профессор Владимир Александрович Керенский

Заключение

Заканчивая свое исследование о старокатолицизме, мы повторяем о нем те же слова, которые были высказаны нами при самом начале исследования, т. е. что это движение представляет из себя одно из самых замечательных, одно из самых отрадных явлений новейшего времени. Правда, старокатолицизм не оправдал всех надежд и упований, которые возлагали на него многие. Он напр., не возродил римско-католическую церковь, не пробудил запад от нравственно-религиозного сна, как надеялись некоторые. Это вполне естественно: для возрождения римской церкви, для пробуждения запада от многовекового, нравственно-религиозного сна требуются более авторитетные и более громкие голоса, чем голос Дёллингера и его соратников, – голос самого Христа, как выразился один западный ученый.

Правда, старокатолицизм далее не оправдал и других надежд, возлагаемых на него, надежд, состоящих в том, что он, как думали некоторые, с своими твердыми религиозными началами спасет запад от одного из самых злейших врагов общественного благоустройства, от социализма.488 И это вполне естественно: появление и развитие на западе социализма следует объяснять не отсутствием только в среде западного общества твердых религиозных начал, а некоторыми чисто социальными условиями, устранение которых не может входить и не входит в задачу старокатолицизма.

При всем том это движение, повторяем еще раз, является одним из замечательнейших, важнейших явлений в новой истории запада.

Чем определяются истинное значение и важность старокатолицизма, можно видеть из рассмотренной нами истории его.

Вся эта история, за немногими исключениями, могущими существовать всегда и везде, как мы уже видели, не заключает в себе ничего такого, за что можно было бы особенно упрекнуть старокатолицизм с православной точки зрения.

Выступив как протест папизму в том виде, какой получил этот последний на ватиканском соборе, старокатолицизм, будучи вполне последователен, пошел далее одного протеста ватиканскому догмату – против всей вообще папской системы, нашедшей в этом догмате свое завершение. Главная задача для него заключалась при этом прежде всего в постановке тех принципов, которые должны были лечь в основу его исторической жизни. От той или иной постановки этих принципов зависел весь характер самого движения, вся его сущность как известного исторического явления. Старокатолицизм, как мы уже видели, верно решил эту первую, лежавшую на нем задачу, выставив такого рода принципы в основу своей исторической деятельности и сообщив им такого рода формулировку, которые с православной точки зрения должны быть считаемы истинными.

С разрешением этой первой и вместе с тем самой главной из задач историческая миссия старокатолицизма была однако же далеко не окончена.

Нужно было положенные в основу деятельности принципы раскрыть, развить. Старокатолицизм принялся за решение и этой своей задачи и, к его чести нужно сказать, решил её если не во всех, то по крайней мере во многих пунктах удовлетворительно, если судить об этом решении с православной точки зрения, что можно видеть прежде всего на той церковной организации, которая существует в старокатолическом обществе и до настоящего времени. Организация эта как мы уже видели, является довольно верным отражением древне-церковной организации, искаженной в римско-католической и протестантской церквах, так как по ней с одной стороны возвращены мирянам принадлежавшие им в древности права, с другой – епископам, как представителям церковного единства, по ней отведено первенствующее место.

Следуя далее основной задаче своей, старокатолицизм соответственно высказанным им принципам должен был раскрыть свою вероисповедную систему в духе и характере вероучения древней или что тоже православной церкви, иначе говоря, должен был очистить древне-кафолическое, православное учение христианской церкви от привнесенных в него ложных воззрений.

Старокатолицизм, если не осуществил, то по крайней мере близок к осуществлению и этой принятой на себя задачи. Он восстановил истинное понятие о христианской церкви, о её единстве, кафоличности и авторитете, о её органах – вселенских соборах и синодах, об епископате, или иначе об епископах, как равных между собою преемниках апостолов и представителях церковного единства. Он далее восстановил истинное учение об оправдании, признав необходимыми для получения его веру и дела человека или иначе взаимодействие человеческой воли и божественной благодати, о самой сущности оправдания как действительном очищении от грехов, а не мнимом только прощении их. Его следование духу древней или что тоже православной церкви выражается наконец в учении об общении святых, в учении о действительности наших молитв за отшедших отцов и братий, в учении о таинствах и наконец в учении о загробной участи человека. Единственно, в чем можно упрекнуть старокатоликов в данном случай, это – замечаемая неясность при раскрытии некоторых пунктов из системы христианского вероучения, напр., при раскрытии учения о таинстве евхаристии и некоторых других, менее важных и существенных, каковая неясность, можно надеяться, рано или поздно будет устранена старокатоликами.

Как ни коротка сравнительно историческая жизнь старокатолицизма, он не остановился и на всем вышеуказанном, успевши обнаружить свое следование духу древней церкви в дисциплинарной и богослужебной областях. Достаточно в данном случай указать на две главнейшие реформы, произведенные им: на уничтожение целибата и на отмену в богослужении мертвого латинского языка с заменой его живым народным языком. Следование духу древней церкви обнаружилось в старокатолицизме в данном случай тем в большей степени, что, отменяя вышеуказанные, вкравшиеся в римско-католическую церковь ненормальности, в особенности же первую из них, старокатолицизм в сущности отказывался от одного из лучших средств, могших послужить его внешнему развитию.

Из всех задач, принятых старокатолицизмом на себя, наименее удачно осуществленной на практике оказалась задача достигнуть воссоединения церквей. Старокатолицизм, как мы уже видели, при самом начале своей исторической жизни положил вполне верное начало для осуществления этой задачи, но затем уклонился от неё, за что навлек и доселе еще навлекает на себя упреки со стороны некоторых даже из православных богословов.

Мы не станем в настоящий момент говорить о том, в какой мере справедливы эти упреки; скажем только то, что очень важную, немало извиняющую старокатоликов роль играли в данном случай многие исторические обстоятельства чисто внешнего характера. К тому же это, кажется, уж дело прошлое: старокатолицизм на последнем конгрессе снова приблизился к православному воззрению по данному вопросу и таким образом уничтожил случайную преграду, на время ставшую между им и тою вселенскою церковью, на которую теперь обращены его взоры в чаяния получить от неё осуществление того, что он поставил целью и смыслом своего существования с самых же первых шагов своей исторической жизни.

Будущее старокатолического общества, как и будущее всего человечества, находится в руце Божией. Довершит ли старокатолицизм то немногое, что осталось довершить ему для осуществления принятой на себя задачи, или же уклонится с прямого пути подобно другим западным движениям родственного ему характера – это вопросы будущего. Нам остается только пожелать, чтобы это будущее не обмануло ни надежд православных людей, ни надежд лучших представителей самого старокатоличества.

* * *

488

Эта мысль подробно развита в брошюре проф. Вебера: Wesen und Werth des deutschen Altkatholicismus... Breslau. 1875. S. 9–15.


Источник: Керенский В. Старокатолицизм, его история и внутреннее развитие преимущественно в вероисповедном отношении. Казань: Тип. Имп. Ун-та, 1894. - 355 с.

Комментарии для сайта Cackle