протопресвитер Михаил Польский
Новые мученики российские

Глава 1

Содержание

Предисловие
Глава 1. Владимир, митрополит Киевский и Галицкий Глава 2. Вениамин, митрополит Петроградский § I § II § III § IV § V § VI § VII § VIII § IX Глава 3. Похвальное слово новым священномученикам русской церкви Глава 4. Гермоген, епископ Тобольский, и иже с ним Глава 5. Андроник, архиепископ Пермский, Феофан, епископ Соликамский, Василий, архиепископ Черниговский, и иже с ними Глава 6. Леонтий, епископ Астраханский Глава 7. Никодим, епископ Белгородский Глава 8. Макарий, епископ Вяземский Глава 9. Иоаким, архиепископ Нижегородский Глава 10. Платон, епископ Ревельский Глава 11. Патриарх Тихон Глава 12. Архиепископ Иларион Глава 13. Петр, митрополит Крутицкий Глава 14. Митрополит Агафангел Глава 15. Арсений, митрополит Новгородский Глава 16. Арсений, архиепископ Серпуховский Глава 17. Анатолий, митрополит Одесский Глава 18. Дамаскин, епископ Глуховский Глава 19. Соловецкие узники и их исповедание Глава 20. Общий список некоторой части российского епископата, претерпевшего мученическую кончину во время гонений на церковь от безбожников-большевиков Глава 21. Протоиереи И. Кочуров, А. Скипетров, Ф. Орнатский Глава 22. Протоиерей Иоанн Восторгов Глава 23. Кунцевич Лев Захарович, воронежский епархиальный миссионер Глава 24. Процесс московских священников Глава 25. Дело священника Коллерова в Кимрах Глава 26. Отец игумен Антонин Глава 27. Профессор Попов Иван Васильевич Глава 28. Общий список некоторой части умученного российского духовенства и мирян, претерпевших мученическую кончину во время гонения на церковь от безбожников-большевиков Глава 29. Государь император Николай II и его семья § I § II § III § IV § V § VI § VII Глава 30. Великая княгиня Елизавета Феодоровна Литература Рукописи, письма и справки  

 
Предисловие
Собирая материалы о жизни, страданиях и мученической кончине за веру или просто в вере умученных и убиенных в российской смуте от большевистского безбожного гонения, мы полагаем только начало этому делу. Всех, кто только может дать имена мучеников и свои хотя бы краткие сообщения о них, или указать на материалы о них и фотографии, а также дать дополнения и поправки к тем сообщениям, которые есть в этой книге, мы приглашаем непременно сделать это и помочь этому начинанию. Никто не может быть безразличным к славе Церкви Христовой. Страдания за нее не могут быть забыты. Да не изгладится, но да прославится память о наших мучениках из рода в род.
Первый Всероссийский Священный Собор 5/18 апреля 1918 г. издал определение «О мероприятиях, вызываемых происходящим гонением на Православную Церковь». Вот несколько пунктов его, касающихся между прочим и нашей задачи собирания материалов о мучениках:
1) Установить возношение в храмах за Богослужением особых прошений о гонимых за Православную Веру и Церковь и о скончавших жизнь свою исповедниках и мучениках.
2) Совершить торжественные моления: (а) поминальное об упокоении со святыми усопших и (б) благодарственное о спасении оставшихся в живых.
ПРИМЕЧАНИЕ: Таковые моления совершены соборным служением: заупокойное в храме Духовной Семинарии 31 марта и моление в храме Христа Спасителя 1 апреля.
3)    Установить во всей России ежегодное молитвенное поминовение в день 25 января, или в следующий за сим воскресный день (вечером) всех усопших в нынешнюю лютую годину гонении исповедников и мучеников.
4) Устроить в Понедельник второй седмицы по Пасхе во всех приходах, где были скончавшие жизнь свою за Веру и Церковь исповедники и мученики, крестные ходы к местам их погребения, где совершить торжественные панихиды с прославлением в слове священной их памяти.
5) Преподать благословение от Святейшего Собора всем исповедникам.
6) Обратиться к Святейшему патриарху с просьбою о выдаче благословенных Патриарших грамот пострадавшим за Веру и Церковь.
7) Напечатать и раздать Членам Священного Собора к их отъезду из Москвы краткое сообщение о пострадавших в нынешние дни гонений за Православную Веру и Церковь для распространения среди православного народа.
8) Просить Святейшего патриарха, чтобы в случаях ареста гонимых за Веру и Церковь и впредь согласно уже применяемому ныне порядку, Его Святейшеством были делаемы непосредственные сношения с местными властями об освобождении арестованных и одновременно о сделанных сношениях были извещаемы местные епархиальные архиереи.
9) Поручить Высшему Церковному Управлению собирать сведения и оповещать православное население посредством печатных изданий и живого слова о всех случаях гонения на Церковь и насилия над исповедниками Православной Веры.
С такой ясностью осознала наша Святая Церковь наступивший момент и оценила значение для нее первых жертв гонения. И что она не могла выполнить, попав в полосу тягчайшего внешнего стеснения, то осталось заветом на будущее и в некоторых пунктах безусловным обязательством для той части Русской Церкви, которая могла оказаться свободной от гонений, именно для заграничной ее части. И здесь, за границей, в частичных и разбросанных заметках, в разных печатных изданиях, можно найти о мучениках некоторые материалы, из которых главным образом и составлен настоящий сборник.
Кто же мученики российские?
Из миллионов убитых многие миллионы и сотни тысяч умерли с верою, молитвою и покаянием на устах и в сердце. И они прощены, и покрыли свои грехи мученичеством, и, как кающийся разбойник на кресте, в день своей смерти получили со Христом Царство Небесное.
Но мученики ли из них те, кто убиты за политическую неблагонадежность в отношении к большевистской власти? Что же такое эта благонадежность для власти безбожников, врагов всякой веры и наиболее всякой правды Христовой? Не измена ли это Богу, Христовой Церкви и нравственному закону? Если Церковь благословляет воинов с оружием в руках защищать веру и правду, то подлинно мученики и те, кто убиты как явные противники цинично безнравственной и богоборной государственной власти, которая сама себя открыто считает врагом, а не «слугой Божиим», каковым бы ей подобало быть (Рим XII, 4).
Мученики и невинные жертвы суть и все пострадавшие и умерщвленные за одно свое происхождение или только за принадлежность к известному общественному классу. Эти никогда не предполагали, что быть военным, носить высокий титул, быть дворянином, купцом, помещиком, фабрикантом или только родиться в этих семьях уже является в глазах каких-то людей преступлением, достойным смерти. И в великом множестве погибали не только главы таких семей, но и самые семьи. Некая раба Божия, жена дворянина-помещика, обняв своих детей и стоя на молитве в домовой своей церкви, была умерщвлена вместе с ними ворвавшейся ватагой большевиков. И сколько таких убийств было!
Бесчисленное множество наиболее благочестивых крестьян и рабочих были подвергнуты властью тяжким притеснениям, клеветническим обвинениям, лишению работы и имущества, заключению в тюрьмы и лагеря для того только, чтобы терроризировать население и страхом принудить его принять те или другие хозяйственные и политические ее мероприятия. В силу только своей веры эти люди явились неблагонадежным элементом народа для неверующей власти, «козлом отпущения» и жертвой за грехи других.
Их великое множество, этих востекших в Царствие Божие с радостью истинной свободы, очистивших в земном страдании грехи свои, омывших и убеливших одежды свои кровью Агнца, пришедших от великой скорби (Отк VII, 14). Они свидетели теперь пред Богом за землю русскую и молятся за нее. Каждого из них знает Бог. Имена и дела их – тайна для людей, ибо их никто из нас перечесть не может. Они имеют славу Церкви Небесной.
Но есть для них и слава Церкви земной. Почитая все их великое множество, Церковь имеет среди них общеизвестные на земле примеры, объявленные исповеднические подвиги, могущие служить для подражания, образцы благочестивой и святой жизни или плодотворной церковной деятельности, предшествовавших славной вообще или мученической кончине, наконец просто святое и невинное страдание во Христе. Спасая своих членов, Церковь ищет им назидания: она слагает историю, принимает показания, воспевает всех святых и мучеников, находя в них приращение себе. Она не оставляет свечу под закрытием, но ставит ее на подсвечник, чтобы светила всем. Многие спасаются и иногда или часто едва спасаются сами.
Иные же, спасаясь, много послужили спасению других. Вот кто светильники в Церкви.
Прежде всего велики и преславны те, кто сделались такими светильниками в Церкви, явив всем свои подвиги благочестия, святости или исповедничества, занимая невидное место в обществе и состоя рядовыми членами массы мирян Церкви разного звания и положения. Неизвестные и невидные, они стали известны и видны всем.
Те же подвиги, совершенные с неменьшим трудом, если еще не с большим, дают славу Церкви людям высокого общественного и государственного положения. Они естественно видны всем.
Но есть те, кто были призваны и поставлены быть светильниками Церкви и только оправдали подвигом жизни свое положение. Можно ли сказать, что их положение было легче всех, хотя к славе Церкви они ближе всех?
Это светильники-наставники, архипастыри и пастыри Церкви. О них сказано нам: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр XIII, 7). Они оказались верными, не отреклись от служения и не принесли жертв новым идолам (хотя были между ними и такие немногие), чтобы показать, что это было возможно. Они – те, кто умер только с верою хотя, может быть, и по другим поводам. Но во время гонений на веру этих убивали за веру, как именно свидетелей и защитников ее.
Устанавливая предмет и пределы того, что может войти в собрание материалов о мучениках, мы имеем повод и основание дать полный список мучеников российских прежних времен. Отсюда мы получим назидательное сравнение между мучениками прежними и новыми и список последних может быть оправдан.
Святых, в Российской земле просиявших и ее Церковью прославленных, около пятисот. Из них мучеников поименно известно 61 и других, с ними убиенных и неизвестных по именам, около ста. Таким образом, количество прославленных мучеников на общее число всех святых российских достаточно велико. Вот имена их, и годы их мученической кончины, и дни их церковной памяти.
Федор и Иоанн, варяги, первомученики. 984 г. 12 июля.
Борис и Глеб, блгв. князья, страстотерпцы. 1015 г. 24 июля.
Леонтий, Епископ Ростовский. 1077 г. 23 мая.
Ярополк-Петр Изяславич, блгв. кн. Владимир-Волынский. 1086 г. 21 ноября.
Григорий, преподобномуч. Печерский. 1095 г. 8 января.
Евстатий, преподобномуч. Печерский. 1096 г. 28 марта.
Василий и Федор, преподобномуч. Печерские. 1098 г. 11 августа.
Кукша, священномуч. Печерский. 1113 г. 27 августа.
Михаил, князь Муромский. 1120 г. 21 мая.
Игорь Ольгович, блж. в. кн. Черниговский. 1147 г. 5 июня.
Андрей Боголюбский, блгв. кн. Владимирский. 1174 г. 30 июня.
Никита Столпник, преподобномуч. Переяславский. 1186 г. 24 мая.
Авраамий, муч. Болгарский (на Волге). 1229 г. 1 апреля.
Василий (Василько), кн. Ростовский. 1238 г. 4 марта.
Георгий Всеволодович, в. кн. Владимирский. 1238 г. 4 февраля.
Меркурий, муч. Смоленский. 1238 г. 4 марта.
Евпраксия, блгв. кн. Псковская. 1243 г. 16 октября.
Михаил, блгв. кн., и Федор, боярине, Черниговские. 1246 г. 20 сентября.
Константин, блгв. кн. Ярославский. 1257 г. 3 июля.
Роман Ольгович, кн. Рязанский. 1270 г. 19 июля.
Иоасаф и Василий, игумены Псковские, и с ними 17 иноков. 1299 г. 4 марта.
Михаил, блгв. князь Тверской. 1318 г. 22 ноября.
Иоанн, Антоний и Евстафий, муч. Виленские. 1347 г. 14 апреля.
Иулиания, блгв. кн. Вяземская. 1406 г. 21 декабря.
Исидор, пресвитер Юрьевский, и с ним 72 муч. 1472 г: 8 января.
Макарий, митрополит Киевский. 1479 г. 1 мая.
Герасим и Питирим, епископы Пермские. 1430 г. и в 1455 г. 29 января.
Иоанн, муч. Казанский. 1529 г. 24 января.
Адриан, преподобномуч. Ондрусовский. 1549 г. 26 августа.
Адриан, игумен Пошехонский, Давид и др. иноки с ними. 1550 г. 5 марта.
Стефан и Петр, муч. Казанские. 1552 г. 24 марта.
Агапит, преподобномуч. Маркушевский. 1569 г. 9 января.
Корнилий, игумен Псково-Печерский. 1570 г. 20 февраля.
Иаков и Иоанн, отроки Менюжские (Новг.). 1570 г. 24 июня.
Симон, блж. юрод. Юрьевский. 1584 г. 4 ноября.
Димитрий, царевич Московский. 1591 г. 15 мая.
Василий, муч. Мангазейский. 1600 г. 23 марта.
Ермоген, патриарх Московский. 1612 г. 17 февраля.
Евфросин, преподобномуч. Синозерский. 1612 г. 20 марта.
Галактион, преподобномуч. Волгоградский. 1612 г. 24 сентября.
Прокопий, блж. юрод. Вятский. 1627 г. 21 декабря.
Иов, преподобномуч. Ущельский. 1628 г. 6 августа.
Симон, преподобномуч. Устюжский. 1644 г. 12 июля.
Афанасий, игумен Брестский. 1648 г. 5 сентября.
Макарий, архим. Овручский, преподобномуч. Каневский. 1653 г. 7 сентября.
Иосиф, митрополит Астраханский и Терский. 1671 г. 11 мая.
Павел, муч. Русский (Константиноп. церкви). 1683 г. 3 апреля.
Гавриил, младенец (Слуцкий). 1690 г. 20 апреля.
Пахомий, муч. Русский (Константиноп. церкви). 1730 г. 7 мая.
Констанций, священмч. Русский (Константиноп. церкви). 1743 г. 26 декабря.
При общем взгляде на этот список мы уже видим, что новые мученики явились подражателями и продолжателями подвига прежних.
Святитель Филипп, митрополит Московский, мученической смертью запечатлел свою борьбу за правду Божию с земной властью, поправшей эту правду. Святейший Патриарх Гермоген положил душу свою за свой родной народ, защищая его от иноверных. Святитель Иосиф, митрополит Астраханский, от безбожных мятежников Стеньки Разина «люте пострадал». И против современных врагов, соединивших в себе все нечестие прежних, на путь этого же самого исповеднического подвига стали целые сонмы русских иерархов во главе со священномучениками митрополитами Владимиром и Вениамином. Этот же тяжелый крест пал и на плечи множества пастырей, иноков и мирян.
А разве не стал в одном лик святых страстотерпцев, благоверных князей Бориса и Глеба, убиенных Святополком Окаянным только для закрепления своей власти, Государь Николай Второй? А зарезанный в Угличе царевич Димитрий не имеет ли с собой такого же нежного, окровавленного отрока цесаревича Алексия и также ни в чем не повинных четырех прекрасных дев, сестер его? А их мать, соименная святой мученице царице Александре, и также сестра ее, великая княгиня Елизавета Феодоровна, не стали ли первомученицами нашего времени после княгинь Евпраксии и Иулиании?
Мы имеем великое и славное воинство новых страдальцев. Младенцы и отроки, старцы и взрослые, князья и простые, мужи и жены, святители и пастыри, монахи и миряне, цари и их подданные составили великий собор мучеников Российских, славу нашей Церкви.
Если места страданий и кончины мучеников всегда делались священными и особо чтимыми, то вся земля российская освятилась их кровью. Некоторые же прежние святые места получили сугубое значение. Соловецкая обитель, прославленная подвигами Святителя Филиппа, преподобных Зосимы, Савватия, Германа и многих других сделалась местом заключения и страдания многочисленных епископов и пастырей Церкви. Местом же первого судища и следствия над ними сделалась Москва, знаменитая своими святынями и трудами великих первоиерархов. Петроград вдруг в эту годину испытаний потерял свое первенство среди городов и уступил свое место этому сердцу Русского народа. Но и он впервые стал знаменит своими исповедниками. Этой славы ему не хватало.В истории гонений на христианство Москва действительно явилась третьим Римом и страдания Русской Церкви получили вселенское значение по своему масштабу и внутреннему смыслу. Рим, времен его апостольского православия, претерпел страшные гонения от язычества. Греческий православный Константинополь пережил крестовые походы от потерявшего православие того же Рима и тяжкое мусульманское иго. На Москву обрушились страшные удары безбожия, нового неслыханного врага всякой веры и особенно христианства, заявляющего, при том же, претензию на мировое владычество.
Таким образом, все гонения на христианство в главные эпохи истории происходили только на Православную Вселенскую Церковь (в Риме, в Константинополе, в Москве). И прежде всего на фоне ее происходит столкновение Христа и антихриста. В орбиту безбожного разрушительного влияния в данный момент вовлечены все православные страны и народности, части Вселенской Церкви. Гонения же возрастают в своей силе и тонкости, а враги Церкви – в духе заблуждения и зла: сначала язычество, потом ереси, наконец безбожие.
В составе Вселенской Церкви Русская Церковь наиболее молодая и не знает в своей истории массового гонения от язычества и ересей, но за то на ее поле Вселенская Церковь получила тяжкие удары от безбожия.
Наша Церковь не только заполнила пробел своей истории и не в начале, а в конце тысячелетнего своего существования восприняла мученичество, которого ей не хватало, но и завершает общий подвиг Вселенской Церкви, начатый Римом и продолженный Константинополем.
Дивен Промысел Божий в жизни Его Святой Церкви, которая достигает ныне своей полноты и славы.
Может быть, к собранию материалов о мучениках нужно было бы предпослать общий очерк истории гонения на Церковь во все эти годы, но эту задачу можно выполнить и в последующем дополнительном издании материалов, которые мы должны тщательно собирать и подготовлять для лучших времен и лучшей обработки.


Глава 1