епископ Вениамин (Платонов)

Живое общение души с Богом начинается с духовного её бодрствования над собой и благоговейного размышления об истинах слова Божия

На стражи моей стану, и взыду на камень, и посмотрю еже видети, что возглаголет во мне, и что отвещаю на обличение мое. Авв. 2:1

Была какая-то тягостная в высшей степени томительная пора в жизни богоглаголивого пророка Аввакума, когда он долгое время не ощущал в себе вдохновенного посещения Духа Божия и когда молчал в нем пророческий глагол, несмотря на усиленный от глубины сердца исходящий вопль души его к Богу, о чем сам он упоминает в начале своей пророческой книги, которую начинает как бы жалобою к самому Господу доколе, Господи, воззову и не услышиши; возопию к Teбе обидим, и не избавиши? Эти трогательные и возбуждающие в душе жалость слова, показывают, что нечестие израильского народа, которое стало с быстротою возрастать среди его после славных времен Давида и Соломона, особенно усилилось в современниках упомянутого пророка, и он с крайней болезнью души смотрел на происходившие в виду его успехи злочестия и терпел даже личные обиды за свое противодействие общему злу, которое, как видно, было под покровительством властей и гордых владык тогдашнего времени. Ибо высказывая свою скорбь, пророк упоминает и об этих злоупотреблениях своего времени: вскую показал ми еси труды и болезни, смотрити страсть и нечестие; противу мне бысть суд и судья вземлет. Сего ради разорися закон, и не производится в совершение суд: яко нечестивый преобидит праведного, сего ради изыдет суд превращен.

Что же делает пророк в эту трудную и крайне стеснительную для себя пору? Он говорит: на стражи моей стану. Выражением: на стражи моей стану, означается то, что душа человека Божия принимает усиленное и глубочайшее внимание к самой себе, чтобы с особенной зоркостью следить за внутренними движениями, между которыми надеется приметить тонкое прикосновение таинственных откровений Духа Божия. И взыду на камень, продолжает избранный Богом тайновидец. Нельзя с определенностью сказать, какой был этот камень, на который хочет взойти пророк. Был ли это какой-нибудь каменный столп, или здание, куда он имел обыкновение уединяться для богомыслия и молитвенного собеседования с Богом, чтобы таким образом привлечь к себе Духа Божия, подобно тому, как пророк Даниил делал это в своей горнице, когда находился в плену вавилонском27; или же это был просто какой-нибудь каменный утес, возвышавшийся между другими иудейскими горами, на котором любил пророк Божий предаваться своим духовным созерцаниям, где и удостаивался божественных видений; или же этот камень нужно разуметь в смысле духовном, означающем веру, на которой он утверждался своим духом и окрылялся святейшими её истинами. Что бы, впрочем, ни означал сей камень, но для нас важно то, что имеет следовать за сим. И посмотрю, продолжает он, еже видети, что возглаголет во мне, и что отвещаю на обличение мое? Уверенность в непременном принятии особенных внушений божественных среди тяжких испытаний, какие терпела душа избранника Божия, была так велика в нем, что он нисколько не сомневается в получении необходимой для себя свыше помощи, дабы и самому рассеять окружавшую его со всех сторон духовную тьму и другим дать нужный ответ, особенно тем, с которыми он вел сильный спор и был обличаем ими, как бы некоторый ложный проповедник, возвещающий совсем несбыточные вещи. Такая уверенность пророка не осталась напрасной. Вслед за этим действительно открывается ему пророческий дух и разрешает все, занимавшие его душу вопросы, предмет которых можно видеть из слов Господа.

И отвеща Господь ко мне и рече: впиши видение, и яве на дске, яко да постигнет читаяй я. Зане еще видение на время, и просияет в конец, а не вотще: аще умедлит, потерпи ему, яко идый приидет, и не умедлит. Аще усумнится, не благоволит душа моя в нем: праведник же мой от веры жив будет.

Итак вот что занимало душу избранного Богом пророка и составляло предмет его препирательства с другими, это ожидание явления в мир обетованного Мессии, в пришествие которого уже не верили те недостойные сыны Авраама, которые изменили завету отцов своих и предались нечестию идолопоклонства, в чем и обличал их пророк Божий и за что подвергался сам со стороны их упрекам и обидам! Что же отвечает ему Господь? Он подтверждает, непреложность своих прежних обетований и в подкрепление духа оставшихся верными им как бы так говорит: «еще продолжится время пророчества и видений, пока просияют все предсказания в явлении самого обетованного Избавителя, который не передержит определенного для этого в судьбах Божиих срока. И если бы по расчетам человеческим кому-либо показалось, что время это слишком продолжается и как бы замедляется, то пусть такой возымеет терпение, потому что имеющий прийти придет непременно: яко идый приидет и не умедлит. А если кто усомнится в пришествии Его, то такой недостоин моего благоволения, как неверный изменник; праведник же, напротив, не отпадет от веры и будет жить ей.

Прошла пора вдохновенных посещений Духа Божия и необычайных видений, какие были открываемы св. пророкам; ибо пришел Тот, кто имел запечатлеть собою все видения и пророчества, скончавши их в Себе самым исполнением28. Но не прошла в душах человеческих потребность быть в теснейшем и непосредственном общении с Богом, чувствовать присутствие в себе животворной силы Духа Божия и воспринимать от Него токи благодати, просвещающей темное наше существо, разрешающей естественную нашу сухость или мертвенность и возбуждающей в нас истинную жизнь. Где и как мы можем найти им удовлетворение этой своей духовной потребности и какие имеем для этого средства? Нам, нужно, по примеру упомянутого выше пророка, стать на страже своего духа, т.е. возыметь внутреннее бодрствование над собою и воспринять твердую веру в Господа Спасителя, Который сказал: веруяй в Мя, якоже рече писание, реки от чрева его истекут воды живы29. Эта мера должна быть для нас тем камнем, на который восходил пророк и получал от Бога нужные ему видения. При свете этой веры, мы должны благоговейно проследить то, что открыл Господь в наставление всему роду человеческому через избранных Им пророков и апостолов; тогда и мы, в течении чистых и новых для нас мыслей, какие проистекут от правильного разумения истин божественных, ощутим в себе благодатное движение Духа Божия и в нас повторятся, в своей мере и степени, те духовные восторги и внутренние радости, какие наполняли душу людей вдохновенных. Кроме этого средства, нет другого к нашему духовному общению с Богом и привлечению в свою душу благодатных Его возбуждений. Кто пренебрегает этим способом, данным, всему роду человеческому Самим Богом для приближения к Нему и сообщения с Ним, тот сам преграждает себе путь к источнику света, истинной мудрости и жизни, вне которого человек по необходимости остается во тьме заблуждения и погружается в глубину греховную, имеющую концом своим душевную гибель и смерть вечную. Чтобы крепче утвердиться в этой мысли и оградить ее от всякого колебания каким-либо сомнением, нам нужно войти в более подробное рассмотрение того значения, какое имеет для нас слово Божие и какие оно производит плоды в душах, приемлющих святейшие его истины с надлежащим благоговением и правильным разумением, при постоянном их внимании к самим себе и живом попечении о великом деле своего спасения.

Что такое слово Божие и какое оно имеет для нас значение? Оно есть выражение на языке человеческом невидимого, безграничного и недоступного для собственного нашего разума Существа Высочайшего, вследствие чего сие Высочайшее непостижимое Существо становится понятным и доступным нашему сознанию настолько, насколько конечное может вмещать в себе бесконечное, тварь может постигать своего Творца и Зиждителя. Сказать иначе: слово Божие есть явление самого Божества человеку под покровом его собственного, человеческого слова. Как слово человеческое служит выражением невидимого и сокровенного его существа, посредством которого он открывает другим свои мысли, чувствования, желания, тайные расположения и весь дух, так и слово Божие открывает нам, что такое Бог в своем существе, какие Eго мысли, какова Его воля, какова Его любовь к своей твари, в особенности к человеку, и вообще каков Его Дух. Потому-то все те свойства, которые принадлежат Богу в Его Существе, ясно отпечатлеваются и в Eго слове.

Бог, есть Существо вечно живое, всегда пребывающее и никогда не изменяющееся. Живу Аз во веки, глаголет Господь30. Аз Господь Бог ваш, и не измняюся31. Таково и слово Божие, оно всегда живо и действенно, и никогда не изменяется. Глагол Господень пребывает во веки32. Небо и земля мимо идут; словеса же мои не мимо идут, сказал Господь и Спаситель наш33.

Бог в своем существе есть свет, истина и живот. Бог есть свет, говорит св. апостол Иоанн, и тьмы в нем несть ни единыя34. Аз свет приидох в мир, сказал о себе Господь и Спаситель наш35. Таков в существе своем Бог, таково и слово Его. Оно для нас прежде всего есть свет: возлюбленнии, говорить св. апостол Иоанн, заповедь нову пишу вам, еже есть по истинне в Нем и в нас: яко тьма мимоходит, и свет истинный сей уже сияет36. Здесь под именем света апостол разумеет проповедуемое в мирe учение Христово, или, что тоже, возвещаемое людям слово Божие. Об этом свете предвозвестил еще пророк Исаия, когда говорил: люди, ходящие во тьме, видеша свет велий: живущие во стране и сени смертней, cвет воссияет на вы37. Далее слово Божие есть для нас истина и жизнь. Отче, говорить Господь в последней молитве ко Отцу своему об учениках своих, святи их во истину Твою, и потом присовокупил: слово Твое истина есть38. Что слово Божие имеет силу жизни для слушающих и приемлющих его, об этом также засвидетельствовал Сам Господь: Аминь, аминь глаголю вам, яко слушаяй словесе моего, и веруяй пославшему Мя, имать живот вечный: и на суд не приидет, но прейдет от смерти в живот39. Потому-то и святой пророк Давид сказал: слово Твое живи мя40, и еще: во век не забуду оправданий Твоих, яко в них живил мя еси41.

Бог есть вечная премудрость, от которого происходит всякое познание и разум42. Таково и слово Божие. Оно для нас есть источник всякого истинного познания и мудрости. Источник премудрости, говорит премудрый сын Сирахов, есть слово Божие вышних, и шествие ея заповеди вечныя43. Эти вечные заповеди, изрекаемые нам Словом Божиим, премудрый Соломон называет светильником для человека, светом и путем жизни, также наставлением и вразумлением. Зане светильник заповедь закона, и свет, и путь жизни, и обличение и наказание44. То же свойство, вразумляющее и просвещающее человека, приписывает слову Божию и святой пророк Давид: явление словес Твоих, говорит он, вразумляет и просвещает младенцы, т.е. людей, находящихся в младенческом неведении45. Потому-то он любил изучать закон Божий и уразумевать тайны его премудрости. Коль возлюбих закон Твой, Господи, весь день поучение мое есть. Паче враг моих умудрил мя еси заповедию Твоею, яко в век моя есть. Паче всех учащих мя разумех, яко свидения Твоя поучение мое есть. Паче старец разумех, яко заповди Твоя взысках46.

Бог есть зиждительное начало, которое привело из небытия в бытие все видимое и невидимое. Яко тем создана быша всяческая, яже на небеси, и яже на земли, видимая и невидимая, аще престоли, аще господствия, аще начала, аще власти47. Вся тем быша и без Него ничто же бысть, еже бысть48. Таково и слово Божие, данное человекам. Оно имеет творческую, зиждительную силу, открывающуюся не в сотворении новых, прежде не бывших существ, но в претворении нашего собственного естества, в обновлении нашего духа, в перерождении нас для новой, благодатной жизни. Bocxoтев бо породи нас словом истины, во еже быти нам начаток некий созданием его49.

Бог есть совершеннейшая чистота и святость, которая отрицает порок, ненавидит грех, отвергает беззаконие. Несть свят яко Господь, и несть праведен паче Тебе50. Яко не хотяй беззакония Ты еси, не преселится к Teбе лукавнуяй, ниже пребудут беззаконницы пред очима Твоима; возненавидел еси вся делающия беззаконие51. Таково и слово Божие. Оно есть начало чистоты и святости для тех, которые благоговейно слушают и в чистоте сердца принимают его. Вы уже чисти есте за слово, еже аз глаголах вам, сказал Господь и Спаситель наш ученикам своим52.

Бог есть существо вечно блаженное, пред лицом которого обилие радости, и в деснице которого все утешения53. Таково по своему свойству и духу слово Божие. Оно заключает в себе неиссякающий источник веселья и радости для нашего духа. Возрадуюся о словесех Твоих, яко обретаяй корысть многу54. Коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда устом моим55.

Бог есть бесконечная любовь и благость Таково и слово его. Оно возвещает людям вечную любовь Божию, явленную во Христе Иисусе, о которой не знали сами люди, и которая утаена была от веков и родов56, дабы после всем стало ясно, что есть широта и долгота, и глубина и высота Божия милосердия к роду человеческому57.

Бог есть чистейший дух, чуждый всякой вещественной сложности, и не имеющий в себе ничего чувственного. Таково и слово Божие. Нет в нем ничего, что питало бы плотской вкус человека, услаждало бы его. чувственность; зато оно доставляет обильную пищу духу, ибо проникнуто Духом Божиим и само в высшей степени духовно. Глаголы, яже аз глаголю, сказал Господь, дух суть и живот суть58.

Совокупляя таким образом все, что говорится в разных местах божественного писания о слове Божием и возводя мысль свою к самому его существу и внутреннему основанию, из которого оно происходить, мы говорим о нем так: слово Божие есть Сам Бог, являющийся людям и нисходящий к ним под покровом их же собственного слова, дабы через это самое слово они могли иметь живую связь и тесное общение с Его таинственным и непостижимым существом и в этом общении находили бы для себя вечную жизнь и радость. Еже бе исперва, еже слышахом, еже видехом очима нашима, еже узрехом и руки наша осязаша о словеси животнем: и живот явися, и видехом, и свидетельствуем, и возвещаем вам живот вечный, иже бе у Отца и явися нам, еже видехом и слышахом, поведаем вам, да и вы имате общение с нами: общение же наше со Отцем и Сыном Его Иисусом Христом. И сия пишем вам, да радость ваша будет исполнена59.

Этими словами св. апостол указывает на явление во плоти Слова Божия Единородного, которое искони было у Отца и которое само есть Бог60. Но сие Единородное Слово Божие прежде, нежели облеклось в нашу плоть и явилось людям осязательно, благоволило наперед облечься в наше человеческое слово и открыть себя роду человеческому в такой мере, в какой угодно было Ему Самому открыть себя через избранных и освященных Им людей, называемых пророками, устами которых говорило Оно само, и слова которых были выражением того самого Живота, иже бе у Отца и явися нам. Следовательно, нет разделения между словом Божиим, являвшимся в устах святых Божиих пророков и Словом Божиим, сущим искони у Отца; – это одно и то же слово Божие Единородное, являющее в Себе Образ Бога невидимого и со держащее в Себе свет и жизнь для всех тварей.

Имея такое понятие о слове Божием, мы уже ни во что ставим все те жалкие возражения и опровержения, какие обыкновенно представляются против его божественности людьми суемудрыми с тем, чтобы поколебать нашу вееру в Его высочайшее происхождение и достоинство. Это достоинство остается неприкосновенным и непоколебимым, потому что поверка дела в нас самих – в нашей человеческой природе, которая имеет свои постоянные и существенные нужды, духовные требования и глубочайшие желания сердца, которым доставляет полное удовлетворение слово Божие и которые ничем не восполняются и не успокаиваются, кроме святейших истин, какие в нем заключаются.

Вникая в самих себя, разбирая свои глубочайшие желания, мы находим, что одно из основных и существенных требований нашей человеческой природы состоит в том, чтобы мы были во взаимном общении и ближайшем единении с Богом, как виновником своего бытия и жизнью первосущей. Это требование нашей природы выражается общим всех людей стремлениeм к Существу Высочайшему, пред величием которого невольно благоговеет каждый, в ком сколько-нибудь развито человеческое сознание. Но каким путем мы можем приблизиться к этому Существу? Где найти Его и как вступить с Ним в блаженный союз? В разрешении этих вопросов напрасно стал бы теряться разум наш; он ничего не придумает в ответ на них. Ибо Бог живет во свете неприступнем, Его же никто же видел есть от человек, ниже видети может61. Итак необходимо, чтобы Сам неприступный Бог снизошел каким-либо образом к нам, Сам открылся бы нам и научил бы нас тому, на чем должна держаться наша взаимная связь с Ним. Это и сделал для нас всеблагий Бог, когда дал нам Свое Слово, которое одно посредствует между Ним и нами, открывая нам Его волю, и поставляя нас чрез это в родственное, и дружественное отношение к Нему. Чрез принятие слова Божия человек получает всыновление Богу62, становится причастником божественного естества63 и делается как бы другом Божиим. Вы друзи мои есте, сказал Господь своим ученикам; не ктому глаголю вас рабы, яко раб не весть, что творит Господь его: вас же рекох друзи, яко вся, яже слышах от Отца Моего, сказах вам64.

Человек по своей разумной природе естественно стремится к мудрости, жаждет света истины, которая питала бы и поддерживала жизнь его духа. Но стремясь к этой цели, он не может ясно и отчетливо определить себе даже предмет своего искания. Иногда он понимает истину и мудрость в смысле очень обширном – в смысле какого-то всеведения и всезнания, что очевидно никогда не достижимо, и само по себе невозможно для его слабого и ограниченного существа. Иногда он истину и мудрость принимает в смысле слишком ограниченном и тесном, именно, почитает за мудрость то, что доставляет ему пользу в общежитии и служит средством к извлечению земных выгод. Иногда он принимает за мудрость то, что перед судом истинной премудрости Божией есть чистое безумие и глупость; ибо есть такая мудрость в людях, которую Бог называет буйством и глупостью65. Вообще же в мудрости человеческой, если понимать ее даже в лучшем и благороднейшем смысле, можно примечать тот недостаток, что она не имеет непоколебимой силы убеждения для нашего разума, ибо под ней всегда скрывается вопрос, точно ли верно и справедливо то, что выдает она за истину несомненную? Затем она не имеет надлежащей полноты, которая обнимала бы все главнейшие вопросы его жизни. Наконец в ней нет такой живительной силы, которая доставляла бы постоянную пищу и занимательность нашему сознанию и чувству. Эта мудрость питает и занимает собой наше существо только до некоторого времени, пока имеет вид новости, пока она не изучена и не усвоена нами, но коль скоро мы ее изучили и поняли, то она перестает занимать нас и более не поддерживает нашего внимания, мы тогда ищем и желаем чего-то иного, лучшего. Потому-то мудрость человеческая всегда подлежит переменам времени, с течением которого она стареет, ветшает и умирает, подобно тому, как испытывает ту судьбу и сам её виновник – человек. Вот почему самые лучшие произведения ума человеческого с течением лет и веков теряют свою цену и занимательность, одни образы мыслей сменяются другими, чтобы в свою пору уступить место иным, новым. И все это потому, что человек сам по себе далек от истинной мудрости и не знает даже верного пути к ней. Не весть человек пути ея, ниже обретеся в человецех Бездна рече: несть во мне: и море рече: нестъ со мною. Утаися от всякого человека, и от птиц небесных скрыся. Пагуба и смерть рекоста: слышахом ея славу66.

Где же эта мудрость, которой ищет дух наш и нигде не находит? Она заключается в слове Божием, которое одно открывает нам то, что нам нужно и необходимо знать в жизни настоящей. Слово Божие, как слово живого Бога, пребывающего во во веки, имеет непоколебимую силу убеждения для нашего разума, не оставляет в душе нашей никакого сомнения в истинности того, что открывает нам, и поелику предмет открываемый нам этим словом, есть чистая премудрость и истина, то он никогда не прискучивает нам, не утомляет нашего внимания, всегда поддерживает нашу любознательность и не оставляет в нас желания чего-то другого, что было бы лучше и занимательнее для нашего духа.

Вот почему слово Божие до сих пор удерживает всю силу и свежесть для того, кто ищет истины, жаждет света мудрости! И хотя оно дошло до нас через несколько столетий, но время не ослабило его животворной действенности на нашу душу. Пройдут и еще столетия, пока будут продолжаться времена и веки, но оно также будет ново и свежо для духа человеческого, как было ново и свежо тогда, когда впервые изошло из чистейших уст Божиих.

Человек в настоящем состоянии есть существо падшее, зараженное грехом, который служит для него источником всех зол и страданий, претерпеваемых им в жизни, он чувствует гибельность своего греховного состояния и хотел бы освободиться от него, но как помочь себе в этой нужде? Какой силой одолеть живущий в нем грех, чтобы стать в свободу чистого добра, с которым соединены все его блага и радости? Тут совершенно молчит наш разум, ничего не может придумать в пользу человека. Дело нашего восстановления есть предмет одного высочайшего разума Божия, который один мог измыслить средства к нашему духовному обновлению и перерождению. Эти-то чудные средства предлагаются нам словом Божиим, которое заключает в себе тайну нашего духовного обновления – благодатного возрождения. Человеку остается принять сие слово, благоговейно хранить его в своем сердце, и оно само, без ведома человека, совершает в нем свое спасительное действие. Так, Спаситель, раскрывая животворную силу своего божественного слова, производимую им в умах и сердцах людей, сравнивает его с семенем, посеянным человеком в землю, которое само, без всякого со стороны его усилия и попечения, прозябает и приносит плод. Тако есть царствие небесное, якоже человек вметает семя в землю. И спит, и востает нощию и днию, и семя прозябает и растет, якоже не весть он. От себе бо земля плодит прежде траву, потом клас, таже исполняет пшеницу в класе67.

Здесь сами собой вспоминаются слова, сказанные Господом на вопрос учеников: Кто может спасен быти? Невозможное у человек, отвечал Господь, возможно есть у Бога68. Действительно, то что совсем невозможно человеку по собственным его силам, становится для него удобным и легким по даруемой ему благодати от Бога. Освободиться от власти греха, вознестись над своим растлением и порчей, возродиться в жизнь новую и святую по собственным силам человека есть дело невозможное, но это самое дело не составляет никакого труда для человека при том средстве, которое предлагает ему Сам Бог. Средство это, как мы сказали прежде, состоит в искреннем, сердечном принятии животворного слова Божия, которое, запав в душу, становится в ней началом её новой, богоугодной жизни. Хранимое человеком в сердце, Оно само овладевает его мыслями, чувствованиями и расположениями воли, переходит в наружные действия и управляет всей его жизнью. Так возникает и мало помалу образуется в нас внутренний, благодатный человек, который заимствует свое начало и развитие из животворного слова Божия, таящегося в нас, как Семя жизни. На это-то спасительное семя указывает святой апостол Петр, когда говорит: Порождени не от семене нетленна, но не истленна словом живаго Бога и пребывающа во веки69.

Одна из величайших трудностей, предстоящих человеку в развитии и возвышении своей обновленной, духовной жизни состоит в том, чтобы оберегать свою душу и сердце от всего, чем обессиливается и подавляется в нем спасительное действие слова Божия. Обессиливается же оно и подавляется излишним пристрастием человека к земным благам, неумеренная привязанность к которым отвлекает его внимание от тайн небесного царствия и силы жизни вечной. Неумеренная привязанность к земным благам рождает в душе нашей многоразличные скорби и печали века сего, усиливает суетные заботы и попечения жизни настоящей, делает нас пленниками плоти и мира, погашает в нас любовь к Богу, без которой мы становимся бесчувственными и холодными ко всем великим обетованиям Божиим, погружаемся во мрак греха, и все возвышенные стремления нашего духа останавливаются. Что же нам делать, чтобы поддержать в себе спасительную силу слова Божия данного нам в очищение и освящение наше? Нам нужно усилить свое внимание к животворным вещаниям сего самого слова, нам нужно приложить вящщее усердие к изучению его смысла и усвоению его духа, ибо без пособия этого слова мы никогда не свергнем с себя оков мира, не освободимся от власти греха, не восторжествуем над суетою земной жизни и не решим тяжкой для нас борьбы плоти и духа в пользу духа.

Слово Божие, как чистейшее излияние чистейшего существа Божия, исполнено и проникнуто силой всесвятого Духа Божия, который дышит в нем своим благодатным веянием. Как веяние Духа Божия слово Божие свевает с нашей души прах земных забот и попечений, расторгает узы прикрепляющие её к миру, охлаждает в ней чувственные пожелания плоти, прогоняет все житейские скорби и печали, отверзает источник небесных радостей, водворяет благодатный мир, воспламеняет священный огонь любви к Богу, который попаляет всякую плотскую нечистоту, окрыляешь душу возвышенными стремлениями и поставляет на высоте мысленного созерцания, куда не досягает ничто мелочное, где забываются все пустые тревоги жизни временной. Потому-то каждый раз, как только человек с искренностью души и участием сердца входит в смысл и дух слова Божия, он представляется как бы стоящим на вершине священного Синая, где в удалении от всего земного стоял некогда великий Моисей и беседовал с Богом уста ко устам, и каждый раз, когда он снисходил с сей божественной высоты мысленного созерцания в сферу своей естественной жизни, когда возвращается к своим обычным занятиям, несет с собой оттуда свет, если не тот, который отражался на внешнем виде Моисея, при возвращении его с горы Синая70, то непременно приносит с собой свет, сияющий в тайне его сердца, в сокровенности его духа.

Что слово Божие действительно разливает свет по всему нашему внутреннему существу, когда мы отверзаем ему вход в свое существо и даем ему здесь место, это видно из слов апостола Павла, который называет христиан, т.е. людей уверовавших в слово Божие, светилами, сияющими среди рода строптивого и развращенного, т.е. среди людей, непокоряющихся слову Божию и отвергающих благовествование Христово71.

Итак вся тайна нашего успеха в развитии и возвышении в себе святой, богоугодной жизни зависит от того, как мы занимаемся словом Божиим, как прилагаем свое внимание к тому, что оно возвещает нам и уразумеваем его смысл и дух. Спаситель, раскрывая людям силу небесного царствия, содержащуюся в Его божественном учении, сравнивает это учение с сокровищем, сокровенным на селе, которое когда найдет человек, то радость его бывает так велика, что он забывает все прочее, ничего не желает, кроме одного этого сокровища, потому идет в дом свой и продает все свое имение, только бы владеть этой драгоценностью, которую он нашел72. Это значит, что когда человек почувствует в душе своей силу божественного слова, то в его сердце возгорается такая радость, что он охотно расстается со всеми земными привязанностями, без труда и сожаления покидает все временные удовольствия и чувственные наслаждения для того, чтобы они не препятствовали ему наслаждаться духовным сокровищем, которое он нашел в слове Божием.

Так слово Божие eсть и сокровище, сокровенное в душе того, кто принял его, и оно же есть оружие, данное нам для сбережения сего сокровища, которым мы смело можем преодолевать и побеждать все, что враждебно устремляется на похищение у нас этого сокровища. Потому-то святой апостол Павел увещевает всех ревнителей своего спасения и жизни вечной вооружиться этим оружием, чтобы не остаться в плену врагов и стяжать себе венец победный. Станьте у6о препоясани чресла ваша истиною, и оболкшеся в броня правды, и обувше нозе во уготование благовествования мира: над всеми же воспримите щит веры, в нем же возможете вся стрелы лукавого разженные угасити: и шлем спасения воспримите, и меч духовный, иже есть глагол Божий73.

После этого не трудно определить, легко понять всякому, какое имеет значение для человека слово Божие. Оно есть высочайший дар бесконечной любви Божьей к человеку, дар такой, в котором заключено все, чего желает его сердце. Остается желать, чтобы люди с таким же усердием приняли этот неоцененный дар Божий, и употребили его во благо себе с такою же любовью, с какою он предложен им бесконечно милосердным Богом.

Жалок человек в настоящем состоянии, много он испытывает скорбей, нужд и лишений, но источник его богатства, предмет его утешения и радости при нем. Подавляемый внутренними и внешними теснотами жизни, он часто приходит к мысли: остави мя Бог и Господь забы мя74. Но пока мы держим в руках своих книгу слова жизни, пока не умолкло для нас её вожделенное благовестие, до тех пор смело можем быть уверены, что любовь Божия с нами. Будет страшное время для человечества, когда отнимется от него этот несомненный залог любви вечной и когда люди захотят слышать слово Господне, но оно умолкнет для них. Это время будет знаком великого гнева Божия для живущих на земле. Что оно когда-то наступит, об этом ясно предвозвестил Сам Господь устами Своего пророка. Се дние грядут, глаголет Господь, и послю глад на землю, не глад хлеба, ни жажду воды; но глад слышания слова Господня: и поколеблются воды от моря до моря и от cевepa до восток, и обтекут ищуще словесе Господня и не обрящут75.

Пока мы не лишены возможности внимать слову Господню, и пока оно благовествуется нам, до тех пор, чтобы ни пришлось нам терпеть в жизни и как бы ни были тяжки наши временные испытания, мы не о том должны спрашивать, любит ли нас Бог и не забыл ли нас, но о том, любим ли мы Бога и соответствуем ли чувствами души своей Его спасительным путям о нас? Кто приходил когда-нибудь своей мыслью к этому весьма важному вопросу, в ком возникало когда нибудь желание испытать свое сердце в любви к Богу и Господу Спасителю, подобно тому, как некогда Сам Господь испытывал сердце Своего ученика, вопрошая его: любиши ли Мя76, тот должен обратить свое внимание на то, как он предан слову Божию, с каким усердием занимается им и с какой любовью усваивает себе святые истины, которое оно содержит в себе? Если наше сердце холодно к сему предмету, если мы произносим высокие похвалы слову Божию только потому, что так слышали, так научены другими и так передает нам наука, то напрасно будем думать, что мы любим Бога! Ибо как мы можем любить Бога, которого нигде не видели и о котором не можем иметь никакого опытного познания, когда не любим Его слово, которое одно открывает нам невидимое Существо Его, и в котором одном Он так светло является нам? Не любяй, говорит святой апостол Иоанн, не позна Бога77. Следовательно, чтобы любить Бога, нужно прежде знать Его, а чтобы знать Бога, нужно усвоить Его слово, которое вместе с познанием Бога вливает в нашу душу святую любовь к Нему. От усвоения истин слова Божия возгорается наше сердце чувством небесного огня, подобно тому, как холодный уголь воспламеняется от прикосновения к горящему пламени и сам делается горящим.

Итак, кто имеет в своем сердце живую, непритворную любовь к Богу, тот не может быть равнодушным к Его слову, a это слово еще более усиливает и возвышает в нем святую любовь к Нему. Когда же, таким образом, возгорится в душе человека священный огонь любви Божией, тогда он чувствует свою близость к Богу и вступает в теснейшее, духовное общение с Ним, общение такое, по которому Бог в нем пребывает, и он в Боге, как говорит об этом святой Иоанн Богослов: Бог любы есть, и пребываяй в любви в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает78. Достигший такого блаженного, внутреннего состояния, находится выше всех сомнений, возражений и опровержений, какие плодит от себя и распространяет между другими отрицательный дух неверия касательно чистоты, святости и божественности происхождения слова Божия, ибо он носит свидетельство относительно высочайшей важности сего предмета в себе самом – в тех спасительных плодах, какие ощущает он в душе своей.

Остается теперь подумать о себе тем, которые, по своей холодности и равнодушию к предметам небесным и вечному спасению своей души, оставляют в пренебрежении святое учение слова Божия и совсем не радят об усвоении ceбе тех истин, какие в нем содержатся. Что бы ни говорили эти люди в оправдание своего невнимания к этому священному предмету, но настоящий дух их ясен сам по себе – это отсутствие в них расположения сердца к Богу и увлечение их души предметами чувственными и земными.

Чем обыкновенно защищают многие из людей свое невнимание к слову Божию? Тем, что для одних кажется оно очень просто и обыкновенно, что в нем нет никакой занимательности для их ума и пищи для мысли, а иногда оно представляется даже совсем несообразным с разумом, так что согласиться с его учением было бы для них стыдом и унижением, ибо видят в нем какое-то безрассудство и безумие79. Это отзыв о слове Божием премудрых и разумных века настоящего. Но если эти мнимые мудрецы так много думают о своей премудрости, то почему они своей премудростью не поняли Бога в Его премудрости, которую Он явил в делах рук Своих? И что они могут сказать лучше и умнее того, о чем говорит нам слово Божие? Что сие слово содержит в себе истины простые, общепонятные, то это не недостаток его, а совершенство, ибо в этой-то простоте и нуждается. Понеже бо, говорит святой апостол Павел, в премудрости Божией не разуме мир премудростию Бога, то благоволил Бог буйством проповеди спасти верующих80.

Другие же иное говорят в оправдание своего уклонения от слова Божия, именно, что это слово слишком таинственно и непонятно для них, или же что они вовсе не могут читать его по неумению читать81. Все это одни пустые предлоги, под которыми скрывается истинная причина та, что в душе этих людей нет никакого чувства к Богу, что самое Его имя для них есть один праздный звук, производимый движением уст их, как засвидетельствовано это Самим Богом. И будут вам вся сии словеса аки словеса книги запечатленныя сея, юже аще дадут человеку, ведущему писания глаголюще: прочти cиe: и речет: не могу прочести, запечатлена бо. И дастся книга сия в руце человеку, неведущему писания, и речет ему: прочти cиe и речется не вем писания. И рече Господь: приближаются Мне людие cии усты своими, и устнама своима почитают Мя, сердце же их далече отстоит от Мене всуе же почитают Мя82.

Отступившие своим сердцем от Бога, доходят даже до такого нравственного состояния, что для них становится божественное учение несносным для слуха, и они всякое повеление Божие считают для себя тяжким бременем, бросаются на всякую ложь, только бы не согласится с истиною. Такие люди замечены были еще в древние времена, когда Бог воздвигал своих пророков. Пророк, например, исходил к народу с проповедью от Бога, а народ спрашивает, какое бремя несет к нам пророк? Бог заповедует своему пророку: и аще вопросят людие рекуще: кое бремя Господне, и речеши к ним: вы есте бремя и повергу вас83. Этими словами Бог показывает, что народ считает слово Божие бременем для себя, и через то сам становится бременем для Бога, которое Он хочет повергнуть. И пророк, и священник, и людие, иже рекут, бремя Господне, посещу местью на мужа того, и на дом его84. За сим Бог передает чрез Своего избранного посланника к народу следующий ответ людям: сице рцыте кийждо ко искреннему и к брату своему: что отвеща Господь и что глагола Господь: и бремя Господне не помянется ктому: ибо бремя будет комуждо слово его, и превратите словеса Бога живаго, Господа сил Бога нашего85.

Много говорил Господь, чтобы люди изменили свои понятия о словесах Его и не считали их бременем для собственного своего блага и счастья. Люди не послушались и остались при своих убеждениях, потому и Бог объявляет, что Он совершит над нами Свой праведный приговор. Сего ради тако рече Господь: понеже рекли есте глагол сей, бремя Господне, и послах к вам рекий: не глаголите бремя Господне. Сего ради се Аз возьму и повергу вас, и град его же дах вам и отцем вашим, от лица моего. И дам вас в поношение вечное, и в срамоту вечную, яже никогда забвением загладится86. Свят и праведен такой суд Божий над теми, которые в поношение вменили слово Господне и не хотели принять Его87.

Что было в древние времена, то происходить и в настоящие. Много ли найдется теперь усердных читателей и слушателей, благоговейно внимающих истинам небесного учения. Не большая ли часть современного нам человечества (особенно это нужно сказать об образованном и ученом классе людей), которая или совсем отказывается от чтения и слушания истин божественных, или если читает и слушает их, то с тем чтобы найти в них какую-нибудь несообразность с умом своим, приискать какое-либо возражение и подвергнуть их нареканию. Таково вообще настроение людей образованных нынешнего времени! Отселе происходить то, что когда провозвестник слова Божия является к народу с учением веры, в то время народ смотрит на святое благовесте его, как на бремя, которое он не хочет принимать, и от которого уходить! Для кого делают вред поступающие таким образом? Кого прогневляют они холодностью сердец своих к слушанию истин божественного учения? Мене ли тии прогневляют. глаголет Господь; еда не себе самих, да постыдятся лица их?88

Здесь мы встречаемся с тою особенностью слова Божия, на которой должен остановиться каждый всей силой своей мысли и внимания; эта особенность состоит в том, что в слове Божием заключается последний приговор, решающий вечный жребий наш, как сказал об этом Господь и Спаситель: и аще кто услышит глаголы Моя, и не верует Аз не сужду ему: не приидох бо да сужду мирови, но да спасу мир. Отметаяйся Мене и не приемляй глагол Моих, имать судящаго ему: слово, еже глаголах, то судит ему в последний день89. Если мы бываем не равнодушны ко всему, что сколько-нибудь относится к нашему внешнему благосостоянию и имеет влияние на временную нашу участь, то не тем ли более мы должны быть внимательны к своей вечной судьбе, решение которой заключено в слове Божием?

Итак все побуждает нас к тому, чтобы изучение и ycвоение себе истин слова Божия было в числе самого первого и главного нашего занятия, пока мы живем в этом мире. С коих сторон мы ни рассматривали бы этот предмет, он во всех отношениях заслуживает полного нашего внимания. Люди, не внимающие божественному учению и оставляющие его в пренебрежении, думают успокоить себя тем, что они не убеждены еще в бытии Божием, которое будто бы подлежит сомнению, спорам и возражениям, как же им принимать какие-либо истины за священные и божественные? В этом случае самая обыкновенная и ходячая у нас фраза та, что они сами никогда не видели Бога и что Он не открывал Себя им лично, а ко всем свидетельствам людей святых, которые удостаивались богоявления и откровений, они относятся с сомнением и прямо отрицают их, как вымыслы благочестивой фантазии. Пусть знают и помнят одно все, рассуждающие таким образом, что богоявление обещано Богом и дается, как величайшая награда только душам, преуспевшим в любви Божией. Об этом так сказал Господь: имеяй заповди Моя и соблюдаяй ихъ, той есть любяй Мя: а любяй Мя возлюблен будет Отцем Моим: и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам90. При этих словах Господа, предложен был Ему вопрос одним из учеников Его: Господи, и что бысть, яко нам хощеши явитися, а не мирови? Господь дал такой ответь на этот вопрос: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидем и обитель у него сотворим91.

Из этих слов видно, что явление Господа и пришествие со Отцем Своим обещается одним любящим Его, а любить Господа может только тот, кто слушает преподанное Им учение и сохраняет его. Как же могут требовать для себя явления и видения божества те, которые презирают и ни во что вменяют спасительное учение слова Божия, посредством которого человек может сообщаться с Богом сперва духовно и таинственно, а потом и явно, или видимо? Не исполнив первого условия к явлению им божества, под которым и возможно ожидание сего явления, они уже хотели бы получить то, что обещано условно. Разумно ли это с их стороны при отсутствии в них любви к Богу и полном небрежении о спасении своей души, к чему послужило бы им и самое видимое явление божества? Ужели для того только, чтобы убедиться им в истине бытия Божия? Но эта истина должна быть им известна и без такого великого чуда, какого они требуют для своего убеждения в ней! Познать эту истину они обязаны по самому разуму, который дан им и которому ясно открыл себя Бог в видимых делах своего творчества, почему и остается безответным тот, кто, обладая разумом, не признает в видимом бытии невидимого Бога с Его высочайшими совершенствами и свойствами92.

* * *



Источник: Платонов Вениамин, еп. Собрание слов и размышлений. Кострома: Губернская типография, 1908 г. – 572 с.

Вам может быть интересно:

1. Простонародные поучения сельским прихожанам на все воскресные и праздничные дни, на молитву Господню и на разные случаи профессор Иван Степанович Якимов

2. Очерки православно-христианского вероучения священник Георгий Орлов

3. Несколько слов и речей с присовокуплением Притчи о неправедном домоправителе архиепископ Софония (Сокольский)

4. Сборник 12-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

5. О православии в отношении к современности Александр Матвеевич Бухарев

6. О покаянии: беседы пред великим постом и в пост, по воскресным дням архиепископ Игнатий (Семенов)

7. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

8. Мои дневники. Выпуск 4 архиепископ Никон (Рождественский)

9. Путешествие по святым местам русским. Часть 2 Андрей Николаевич Муравьёв

10. Простые краткие поучения. Том 1 протоиерей Василий Бандаков

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс