протопресвитер Михаил Польский

Глава 28. Общий список некоторой части умученного российского духовенства и мирян, претерпевших мученическую кончину во время гонения на церковь от безбожников-большевиков

(В свое время каждый город и каждая область должны дать подробные списки своих мучеников).

Протоиерей Иоанн А. Кочуров, убитый в Царском Селе в ноябре 1917 г., первая жертва духовенства.

Протоиерей А. Скипетров, церкви св. Бориса и Глеба, убит в Петрограде.

Протоиерей Ф. Орнатский, настоятель Казанского собора, убит в Петрограде.

Протоиерей Алексий Ставровский, настоятель Адмиралтейского собора в Петрограде, убит 15 августа 1918 г. в Кронштадте.

Протоиерей Иоанн Восторгов, настоятель храма Василия Блаженного в Москве, убит 23 августа 1918 г.

Протоиерей Петр Довганев, брат епископа Гермогена.

Священник M. Макаров и член Московского Собора, присяжный поверенный Минятов убиты вместе с епископом Гермогеном в 1918 г.

Лев Захарович Кунцевич, Воронежсюй епархиальный миссионер, расстрелян в июле 1918 г.

Протоиерей Григорий Поспелов за отпевание восставших матросов Кронштадта расстрелян в 1918 г. с крестом в руках, которого не могли у него отнять.

Протоиерей Александр Вераксин, член Государственной Думы от Виленской губернии, повешен на воротах своего дома в Черкассах в 1918 г.

Леонид Ница, член Московского Собора, убит в Уфе в 1918 г.

В Святогорском монастыре Изюмского уезда Харьковской губернии уже с января 1918 г. начались конфискации имущества, отбирание земли, принудительное выселение большинства монастырской братии, обыски и грабежи. Большевики, появляясь в монастыре, врывались в храмы в шапках, с папиросами в зубах, сквернословили, переворачивали престолы, распивали церковное вино и увозили с собою церковную утварь. Когда в одно из таких посещений эконом скита при деревне Гороховке отказался выдать деньги, его вывели за ограду и тут же у ворот расстреляли. Тогда же был убит при попытке бежать монах Израиль. А когда в октябре того же года переносили из села в село особо чтимую икону Святогорской Божией Матери и крестный ход расположился на ночлег в селе Байрачах, то большевики напали на помещение, занимаемое духовенством, и убили иеромонахов Модеста и Иринарха, иеродиакона Феодота и приютивших их хозяина дома с дочерью. Пять трупов легли у подножия иконы, стоявшей в луже крови.

В Харькове 80-летнего иеромонаха Амвросия перед казнью в несколько приемов избивали прикладами.

Священника отца Димитрия вывели на кладбище, раздели донага, когда же он стал себя осенять крестным знаменем, то палач отрубил ему правую руку. Тело его не позволили хоронить и дали на съедение собакам.

Священника Гавриила Моковского изрубили за то, что он порицал большевистские злодеяния, а когда его жена обратилась с просьбой о разрешении похоронить тело казненного мужа, то большевики перерубили ей сначала руки и ноги, изранили грудь, а затем уже зарубили до смерти.

Старика священника, заступившегося за приговоренного к казни крестьянина, засекли до смерти шомполами и изрубили шашками, а потом красногвардейцы-палачи с циничным наслаждением рассказывали, как они били шомполами голого старика «по брюху» и «по спине» и как тот «крючился» от боли.

В монастыре Спасовском матрос Дыбенко арестовал настоятеля 75-летнего архимандрита Родиона, который в первую же ночь был выведен в поле и там убит. Один из красногвардейцев хвалился тем, что убил настоятеля он: сперва срезал с его головы кожу с волосами, а потом нагнул голову и стал рубить шею. Осмотр трупа подтвердил признание красногвардейца.

В Изюмском уезде сельского священника Лонгина арестовали и повезли в город. Дорогой ему отрезали нос и, убивши, бросили в реку.

В Херсонской губернии одного священника распяли на кресте. В Терской области зарублен шашками вместе с несколькими десятками заложников Ессентукский священник отец Иоанн Рябухин. Вся эта казнь представляла из себя ужасную кровавую бойню, во время которой престарелых и больных заложников рубили в ночной темноте шашками на краю ямы, в которую падали убитые, а иногда еще и живые. Священник Рябухин упал в яму еще живым, и в течение ночи ему удалось несколько высвободиться из-под груды навалившихся на него тел и тонкого слоя земли. На его стон явился кладбищенский сторож, который застал отца Рябухина выглядывавшим из ямы и умолявшим вытащить его и дать ему воды. Но страх сторожа перед большевиками был настолько велик, что в душе его не оставалось более места для других чувств, и он забросал живого священника более толстым слоем земли. Стоны стихли. А когда через несколько месяцев яма эта была раскопана, то труп священника был обнаружен с поднятыми руками, что свидетельствовало о его усилиях выбраться из могилы.

На станции Чаплино в Екатеринославской губернии был казнен архимандрит Вениамин из Москвы. Казнен он был за то, что заступился за приговоренного к смерти на той же станции бывшего земского начальника. Слабого старика, едва передвигавшего ноги, тащили на казнь по вокзальному перрону. На месте казни его раздели и платье его палачи разделили между собой. Затем жертву стали нещадно бить шомполами. Сила ударов была столь велика, что одним из ударов была отбита коса. Архимандрит весь окровавленный молчал и только молился, но ударами по рукам ему умышленно мешали креститься. Мучение продолжалось бесконечно долго, пока, наконец, несчастному не отрубили голову.

В Бахмутском уезде той же губернии сельскому священнику Попову предложили отслужить панихиду по самом себе, а когда он отказался выполнить, его тут же расстреляли. Другому сельскому священнику в том же уезде большевики перед смертью выкололи глаза и вырвали бороду.

В селе Рождественском Александровского уезда красногвардейцы отрубили местному священнику руки и ноги по туловище и в таком виде повесили за волосы на акацию, а затем расстреляли и три дня не позволяли снимать тело с дерева.

В Полтавской губернии красногвардейцы заняли Любянский Спасо-Преображенский монастырь, поселились в нем и принялись грабить и кощунствовать. Затем, через некоторое время, их командир приказал настоятелю священно-игумену Амвросию собрать всю братию. Часть монахов была в отсутствии, и всего собралось 25 человек. Их объявили арестованными, потребовали выдачи ключей от келий и всех других монастырских помещений. Затем монахам было приказано принести дрова и при этом объяснили, что все они будут сожжены. Но приближение добровольческой армии расстроило их планы, нельзя было медлить, и спешно погнали всех арестованных монахов в город, а оттуда повели на вокзал. Затем среди ночного мрака их стали расстреливать партиями. Расстрел начался с настоятеля Амвросия, которого убил выстрелом из револьвера комиссар Бакай, стоявший во главе стражи. А затем красногвардейцы стали расстреливать остальных. Семнадцать монахов было убито, а остальные были только ранены и притворились убитыми.

В самой Полтаве в конце июня 1918 г. был арестован большевиками иеромонах Крестовоздвиженского Полтавского монастыря Нил. Несколько раз его водили на допрос. С последнего допроса он вернулся сильно избитым. Сопровождавший его красногвардеец заявил, что арестованный монах так упорен, что ничего не хочет говорить и что на него придется истратить 37 рублей, т.е. стоимость пули. Действительно, 4 июля он вместе с двумя неизвестными был выведен в лес и там все трое были расстреляны. Осмотр трупа иеромонаха Нила установил, что убийство его сопровождалось мучительными истязаниями.

Иеромонах монастыря Спасов Скит Афанасий, выведенный на казнь, стал на колени, помолился, перекрестился и затем, поднявшись с колен, благословил стоявшего против него с ружьем в руках большевика и поднял руки вверх. Двумя выстрелами красный палач убил только что благословившего его пастыря.

Из числа расстрелов по своей жестокости выделяется убийство священника деревни Ново-Никольской отца Николая Милюткина. Ему было предъявлено вымышленное обвинение в том, что, узнав о следовании через село партии пленных красногвардейцев, он прервал Богослужение, взял в руки св. чашу с Дарами, вышел на паперть церкви и выражал свою радость пением «Христос воскресе». Представ пред местной чрезвычайкой, отец Милюткин во время допроса был подвергнут избиению шомполами, и кроме того двумя шашечными ударами ему были нанесены раны на ноге и снято полскальпа. После этого он, по просьбе местных крестьян, был выдан им на поруки, но через два часа его вновь привели в чрезвычайку, где председатель ее произвел в него в упор выстрел из револьвера, а другие красногвардейцы нанесли шашками многочисленные ранения. Так как пол залит был кровью, то большевики привели собак, чтобы они и вылизывали ее, и когда те противились, то их пороли нагайками. Затем, раздев труп, стащили его в реку Дон, приговаривая: «Плыви в Новочеркасск, скажи чтобы через неделю ждали нас».

Расстреляны были следующие священнослужители, которым были предъявлены обвинения в том, что они плохо отзывались о большевиках и не могли удовлетворить требования о выдаче денег:

Архимандрит Геннадий, на Левенговских заводах.

Священник Тимофей Стадник, с. Ново-Бахмутовки.

Священник Константин Щеголев, с. Андреевки, Бахмутовского уезда.

Священник Феодор Базилевский, с. Григорьевки.

Священник, с. Давидовки.

В поселке Попасная священник Дрогожинский был приговорен к смерти за проповедь, в которой указал, что Иулиан Отступник перед смертию сказал: «Ты победил, Галилеянин». В этом большевики усмотрели намек на себя.

Жестоким истязаниям в Попасной подвергся Красовский, в Переездной – священник Булахов, в Лисичанске – Шепелев.

В одно короткое время в Кубанской области было убито 43 священника и в пределах небольшой части Ставропольской епархии убито 52 священника, 4 диакона, 3 псаломщика и 1 ктитор.

В селе Серпевском Ставропольской губернии в июне 1918 г. военным комиссаром села убит священник Патрыкин за то, что будто бы он уговаривал жителей не платить красногвардейцам 90 тысяч рублей контрибуции.

Священник Александр Подольский был убит за то, что служил молебен казакам перед выступлением против большевиков (станица Владимировская Кубанской области). Но, прежде чем его убить, его долго водили по станице, глумились и били, а потом зарубили за селом на свалочном месте. Один из прихожан, пришедший его похоронить, был тут же убит пьяными красногвардейцами.

Священник села Соломенского Ставропольской губернии Григорий Дмитриевский, выведенный большевиками за село на казнь, просил дать ему помолиться перед смертью. Он опустился на колени и молился вслух, осыпаемый насмешками и требованиями скоре кончать молитву. Не дождавшись конца молитвы, большевики бросились на него, коленопреклоненного, с шашками, и отрубили ему сначала нос и уши, а потом голову.

Священник Мария-Магдалинского монастыря Кубанской области Григорий Никольский 27 июня 1918 г. после литургии, за которой он приобщал молящихся, был взят красногвардейцами, выведен за ограду монастыря и там убит выстрелом из револьвера в рот, который его заставляли открыть при криках: «И мы тебя приобщим».

В станице Барсуковой весной 1918 г. священник Григорий Златоусский был убит красногвардейцами за то, что служил молебен по просьбе казаков об избавлении от большевиков.

В станице Попутной протоиерей Иванов, 30 лет прослуживший в этой станице, был заколот красногвардейцами за то, что он в проповедях указывал, что большевики ведут Россию к погибели.

В станице Вознесенской Троицкой церкви священник Алексей Павлов, 60 с лишком лет, был убит на площади за то, что происходил из казаков и когда-то служил в гвардии.

В станице Удобной священник Феодор Березовский, старше 50 лет, убит красногвардейцами с запрещением хоронить его тело за то, что высказывался неодобрительно о большевиках.

В станице Усть-Лабинской священник отец Михаил Лисицын был мучим в течение трех дней: с пятницы до воскресения. Накинув на его шею петлю, его водили по станице, глумились и били его так, что он, падая на колени, молил поскорее с ним покончить. Убили его 22 февраля 1918 г. Жене его пришлось заплатить 610 рублей, чтобы разрешили его похоронить... На теле его оказалось более десяти ран и голова была изрублена в куски.Священник станицы Данкайской, Иоанн Краснов, 49 лет, убит за служение молебна перед выступлением прихожан против большевиков.

Священник станицы Ново-Щербинской, Алексий Милютинский, 59 лет, убит за порицание большевиков и за то, что отслужил молебен перед выступлением казаков-прихожан.

Священник станицы Георге-Афипской Александр Флегинский, 56 лет, после того как был избит с различными глумлениями, был выведен за станицу, и тело его было найдено много времени спустя.

Священник станицы Незамаевской Иван Пригорский, 49 лет, человек направления крайне левого, в великую субботу был выведен из храма на церковную площадь, где с руганью набросились на него, избили его, изуродовали лицо, отрезав уши и нос. Окровавленного и полуживого вытащили за станицу и там убили, размозжив голову.

Заштатный священник Золотовский, старец за 80 лет, проживавший в селении Надежда, был захвачен красногвардейцами во время сна после обеда, был выведен ими на площадь, наряжен в женское платье, после чего они требовали, чтобы он танцевал перед народом, а когда старик отказался, они его тут же повесили.

Заштатный священник Павел Калиновский, 72 лет, проживавший в городе Ставрополь, во время захвата этого города в октябре 1918 г. большевиками за то, что имел внуков офицеров, был арестован и приговорен к наказанию плетями; он умер под ударами.

Игумен Евгений, настоятель Александро-Свирского монастыря Олонецкой губернии Лодейнопольского уезда и с ним 5 человек братии. В разгар первых дней революции банда грабителей-безбожников, с руганью и богохульством на святом месте, потребовала от отца игумена, казначея и эконома, ключи от кладовых монастыря. Начальники обители как могли возражали и отстаивали монастырское достояние. Банде это не понравилось, и она присудила иноков к расстрелу. Они заставили шесть человек отцов начальников и старших рыть во дворе монастыря себе могилу-яму. Когда яма была вырыта, их поставили на край ее и стали целиться в них из ружей. Был третий день Святой Пасхи. Мученики попросили палачей позволить им спеть «Христос воскресе». Палачи не позволили, но они запели, и в это время раздался залп. Иноки попадали в яму. У отца эконома была большая черная борода, и она сразу побелела, когда он стоял перед ямой. Так рассказывал об этом свидетель, послушник (корел) Иван, который все это наблюдал с чердака, на котором спрятался.

В селе Баингар большевики явились в дом священника Димитрия Семенова, потребовали еды и после угощения обещали, что священник будет цел, и ушли. Но затем прислали за ним. На утро его труп был найден за селом.

В селе Безопасном убиты священник Серафимовской церкви Леонид Соловьев 27 лет, диакон Дмитриевской церкви Владимир Остриков, 45 лет, и псаломщик Александр Флегинский, 51 год. Убили их местные большевики, уведя их на место, где раньше закапывали чумный скот. Велели им самим рыть могилу, а затем зарубили их шашками и, недорубленных, полуживых, закопали в неглубокие могилы. Никаких обвинений им не было предъявлено, а просто признали нужным извести священников.

Псаломщик Свято-Троицкой церкви станицы Восточной Александр Донецкий за «принадлежность к кадетской партии» был приговорен к тюремному заключению, но по дороге сопровождавшим его отрядом убит.

Священник хутора Танайки Черноморской губернии отец Иоанн Малахов вместе с женой своей были арестованы красногвардейцами, приведены ими в станицу Мингрельскую и там расстреляны после издевательства, «в особенности над матушкой», как доносил местный священник.

В станице Пластуновской священник отец Георгий Бойко был убит мучительным образом: на горле у него была ужасная рана, горло было как-то разорвано.

В станице Кореновской убит священник Назаренко.

В Краснодарской губернии в одну ночь по приказу Буденного убито шесть священников.

Василий Верижский, студент Казанской духовной академии, приехал в родное село Ставропольской епархии к своему отцу, псаломщику. Здесь на каждом месте и всем вслух он обличал большевиков. Наконец его взяли. Идя на казнь, он заявил, что он большевиков никогда не признавал и с ними не примирится. И затем, помолившись, отошел ко Господу.

Отец Серапион, священник станицы Ново-Александровской Кубанской области, служил у так называемых иногородних, у бедного, не казачьего населения станицы, дававшего первых большевиков. Прихожане любили своего доброго, нестяжательного, веселого и молодого пастыря и никому не давали его в обиду. Это был батюшка пролетарской бедноты, и другие священники завидовали его положению. Однажды, сам правя лошадью, он ехал рядом с полотном железной дороги, по которому в это время, умеряя свой ход, подходил к станции поезд. Из окна одного вагона раздался ружейный выстрел, и отец Серапион упал на дрожки мертвым. Конь был задержан у станции. Местные жители подняли всеобщее возмущение против злодеяния. Искали по вагонам преступника для расправы, но, конечно, никого не нашли.

Отец Михаил Крыжановский, священник села Величаево Ставропольской епархии на границе астраханских степей, отличаясь ревностью по службе, искренним благочестием и бескорыстием, беспощадно обличал своим словом большевистское безбожие и насилие. Это был духовный пламень, сжигавший всякую неправду на своем пути. И он был, конечно, обречен на смерть. В одно воскресенье, после Божественной литургии, при полном стечении народа его прямо из церкви забрали пришлые большевики на повозку и повезли за село. Народ плакал. Отец Михаил успел сказать своей пастве слова Спасителя: «Не плачьте обо мне, а плачьте о себе и детях ваших». За селом этого славного священномученика церкви Христовой и скромного служителя Божия отдаленного маленького местечка злодеи подняли на штыки. Ему было не больше, как лет двадцать восемь. После него остались жена и двое детей.

В Херсонской губернии три священника были распяты на крестах.

В Ялте зверски большевиками убит популярный священник Сергей Щукин.

В Крыму шайка большевиков захватила трех священников – Николая Попова, Агафона Гарина и Александра Казанчева – и после долгих истязаний и глумлений убила их.

Настоятель Островского собора Псковской епархии Ладинский, когда его большевики вели на смерть, пел псалмы и пред кончиной проклял большевиков.

Священника Котурова при эвакуации Чердыни мучители схватили, сорвали с него одежды и до тех пор поливали его на морозе водой, пока он не превратился в ледяную статую. И страстотерпец не проронил ни одного жалобного стона, ни одного слова.

Архимандрит Вениамин, последний настоятель Соловецкого монастыря, жил отшельническою жизнью в одинокой избе в окрестностях Архангельска. Ночью местные большевики сожгли его избу вместе с ее насельником, предварительно забив окна и двери.

Архимандрит Матфей, ректор Пермской духовной семинарии, изрублен шашками.

Священник Андрей Зимин со всей семьей (село Черниговка, Никольско-Уссурийский край) убит в 1918 г.

Священник Иоанн Литвинцев убит со всей семьей (село Вишневка, Никольско- Уссурийский край) в 1918 г.

Священник Петр Дьяконов у Надеждинского завода Верхот. у. Пермской губернии в 1918 г. закопан в землю по голову и в нее расстрелян.

Отец Феодор села Голышмановского Тобольской губернии убит в июне 1918 г.

Отец Павел села Усть-Ница Турин, у. Тобольской губернии убит в июне 1918 г.Священник Георгий Паргачевский с. Ивановки Амурской области расстрелян разрывными пулями в 1918 г.

Священник Симеон Ионин (Троицкий уезд Оренбургской епархии) расстрелян в 1918 г.

Протоирей Николай Русанов расстрелян в Кустана Оренбургской епархии в 1918 г.

Протоиерей отец Александр Земляницын, отец Иоанн Евстратьев, отец Петр Холмогорцев (кафедральный протоиерей), отец Михаил Пеньковский и некоторые другие в 1918 г. были увезены из Челябинска и пропали без вести.

Многие из священников, бежавших при отступлении добровольцев из Воронежской губернии, вернулись и заняли свои места, но и многие из них расстреляны. Один из видных воронежских священников отец Митрофан Девицкий, не добравшись до Воронежа, был схвачен и расстрелян на глазах родителей, жены и детей.

Священники Воронежа, воодушевленные примером своего архипастыря архиепископа Тихона, не пожелавшие оставить город при занятии его большевиками в декабре 1919 г., почти все были убиты. В Воронежской епархии тогда было расстреляно 160 священников.

В Харьковской губернии за 6 месяцев, с конца декабря 1918 по июнь 1919 г., было убито 70 священников.

Протоиерей Константин Мошанов (г. Ялуторовск) убит в Тюмени в 1919 г.

Священник Леонид Матренинский расстрелян в Верхнеудинской тюрьме в 1919 г.

К жертвам 1919 г. нужно отнести неизвестного священника, павшего не от руки большевиков, но исполнившего свой христианский долг.

4 марта 1919 г. петлюровский атаман Семесенко (22-х лет), стоявший под Проскуровом, отдал приказ своей запорожской бригаде перебить еврейское население. Приказ говорил, что «пока хоть один жид будет у нас на Украине, не будет спокойствия». 5 марта вся бригада, 500 человек недисциплинированных, пьяных разбойников, разделившись на три партии, каждая при «офицерах», вошли в город и стали избивать евреев; входили в дома и вырезывали иногда поголовно целые семьи... С утра до вечера перебили 3000 человек.

Только один был убит пулей – православный священник, старавшийся остановить извергов; остальные зарезаны...5

Диакон Александр Невский убит в Перми в 1920 г.

Священник Никодим Редикульцев (с. Камень Томской губернии) зарезан в тюрьме кухонным ножом около 1920 г.

Николай Михайлович Варжанский, московский епархиальный миссионер, расстрелян в 1920 г. в Москве. Перед смертью написал из тюрьмы родным и знакомым трогательные письма. Уходил на смерть спокойно и радостно, как в приятное путешествие.

Протоиерей Алексий Воскресенский в с. Чаши Курганского уезда Тобольской губернии убит в 1921 г.

Протоиерей Николай Тихомиров (с. Введенского Курганского уезда Тобольской губернии) убит в 1921 г.

Священник Владимир Селивановский убит в с. Шатрове Ялутор. у. Тобольской губернии в феврале 1921 г.

Священник отец Анатолий Масленников (Успен. зав. Тюменского уезда) расстрелян в Томске в 1921 г.

Священник Виктор Низковский (Курганского уезда) убит в 1921 г.

Священник Николай Марсов убит в Тобольской губернии в 1921 г.

Священник отец Иоанн Снегирев (слоб. Усть-Ламинской Тобольской губернии) убит в феврале 1921 г.

Во время крестьянского восстания в Западной Сибири в 1921 г. было расстреляно в одной Тобольской губернии около ста священников.

Протоиерей Серапион Черных во время освящения вербы под Вербное воскресение 1921 г. в Николаевске-на-Амуре в облачении брошен в бухту.

Священник Серафим Сарычев (станица Гондатьевка) расстрелян после пасхальной литургии в 1921 г.

Священник Иоаким Фролов (с. Михайловское Амурской области) сожжен за селом на стогу сена в 1921 г., на пепелище остался один крест.

Священник Иоанн Масловский (с. Верхне-Полтавки Амурской области) застрелен через окно своего дома 7 сентября 1921 г.

Священник Феодор Архангельский (станица Михайло-Семеновская Амурской области) расстрелян в 1921 г.

Архимандрит Сергий Шеин, секретарь Московского Всероссийского Собора, убит 12 августа 1922 г. в Петрограде.

Священники г. Москвы: Заозерский, Добролюбов, Надеждин, Вишняков, Орлов, Фрязинов, Соколов и архимандрит Анемподист Телегин расстреляны в Москве в мае 1922 г.

Архангельская                              Казанская                   –  24

губерния                –  49                Екатеринодарская     –  69

Астраханская        –   84               Черноморская            –   37

Петроградская      –  27                Ставропольская         – 139

Вологодская          –  27                Владикавказская       –  72

Пермская               –  34                Самарская                  –   61

Вятская                  – 41                 Челябинская              –   20

Екатеринбургская            –   29               Семипалатинская      –   12

Новгородская       –   68               Омская                       –   19

Псковская             –  31                Барнаульская             –  41

Владимирская       –   81               Уральская                   –  49

Иваново-                                       Саратовская               –  52

Вознесенская        –  54                Тамбовская                –  41

Костромская         –  72                Орловская                  –  78

Тверская                –  94                Курская                      –  68

Московская           –  36                Харьковская              –  98

Тульская                –  61                Полтавская                – 124

Нижнегородская  –  68                Екатеринославская   –  92

Симбирская          –  47                Донская                      – 97

Таганрогская         –   36               Крымская                   –  44

Уфимская              –   28               Черниговская                        –  78

Минская                –  49                Одесско-Херсонская – 191

Бобруйская            –  29                Могилевская              –  61

Смоленская           –   62              

Всего:        2691 благодуховенства

1962 монашествующих

3447 монахинь и послушниц

ИТОГО:     8100 жертв

В связи с изъятием церковных ценностей в 1922 г. расстреляно и замучено духовных лиц разного звания.

Имена убиенных (без подробных данных):

Протоиерей Порфирий Амфитеатров (Белоруссия).

Архимандрит Августин (намест. Ор. мон.).

Игумен Гервасий (Брянск. Усп. Свенского мон.).

Иеромонах Герасим (Брянск. Усп. Свенск. мон.).

Послушник Антоний (Брянск. Усп. Свенск. мон.).

Протоиерей Иосиф Смирнов (Костром, епар.).

Протоиерей Павел Дернов и чада его (г. Елабуга).

Священник Павел Кушников (Новг. епар.).

Священник Петр Покрывалов (Тульск. епар.).

Священник Феодор Афанасьев (Орл. епар.).

Священник Михаил Чафранов (г. Севастополь).

Священник Владимир Ильинский (Костром, епар.).

Священник Василий Углянский (Симфероп. епар.).

Священник Константин Снятиновский (Влад. епар.).

Диакон Иоанн Касторский (Костром, епар.).

Иеромонах Нектарий (Иванов).

Иеромонах Матвей (Олейник).

Архимандрит Николай (Орлов), ректор Пензенск. дух. семинар.

Иоанн Перебаскин, смотритель Солиг. дух, училища.

Священник Иннокентий Пляскин умер в тюрьме во Владивостоке в 1923 г.

В д. Дедино Себежского уезда чекистами убит во время богослужения православный священник. В д. Заситино того же уезда в церкви был поставлен обобществленный скот; по требованию крестьян церковь была снова открыта, но в отместку чекисты убили у алтаря священника. В пограничном селе Слободка чекисты вытащили священника из арестного дома, раздели донага и повесили на дереве. Начальник ГПУ заявил, что повесит каждого, кто «попытается спасти попа», и крикнул замерзающему священнику: «Пусть твой Бог тебя оберегает и спасет». В с. Турке чекисты прибили священника к царским вратам, а затем расстреляли.

Священник отец Андроник Любович станицы Николаевской на Амуре, отец Михаил Новгородцев села Песчаноозерки и отец Емельян Щелчков хут. Муравьевки (бывший иподиакон митрополита Антония Храповицкого в Харькове) – все трое умучены и расстреляны в январе 1924 г. палачом Безлепкиным, председателем чрезвычайной губернской судсессии. У отца Андроника волосы были закручены семидюймовыми гвоздями.

Священник Модест Горбунов убит около Хайлара в 1929 г. красными налетчиками в Трехречьи.

Протоиерей Илья Зотиков, ризничий храма Христа Спасителя в Москве, служивший ранее в Америке, расстрелян во Владимире в 1930 г.

Когда митрополит Сергий вошел в соглашение с советской властью и отдал приказ по церквам молиться за нее на ектениях за Богослужением, нашлись такие епископы и священники, которые сочли это неприемлемым и отошли от митрополита Сергия. У них был один из самых больших храмов в Петрограде, в который стекалось много народа. Когда был отдан приказ правительства наложить налог на продажу свечей в храмах, то в храмах, отошедших от митрополита Сергия, отказались продавать свечи. Это обстоятельство послужило причиною ареста архиепископа Димитрия, духовенства и 15 человек мирян. Целый год их держали в тюрьме. В июле 1930 г. следствие окончилось. Архиепископ Димитрий и 6 священников и несколько мирян были приговорены к 10 годам тюрьмы, а два священника: отец Сергий Тихомиров и отец Николай Прозоров были расстреляны.Это были действительно выдающиеся мужественные исповедники Веры Христовой. Они не дрогнули сказать правду безбожной советской власти. В сердцах верующих людей образ их сохранится навеки, как и священников, павших не за контрреволюцию, – они ни в чем не были повинны, – а за открытое и бесстрашное исповедничество Веры Христовой и за обличение своих палачей.

Протоиерей Михаил Чельцов, петроградский священник, несколько раз был арестован и приговорен к расстрелу. Но каждый раз в последний момент приговор отменялся и его совершенно освобождали. В последний раз он уже совсем приготовился к смерти и ждал ее радостно, как опять был «прощен». Он говорил своему другу: «Я уже не радуюсь освобождению... опять жизнь, а я так свыкся с мыслью о переходе в иной мир, уже как бы живу в нем, а этот мне чужд». Но недолго пришлось ждать нового ареста и нового приговора к расстрелу. И на этот раз он был приведен в исполнение – в первый день Рождества. Один из конвойных или из сторожей, присутствовавших при расстреле, потом рассказывал вдове отца Михаила: «Ну и старик был. Его на смерть ведут, а он тропари Рождеству поет»... Говорят, что на другой день после расстрела пришел из Москвы приказ: «Освободить ввиду отсутствия состава преступления».

Иеромонах Сергий Ляпунов арестован в феврале 1932 г., умер в ссылке.

Иеромонах Серафим (Тьевар) умер в Вишерском лагере 23 ноября 1931 г.

Священник Сергий Аронский, бывший протодиакон Ливадийской церкви, из Красноярской тюрьмы пропал без вести.

Убиты в Екатеринбурге (Свердловске) протоиерей Владимиров и протоиерей Струмилло.

Протоиереи Димитрий Пыжов и Карп Шубов расстреляны в Гостовской тюрьме в 1932 г. вместе с митрополитом Серафимом (Мещеряковым). Там же расстреляны одновременно белого и черного духовенства 120 человек и умер от голода протоиерей Феодор Сальников.

Архимандрит Полихроний Запрудер, протоиерей Константин Ордынский и священник Николай Катасонов расстреляны в Красноярской тюрьме в 1934 г. вместе с епископом Филиппом Гумилевским за непризнание церковной власти митрополита Сергия Московского.

Профессор протоиерей отец А. Ксенофонтов, бывший питомец Петербургской духовной академии, и протоиерей отец Н. Будников были арестованы в 1933 г. по обвинению в контрреволюции и сопротивлении советской власти и сосланы в лагерь на крайнем севере России (Кемские лагеря) сроком на 10 лет. Оба решили уйти из лагеря и перейти границу, но на самой границе были схвачены пограничниками и доставлены в Петрозаводск, где по распоряжению из центра и были расстреляны в 1936 г.

Иеромонах Варсонофий (Преображенской церкви в Стрельне) умер в 1935 г. в ссылке.

Иван Васильевич Попов, доктор богословия, профессор Московской духовной академии, после ареста в 1936 г. пропал без вести.

Иван Петрович Ежиков, клиросный чтец Преображенского храма Стрельны, Петр. Епархим, умер в ссылке в 1937 г.

Протоиерей Димитрий Киранов, настоятель Иоанно-Златоустовского собора г. Ялты, в 1937 г. из тюрьмы пропал без вести.

В Арзамасе в 1938 г. расстрелян священник Иоанн Ходоровский. Он был эмигрантом, но в 1921 г. вернулся нелегально в Россию, был арестован и отправлен в ссылку, где тайно принял рукоположение в священный сан, а затем бежал из лагеря и долгое время скитался. Прибыв в Арзамас, отец Ходоровский нашел приют у монахини Терентьевой. Некоторое время Терентьева скрывала его, как беглого, но впоследствии отец Иоанн перестал скрываться и снискал себе всеобщее уважение.

В обхождении с народом был мягок, отзывчив, шел навстречу любой просьбе и без отказа совершал все требы. Жил отец Иоанн в миру по уставу затворников и готовился принять монашескую схиму. При обыске в комнате отца Иоанна была обнаружена разная литература. Он был обвинен в распространении антисоветских листовок при помощи религиозных странствующих проповедниц. Арестованные же монахини-странницы обвинялись, кроме того, в агитации против советской власти и колхозного строя. Все обвиняемые были признаны участниками «организации», возглавляемой Петроградским митрополитом Иосифом.

В Самаре расстрелян в 1938 г. протоиерей Ксенофонт Архангельский, дававший приют всем странствующим проповедникам.

В список новых русских мучеников могут быть внесены и убиенные большевиками за границей.

Священник Яковлевский убит партизанами-коммунистами в одном из сел Пожаревачкого округа Сербии в 1941 или 1942 г.

Священник Д.Н. Новосельцев вместе с женою, дочерью и работником-казаком зарезаны партизанами-коммунистами в селе Миличинцы возле города Вальевска Каменица в Сербии в 1942 или 1943 г.

* * *

5

Кн. A.M. Волконский. Историческая правда и украино-фильская пропаганда. Турин. 1920.


Комментарии для сайта Cackle