епископ Вениамин (Платонов)

Слово в день св. евангелиста Иоанна Богослова

Возлюблении, возлюбим друг друга. 1Ин. 4:7

Говорить, или уже молчать о чистой, возвышенной и святой любви христианской, при нынешней холодности, самолюбии, своекорыстии, недоброжелательстве, тайных и явных неприязненных действиях людей, направленных ко вреду другим и к личной выгоде, собственной? Где ныне та небесная и божественная любовь, которой требует евангельское учение от своих последователей? Она, конечно, есть, но составляет такую редкость, которая встречается как какое-нибудь чудо и более известна нам по слуху, нежели из живых примеров жизни. И если постоянные примеры жизни свидетельствуют об отсутствии между людьми святой божественной любви, то как поддержать ее в своем сердце тому, кто хотел бы жить и действовать по любви? Как любить таких людей, которые сами не думают о любви, которых нужно только оберегаться, чтобы не быть жертвой их хитрости, самолюбивых расчетов и враждебных нападений? Прекрасное и боголюбезное дело любить друг друга, но тут-то и встречается преграда для любви, когда она не видит взаимности, которая должна мыть непременно, по требованию человеческого сердца и прямому повелению божественного учения, которое говорит: возлюбим друг друга! Без взаимности любовь должна как бы заключиться в самой себе, оставаясь в этом случае одной готовностью принять в общение с собой тех, которые живут и действуют по другим правилам, основанным на самолюбии и личных расчетах, или что еще хуже – выходящих из духа неприязни и зложелательства другим.

Поелику есть нарушители закона любви христианской, отсекающие сами себя от духовного общения с теми, которые расположены к любви, поскольку действующие не по любви невольно возбуждают против себя справедливое чувство негодования и гнева, то к ним теперь и обращаем свою речь, и спрашиваем их, почему они не приходят в святое чувство любви небесной, которую завещал Господь своим последователям, и которую так часто внушал верующим христианам возлюбленный ученик Христов – св. Иоанн Богослов: возлюбленнии, возлюбим друг друга! – что слышим от них на этот вопрос, или что думают они втайне своих сердец, когда говорят им о любви?

«Как любить ближнего, мыслит в себе не расположенный к любви, когда я не вижу в ближнем тех качества, за которые бы любил его? Как расположить свое сердце к человеку, в котором ничего нет привлекающего сердце, который не стоит любви?»

Какая сильная речь для ниспровержения закона любви – для защиты неприязни! Но кто бы ты ни был, говорящий таким образом, твои слова не от света и истины. Ты не видишь в своем ближнем качеств, за которые бы любил его: почему же не видишь? Потому ли, что их нет, или потому, что у тебя недостает чистого взора, чтобы видеть их? Быть но может, чтобы ближний твой не имел ничего достойного любви и уважения! Он разумной природы, в нем бессмертная душа, в нем образ Божий, в нем, по благодати возрождения, печать Духа Святого, под которой хранятся дары небесные. Сколько в ближнем твоем скрывается тайн великих – дивных, на которые с благоговением взирают и сами ангелы! Откуда же у тебя явился такой темный взгляд на ближнего твоего, по которому ты отрицаешь в нем всякое совершенство? От твоего высокого мнения о себе, от твоего превозношения и гордости! Перестань поносить честь ближнего твоего, отнимать у него всякое достоинство; иначе сделаешься клеветником на Бога, Который будто бы ничего не дал ближнему твоему, за что бы он стоил любви и уважения!

Как любить ближнего, говорит не любящий человек, когда ближний мой во всем имеет преимущество предо мной, предвосхищает доброе мнение других, закрывает меня своими совершенствами и тем заграждает мне путь к славе – к известности?

У нас все обращается в пищу вражды и неприязни! Один отвергает ближнего своего за то, что не видит в нем совершенств, другой враждует на него за самые эти совершенства. Удивительное превращение чувств и мыслей! Вместо того, чтобы исполняться радостью, при виде совершенств ближних наших, мы уязвляемся чувством печали и негодования. Какое находим для себя зло в преимуществах другого? Какое для нас лишение в изобилии даров, которыми обладает ближний наш? Теряем ли мы через то что-либо? Нисколько! Наше остается с нами. За что же враждуем на тех, в которых видим совершенство? Не вражду, а любовь заслуживают люди, обладающие совершенствами, ибо эти совершенства служат и к нашей собственной пользе, когда они, подобно свету, открывают нам путь к лучшему и представляют собой образец подражания Итак, не враждуй, завистливый человек, на своего ближнего за его превосходство, а радуйся, что и ты причастник того же естества, которому завидуешь в другом. Не враждуй, иначе смотри, на кого падает твоя вражда? Она обращается не столько на ближнего твоего, сколько на самого Бога, от руки которого ближний твой получил свои совершенства.

Как любить ближнего, слышим ещё из уст действующего не по любви, когда в ближнем нет для меня никакой пользы и никаких выгод?

Что ты говоришь, возлюбленный? Ты требуешь непременно для своей любви выгод и приобретений, но любовь основанная на выгодах и приобретениях, не стоить и названия любви – это любостяжание, а не любовь. И если бы все наши отношения к ближним своим основывались на одних житейских расчетах – на пользе и выгодах, то мы и не представляли бы собою общества людей, соединенных союзом любви, тогда мы образовали бы из себя сборище покупающих и продающих, у которых и самое сердце сделалось предметом купли и продажи, у которых наряду с прочими вещами и самое чувство души продается на вес серебра и золота. Забудь, человек любостяжательный, при имени и обязанности любви, все расчеты житейские, чтобы не унижать этого священного чувства нашего сердца своим грубым и нечистым понятием о нем!

Таким образом, что бы ни говорили в свою защиту и оправдание чуждые духа любви христианской, во всяком случае их душевная холодность и неприязнь к другим ничем не могут быть оправданы. Все их доказательства, представляемые вопреки любви, суть только следствие отсутствия в них этой любви, которые потому не столько оправдывают их нерасположение к ближним своим, сколько обличают их. Если бы они имели чистую и святую любовь к своим ближним, то не гордились бы перед ними и не превозносились, а потому никого не считали бы недостойным своей любви. Если бы они имели любовь к своим ближним, то не уязвлялись бы завистью, при виде их совершенств и преимуществ. Если бы они имели любовь к своим ближним, то не искали бы пользы и выгод от них, а сами служили бы их требованиям и нуждам.

«Пусть и так, скажет человек нелюбящий, – пусть мои холодность и даже неприязнь к ближнему ничем не может быть оправданы, что жe мне делать со своим сердцем, которое не расположено к любви? Как возбудить в себе любовь к тому, к которому чувствую одну холодность и нерасположенность?»

Прежде всего не защищай своей холодности, возлюбленный, не оправдывай своей неприязни; не говори, что ты прав, когда не имеешь любви. Напротив, носи в себе живое сознание, что ты ничем не можешь извиниться в своей нелюбви к ближнему твоему и что ты, потеряв любовь, находишься в жалком состоянии. Такое сознание пробудит у тебя сожаление о самом себе, ибо можно ли не пожалеть о себе, при мысли о том страшном лишении, в каком находимся, потеряв любовь? Любовь есть свет, жизнь, блаженнейший союз наш с Богом; след. без любви мы не имеем у себя ни света, ни жизни, ни Бога. Можно ли не прийти к глубокой о себе печали в этом случае? Мы скорбим, при виде какого-либо жилища, которое прежде было приютом людей, но после обратилось в развалину и сделалось гнездилищем гадов и зверей; как же не скорбеть о своем сердце, которое без любви сделалось из храма Духа Божия виталищем духов злобы – вместилищем всех страстей и пороков? Чего нельзя найти в душе, охладевшей любовью? В ней зависть, гнев, гордость, лукавство, любостяжание, бесчувствие к воплям страждущих, тут целый вертеп разбойников! Потому-то как ни болезненны были рыдания пророка Иepeмии на развалинах опустошенного Иерусалима, но души, охладевшие для любви Божией, достойны большего плача, ибо запустение их гораздо ужаснее. К этим несчастным душам со всею точностью можно приложить следующие слова писания: и почиют тамо зверие, и наполнятся домове шума, и почиют ту сирини, и беси тамо воспляшут, и онокентаври тамо вселятся, и возгнездятся ежеве в домех их26. Итак сокрушайся и плачь о своем несчастье человек, не чувствующий любви, проси Бога об отвращении его! Один Бог может согреть любовно охладевшее сердце твое, ибо любовь изливается от Бога. Приняв этот дар, не будешь спрашивать о том, как любить ближнего? Тогда в сердце и устах будешь носить апостольское и божественное слово: возлюбленнии, возлюбим друг друга!

* * *



Источник: Платонов Вениамин, еп. Собрание слов и размышлений. Кострома: Губернская типография, 1908 г. – 572 с.

Вам может быть интересно:

1. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

2. Простые краткие поучения. Том 1 протоиерей Василий Бандаков

3. Сборник 12-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

4. Sermons – SERMON on the Genealogy of Christ Антоний, митрополит Су́рожский

5. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Игнатий – иеродиакон смоленский профессор Александр Павлович Лопухин

6. Христианские рассуждения и размышления, предложенные и в особых статьях, и в словах, беседах и речах. Том I епископ Виталий (Гречулевич)

7. Путешествие по святым местам русским. Часть 2 Андрей Николаевич Муравьёв

8. Очерки православно-христианского вероучения священник Георгий Орлов

9. Несколько слов и речей с присовокуплением Притчи о неправедном домоправителе архиепископ Софония (Сокольский)

10. Библейская энциклопедия – Эласа архимандрит Никифор (Бажанов)

Комментарии для сайта Cackle