епископ Виссарион (Нечаев)

I. Паремия за вечернею в навечерие праздников Рождества Христова, Богоявления, Пасхи, также в понедельник первой седмицы Великого поста (Быт 1, 1–13).

В сей паремии содержится повествование о первых трех днях творения мира.

Быт.1:1. В начале сотвори Бог небо и землю.

"В начале". Един Бог безначален. «Той есть прежде всех» (Кол 1,17). Все, что существует вне Бога, получило начало бытия, произошло во времени. Действительному бытию существ, наполняющих мир, предшествовало небытие, хотя нет сомнения, что они от вечности существовали в уме Божием, как предопределенные к действительному бытию. Слово "в начале" указывает на первое мгновение перехода из небытия в бытие, и значит: в начале времени, и всего временного.

Как же совершился переход от небытия к бытию? Как произошел мир? Как начал свое существование? Творчес­кою силою Существа безначального: «в начале сотвори Бог». Под сотворением здесь разумеется дарование бытия тому, что не существовало, или, как выражается Апостол, «уст­роение веков,.. так что из невидимаго произошло видимое» (Евр 11,3). Древние языческие мудрецы говорили: из ни­чего не бывает ничего. Действительно, само собою из ни­чего никогда не может произойти что-либо, следственно и мир сам собою не мог произойти из ничего, или сам себе дать бытие. Но тем-то и отличается откровенное учение о происхождении мира от мудрований непросвещенного откровением разума, что оно не признает самобытности мира, что самобытность оно приписывает одному Богу (Исх 3,15. Пс 35,10. Деян 17, 15), а мир называет произве­дением Его всемогущества. Для Всемогущего нет ничего невозможного, следственно для Него возможно и из ничего произвести все. Он «нарицает не сущая, яко сущая» (Рим 4, 17).

«Сотвори Бог». Знаменательно сочетание сих понятий в еврейском тексте Библии. Подлежащее "Бог" употреблено во множественной форме Elohim, тогда как сказуемое "сотво­ри" – в единственном числе. Как могло произойти такое сочетаний понятий? Нельзя в объяснение этого сказать, что еврейское имя Бога Elohim не употребляется в единствен­ном числе; в Писании неоднократно встречаются примеры употребления в единственном числе сего имени (Eloah), напр. об Израиле сказано: «оставил Бога (Eloah) Создателя своего» (Втор 32, 14. слич. Пс 49, 22). По вероятному мнению некоторых множественным именем Бога выража­ется отчасти соединение в едином Боге высочайших свой­ственных Ему совершенств, отчасти особенная почтитель­ность к Нему. В знак почтительности иногда и о человеке говорится во множественном числе: так братья Иосифа, рассказывая отцу своему о своем свидании с Иосифом в Египте, называют его «господами земли» (в подлинном текс­те Библии) (Быт 42, 30). К сему можно присовокупить, что указанным сочетанием слов намекается также на единство Творящего по существу, и на множественность лиц, т. е. на таинство Пресвятыя Троицы. И действительно, творение мира есть дело всех Лиц Святой Троицы. О Боге Отце в Писании сказано: «нам един Бог Отец, из Негоже вся» (1Кор 8, 6). О Сыне: «Тем создана Быша всяческая, яже на небеси и на земли» (Кол 1, 16). Об участии Св. Духа в творении сказано, как увидим, в следующем стихе.

«Небо и землю». Имена сии, вместе взятые, знаменуют всю вселенную (Быт 24, 3. 2Пар 2,12. Пс 68, 35. Мф 5:18, 24:35). Правда, в составе вселенной земля составляет самую незначительную по своим размерам часть, но свя­щенные писатели, когда вселенную называют небом и зем­лею, применяются к обычному словоупотреблению, и в то же время дают внимательным разуметь, что пред величием Творца одинаково ничтожны огромные и бесчисленные небесные тела и едва приметная в сравнении с ними земля. Должно полагать, что бытописатель, сказав, что Бог сотво­рил небо и землю, – имел также в виду весь мир, и в частности имел в виду наполняющие все небесное про­странство неподвижные, сначала темные, звезды, к числу которых относится земля. И звезды, и планеты, по манию Творца, вдруг получили бытие, хотя еще не были разгра­ничены резкими очертаниями и не получили надлежащей плотности в своем устройстве. То и другое, как увидим, последовало во второй день творения. Кроме того, говоря о сотворении неба, бытописатель, вероятно, имел в виду не одно вещественное небо, но и так называемое небо небес (3Цар 8, 2), т. е. высочайшее небо, или «третье небо» (2Кор.12:2), именуемое так в отличие от воздушного неба (отсюда выражение: «птицы небесные»), и от звездного неба. Это высочайшее небо есть собственно духовное небо, жилище бесплотных и место преимущественного обитания Божия (Иов 22, 12), от чего и произошло выражение: Отец небесный. Моисей не упоминает о времени сотворения Бесплот­ных, хотя в книге Бытия они нередко встречаются; но можно догадываться, что они созданы были если не прежде, то и не после сотворения небес и земли, ибо, по слову Самого Бога в книге Иова, они уже «восклицали» [гласом хвалы и радования], когда Он основывал землю (Иов 38, 4 – 7). К периоду существования новосотворенных неба и земли в их первоначальном состоянии можно также отне­сти возмущение против Творца некоторых ангелов и нака­зание их.

 

Быт.1:2. Земля же бе невидима и не устроена, и тма верху бездны, и Дух Божий ношашеся верху воды.

Сими словами изображается первоначальное состоя­ние новосотворенной земли. Она была невидима, т. е. по­верхность земного шара находилась глубоко под водами, и потому очертания ее нельзя было рассмотреть даже в том случае, если бы было кому смотреть и был свет. Она была «неустроена», т. е. совсем не представляла того благообра­зия, какое явилось на ней в третий и последующие дни, со времени появления на ней царства растительного и разных животных. Кроме того, можно думать, что и во внутреннем своем составе она еще не имела надлежащей плотности и сосредоточенности. Она была в разжиженном состоя­нии – «И тма верху бездны». Не только не было света на самой земле, покрытой водою, но и над самою водою носился непроницаемый мрак, от нее высоко поднимались пары, о густоте которых самое слабое понятие дают бы­вающие теперь густые, непроницаемые туманы и облака. В подобном, вероятно, состоянии находились и прочие планеты и звезды. Посему и сказано в послании ап. Петра: «В начале Словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою» (2Пет 3,5). «И Дух Божий ношашеся верху» воды. Здесь идет речь об участии Св. Духа, третьего Лица Пресвятой Троицы, в творении. Дух Святый «ношашеся верху воды», или, точнее с еврейского текста, осенял ее наподобие гнездящейся птицы (Втор 32,1); это значит, что Дух Святый согревал и оживотворял водное естество и находящуюся под водою землю, для дальнейшего образо­вания их в продолжение шести дней, которое описывается в следующих стихах. Можно думать, что точно также Дух Святый действовал и в отношении к другим мирам.

 

Быт.1:3. И рече Бог: да будет свет. И бысть свет.

"И рече". Для Всемогущего достаточно изречь одно слово, чтобы дать бытие той или другой твари. «Той рече, и Быша; повеле и создашася» (Пс 148, 5). Впрочем, под творческим словом, как замечают отцы Церкви, не должно разуметь какой-либо членораздельный звук или слово, по­добное нашему: нет, это творческое слово знаменует толь­ко мановение всемогущей воли, произведшее из ничего ВСЮ вселенную (свт. Василий Великий «Беседы на Шестоднев»).«Да будет свет: и бысть свет». Свет сотворен еще в первый день творения, тогда как солнце и другие небесные светила сотворены в четвертый день. Как объяснить это? как мог существовать свет без светил? – Исследованиями ученых открыто, что солнце не все состоит из светящей материи, а что внутри оно есть темное тело, и только снаружи окружено жидкою или, может быть, газообразною светящею материей. Если предположить, что эта светящая материя, при своем сотворении, еще не была собрана около темного солнечного тела, а находилась в разреженном со­стоянии, в виде светящего тумана и наполняла собою, может быть, все то пространство, которое теперь занимает солнечная система, то становится понятным, каким обра­зом свет мог существовать без солнца. Солнца не было, т. е. светящая материя не собралась еще около темного солнеч­ного тела, но она производила уже свет. То же самое может быть применено и к другим неподвижным звездам, потому что они по своей природе сходны с нашим солнцем. Если бы можно было видеть их в то время с земли, то они представлялись бы подобными тем небесным явлениям, которые называются туманными пятнами, а может быть все они вместе составляли один сплошной светящийся туман, подобный по своему виду Млечному пути.

 

Быт.1:4, 5. И виде Бог свет, яко добро, и разлучи Бог между светом и между тмою. И нарече Бог свет день, а тму нарече нощь. И бысть вечер, и бысть утро, день един.

«И виде Бог свет, яко добро». Виде, – это не то значит, что Бог до сих  пор не видел, и только теперь усмотрел. Нет, Бог от вечности предопределивший сотворить мир, от веч­ности предначертавший устройство его в целом и частях, без сомнения от вечности знал, что свет будет добро, т. е. вполне будет соответствовать Его премудрости и благости. И вот, сотворенный свет действительно явился таким, каким ему надлежало быть по предначертанию Божию. Теперь если сказано: И увидел Бог, что свет добро, – это значит, что Бог с таким же удовольствием воззрел на осу­ществление своего предначертания о свете, как был дово­лен самым предначертанием. – В каком же отношении свет добро? – Свет составляет необходимое условие для жизни растений, без света они не могут развиваться. Отра­жение света производит разноцветность в предметах: она приятно нас поражает в радуге, в каплях росы, в облаках. Свет есть самый сильный химический деятель, так что может превращать в пыль алмаз, сопротивляющийся вся­кому другому давлению. Свет дает нам возможность по­средством зрения ощущать отдаленные предметы, откры­вает пред нами красоту созданий Божиих и возбуждает в созерцателе благоговение и любовь к Создателю.

«И разлучи Бог между светом и между тмою. И нарече Бог свет день, а тму нарече нощь». В первоначальном состо­янии своем свет не был еще отделен от тьмы, потому что светящая материя окружала собою землю и прочие планеты со всех сторон и таким образом свет был повсюду, но он был смешан с тьмою, потому что при чрезвычайной разре­женности светящей материи свет не имел той яркости, какую он получил в последствии. Отделение света от тьмы началось вместе со сгущением светящей материи; при этом сгущении, с одной стороны, свет приобретал более и более яркости, с другой стороны, наша земля и другие планеты, одна за другою, стали выходить из светящего тумана, так что он окружал их уже не со всех сторон, а стал являться им с одной стороны, тогда как другая сторона была во мраке; таким образом свет был отделен от тьмы, и произо­шло различие между днем и ночью; на той стороне земли и других планет, которая была обращена к светящей мате­рии, был день, а на противоположной стороне – ночь.

«И бысть вечер и бысть утро, день един». Когда светя­щая материя перестала окружать земной шар со всех сторон, то одна сторона земли мало-помалу лишилась света, и таким образом произошел вечер; но вследствие обраще­ния земли около своей оси эта часть земли опять обратилась к светящей материи, наступило утро, и таким образом исполнился первый день мироздания, и начался второй.

 

Быт.1:6, 7. И рече Бог: да будет твердь посреде воды, и да будет разлучающи посреде воды и воды. И бысть тако. И сотвори Бог твердь, и разлучи Бог между водою, яже бе под твердию, и между водою, яже бе над твердию.

Хотя земля и, может быть, другие планеты существо­вали еще до начала второго дня мира, иначе не могло бы быть различения между днем и ночью; но эти планеты еще не были совершенно отделены одна от другой, потому что пространство, находящееся между ними, не было пустым, но было наполнено испарениями вод и других веществ, из которых состоят планеты. При таком состоянии солнечной системы на земле еще не могло быть голубого небесного свода, который называется твердию, но небо представля­лось в туманном виде, подобно как теперь в пасмурные дни. Во второй день по повелению Божию пространство между планетами очистилось от испарений; эти испарения, сосре­доточенные около различных планет и сгустившись, пере­шли из парообразного состояния в жидкое; так что влаж­ность, которая была разлита прежде по всей солнечной системе, теперь разделилась по различным планетам; и таким образом отделились воды, которые под твердию, т. е. воды принадлежащие земному шару, от вод, которые над твердию, т. е. от вод или каких-либо других жидкостей, находящихся на других планетах. Вместе с тем образовался около земли голубой небесный свод, подобно как и в на­стоящее время он является взорам нашим по очищении воздуха от тумана и облаков.

 

Быт.1:8. И нарече Бог твердь небо. И виде Бог, яко добро. И бысть вечер, и бысть утро, день вторый.

«И нарече Бог твердь небо», т. е. Бог устроил так, что и в будущее время небо казалось на земле, как голубой свод; потому что пространство между планетами и впредь оста­валось чистым от наполнявших его прежде испарений.

«И виде Бог, яко добро». Сотворение тверди есть великое добро для тварей в том отношении, что твердь составляет удобную среду для распространения света, и чрез то служит источником всех благ, происходящих от света. Притом, с образованием тверди открылось свободное пространство для воздуха, вполне необходимого для дыхания, для рас­пространения звука и света. До сотворения тверди воздух находился в разреженном состоянии и не имел той плот­ности и сосредоточенности, какая нужна для благотвори­тельности его действий. Он мог сгуститься и получить надлежащую плотность только тогда, когда занимаемое им теперь пространство очистилось от наполнявших его дото­ле испарений, только тогда, когда сотворена твердь.

«И бысть вечер и бысть утро, день вторый». Во время образования тверди еще раз земля успела совершить кру­гообращение около своей оси, так что в том месте земли, в котором в первый раз появился вечер, – и в другой раз зашел свет и по прошествии ночи настало утро третьего дня.

 

Быт.1:9. И рече Бог: да соберется вода, яже под небесем, в собрание едино, и да явится суша. И бысть тако. И собрася вода, яже под небесем в собрания своя, и явися суша.

Земной шар со всех сторон покрыт был водою; кроме неба ничего не было видно над водою, а из-под воды нигде не показывался материк. И вот по гласу Всемогущего вы­двинулся материк из-под облегавших его вод. Явились горы, поднятые, может быть, землетрясением, открылись долины и равнины, образовались на поверхности земной значительные углубления и скважины, куда и стекли воды; так произошли моря, озера, реки, источники. Как ни много­численны и ни разнообразны эти собрания, т. е. вместили­ща воды, Творец называет их собранием единым, имея в виду океан, с которым все воды на земле имеют видимое, или подземное сообщение.

 

Быт.1:10. И нарече Бог сушу землю, и собрания вод нарече моря. И виде Бог, яко добро.

"Нарече", т. е. определил, чтобы люди осушенную по­верхность земного шара называли землею, а главные и огромные вместилища водные, с которыми имеют связь меньшие – морями. «И виде Бог, яко добро». Образование суши есть великое добро в том отношении, что чрез это приготовлено место для растений и животных, водящихся на суше. Самое распределение вод между частями материка сделано с мудрою и благою целью: если бы материк состав­лял нечто сплошное, если бы не разделялся на известные теперь участки, называемые Европой, Азией, Африкой, Америкой, Океанией, то жизнь на суше возможна была бы только на окраинах, а в средине, по причине удаления от океана, доставляющего влажность для находящихся на суше растений и животных, все было бы мертво, как, напр., и теперь в срединной Африке, слишком удаленной от моря.

 

Быт.1:11–12. И рече Бог: да прорастит земля былие травное, сеющее семя по роду и по подобию и древо плодовитое, творящее плод, емуже семя его в нем, по роду на земли. И бысть тако. И изнесе земля былие травное, сеющее семя по роду и по подобию, и древо плодовитое, творящее плод, емуже семя его в нем, по роду на земли. И виде Бог, яко добро.

Бог повелевает земле, по осушении ее, произвести рас­тения, именно растения травянистые [былие травное], хлебные, огородные, луговые, болотные, сорные, – и рас­тения древянистые, – кустарники и прямоствольные де­ревья, растущие в лесах. Всем этим растениям Творец сообщил силу поддерживать род свой, чрез нарождение подобных им. Отдельные растения исчезают, но от них остается семя, из которого образуются новые растения того же рода и подобия.

«И виде Бог, яко добро». Какое добро заключается в растениях? Они дают пищу бесчисленным тварям, матери­ал для жилищ, для их отопления, для тканей и разных производств, доставляют краску для живописцев и фабри­кантов, лекарства для больных. Они очищают и освежают воздух, выдыхая посредством листьев живительный для нас кислород и вбирая в себя углерод, излишнее накопле­ние которого в воздухе было бы вредно для  нас. Кроме того, растения служат лучшим украшением для земли, словно ковер, покрывая ее поверхность, и красотою своих форм, разнообразием и правильностию в своем строении возбуж­дают в зрителе чистейшее духовное удовольствие и благо­говение к Творцу. Что касается до растений, по видимому бесполезных и вредных, как терния и волчцы и ядовитые растения, то и они сотворены не без благотворной цели. Многие яды заключают в себе врачебную силу. Растения бесполезные и вредные для человека бывают полезны для других животных. Притом умножение вредных для чело­века растений явилось как следствие его падения для его наказания и вразумления.

 

Быт.1:13. И бысть вечер, и бысть утро, день третий.

Смотря по тому, что земля составляет малейшую часть в составе мироздания, трудно удостовериться, что ею одною ограничивалась в третий день творческая деятель­ность. Можно полагать, что в тот же день и прочие темные тела небесного пространства, однородные и неоднород­ные, получили более определенное, им свойственное уст­ройство.

На каком основании изложенная нами паремия назна­чена для чтения в навечерия праздников Рождества Хрис­това, Крещения и Пасхи? – Дни сих праздников и их навечерия посвящены воспоминанию важнейших событий в деле нашего искупления, без которых оно не могло бы совершиться. Ибо для искупления нашего потребно было, чтобы Сам Бог соделался человеком, облекся в наше есте­ство, чтобы просветил нас светом истины, чтобы пострадал за нас, умер и воскрес. Первое событие составляет предмет праздника Рождества Христова, второе – праздника Кре­щения, ибо крещением Спаситель наш посвящен был в должность общественного учителя и просветителя, а стра­дание, смерть и воскресение Господа Иисуса – прослав­ляются в навечерие Пасхи. Таким образом, празднуя Рож­дество Христово, Крещение, и победу над смертию, мы празднуем наше искупление. Но дело искупления сходст­вует с делом творения, потому что как чрез творение дару­ется жизнь и благоустройство твари, так чрез искупление человечество, духовно умершее грехом, лишенное жизни божественной, призвано к жизни новой, совершенно не похожей на жизнь в состоянии отпадения от Бога. Почему само слово Божие понятия о сотворении мира сближает с учением о искуплении, когда человека, возрожденного во Христе, называют «новою тварью» (2Кор 5, 17. Гал 6, 15), внутреннее «просвещение» от Бога уподобляет происхожде­нию первоначального света от всемогущего слова Божия (2Кор 4, 6). Теперь понятно, почему святая церковь поло­жила часть повествования о творении мира читать в празд­ники, посвященные прославлению важнейших событий в деле нашего искупления: она видит в творении образ на­шего искупления, и сближением одного с другим побуж­дает нас к вящему прославлению всемогущества, премуд­рости и благости Божией, явленных в нашем духовном оживотворении во Христе Иисусе.

В частности повествование о творении имеет особен­ное отношение к каждому из помянутых праздников.

Первым делом Всемогущего, по сотворении неба и земли в начале, было дать бытие свету, или светящему веществу. Но этот свет был еще в разреженном состоянии, и потому не мог светить с такою яркостию, какую он мог получить в четвертый день по сосредоточении его в солнце. Нет ли в этом сходства со Христом – Светом мира? Хрис­тос в качестве просветителя мира явился собственно чрез тридцать лет по рождении. Но начатки Его просветитель­ной деятельности обнаружились уже при самом рождении, подобно тому, как и вещественный свет начал производить свойственные ему действия еще за три дня до окончатель­ного сосредоточения его в солнце. Эти благословенные начатки являются в лице пришедших на поклонение ново­рожденному Христу пастырей вифлеемских и волхвов: одни – представители мира иудейского, другие – мира языческого. Над тем и другим уже занималась заря духов­ного просвещения с первых минут земной жизни Божест­венного Просветителя.

В повествовании о творении мира, о Святом Духе ска­зано: «Дух Божий ношашеся верху воды». Нечто подобное представляет нам Евангельское сказание о крещении Хрис­товом. И здесь, как и там, мы видим воду; и здесь, как и там, является осеняющим ее Дух Святый, который в виде голубя нисходил на Христа, когда Сей выходил из воды. Святая Церковь могла иметь в виду эти сходные обстоя­тельства при творении мира и крещении Христовом, когда повествование о сем творении назначила для чтения в навечерие праздника Крещения.Творение мира совершилось в шесть дней, в седьмый день Творец почил от всех дел творения, в память чего установлено праздновать субботу. Из сего открывается, что первый день творения соответствует нашему первому дню седмицы, назначенному для воспоминания воскресения Христова. Чиноположители богослужения, вероятно, не чужды были желания указать на совпадение первого дня творения с днем воскресения, когда повествование о тво­рении назначили для чтения в предначинающееся праздно­вание Светлого Воскресения Христова. Этою же самою паремиею с понедельника первой сед­мицы четыредесятницы начинается ряд чтений из книги Бытия во все продолжение времени четыредесятницы. В сих чтениях указываются поразительные примеры Божес­кого всемогущества, особенно в миротворении, Божеского правосудия в отношении к падшим прародителям и их потомкам, Божия милосердия к грешникам, открывающе­гося преимущественно в обетованиях о Иисусе Христе, (Быт. 3:18, 22:18), в пророчествах о Нем (Быт.9:26–27, 49:100), в преобразованиях Его исторических (Быт. 22) и обрядовых (Быт.17:10, 14). Отсюда становится понятным, почему книга Бытия (не вся, впрочем) читается во дни четыредесятницы, дни поста и покаяния. Сими чтениями возбуждается и поддерживается дух истинного покаяния. Чудеса Божия всемогущества располагают грешника к смирению и бла­гоговению пред Всемогущим. Примеры правосудия Божия удерживают беспечных от коснения в грехе страхом нака­зания. Примеры Божия милосердия утешают истинно ка­ющихся, как бы ни были велики и многочисленными их грехи, надеждою помилования и спасения. Эти краткие замечания об употреблении книги Бытия в продолжение четыредесятницы, сделанные нами по поводу первой паре­мии из сей книги, читатель может иметь в виду, не требуя повторения и распространения их, – при чтении истолко­ваний на дальнейшие паремии из книги Бытия, положенные в четыредесятницу. С какого времени принято книгу Бытия употреблять при богослужении во дни четыредесят­ницы, можно судить по тому, что св. Златоуст в 4 веке говорил об этом употреблении, как уже бывшем издревле (в 14-й беседе по случаю низвержения царских статуй).


Вам может быть интересно:

1. Постная Триодь. Исторический обзор – Состав Постной Триоди профессор Иван Алексеевич Карабинов

2. Толковый Типикон – ПРАКТИЧЕСКАЯ ОСУЩЕСТВИМОСТЬ ВСЕГО УСТАВА ВСЕНОЩНОЙ (ПРИМЕЧАНИЕ) профессор Михаил Николаевич Скабалланович

3. Православие. Том 2 – Формирование годового богослужебного круга митрополит Иларион (Алфеев)

4. Литургика. Учебное пособие для Духовных Семинарий – ЧАСТЬ 2 Гермоген Иванович Шиманский

5. Богослужение в жизни православного христианина архиепископ Нафанаил (Львов)

6. Богослyжебные отпyсты профессор Николай Дмитриевич Успенский

7. Таинства и обряды Православной Церкви – Глава I. Богослужение общественное и частное протоиерей Геннадий Нефёдов

8. Настроение верующей души по Триоди Постной святитель Афанасий (Сахаров), исповедник, епископ Ковровский

9. Триодь постная – училище благочестия профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

10. Чтения по литургическому богословию – Идейное содержание Богослужения на Рождество Христово епископ Вениамин (Милов)

Комментарии для сайта Cackle