епископ Виссарион (Нечаев)

X. Паремия, положенная на вечерне в пяток второй седмицы Великого поста (Быт 5, 32, 6,1–8).

В сей паремии описывается крайнее развращение людей пред всемирным потопом и излагается предопреде­ление Божие об истреблении их.

 

Быт.5:32. И бе Ное лет пятисот, и роди сыны три, Сима, Хама, Иафета.

Сие не так должно понимать, чтобы трое сыновей Но­евых родились в одном году, а так, что через пятьсот лет сперва родился у Ноя Сим, а за ним в последующие годы Хам и Иафет. Младшим из них был Хам (Быт 9, 24). Ной с тремя сыновьями заключает родословие благословенного племени до потопа; но тогда как предшествующие Ною члены родословия исчисляются только по линии нисходя­щей до Ноя, боковые же линии не упоминаются, – Ной именуется в родословии с троими сыновьями. Это, конеч­но, потому, что они с отцом пережили потоп и каждый из них был родоначальником многочисленного потомства после потопа. Кроме Сима, Хама и Иафета у Ноя могли быть и другие дети, родившиеся раньше или позже их, но бытописатель о них не упоминает потому, что не им суждено было продолжить существование человечества после потопа. Сам Ной был сын Ламеха, внука Енохова. Ной значит «успокоитель, утешитель". Сие имя дал ему отец в чаянии, что при нем будет покой земле, обремененной проклятием Божиим (Быт 5, 29).

 

Быт.6:1–2. И бысть егда начаша человецы мнози бывати на земли, и дщери родишася им: Видевше же сынове Божии дщери человечи, яко добры суть, пояша себе жены от всех, яже избраша.

Приступая к описанию всеобщего нравственного рас­тления, бытописатель начало и причину его полагает в супружествах сынов Божиих с дщерями человеческими. Некоторые толкователи, даже из древних учителей Церкви (Иустин, Афинагор, Тертуллиан, Лактанций) разумеют здесь под сынами Божиими ангелов. Но ангелы, как суще­ства бесплотные и духовные, не женятся (Мф 22, 30). Если бы даже ангелы имели тело, как предполагают разумеющие их под сынами Божиими, то, поелику по природе они не однородны с людьми, супружества их с дщерями челове­ческими были бы бесплодны, не давали бы тех исполинов, которые рождались от таких супружеств (Быт.6:4); известно, что рождение может быть плодом только совокупления однородных существ. Итак, сыны Божии – это не ангелы, а люди, и именно потомки Сифа, родоначальника благо­честивого племени. Они называются сынами Божиими по­тому же, почему впоследствии Израильтяне будут назы­ваться сынами Господа Бога их (Втор 14,1), – т. е. отчасти по особенному благоволению к ним Господа, отделившего их на служение Себе, отчасти потому, что в среде их преимущественно сохранилось духовное сродство с Тем, по образу Которого сотворены люди (См. Быт 5, 1). А под дщерями человеческими, которых избирали себе в жены сыны Божии, разумеются дщери из нечестивого племени Каинова, отверженного Богом, и в удалении от Бога по­мышлявшего не о том, что Божие, но единственно о том, что «человеческое» (Мф 16, 23). Потомки благочестивого Сифа и потомки нечестивого Каина, изгнанного из обще­ства чтителей истинного Бога, жили сначала отдельно, вдали друг от друга, и эта отдельность ограждала первых от злотворного влияния последних; но вследствие размно­жения тех и других, умножались случаи сближения между ними. Размножение допотопных людей было велико отчас­ти по особенной телесной крепости, свойственной вообще первобытным людям, отчасти по долголетию их, – спо­собность к деторождению действовала в каждом из них в продолжение нескольких столетий. Сношения благочес­тивых с нечестивыми сначала были только внешние, огра­ничивались одним знакомством, но потом повели к родст­венным союзам. Сыны Божии вступали в брак с дщерями нечестивого племени, и при этом не обращали ни малей­шего внимания на опасность для веры и благочестия от таких союзов, а руководились единственно сладострастны­ми побуждениями: они прельщались красотою дщерей че­ловеческих подобно тому, как Ева прельстилась красотою древа познания добра и зла, Давид красотою Вирсавии. Нетрудно предвидеть, какие могут быть последствия таких супружеств.

 

Быт.6:3. И рече Господь Бог: не имать Дух мой пребывати в человецех сих во век, зане суть плоть: будут же дние их лет сто двадесять.

Вследствие смешения племен посредством супру­жеств, нечестие, господствовавшее в одном племени, рас­пространилось на другое. Как и следовало ожидать, сбли­жение благочестивых с нечестивыми сопровождалось не исправлением человечества, а развращением первых. Не­честивые дщери человеческие, вступая в брак с сынами Божиими, вносили нечестие в их семейный быт. Вот почему закон Моисеев впоследствии строго запрещал евреям вступать в браки с хананеянками (Исх 34, 16). Разлив нечестия сначала, без сомнения, встречал преграду в доб­рых нравах и благочестивых преданиях, сохранявшихся в обществе сынов Божиих, но с течением времени сила зла взяла явный перевес. Старые члены сего сообщества выми­рали, а молодые поколения росли и воспитывались под влиянием матерей из нечестивого племени. Дошло до того, что все люди стали "плотию", т. е. совершенно заглушили в себе духовные потребности, и помышляя об одних земных выгодах и чувственных удовольствиях, отличались от бес­словесных животных только изобретательностью на сред­ства к умножению и разнообразию этих выгод и удоволь­ствий. Таковое нравственное состояние людей не могло быть терпимо долее. Дух Божий не мог долее пребывать в людях плотских. Сила Духа животворящего, согревавшего некогда своим дыханием мертвую, неустроенную землю, и приготовлявшего ее к устройству, нужна и для поддер­жания жизни тварей, – без ней они ни минуты не могут существовать. И вот сию-то животворящую силу Господь грозит отъять у людей, ставших плотию, обрекая их на истребление. Но сей приговор Божеского правосудия еще не есть решительный. Исполнение его долготерпеливый Господь отсрочивает на 120 лет, давая грешникам время на покаяние (2Пет 3,9). «Да будут дние их лет сто двадесять» Очевидно,  речь  идет не  о  сокращении  человеческой жизни, – она и после потопа продолжалась до 500 лет, – а о том сроке времени, после которого, если люди не покаются, они будут непременно истреблены. Подобное долготерпение Господь являл и в других случаях. Так, Он объявил Аврааму, что истребление аммореев отлагает на 400 лет, пока не исполнится мера беззакония их (Быт 15, 16); ниневитянам Он дал на покаяние 40 дней (Ион.3, 4); Навуходоносору – один год (Дан 4), иудеям, отвергшим Христа, – 37 лет до разрушения Иерусалима. И как ниневитяне отвели от себя гнев Божий, воспользовавшись дан­ным на покаяние временем, так и допотопные люди могли бы избавиться от погибели, угрожавшей им через 120 лет, если бы в течение сего времени принесли покаяние. Вест­ником сей угрозы Божией был Ной, который посему и называется «проповедником правды» (2Пет 2, 5).

 

Быт.6:4. Исполни же бяху на земли во дни оны: и потом, егда вхождаху сынове Божии к дщерем человеческим, и раждаху себе: тии бяху исполини иже от века, человецы именитии.

Исполины – это великаны, с необыкновенным ростом соединявшие необыкновенные богатырские силы. Таких исполинов было немало и до смешения племен, и после того, как сыны Божии стали вступать в супружества с дщерями человеческими. Священная история представляет примеры людей с исполинскию силою и ростом и после потопа, наприм., Ог, царь Васанский, (Втор 3,11), Енакимы (Чис. 13,34), Голиаф (1Цар 17,4; см. также 2Цар 21,16–22. Ам 2, 9). Существование таких людей в древнейшие вре­мена послужило основанием для баснословных сказаний о циклопах и разных других богатырях. Если бытописатель, изображая причины гнева Божия на допотопных людей, упоминает об исполинах, это, конечно, потому, что преоб­ладание их было одною из таких причин. Нет сомнения, что богатырскую силу свою они употребляли не на защищение, а на порабощение и угнетение слабых, что они не знали другого права, кроме права сильного, и, поступая со всеми самоуправно, показывали презрение к закону и за­конным властям и своим примером подрывали уважение к закону и властям в других. А где нет этого уважения, там попирается всякий общественный долг, там господствует всякого рода бесчиние. – Знаменитость приобретается не только доблестями и заслугами для человечества, но также великими неправдами и злодеяниями. Исполины оставили по себе память от века знаменитостию последнего рода.

 

Быт.6:5–6. Видев же Господь Бог, яко умножишася злобы человеков на земли: и всяк помышляет в сердце своем прилежно на злая во вся дни: и помысли Бог, яко сотвори человека на земли, и размысли.

Господь, как мы видели, призывая людей к покаянию, угрожал им, если не раскаются, истреблением. Но люди не вняли гласу Господа, презрели Его угрозы; "злобы их", т. е. злые дела, не уменьшались, а со дня на день умножались. Исправления тем труднее было ожидать, что развращение проникло в глубину человеческого сердца, обратилось, можно сказать, в неискоренимую потребность его: "всяк" не только делал зло, но «помышлял в сердце своем прилежно на злая во вся дни». Люди не только не боролись с возника­ющими в сердце худыми помыслами, склонностями и же­ланиями, но еще старались намеренно, с усилием вызывать и питать их в душе: «прилежно помышляли на злая».

Горько было Господу видеть людей в таком состоянии. «И помысли Бог, яко сотвори человека, и размысли». Точнее с еврейского текста: «И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем». Раская­ние в собственном смысле немыслимо в Боге, ибо Он не может делать ничего такого, о чем бы Ему следовало потом пожалеть: все, что ни делает Он, делает с совершенною Премудростию и знанием всего, что выйдет из Его дела, – погрешности, достойной сожаления, в Его действиях быть не может, – она свойственна существам ограниченным, непредусмотрительным и изменчивым. Посему, хотя в не­которых местах Писания, как и в рассматриваемом нами стихе, говорится, что Бог раскаивался в том или другом случае (например, раскаялся в помазании Саула – 1Цар 15, 11, 35), но на самом деле, как ясно говорит само же писание, «Бог не человек, чтоб Ему раскаяться» (1Цар 15, 29, слич. Чис. 23,19). Что же, однако, значит усвоение Богу этого человеческого свойства? В каком смысле можно го­ворить о Боге, не унижая Его совершенства, – что Он раскаивается в сделанном? В том смысле, что сделанное Им оказывается, как Он и предвидел, несоответствующим более своему назначению. Человек, когда заметит допу­щенную им грубую погрешность или сознает тяжесть своего греха, – горько раскаивается в том. Подобное человечес­кое раскаяние приписывает себе и Бог, хотя в сущности оно Ему не свойственно, – когда хочет внушить нам, как тяжко грешим против Него, как поведение наше несогласно с Его всеблагою и святою волею. Итак, слова бытописателя, «и раскаялся Господь, что создал человека на земле», означа­ют, что Бог признал человека далеко уклонившимся от своего назначения. Человек до того унизил себя, что трудно открыть в нем следы совершенств, данных ему при сотво­рении: словно это и не тварь Божия, словно не то существо, которое сотворено по образу и подобию Божию. Человеко­образно также сказано о Боге: «и возскорбел в сердце своем» Скорбь не свойственна Существу Вседовольному и Всеблаженному, и приписывается Богу в том смысле, что Он признал человека уже недостойным любви и благости Своей.

 

h5 Быт.6:7. И рече Бог: потреблю человека, егоже сотворих, от лица земли, от человека даже до скота, и от гад даже до птиц небесных: зане размыслих [n][ раскаялся], яко сотворих я.

В сих словах содержится не условный, как в 3-м стихе, а уже решительный приговор Божий об истреблении людей, не внявших гласу благодати, призывавшей их к покаянию. С людьми осуждаются на истребление живот­ные. «Но почему с виновным человеком должны нести наказание неразумные твари? По причине очень естествен­ной, ибо для себя ли они созданы? Они произведены для человека; посему, когда не стало его, к чему оставаться им?

И для того также они участвуют в наказании, постигшем нас, чтобы познали мы великость заслуженного нами гнева Божия. Притом как за грех первого человека проклята была земля, так и теперь, когда человек осужден на истребление, тварь разделяет с ним казнь. Но некогда тварь будет уча­ствовать и в блаженстве человека, ибо, говорит Апостол, «и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим 8, 21)» [Златоуст].

 

Быт.6:8. Ное же обрете благодать пред Господем Богом.

Правосудный Бог, осудивший на истребление все че­ловечество, нашел достойным пощады одного Ноя с семей­ством. Но сею особенною милостию к Ною растворяется гнев Божий на всех. В лице спасаемого Ноя и его сыновей сохраняется залог физического и духовного обновления человеческого рода после потопа.


Вам может быть интересно:

1. Постная Триодь. Исторический обзор – Состав Постной Триоди профессор Иван Алексеевич Карабинов

2. Симфония по творениям святителя Феофана, Затворника Вышенского – КНИГИ БОГОСЛУЖЕБНЫЕ святитель Феофан Затворник

3. О церковном богослужении протоиерей Пётр Смирнов

4. Толковый Типикон – ИНОСЛАВНЫЕ ВЕЧЕРНИ профессор Михаил Николаевич Скабалланович

5. Дни богослужения Православной Кафолической Восточной Церкви. Том 1 – Часть VI. Дни седмицы протоиерей Григорий Дебольский

6. Богослужение в жизни православного христианина архиепископ Нафанаил (Львов)

7. Толкование на паримии из новозаветных книг – В подлежащей рассмотрению паримии (1Пет. 4:1–11) содержится увещание к верующим о воздержании от свойственных язычникам грехов... епископ Виссарион (Нечаев)

8. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 133. Ефрем – духовный песнопевец. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

9. Словарь о бывших в России писателях духовного чина Греко-российской церкви – Адриан, десятый Патриарх Московский митрополит Евгений (Болховитинов)

10. О пещном действе (Чин воспоминания сожжения трёх отроков) профессор Николай Фомич Красносельцев

Комментарии для сайта Cackle