протоиерей Вячеслав Резников

Седмица 6-я по Пасхе

Воскресение. О зрении и слепоте

Неделя о слепом

Ин.9:1–38

Деян.16:16–34

Господь сказал: «На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы» (Ин.9:39). И сегодняшние чтения показывают два противоположных примера такого суда.

Однажды, увидев на улице человека, который от рождения был слеп, ученики спросили: «Равви! кто согрешил, он, или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии».

Мы знаем, что Исав еще во чреве матери заслужил ненависть, а Иаков – благоволение (Рим.9:13). Иоанн Креститель тоже, еще во чреве матери взыгранием приветствовал подошедшую Деву Марию. Очевидно, и этого человека Господь еще во чреве предузнал и счел достойным, чтобы явить чрез него пример, – как Божественной целительной силы, так и не менее чудесного человеческого духовного прозрения.

Господь ничего особенного не сказал слепцу, ни о чем не спросил. Он смешал землю со слюной, помазал ему глаза и сказал: «умойся в купальне Силоам». Слепой чувствует, как ему чем-то залепили глаза, с доверием отправляется к источнику, не спрашивая, для чего это надо. Затем он чувствует прикосновение воды, и вдруг – ему открылось то, о чем он не мог и подозревать! На его глазах как бы совершилось творение мира!

И далее он поступает, как и вполне духовно зрячий, понимающий, что от чего происходит. Не удивительно было бы, если бы он совсем потерялся, и не смог бы вообще ни с чем связать то, что ему открылось. Но когда его спросили: «как открылись у тебя глаза»? – он спокойно сказал: «Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои, и сказал мне: пойди в купальню Силоам, и умойся. Я пошел, умылся и прозрел». И он твердо стоял на своем, когда его повели к фарисеям. Там его спрашивали с пристрастием. Слепой ничего особенного не слышал от Иисуса, но когда фарисеи спросили, что он сам думает о своем исцелителе, – ответил: «это пророк». Ему говорят: «Мы знаем, что человек тот грешник». Но он не дает запутать себя: «грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу». И как его ни пытаются сбить, доказывая, что Иисус не от Бога, и вообще неизвестно откуда, истинно прозревший твердо стоит на своем: «Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего».

Когда же он был выгнан, Иисус нашел его и сказал: «ты веруешь ли в Сына Божия? От отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: верую, Господи! и поклонился Ему». Истинное прозрение всегда завершается поклонением Богу.

А в книге Деяний – совсем другой пример. В Филиппах была женщина, «одержимая духом прорицательным». Эта женщина в течение многих дней ходила за Павлом и его спутниками и «кричала, говоря: сии человеки рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения». Казалось бы, вот истинное духовное зрение! Но «Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час». Почему Павел так поступил? Известная прорицательница многих бы могла привести к Апостолам. А теперь и сам Павел попал в темницу.

Но дело в том, что хотя женщина и говорила правильные слова, – она лгала. Потому что если здесь рабы Бога Всевышнего и путь к спасению, то почему же ты ходишь не с ними, а только за ними? Для славы Христовой лучше быть изгнанным с бесчестием, как прозревший слепец; лучше быть заключенным в темницу и на время вынужденно замолчать, как Павел, – чем без конца говорить о Христе без должного Ему поклонения.

Понедельник. О даре священства

Ин.11:47–57

Когда был воскрешен Лазарь, то «одни, видя, что сотворил Иисус, уверовали в Него». Другие пошли и донесли, как говорится, куда следует. А те, кому было донесено, «с этого дня положили убить Его». Так, для одних это великое чудо становится дверью на небо, разрушает пределы видимого мира. Другие же ухитряются и такое событие втиснуть под колпак этой жизни, рассудить о нем, как о самом обычном деле, которое может быть удобным или неудобным, полезным или вредным. В данном случае оно неудобно: «этот человек много чудес творит: если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут римляне и овладеют местом нашим и народом». Так члены совета единодушно вынесли приговор, и первосвященник подвел итоги: «Вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб».

Но как-то не совсем логично построена речь первосвященника. Он, вроде бы, и согласен с остальными, но в то же время как бы укоряет их: «Вы ничего не знаете и не подумаете»… Он вовсе не хочет защитить Иисуса. Он тоже считает Его смерть необходимой. Евангелист так объясняет его дальнейшие слова: «Сие же сказал он не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать во едино».

Дело в том, что он, хотя и грешник, хотя и будущий богоубийца, но пока еще – первосвященник Божий, и его сану принадлежит дар пророчества. Как грешный человек, он хочет сказать одно, а по Божией воле выходит другое. Он хочет вынести смертный приговор одному Человеку, а произносит пророчество о спасении всех людей именно этим Человеком. Он хочет, чтобы Иисус умер во избежание гибели всего народа, а в его слова невольно вложен тот смысл, что Иисус умрет именно за народ, то есть вместо народа, станет искупительной жертвой за всех. И имеющие уши – вполне могут это услышать.

Не для оправдания недостойных священнослужителей рассказан этот случай. Каждый сполна ответит за свои нераскаянные грехи. Но на земле всегда будет место, где всякий ищущий сможет найти Бога. И это место хранится не человеческой праведностью, но Божественным установлением. И ветхозаветное священство только тогда кончается, когда восстает новый Первосвященник, и когда Он устанавливает на земле новое священство, чтобы всюду нести слово истины и Кровь Христову, омывающую грехи мира.

И мы свято верим, что тот, кто в простоте сердца, с детской верой, с истинным покаянием придет в церковь Божию, тот никогда не уйдет обделенным: и грехи ему простятся Самим Богом, пусть и рукою недостойного священника. И Тела и Крови Христовых он причастится. И в самой неумелой проповеди он услышит важное для себя слово, которое Бог Сам вложит в уста проповедника, специально для единственного, может быть, верного слушателя.

Вторник. О пути к истинной славе

Ин.12:19–36

Когда Господь перед Своими вольными страданиями входил в Иерусалим, Он был торжественно встречен народом. Люди, наслышанные о Его чудесах, стояли с пальмовыми ветвями в руках, как обычно встречают царей-победителей. Под ноги осла, на котором Он ехал, подстилали одежды и восклицали: «Осанна! благословен грядый во имя Господне Царь Израилев»! Фарисеи, пораженные этим зрелищем, с досадой говорили: «видите ли, что не успеваем ничего? Весь мир идет за Ним».

И тут некоторые обратились к апостолу Филиппу с просьбой: «Господин! Нам хочется видеть Иисуса». Их желание передали, но Господь ничего не ответил. Он знал, что просьба вызвана именно этой земной, человеческой славой, которая сегодня есть, а завтра обратится в ненависть. Его мысленный взор был обращен вперед, к той вечной славе, которая ожидала Его на земле и на небе. А начаться эта слава должна не с восторженных восклицаний, а с воплей: «распни, распни Его!». И Он сказал ученикам: «Пришел час прославиться Сыну Человеческому. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода».

И мы знаем, что слава полного пшеничного колоса начинается именно с того момента, когда зерно падает в мокрую, холодную землю. Земля давит со всех сторон. Оно мокнет, разбухает, теряет форму, умирает… Но тут неистощимая сила Божия совершает чудо: из развалившейся, полусгнившей скорлупки вдруг появляется свежий зеленый росток, который и радует глаз, и дает богатый плод. Так Господь, сначала притчей, а потом и прямо сказал: «Когда Я вознесен буду от земли», когда в крестной жертве будет явлена миру совершенная Божественная любовь, – «всех привлеку к Себе».

Вот и мы часто стремимся в Церковь, привлеченные лишь внешней, временной славой: торжественностью богослужения, красотой пения. Мы думаем, что в этом – все. Мы забываем, что все земное, в том числе и церковное благолепие, не защищено от разрушения, попрания и истления. Господь говорит: «Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет; и кто Мне служит, того почтит Отец Мой». Но следовать за Христом к Его славе можно только Его же путем, путем пшеничного зерна, путем самоотверженной любви. Потому что любовь, это всегда – жертва: жертва чем-то своим ради Бога и ради ближнего: своим имением, своими удобствами, своим временем. Любовь, это всегда как бы умирание во Христе, потому что жертвуя ради небесного земным, мы как бы сбрасываем с себя лишнюю тяжесть, лишнюю плоть, лишнюю скорлупу, становимся легче, духовнее, ближе к Богу, и нет сильнее той любви, как если кто до конца положит душу свою за друзей своих.

Господь говорит: «любящий душу свою погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную». Смерть нас страшит потому, что мы больше всего любим самих себя, и рука у нас привыкла грести к себе. А кто в подвигах любви почувствовал сладость приближения к Богу, тот не боится смерти.

Вот и проверим себя, истинные ли мы последователи Христа; ибо «еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма, а ходящий во тьме не знает, куда идет». И пока в наших глазах свет жизни, пока нам доступен свет Христова учения, пока в церковных таинствах подается свет благодати, – постараемся стать истинными сынами света, чтобы нам вовеки не увидеть тьмы.

Среда. Отдание Пасхи. О последнем дне

Ин.12:36–47

Деян.18:22–28

Сегодня – отдание праздника Пасхи. Сегодня – последний день, когда воскресший Господь является Своим ученикам, чтобы сказать им последние слова о Царствии Небесном. Сегодня мы последний раз приветствуем друг друга восклицанием: «Христос воскресе»! Завтра Господь вознесется на небо.

А сегодняшнее Евангелие напоминает о другом последнем дне Господа Иисуса: о последнем, самом великом дне Его земной славы: вот Он торжественно входит в Иерусалим, а завтра же начнется закат Его земной жизни, начнется Его крестный путь, когда многие соблазнятся о Нем.

И сегодня, в этот последний день перед Вознесением, Церковь напоминает, что Он сказал в тот последний день: «Еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма, а ходящий во тьме не знает, куда идет; доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света».

Последний день Его земной славы, когда даже младенцы восклицали: «Благословен грядый во имя Господне»!

Последний день Его земной жизни, когда даже солнце померкло, и земля сотряслась.

Последний день перед Его вознесением на небо.

Ведь это те самые дни, которые «многие пророки и праведники желали видеть», «и не видели». Да и все дни пребывания Господа на земле, это – такие небывалые и неповторимые дни человеческой истории, когда поистине солнце сошло с неба и было рядом, во всей своей страшной силе, но не сжигало, а давало каждому ровно столько тепла и света, сколько мог вместить.

А наша земная жизнь, это зачастую жизнь упущенных возможностей. И часто бывает грустно, что вот, прошел пост, проходит Пятидесятница, вот уже и отдание Пасхи, скоро Троица, а мы все те же, с теми же грехами! «Столько чудес сотворил Он перед ними, и они не веровали в Него»!

Правда, не все же не веровали. Даже и «из начальников многие уверовали», но… «ради фарисеев не исповедовали, чтобы не быть отлученными от синагоги; ибо возлюбили более славу человеческую, нежели славу Божию». Вот она – наша вера!

Но никогда не поздно исправиться. Если последний день поста, – хоть этот день провести построже. Если последний день праздников, – хоть в этот день проявить благоразумное воздержание. А главное, чтобы все эти последние дни напоминали нам, что всякий день может стать последним днем земной жизни, когда «возвратится прах в землю, чем он и был, а дух возвратится к Богу, Который дал его» (Еккл.12:7). Святые отцы Церкви и советуют каждый день проживать так, как будто это – последний день жизни. Тот, кто был обречен и чудом спасся, знает, что это такое. Здесь неверующий – в ужасе и бездействии, а верующий, напротив, стремится скорее сделать то, чего ждет от него Господь. Обратиться, покаяться, примириться с врагом – все это можно в один миг; но беду, когда и этот миг потеряешь, – не выразить никакими словами.

Четверг. О невозможности оставаться на земле

ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ

Мк.16:9–20

Воскресший Господь уже не может более оставаться на земле. Победивший смерть уже не может быть среди тления. Он совершил все, для чего был послан Отцом, и Ему больше незачем оставаться на чужбине. И хотя, по евангелисту Луке, Он еще «в продолжение сорока дней являлся Своим ученикам», тот же евангелист так передает ход событий: «В первый же день недели» мироносицы были у гроба и рассказали обо всем Апостолам. «В тот же день двое из них шли в селение», где Господь им явился. Как только Он стал невидимым, они «вставши в тот же час, возвратились в Иерусалим». В тот момент, когда они рассказывали о происшедшем, «Сам Иисус стал посреди их». Он вывел их вон из города и тут же «стал отдаляться от них и возноситься на небо». Все – тут же, в тот же день, в тот же час. Когда совершается Божие дело, то день – как тысяча лет, и тысяча лет – как один день. Евангелист Лука остро чувствовал, что хотя проходят сорок дней, но – как будто ранним утром Он воскрес, а вечером уже вознесся.

И вот, наконец, «Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их». Когда Апостолы взглядом провожали Его, «вдруг предстали им два мужа в белой одежде, и сказали: мужи галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, каким вы видели Его восходящим». Апостолы смотрели вверх, и Ангелы отвлекли их, потому что отнюдь не видимое небо есть престол Божий. Как о Духе Святом говорится, что «голос Его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит» (Ин.3:8), так и здесь: не дано знать, где небо, куда вознесся Христос. Но – дано быть неразрывно с Ним связанным.

«В Иерусалим Апостолы возвратились с великою радостью». Да и как не радоваться! До сих пор человек отходил в страхе и трепете, и мы провожали его вниз, в землю. И вдруг – такой прорыв! – Человек восходит вверх, на небо, восходит, как победитель, возносится во славе, и даже тело Его не брошено, как скинутая одежда, но преображено, пронизано духом и тоже восходит с Ним! Как же не радоваться, когда наш Брат, самый лучший, самый любящий из всех братьев, – поднялся до Самого Бога, от Которого исходят потоки жизни, в руке Которого судьба каждого из нас. Как же не радоваться, если то, что раньше казалось таинственным, далеким и непознаваемым, – теперь вдруг обрело человеческое тепло. То, что казалось страшным и непостижимым, стало родным. Наш Брат – там, одесную Силы, и в этом для нас отныне залог, что уже ничего страшного, ничего непредвиденного, ничего неразумного и непонятного с нами не произойдет!

И отныне Апостолы будут с радостным терпением ожидать от Него бесценных даров: вскоре – Духа Святого, потом – непрерывной помощи и поддержки, и наконец, Его второго пришествия.

И отныне человек сможет чувствовать себя, хотя и грешным, и недостойным, но – как бы магнитом, который неудержимо притягивает к себе все небо, всю Божественную любовь; чувствовать себя хотя и песчинкой, но – такой песчинкой, ради которой «как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет Пришествие Сына Человеческого» (Мф.24:27).

Будем же во всем «подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему» (Лк.12:36).

Пятница. О пути, истине и жизни

Ин.14:1–11

В эти дни, от Вознесения до Троицы, в церкви читаются те главы Евангелия от Иоанна, которые содержат последнюю беседу Иисуса Христа. Иуда уже вышел из горницы, отправился к первосвященникам с доносом, и Господь старается приготовить учеников к предстоящим испытаниям. «Да не смущается сердце ваше, – говорит Он, – веруйте в Бога и в Меня веруйте». Веруйте в Мое всемогущество, в Мою победу, веруйте, несмотря ни на что. Веруйте, хотя и увидите Меня оплеванным, избитым и распятым. Веруйте в Мое бессмертие, даже если увидите Меня мертвым.

Господь и раньше говорил о Своем крестном пути, но ученики так и не могли понять, к чему это. Он и теперь не объясняет, потому что все равно не смогут понять, пока Святой Дух не сойдет на них. Времени осталось мало, и Господь хочет ободрить учеников. Он прямо указывает на блаженную цель: «В доме Отца Моего обителей много… и, когда приготовлю вам место, приду опять и возьму вас».

Но как трудно понять новое: что за дом Отца, где он? На небе или на земле? И куда должен отойти Иисус? Но вот неожиданно Господь говорит: «А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете». Тогда Фома удивленно спросил: «Господи, не знаем, куда идешь, и как можем знать путь»? – И услышал в ответ: «Я есмь путь, и истина, и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня». «Я есмь путь». Вы оставили все и последовали за Мною, – значит, вы тоже встали на путь в Царствие Небесное. Вы разделили со Мною нищету и опасности, значит, вы шли по этому пути. Вы ходили за Мною из города в город, но на самом деле вы прямым путем поднимались на небо. И вы все это сами достоверно почувствуете, когда Святой Дух просветит вас… Но ученики недоумевают: куда ведет этот путь? Иисус говорит, что к Отцу. Но – какой Он, Отец? Но когда Филипп попросил: «Господи! Покажи нам Отца, и довольно для нас», – Господь ответил: «Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня, видел Отца. Я в Отце и Отец во Мне».

Священное Писание говорит, что Господь Иисус Христос и – священник, который приносит жертву; и – самая жертва, закланный Агнец Божий, взявший на Себя грех мира. Но Он же и – Тот, Кому жертва приносится. Точно так же Господь есть и – путь в райские обители; и – немеркнущий Свет этих обителей. Но Он же и приводит туда человека, рабски служа ему. Ведь Он для того и пришел, чтобы, как Своим господам, ценой Своей Крови приобрести нам покои в Царствии Небесном.

Видите, Христос – не только путь к вожделенной цели. Он Сам – эта цель, потому что Он в Отце, и Отец в Нем. Он – то же, что и Отец, Он единосущен Отцу, хотя Отец все же остается Отцем, а Сын – Сыном. И отсюда ясно, что христианство, это не какая-то прикладная дисциплина, чтобы заставить людей лучше выполнять свои земные обязанности. Наоборот, все наши дела лишь тогда и имеют смысл, когда они совершаются во имя Христово, чтобы достичь Христа. Потому что Он – Истина, Он – Вечная Жизнь и Вечное Благо, и только Он способен утолить всякую духовную жажду.

Суббота. О «том дне»

Ин.14:10–21

Продолжая Свою последнюю беседу, Господь сказал, обращаясь к Филиппу: «разве ты не веришь, что Я в Отце, и Отец во Мне»? В этом вопросе – детское, простосердечное удивление. И правда, удивительно, что человек не верит Богу, творение – своему Творцу, образ и подобие – своему Первообразу. Удивительно, что очень немногим Господь может просто сказать: «Верьте Мне». Гораздо больше тех, кому Он говорит: «…а если не так, то верьте Мне по самым делам».

Но высота для всех одна, содержание веры для всех одно, и в Своей последней беседе Господь особенно глубоко это раскрывает. Он говорит: «Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне». Верьте, что «Я говорю не от себя; Отец, пребывающий во мне, Он творит дела». В этих немногих словах Господь продолжает открывать великую тайну, учит вере не просто в единого Бога, и даже не просто в Бога Отца и Бога Сына; но – в Бога Отца и в Бога Сына, неразрывно и непостижимо, взаимопроникновенно соединенных любовью. Отец весь в Сыне, и Сын весь в Отце. Нет ничего, что бы разъединяло Их. Есть только любовь, которая и не дает Им быть двумя богами.

И именно эта вера, именно это конкретное знание о Боге имеется в виду, когда далее говорится: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит». Потому что знание единства Отца и Сына открывает и нам возможность в это единство войти. Сказав о Себе и Отце, Господь тут же говорит о Себе и о нас: «В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас». О Себе Господь говорит: «если чего попросите» (не у Меня, а) «у Отца во Имя Мое», (то не Отец, а Я с полной готовностью) «то сделаю», (и сделаю с единственной целью), «да прославится Отец в Сыне». Так и когда у Христа просят, а раб Христов видимо совершает, то это – Христос, пребывающий в нем, «Он творит дела», и, если говорит раб Христов, то говорит он «не от себя», и все делает с единственной целью: чтобы возрастала слава Христова ко спасению всех людей.

Но о каком же «том дне» говорит Господь: «в тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас»? – Конечно, имеется в виду тот «День Господень, великий и славный» (Деян.2:20), когда окончательно пришедший на землю Господь «осветит скрытое во мраке, и обнаружит сердечные намерения» (1Кор.4:5). Но и всякий день, когда церковь собирается для молитвенного и таинственного общения с Господом, называется днем Господним, и носит на себе отблеск грядущего великого дня.

И сегодня Деяния Апостолов повествуют об одном из таких дней. Однажды христиане города Троады собрались на воскресное богослужение «для преломления хлеба». Апостол Павел тоже был здесь, «беседовал с ними, и продолжил слово до полуночи». Люди слушали, забыв о времени, не заметив, как подошла полночь. У всех было «одно сердце и одна душа» (Деян.4:3). И вдруг «юноша», «сидевший на окне, погрузился в глубокий сон, и … упал вниз с третьего жилья, и поднят мертвым». Тогда Павел, «сошед, пал на него, и обняв его, сказал: не тревожьтесь; ибо душа его в нем. Взошед же и преломив хлеб и вкусив, беседовал довольно, даже до рассвета, и потом вышел. Между тем отрока привели живого, и не мало утешились».

Для внешних это – сверхъестественно и невероятно. Но для тех, кто вместе с Павлом прославлял Воскресшего Господа, – воскресение юноши просто не могло не произойти. Ведь способность совершать чудеса, если она от Бога, – это не просто сила, чтобы распоряжаться ею по своей воле. Чудо, содеянное в Боге, это – следствие живого соединения людей со Христом и друг с другом, как и Сам Христос соединен с Богом Отцом.

А если славить нам хочется не Христа, а самого чудотворца, то надо внимательно присмотреться. Господь предупредил: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня». А если не видим не только соблюдения заповедей, но даже и знания их, и при этом человек дерзает возлагать руки на больных, – то что сказать о таком «чудотворце и целителе»?

Господь обещал: «Не оставлю вас сиротами; приду к вам». Не прельстимся же в ожидании нашего Небесного Отца ни на какие могущество и силу, чтобы не быть нам отлученными от любви Христовой, в которой – и могущество, и сила, и жизнь. «Ибо Я живу, и вы будете жить», – говорит Господь.



Источник: Полный круг проповедей / Протоиерей Вячеслав Резников, - М., Изд-во Братства святителя Алексия, 1999 г. - 512 с. ISBN 5-86060-036-4

Вам может быть интересно:

1. Полный круг проповедей – Седмица 7-я по Пасхе протоиерей Вячеслав Резников

2. Проповеди. Книга 5 (2007 г.) – Среда седмицы 3-й по Пятидесятнице протоиерей Димитрий Смирнов

3. Поучения и проповеди – Часть 2 святитель Димитрий Ростовский

4. Проповеди и молитвы – ЧАСТЬ ВТОРАЯ (1914–1934) митрополит Трифон (Туркестанов)

5. Проповеди – Том III святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

6. Проповеди – Воскресные проповеди Антоний, митрополит Су́рожский

7. Проповедь, сказанная в день памяти святителя Иоанна Златоуста в церкви Киево-Братского монастыря 13 ноября 1907 года священномученик Анатолий (Грисюк)

8. Проповеди игумен Никон (Воробьев)

9. Слово в день Петра и Павла блаженный Аврелий Августин

10. Проповеди – 6. Святые митрополит Филарет (Вознесенский)

Комментарии для сайта Cackle