана, как одного из честнейших и неустанных преследователей крамолы.

Для родных и друзей покойного Стефана Федоровича останется памятным, среди многочисленных проявлений его глубоко родственной любви, и последний знак ее. Только за неделю он благословил на семейную жизнь свою внучку. Предчувствуя свою смерть, он собрал последние силы и повторил всегдашнее явление своей жизни, что искренняя любовь не знает никаких непосильных жертв. Он, старейший в роде, завещал эту любовь и всем грядущим поколениям своего рода.

Верный своим убеждениям всегда и во всем, он остался таким до конца жизни. Освящая свою душу ежедневною молитвою, изливая свои благодарные чувства за все труды и испытания жизни, он закреплял союз христианской любви общением с братьями в общественной молитве и святых таинствах. Последнее на земле прощение грехов – вольных и невольных, последнее вкушение святых Тела и Крови Господних для наследия жизни вечной совершились, при полном сознании, за несколько часов до смерти. А ныне, уповаем, для почившего уже началась эта желанная вечная жизнь.

Подвизавшегося добрым подвигом и скончавшего верно подвиг своей жизни, нашего дорогого брата о Господе, Стефана Федоровича Господь да наградить венцом правды и вечной радости об этой правде, а нас всех да утвердит в любви к своему народу, своему Царю, своей матери – Церкви, а родину да благословит Господь единомыслием и добрыми подвижниками за русский народ, за русского Государя и православную веру. Аминь.

Слово в день погребения Ивана Сергеевича Аксакова5

Жив Господь... жива будет душа моя

и восхвалит Тя... во веки... и судьбы

Твои помогут мне... Пс. 118.

Сегодня мы погребаем нашего незабвенного брата, Ивана Сергеевича Аксакова. Этот человек прямотой своего характера, искренностью своего слова и своих отношений ко всем лицам и вопросам приобрел всеобщее уважение. С ним можно было не соглашаться, его взгляды можно было считать не отвечающими личным чувствам и взглядам того, или другого общественного деятеля, но бесспорно, что его мнение всегда было высоко честно и глубоко продумано. Он не понимал, что значит приноравливаться к господствующим требованиям и мнениям. Они говорил прямо и так, как он был убежден. На чем же опирались его воззрения, которые они отстаивал с всегда присущим ему мужеством? Его широкое философское образование, прочные исторические сведения, основательное знакомство с естественно-научными воззрениями, глубокие познания в религиозных вопросах со стороны догматической и церковно-исторической давали ему право говорить с той авторитетностью, какой всегда отличалась его речь – устная и письменная.

Многие стороны его жизни сделаются понятными только тогда, когда талантливый историк на многих страницах изложит совокупность его мыслей, в течении десятилетий высказанных в печати, и только тогда пред нами предстанет полный облик души незабвенного Ивана Сергеевича. Прежде всего Иван Сергеевич был сыном родной земли. Получивший основательное образование, широкий в своей начитанности Иван Сергеевич, происходя из высшего класса, сам вместе со своими братьями и друзьями жил народною жизнью. Думы народа, его чувства, его взгляды были близки душе Ивана Сергеевича. Чудная, образная, русская речь выливалась из души почившего, когда он говорил или писал. И этою чарующею речью он призывал детей родной земли к единению. Он в высшей степени страдал за рознь, которая установилась, и теперь еще не совсем прошла, между высшими и низшими классами в нашей стране. Он болел душой, что воспитание детей в высших классах находится часто в руках иноземцев и происходит вдали от родины, на чуждых наречиях. Он имел право утверждать, что такие питомцы иных народов никогда не узнают, не поймут русского народа и не сроднятся с ним. Он определенно отвечал на вопрос: на каком языке дитя должно начать говорить? Непременно на родном. Пусть родные звуки первыми войдут в душу дитяти и освятят ее дыханием народной жизни. В развитии высших классов вдали от народа он видел беспочвенность, которая грозит великими опасностями для всего народа. Как могут высшие классы руководить народной жизнью, не зная ее? Но это знание народной жизни он сами почерпал не только из личных, постоянных сношений с народом, но и из изучения исторической жизни нашего народа. Прошлое нашего отечества он считал выражением народного духа. Склад жизни нашего отечества не был случайным явлением, – он окреп среди многих болезней и страданий. Проживши тысячу лет, наш народ положил в основу своей жизни разум, который нужно постигнуть, чтобы благотворно для него вносить реформы в народную жизнь. Покойный Иван Сергеевич с настойчивостью призывал всех изучать родную старину, прислушиваться сердцем к потребностям народной жизни. В этом незабвенная заслуга почившего. Голос его и его друзей во многом уже услышан. Многое из того, что в учении людей, называемых славянофилами, вызывало ожесточенное нападение тридцать лет назад, – теперь вошло в сознание большинства мыслящих и пишущих русских людей, нередко защищается в тех самых изданиях, в которых прежде отвергалось.

Выходя из таких начал, покойный тем с более живым сочувствием относился к реформам прошлого и нынешнего царствований, чем более они проникнуты были началами народной русской жизни. В этом отношении добрым и дорогим для души почившего памятником будет, если мы усвоим себе и вдохнем устным и печатным словом другим искреннее уважение ко всему родному – доброму русскому и всегда будем действовать в согласии с началами народной жизни.

Второю выдающеюся особенностью деятельности покойного Ивана Сергеевича было развитие общеславянских симпатий. В этом случае он выходил из понимания преобладающих направлений в ходе народной жизни в 19 столетии. Национальное возрождение, образование возможно больших групп народностей, принадлежащих к одному племени, он рассматривал, как такое непреложное, справедливое явление, которому нужно последовать и Славянам. Почивший ясно понимал, как несостоятельны пред этою историческою правдою все теоретические увлечения, или узкие местные и партийные стремления. На Россию Иван Сергеевич смотрел, как на старшего брата, который призван помочь младшим братьям в деле желанного единения и возрождения литературного, религиозного. И он с своими единомышленниками по этому вопросу сделал для России то, что мы лучше знаем Славян, чем наши отцы 30–40 лет назад и живее принимаем к сердцу их интересы. Иван Сергеевич не поколебался в своих убеждениях и в последнее время, когда над славянством повисли тучи вражды и недоразумений. Кончина Ивана Сергеевича уяснила нам и то, что имя его и деятельность хорошо были известны лучшим славянским людям и они шлют теперь горькие соболезнования о невознаградимой утрате великого труженика над всеславянской идеей.

Но душою всей деятельности Ивана Сергеевича была его привязанность к святой матери – Церкви православной. Правильнее будет сказать, что покойный не только принадлежал к Церкви (он порицал эту «принадлежность»), он жил в церкви. Возвышенными и сердечными чертами он изображал жизнь в Церкви. Церковь – великая, собирательная единица, или вселенское единство, в котором миллионы душ живут одними мыслями, чувствами, стремлениями, – в одних песнопениях возносят хвалы своему Творцу, в одних таинствах освящают свои души. И он, почивший брат наш, давал чувствовать нам, что живущий в Церкви – не одинок в своей жизни, в своих молитвах, но всегда окружается великим множеством братьев в каждую минуту его религиозной жизни, в каждом отдельном акте в его жизни в Церкви. И братья земные, и братья небесные, – Святые угодники Господни, Святые Ангелы Божии, всегда соприсутствуют и бедному, и богатому, и знатному, и худородному, старцу и дитяти, когда все они вместе или отдельно служат Господу в союзе с Церковью. – Живое представление Церкви – этого великого тела Христова было для Ивана Сергеевича источником самых возвышенных стремлений, наставлений, чувств, которые выливались потом в одушевленную речь живую и письменную. Отсюда вытекали его живые симпатии ко всякому правительственному и общественному мероприятию, в котором он усматривал торжество Церкви. С каким самоотвержением этот верный сын Церкви потрудился в Миссионерском Православном Обществе, всею душою следуя за успехами Православной Христианской Церкви: в Сибири, Китае, Японии... С каким мужеством он охранял достоинство своей матери Церкви на окраинах России!.. С какою живою любовью он заносил на страницы своих изданий дорогие весточки из средины России, где пастырь делает свое дело во славу Церкви, – где паства научилась петь во храме, – где бедность и сиротство охранены во имя Господне, – где чрез школу понесся свет веры и разума в крестьянские избы, – где живет и действует в местной малой церкви – приходе, как ветви великой вселенской Церкви – приходское попечительство или братство, – где образовалось общество трезвости и многое, многое другое, чем проявляется во вне внутреннее единение с Церковью, жизнь в Церкви. Просвещенный и всесторонне развитой ум покойного Ивана Сергеевича не находил для себя никаких препятствий жить в Церкви и исповедовать ее веру. У него не было сомнений и возражений в вопросах веры, которые могли бы разъединить его с Церковью, и он пребыл верным ей до конца своей жизни, напутствованный на смертном одре Святыми тайнами Христовыми «в жизнь вечную», которая для него ныне уже и началась.

Да, в последние годы Церковь Русская, православная имела утешение встретить самое живое исповедание веры в ее учении, со стороны трех выдающихся сынов своих, по степени их дарований, плодотворности их деятельности, по принадлежащему им общественному уважению за широту знаний, крепость убеждений, искренность любви.

Николай Иванович Пирогов и при жизни учил единению веры и разума и по смерти учит своими записками этой великой науке жизни, и да будет он услышан и на этом пути учительства, как он был внимательно выслушиваем в области медицинских вопросов! Вслед за медицинским авторитетом выступает ранее почивший бытописатель нравов, знаток русской души, незабвенный Федор Михайлович Достоевский с своими жгучими призывами юности верить в Бога, любить Церковь и пребывать в ней, как он сам пребыл в теснейшем союзе с нею. И вот теперь сходит в могилу третий славный сын Церкви – Иван Сергеевич Аксаков, призывающий нас – всех сынов России – быть и детьми Св. Церкви.

Да будет по слову и примеру сих трех общественных деятелей! Да рассеются колебания и сомнения, подозрения и вражда в отношении Церкви со стороны живущих, как они устранились мудростью и чистотой душ присно поминаемых трех славных мужей.

Говорить ли еще о многих иных деяниях и сторонах этих деяний почившего Ивана Сергеевича? Недостанет времени повествующему о всех славных его. Остановимся на чистоте души в служении ближнему печатным словом.

Он был нравственно опасливым, чтобы не соблазнить читающего чем-нибудь. Оттого в его изданиях не встречается ничего игривого, порочного, льстящего человеческим страстям и суетности. С этой стороны он, чистый сердцем, оставил пример добрый братьям, поучающим ближних печатным словом.

Кроме того, память Ивана Сергеевича невольно располагает сделать призыв к сохранению братства между пишущими. Почивший брат был всегда мужественным защитником своих убеждений и с уважением относился к чужим убеждениям, разделяя, или не разделяя их. Он и из могилы вещает братьям своим: се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе. Это будет новым прекрасным венком на могилу нашего брата. Если уму человеческому не дано уменья постигать истину сразу со всех сторон, то и нужно спокойно исследовать ее, уважая мнения других.

Но мы могли бы устроить и памятник, достойный имени Ивана Сергеевича. Почивший своими воззрениями, своею деятельностью нередко вызывал оживленный обмен мнений. Если бы теперь повременные издания посвятили свои страницы на спокойное, беспристрастное изложение основных воззрений Ивана Сергеевича и кликнули клич по всем отдаленным уголкам России, – признает ли русский народ учение покойного своим родным? И если народ признает Ивана Сергеевича верно выражавшим заветные народные чаяния, – кликнуть тогда клич к этому народу – пусть несет, кто что может на памятник ему. А памятником почившему народному деятелю может быть и храм святой, и школа добрая, и вековечное издание, проводящее в народное сознание все доброе, вытекающее из трех великих основ жизни почившего Ивана Сергеевича: любви к родине, преданности Царю, благоговейной жизни в Церкви.

Помолимся Отцу щедрот, чтобы он упокоил душу почившего нашего дорогого брата – Ивана Сергеевича в общении с праведными и нас укрепил в верности тем началам жизни, которые исповедовал почивший и да пребудет на русской земле память его в род и род вечною для молитв о нем и подражания его жизни! Аминь.

Слово в день поминовения архимандрита Макария, основателя Алтайской миссии6

Возлюбленные братия! Внемлите словам, которые говорил в обществе верующих, в присутствии своего родителя, изображенный пред нами7 великий служитель слова, вселенский учитель, св. Григорий Богослов, живший 1500 лет до наших дней.

«Слово приношу я Всевышнему Слову, как благодарность свою, как лучшую жертву, дар чище золота, превосходнее драгоценных камней, великолепнее блестящих тканей. Этот дар я приношу Богу моему, этот дар я посвящаю Ему... Я чту слово, дорожу им, утешаюсь им более всего... Слово – образ разума и сердца, спутник всей моей жизни, добрый собеседник и советник, вождь на небо и усердный сподвижник. На него, на слово, после Бога, обращена вся моя любовь; лучше же сказать: я люблю слово нераздельно с моим Господом, потому что слово, как образ моего духа, ведет меня к Первообразу Богу". Творения св. Григория Богослова (т. I, 221, 222).

Мы ныне ублажаем память жившего в близкие к нам дни служителя слова, по любви к слову – питомца древних служителей слова и между ними великого святителя Григория.

Слово – дар Божий, ниспосланный разумным Божиим созданиям. Вся полнота и разнообразие духовной жизни выражаются в слове. И Ангелы святые при посредстве слова имеют радостное общение между собою и с Господом. Слово – это чудесное орудие, в котором непрестанно проявляется Божественная творческая сила. Господь явил Свою силу в душе и устах первого человека Адама, когда он в раю нарекал имена Божиим созданиям и в этих наименованиях проявил мудрость, от Бога ниспосылаемую человеку. Благодарение и славословие Творцу освящали слова наших прародителей; взаимный обмен впечатлений от всего виденного и слышанного ими наполнял радостью сердца их и выражался в слове.

От первых людей слово полилось, точно обильная водами река, и понесло к отдаленным поколениям разум и радость, точно светлый луч солнца несет с собою жизнь и теплоту в отдаленные края вселенной.

Кто обнимает все содержание слова? Кто исчерпает все могущество его?

Неисчислимое множество людей служило слову и поучалось от него. Сколько было на свете мудрых, которые все богатство своих знаний выражали в слове. От них дошло до нас разнообразное познание мира, от них наставление, возвышающее потомков, обогащающее их знаниями предков. Почтенна человеческая мудрость. Слову человеческому мы обязаны сохранением ее!

В то же время, когда мудрые обогащали поколения словом мудрости, сколько сердечной любви, нежных утешений, родных наставлений излилось в слове отцов, матерей, друзей! Когда еще младенец покоится на руках матери и не способен внимать слову человеческой мудрости, мать влагает в слово свою материнскую любовь и этим словом животворит душу своего дитяти. Один всеведущий Господь исчисляет и измеряет могущество материнского, родительского, дружеского слова! Этим нежным словом миллионы детских душ направлены к разумному устроению жизни их.

Где же источник такого могущества слова? Всемогущий Господь – Он Источник силы человеческого слова!

Премудрый Господь одарил человека способностью облекать в слово свои мудрость и разумение, – слава Ему.

Безгранично блаженный Господь призвал Свои разумные создания – Ангелов и человеков к наследию блаженства и одарил их силою в слове обнимать блаженство духа и словом выражать радость н счастье своей жизни–слава Ему!

Святейший в Своем существе и во святых почивающий Господь умудряет и укрепляет человека в слово заключать правила святой жизни и ими освящать себя и ближнего, – слава Ему!

И кто не покорялся такому могуществу слова? Во все времена люди были покорны слову. В истории человеческого рода можно различать только степени покорности слову.

И язычники оставили многие письменные памятники и этим свидетельствуют, что они были служителями слова – и словом вразумляли друг друга в устроении земной жизни. Они сознавали и выражали даже, что люди «род Божий», но не вдохновлялись к последованию воле Господа, не могли ясно уразуметь и изобразить в слове ни воскресения, ни вечного пребывания с Господом, обещанного праведным.

Со всею торжественностью слово, как дар Божий, открывается только в Церкви – этом всемирном обществе верующих.

В Церкви и человек научается принимать слово, как Слово Божие, и благоговеть пред ним, как пред Самим Господом.

Первые люди приняли слово Божие о Спасителе, сохранили его в своем сердце и утвердили во всех близких и дальнейших поколениях ожидание Обещанного Потомка. Слову Божию послужил Ной, возвещая его людям пред потопом; во имя этого слова Авраам покинул родину, принес в жертву единственного сына своего Исаака; сие слово о непорочности жизни хранили в сердце Иосиф и многие праведники и, слушая веления слова, гонения, узы, темницу и смерть предпочли отступлению от слова Божия.

Родители напечатлевали слово Божие в сердцах своих детей с младенчества их. Так был наставлен Моисей и впоследствии удостоился зреть славу Божию. Он первый наставлен был Духом Божиим изобразить величие дел Божиих и – призывание человека ко спасению письменно в первых пяти книгах Священной Библии. Праведная Анна словом Божиим охранила сына своего Самуила от соблазна товарищей. И Самуил возрос пред Богом, провидящим сокровенная человеческих сердец и грядущих времен. При Самуиле, при его участии, учредились и процвели пророческие школы. В них многие навыкли непрестанно слышать слово Божие. Эти ученики слова Божия в чудных псалмах и восторженных славословиях воспели, как слово Господне наполняет души их, просвещает умы, увеселяет сердца, направляет по путям непорочности в жизни. Верится, что многие слушатели по опыту знают животворное действие писаний великих провозвестников Духа Святого: Давида, Соломона, Исаии, Иеремии и многих других. Для менее успевших в изучении Боговдохновенных словес пусть составит отраду жизни – изучение и непрестанное песнопение хотя одного 118 псалма – этой восторженной похвалы слову Божию.

Окончились времена ветхого завета, настал новый. Что было открыто отчасти, явилось вполне. Сень грядущих благ прошла; явилась благодать на благодать. Само вечное Слово стало Плотию и обитало с нами, полное благодати и истины, и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца (Ин.1:14). Святое Евангелие – отрада верующих душ – возвещено в слове, проповедано святыми Апостолами, как слово живаго Бога. Святые Апостолы, от Св. Духа просвещаемые, возвестили нам не свое учение, но слово Божие (1Сол.2,13; 1Тим.1:15), вечно живое и действенное, способное просветить, утешить, научить, возрадовать, возродить, освятить, ввести в наследие вечной жизни. Церковь приняла заповедь Апостолов, чтобы слово Божие было читаемо, изучаемо, уясняемо детьми и взрослыми и было для христиан драгоценнейшим сокровищем.

Верные повелению Господа о слушании слова Божия многие христиане явили чудеса Божии исполнением сего слова.

Словом Божиим просвещены язычники в познании Единого Бога, и многие народы вошли в Церковь Христову. Словом Божиим одушевлялись мученики в страданиях и смерти. Словом Господним жены склоняли сердца мужей на путь добра, и родители охраняли своих детей от грехопадений. Словом Божиим заблудившиеся в учении и жизни были обращены ко Господу. Словом истины пастыри Церкви управляли своими паствами. Слово Божие проповедники несли в далекие языческие страны и им возрождали для вечной жизни живых мертвецов.

Действию слова Божия покоряли ум и сердце своих детей и родители ныне поминаемого нами верного служителя слова Божия, архимандрита Макария, в мире Михаила.

В Богохранимом граде Вязьме, Смоленской губернии, была благочестивая семья священника Иакова Глухарева. 8-го ноября 1792 года Господь даровал ему сына Михаила. Кроме доброго книжного научения, отрок Михаил рано стал читать в храме, во время служения родителя, священные псалмы. Вдохновенные хваления царя Давида и ежедневное чтение Евангелия положили начало благочестию жизни Михаила и так вкоренились в сердце юноши, что он смолоду начал ощущать блаженство непрестанно поучаться в слове Господнем. Благочестие родителей, оставивших по себе добрую память в Вязьме, неотразимо повлияло на детей, в частности на Михаила, в иночестве Макария. Вот слова о. Макария в письме брату своему о. Алексею о своем родителе после его смерти: «сие священное изображение (портрет) обличает во мне все низкое и нечистое и внушает мне священные чувствования и помышления, поощряет меня к труду, успокаивает меня в смущении, разгоняет туман уныния».

Проходя низшую школу в Вязьме, среднюю – в Смоленске, высшую – в Петербурге, о. Макарий с любовью усвоял все разнообразные знания человеческие. Под руководством естествоиспытателей о. Макарий научался проникать в тайны Божией мудрости, открытой в видимом мире, и в свое время в разговорах, проповедях и письмах принес эти знания к престолу вечного Слова – Господа и многими подобиями, и сравнениями уяснял учение слова Божия и возносил умы сердца слушателей и читателей, возносился и сам от временного к вечному, от ограниченного к безграничному, от прекрасного устроения к дивному Устроителю и пел славу Творца.

Изучая словесные науки, он, подобно Григорию Богослову, ценил правильное, человеческое прекрасное слово и весьма много потрудился над выработкой изящной речи. Успокоительна, пламенна была его живая речь, увлекательны его письма, рассуждения, дошедшие до нас. Сердечны, восторженны его священные песни, входящие в его сборник: «Лепта». Но наибольшую долю своей жизни о. Макарий посвятил на служение Слову Божию, изучая его для себя, благовествуя его несведущим – ближним и дальним.

Внимательнейшее чтение слова Божия на языках: еврейском и греческом, на которых Господу угодно было первоначально возвестить оное, открывало пред о. Макарием глубину и широту содержания слова Божия и – о. Макарий блаженствовал в своем сердце от величия содержания и красоты формы божественного учения, – о. Макарий сгорал от желания помочь другим понять на своем родном наречии сладчайшее для сердца слово Господне. День о. Макария был посвящен на исполнение обязанностей – то как учителя, то как проповедника, то на тысячеверстные разъезды по делам миссии. Но ночь темная вся была в его власти. Раскрыв книгу слова Божия, он забывал труд дня и немощь сил. Приведем слова о. Макария, как он сам смотрел на чтение Библии: «Душа христианская в молитве говорит Богу, а когда читаешь Священное Писание, тогда слышит Бога, говорящего ей. Иначе, воззрение души на Иисуса Христа есть молитва, а слово Христово к душе есть воззрение Христово на душу, есть луч света сего животворящего, прогоняющего, уничтожающего всякую тьму греха». Ища в Священнейшей Библии сих благодатных воззрений Христовых на свою душу, по словам современников и очевидцев его жизни, о. Макарий приходил в блаженнейшее состояние духа. Преисполненный в душе благодатными утешениями от слова Христова к нему, он изливал свое блаженство в молитве, ведомой одному Господу, в письмах к друзьям и сотрудникам по миссии, которые мы имеем утешение читать и по ним назидаться. Письма эти проникнуты благоговением, полны картинами и выражениями слова Божия. Но еще пламеннее изливалось благоговение о. Макария в его священных песнях, которые он слагал в утешение себя и назидание ближних. Полночь, часто и утро заставали о. Макария среди такой смены молитвы, слушания слова Господа, беседы в письме с ближними. Часто боли сильно сжимали грудь. Встанет бывало, разглаживает свою больную грудь, а сам начинает умилительно петь любимейшую ночную песнь: нощь не светла неверным, Христе, верным же просвещение (светла) во сладости словес Твоих; сего ради к Тебе утреннюю и воспеваю Твое Божество».

Безгранично благодарный Господу за дары Его, что он мог читать и уразуметь слово Божие, о. Макарий во всю свою жизнь старался облегчить людям способы чтения слова Божия на понятном для них наречии. – Благодарите, братия, Господа за то, что вы живете в лучшие времена, вы можете читать слово Божие на понятном вам русском наречии. Дорожите этою милостью Божией, назидайте себя ежедневно чтением его. – О. Макарий жил в такое скорбное, хотя и не очень давнее время, когда и он и единомысленные с ним лучшие русские люди понесли многие скорби и за то, что прилагали свое сердце к переложению слова Божия на русский язык8. Познакомьтесь, слушатели, с горячими мольбами о. Макария, обращенными к Престолу и Святейшему Синоду, чтобы русскому народу дано было утешение читать слово Божие на родном русском наречии9.

В 1830 году о. Макарий начал свою проповедническую деятельность на Алтае. Все ново было для него. Места незнакомые, – говор – неизвестный, ни в какой книге неописанный. Переезды с места на место показали, где больше кочевников, где нужнее устроить миссионерский стан. Прислушиваясь к говору, о. Макарий (это собственное сравнение его) как нищий собирает в суму куски всякого хлеба, так он записывал чистые и искаженные слова и выражения инородцев. Сотрудников у о. Макария вначале не было и десяти человек. В таком-то бессилии человеческом начался неусыпный молитвенный, истинно апостольский подвиг, чтобы Господь вразумил и укрепил. В течении почти 14-летнего пребывания на Алтае о. Макарий составил письмена алтайского наречия, перевел на это наречие 1) почти все Евангелие, 2) многие места из Деяний и Посланий Апостольских, 3) многие псалмы, 4) историю Иосифа по тексту Библии, 5) избранные места из книг ветхого и нового завета, 6) краткий катехизис–митрополита Филарета Московского, 7) огласительное поучение, Символ веры с объяснением, 10 заповедей, краткий молитвослов с толкованиями.

С кем Бог судил встретиться о. Макарию на Алтае? С людьми, которые как бы и не чувствовали в себе души. Им начнешь говорить о небе, а они думают о хлебе. Нужно было помочь бедным людям и духовно, и телесно. Но и сам-то о. Макарий был почти нищим телесно.

Раздавая беднякам то сухари, то иглы, то нитки, то деньги, помогая в болезнях, о. Макарий сроднил с собою этих бедняков и сам полюбил их всей душой.

Множество писем в Россию, особенно к приснопамятному учителю о. Макария – Филарету, святителю Московскому, ознакомило Россию с расцветавшею Алтайской миссией. Медленно, небольшими лептами полетели на Алтай пособия святыми крестиками, сосудами, иконами, одеждою и деньгами. Несколько увеличилось число сотрудников. Стали прибывать в миссию проповедники, явились подражательницы древним женщинам мироносицам и диаконисам, послужившие во славу Христа Спасителя просвещением женщин-алтаянок, воспитанием их детей, уходом за больными.

Там – далеко в Сибири – на Алтае начала возрастать малая община верующих – Алтайская поместная церковь. Трудясь по воле Божией в устроении отдаленной церкви Божией, о. Макарий неразрывно думал и о великой Церкви – Российской. Что оказывалось спасительным на Алтае, для юной ветви, сердечно желалось привить то и к стволу Российской Церкви. Все первоначальники в проповеди слова Божия у разных народов, озабоченные наилучшим упрочением между ними христианства, самым живым образом восходят к наблюдению, как устроились церковные общины в апостольские времена Деяния и Послания апостольские, древнейшие обычаи Церкви часто получают полное применение к новопросвещенным христианам и с таких сторон, которые в прежде образованных церквах не имеют ближайшего применения.

Сознавая живейшую потребность проповедания слова Божия для инородцев, о. Макарий трудился над переводом его на понятное наречие. Но одновременно с тем сердце пламенело желанием, чтобы и родной русский народ читал слово Божие на своем природном, понятном наречии. Отсюда неусыпные труды о. Макария в переводах Священного Писания на русский язык. Видя благотворное действие слова Божия на инородцев, он единомысленно с великим своим учителем – Филаретом, напрягал силы к тому, чтобы и родной русский народ, не знающий слова Божия, узнал и уразумел оное.

«В наше время так громко говорят о жизни народов, писал о. Макарий: но не в предвечном ли слове Божием жизнь и свет человеков? Священное Писание не есть ли Откровение сего животворящего света? Господь Иисус Христос во веки Един и Той же обещался не разлучаться с Своими до скончания века. Посему первая Церковь Его есть образец, которому христианская Церковь должна подражать во всяком веке; и, хотя внешние выражения, в которых открывается дух Евангелия, могут принимать изменения, но самый дух истинной Церкви Христовой всегда один и тот же – любовь к Богу и человекам во Христе Иисусе. Чем изобильнее и явственнее сей дух чистой любви Божией в христианской Церкви, тем более жизни и света Христова в Церкви, тем в ней более ревности, усердия и способности к распространению благодатного царства Божия на земле, тем в ней плодоноснее имя апостольской Церкви. Но каким образом сии верные первого времени в христианстве получали духа святой любви? Верою во Христа Иисуса. А каким образом зарождалась в них сия вера? От слова Божия, которое они слышали из уст апостолов. Чем же сей дух святой любви питался в Церкви? Отчего он более и более разгорался, и усиливался? В книге Деяний апостольских повествуется, что дружина действователей в Церкви не ограничивалась ни числом двенадцати, ни числом семидесяти, но возрастала с удивительною быстротой; что все верные или действовали непосредственно, как апостолы, или содействовали и помогали апостолам, все принимали живейшее участие в деле Христовом, которое было своим для каждого. Апостол Петр в темнице, вся Церковь молится о нем. Одни приобретали новых учеников Господу, другие пеклись о бедных. Не только все вещественное было общим у всех, но и сердце одно, единого ищущее, и душа одна, исполненная одних чувствований и помышлений, одних склонностей и отвращений, одних радостей и печалей, происходивших от живого сознания во всех и в каждом общего всем назначения. Такую радостную, истинно христианскую жизнь св. Повествователь Деяний относит к тому, что верные постоянно пребывали в учении апостолов. Можем ли мы знать, в чем состояло сие учение апостолов? Оно все в Библии, в книгах ветхого и нового завета, и сами апостолы были так сказать, воплощенные живые Библии.

«Посему и для Российской Церкви необходимо нужна благодать духа апостольского для возрождения столь многих племен, входящих в состав Российского Государства, не знающих Спасителя человеков – Господа Иисуса Христа. Первое и главное, чего надлежит желать, чтобы в российском народе возбудилась охота читать слово Божие и для сего должна быть издана Библия на российском языке.

«Россияне! Отцы и братия во Господе! Господь Иисус Христос молился Отцу Своему в первосвященнической молитве: «Отче святый! освяти их истиною Твоею: слово Твое есть истина. Как Ты Меня послал в мир, так и Я послал их в мир», – сие желание святейшего сердца Иисусова не принадлежит ли как дражайшее наследие и Тебе, святая Церковь Российская? Не предназначена ли и Ты быть великим собранием светлых лучей животворящего Солнца правды – Христа, сосредоточенных в одно целое? Христос Спаситель не посылает ли и Тебя, дщерь света, просвещать темные народы, преданные Провидением твоему обладанию? Сии народы одевают и украшают тебя, изобилуют тебя золотом, серебром, драгоценными камнями. Не должна ли ты заплатить им за сии драгоценности словом Божиим, которого польза и достоинство до бесконечности выше золота, серебра и драгоценных камней? Не обязана ли, о матерь – Россия! за сии пышные одеяния облечь языческие племена во Христа, в белые ризы праведности Христовой? Провидение вверило Тебе сии народы. Христос Спаситель посему говорит Тебе: Я посылаю тебя к сим народам: иди и научи их веровать во имя Мое, получать от Отца Моего прощение грехов и благодать Святого Духа для исполнения заповедей Моих! Тогда прославится и утвердится Российское Царство, приобретет славу и честь между другими народами и имя российского народа напишется на небесах в книге жизни!»

4-го июля 1844 года о. Макарий должен был расстаться с возлюбленным Алтаем и Церковью Алтайскою в 1000 человек. С дороги он писал: «туча печали висит надо мною, но Господь Бог с нами, Заступник наш Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа. Он и нам всем Отец во Христе Иисусе. Не перестанем же предавать Ему сами себя, друг друга и всю жизнь нашу!» – О. Макарий был назначен настоятелем Оптина монастыря близ города Болхова Орловской губернии.

«По приезде10 в Болхов и вступлении в новую должность свою, настоятель Оптина монастыря о. Макарий не покинул своей апостольской деятельности, и вместо того, чтобы воспользоваться отдыхом, – на что после тридцатилетних апостольских трудов и подвигов он имел и право, – он принялся, и с жаром ему всегда присущим, снова за проповедь. Да и как со своим пылким и энергичным характером мог он устранить себя, хотя на время, от святого дела, которому столько лет посвящал себя, когда немедленно по приезде в монастырь оправдалось мнение о. Макария, не раз им высказанное, именно, что православные нуждаются в проповеди не меньше язычников, магометан и евреев. Ту же мысль изложил ему впоследствии и митрополит Филарет: «с удовольствием слышу, что вы в мире с настоящим местопребыванием. Посему надеюсь, что оно будет и полезно. Не излишне быть миссионером и среди православных. От пославшего благовествовать мир и спасение, благословение и мир вам да умножится».

Как только узнали о приезде нового архимандрита, градский голова с служившими в ратуше пошли по обыкновению поздравить новоприезжего и принять его благословение. О. Макарий принял их конечно ласково, всех посадил, поговорил сначала о городе, о своей дороге; а потом обратился к градскому голове с вопросом:

– Что-ж, у вас в Болхове все православные знают Символ веры ?

Голова молчит.

Он опять погромче спрашивает: «знают ли у вас Символ веры

А градский голова, человек простой, неученый, как и все грешные, не понял, что такое Символ веры и спросил: «что же это, батюшка? Верую, что ли?"

– Да, да. Верую в единого Бога... или не слыхал слов Символ веры?

– Где нам, грешным, слышать? Покойный мой родитель отдал меня к дьячку и заплатил ему за выучку два с полтиной. Вот и вся моя наука!

– Ну, да знаешь ли сам-то: Верую?

– Верую не прочитаю, а Вотчу знаю.

– Какую Вотчу?

Как вскочил наш архимандрит с дивана. – Какую, говорит, Вотчу? Что за Вотча? – Боже мой! сплеснул он руками, – до чего мы дожили! Градский голова не знает ни символа, ни молитвы Господней! – Да как начал нас учить, начал толковать. Мы стояли как вкопанные и не знали, что сказать. – «Нет, говорит, православные! У меня чтоб все вы знали символ и молитву Господню. Прошу объявить об этом всем вашим гражданам. Пусть и сами приходят и детей ко мне присылают. Буду сам учить вас».

«Объявили жителям его желание и – что теперь у нас в монастыре! В нем от утра до вечера толпится народ: тот за советом, тот за утешением, тот за наставлением к отцу архимандриту. И всех он, родимый, принимает, со всеми беседует, да как сладко, как умно беседует. Заслушаешься, батюшка! Это нам отца родного послал Господь, а посмотрели б вы, сколько детей вокруг его! Сами бегут к нему со всего города. И всех их сам учит: иным раздает книжки, другим крестики дает, иных становит на молитву и учит молиться, других грамоте учить приказывает своим послушникам.

Ежедневно о. Макарий после обедни выйдет бывало с Евангелием на амвон и просто и удобопонятно объяснит дневное евангельское или апостольское чтение, и чтобы слушатели лучше поняли и усвоили сказанное, несколько раз повторит одно и то же изречение Св. Писания. Затем тут же обратится к кому-нибудь: «понял ли ты, что говорил я? Скажи, не стыдясь, вслух всех нас, что именно понял ты из евангельского учения?» Отвечающему помогает высказаться, повторяет одно и то же и потом переспрашивает других, пока не убедится, что его поняли.

Выходя из церкви, он приглашал к себе в келью детей и объявлял прочим, что всякий, кто пожелает быть у него, может приходить каждый день после обедни во всякое время дня. Детей расспрашивал у каждого: «Знаешь ли ты какую-нибудь молитву! Как молишься Богу, умеешь ли читать?» Если оказывались знающие молитву Господню и Символ веры, то заставлял всех петь и сам пел вместе; а знавшим молитвы нетвердо подсказывал. Детей, которые охотно бегали к нему, заставлял учить 50-й псалом, десять заповедей, девять изречений евангельских о блаженствах, Слава в вышних Богу и Тебе Бога хвалим. Для облегчения грамотных затвердить и для чтения, молитвы и изречения Св. Писания были написаны крупными буквами на картонах и развешаны по стенам. По временам он занимался с детьми по целым дням. Рассказы о нем и успехи детей заставили и родителей являться к нему за поучением или за советами. Когда желающих посетить его стало являться много, то о. Макарий стал делить их. Большинство осталось в зале и в ожидании очереди слушало там послушника, читавшего Евангелие по-русски: меньшинство же, приходили по нескольку человек и по очереди из залы в гостиную, где и беседовали с о. Макарием. По окончании собеседования он оставшихся у него до конца заставлял пропеть молитву Господню и Символ веры и затем отпускал с благословением.

В Болхове о. Макарий проводил дни в беседах с посещавшими его, а ночи в пересмотре своего перевода Библии и в переписке с разными лицами. Спал он очень мало, да и то на диване или кровати без подушки; изголовьем ему служила ручка дивана или стенка кровати; спал он почти не раздеваясь. Кроме книг и тетрадок, чернил и пера у него ничего не было и после него не осталось. «Да и на что монаху имущество? – говаривал он, – ему не нужно ни шкатулок, ни кошельков, бедные и убогие – вот его шкатулки! Что в них положишь, того не украдут воры; то отопрут только на том свете». После него осталось только одно сокровище, – русский перевод Библии. При жизни он успел им поделиться только с немногими, да и то в рукописях. В печати его перевод Библии появился уже лет через двенадцать после его смерти. Мысль, которую лелеял о. Макарий относительно предполагавшейся им поездки в Палестину, где он надеялся окончательно просмотреть свой перевод, а может быть даже напечатать его, тоже не осуществилась. Перед самым отъездом, когда уже все было готово и все сборы в путь были окончены, он захворал и отошел другим, неземным путем, опочив 18 мая 1847 года. Замечательна была и кончина этого истинного подвижника русской церкви. Очевидцы его кончины рассказывали, что незадолго до его болезни один юродивый, часто приходивший к нему, в ответ на слова о. Макария: «как бы мне хотелось умереть в Иерусалиме!» ответил: «я знаю один остров, там Тихвинская икона Божией Матери, вот там-то хорошо тебе, отец Макарий». Болховский монастырь, называющийся и Тихвинским, расположен точно на острове, стоя на месте, обмываемом с одной стороны рекой, а с других – глубокими оврагами, промываемыми водой.

Болезнь о. Макария, подверженного с малолетства грудному катару, началась воспалением легких, и быстро развилась при крайнем истощении сил и от неутомимых трудов о. Макария. Постоянно крепкий и терпеливый, он с удивительным смирением выносил жестокие страдания. Утратив силу голоса еще в отрочестве после болезни, он всегда говорил довольно тихо, а во время болезни с трудом можно было разобрать слова, который он произносил. В чертах его лица выказывалось благоговейное настроение. После его кончины в бумагах его нашлось написанное им карандашом четверостишие:

Мой Бог, мой Царь-Отец, Спаситель дорогой!

Пришел желанный день! Паду перед Тобой:

Еще я на земле! Но дух Тобой трепещет

Зрю? Светит горний луч! Заря бессмертья блещет!

Когда к нему в келью принесли Св. Дары, он просил приподнять его и стал на колени. Полагая на себя крестное знамение, он три раза медленно, тихо, благоговейно преклонил голову к земле. Потом просил поднять его, сел в кресло и потребовал полотенце и воды. Омывши лице, взял требник и, прочитав молитвы в благодатном настроении, приобщился Св. Таин. Когда он опять прилег в постель, то лежал все время молча и неподвижно, точно готовясь предстать пред Господом. Еще будучи на Алтае, говаривал он: «придет время, когда и меня позовет к Себе Господь: Макарий! – я, Господи! – Иди сюда! И стряхнет гнилую плоть мою». – Кончины его ожидали ежеминутно. Вдруг он быстро поднялся и сказал: «Свет Христов просвещает всех!», склонив голову. Его бросились поддержать, положили на подушку, и он тихо отошел.

О. Макарий заповедал гроб его ничем не украшать, а только написать на кресте слова Спасителя: Аз есмь воскрешение и живот: веруй в Мя, аще и умрет, оживет. И всяк живый и веруй в Мя, не умрет во веки.

Почти полвека прошло с того дня, как отошел в вечность о. Макарий; но живы еще дела его также, как и память о нем; живы и семена, посеянные им, они возросли и дали богатую жатву, особенно на Алтае. Там и до сей поры в устроенной им алтайской миссии свято хранятся и соблюдаются его наставления и советы. Когда в 1880 г. алтайская духовная миссия праздновала свой пятидесятилетний юбилей, то празднество это состояло из богослужений в Бийске, Майме и Улале, где о. Макарий начал свою деятельность. Начальник алтайской миссии, преосвященный Владимир, епископ бийский, восстановляя в памяти дела о. Макария в глубоко прочувствованных словах высказал дань уважения к его просветительной апостольской деятельности. «О. Макарий, – говорил преосвященный Владимир, – пятьдесят лет назад принес сюда с собою ту благую весть, которую до него не слыхали в этих местах, населенных до прибытия о. Макария, почти одними идолопоклонниками». «Здесь, – сказал владыка, – первую свою горячую молитву вознес о. Макарий за них, дабы Господь просветил их, находившихся во тьме языческой, светом Своего учения: здесь канула за них первая слеза о. Макария: здесь взлетел его первый вздох... Здесь посеяно о. Макарием то первое семя, которое в продолжении пятидесяти лет выросло в то огромное дерево и с такими обильными плодами, которые видны каждому воочию». Плоды, действительно, были налицо: почти все молящиеся, которых была полна церковь – дети и внуки крещенных о. Макарием; некрещенных же нет ни одного не только в Майме, но и далеко за пределами ее. В заключение архипастырь напомнил молящимся об обязанности их молиться о душе незабвенного о. Макария не только теперь, но и всегда до конца жизни своей, и чтобы молитву о нем вменили в обязанность и детям своим, так чтобы молитвенная память об о. Макарии передавалась из рода в род. «Блаженной памяти о. Макарий, – сказал владыка, – был образец высокого нравственного совершенства. Он был человек крепкой веры, непоколебимой надежды и всегда пламеневшей любви к Господу Иисусу: от того-то все дела и деяния его были во всем согласны с велением небесного Учителя. Учение Христово было в духе о. Макария, а учение о. Макария было в духе Христовом».

Имея пред собою такое множество друзей слова Божия, последуем за ними и дадим себе строжайший обет читать слово Божие и назидаться им.

Будем благодарить Господа, что Он и в нашей родной стране, и в недавнюю пору воздвигал ревностнейших провозвестников слова Божия. Памятуя их веру и апостольские подвиги, возлюбим их делание – распространение слова Божия– и облегчим способы для этого. Имеющие среди нас наибольшую ревность к славе имени Божия пусть идут на помощь к нынешним проповедникам слова Божия среди не познавших Христа Спасителя: пусть воспитывают в себе ту же самоотверженную заботу о спасении и просвещении пребывающих в неведении Бога-Спасителя.

Связанные семейными, общественными узами пусть своими жертвами, любовью сопутствуют братьям – апостолам и сестрам – диаконисам в их трудах. И дивный Алтай, и краса – Япония, и – зеркало Божия всемогущества – Кавказ и – равнины, покрытые язычествующими кочевниками, все, все страны, языческие – пусть пленяют наши братские сердца и влекут на помощь. С теми просветителями и просвещаемыми разделим и богатую свою трапезу, и скудный свой хлеб: наши они и – мы их братья. Дадим им книжки слова Божия и – хлеб насущный, – созиждем им одежду телу и – красоту духа, воздвигнем храмы. Свет Христов да просвещает всех и да будем мы участниками в радости апостольского блаженства: Ей и Аминь!

Речь пред молебствием в день Священного Миропомазания и Коронования на царство Государя Императора Александра Александровича и Государыни Императрицы Марии Федоровны

Боже, Царя храни!

Москва ликует. Одна ли Москва ликует?! Москва – сердце России. Как из сердца кровь разливается по всему телу, так и чувства радости, волнующие теперь Москву, разливаются по всей России и дают ей жизнь. Чтобы сердце было здорово, все тело пусть принимает участие в его здоровье... тогда сердце будет разливать жизнь во всем организме. Чтобы торжества, происходящие в Москве, были полны и охватили все города и селения русской земли, нужно, чтобы в эти дни жители русской страны своими чувствами неслись к матушке-Москве...

Многими скорбями и мудростью народной собрались и объединились издавна славянские народцы в стройное тело и, поставив Царя себе, водворили его в Москве, как средоточии России. Верная преданиям отцов, Россия чтит Москву, как начало своего мира и величия и опору в своих испытаниях.

Расширялись пределы России, росла и крепла она. Большому кораблю большое и плавание, согласно народному присловью. Мало стало ей водообильных рек своих, – понадобились моря, чтобы небольшие лодки – ушкуи, выросшие в огромные корабли, могли свободно плавать по ним и поддерживать торговые и политические сношенья с соседними народами. Великий труженик на царском престоле, Государь Петр I-й вблизи моря утвердил новую столицу, которая украшается и св. храмами, и дворцами, фабриками и торговыми учреждениями, где-то несется теплая молитва к небесам, то ведется мудрая речь о благе народа, то развивается и крепнет русская мощь и уменье... Вот почему радуемся и мы, члены великой русской семьи, и возлагаем на себя одежду радости. Москва – сердце России, – наш город Петербург – голова ее. И да живут ум и сердце во всегдашнем единении и согласии.

Что же празднуем мы? Одно ли только гражданское торжество? Нет, в нашем народе переживается теперь великое таинство веры Божией!..

Была когда-то Россия юная, неопытная: сыны ее делились на уделы и между собою вели кровавые распри. Но Господь очистил нашу родину крестом и страданиями в злые дни татарщины и – возмужала страна русская. Наставляемые св. Церковью и ее великими угодниками: святыми Петром, Алексием, Сергием и другими, одумались братья, покорились достойнейшему из себя и назвали его отцом. И возрадовалась Церковь Божия на небе и на земле о примирении братьев, и вознесла горячие мольбы ко Господу о благе правителя и управляемых им, Отца и чад его. Правители же родной страны, во имя Христово принимавшие на себя тяжелый подвиг правления великим государством, по примеру св. царя Давида и мудрого Соломона, по примеру царей греческих, обращались к святой матери – Церкви за благословением, укреплением немощных сил человеческих всемогущими дарами Святого Духа, которые Спаситель завещал Церкви Своей для хранения и преподания их всем требующим.

Заботы о благе народа исходят из сердца царя и изливаются на народ. Труды народа на пользу отечества восходят к царю и радуют его. Как царю мудрому и благочестивому посылает Господь мир душе его и благоденствие народа его, – так и народу, пребывающему в вере и благочестии, неустанно заботящемуся об истинном просвещении и развитии в себе трудолюбия – даются цари мудрые и добрые. Это взаимодействие Царя и народа, это духовное единение двух великих начал укрепляется и растет только на почве христианской веры и правды, милосердия и любви, смирения и послушания, труда и воздержания. К такому единению с царем призывается весь народ: ученые и простые, знатные и незнатные, правители и управляемые, все, все должны сознать свои гражданские обязанности и тесно сплотиться вокруг нашего Царя. Построим из своей любви к нему и родине святой такую стену, о которую разбились бы все стрелы врага и рушились бы все тайные происки наших врагов.

Будем, возлюбленные соотечественники и сограждане, зорко следить и за собою, чтобы враг не посеял зла вокруг нас, в наших семьях. Вознесем горячие мольбы о благе нашего Царя Александра Александровича и благе всего Отечества, – чтобы принятые Им вчера дары Святого Духа укрепили Его на долголетние подвиги на счастье и славу нашей родины и чрез Него излились и на всех сынов и дочерей Русской земли и всех во едином духе благочестия и честного труда, вели к вечной славе во царствие Отца, Сына и Святого Духа. Покровительница нашей страны во дни мира и страданий, Матерь Божия, в лице Ее Чудотворного Образа, да покрывает милостями Божиими Нашего Царя и весь род Его, нашу страну, наш город и да осеняет нас всех во всех наших честных трудах. Ее всемогущему покровительству вручим себя. Аминь.

Речь пред панихидою о Государе Императоре Александре Николаевиче11

Плачу и рыдаю, егда

помышляю смерть

Мы льем слезы, видя дорогого человека, умершего от продолжительной болезни, от упадка сил. То ли теперь делает вся Россия? Нет. Пред нами окровавленный, испустивший последний вздох, Царь русской земли, Который накануне своей смерти вместе с своею родною семьей и великою семьей по духу – миллионами русских людей участвовал в святых таинствах – покаяния и причащения. Мы оплакиваем Того, Кто в самый день смерти был бодр и спокоен и – в один час не стало Его: Он пал от злодейской руки!..

Двадцать шесть лет правил Он тобою, многомиллионная Россия. Он разбил вековые цепи рабства твоих сынов, чтобы ты начала жить свободною, разумною жизнью.

Соседи твои – другие народы – привыкли считать мученически скончавшегося Царя твоим освободителем, твоею славою. Теперь они спрашивают сынов и дочерей всей России: подлинно ли мы любили своего Царя? Ценили ли мы то, что дал почивший Государь? Что ответим?!

Мы страдаем и стонем над бездыханным телом безвременно погибшего нашего Освободителя. Пусть наши рыдания огласят воздух, услышатся в отдаленных чужих землях и покажут, что мы любим страдальца за нашу свободу и – теперь горько стонем о смерти Его!..

Но – нас всех русских – до одного человека еще и еще спросят: от чего происходят наши страдания: от глубокой ли любви к человеку, мученически завершившему свою любовь к нам? или мы изнываем от позднего чувства раскаяния, что не предупредили гибели лучшего русского Царя? Тяжелы эти вопросы, но – мы должны отвечать и на них: мы теперь стоим пред судом всего мира, как подсудимые. Уж не мы ли и преступники? От этой одной мысли содрогнется многомиллионная Русь. Она готова сказать: «о, если бы далекие наши судьи видели скорбь высших, средних и низших классов народа при вести о злодеянии! В столице Царя дворец и окружающая его площадь вмещали тысячи людей, которые целые часы с страшной тоской в сердце молчали, храня благоговение к отлетающей незабвенной душе. А миллионы людей, страждущих в отдаленных уголках нашей родины? О, если бы наши судьи проникли в сердце всего русского царства, они увидели бы, что наши молитвы горячее огня... Это – слезы не преступника, это – стоны не участника в преступлении. Это – вопли искренней любви. Мы не знаем преступника, не знаем, чего он хотел, отнимая драгоценную для нас жизнь».

Велик и тяжел суд над нами других народов, которые жили дольше русского народа и не знали убийств царей-освободителей.

Но еще страшнее для нас суд самого страдальца-Государя. Он долго будет взывать к сознанию русского народа: «дети мои? много добра Я сделал для вас в 26 лет: Я призвал из крепостной тяжкой зависимости к свободе жизни 20 миллионов ваших братьев. Не это ли кровная моя вина пред вами? Я призвал вас всех к образованно, положил начало вашего самоуправления, Я сохранил славу вашу пред другими народами, Я возвысил ваше благоденствие, призрел многих ваших сирот, Я простирал вашу любовь к вашим братьям по крови и языку, – не в этом ли мои вины пред вами? Придите, дети, испытайте себя: какой свободы вы желали от Меня? свободы насилий и убийств? Я не мог дать ее вам, как человек, как христианин. Я мог сеять среди вас только семена мирного развития и преуспеяния вашего в жизни на началах веры в Бога и любви к людям».

Вот он, страшный суд наш!.. Сердце требует оправдания нашего. Но... наше оправдание в далеком будущем... Годы, десятки лет должны быть посвящены на развитие всех народных сил в духе преобразований почившего Преобразователя: без лицемерия, коварства и политических убийств. Нам мало не знать преступника, нам нужно устроить так семейную и общественную жизнь, чтобы в нашем отечестве не могли появляться преступники. Вот чем мы можем смывать с себя кровавое пятно этих дней.

Царь-Отец невольно покинул нас, но – Он оставил после себя великие дела преобразования великой русской земли и – Царя-Сына своего.

Возноси, вся русская земля, за почившего Царя вековечную, горячую молитву. Он первый из твоих царей прочно насадил в тебе жажду свободы, добра и правды, положил начало твоему обновлению. Испытай твое сердце над Его открывающеюся могилою, где навсегда закроется от тебя светлый лик твоего Освободителя.

Испытанное сердце отдай Царю-Сыну, новому твоему вождю и пламенно молись, чтобы при Нем мирно развивалась по пути добра и свободы наша родина святая и возрастала слава ее; чтобы Царь небесный избавил Его от смертельных скорбей, незабвенного Отца Его и даровал Ему мирное, славное и долголетнее правление над нами и «сотворил Его Отца о чадех веселящася». Аминь.

Речь при отпевании протоиерея Иосифа Васильевича Васильева12

Почивший о Господе брат наш!

Со слезами радости ты вступил в наше «Общество распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви»; во имя святых целей его ты отдал ему все: и свои обширные знания, и свой глубокий жизненный опыт, и по праву принадлежавшие тебе немногие часы досуга среди других многих обязанностей твоих. Ты радовался радостями христианского пастыря.

С успехами «Общества» ты соединял самые лучшие свои надежды, как преданнейший сын православной Церкви: просвещение религиозного чувства сынов церкви, направление колеблющейся мысли и озарение ее светом Божественного учения, искоренение пороков путем разумного, неустанного убеждения, – раскрытие православия нашей святой матери-Церкви пред сознанием людей, мало дорожащих тем неоцененным благом, которое мы, русские, приняли от предков, как Божий дар.

При твоем живом участии открылось самое «Общество», ты радовался, что «благие намерения» учредителей «осенены благословением архипастырей», наших руководителей и видел в этом благословении залог благотворного влияния на произрастание зерна. Ты указывал членам на необходимость единомыслия, единодушия, – предостерегал добровольных тружеников от превозношения дарами духовными, говорил всем сынам Церкви Православной, что члены общества не принимают на себя новых обязанностей, а частным, доброхотным обязательством только подтверждают возложенные на них обязанности их христианским званием, они не выделяются из Церкви, а желают теснее соединиться с нею; они не хвалятся своею силою, а выражают опасение за свою слабость, ищут взаимного возбуждения и поддержки.

С великою силою ты совершал подвиг служения нашему Обществу. Тебя удерживали родные и друзья от чрезмерного утомления, но ты отвечал: достоит делати, дóндеже день есть. Ты видимо торопился трудиться; и вот нежданно окончился твой трудовой день. Велик ты был в твоем смирении и твоею правдою покорял сердца людей. Могуче было твое слово, и оно умиляло слушателей твоих в святых храмах. Со слезами умиления они внимали твоим, высоким по мысли, но доступным и для детей по выражению, пастырским наставлениям. С рыданием приняли они горькую весть о твоей кончине и в Сергиевском соборе, и в Гатчинском. Такая же глубокая скорбь охватила сердца членов нашего «Общества», кто имел отрадное утешение хорошо узнать тебя. Хорошо знавшие тебя чувствовали на себе миротворное влияние твоего христианского духа. Многих ты привлек своею любовью ко Христу, давая понять, каков наш Божественный Учитель, если таковы Его Ученики! Твоя мужественная энергия, твое сердечное, но властное слово по его искренности, чистоте и глубокому разуму, твое уменье по достоинству оценивать людей и их даже – едва заметную – деятельность, твоя доступность, позволявшая каждому относиться к тебе, как брату или отцу – вот качества, незримо проливавшие в душу членов Общества особую любовь и особую преданность святому делу. Под влиянием этих качеств исполнение долга становилось более легким и более – более плодотворно искренним!

Но имел ли ты утешение среди нас, отдавши «Обществу» свою душу? Прости, если чем нарушен был твой мир!.. Прости!.. Не сам ли ты часто говорил: «если наш труд угоден Господу, он непременно должен встретить противодействие»?

Дорогой наш друг, брат и отец! Расставаясь с нами, унеси твердую уверенность, что твой дух, твои убеждения о задачах «Общества», выраженные в твоей речи при открытии его, сохранятся в «Обществе», как священнейшие его предания, как лучший памятник о первом председателе «Общества». Аминь.

Речь пред молебствием при отправлении генерала М. Г. Черняева в Туркестан13

«Благословен грядый во имя Господне»!

И за Дунай, и в Севастополь, и на Кавказ, и в Оренбург, и в далекий Ташкент, и в единоплеменную Сербию ты шел, во дни оны, во имя Господне. И за то дал тебе Господь мудрость и мужество: во имя Господне ты одолевал врагов и покрывал бессмертною славой Русское оружие.

Нам трудно судить, где ты перенес самые тяжкие труды, в каком из указанных мест ты испытал наибольшие страдания за благо и честь родной земли. Везде и всегда ты был Русским человеком по душе и по делам, и Россия полюбила тебя за то. Твое имя сделалось народным. Оно известно и в роскошных палатах, и в бедных хижинах, с любовью и молитвою повторяется везде – там, где в семьях и в общественных кружках думают крепкую думу о благе своего отечества.

Дорог ты был, Михаил Григорьевич, для Русских людей, когда во дни юности твоей делил труды славных вождей Русского воинства; еще дороже стал нашему сердцу, когда победоносною отвагою завоевал целый край и водворил там мир для туземных жителей и Русских торговых людей.

Но еще больше стал ты люб вынесшему много невзгод Русскому человеку, когда кликнул клич лечь костьми за беспомощных страдальцев, братьев Славян. Ты зажег пламенник в наших сердцах: твои соратники на полях Сербии первые пошли за тобою; за ними готовы были идти многие из нас... и пошли на поля Болгарии. Твой призыв был тогда во имя Господа и в ответ на него широко раскрывалось наше христианское сердце для братской любви. То была славная пора подъема народного духа. С той поры живее стала наша любовь к тебе, теплее молитва за тебя.

Всегда признательные тебе члены Славянского Общества собрались напутствовать тебя горячими молитвами и сердечными благожеланиями и ныне, когда по воле Державного Вождя Русской земли вверяется твоей мудрости управление завоеванным тобою краем. Там пролита кровь твоих друзей, наших братьев – там прославлено Русское оружие. Твое славное прошедшее дает нам ручательство, что ты обильно явишь в этих краях силу Русской любви и попечение о подвластных России народах. Мы уверены, ты возвеличишь имя Отца отечества пред этими новыми детьми Его, и они обретут счастье в мире и единении с нами. О, если бы они под твоим мудрым управлением воскликнули от полноты сердца: Россия! ты наша дорогая мать, твои сыны – наши братья и твой Бог да будет нашим Богом! Предстательством св. архистратига небесных сил Михаила да управит Господь путь твой, герой, любимый народом!

Гряди во имя Господне и будь благословен!

Об увековечении памяти протоиерея М. И. Соколова

В заседании Совета Общества, бывшем 6 сентября сего 1895 г., Совет имел суждение о способе увековечения памяти в Бозе почившего о. М. И. Соколова. При обсуждении этого вопроса в Совете были высказаны следующие предположения: 1) поставить на могиле покойного о. Михаила Ильича памятник; 2) принять меры к скорейшему составлению издательского капитала имени протоиерея Михаила Ильича, начало которому положено по решению общего собрания 23 января 1894 г. и 3) организовать при Обществе новую бесплатную библиотеку духовных книг имени покойного и в состав ее включить обширную богословскую библиотеку, завещанную покойным Обществу.

Совет постановил: вопрос об увековечении памяти прот. М. И. Соколова, вместе с означенными предположениями, передать на решение общего собрания, которое 14 ноября сего года утвердило означенное постановление Совета (о приеме пожертвований см. на обложке).

* * *

1

Напечатано в сборнике «Кафедра Исаакиевского собора». XV. 1880 г.

2

Из № 255 газеты «Голос» за 1880 г. (перепечатано в сборнике «Первые 15 лет Спб. Славянского Общества», Спб. 1883 г.).

3

Произнесено в Казанском Соборе 15 апреля 1883 г. и было напечатано отдельной брошюрой.

4

Из журнала «Православное Обозрение» за 1885 г.

5

Из № 32 газеты «Минута» за 1886 г.

6

Напечатано отдельно в 15 тыс. Экземпляров для раздачи народу во время богослужения.

7

За левым клиросом Казанского собора помещен образ св. Григория Богослова, писанный знаменитым Шебуевым.

8

Филарет, митрополит Киевский – архимандрита Сергия I, 426, 432.

9

Материалы для биографии архимандрита Макария Д. Д. Филимонова. Москва, 1888 г.

10

См. «Прав. Обозр.» 1888 г. авг., ст. г. Филимонова.

11

Напечатано в сборнике: «Кафедра Исаакиевского собора». XXXII, 1881 г.

12

Напечатано в сборнике: «Кафедра Исаакиевского собора». XXXIX, 1882 г.

13

Из сборника «Первые 15 лет Спб. Славянского Общества». Спб. 1883 г.


Источник: Слова и речи протоиерея Михаила Ильича Соколова : изд. в пользу изд. капитала, учрежд. при "О-ве религиозно-нравств. просвещения в духе Православ. Церкви", в память протоиерея М. И. Соколова. - СПб. : Тип. Гл. упр. уделов, 1895. - 79 с.; 24 см.

Вам может быть интересно:

1. Слова к тобольской пастве, говоренные в продолжении 1852-1856 гг. Том I архиепископ Евлампий (Пятницкий)

2. Слова и речь епископ Герасим (Добросердов)

3. Тысяча двести вопросов сельских прихожан о разных душеполезных предметах с ответами на оные. Часть 2 иеромонах Евстратий (Голованский)

4. Общественное служение Господа нашего Иисуса Христа, по сказаниям святых Евангелистов: историко-экзегетическое исследование профессор Михаил Иванович Богословский

5. О личном бессмертии: апологетический этюд против материализма Николай Иванович Троицкий

6. Краткое сказание о жизни блаженной памяти отца Феофана, Кирилло-Новоезерской Пустыни священно-архимандрита, с присовокуплением нравственно-духовных его поучений архимандрит Феофан (Соколов)

7. Амфилохий, епископ Угличский профессор Григорий Александрович Воскресенский

8. Нечто о современных отношениях римской Церкви к восточной православной епископ Иоанн (Соколов)

9. Баптизм или штунда в Киевской губернии протоиерей Петр Лебединцев

10. Слова относительно обязанностей христиан друг ко другу архиепископ Игнатий (Семенов)

Комментарии для сайта Cackle