С. Девятова

Подвижницы Москвы и Московской области

Начиная рассказ о блаженных старицах, проживавших в Москве и Московской области в двадцатом столетье, вспомним об известных Московских старицах, к которым обращались верующие люди за духовным советом и молитвенной помощью в 17–19 веках.

Знакомясь с историей возникновения Иоанно-Предтеченского монастыря 2, мы находим упоминание о прозорливых старицах, проживавших в этой святой обители.

Известно, что супруга Михаила Феодоровича царица Евдокия Лукьяновна часто навещала жившую здесь блаженную схимонахиню Марфу, Христа ради юродивую, и просила ее молитв о благополучном разрешении при родах. Блаженная Марфа в марте 1638 года была погребена в монастырском Соборе. Около трехсот лет почивали в Ивановской обители мощи святой блаженной схимонахини Марфы, Христа ради юродивой – молитвенницы и покровительницы царствовавшей династии Романовых. В середине XIX века по благословению свт. Филарета Московского мощи блаженной при перестройке Собора были обретены и положены в новую мраморную гробницу. В связи с закрытием Собора в 1926 году мощи святой блаженной Марфы были вскрыты и перезахоронены, в настоящее время их местонахождение остается неизвестным. Память блаженной празднуется в обители в день преставления 1/14 марта и в Соборе Московских святых в воскресение перед 26 августа / 8 сентября.

Благочестивая императрица Елизавета Петровна собиралась на склоне лет по обычаю предков постричься в монашество. По её указанию строился в Санкт-Петербурге Воскресенский Смольный Новодевичий монастырь, куда императрица собиралась удалиться. Но не императрица Елизавета Петровна, а её дочь (княжна Августа Тараканова) в 1785 году «для блага России» была пострижена в монашество с именем Досифеи в Московском Ивановском монастыре: «Царственная инокиня содержалась в строжайшем затворе около 25 лет. Свой невольный затвор она обратила во спасение своей души и душ тех ближних, кто приходил к ней с верой за помощью (после смерти Екатерины II к старице Досифее стали допускать верующих). Тогда и явлены были миру дары молитвы и прозорливости, которыми щедро наделил Господь смиренную инокиню, принявшую крест свой от руки Божией. Многим помогла она на пути спасения. О ее молитвенной помощи свидетельствовал в середине XIX века настоятель Оптиной Пустыни схиархимандрит Моисей (Путилов), ныне прославленный в сонме Оптинских старцев. Ему, а также его брату, будущему настоятелю Саровской пустыни игумену Исайе II (Путилову), она указала монашеский путь и поддерживала их в юности молитвою и добрым советом. 4 февраля 1810 году монахиня Досифея почила о Господе, её похоронили в Новоспасском монастыре – родовой усыпальнице бояр Романовых. (Отметим, что преп. Серафима Саровского в юности благословила поступить в Саровскую обитель другая старица Досифея (1721–1776 гг.) Прозорливая старица, в юности, скрываясь от родных, назвав себя мужским именем Досифей, попросила принять её в лавру послушником, позже она поселилась в горной пещере, окружённой лесом. Многие верующие, узнав об отшельнике, приходили к старцу (старице) за советом и помощью, подвижница разговаривала со страждущими лишь через окошко кельи. Слава о прозорливости отшельника разнеслась по всей России. Побывала у пещерника Досифея и Императрица Елизавета Петровна. По преданию: «Она сама поднялась пешком на гору Китай. Когда затворник поклонился ей до земли, спросила: «Отчего ты избрал такую суровую жизнь?» В ответ она услышала: «Печальны будете, – сказал нам Господь, – но печаль ваша в радость будет». Земля, на которой мы живем, суть страна нашего изгнания, где мы должны обучаться скорбям, чтобы наследовать утраченное нами блаженство. И только претерпевший до конца, тот спасен будет. Без кровопролития нельзя праздновать победы. Ибо всякий знает, что наше торжество не здесь, а за пределами нашей жизни, где и ожидает нас венец или осуждение». Императрица,узнав, что мудрый старец до сих пор не пострижен, велела тотчас исполнить обряд. Имя же Досифей пожелал оставить прежним». После того как в России вышел указ, запрещающий отшельникам жить, где бы то ни было, старцу Досифею предложили жить в лавре и назначили келейника Феофана. Старица Досифея отошла ко Господу на 56-м году своей жизни 25 сентября 1776 года, и погребена в ограде Киево-Китаевской пустыни. Перед смертью старица написала: «Тело мое приготовлено к напутствованию вечной жизни; молю вас, братия, не касаясь, предать его обычному погребению». Завещание было выполнено. Тайна же подвижницы открылась позже – её сестра, увидев портрет старца, узнала в нём свою сестру Дарью Тяпкину, которую столько лет разыскивали родные.)

Следует упомянуть и о прозорливой блаженной старице Евфросинии, Христа ради юродивой († 1855 г.) – преподобной Евфросинии, княгине Московской.

Старица Евфросиния (в миру княгиня Евдокия Вяземская) родилась приблизительно в 1758 или 1759 годах. Известно, что она училась в Смольном институте в Петербурге, после окончания института была фрейлиной при дворе императрицы Екатерины II, которая часто в минуты грусти проводила с ней время.

Однако вскоре Евдокия вместе с двумя другими фрейлинами: Марфой Яковлевной Сониной († 1805 г.) и девицей Соломией († 1809 г.) решила тайно покинуть дворец и взять на себя тяжелый крест подвижничества. Они переоделись в костюмы крестьянок и отправились странствовать. За время этого странствования Евдокия побывала в нескольких монастырях, где несла разного рода послушания.

Спустя много лет подвижница пришла в Москву к митрополиту Платону (она просила помочь ей тайно укрыться в монастыре). Архипастырь отправил ее с письмом, в женский Серпуховской Владычний монастырь 3. (Вероятно, именно в этот период состоялся постриг в монашество с именем Евфросиния.)

Блаженная старица Евфросиния подвизалась в обители с 1806 по 1845 год. В монастыре начала она свой великий подвиг юродства Христа ради. Через несколько лет блаженная поселилась недалеко от монастырской ограды в небольшом домике.

Блаженная старица Евфросиния постоянно молилась ( она отдыхала лишь по два часа в сутки на голых досках, преклонив голову на локти). По свидетельству современников летом и зимой подвижница одевалась в рубашку толстого неваляного серого сукна (власяницу). Лишь изредка зимой, в большие морозы и то только для проезда в город, надевала она имевшийся у нее мужской нагольный тулуп. Ходила блаженная всегда босая. Голова у нее была стриженая, иногда она обматывала ее тряпицей или надевала на нее шапочку с опушкой. На шее юродивая носила медное ожерелье и медную цепь, на которой висел тяжелый медный крест, под своей единственной одеждой великая подвижница носила еще тяжелые железные вериги.

Ее пищей был только хлеб с квасом. Днем старица ходила в монастырский бор, где собирала грибы, цветы и разные травы. Эти травы она потом раздавала обращавшимся к ней за помощью больным, приговаривая: «Пейте, будете здоровы». И больные по вере своей получали облегчение или полное исцеление от недугов.

Однажды во время засухи в Серпухове блаженная старица пришла к игумении Владычнаго монастыря и сказала: «Чего сидишь? Сейчас же зови священника! Пойдемте в поле молиться!» Игумения пригласила священника, и все пошли в поле молиться о дожде. В конце молебна, когда священник читал молитву о ниспослании дождя, неожиданно полил сильный дождь. По молитвам старицы Господь помиловал верующих.

Подвижническая жизнь блаженной старицы Евфросинии была хорошо известна и Московскому митрополиту Филарету, который, за время пребывания старицы в Серпуховском Владычнем монастыре, неоднократно посещал его и всегда с большим вниманием и уважением относился к юродивой. Старица обыкновенно встречала архипастыря вне монастырской ограды, и когда принимала от него благословение, благоговейно целовала его руку. Святитель в свою очередь целовал руку старицы.

Слава о ее подвигах привлекала к ней множество посетителей, приезжали к ней и москвичи, и она никого не отпускала без слова назидания.

Последние годы жизни прозорливая старица Евфросиния житела в село Колюпаново (Тульская обл.) (она переехала в село Колюпаново по приглашению помещицы Наталии Алексеевны Протопоповой).

Из воспоминаний священника Павла Просперова: «Однажды зимой пришла ко мне матушка Евфросиния и легла на диван, приказала мне снять с нее ботинки, что я охотно исполнил. Полежав на диване некоторое время она собралась идти, я предложил ей свой услуги обуть ее, на что матушка ответила: «Возьми себе мою обувь, да смотри, береги ее», – а сама пошла босая. Спустя несколько времени после этого, жена моя заболевает водянкой… Мы не можем придумать, во что обуть ее. Вдруг мне приходит в голову мысль на ночь обуть ее в матушкины ботинки! И что же!? К утру следующего дня опухоль значительно уменьшилась, а еще через день совершенно исчезла – жена стала совершенно здоровой и болезнь эта у нее более не повторялась».

Блаженная отошла ко Господу 3/16 июля 1855 года и была погребена в приделе церкви села Колюпанова. Чудеса исцеления больных начались в день погребения матушки и продолжаются по сей день. Блаженная старица Евфросиния была канонизирована в лике святых Тульской земли в 1988 году.

Тропарь, глас 4

Вся красная мира сего призрела еси, дворец царский оставив, юродство Христа тади на ся восприяла еси, блаженная мати Евфросиние. Сего ради с мудрыми девами в Небесный Чертог Жениха Христа вошла еси, моляся о всех нас.

Современницей св. блаженной Евфросинии Алексинской была старица Владычнего монастыря монахиня Еликонида.

Около двадцати лет она жила в тесной келлии на втором ярусе колокольни.

Как и матушка Евфросиния, она вела жизнь блаженную. Перед кончиной Еликонида утешала сестер словами назидания и с миром отошла ко Господу в 1854 году.

Блаженная схимонахиня Серафима (Павлово-Посадская)

(† 1919г.)

О жизни блаженной старицы Серафимы известно очень мало. Известно, что родилась

схимонахиня Серафима в 19 веке, жила в одной из деревень Владимирской губернии Покровского уезда Друникогородской волости. По свидетельству современников она была маленького роста, совершенно беспомощной. В Павловский Посад в святую обитель привезла 70-летнию прозорливую старицу матушка Елена, которая стала келейницей блаженной старицы.

Владелец крупной недвижимости Титов сделал щедрое пожертвование в монастырь, чтобы в обители построили просторную келью для старицы и ее послушниц, как он выразился «для души и ее спасения». В новой келье прозорливица и принимала страждущих, которые приезжали в монастырь со всей округи. Келейницы старицы Елена и Мария ухаживали за матушкой, принимали верующих, поясняли сказанное (блаженную было трудно понять). Из жития схимонахини Серафимы: «Архимандрит Константин, посетивший матушку, сказал: «Тебе бы мантию одеть». – «Как прикажешь», – покорилась блаженная, и он постриг ее с именем Серафима. В тот же день была пострижена и Елена. Имея память смертную, монахиня Серафима лежала не в постельке, а в дубовом гробу. Крышка от домовины была прислонена к стене при входе в ее домик».

Из воспоминаний монахини Елены: «Я ее носила на руках в (монастырскую) церковь и клала ее на скамеечку. Для нее в монастырь привезли специальный ящик, поставили ящик в церковь, в ящике соорудили специальную скамеечку и кто пожелал увидеть матушку Серафиму, то должен был войти в этот ящик».

В 1917 году монахиню Серафиму постригли в схиму, оставив ей прежнее имя. До последнего часа блаженная старица молитвенно предстояла пред Господом за всех верующих, обращавшихся к ней за молитвенной помощью.

19 июня 1919 года, блаженная старица мирно отошла ко Господу. Похоронили схимонахиню Серафиму у стены Покровско–Васильевского собора 4(ныне на этом месте установлена памятная табличка).

Господи, упокой душу схимонахини Серафимы, со святыми упокой, и её молитвами спаси нас!

Блаженная Александра

Блаженная Александра родилась в деревне Углынь (Истринский район-Подмосковье) приблизительно в середине восьмидесятых годов. Примерно с десятилетнего возраста Александру воспитывала тетя Мавра (в восемь лет девочка лишилась отца, через два года умерла и её мать). Жили бедно. Сашенька была смышлёная, хотя в школу не ходила, самостоятельно освоила грамоту, свободно читала духовную литературу на старославянском языке. Девушка жила затворницей, посещала лишь храм, да приходила с тетушкой на похороны, чтобы проводить в последний путь благочестивых односельчан. С восемнадцатилетнего возраста начала юродствовать, вскоре удостоилась Даров Святого Духа: прозорливости и дара исцеления по молитве.

Из воспоминаний Марии Ефимовны Кузнецовой: «Сашенька была среднего роста, худощавая… Волосы русые. Она была подстрижена коротко – волосы у нее не отрастали. …Она, Сашенька, так и жила у тетки Мавры. Ну, мы и ходили к ней. У нее до полу распятие было на правой стороне – как в Божием храме крест, иконы – хороший иконостас!

Ее не обижали…Повзрослела, стала помаленьку оказывать лечение, потом стала предсказывать. Вот как говорим мы здесь – к ней придем, а она знает, что мы говорили. Она все душевно воспринимала, все знала. В храм Божий каждое воскресенье с теткой ходили. Она больше в Юркино ходила, в Онуфриево и в Петрово. Тетка все ухаживала за ней, никуда одну ее не отпускала…

Сашеньку все время поддерживали: кто приедет, что привезут ей – подарочек какой. Вот так она и жила. А кормились они с огорода. Тетка работала, а Сашенька уж никуда не ходила. Тетка в огороде, по крестьянству, и все ей помогали… Один сосед вспахал, другая соседка взборонила. Соберутся все – Сашеньке, тетке Мавре картошку посадят. Тетке и в город-то даже некогда было: только от Сашеньки один уходит – другой пришел, один уехал – другой приезжает. К Сашеньке дверь не закрывалась. Изо всех сторон, вся округа, и Руза, и Можай (вероятно из Можайска-сост.) – все к Сашеньке. Все к ней приезжают на ее благословение. Дня не проходило, чтобы у кого какой беды не было: кто заболел, у кого что. А свои, в Сафонихе, ходили все время. Она излечивала: которые лежачие, которые припадочные, болезни какие… С небольшим горем придешь – она рассудит. Все относились к ней очень хорошо. Священники благословляли ее».

К блаженной Сашеньке привозили расслабленных, одержимых – от неё люди уходили исцеленными. Блаженная молила Господа об исцелении больных, читала Акафисты, поила святой водой, по её молитвам, происходили чудеса исцеления. Больные люди, которых приносили на носилках, уходили от неё самостоятельно.

Из воспоминаний Марии Ефимовны: «Так и все болезни лечила. Ребят по головке погладит, святой водичкой умоет – и ребеночек, глядишь, хороший выходит…

Зимой и летом на ней пиджачок был такой маленький, и все. Холщовая рубашка. Все, бывало, ходила настежь. Наденет валенки, а чулок никаких не наденет. Она была уже просто Господом освящена. В морозы Господь ее грел…

Лет с восьми я стала к ней ходить…. Далеко – четыре километра, а бывало, мать скажет: «Пойдем, Манюшка, помаленечку, все дойдем»… Идем, идем. Встречает нас Сашенька: «Гости пришли! Проходите, проходите». Меня так по голове погладит (скажет): «Какая девочка хорошенькая!»

Бывало, наложит мне книжек, а мне восемь лет, в школу раньше с девяти лет ходили. Думаю, что там картинки, а картинок-то нет. А тетка Мавра скажет:

– Сашенька, она в школу еще не ходит.

– Господь милостив, Господь покажет, она и читать будет.

Так вот она мне все предсказывала, бывало, как книжек наложит, а сама все:

– Господи, помилуй! Господи, помилуй!

– Сашенька, что ты ей все поешь-то, она что, должна монашенкой, что ли, быть?

Промолчит.Она мне предсказывала то, что я на клиросе пела двадцать лет. Нас с десяти лет начали учить в школе. Матушка, жена священника, стала преподавать нам Закон Божий. А потом ее сын, Константин Николаевич, нас учил, у него я пела первым дискантом… Я Псалтирь по покойникам с десяти лет начала читать – как стала на клиросе петь…

Сашенька к нам ходила. Она придет из церкви, мать поставит самовар на стол, заварку. Чайник становит. Сашенька сама чай заварит, наливает себе чашку. Посадит меня с собой рядом, тетка Мавра напротив. Нальет мне чашку, кладет кусочек сахарку, сольцы положит в чашку и просвирочки (просфоры) кусочек отломит, бросит мне.

– Пей, так тебе и надо!

Тетка Мавра говорит:

– Как Сашенька тебя благословляет, мне не нравится.

– А что?

Жизнь у тебя будет – терпеть да терпеть. И соленая будет жизнь, и немножко сладкая. Просвирочка – к терпенью.

И в жизни мне не повезло. Всякое видала – и соленое, и сладкое, и горькое».

Предсказание блаженной сбылось – многое пришлось претерпеть Марии Ефимовне. В восемнадцать лет её выдали замуж, через шесть лет, муж оставил её. Воспитывать одной дочь было трудно, время голодное, а алименты муж не платил – скрывался. Во время немецкой оккупации её приговорили к расстрелу – чудом осталась жива.

Из воспоминаний Марии Ефимовны: «Сашенька все знала. Вот сейчас поговоришь, придешь к Сашеньке – она все знает, что мы говорили. Как-то две подружки собрались к ней испытать, чего она знает, чего нет… Одна и говорит подружка:

– Маша, пойдем к Саше в Сафониху, поболтаем.

…Собрались, пошли. Приходят.

Сашенька говорит:

– Мавра, ставь самовар. Гости к нам пришли… Только поставь миску, пока самовар не ставила, налей воды холодной… Водички налей да две ложки деревянные положи.

…Поставила миску, налила воды, положила две ложки деревянные… Сашенька подошла к ней (к девушке, которая , звала подругу «поболтать») взяла за руки и говорит: «Теперь садитесь обе, берите ложки и болтайте…»

Она все предсказывала. Вот, бывало, три старушки, шестого мая, как у Сашеньки день рождения, собираются к ней в гости. Моя мать говорит:

– Тетка Авдотья, тетка Василиса, поехали к Сашеньке в Сафониху. – Раньше у каждого свои лошади были… (Запрягли лошадь.) Ну, поехали – три старухи. А перед этим-то, как им ехать, мать и говорит тетке Авдотье:

– Я сейчас забегу в лавку… Сашеньке платочек, полушалочек какой-нибудь куплю.

Ну, пришла. У продавца была жена, ей и говорит:

– Михайловна, дай мне платочек, едем к Сашеньке, сегодня день рождения у ней.

Она дает платок-то ей, такой орластый.

– Ой, Михайловна, как мне не понравился платок-то – орластый, нехороший.

– Погоди, тетка Федосья, я тебе сейчас другой дам.

Другой-то дала, мать развернула его и говорит:

– Ну что за платочек – как живой!

Завернула платочек, в сумочку и – поехали… Приезжают.

– Сашенька, мы приехали поздравить тебя с днем рожденья.

А она:

– Спасибо.

Потом мать говорит:

– Сашенька, я вот тебе платочек привезла – на день рожденья подарочек, больше нечего.

– Спасибо.

А еще она его не развертывала, а так взяла в руки и говорит:

– Ну что за платочек!

Потом разворачивает его:

– Как живой! А те орластые платки – нехорошие…

А второй раз поехали те же старухи к Сашеньке. Приезжают. Сашенька их встретила, самовар поставила, все – закусить, поесть, тарелку огурцов принесла. И говорит:

– Мавра, а огурцов-то мало будет.

– Да что ты, Сашенька, милая, огурцы хорошие, огурцов-то целая тарелка!

– Сходи, сходи, принеси еще огурцов, а этих мало будет.

Ну, раз Сашенька говорит… Тетка Мавра пошла, Сашенька вслед за ней. А старухи сидят за столом, и они не видали (тетка Авдотья и мать), как Василиса – это старушка третья – два огурца положила в карман. Хорошие огурцы, засол-то, она и положила, и не видали старухи. Приходят. Тетка Мавра принесла огурцов еще.

Старухи:

– Тетка Мавра, да огурцы-то еще есть!

– Сашенька раз велела, я Сашенькино исполняю.

Ладно, попили чаю, вылезают из-за стола:

– Спасибо, Сашенька! Спасибо, тетка Мавра!

Сашенька подходит, берет огурцы и Василисе пихает в карман.

– Сашенька, милая, да не надо!

– Нет-нет, бери все, а то ты взяла, да мало!

– Ой, Сашенька, прости! Я говорю: возьму, дочери покажу, какой засол-то хороший, да у тетки Мавры спрошу, как она солила.

Она всех принимала. Только если кто идет с шельмовством – она не будет принимать. Как я с сестрой ходила своей. Она по матери-то у нас не родная, у отца первая жена умерла. А сестра старшая выросла, вышла замуж. Мужа взяли в армию, тогда Николаевская война, что ли, была, и три месяца о нем не слышно. Как его поминать – по живности ли, убит ли он? Она приходит ко мне:

– Мань, пойдем в Сафониху к Сашеньке, узнаем, Платон жив или нет.

Ну, пошли мы к ней. А она идет сзади и ворчит песню. Я и говорю:

– Фекла, мы с тобой куда идем-то? К Сашеньке! А ты песню ворчишь-поешь.

– Ну да! Как будто она узнала! Слышит она – четыре километра…

…Приходим. Подошли к дому, я постучалась в окошечко. Выходят Сашенька и тетка Мавра. Сашенька:

– А какая к нам хорошая гостья пришла!

Берет меня за руку, а на сестру и говорит:

– А тебе здесь делать нечего…

…Она песню пела! Села на завалинку, на улице, ждет, когда я выйду. А я в доме. Поставили самовар, сели чай пить, Сашенька сидит, я – напротив. Тетка Мавра: то чего подать, то принести – сидит с краюшку.

– Ох-ха-ха, да! – а тетка Мавра слушает. – Ворота-то широкие, а двери-то узкие. Да ничего, Бог милостив! Господь даст, через три дня домой придем.

А я ничего не говорила тетке Мавре, зачем мы пришли. Тетка Мавра мне говорит:

– Манюшка, чего ж ты пришла-то?

– Да вот, Платон, – говорю, – сестрин муж, три месяца слуху никакого не дает.

– Ну ладно, вот что ей скажи, – тетка Мавра все расшифровывает, рассказывает. – Ворота-то широкие, а двери-то узкие – он в плену. А через три дня домой придет. Так и скажи сестре. Пусть через три дня ждет.

Сашенька чаем напоила, благословила:

– Ты ступай, ступай с Богом.

Вышла я. Опять пошли, дорогой-то она спрашивает:

– Что Сашенька сказала-то? Ничего по слуху нет?

– Нет, она вот что сказала: Бог милостив, через три дня домой придет.

– У, какая болтовня… Три месяца слуху никакого не дает. А уж через три дня он домой собрался…

Опять ничему не поверила. Ну ладно. Проходит день, второй. Третий день – бежит Феколка.

– Мам! – на мою мать (она все матерью звала ее).

– Что?

– Вот я Маньке не поверила, а Платон-то вчера вечером пришел!

…Как Сашеньке умереть, она пошла из Сафонихи в Божий храм и с собой лопату захватила, железную. А тетка Мавра спрашивает: «Зачем же?» Она говорит: «Так нужно». Пришла, помолилась в Божием храме, а на паперти оставила лопату. Вышла из Божиего храма – берет лопату. А тетка Мавра за ней пошла. Где… сейчас её могила-то в углу, подходит и говорит: «Ну, пожалуй, здесь и хорошо…» Лопату она оставила здесь…

Потом, когда следующий подходит праздник, перед октябрьскими-то уж, собирается Мавра в Божий храм. Думает: «Что Сашенька-то сегодня не встает?» Подходит, а она уже умерла. Тетка Мавра не видела как. Сашенька не говорила, болит ли у нее что, как заболела – никому не сказала. Тетка Мавра сходила за соседями – собрали ее. Пришли мужчины и говорят тетке Мавре: «Где теперь Сашеньку будем хоронить?»

– Она место себе приготовила.

– Как же?

–Вот она где лопату поставила. Там и копайте могилу.

Подошли к ограде. Стали копать могилу. В Онуфриево батюшке сказали, он панихиду служил. На вынос приехал в Сафониху. Опубликовали, когда хоронить, когда что…

Ей было 32 года, она умерла до октябрьских. Я с седьмого года, мне в революцию было десять лет, а ее уже схоронили, Сашеньку.

Она как умерла, четыре километра до Онуфриева несли ее девушки и шел народ. Я-то болела тифом в то время, я и мать, и сестра, мы трое болели с голоду. Только наш отец за нами ухаживал. Подошли под окно, видим, как Сашеньку понесли. Я-то уж не выходила, а наши певчие встречали ее на краю деревни. Несли ее девушки. Гроб открытый, головка была открыта. И свечи горели. А тихо очень было. Несли три подсвечника, впереди и по бокам, ни одна свечка не погасла. Народу-то очень много было. Новопетровские, из Можая… Слава большая. Зашли с Сашенькой в Онуфриево, а люди еще были в Сафонихе. Четыре километра все шли, все тянулись… Кругом храма стояли, зайти каждому в ограду хотелось бы, чтобы Сашеньке поклониться. Ограда была очень широкая, большая, а даже в ограде было людно.

Как только принесли Сашеньку в село к краю, ее с колокольным звоном встречали. Служба была. А священников было очень много, из Москвы сколько священства было… Отпевали ее долго….

Тетка Мавра после Сашеньки, не знаю, год жила ли. Рано она умерла, ее схоронили в Онуфриево. Все в Онуфриево наше – и Сафониха, и Загорье, и все. Кладбище у нас на всех. Сашеньку хоронили в ограде около храма, а Мавру – на общем кладбище. Как, бывало, в церковь идешь, сперва к Сашеньке зайдешь. Из Божиего храма выходишь – придешь, помолишься, опять проведаешь ее: «Сашенька, милая, до следующего воскресенья». Ей пожертвования приносили. Как ее рождение или Пасха подойдет, издалека приезжают, цветов положат. Все придут. Углынь, Можай, Волоколамск – откуда только не приезжали! Три креста поставили – один крест из Онуфриева, другой крест – из Волоколамска, а третий – можайский крест. На Пасхальную, на третий день пойдешь на кладбище – глядь, наложат и яичек, цветов наложат, и на крест цветов наставят.

У меня уж новорожденная дочь Катька была. А я сама-то онуфриевская. Ну, я к матери поехала, в церковь-то, иду в Божий храм. Служба была преподобного Онуфрия. Привезли одну женщину, из Сафонихи, ее очень ломало. Когда в церковь ее привезли – она пальцами щелкает, и поет, и пляшет. Потом, обедня отошла, повели ее на могилку-то, ее сестра положила к ногам. Она легла и кричит:

– Боюсь, боюсь Сашенькиной земли! Боюсь, боюсь Сашенькиной земли!

А сестра ее крестит, а сама по крошечке в рот земельки-то, на грудь, всю обкладывает. На вот тебе! Я ушла. Смотрю, мимо наших окон она проехала в Сафониху, сидит, ничего. Отошло все у нее. Тогда все удивлялись: как она кричала, обедня пока шла. А потом полежала на Сашенькиной могилке… Сестра только: «Сашенька, милая, исцели бедную женщину!» Вот она встала, а с нее пот, с больной. Сестра ее платком вытирает. Потом посидела:

– Господи! Куда ж ты меня привезла?

– Привезла к Сашеньке на могилку».

Верующие со всей округи приходили на могилку к праведнице. Во время Великой Отечественной войны храм уничтожили, на его месте образовался пруд. Недалеко от могилы блаженной стали добывать песок, внезапно работы были прекращены. Следует отметить, что могила блаженной Александры оказалась единственной уцелевшей из всех захоронений.

В 1996 году останки блаженной перенесли из села Онуфриева в село Дарна (Истринский район) и перезахоронили в храмовой ограде напротив алтаря Крестовоздвиженской церкви.

Из воспоминаний рабы Божией Надежды: «Мы откапывали останки шесть часов – здесь окаменелые песчаные породы. Акафист постоянно читали, менялись беспрерывно… Головка Сашеньки была в платочке шелковом, розовом. Был еще огарочек свечи, чашечка и удивительный деревянный крестик – дубовый, резной, беленький, как будто только что сделан. Мне пришлось так близко соприкоснуться с Сашенькой! Это не объяснишь – я чувствую Промысл Божий и заступление. У меня будто начертано в сердце ее имя, и я не могу ее забыть».

Блаженная Александра, моли Бога о нас!

Блаженная старица Ольга (Московская)

(1871– 1973 гг.)

Cхимонахиня Ольга (в миру Ложкина Мария Ивановна) родилась в 1871 году в деревне Иншино (Егорьевский район Московской губернии) в многодетной семье. Благочестивые родители, Иван и Агриппина, с ранних лет прививали детям любовь к Богу.

Мария с детства была жизнерадостной, никогда не унывала, умела найти выход в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. По рассказам современников, уже в юности она отличалось мужеством, безбоязненностью (Мария боялось лишь нарушить заповеди Божие).

В отроческом возрасте Мария, по совету отца, поступила в Никитский женский монастырь 5(г. Кашира, Тульская губ.), где выполняла различные послушания: шила, вышивала, стегала одеяла, пела на клиросе, затем регентовала. В монастыре она приняла монашеский постриг с именем Моисея.

В 1919 году монастырь был преобразован в трудовую артель, а в конце 20-х годов был закрыт. Когда закрывался монастырь, монахиня Моисея сильно пострадала, ей тяжелым предметом пробили голову.

После закрытия монастыря матушка Моисея жила некоторое время в родной деревне у сестры Анны (отцовский дом сгорел, жить было негде), затем отправилась в Москву. Здесь кто-то из верующих устроил её на жительство в пятиметровую треугольную комнатку в полуподвальном помещении двухэтажного кирпичного дома (недалеко от Таганской площади). Первое время она жила в этой комнатке с двумя монахинями, спали по очереди на единственной кровати. Монахини утроились «надомницами» в производственную артель, дома стегали одеяла и отдавали их в артель.

Матушка Моисея даже в годы безверия не снимала монашеского облачения, днём и ночью молилась дома, бывала в московских храмах. Её часто приглашали для чтения Псалтыри по умершим (за это она получала продукты).

Матушку Моисею несколько раз арестовывали, после непродолжительного пребывания в тюрьме, монахиня возвращалась в свою «таганскую келью».

Духовные чада рассказывали, что незадолго до начала Великой Отечественной войны матушки Моисея и Севастиана закрыли Москву от врага «на замок» – они ночью с молитвой из одной точки в разных направлениях отправились по Садовому кольцу, а встретившись, вышли на Бульварное кольцо и снова направились навстречу друг другу. Когда началась война, прозорливые старицы успокаивали своих духовных чад: «Москва на замке, враги не войдут в неё!»

Многие годы блаженная старица мужественно переносила выпавшие на её долю страдания: соседи, мечтавшие завладеть комнатой старицы, создавали невыносимые условия, не позволяли ей самой топить печь, поэтому в морозы старица находилась в нетопленой комнате и не могла согреть себе даже чаю. Блаженная старица не осуждала соседей, молилась за них, говорила: «Они меня обижают, а я за них переживаю».

Старица Ольга в 1945 году познакомилась с Акилиной Никитичной Кузнецовой, которая стала носить ей горячую еду – передавала её в окно, так как соседи никого не пускали к старице.

Когда блаженная старица начала юродствовать, соседям удалось поместить её в психиатрическую больницу. По промыслу Божиему здесь ей предстояло нести свой молитвенный подвиг. Врачи свидетельствовали, что в присутствии старицы успокаивались самые «буйные» больные. По молитвам подвижницы излечивались многие больные.

Из воспоминаний Акилиной Никитичной Кузнецовой (1911–2000 гг.): «…Постепенно, один за другим стали уходить исцеленные по молитвам старицы. Однажды, когда я пришла навестить матушку, кто-то из врачей сказал мне: «А ваша бабушка не простая, больные при ней успокаиваются»… Я пыталась вызволить матушку из больницы, но мне сказали что «больную» отпустят только в случае, если кто-нибудь оформит опекунство, иначе её отправят в дом престарелых».

Акилине Никитичне удалось собрать необходимые бумаги и оформить опекунство – старицу выписали.

В послевоенные годы монахиня Моисея была тайно пострижена отцом Амвросием Балабановским в схиму с именем Ольга. Когда её спрашивали о постриге, она отвечала: «Это тайна, об этом никому не говорят». Однажды сказала: «Схима – это молитва, а одежда – тряпки, а в схиме огонь – молитва. Схима – это любовь!»

Приведём ещё высказывание старицы Ольги о монашестве: «Монах как рыба на сковородке жарится, чтобы спасти свою душу и донести до конца крест, такие искушения посылаются».

Когда к старице стали приходить за помощью больные, соседи не пускали их, писали доносы, вызывали милицию, грозились вторично поместить её в больницу. (Старице пришлось побывала и во второй больнице, по свидетельству близких, она сама хотела «полечиться» там, говорила: «Там мои сёстры, надо им помочь, нечего им там делать». По молитвам старицы из больницы выписали нескольких монахинь.)

Лишь после того, как соседи получили отдельную квартиру, блаженная стала принимать людей открыто. Со временем все жильцы старого дома были выселены, так как дом собирались сносить, однако старица отказалась переезжать… По молитвам блаженной дом не снесли. Сюда к блаженной старице Ольге приходили за советом, за помощью не только миряне, но и монахи, семинаристы, священники.

Духовные чада старицы рассказывали, что от неё исходило чувство необычайной духовной радости, она умела передавать эту радость взглядом, прикосновением руки – в душе страждущих людей после этого наступал покой, скорби уходили.

Из воспоминаний духовной дочери блаженной старицы Ольги: «Придешь к ней в дом, а там ожидают тридцать-сорок человек. Со всеми матушка беседует, наставляет, дает советы, всех кормит, поит чаем… Сейчас вспоминаем, как же велика была она пред Господом: видела прошлое, настоящее и будущее, ей открывалось главное о человеке, о его духовном устроении, о том, что его ожидает в жизни. Кому было полезно, она открывала прямо, но часто говорила иносказательно, иногда действием – юродствуя… А чад своих она всегда уговаривала: «Молитесь, доченьки, молитесь! Мир молитвой держится!» Часто обличала она пришедших так, что было понятно только тому, кто был грешен этим грехом… Но иногда делала это при всех, чтобы устыдить. Она предсказывала грядущие скорби и искушения, чтобы люди встретили их мужественно, с молитвой. С великой любовью обращалась всегда матушка к Божией Матери, любила праздники в Ее честь. Особенно почитала образ Казанской Божией Матери…»

К сожалению, старица не разрешала её фотографировать, не благословляла писать и портреты. Когда пытались ее фотографировать, каждый раз негативы оказывались засвеченными. По рассказам духовных чад мы можем воссоздать словесный портрет блаженной старицы: «Она была небольшого роста, изящно-худощавая, глаза темно-коричневые, духовные, неземные глаза, волосы седые, лицо у матушки интеллигентное, красивое: княгиня. Очень тонкая, благородная кожа, руки были очень сильные, духовные руки… У блаженной старицы были удивительно благородные движения, походка, жесты. Никогда ничего лишнего, все точно, решительно. Всегда она была собранной, готовой в любой момент к действию». (Внешность, манеры, внутреннее благородство, указывали на дворянское происхождение схимонахини Ольги. По рассказам родственников её отец, Иван Иванович Ложкин служил в волости, но потом по неизвестным причинам перебрался в деревню.)

Многие видевшие её, удивлялись тому, что её лицо менялось: иногда она выглядела совсем старой, древней, иногда казалась молодой, с сияющими глазами.

По свидетельству духовных чад старица Ольга непрестанно молилась, ночью ее никто не видел спящей. Часто на ночь она уходила куда-то молиться. Если оставалась в доме, то всю ночь ходила по комнатам, шептала что-то, молча стояла у икон и снова ходила по комнатам, делала множество земных поклонов. Старица заставляла и своих духовных чад больше молится, читать духовные книги. После таких соборных молитв она вся сияла.

Часто старица в сопровождении одной из духовных дочерей «совершала многочасовые походы по Москве». Она останавливалась около закрытых храмов и молилась. Составитель книги «Блаженная старица схимонахиня Ольга» Александр Трофимов пишет: «Матушка Ольга многих из своих чад посылала ходить молиться в разрушенные московские монастыри и храмы, и каждое такое посещение дарило паломникам удивительную радость. Часто в этих оскверненных, полуразрушенных святынях получали они исцеления от недугов, болезней, тяжелых душевных состояний. Матушка не раз повторяла: Все это откроется со временем. Молитесь, нет закрытых храмов. Молитесь – и все откроется! Вспоминают, как однажды подошла старица к церкви св. Мартина Исповедника у Таганки (на Б.Коммунистической улице).Подошли к храму – на дверях огромный замок, а матушка говорит сопровождавшей ее «дочке»: Слышишь? Служба идет, пойдем молиться. – Да ведь он, матушка, недействующий. – Что ты, что ты! Разве не слышишь – поют! Нужно Господа просить, ведь люди погибают, нужно молиться – и все откроет Господь!»» (Своих духовный чад матушка Ольга называла дочками, сынками, Ложкинами.)

К старице приходили верующие со своими бедами, просили совета и молитвенной помощи. Тем, кто испытывал в Москве трудности с получением жилья, старица всегда советовала заказывать молебен преподобному Даниилу Московскому, молилась преподобному и сама, по её молитвам многое утраивалось в жизни людей, обращавшихся к ней за помощью. Она принимала всех с материнской любовью, после беседы обязательно молилась со страждущими. По свидетельству духовных чад говорила она обычно немного – только самое необходимое, подойдет, погладит по руке, по голове, приговаривая: «Ручка болит, головка болит». К удивлению больных боль сразу проходила, печаль отступала. Для больных, которые не могли сами прийти, передавала свои платки. Больные, приложив платки, получали облегчение…

По свидетельству очевидцев, старица Ольга утешала страждущих до тех пор, пока не уходила скорбь, часто даже оставляла ночевать, укладывала на свою кровать, укрывала одеялом, гладила по голове, приговаривая: «Замерзла, бедная девочка, дадим ей мою одежду, сейчас согреем тебя, надень мой платочек», – и по молитве старицы уходили тревожные мысли, отступала боль.

Блаженная Ольга часто брала на себя болезни людей. Бывали случаи, когда после того, как больной человек уходил от неё счастливым и обновлённым, старице становилось плохо. Из воспоминаний духовных чад старицы Ольги:

– Однажды к старице Ольге пришла женщина с больными легкими. Матушка положила ее на кровать и долго била по спине ладонями. Больная после этого выздоровела, а матушку несколько дней рвало, видно было, что она испытывала сильнейшие боли… Матушка провидела, с какой болезнью придет к ней человек. Однажды взяла веревку и стала заматывать ногу, баюкает ее, видно, что больно… Вдруг стук в дверь. Приходит женщина и говорит: «Я пришла за благословением к матушке: очень у меня нога болела, но пока шла, все как будто прошло и не болит».

Как-то пришла к схимонахине Ольге женщина с больной дочерью, которая день и ночь кричала от боли. Матушка накрыла девочку своим платком, перекрестила и сказала: «Хорошая девочка будет». После этого девочка два дня спала, не просыпаясь, проснулась здоровой…

За много лет вперед матушка Ольга предсказала Чернобыльскую катастрофу.

Старица Ольга предсказала многие события в жизни страны… Матушка говорила: «Страшные времена наступают. Кто веру сохранит? Такие испытания ожидают верующих! Некоторые уже пошли как мученики за веру…» … Как и все Христа ради юродивые, матушка давала пророческие указания чаще всего не прямыми словами, а иносказательно, действиями…

Как-то к матушке Ольге пришел диакон с детьми. Старица стала диакона укладывать в постель… Достала простыню и укутала диакона с головой. Вспомнили об этой встрече, когда через несколько месяцев диакон умер…

Был год, когда из-за жаркого и безводного лета горели леса и торфяники. Матушка сказала в один из дней этого лета: «Все солдатики упали в торф и сгорели. Помолимся за них!» Через несколько дней появилось сообщение, что солдаты, тушившие лесные пожары, сгорели в торфянике…

Чаще всего схимонахиня Ольга ходила на службы в храм Покрова на Землянке. Какое-то время матушка была алтарницей в этом храме, знала всех священников, служивших в нем, особенно любила владыку Антония (Нежинского), который ранее служил священником в этом храме.

Священник Михаил (Фарковец) вспоминает: «Мне пришлось, как приходскому священнику, окормлять матушку Ольгу, исповедовать ее. Я также приходил к ней домой (особенно в последний год ее жизни), чтобы причастить. Сколько раз причащал ее в доме на Таганке, там всегда было много народу… В Покровский храм схимонахиня Ольга ходила часто. Запомнилось, как уже во время службы даже до алтаря доносился сильный шум в храме – это означало, что пришла блаженная старица со своей свитой…

Однажды во время богослужения она громко запела, стоя возле кануна. Священник выглянул из алтаря – кто там шумит? – и пошел спросить, почему матушка мешает службе. А блаженная громко пела панихиду, поминая имя служившего иерея. Тот сказал: «Передайте матушке, чтобы она прекратила пение». Но старица, не обращая внимания на предупреждение, допела панихиду до конца. Вскоре этот священник умер…»

По рассказам очевидцев, приходил к схимонахине Ольге один мальчик. Перед его приходом старица говорила: «Расстилайте ковры, готовьте стол – батюшка придёт». Впоследствии этот мальчик стал священником.

Прозорливая старица отвечала на невысказанные вслух мысли, иногда называла имена тех, кто придет, часто давала приходящим почитать какую-нибудь духовную книгу, и человек находил там пророчество или точный ответ на свой вопрос.

Старица вразумляла своих духовных чад, что прежде следует приготовить себя к трапезе. Говорила: «Пища – дар Любви Божией, жертва природы, и все должны с великим благоговением, с молитвой вкушать ее». Сама подвижница с благоговением и трепетом относилась ко всему, что посылает Господь, и особенно часто вразумляла своих неразумных чад через трапезу.

Из воспоминаний духовной дочери старицы Ольги, Анны Павловны: «Матушка нас объединяла, укрывала, ограждала и утешала. Мы жили в атмосфере благодати. От неё предавалось настроение или состояние покоя…

А как она умела выбивать дурь из головы! Когда помыслы обуревают, назойливые мысли, или на что-то ненужное тянет. Тогда она глухой ночью будила и тащила за собой по святым московским местам.

«Никто не хочет ночью помолиться, хотя бы одну ночь не поспать! Тогда всё устроится, и поможет Бог!» – говорила она.

Это был также и образ: нельзя останавливаться в движении к Богу. А Господь поможет за это преодолеть себя. И от сна духовного она предостерегала – нельзя спасть, надо молиться, нельзя останавливаться…»

Из воспоминаний отца Виктора: «Вспоминается, как матушка Ольга велела мне читать Библию. Я листал страницы, а она, сидя напротив, пальцем указывала на какое-то место из Пророков и заставляла читать, затем останавливала, благословляла перелистать страницы – и снова я читал указанные места. Все прочитанное тогда представляется мне сейчас как повествование о всей моей жизни. Однажды она подошла ко мне и вдруг попросила ее благословить. А я тогда еще и не думал о священстве. Еще она сказала обо мне: «Он будет женат». А я в то время о монашеском постриге думал. Вышло все по ее словам – и женился, и священником стал. Больше всего матушка не любила, когда мы кого-то осуждали… Она запрещала осуждать, наказывала за осуждение строже всего… По ночам матушка много молилась, помогая людям… Такое чувство, что матушка нас не оставляет… Матушка Ольга ходила на Рогожское кладбище к могилке матушки Севастианы (схимонахиня Севастиана (1878–1970 гг.)). Когда старица Севастиана скончалась в 1970-м году, многие ее духовные чада перешли к матушке Ольге. Были и другие подвижники у нас – и они хранили Россию…»

Из воспоминаний А. П.: «Однажды матушка у метро запела громко «Избранной Воеводе…» Потом говорит мне: «Давай вместе петь «Возбранной Воеводе». Пропели мы вместе, после чего матушка говорит, показывая на метро: «Не надо туда». В этот день была авария в метро».

Духовные чада рассказывали, что старица часто путешествовала по Москве с тяжелыми мешками, дома набьёт их тряпками и идет спасать заблудшие души. На улице то одного, то другого попросит помочь поднести тяжёлый тюк, а сама идёт рядом с помощником и молится о спасении его души.

По свидетельству духовных детей блаженной старицы Ольги, она была необычайно крепкой и сильной, почти не болела, не боялась ни холода, ни жары, никакой работы. Многие изумлялись, откуда у нее в таком возрасте столько сил и энергии. Зимой 1973 года старицу внезапно начал душить кашлять, когда вызвали врача, она его к себе «не подпустила».

Незадолго до кончины старица говорила духовным чадам: «Когда я уйду, молитесь за меня, а я за всех буду молиться».

Из воспоминаний Анны Ивановны Аляевой: «Заболела матушка незадолго до праздника Крещение Господня… В день кончины я приехала вечером… В четыре часа ночи матушка тихо запела: «Милосердия двери отверзи нам, Благословенная Богородице…», – и после этих слов произошло чудо: лицо её просияло, помолодело, стало белым, как снег, вся комната освятилась дивным светом, и душа её тихо отошла ко Господу…»

Блаженная старица Ольга отошла ко Господу 23 января 1973 года. Отец Геннадий вспоминает: «Отпевал матушку отец Михаил Соболев, настоятель Покровского храма, в сослужении с другими священниками. Мне не пришлось там быть, не сподобился, нужно было служить в своем храме, никто не смог подменить. Когда гроб привезли на Калитниковское кладбище, я встретил матушку, три горсти зёмли бросил в могилу. В тот день мороз был сильный, градусов 25–30. Я сам не слышал, но матушка говорила одной из дочек: «Со временем на могиле моей чудеса будут совершаться»».

Из воспоминаний духовной дочери старицы Ольги, Клавдии: «…Приехала в Калитниковский храм на отпевание… Почитатели матушки собрали часть суммы, чтобы расплатиться за отпевание, купить свечи на подсвечники и для тех, кто будет молиться во время отпевания. Я всё сделала… потом подошла к гробу матушки и увидела, что от её тела идёт пар! Я подумала, что может мне кажется, подошла к Ивану Максимовичу 6и попросила подойти к гробу.

– Видите что-нибудь?

– Вижу.

Мне кажется, что матушка утешала нас этим…» (Примечательно, что и много лет после смерти старицы, когда духовные чада собрались на её могилке, несмотря на холодную погоду за три часа никто не замёрз, присутствующие свидетельствовали, что даже когда они касались ограды –она казалась тёплой. Блаженная старица Ольга согревает своих духовных чад и по сей день.)

Похоронили блаженную старицу Ольгу с южной стороны храма на Калитниковском кладбище Москвы, вблизи церковной стены. (На могиле установлен большой крест из черного мрамора.)

После выхода книги о схимонахине Ольге эта могила на Калитниковском кладбище стала местом паломничества для многих православных людей. Приведём лишь несколько свидетельств благодатной помощи блаженной старицы Ольги:

Из воспоминаний Н.: «Позвонила мне подруга, очень взволнованная, и спросила, не знаю ли я, где находится могилка схимонахини Ольги. У нее очень тяжело заболел близкий человек, и она не знала что делать, куда и к кому обратиться. И вот в ночь на 22 января во сне она услышала голос, сказавший ей: «Сходи на могилку схимонахини Ольги и прочитай канон за болящего». Самым удивительным было то, что у меня на столе как раз лежал молитвослов с закладкой на странице, где был напечатан канон за болящего. Решила я перечитать книжечку с жизнеописанием матушки Ольги и обнаружила, что следующий день после нашего разговора – день кончины старицы, 23 января. Немедленно позвонила своей знакомой, и мы договорились побывать вместе 23 января на могилке матушки. Я захватила канон за болящего и поехала на кладбище. Мы с подругой были утешены, такая радость на сердце была. У могилки служили панихиды два священника. Встретили мы там и кошечек, не забывающих могилки, так любившей их матушки. Прочитали мы и канон. А больному после этого полегчало».

Из воспоминаний Елизаветы Дмитриевны Рыжковой: «Как-то матушка предсказала мне, что у сына будут неприятности с мочевым пузырём. И действительно, у моего сына было ночное недержание мочи до 14 лет. Приезжали мы на могилку матушки и я сказала сыну: «Давай попросим матушку помочь».

Прочитали молитвы, поклонились, попросили благословения, просили помочь, и с тех пор у сына ни разу не было случая повторения болезни…»

По свидетельству рабы Божией Н., она несколько лет назад впервые побывала на могилке старицы, по молитвам старицы ей удалось решить квартирный вопрос. Схимонахиня Ольга удивительным образом помогла ей осознать тяжесть греха осуждения. По молитвам блаженной старицы, она чудом осталась жива:однажды, направлялась к подъезжающему трамваю она внезапно увидела «несущийщиеся на огромной скорости» две легковые машины, она замерла и взмолилась: «Матушка, помоги!» По молитвам блаженной старицы Ольги машины объехали её с обеих сторон, «лишь чуть-чуть» задев пальто, не причинив ей никакого вреда.

Старица Ольга при жизни обещала духовным чадам, что если они попав в беду, попросят помощи, она услышит и поможет. Помогает она и сейчас всем, кто, прочитав книгу о её жизни, поверив в силу молитв подвижницы, обращается к ней за молитвенной помощью.

Помяни, Господи, во Царствии Твоем, схимонахиню Ольгу и сотвори ей вечную память, и ее молитвами сохрани и помилуй нас грешных.

Схимонахиня Серафима (Бирюлёвская) (1875–1950 гг.)

Схимонахиня Серафима (в миру Софья Ильинична Ушакова) родилась 19 июля 1875 года в благочестивой семье, проживавшей недалеко от Москвы в селе Кашино. Состоятельные родители Илия и Мария Ушаковы мечтали дать дочери блестящее образование, выдать выгодно замуж, однако по промыслу Божиему девушке суждено было стать невестой Христовой.

Незадолго до свадьбы она тайно покинула отчий дом, и направилась в Филимоновский Княже-Владимирский 7женский монастырь. Здесь её приняли с любовью, дали послушание – приносить воду из колодца, расположенного в низине, к кельям. Пять лет София носила в гору тяжёлые ведра с водой, позже ей поручили сбор и заготовку на зиму грибов, были и другие послушания.

Для стяжания христианского смирения первое время послушницам полагалась не только выстаивать многочасовые монастырские службы, вычитывать келейно молитвенное правило, но и со смирением нести бремя тяжелых послушаний. Если трудности монастырской жизни не испугали послушницу, у неё не возникло желания вернуться в мир, если она, благодаря всевозрастающему смирению и трудолюбию сумела справиться с возложенными на неё обязанностями, то, как правило, после многолетнего искуса, её постригали в рясофор, а затем в мантию. К сожалению, мы не знаем, когда и с каким именем София приняла постриг, когда Господь сподобил её дать монашеские обеты.

Известно, что однажды зимой её, тяжело больную, сестры повезли на санях к врачу. Разыгралась метель. По дороге больная выпала из саней. После долгих поисков, её нашли сильно обмороженную, занесенную снегом. Божия избранница чудом осталась жива. (С тех пор ноги и руки страдалицы стали скрюченными, а тело покрылось язвами.) Вероятно, именно после этого случая и состоялся постриг в схиму, а небесным покровителем подвижницы стал преподобный Серафим Саровский.

В ноябре 1928 года монастырь закрыли, монахинь и послушниц выгнали. Кто-то из них уехал домой, некоторые нашли приют в близлежащих селах.

В холодный ноябрьский день схимонахиню Серафиму, лежащую на железной кровати, представители власти вынесли за ограду монастыря в березовую рощу. Схимонахиня Серафима долго лежала под открытым небом, пока сердобольная отроковица Мария не нашла её. (Мария любила схимонахиню Серафиму, по молитвам которой (незадолго до закрытия монастыря) получила исцеление – врачи предлагали ей ампутировать больной палец, угрожали, что иначе она останется без кисти руки. Мария рассказывала, что схимонахиня составила лекарство из свечных огарочков, еловых шишек, да маслица от двенадцати праздников… Схимонахиня мазала больной палец, а сама молилась. По молитвам схимонахини Серафимы всё кончилось благополучно, операция не понадобилась.)

Рассказывает раба Божия Раиса: «Маруся была маленькой девочкой, она была сиротой и жила с теткой, которая жила очень бедно…А жили они в Филимонках (в деревушке). У Маруси заболел пальчик… Врачи говорят, надо отрезать. Она прибежала в Филимоновский монастырь и как раз познакомилась со схимонахиней Серафимой. Она говорит: «Деточка, ничего у тебя не будет, все будет хорошо». Она ей прочитала молитву, помазала мазью и опухоль пропала, рука поправилась. С той поры она стала к матушке приходить. А когда начались гонения, пришли красноармейцы, всех монахинь разогнали. А матушка Серафима была же недвижима. Она была регентом этого храма. Ее на койке, вынесли недалеко от монастыря в березовую рощу. Это в ноябре месяце. И когда Маруся бросилась её искать, ей говорят, а вон твоя матушка… ее туда вон отнесли. Она побежала к тете и стала ее умолять… Как-то она сумела, где-то пристроиться. Сначала вот у тетки. И за матушкой ухаживала. Матушка ей говорила: «Не волнуйся Мария, все будет хорошо…»

Мария всей душой привязалась к схимонахине, решила для себя, что никогда не оставит страдалицу. Она не только ухаживала за больной, но нянчилась с чужими детьми, чтобы как-то заработать на жизнь. Через несколько лет схимонахиня Серафима сказала, что пора ей думать о замужестве. Из воспоминаний келейницы Марии: «Пришло время, матушка говорит:

– Нужно замуж выходить…

– Не хочу!

– Надо, девонька».

По молитвам прозорливой старицы вскоре посватался к девушке Кузьма Кузнецов. Мария ответила жениху, что согласна, но при условии, что с ними будет жить и матушка Серафима. Юноша согласился. После свадьбы Мария стала жить в доме Кузьмы в поселке совхоза Коммунарка. Нашлось место в доме Кузьмы и для схимонахини Серафимы.

В 1940 году у Марии и Кузьмы родился сын, а в 1947 году – дочь. Мальчика назвали Юрой, а девочку в честь схимонахини – Серафимой.

Рассказывает раба Божия Раиса: «…Тетя Маруся (келейница Мария) с моей мамой очень дружили, по рассказам мамы знаю, что схимонахиня Серафима помогала этой семье… Маруся с мужем оба работают, а схимонахиня лежит, читает, а сама вот люльку с этой девочкой и качает, и качает. Ну, а потом начались всякие обострения. Тут уже пришли… начали, вот там тот ходит, вот этот ходит… Ну, страшные были времена… Тут вот рядышком Лоза…, вот там сколько расстрелянных. В общем, мы жили под таким колпаком… »

Двадцать два года, до самой кончины схимонахини, Мария была ее келейницей. (Помогала ей монахиня Татьяна, в последние годы Господь послал ещё помощницу, Екатерину.) За все эти годы Мария не услышала ни единой жалобы от полупарализованной старицы. Ухаживая за больной, протирая скрюченные руки и ноги, обрабатывая гноящиеся язвы на теле подвижницы, Мария каждый раз удивлялась мужеству и безмерному терпению старицы, из уст, которой вырывался не стон, а благодарение Господу за всё. (У длительно лежащих больных на участках тела, которые подвергаются систематическому давлению, образуются пролежни – язвенно-некротические и дистрофические изменения тканей.)

За свою непоколебимую веру, неугасающую любовь к Господу и великое смирение страдалица удостоилась Даров Святого Духа: прозорливости и исцеления. Схимонахине Серафиме, столько лет страдающей от незаживающих язв, было дано Свыше врачевать телесные болезни и раны духовные.

По свидетельству современников, любвеобильная старица всегда была приветлива со всеми. Страдалица умела утешить, отогреть душу: «Смиренный дух её, покой душевный были удивительны! Сама всегда приветливая, в руках крест, на руке четки… Она – кому слово, кому водички со креста, кому маслица – врачуя духовные и телесные недуги».

К прозорливой старице за духовным советом и молитвенной помощью приезжали страждущие не только из окрестных сёл, но и из Москвы. Тайно приезжали монашествующие и священники.

По свидетельству протоиерея Алексия Байкова в то время и его родители: протодиакон Патриаршего Собора Пётр Петрович и матушка Александра Николаевна Байковы, глубоко почитавшие старицу Серафиму, приезжали к матушке Серафиме за духовным советом в п. Коммунарка через всю Москву. (Жили они на станции Лосиноостровская).

От старицы Серафимы верующие люди уходили обновлённые, забывая о своих переживаниях и недугах. По молитвам старицы неразрешимые житейские проблемы решались как бы сами собой. Молитва прозорливой старицы выводила людей на путь истинный.

Из воспоминаний рабы Божией Раисы: «…Мы то все время были под колпаком. У мамы папа был расстрелян, то есть мой дедушка. Папа сидел… И мама все время боялась. Вдруг ее заберут, и дети останутся одни, еще совсем маленькие…. Она очень переживала. Но все равно тайно все ходили к схимонахине Серафиме. И мама говорит моей старшей сестре, Милочка, ты пойди к монахине Серафиме, возьми творожечек, сметанку, куличек…. Пойди, она тебе освятит. Но только иди туда попозже, вечерком… Ну, Коммунарка была как на ладони… Директор НКВДешник, начальница отдел кадров тоже. Она, правда, нам как-то там симпатизировала. Говорила нам, будьте осторожнее, предупреждала.

И вот Милуша пошла, но что там девчонке было, 10–12 лет. Она приходит и просит: «Матушка, освятите!» А матушка Серафима её спрашивает: «Ну и как дочечка, вкусная сметанка-то с творожком?» А она: «А откуда вы знаете?» И прям… вспыхнула. «Да знаю деточка…, попробовала ты»… Она приходит и говорит: «Мама, я нечаянно, когда складывала, собирала и попробовала». И она вот, такая была прозорливая, матушка Серафима…

И к ней очень часто приезжали люди из Москвы …Однажды мужчина приезжал. У него не складывалась жизнь с женой. И жена его приезжала, жаловалась, что он поздно приходит. Матушка Серафима ей и говорит: «Он работает, а ты ведешь себя неправильно. Он придет вечером, а ты спроси: «Как ты себя чувствуешь? Да приготовь ему теплые носочки, да поставь ему щец горяченьких, и прими его ласково… Расспроси как, что…» И вот он приходит, а она так и сделала. Встретила его с теплыми носочками, посадила за стол, дала ему горячих щей. Как ты там мой дорогой поработал? А он говорит: «Что ж с тобой случилось? Кто ж тебя так надоумил?» А она и сказала. Говорит: «Я ездила в Коммунарку к схимонахине Серафиме…» И они очень часто потом к ней ездили. Они помогали этой семье. Семья Кузнецовых жила крайне бедно. (Ну, мы тогда все очень, очень бедно жили…) И таких людей было очень много».

Приведём цитату из жития схимонахини Серафимы: «Господь даровал матушке таинственные откровения, по которым она знала имена людей, которые ещё только собираются к ней, их намерения, тайные пожелания и истинные нужды. Многое ведомо было ей о судьбах людских. Так ещё за несколько лет до пожара, матушка сказала отцу Василию Моисееву (зная о тайном его намерении перейти в другой храм): «Не уходи, тебе еще храм строить». Так и случилось – именно он построил нынешний храм…»

Местные власти не могли не заметить нескончаемый людской поток к дому, где жила старица. Их пугало всевозрастающее почитание схимонахини, несколько раз Кузнецовых предупреждали, чтобы они не пускали посетителей к старице, дошло дело и до угроз.

Из воспоминаний дочери келейницы Марии, Серафимы Кузьминична Кузнецовой (1947 г. рождения):«…Нас из дома выгоняли, помню я держалась за мамину юбку… Пришли домой, а … дом на замке оказался. Мама говорит, мы не закрывали дверь, ничего. К нам подошли, видят замок на дверях, они постучали, постучали…, никто дверь не открывает. Дом остался цел. Дверь оказалась закрыта сама по себе – чудо! Пришли выгонять, а в дом попасть не смогли, дверь на «замке». Там были монашенки Гавриила, Серафима и еще третья монашенка была…

Бывало маме угрожали, говорили: «Уходите отсюда, где хотите, живите…»

Потом они жили в маленькой комнате: матушка Серафима, схим. Гавриила в деревне Жабкино… Монахиня Татьяна схиму приняла и стала Гавриилой. (У нее икона чуть не сгорела, большая икона, очень большая икона была, «Споручница грешных». В Филимонках, в доме возник пожар, и схимонахиня Гавриила эту икону схватила в охапку и на улицу выскочила. Дом сгорел, а икону она спасла. А икона эта потом пошла… на станцию Лобня, там батюшка был, Владынский. Икону забрал себе.) Потом схимонахиня Гавриила начала ухаживать за матушкой Серафимой…»

Старицу Серафиму перевезли в деревню Жабкино. В деревне Жабкино, расположенной недалеко от Бирюлёво, прозорливую старицу часто посещали верующие из Бирюлёвского Никольского храма. Перед кончиной матушка Серафима открыла настоятелю храма отцу Николаю Перехвальскому, что после её смерти молитва у ее могилы будет помогать больным.

17 февраля 1950 года (в Прощенное Воскресенье) схимонахиня Серафима мирно отошла ко Господу. По свидетельству очевидцев: «По смерти расправились у матушки ручки и ножки. И лежала она покойно, строгая и светлая. Когда выносили из дома гроб, все увидели на небе огромный огненный крест».

Отец Николай и отец Василий всю ночь читали над гробом новопреставленной Псалтирь. Утром приехали монашествующие, священнослужители, духовные чада старицы, все те, кто почитал великую подвижницу. Отпели её по монашескому чину. Гроб с телом схимонахини Серафимы обнесли вокруг храма и захоронили за алтарной частью. На могиле поставили её келейный крест. (На 40-й день после смерти старицы келейнице Марии приснился сон, что стоит схимонахиня Серафима «в свете на амвоне бирюлёвского храма», а рядом с ней она – Мария. Схимонахине Серафиме говорят: «Это самое Ваше место – понятно, но что тут делает Мария?» Старица отвечает: «Она служила со мною 22 года».)

В 1977 году по проекту застройки микрорайона Бирюлёво-Западное Бирюлёвское кладбище должны были уничтожить. Отец Василий Моисеев добился разрешения перезахоронить останки старицы Серафимы и ещё нескольких человек на территории церкви. Перезахоронить старицу было поручено отцу Алексию Байкову.

В июле 1979 года, после почти тридцатилетнего пребывания в земле, тело схимонахини подняли из могилы и переложили в новый гроб. По свидетельству очевидцев: «Одежда схимонахини Серафимы была цела, мощи нетленны. Лишь кипарисовый крест выпал из её рук». Отец Алексий Байков вложил этот крест в руки угодницы Божией.

Из воспоминаний отца Алексия Байкова о перезахоронении матушки Серафимы: «Она была … нетленная, я видел своими очами. Все нетленно, не то, что как обычно бывает…

Я молодой был, растерялся, конечно. Такую Святыню… Ну, ничего, Господь помог… Я все сделал как надо… Помолились, а потом предали земле, все как положено…»

Из воспоминаний дочери келейницы Марии, Серафимы Кузьминична Кузнецовой: «Помню перезахоронение было… Я ездила на перезахоронение… Стали могилу копать, земля мерзлая была, ломом стали бить, потом потихоньку стали рыть. Вытащили гроб, открыли, а она как живая. Как будто только положили ее. А ведь столько лет прошло. Как живая была, о. Алексей там был… Он подошел благословения спросил у матушки».

Больше полувека прошло со дня смерти старицы Серафимы, по сей день совершаются чудеса по молитвам схимонахини Серафимы за всех притекающих к ней.

Свидетельства молитвенной помощи схимонахини Серафимы

Однажды на могилку к старице Серафиме приехал из Приморского края мужчина. Он рассказал, что был серьёзно болен – «врачи от него отказались». Однажды ему приснилась монахиня, она посмотрела с состраданием на больного и сказала: «Поезжай-ка ты в Москву, найдешь там могилку схимонахини Серафимы, возьми земельки и исцелишься». Мужчина поехал в Москву, здесь целый месяц искал могилку праведницы, наконец, одна верующая женщина рассказала ему, что могилка схимонахини Серафимы находится в Бирюлёво у храма Святителя Николая Чудотворца.

Мужчина приехал в храм, рассказал о случившемся – его с радостью проводили к месту паломничества многих верующих людей…

По свидетельству протоиерея Алексия Байкова (февраль 2006 год) – каждый раз после молитвенного обращения к старице Серафиме он чувствует приток свежих сил: «Чувствую! Силы крепнут. Я молитвенно ее всегда поминаю и помню ее… Часто я служил панихиды, когда помоложе был… И сейчас поминаю матушку и её родителей… Подходил к могилке матушки Серафимы и просил: «Помоги мне, матушка Серафима»… Помогала она мне, конечно… Невидимо она помогала и храму…

Вот, что я могу сказать… Помог Господь мне, вот послужить… У нас служат отец Виталий (настоятель), отец Димитрий, отец Константин и я по немощи… Потихонечку, потихонечку тружусь. А мне уже годков то сколько… Будет 77».

По свидетельству священника Константина Кобелева 4 сентября 2000 года было попущено искушение – когда он пришел на службу, то не мог открыть дверь в алтарь.

Из рассказа священника Константина: «Там две двери, северная и южная и ни одна, ни другая не открывалась. Двери были крепко заперты, в дверных щелях виднелись щеколды, вставленные ключи не поворачивались. Позвали рабочих, которые безуспешно пытались, что-то сделать… Я пошел на могилу схимонахини Серафимы, помолился, покаялся, особо попросил матушку. Когда возвращался в храм, то встретил рабочих, которые возмущённо сказали: «Батюшка, зачем вы заставляете дверь открывать. Мы бились, бились, толкнули, а она открыта?!»

После молитвы на могилке старицы Серафимы, произошло чудо – дверь свободно открылась. После этого случая отец Константин каждый раз перед службой идет на могилу, помолиться.

Рассказывает священник Константин Кобелев (2006 г.): «Матушка Серафима является покровительницей нашего храма, помогающей нам и в большом и в малом. Когда понадеешься на свои силы, как в случае с дверью, даже и простые дела не получаются. И наоборот, когда обратишься к ней на могилке, то по её молитвам решаются сложные вопросы.

Например, один священник служит, а другой исповедует. В день, когда мало исповедников бывает: не попросишь помощи – и не успеешь за время службы поисповедовать всех желающих. И наоборот, молитвами матушки Серафимы, и с многими исповедниками справляешься.

Удивительный факт – общение усопших праведников. В день памяти моего духовного отца, протоиерея Александра Егорова, договорились с клириками храма святого славного пророка Божия Илии, что в Обыденском переулке в Москве, соборно послужить панихиду на его могиле. Батюшка похоронен на Ввенденском кладбище в Лефортово. Невозможно было назначить точное время.

Спрашиваю их:

– Когда поедете?

– После службы.

– И я после службы.

Но ведь служба проходит по-разному: зависит от числа людей, количества записок, треб. Да ещё и пробки на наших дорогах… Пошёл на могилку к матушке Серафиме и попросил её передать отцу Александру, наше желание встретиться.

И вот что получилось: когда я подъехал к кладбищу, то увидел, что мимо привезшего меня автомобиля проходят священники из того храма (в котором отец Александр прослужил 48 лет). Разве может такое получиться случайно: встреча секунда в секунду?!

При этом матушка скромная, даже исцеляет не заметно, как бы не ищет своей славы».

Верующие рассказывают, что зимой с могилки схимонахини Серафимы берут снег, кладут в баночку, когда вода растает, этой водой протирают больные места. ( При этом банку с водой держат в холодильнике, чтобы она не испортилась.) Летом – срывают травинки, чтобы приложить к больному месту. (Верующие поминают матушку Серафиму об упокоении, поскольку она не причислена еще к лику Святых, а потом просят ее о своих нуждах.)

Помогает старица Серафима при болезнях опорно-двигательного аппарата, поскольку сама была прикована многие годы к постели. Помогает в других болезнях.

Например, девочке К. врачи поставили диагноз бронхиальная астма. Взволнованный родители заказали панихиду, пришли на могилку схимонахини Серафимы, с благословения священника положили на могилу камушек, после панихиды взяли этот камушек и опустили в банку, из которой потом пили воду. По молитвам старицы Серафимы, девочка выздоровела. Теперь, когда её спрашивают: «Кто тебя вылечил?» Она уверенно отвечает: «Матушка Серафима».

Прихожанин N., рассказал священнику, что однажды после неосторожного движение, у него стал болеть плечевой сустав правой руки. Через некоторое время ему было уже трудно поднимать руку. («Если, что-то приходилось поднимать правой рукой, необходимо было помогать левой».) Он ходил на могилку, молился и в какой-то момент обнаружил, что рука больше не болит.

Из рассказа священника Константина: «Один прихожанин пришел на могилу. У него болело сердце (вероятно, стенокардия)… Это было на Крещение… Пользовался крещенской водой, но болезнь не проходила. Пришел на могилу и подумал: «Может взять протереть область сердца снегом». Даже было сомнение: «Как это так прибегать к такому не освященному, не к святой воде, была же святая вода крещенская». Тем не менее, после того как он протер этим снегом себе грудь, болезнь прошла…

Так же помогает матушка Серафима родителям выдать замуж детей и молодым – найти своего избранника. Так было и при жизни матушки. Пожилые прихожане рассказывали об этом.

Прихожанка А. рассказывала о том, что она приходила с молодым человеком к матушке, чтобы она их благословила на брак. Ей она дала икону Преподобного Серафима Саровского, а ему еще какую-то икону… Ей объяснили – это значит, матушка не благословила, если она благословляет – дает жениху икону Спасителя, а невесте икону Богородицы, как на Венчании… И действительно … прихожанка А. вышла замуж за другого».

Другая прихожанка П. рассказывала, что в 1949 году они с мамой приходили к матушке Серафиме. Приём уже закончился, и келейница не хотела их пускать. Тогда матушка из другой комнаты кричит: «Пусти Танюшку». Не видя их…»

Прозорливая старица Серафима, не видя посетителей, безошибочно назвала имя матери П., рабы Божией Татианы. По милости Божией Татиана с дочерью П. получила молитвенную помощь и благословение матушки Серафимы. Она попросила старицу помолиться и за вторую дочь, которая вскоре по молитвам подвижницы удачно вышла замуж.

Из воспоминаний прихожанки храма иконы Казанской Божией (с. Сосенки), рабы Божией Р.: «…3 ноября 1993 года мы познакомились с отцом Николаем (Н.К. Мартинкевич)… Первый молебен провели мы 4 ноября 1993 года.

И вот тогда мы познакомились поближе с батюшкой Николаем. Я говорю, батюшка вот тут… живет матушка Мария Кузнецова (келейница матушки Серафимы). Она говорит, если храм будет, я отдам Тихвинскую икону Божией Матери и лампадку схимонахини Серафимы.

А он говорит: «Я ее знаю».

– Откуда вы знаете?

– Я про нее слышал в Бирюлевском храме… Я учился в институте, студентом стал петь в Бирюлевском храме Святителя Николая и Чудотворца, где была похоронена схимонахиня Серафима. И я слышал много о ней всяких разговоров и чудес. И я пошел на могилку, помолился и попросил матушку: «Помоги, матушка Серафима! Если, поможешь, я стану священником». Вот его слова. У него была очень страшная болезнь позвоночника. Он лежал пластом».

Господь исцелил Николая, по молитвам старицы Серафимы. По промыслу Божиему ему предстояло принять священство и восстановить в селе Сосенки разрушенный храм. (Храм был закрыт в начале 30-х годов. Его передали местным властям, которые устроили в нем машинно-тракторную станцию. В годы войны в храме располагалась хлебопекарня, а с 50-х годов – завод фруктовых вод.) По просьбе верующих летом 1993 года храм был возвращен Русской Православной Церкви.)

О старице Серафиме рассказывает раба Божия Любовь, работающая в церковной лавке при храме Святителя Николая Чудотворца в Бирюлёво (февраль 2006 г.): «Я вот хочу рассказать одну историю, произошедшую по помощи, со стороны матушки Серафимы.

Гуляла я с внуком и как-то так нечаянно с варежками выронила ключи… Явилась домой, а ключей нет. А гуляли мы с внуком вокруг храма с коляской.

Прибежала обратно в храм по этой стёжке-дорожке, нет ключей. Обошла все. Ну, нигде нет ключей. Пошла к матушке на могилку, бухнулась на колени. Снег был тогда. И я в снег прямо головою: «Матушка, помоги, что делать?!»

А на этой связочке ключи от дома, ключи от работы, от гаража. В общем, вся связочка. Я прямо в каком-то забытье была.… И вдруг чувствую, так легко стало мне. Какая-то прямо теплота пошла, словно я не в снег, а в подушку теплую головою уткнулась. Постояла так, даже не помню сколько времени. Иду обратно, смотрю как будто ключи мои, на дорожке лежат. Словно их кто-то положил. А ведь помню, оббежала все, не было их. У всех спрашивала, всем говорила, кто увидит мои ключи…

И вдруг они лежат, словно их кто-то выложил. Я обратно на могилку к матушке: «Матушка, благодарю тебя!» И снова тоже ощущение, словно на подушку приложила голову, не в снег. И так я ей благодарна. И вообще очень много происходит такой помощи со стороны матушки. Даже по работе, где-то, что-то не ладится, расстроилось… Идешь тут же к ней на могилку: «Матушка, помоги! Успокой, матушка!»

На коленочки встанешь, и к ней припадешь.… И смотришь все облегчение. И внук вот, сколько бы мы не гуляли, он так же ручонкою тянется прямо туда. Там на могилочке лежит камушек, и он вот ручонку протягивает, держится за этот камушек. Подержится и все старается крестик поцеловать. Дети чувствуют помощь. Сегодня тоже вот так болела голова, ну просто аж в глазах темнеет. Опять пошла к матушке: «Матушка, помоги миленькая, до конца работы постоять хоть. Чтоб голова хоть свежая была».

Пришла и опять на коленочки в снег головою…

А когда вот летом, утром на работу иду – роса… Все равно идешь на могилку и росою лицо и умоешь. Целый день такая ясность, так все прямо хорошо… На душе чувствуешь такую радость, восторг.

Ощущаю ее помощь настолько близко. И о ней все время молюсь, записочки подаю, панихиды заказываю…

Чувствуется помощь ее, рядышком она, такая помощница… Сразу слышит нас. Чтобы не попросила, раз и приходит помощь».

Рассказывает раба Божия Елена (2006 г.): «Помогает матушка Серафима сдавать экзамены. Я всегда на могилку прихожу перед экзаменами, приложусь и успешно сдаю на четыре или пять. Даже, если я вообще не готова, совершено, не готова. И сдать просто, ну не могла бы никак, и вдруг сдаю.

А было и такое. Вот, например, потеряю я кого-нибудь в храме. Ну, как сказать…

Вот утром батюшка сказал мне найти его, а я не знаю где он, мне очень с ним нужно было поговорить. Пришла к матушке Серафиме, попросила помочь найти и тут же прямо встретилась с ним…

Живем мы в Бирюлево с 1996 года, а в церковь я начала ходить, наверное, где-то с 2000 года. С тех пор как узнала о матушке, стала приходить, просить помощи. Подружка моя, Ольга, она к матушке всегда заходила. Матушка много раз помогала, всего и не упомнишь. Придешь, попросишь и все как-то, управляется. Там на могилке камушек, все к нему прикладываются, кто поцелует, кто дотронется. Считается, что он целебный и стараются приложиться к нему. Земельку берут, постоянно цветочки срывают, снег берут. Мама моя приходит часто. Матушка Серафима все слышит, и может помочь близким по вашим просьбам. Как пишет иеромонах Василий, что если вы пришли на могилку к Святому или попросили, он уже молится за вас и за весь ваш род, роды родов».

Рассказывает раба Божия Ф.: «О схимонахине Серафиме узнала 2003 году, прочитала о ней на официальном сайте Xpaма Святителя Николая Чудотворца. Порадовалась, что жила такая молитвенница. Хотела даже съездить, побывать на могилке, но всё не получалось. Прошло года два и моя знакомая, проживающая недалеко от Xpaма Святителя Николая в Бирюлёво пообещала дать мне книгу о схимонахине Серафиме. Так как встретиться в ближайшие дни мы не могли, я вновь заглянула на сайт, перечитала житие и распечатала материал.

В этот день у меня внезапно заболел правый висок, я надеялась, что на следующий день проснусь с ясной головой, но не тут то было. Боль усилилась настолько, что отдавало в глаз, читать было не возможно. Я подумала, что это обычное переутомление, отложила работу, вышла подышать на свежий воздух – не помогло. Вернувшись дома, помолилась, помазала крестообразно висок освящённым маслицем, но боль не утихала. Хотела прочесть акафист, но из-за боли не было возможности прочесть даже строчку.

И тут я вспомнила о схимонахине Серафиме, прижалась виском к фотографии старицы, которая была на листке, распечатанном с сайта, и взмолилась: «Старица Серафима! Знаю, слышишь меня, помоги, пожалуйста, работать не могу!» Нужно признаться сразу стало немного легче, а минут через пять боль стихла совсем и появилась возможность работать.

Помогла мне однажды схимонахиня Серафима найти потерянную вещь дома. Дня два искала, решила уже, что придётся новую покупать, вдруг вспомнила, о матушке, тут же о помощи попросила, и сразу мысль – поискать ещё раз там, где уже несколько раз искала. Сразу нашла. Слава Богу, за всё!»

Из рассказа рабы Божией N (2006): «Помогает матушка Серафима, конечно, всего и не упомнишь. Я молюсь Господу, Богородице, Всем Святым и у матушке Серафимы помощи прошу. Вот как-то пришла на могилку, приложилась. У меня с работой не ладилось, мало платили, а устроиться на хорошо оплачиваемую не получалось. Понимаю, что нельзя просить вот так вот, сколько там, в цифрах определять, грешно ведь. А в голове все равно сумма эта (10000 руб.). И вдруг мне предлагают работу именно с этим окладом в 10000 рублей. Копеечка в копеечку. Слава Богу, за все!»

Раба Божия Татьяна, собиравшая дополнительный материал о старице Серафиме Бирюлёвской, сталкивалась с большими трудностями. Каждый раз она мысленно обращалась за помощью к схимонахине Серафиме, молилась на её могилке, и по молитвам угодницы Божией всё тут же устраивалось лучшим образом.

Татьяна планировала встретиться с отцом Алексием, ведь, по милости Божией, именно ему поручили перезахоронить великую подвижницу. Однако в храме ей сказали, что он сильно болен, и беспокоить его нельзя. В тот же день Татьяна со смирением сообщила об этом составителю книги, добавив: «На все воля Божия! Будем молиться и надеяться».

Когда через день она пришла в храм, по молитвам блаженной старицы Серафимы, ей посчастливилось увидеть отца Алексия.

Из рассказа р. Б. Татьяны: «Стою я на службе, и вдруг вижу в алтаре отец Алексий прошел. Думаю, показалось, что ли… А потом смотрю, он выходит из правой двери, я к нему за благословением, все объясняю… Он говорит: «Сейчас венчание будет, а потом…»

Удивилась я, вот ведь как оно бывает. Он именно в этот день венчал молодых. (Дети служащих в храме венчались и очень хотели, чтобы венчал отец Алексий.) Мне удалось сфотографировать батюшку Алексия и договориться с ним о встрече… Матушка Серафима помогла. Слава Богу, за все!»

Рассказывает раба Божия К.: «Нужно обязательно собирать материал о матушке Серафиме, больше писать о ней, если люди узнают, будут приезжать со своими нуждами, у могилки её такие же очереди будут, как на Даниловском кладбище в девяностые годы к блаженной Матроне Московской были до её прославления.

Хочу рассказать, как мне помогла матушку Серафима. Что-то страшное случилось со мной в начале марта 2006 года, как удар по голове, утром голова так закружилась, еле успела дойти до кровати. Родные испугались, говорить не могу, голову поднять не могу, на спину повернуться страшно, всё плывёт.

Молитву про себя даже читать не возможно, головокружение усиливается, до тошноты… Несколько часов это продолжалось, в какой-то момент попросила помощи у матушки Серафимы. Мысленно сразу получила ответ, что к вечеру пройдёт, поверила. Когда муж заговорил о скорой помощи, дала понять, что не нужно. После восьми часов вечера смогла подняться, умылась, начала говорить… (Дня три ещё была слабость.) Слава Богу, по молитвам схимонахини Серафимы без медицинской помощи пришла в себя.

На могилке матушки Серафимы я слышала много удивительных историй. Многие приходят на могилку, попросить молитвенной помощи у матушки, ставят свечи, обходят могилку со всех сторон, прикладываются к кресту, с верой притрагиваются к камушку, который лежит на могилке.

Помогала мне матушка Серафима находить и потерянные вещи. Ищу, бывало, ищу нужную вещь, не могу найти, а вспомню про матушку, попрошу помощи, сразу нахожу. Матушка Серафима очень помогает! Матушка Серафима, моли Бога о нас грешных!»

Рассказывает раба Божия Ольга (июнь 2006 – День Святой Троицы): «Я, раба Божия Ольга, хочу засвидетельствовать о чуде, которому была свидетелем, находясь на могиле у матушки Серафимы.

10 июня я приехала помолиться матушке Серафиме, попросить молитв матушки обо мне – грешной. Я пришла на могилку и зажгла свою свечу. Вдруг пошел дождь. Это было просто удивительно, потому что на небе не было облаков, но самое удивительное произошло потом. Дождь затушил все свечи, которые горели на могилке, но на моих глазах произошло возгорание свечи, красной по цвету, стоявшей немного в отдалении от других свечей. Я поняла, что это матушка Серафима меня благословила. На душе стало так радостно и светло от сознания того, что и по смерти матушка Серафима нас слышит и молится о нас у Престола Божия. Слава Богу, за все!»

Свидетельство рабы Божией Т.: «Весной 2006 года моя знакомая А., проживающая в данный момент заграницей, написала мне, что у ее двухлетнего малыша очень животик болит, бедняжка плачет и днём и ночью, сильно похудел за 2 месяца болезни, а врачи не могут сказать ничего вразумительного. Посетовала, что для того, чтобы получить направление в лабораторию, чтобы сделать нужный анализ ей нужно было бы побывать у нескольких врачей (у её мужа такая страховка). Ещё рассказала, что ко всему прочему не может найти водительские права.

Я рассказала ей, что на территории храма Святителя Николая Чудотворца в Бирюлево захоронена подвижница благочестия, сильная молитвенница, схимонахиня Серафима, при этом уточнила: «Свидетельствую сама, чтобы не попросила, на доброе дело, и не только мне, а моим близким и знакомым, во Славу Божию помощь приходит незамедлительно и бывает услышана быстро и чудесным образом!»

Вскоре я отправилась на могилку подвижницы и стала просить её о помощи (про себя сумбурно – вслух просить не было возможности, много людей у оградки ждали своей очереди). Стараясь не задерживать других, я коротко попросила матушку Серафиму: «Матушка Серафима, помоги моей знакомой А., сыночку ее младенчику Н. – мучается он, животик болит, и никак не могут причину найти… Все так сложно, тебе матушка многое известно, ты знаешь и мои спутанные мысли, помоги, услышь, матушка Серафима». Свечу зажгла и другим место уступила. (Отмечу, что моя знакомая прислала пожертвование, и я передала его на строительство храма в посёлке Коммунарка 8. К сожалению, в посёлке, где столько лет жила великая молитвенница, священник пока служит в вагончике переоборудованном под часовню.)

И вот ведь, не зря схимонахиню Серафиму называют в народе еще одной Матронушкой – вскоре я получила письмо по электронной почте от знакомой, она сообщила, что, в тот день, когда я ходила на могилку к матушке, малыша сильно рвало, после этого болезнь стала отступать. Кроме того, она в храме встретила детского врача из посольства Российской Федерации и рассказала о своей беде. Терапевт осмотрела младенца сразу после службы, выписала направление, чтобы она смогла после литургии сдать необходимый анализ… В следующем письме моя знакомая сообщила, что ребенок поправился и всё ест с аппетитом. Нашла она и водительские права, уточнила, что «определённо была подсказка сверху» где нужно искать. Слава Богу, за всё!»

Вспоминает раба Божия Наталия: «В начале 80-х годов, я часто ходила в наш храм поминать свою недавно умершую бабушку, со своей соседкой, бабушкой Елизаветой (ныне умершей). И она меня подводила к могилке матушки Серафимы и говорила: «Вот, я всегда подхожу к этой могилочке, постою, воткну веточку вербы, постою и потом работаю всю неделю спокойно меня астма не мучает.

На праздник Рождества Пресвятой Богородицы нам очень хотелось поехать в Крестовоздвиженский монастырь, поклониться Животворящему Кресту Господню, который привозили 20–27 сентября 2005 года. Но так как мы с Наташей вместе трудимся в храме, то обе мы уйти не можем, кто-то в храме должен остаться, а поехать очень хотелось вместе. И вдруг, совершенно неожиданно, приходит р. Б. Вера. Она очень часто нам помогает в храме, так как живет в соседнем доме от храма. Но в большие праздники, после причастия, она уходит домой после службы и не приходит.

Мы с Наташей, продолжали убираться в храме… И вдруг приходит неожиданно Вера. Я так обрадовалась, и побежала сказать об этом Наташе, когда я к ней радостная подбежала, она меня опередила… и спросила: «Что Вера пришла?! Ну, правильно, я сейчас подошла к матушке Серафиме и попросила: «Матушка, пришли Веру!». А Вера, через 10 минут, подошла ко мне и сообщила:«А ты знаешь, почему я пришла? Я услышала дома слова: «Ступай в Храм»».

Эта Вера, по обычаю нашего храма, для возжигания лампад в храме, каждое утро приносит огонек с могилки матушки Серафимы и зажигает лампады и свечи, и всегда переживает, горит ли у матушки Серафимы лампадочка…»

Однажды у меня, появилось неприятное ощущение в руке, как будто онемела, я принесла домой в баночке снежок с могилки матушки Серафимы и помазала руку этой оттаявшей водой, и моментально все прошло.

А вообще помощь матушки Серафимы всегда чувствуется, наверное, это подтвердит каждый, кто трудится в храме. Слава Богу, за все!»

Готовится материал к прославлению схимонахини Серафимы Бирюлёвской. Просьба ко всем православным людям, лично знавшим старицу Серафиму, ко всем кто, узнав о старице недавно, мысленно обращался к ней за молитвенной помощью, и вскоре получал просимое, предоставить записанные свидетельства настоятелю храма Святителя Николая Чудотворца в Бирюлево, протоиерею Виталию Тогубицкому. (Москва 113543 Булатниковский пр., 8А) (От метро «Пражская»- автобус № 296 в сторону м / р-на «Бирюлёво-Западное». Остановка «Универсам».)

История возникновения Храма Святителя Николая Чудотворца, чудесная помощь старицы Серафимы (Бирюлёвской)

В 1900 году рядом с небольшим селом Бирюлёво при прокладке Рязанско-Уральской железной дороги стали селиться рабочие, железнодорожники – появился поселок, позже была выстроена станция Бирюлёво-Товарная.

Указом Священного Синода от 8 ноября 1911 года при строящейся церкви-школе на ст. Бирюлёво был открыт «самостоятельный приход с причтом из священника и псаломщика».

К апрелю 1912 года церковь была выстроена и освящена во имя Святого Благоверного князя Александра Невского. Церковь была размещена в деревянной пристройке к зданию училища. Следует отметить, что святой царь-мученик Николай 9пожаловал денежное пособие на уплату долгов по постройке Александро-Невского храма.

В приход Александро-Невского храма кроме поселка железнодорожников вошло и село Бирюлёво. В 1916 году в приходе церкви состояло более 600 верующих.

В 1918 году после издания декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви над Александро-Невским храмом нависла опасность быть упраздненным. Для сохранения храма верующие зарегистрировали православную общину и заключили договор с Московским уездным советом о передаче храма в бессрочное и бесплатное владение Общине. К сожалению, это мера всего лишь отодвинула дату закрытия храма, вскоре заговорили об «изоляции детей от религиозного влияния церкви», о «расширении школы за счет храма».

В начале 1924 года Александро-Невский храм был закрыт. Прихожане ликвидированного храма подали прошение на имя Патриарха Московского и всея Руси Тихона (ныне прославленного Святителя Тихона), в котором в частности говорилось: «Под влиянием столь прискорбных событий весьма многие прихожане стали рассеиваться по разным приходам, но не находили для себя нравственного удовлетворения. Это побудило нас обратиться к Советской власти за разрешением вновь построить храм на том участке земли, где находится кладбище».

По молитвам Патриарха Тихона, Президиум Моссовета разрешил приходскому совету Александро-Невской церкви построить новую церковь на территории кладбища, возникшего близ железнодорожной станции в период 1917–1923 годы.

По благословению Патриарха Московского и всея Руси Тихона началось строительство храма. Так как добровольный сбор средств по церквям на сооружение храма был запрещен, небольшая деревянная церковь была выстроена только на средства прихожан. (Следует отметить, что прихожане принимали посильное участие в строительстве церкви.)

14 декабря 1924 года церковь была освящена уже во имя святителя Николая Чудотворца, настоятелем храма стал священник Василий Конардов 10, репрессированный в 1937 году.

Позже настоятелем храма был назначен протоиерей Николай Перехвальский. Так случилось, что в начале пятидесятых годов протоиерей Николай Перехвальский по служебным делам был в Елоховском соборе, он обратил внимание на послушника Алексия Байкова и пригласил его приехать в храм святителя Николая Чудотворца в Бирюлёво. В 1955 году после окончания семинарии юноша приехал в Свято-Николаевский храм, здесь он встретил свою судьбу, Прасковью Слогину. Вся дальнейшая жизнь отца Алексия была неразрывно связана с Николаевским храмом – более 55 лет отец Алексий служит в храме Святителя Николая Чудотворца в Бирюлёво.

С горечью вспоминает отец Алексий о событиях 1956 года, в этот год скончался отец Николай, вскоре после его кончины сгорел храм.

Из воспоминаний отца Алексия Байкова: «1 марта храм наш сгорел… Примерно в три часа дня. Ну, я вам скажу, было много версий… Все началось с алтаря. Когда я пришел уже полыхало вовсю… Стою около двери, думаю: «Как спасти?»… Только я хотел, что-то предпринять – меня какая-то сила (оттолкнула) назад, и в это время крыша падает. Если бы секунда… и я бы туда прошел – я бы сам погиб… Господь сохранил меня! Слава Богу, за все!»

По свидетельству очевидцев: «Все это место выгорело. Тяжелые снега лежали вокруг… Пожарные машины не смогли подъехать, а людей не подпустил комсомольский патруль… Не пустили гасить огонь, не дали спасти иконы. (Уцелела лишь одна икона святителя Николая).

Все кресты и деревья возле храма выгорели. Один деревянный крест на могиле матушки Серафимы остался среди пепелища, только чуть-чуть нижний конец креста у земли обуглился. Всего меньше недели не было службы, пока приспосабливали сторожку под храм. Опять началась служба… Властям необходимо было ликвидировать приход. За день до прихода комиссии верующим стало известно, что на следующий день в 10 часов утра прибудет комиссия, которая должна зафиксировать отсутствие храма и, как следствие, отсутствие прихода. Тревожная весть мгновенно облетела всю округу. Верующие пригнали вагон с лесом. Православные мужчины и женщины работали всю ночь, по милости Божией, за ночь успели поставить сруб и укрепили стропила. Утром прибыла комиссия и вынуждена была констатировать, что «строение существует».

По мнению отца Константина Кобелева именно матушка Серафима – создательница нового храма Святителя Николая Чудотворца в Бирюлево: «Батюшка отец Василий Моисеев, еще был молодым священником, пришел к ней (незадолго до её смерти), она ему предсказала, что он будет строить храм…Какие храмы в то время…, когда наоборот только все уничтожалось или закрывалось… И вот то, что она ему, предсказала, что он будет строить храм, это, конечно, на него повлияло. Иначе как бы он решился сам бы без такого предсказания, без такого благословения приступить к какому-то строительству в то время, когда все священники находились под жестким контролем соответствующих органов и такая инициатива могла кончиться для него очень плачевно. А вот он имел такую веру. Помолился, сходил к ней на могилу, как я понимаю. И потом дерзнул приступить к этому делу. И у него и дальше все так получалось чудесным образом. Потому, что в то время, ну как это можно было храм построить… За все годы советской власти по всей стране было построено только сто храмов, по всей стране, за 70 лет. Причем это, не считая тех, которые были открыты на оккупированных территориях…»

Приведём факты из истории. «Первым сигналом готовящейся новой расправы с Церковью явилось Постановление ЦК КПСС от 7 июля 1954 года, которое призвало Министерство просвещения, комсомол, профсоюзы развернуть беспощадную борьбу с религией». Методы борьбы почти не отличались от методов 30-х годов. Священно служителей особо почитаемых в народе, старались перевести в отдаленные приходы, бывали случаи, когда пастырей переводили с прихода на приход несколько раз. Представители власти могли лишить регистрации любого приходского священника, а затем под разными предлогами отказывали в регистрации новому священнику. Если приход оставался без священника и служб более шести месяцев, его закрывали как не действующий. (Священникам из других храмов обслуживать такой храм запрещалось: «человек должен работать, там, где прописан». Если находились священнослужители, желающие переехать и прописаться рядом с храмом, им отказывали в прописке.)

Нередко пожарная инспекция могла запретить пользоваться храмом, требовали провести генеральный ремонт. В тех случаях, когда бедному приходу не хватало средств на ремонт, решающую роль играл запрет на использование средств «со стороны» благополучных приходов или со стороны епархии… ( В результате всех этих мер количество православных церквей к восьмидесятым годам сократилось вдвое.)

Именно поэтому сам факт того, что прихожане сгоревшего храма в годы богоборческого лихолетья не дали уничтожить приход, сумели противостоять изощрённым методам властей – является чудом Господним. Следует особо отметить: «Среди пепелища уцелел лишь один деревянный крест на могиле старицы Серафимы!» Не это ли указание на молитвенное ходатайство подвижницы перед Господом за православных людей проживавших в Бирюлево?!

С Божией помощью в короткие сроки был возведен новый храм. Иконы для церкви были переданы верующими из окрестных подмосковных деревень. Иконостас собрал художник-реставратор Вячеслав Андреевич Рыбаков из частей, которые удалось найти в недействующих храмах.

Много труда вложил в благоустройство храма настоятель протоиерей Василий Моисеев. 22 декабря 1957 года, в день праздника иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», новый деревянный храм был торжественно освящен во имя святителя Николая Чудотворца.

В 1959 году в храме был устроен приставной престол во имя Покрова Божией Матери. В 1960 году поселок Бирюлёво вошел в состав Пролетарского района города Москвы. В 1977 году был завершен проект застройки микрорайона Бирюлёво-Западное. При осуществлении этого проекта Бирюлёвское кладбище должны были уничтожить.

Останки схимонахини Серафимы, отца Николая Перехвальского, других священнослужителей и некоторых прихожан был перезахоронены на территории церкви.

По сей день, к старице Серафиме на могилку приходят верующие люди: одни просят о помощи, другие приходят за советом, просят благословения, третьи благодарят за исцеление, быструю помощь в сложных жизненных обстоятельствах.

Схимонахиня Серафима, моли Бога о нас!

Приведем краткие свидетельства о подвижницах, которых духовно окормляла схимонахиня Серафима.

По свидетельству Людмилы Михайловны Волковой монахиня Татиана (в схиме Гавриила) в конце 70-х годов принимала страждущих. Когда Людмила Михайловна, после смерти пятнадцатилетнего сына, пришла за утешением к монахине Татиане, подвижница попросила свою келейницу Екатерину дать ей акафист Божией Матери «Скоропослушница».

Расстроенная женщина взяла книгу, попыталась читать, но не смогла. Поэтому искренне призналась, что ничего не понимает и не в состоянии прочесть. Тогда матушка взяла книгу в свои руки, посмотрела акафист и сама передала его ей со словами: «Читай, а где запнешься, – поправлю». По свидетельству Людмилы Михайловны, будто пелена спала с её глаз – она свободно стала читать, а матушка, знавшая акафист наизусть, иногда её поправляла.

После того как акафист был прочитан, молитвенница сказала:

– Теперь клади поклоны и проси…

– Что просить? –

– Ничего, Матерь Божия сама знает, что тебе нужно.

Через год у Людмилы Михайловны родился сын.

Из воспоминаний прихожанки храма иконы Казанской Божией Матери (с. Сосенки) рабы Божией Зинаиды: ««… Моя бабушка Матрена (Матрена Егоровна Буканова († 1963 гг.)) умерла, когда ей было 97 лет. И последние годы жизни, с 70 лет, она все время, просила, чтобы мы ее не беспокоили, и молилась на коленях с семи до девяти, и ходила в Коммунарку к матушке Серафиме… Все время она уходила на ночь перед праздниками, приходила утром. Или они ездили в какой-то храм прямо из Коммунарки, но ходили пешком через кладбище. Это я помню хорошо. Она пироги пекла, и они ходили туда в Коммунарку. Она говорила: «Я хожу к Серафиме, монашке…» Еще там была монашка Татьяна… она приходила к ней. Вот они вместе туда и ходили к матушке. И вот у Татьяны очень ножки болели и моя бабушка ей по бревну, говорила, чтобы она ходила. У бабушки дома елка или сосна была (они ее обстругали) и всех, кто заикался, она пускала по этому бревну. Бревно было метра четыре… И вот она по этому бревну пускала туда, обратно, туда обратно. И чтобы человек пел молитву какую-то. И вот он пел, туда сюда ходил (бревно лежало вдоль комнаты). И вот к ней ходили, все, все ходили…, помогала она.… А Матрену, научила матушка Серафима… Я даже помню еще, ходили и пели ребятишки. Бабушка Матрена собирала травы…

По Калужской дороге шли всегда нищие, и ее дом был первым на их пути. Куда они все время заходили. В деревне она собирала нищих. Кто просил подаяние и собирал куски. И все к бабушке Матрене шли. И она всех принимала…»

Cхимонахиня Гавриила (Александрова) (1876–1952 гг.)

Схимонахиня Гавриила (в миру Лидия Александровна Александрова) родилась 26 марта/8 апреля 1876 года в Москве в состоятельной семье Александровых, принадлежавшей к дворянскому сословию. Мама Лидии скончалась при родах, воспитанием девочки и её старшего брата занималась благочестивая бабушка. Она с детских лет прививала детям любовь к Богу, приобщала их к церковной жизни.

Лидия уже в ранней юности мечтала посвятить свою жизнь служению Богу, поэтому, когда бабушка начала говорить о возможном сватовстве, Лидия тайком ушла в монастырь. Однако ей не суждено было долго жить в монастыре, вскоре бабушка нашла её и увезла домой. По Промыслу Божиему ей суждено было стать монахиней в миру.

Однажды по совету знакомых Лидия пришла в храм на Маросейке, чтобы увидеть прозорливого старца Алексия Мечёва 11(1859–1923 гг.). Когда после всенощного бдения начался торжественный молебен с чтением акафиста, ей показалось, что отец Алексий, не читал его, а беседовал с Царицей Небесной. Она почувствовала сердечную теплоту и забыла о том, что торопилась домой. Вскоре Лидия стала духовной дочерью прозорливого старца, по благословению старца она помогала надзирательнице детского приюта, устроенного при храме, убирала храм, была алтарницей, трудилась за свечным ящиком.

Старец Алексий говорил своим духовным чадам: «Будьте теплом и светом для окружающих… Старайтесь, чтобы ваш светильник ярко грел». Духовная дочь старца матушка Гавриила с годами возрастала духовно, со временем по молитвам святого праведного Алексия Мечёва стала духовным светильником.

Из воспоминаний монахини Иулиании: «Батюшка, особенно за богослужением, как бы светился каким–то особым, ни с чем не сравнимым внутренним светом. Обилие благодати, почивавшей на нём, иногда для некоторых проявлялась и вовне: он стоял на воздухе и из глаз его как бы сыпались искры… Старец отмечал: «Много нужно понести скорбей, чтобы научиться молиться. Сердце пастыря должно расшириться настолько, чтобы оно могло вместить в себя всех нуждающихся в нём».

Епископ Арсений говорил: «Но если молитва бодрит и освежает человека, то принятие на себя страданий ближних сокрушает сердце пастыря, делает его физически больным». Батюшка о. Алексий стал страдать той болезнью сердца, от которой впоследствии скончался…»

Отец Алексий отошёл ко Господу в 1923 году, после его кончины духовных чад старца окормлял его сын – будущий священномученик Сергий Мечёв (1892–1942 гг.), в 1929 году он был арестован и сослан на Север, в 1932 году храм Святителя Николая был закрыт, но «лампаду веры, надежды и Христовой любви с глубочайшим благоговением и мужеством» сохранила для страждущих схимонахиня Гавриила. Многие приходили на Маросейку в келью матушки Гавриилы за поддержкой и утешением. Она помогала людям, к ней обращались за духовным советом. Матушка всем старалась помочь, молилась за всех, приводила людей к Богу.

Из воспоминаний Надежды Г. Чертулиной: «Моё знакомство с этим редкостным по силе веры и духа человеком, ставшим мне впоследствии духовным наставником на пути спасения, состоялась в 1936 году. Мне было всего 14 лет… Матушка проживала в полуподвальном помещении, где мы часто бывали с мамой… Помню, что моя мама часто просила её мудрого совета о том, как поступить в той или иной жизненной ситуации. Сколько же она, а потом и я находили сердечного тепла и искреннего участия к нам, грешным! Какое великое счастье было для мирского человека найти утешение у своего наставника, особенно в то тяжелое время! Матушка подолгу беседовала со своими духовными чадами, призывала их к молитве и молилась вместе с ними, а перед уходом обязательно трижды читали «Песнь Богородице» пред Владимирской иконой Царицы Небесной…

Сколько творилось здесь сердечных молитв о спасении, сколько слёз пролито пред светлым образом Богородицы! В этих святых стенах получал облегчение и Божие благословение каждый страждущий, никто не уходил не утешенным, каждый обретал надежду и защиту…

Несомненно, эта праведница обладала Божием даром прозорливости… Приведу …пример. Когда я вышла замуж, моего мужа военного инженера. Должны были отправить в долгосрочную командировку, и я как всегда, пошла к нашей духовной покровительнице.

Схимонахиня Гавриила благословила меня образом Донской Царицы Небесной и дала акафист святителю Митрофану, Воронежскому чудотворцу. И муж получил назначение в Воронеж…

Схимонахиня Гавриила отошла ко Господу 4 ноября 1952 года… Моя мама часто вспоминала об одном замечательном факте. Однажды бабушка Лида (схимонахиня Гавриила), наблюдая за игрой детей, сказала, глядя на моего двоюродного брата Павла Шишкова: «Придёт время, они к нему исповедоваться будут приходить». Так она предвидела земной путь духовного подвига моего брата, ныне схиигумена Московского Данилова монастыря отца Рафаила.

Из воспоминаний схиигумена Рафаила (Шишкова) о схимонахине Гаврииле: «Лидия Александровна была примерно с 1917 года алтарницей в храме Святителя Николая в Клёниках и жила в церковном доме, во дворе, до дня своей смерти…

Мы жили в то время в селе Александровском, теперь это Москва, около ВДНХ.

В нашем приходском храме во имя Тихвинской иконы Божией Матери – пять престолов, и бабушка Лида обязательно приезжала на праздничную службу. (Она смолоду любила ездить на престольные праздники в различные храмы…) А после службы матушка заходила к нам на обед, где собирались все наши родные.

Остался в памяти рассказ матушки о чуде в Сарове: она во время своего паломничества заблудилась в Саровском лесу, долго плутала и обратилась с молитвой к преподобному Серафиму. Её молитва была услышана, и перед ней явилась дорожка, которая напрямую довела её до самого монастыря. Матушка считала, что так ей была указана дорога жизни, что от преподобного Серафима она «получила» прямую дорожку в обитель…

В то время было не принято расспрашивать… о духовной жизни, поэтому много о матушке мы не знаем. Постриг мог быть в Киеве, в Лавре, она туда ездила каждый год. А то, что матушка была схимницей, мы узнали лишь после её смерти. При подготовке к похоронам в заготовленном «на смерть» узелке обнаружили записку с её монашеским именем и схимническое облачение. Я думаю, что её пострижение произошло не без благословения святого праведного Алексия (Мечёва), который уже в те годы (до 1923 года) допустил матушку в алтарь.

После закрытия в 1932 году храма на Маросейке матушка молилась в Богоявленском соборе, у иконы Божией Матери «Взыскание погибших», за всех нас… и о многих других людях и семьях, опекаемых ею… Схимонахиня Гавриила оказала большое влияние на всю нашу многочисленную родню, на подрастающее поколение. Она не только разрешала наши жизненные проблемы – она приближала нас к Богу, к Храму, к Иисусовой молитве, молилась за нас. Есть примеры её прозорливости…

Ещё при жизни бабушка Лида указала место, где нам её похоронить на нашем приходском кладбище, у Тихвинской церкви, завещала подарить храму принадлежавший ей образ Владимирской Божией Матери, что и было исполнено…

По святым молитвам схимонахини Гавриилы, помощь Божия и заступление Царицы Небесной не оставляют нашу семью до сего дня… Как она и обещала при жизни, когда в трудных обстоятельствах просишь её о помощи, всегда эту помощь от неё получаешь. Она и посмертно хранит нас своими молитвами».

Из воспоминаний Надежды Г. Чертулиной: «Матушка Гавриила была дружна с одной благочестивой семьёй… Но особую любовь питала к их маленькой дочурке, которая с раннего детства была в храме вместе с родителями. Рассказывали, что сердце ребёнка было исполнено светлой любовью к Богу, она часто говорила: «Как я хочу быть вместе с Богом!» Безгранична была родительская скорбь, когда с эти чудесным ребёнком случилось несчастье – на улице её сбила машина. Бабушка Лида завещала похоронить себя в одной могиле со своей любимицей, так они и покоятся вместе на кладбище при Тихвинском храме.

Царствие Небесное, вечный покой и вечная память схимонахине Гаврииле и всем подвижникам и праведникам земли Российской, сохранившим и отстоявшим Святую православную веру в век минувший».

Схимонахиня Севастиана (1878–1970 гг.)

Схимонахиня Севастиана (в миру Ольга Иосифовна Лещева) родилась в Михаиловской Слободе, неподалёку от Бронниц, в 1878 году. В начале 20 века Ольга была принята в Московский Всехсвятский единоверческий женский монастырь, основанный в 1862 году по благословению святителя Филарета Московского.

Примечательно, что в тот день, когда Ольга пришла в монастырь, один богатый купец щедро одарил монастырь. Старица Нимфодора, проживающая тогда в монастыре сказала: «С этой послушницей Господь послал нам богатство». Вероятно, прозорливице было открыто, что в недалёком будущем послушница Ольга будет её достойной преемницей. Она взяла Ольгу в свою келью, и сама обучала её монашеской жизни.

Мы не знаем когда и с каким именем послушница Ольга приняла монашеский постриг, известно, что с именем Севастиана она была пострижена в схиму.

Незадолго до революции прозорливая старица Нимфодора предсказала, что в скором времени монахиням придётся оставить родную обитель – она взяла метлу и стала выгонять всех насельниц монастыря на площадь перед храмом. Когда в 1918 году представители власти прибыли в монастырь и объявили, что монахини должны в кратчайший срок освободить помещения, монахини вспомнили о предсказании старицы. (Официально монастырь был закрыт в 1922 году, после закрытия в нём был устроен рабочий посёлок).

Некоторые монахини, не успевшие вовремя покинуть обитель, оказались за решёткой в Бутырской тюрьме, среди них была и схимонахиня Севастиана. Многое пришлось претерпеть мученицам за веру, в тюрьме их подвергали изощрённым пыткам, по словам матушки Севастианы – «пятый угол показывали».

Матушка Севастиана вспоминала, что однажды в тюрьме, после избиения она вдруг увидела духовным взором события происходящие в разное время в разный странах. С этого времени, удостоившись даров Святого Духа: прозорливости и дара исцеления, старица стала помогать людям.

Вместе с ней в камере находилась молодая женщина, которая от отчаяния хотела наложить на себя руки. Прозорливой старице были открыты мысли женщины, она сумела уговорить её не губить свою душу, сказала, что Господь открыл ей, что их обеих скоро отпустят, попросила потерпеть лишь через три дня, уверила, что она первой выйдет на свободу. Так и случилось, через три дня женщину освободили, а через недёлю – старицу.

После освобождения схимонахиня Севастиана вернулась в родную обитель, здесь она встретила матушку Олимпиаду, которая поведала, что её духовная мать умерла. Старица Нимфодора перед смертью сказала ей не покидать монастырь, а дождаться возвращения их тюрьмы схимонахини Севастианы, благословила лишь съездить в деревню к родственнику –фельдшеру, попросить справку, что «умалишенная», чтобы не забрали в тюрьму.

По молитвам духовной матери матушку Олимпиаду не арестовали, она дождалась возвращения схимонахини Севастианы, и они вмести поехали искать новое пристанище. По дороге они встретили знакомую схимонахини Севастианы, которая помогла им устроиться с жильём, со временем зять знакомой, Василий Игнатьевич, помог им получить отдельную комнату недалеко от Никольского храма, в Рогожской слободе.

По рассказам современников старица Севастьяна некоторое время была регентом в Никольском храме, однажды во время молебна арестовали священника, матушка Севастьяна не растерялась, продолжила молебен, те места, которые должен был озвучивать иерей, она пела «мужским голосом».

Матушка старалась каждый день бывать в храме, чтобы его не закрыли, следила за порядком, охраняла, сторожила по ночам. Однажды она слёзно молилась: «Святителю отче Николае, опять побили стёкла… Помоги, защити свой храм, пошли батюшку, чтобы служил здесь и верующие могли молиться». Вдруг перед её духовным взором появился в полном облачении святитель Николай, он прошёл вдоль иконостаса, остановился у Царских ворот, внимательно посмотрел на неё и направился к храмовой иконе. Старица рассказывала, что Святитель дошёл до своей иконы и исчез, а вскоре после этого видения в храме появился новый священник и возобновились богослужения.

Удивительно теплыми отношения были у старицы Севастианы со Святейшим Патриархом Тихоном, он в праздники присылал ей поздравления и подарки. Летом 1922 года, когда святитель Тихон был под домашним арестом, старица ночью никем незамеченная, минуя часовых, пришла в Донской монастырь к Патриарху Тихону. Накануне по её просьбе Василий Игнатьевич достал муку, она испекла пять караваев хлеба для Патриарха.

В ту ночь Святейший не спал, обратившись к своему келейнику Якову, он сказал: «Как хочется горячего хлеба, если бы ты знал!»

Яков, пожимая плечами, ответил: «Где же я возьму, кругом охрана, ночь, никто не выпустит, да и где взять? Ваше Святейшество, три часа тридцать минут… »В ответ услышал: «Яшенька, она уже на пороге, поднимается по лестнице».

Келейник отправился к двери, открыл её и с удивлением взглянул на подошедшую к двери старицу. Патриарх благословил прозорливицу, с благодарностью принял хлеб и сказал: «Мать Севастьяна, пусть твои двери не закрываются от всех скорбящих людей».

Кроткая старица поведала, что три месяца томилась в тюрьме, Патриарх её утешил: «Обещаю, что ни одна вражья рука к тебе не прикоснётся».

По молитвам Святителя Тихона матушку Севастьяну в годы жестоких гонений больше не арестовывали, дожила она до глубокой старости: до последнего дыхания славила Господа, безбоязненно помогала страждущим людям.

Старица духовно окормляла священников, монашествующих и мирян. Известно, что незадолго до войны приходил к ней Георгий Константинович Жуков 12. В то время многие из его окружения пострадали, великий военноначальник не был уверен, что останется на свободе, сможет ли послужить ещё Родине. Старица утешила его: «Всё будет хорошо, твоя победа будет!»

Когда началась Великая Отечественная война, враг рвался к Москве, она уверенно говорила верующим: «Москва – это ум на замке. И Москва на замке. Враги не войдут в неё. К Рязани не подойдут и близко, там такие великие столпы!» (Незадолго до начала войны старица Ольга и старица Севастиана закрыли Москву от врага «на замок» – они ночью с молитвой из одной точки в разных направлениях отправились по Садовому кольцу, встретившись, вышли на Бульварное кольцо и снова направились навстречу друг другу).

В послевоенные годы побывал у старицы Иван Максимович Скобцов (впоследствии известный старец иеромонах Мина (1922–2003 гг.)). Открывшая дверь келейница, сказала, что старица принять не может. Вскоре в дверях появилась матушка Севастьяна и велела вернуть Ивана Максимовича, упрекнула: «Ты же священника прогнала!» ( Следует отметить, что в то время Иван Максимович даже и не помышлял о священстве.)

Не только прозорливая старица Севастьяна говорила, что Иван Максимович Скобцов будет священником, предсказала это и старица Ольга, к которой после смерти матушки Севастьяны обращался за духовной помощью будущий старец Мина. (После смерти стариц, в январе 1975 года Иван Максимович подал прошение о принятии его в клир Рязанской епархии, 2 марта он был рукоположен во диакона, а через неделю рукоположен во священника, а в 1996 году – в сан протоиерея. За 27 лет священства ему довелось служить в тридцати храмах – стоило восстановить разрушенную церковь ,как его сразу направляли восстанавливать следующую. Духовные чада, следовавшие за ним, помогали в строительстве. После смерти супруги, в марте 2002 году отец Иоанн подал прошение о постриге в монашество.)

Однажды Иван Максимович вместе с одним священником пришел к дому старицы поздно вечером, когда взглянули на часы – было уже половина десятого, поэтому решили уйти, чтобы не беспокоить схимонахиню так поздно. В этот момент из дома вышла старица и спросила: «Ну и долго ли вас ещё ожидать?»

По молитвам прозорливой старицы Севастьяны исцелялись больные от телесных и душевных недугов, по её благословению создавались крепкие православные семьи, под её мудрым духовным руководством люди становились на Путь Истинный, очищались от грехов покаянием и молитвой.

Однажды к ней пришла больная, которой врачи советовали срочно лечь в больницу – она страдала от желчекаменной болезни и болезни печени.

Прозорливая старица сказала, что операция не потребуется, камни удалять не нужно, они выйдут сами. Посоветовала ей сходить помолиться в храм Вознесения Христова в Сокольниках, там исповедоваться и причаститься. Больная всё выполнила и чудесным образом, по молитвам старицы исцелилась. Когда необычайно крупные камни вышли, она пришла поблагодарить матушку. Смиренная молитвенница сказала: «Я человек смертный и грешный. Матушка, что, матушка сидит – и всё, а это Господь помог. Пойди и покажи врачам своим, чтобы они тоже прославили Бога, Который творит чудеса».

По рассказам духовных чад старицы многие больные по совету матушки отправлялись в Сокольники, просить Богородицу об исцелении перед Её чудотворной Иверской иконой.

По свидетельству духовной дочери схимонахини Севастьяны, однажды, когда она обратилась к старице за помощью, получила благословение ежедневно читать акафист святому мученику Трифону. Добросовестно выполняя послушание, она в скором времени получила просимое.

Перед смертью схимонахиня Севастьяна завещала своим духовным чадам обращаться за помощью к схимонахине Ольге. Матушка Ольга с несколькими монахинями в апреле 1970 года приехала проститься с духовной сестрой, 7 апреля 1970 года схимонахиня Севастьяна мирно отошла ко Господу.

Перед кончиной старица Севастьяна сказала: «У меня будет такой крест, на всём кладбище нет такого!» После кончины схимонахини её духовные чада сделали из труб цветного металла большой красивый крест и установили на её могиле.

Схимонахиня Севастиана похоронена на Рогожском кладбище, неподалеку от ворот. По сей день на ее могилу приходят многие верующие, имеются многочисленные свидетельства молитвенной помощи подвижницы, случаи исцеления и в наши дни.

Господи, упокой душу рабы Твоей, Севастьяны, со святыми упокой, и её молитвами спаси нас!

Схиигуменья Мария (1879–1961 гг.)

В 1866 году в Саратовской губернии была основана женская монашеская община. В 1892 году церковные власти преобразовали её в женский монастырь в честь Владимирской иконы Богородицы. Известно, что в конце 19 века во Владимирском Вольском монастыре появилась 14-летняя послушница Пелагея. Позднее, при постриге в мантию, она получила имя Арсения, а в начале 20-го столетия стала игуменьей монастыря.

После революции 1917 года, когда Владимирский Вольский монастырь был закрыт, матушка Арсения по благословению своего духовника старца Иона нелегально поселилась в Загорске (Сергиев Посад был переименованный в Загорск). (Вероятно, именно в Загорске матушка Арсения была тайно пострижена в великую схиму с именем Мария, в честь св. Марии Магдалины). В Загорске матушка купила небольшую избу, где позже проживали и сестры её общины.

Старец Ион вместе с двумя другими подвижниками скрылся под землёй. По свидетельству одной из последних сестёр игуменьи Марии, которая видела тайное пристанище подвижников на берегу Волги, в пещерной церкви была зимняя печь, дым из которой выходил через многокилометровый лаз далеко в стороне, в глухом лесу.(С давних времён вдоль берега Волги тянулась сложнейшая система многокилометровых подземных ходов.) Пещера имела выход на поверхность в саду деревенского дома, где жила другая духовная дочь Ионы, монахиня Мария, от неё подвижники получали продукты, необходимые вещи, письма от монахинь. Сёстры из общины схиигуменьи Марии переписывались с ними, посылали им необходимые вещи и продукты…

Когда в послевоенные годы на Волге строили гидроэлектростанции, местность с пещерами ушла на дно гигантского водохранилища. Перед отъездом местные жители неоднократно подавали старцам условный знак – звонили в колокольчик у жерла пещеры. Но отшельники не отозвались…

Схиигуменьи Мария стала достойной преемницей своего духовника. К ней в Загорск постоянно приходили люди за советом или утешением. (По свидетельству очевидцев старица Мария принимала всех: православных, мусульманин, евреев.)

Отец Александр Мень, вместе с матерью и братом часто бывал у схиигуменьи Марии начиная с 1940-х годов. Из воспоминаний о. Александра Меня (1971 г.): «Подвижница и молитвенница, она была совершенно лишена черт ханжества, староверия и узости, которые нередко встречаются среди лиц её звания. Всегда полная пасхальной радости, глубоко преданная воле Божией, ощущения близости духовного мира, она напоминала чем-то преподобного Серафима или Франциска Ассизского. Я тогда, в сороковые годы, считал её подлинной святой. Она благословила меня (23 года назад) и на церковное служение, и на занятия Священным Писанием. У матери Марии была черта, роднящая её с Оптинскими старцами и которая так дорога мне в них. Эта черта – открытость к людям, их проблемам, их поискам, открытость миру. Именно это и приводило в Оптину лучших представителей русской культуры. Оптина, в сущности, начала после длительного перерыва диалог Церкви с обществом. Это было начинание исключительной важности, хотя со стороны начальства оно встретила недоверие и противодействие. Живое продолжение этого диалога я видел в лице о. Серафима (Батюкова) 13и матери Марии. Поэтому на всю жизнь мне запала мысль о необходимости не прекращать этот диалог, участвуя в нём своими слабыми силами».

Схимница в любое время литургического года пела пасхальный тропарь, превратившийся в её непрестанную молитву, творимую во всех обстоятельствах жизни.

В общине схиигуменьи Марии все сёстры много работали, большое внимание придавали стяжанию и хранению смирения. Ежедневно монахини вычитывали утреннее и вечернее «правило». Ежедневно каждая монахиня читала Евангелие, Деяния апостолов и Апостольские послания в соответствии с литургическим календарём. В течение Великого Поста, времени бодрствования, монахини прочитывали все четыре Евангелия.

Схимонахиня Мария отошла ко Господу в 1961 году.

Господи, упокой душу схимонахини Марии, со святыми упокой, и её молитвами спаси нас!

Блаженная Матрона (Московская) (1881–1952 гг.)

Блаженная Матрона родилась 22 ноября 1881 года в селе Себено Тульской обл. в бедной многодетной семье Димитрия и Наталии Никоновых. Девочка была слепой от рождения (у нее совсем не было глаз).

Из воспоминаний Анны Выборновой и Ксении Сифаровой: «Крестили Матрону в нашем храме, в сторожке при церкви. Когда её окунули в купель, то пошел аромат по всей сторожке… Все удивились. А священник сказал: «Эта девочка – дарованная от Господа. Она будет праведницей».

По свидетельству Павла Ивановича Прохорова, присутствовавшего при крещении Матроны, священник Василий сказал: «Я много крестил, но такое вижу в первый раз, и этот младенец будет свят… Если девочка что-то попросит, вы обязательно обратитесь прямо ко мне, идите и говорите прямо, что нужно». Он добавил, что Матрона встанет на его место и предскажет даже его кончину. Так впоследствии и получилось. Однажды ночью Матронушка вдруг сказала матери, что отец Василий умер. Когда родители пришли в дом священника, оказалось, что он действительно скончался.

Из воспоминаний Анны: «Однажды Матронушка говорит: «Мам, мне всё снится икона «Взыскание погибших». Божия Матерь к нам в церковь просится». Собрались бабы, Матронушка благословила их собирать деньги на икону во всех деревнях. Набрали всего: денег, хлеба, масло, яйца. Нашли в городе художника. Матрюшка спросила: «Ты сможешь написать эту икону?» Он ответил, что напишет. Матрюшка велела ему пойти покаяться в своих грехах, исповедоваться и причаститься. Прошло много времени, художник пришел к Матроне, и сказал, что ничего не может написать. Матрюшка и говорит ему: «Иди, раскайся в своих грехах, ты убил человека». Тогда он снова пошёл к священнику, покаялся, снова причастился, и пришёл к Матрюшеньке, попросил прощения, что сразу не раскаялся. Тогда она ему сказала: «Иди, теперь ты напишешь Чудотворную икону Царицы Небесной «Взыскание Погибших».

К этой иконе Чудотворной идут люди с любой болью, с любыми болезнями.Если нет дождя – засуха – её выносят на луг, среди нашего села и молятся, служат молебен все прихожане и, не успеют придти домой, как пойдёт дождь».

С ранних лет блаженной Матроне открывались не только человеческие грехи, она чувствовала приближение опасности, предвидела стихийные и общественные бедствия. По ее молитвам люди получали исцеление от болезней и утешение в скорбях. К избе Никоновых, к слепой девочке шли люди, тянулись подводы, телеги с больными из окрестных сел и деревень.

Желая отблагодарить Матрону за помощь, люди оставляли ее родителям продукты и подарки. Так девочка стала в семье кормилицей.

В 1925 году Матрона переехала в Москву. Из воспоминаний Паши, хозяйки дома в Царицыно, у которой некоторое время жила блаженная Матрона: «Её ближние часто посещали Киево-Печерскую Лавру, Троице-Сергиеву Лавру и другие святые места, и брали её с собой. Они посетили Иоаннов монастырь в Петербурге. В храме батюшка о. Иоанн Кронштадтский под конец службы вдруг сказал верующим: «Расступитесь! Дайте ход! Матронушка, иди-иди ко мне. Вот идёт моя смена – восьмой столб России».

С семи лет Матронушка начала предсказывать… Матушка говорила: «Психических заболеваний нет, есть духовные: немощные, расслабленные, одержимые духами злобы…

Со мной был такой случай: однажды, под праздник святителя Николая Чудотворца, в декабре… чувствую, темное облако стало входить в голову и меня выталкивать… Ум помрачился, страшно, я закричала… Матушка из другой комнаты: «Скорее, скорее ко мне». Мать подвела меня, матушка наложила руки на голову мне, прочла молитву и я пришла в себя…

Часто после отчитывания и приёма святой воды бывает рвота, так Матушка говорила: «Это хорошо, с рвотой они (духи злобы) выходят». Часто люди жаловались на различные болезни и недомогания, так матушка говорила: «…После приёма святой воды все болезни и недомогания исчезают». Матушка сказала: «Бывают мнимые болезни, их насылают. Боже упаси поднимать на улице что-нибудь из вещей или денег»…

По ночам матушка молилась, дремала на кулачке, полулёжа. Я как-то ночью подсмотрела, она наклонилась и с кем–то невидимым разговаривала… Матушка была совершенно неграмотная, а знала всё и ведала…

К матушке приезжали разные люди, в том числе и тёмные, после которых она болела, сникала и говорила: «За борьбу с ними она расплачивается болезнями». Рассказывала она мне, что сидячей она стала так: «Шла в храме после причастия и знала, что к ней подойдет женщина и отнимет у нее хождение (способность ходить)». Так и было. Сказала: «Я не избегала этого – такова была воля Божия»…

Учила нас не забывать крестить еду, особенно на ночь убирать всё и накрывать.

– Силою Животворящего Креста спасайтесь и защищайтесь. Враг наступает – надо обязательно молиться. Внезапная смерть бывает, если без молитвы. Враг на левом плече, а на правом – Ангел. Чаще креститесь: крест – такой же замок, как на двери.

Если вам что-нибудь будут обидное говорить, старые, больные, не слушайте их, а помогите им…

Я как-то спросила: «Почему Господь допустил стольких храмов закрыть»… А она мне: «На это воля Божия, сокращено количество храмов потому, что верующих будет мало, служить будет некому»… Спросила: «Почему же никто не борется?» Она: «Народ под гипнозом, не свой, страшная сила вступила в действие… раньше люди ходили в храмы, носили кресты, дома были защищены образами, лампадами…

Блаженная Матрона говорила: «Не горюй, скоро всю 58 статью распустят, не будет того, что было… (В лагере мне это помогало… её слова вселяли надежду.)

После войны сначала уберут Сталина, потом после него правители будут один хуже другого. Растащат Россию. Вот товарищи после войны поездят по заграницам, разложатся и зубы сломают. Некоторые увидят, что хорошо, что плохо, что дальше жить по-прежнему – гибель. И появится в то время Михаил. Захочет он помочь, всё изменить, перевернуть, но если бы он знал, что ничего не изменит… А только поплатится… Начнутся смуты, распри, пойдёт одна партия на другую. Будет такое на малое время… Всё будет, и молебен на Красной площади, и панихиды по убиенном Помазаннике Божием и его семье. Потом придут прежние, и будет хуже, чем было! Жизнь будет всё хуже и хуже. Придёт время, когда перед вами положат крест и хлеб, и скажут: «Выбирайте. Мы выберем крест»…

Меня арестовали 6 января 1950 года. Объявили – 58 пункт 10–11 групповой, предъявили – «Церковно-монархическая группа». Много чудес было на следствии, Матушка невидимо расчищала обвинения. Ко мне пригласили гипнотизера, он всё время требовал смотреть ему в глаза и повторял: «Вы виновны». Заставляли подписать донос, ложь на брата, только что вернувшегося с войны. Молилась, просила помощи, вдруг вспомнила слова Матушки, что против гипноза нужно читать «Живый Помощи» (псалом 90). Я без страха смотрела и молилась. Гипнотизёр вышел из себя, кричал, вены вздулись от напряжения на лице, потом повалился на кожаный диван и сказал: «Я ничего с ней сделать не могу»».

Нескончаемым потоком шли к блаженной старице люди, за духовным наставлением, молитвенной помощью. По ее молитвам совершались чудеса исцеления от душевных и телесных болезней. Ее пророчества и предсказания многим людям помогли избежать опасностей и гибели, найти верный путь в непростых обстоятельствах.

Когда началась война, блаженная просила всех приходящих к ней приносить ивовые ветки. Она их ломала на палочки одинаковой длины, очищала от коры и молилась. Ее ближние вспоминали, что пальцы ее были в ранках. Матрона могла духовно присутствовать в различных местах, для ее духовного взора пространства не существовало. Она часто говорила, что бывает невидимо на фронтах, помогает нашим воинам. В день блаженная Матронушка принимала до сорока человек.

Блаженная старица Матронушка часто говорила: «Если народ теряет веру в Бога, то его постигают бедствия, а если не кается, то гибнет и исчезает с лица земли. Сколько народов исчезло, а Россия существовала и будет существовать. Молитесь, просите, кайтесь! Господь вас не оставит».

Из воспоминаний Анны Выборновой: «Однажды пришел милиционер забирать Матрону, а она ему и говорит: «Иди, иди скорей, у тебя несчастье в доме! А слепая от тебя никуда не денется, я сижу на постели, никуда не хожу». Он послушался. Поехал домой, а у него жена от керогаза обгорела. Но он успел довести ее до больницы. Приходит он на следующий день на работу, а у него спрашивают: «Ну что, слепую забрал?» А он отвечает: «Слепую я забирать никогда не буду. Если б слепая мне не сказала, я б жену потерял, а так я ее все-таки в больницу успел отвезти»».

Много раз Матрону хотели арестовать, часто, предвидя неприятности, до прихода милиции, просила увезти её на новое место.

Из рассказа Антонины Малаховой: «В 1952 году я с мамой была у Матронушки, перед её смертью… Мы пришли в Старо-Конюшенный переулок, к Евдокие Михайловне… У неё была большая комната, метров 40, иконы сверху донизу… Евдокия Михайловна нам рассказала, что матушка уехала на Сходню, дала её адрес… Уезжая (блаженная Матрона) предупредила: «Уезжаю, так надо. Против всех нас готовиться что-то страшное, мне здесь быть нельзя…»… Так и случилось.

Ночью пришли из МГБ три полковника и три солдата, окружили дом… (В эту ночь арестовали дочь хозяйки дома Зинаиду.)

На другой день мы поехали на Сходню… Вошли мы, выходит послушница её и говорит: «Она вас принять не может»… Мы упали на пол, на колени и плакали, молились, что она нас не принимает – мы грешные… Минут может, 20 стояли на коленях. Потом открылась из другой комнаты дверь и Матрона говорит: «Ну, пусть войдут»…

Вначале мама с ней разговаривала: «Я с мужем живу плохо». Матрона отвечает «…Виновата ты. Потому что у нас Господь голова, а Господь в мужском образе, и мужчине мы, женщины, должны подчиняться, ты должна венец сохранить до конца жизни своей»…

После этих слов мама стала молиться. Потом у них с отцом жизнь наладилась…

На прощанье матушка Матрона подозвала нас к себе, сказала: «Наклоните головы» и благословила нас и над нами что-то читала…

В начале мая хотели опять поехать к Матронушке… А нам сообщают, что Матрона умерла, и завтра (3 мая 1952 года) в 6 часов вечера её привезут в храм Ризоположения…

У нас с мамой было задумано 3 мая поехать в Загорск к преподобному Сергию… Ну, говорим, в Загорск не поедем, а то не успеем завтра матушку Матрону встретить. Легли спать. Вдруг в половине пятого утра Матрона (приснилась) будит: «Вставай, вставай скорее, везде успеете, езжайте в Загорск»… Мы тут же собрались и поехали в монастырь, подали записочку за «новопреставленную блаженную Матрону»… На панихиде батюшка записочку взял и говорит: «А кто это подал записочку… она что умерла?» Мы говорим «Это мы подали. Да умерла. Сегодня её привезут в храм Ризоположения в Москве».

Мы вернулись, успели… Гроб с её телом стоял посреди церкви, открытое лицо было у неё. Ручки маленькие, пухленькие, как у младенца, и все подходили прикладывались к ручкам.

Все, кто был в церкви, плакали, потеряли самое дорогое – Путеводительницу в жизни…

Её отпели… и 4 мая похоронили на Даниловском кладбище… Приходят люди, ставят свечи, священники служат панихиды. Горит у неё там неугасимая лампада с того дня, как её похоронили».

Блаженная старица мирно отошла ко Господу 2 мая 1952 года. Перед своей кончиной блаженная Матрона говорила: «Все, все приходите ко мне, рассказывайте, как живой, о своих скорбях, я буду вас видеть, и слышать, и помогать вам. После моей смерти на могилку мою мало будет ходить людей, только близкие, а когда и они умрут, запустеет моя могилка, разве изредка кто придет. Но через много лет люди узнают про меня и пойдут толпами за помощью в своих горестях и с просьбами помолиться за них ко Господу Богу, и я всем буду помогать и всех услышу». «Всех, кто обращается ко мне за помощью, я буду встречать при их смерти, каждого».

После праведной кончины старицы люди приходили на ее могилу на Даниловском кладбище, молились, призывали ее в помощь и получали утешение, исцеление и поддержку.

Из воспоминаний рабы Божией Фотинии (Москва): «О жизни блаженной старицы Матроны я узнала из книги, которую несколько лет назад мне дал схимонах Св. Данилова монастыря Гавриил. В 1993 году я рассказала схимнику о том, как во сне мне явилась благообразная старица. Она предложила мне четыре яблока, а когда я стала отказываться, говоря, что у меня есть свои, она ответила: «Бери, бери. Они освященные». Схимонах внимательно выслушал меня, и спросил: знаю ли я что-нибудь о блаженной Матроне, похороненной недалеко от монастыря на Даниловском кладбище. Я ответила, что никогда раньше не слышала о блаженной, тогда схимонах Гавриил попросил меня подождать у дверей братского корпуса. Через несколько минут он принёс из кельи книгу маленького формата в мягком переплёте: «Сказание о житии блаженной старицы Матроны»

Я не могу передать то впечатление, которое произвела на меня эта книга, скажу только, что ничего подобного раньше мне читать не приходилось. Позже я с большим трудом разыскала православную лавку, где еще продавалась эта книга, уговорила дать мне несколько экземпляров, оставила под залог свой паспорт, с тем, чтобы спустя некоторое время вернуть деньги за книги. Мне очень хотелось, чтобы у многих моих родных и знакомых в доме появилась книга о блаженной Матроне. Удивительно то, что в книге я нашла рассказ женщины, которой однажды приснилась старица. Блаженная Матрона протянула ей что-то круглое, в скором времени женщина получила квартиру и работу, хотя до этого долгое время находилась в затруднительном положении. Надо сказать, что в девяностых годах многие семьи бедствовали, заработная плата в государственных учреждениях задерживалась. Случалась, и нам было не на что купить самое необходимое. Схимонах Гавриил часто угощал меня фруктами, принесёнными ему его духовными детьми, а когда я отказывалась, говорил: «Мне много не надо, я уже старый, а у тебя трое малых детей, им нужны витамины».

Прошло несколько месяцев. Неожиданно моему мужу предложили работу по контракту заграницей. Через год вдали от Родины у нас родился четвёртый ребёнок, и вот тогда я и вспомнила об удивительном сне, поняла, о каких изменениях в жизни предупреждала меня блаженная Матрона.

Не задолго до этого мне очень хотелось попасть с детьми к старцу Кириллу, но в Лавре попасть к старцу было практически невозможно. Однажды мне с младшим сыном посчастливилось в Спасо-Преображенском Храме в Переделкино получить благословение старца, перед этим я видела сон: «Старца Кирилла на руках несут монахи, а он меня и двух батюшек около большой чаши, наполненной водой, благословляет».

Когда я была в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре попасть к архимандриту Кириллу так и не смогла, я рассказала сон его келейнику, передала записочку с нашими именами, попросила молитв старца. Келейник ответил, что если Господу угодно, чтобы я попала к старцу, то я обязательно попаду, безо всяких усилий. Так и случилось.

Вскоре после этого как-то днём я зашла во двор Спасо-Преображенского Храма и около Крестильни увидела двух незнакомых батюшек, они ожидали чего-то. Я подошла к ним, и в этот момент, неожиданно выглянул старец Кирилл и спросил: «Вы ко мне?» И пригласил нас войти. Это было чудо!

Но вот как попасть ещё раз к старцу со всеми детьми я не знала, через год, мне сказали, что старец вновь принимает в Переделкино, но в очереди придётся стоять целый день. Я знала, что в мороз мне с маленькими детьми не выстоять.

Накануне я была на могилке у блаженной Матронушки, и она, зная мое тайное желание, помогла мне вновь встретиться со старцем. Она буквально «продиктовала» текст молитвы (молитва как бы звучала в голове), которую я записала и воспряла духом: «У меня теперь важное дело, я должна обязательно показать молитву прозорливому старцу и сказать ему, что блаженную Матронушку пора прославлять».

Приехала с детьми в Переделкино, а там столько людей! Стала просить, чтобы меня пропустили к старцу, что у меня очень важное дело, а с детьми сложно. Но меня не слушали, в огромной очереди были все со своими важными делами.

Не знаю, откуда у меня взялась такая решимость, я обошла Крестильню и постучалась в окошко комнаты, где принимал старец. Он взглянул на меня и всё понял. Вышел в общую комнату и велел пустить меня с детьми через другую дверь. Когда я показала старцу молитву и сказала, что блаженную старицу пора прославлять, он с любовью по-доброму посмотрел на меня и кротко промолвил, показывая наверх: «Это не нам с тобой решать. Это уж пусть там они наверху решают. А дома можешь келейно молиться блаженной старице». Он благословил меня, ребятишек, подарил иконки и мы ушли.

Со слезами умиления я благодарила Господа и блаженную Матронушку. Ведь это она таким чудесным образом помогла мне с детками побывать у старца перед дальней дорогой».

Вечером 8 марта 1998 года в неделю торжества Православия по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Даниловском кладбище в Москве были обретены честные останки блаженной старицы Матроны.

30 апреля было совершено перенесение ее мощей в храм Святых Отцов Семи Вселенских Соборов, 1 мая 1998 года – в Покровский женский монастырь у Абельмановской заставы (ул. Таганская). Прославление блаженной Матронушки в лике местночтимых святых было торжественно совершено 2 мая 1999 года. С этого момента началось паломничество в обитель тысяч верующих людей.

Верующие едут в Покровскую обитель поклониться блаженной Матроне Московской, веря в силу ее благодатного заступничества. (День памяти блаженной Матроны – 19 апреля / 2 мая.)

Рассказывает Мария Косовская (Кишинев): «Я верю что Блаженная старица Матрона спасла наше хозяйства от урагана. Вот как это случилось.

Eще до обретения честных мощей Блаженной Старицы Матроны, мне довелось побывать на ее могилке, в Москве. Уже на прощание нам в дар на молитвенную память раздали молитвы к преподобной, песочек с могилки, да стебли роз. Вернувшись в Кишинев, я поехала к маме в Слободзию-Кремене, Сорокского р-на. Была глубокая осень, и я, с любовью и молитвой к блаженной Матренушке, посадила стебельки уже увядших роз, с надеждой, что они дадут ростки.

А через пару лет на наше село обрушился невиданной силы ураган: улицы превратились в бушующие реки, сметая все на своем пути – например, стадо коров было выброшено водой прямо в дом одного хозяина, автомобиль с пассажирами – перевернут и потоплен, все мосты – разрушены, а рельсы железного моста – сметены стихией и отброшены по соседству с нашим огородом. Град был очень крупным.

Прослышав про несчастье, я поехала проведать, что стало с домом и огородом. Кроме трех дыр в крыше сарая, ничто не напоминало о стихии. И дом, и огород стояли нетронутыми, и даже кукуруза, ничуть не согнувшись, красовалась около забора. Это настоящее чудо поразило и меня, и моих односельчан, серьезно пострадавших от разгула стихии. Со слезами на глазах я поблагодарила Господа и блаженную старицу Матрону за сохранность дома моей матери, которая в молодости осталась вдовой и посвятила детям остаток своей жизни, всю надежду возложив на Всемилостивого Господа».

Рассказывает раба Божия Р. Никитюк ( Марамоновка, Дондушень): «26 октября тяжело заболела моя дочь Светлана. С диагнозом «ботулизм» ее положили в реанимацию. Так как ее состояние не улучшалось, мне надо было ехать в Астрахань. 23 декабря я поехала в Бэлць за билетом и, сумев купить билет только до Москвы, огорченная, возвращалась домой, По дороге я встретилась со знакомой женщиной, которая, выслушав меня, дала мне книжку про блаженную Матрону.

Ночью прочитала книжку, со слезами горячо молилась нашей святой и Господь через ее молитвы услышал мою просьбу – утром я встала с мыслью съездить за билетом в Дрокию. Там удалось взять билет на Астрахань, на то же число, без интервалов.

Я не могу описать того моего состояния: выйдя из кассы, шла по тротуару, плакала в голос и вслух благодарила Матрону.

Светлана была в тяжелом состоянии до 10 февраля, пошла на поправку и выздоровела. Сами врачи не верили такому чуду. А мое материнское сердце радовалось и не переставало благодарить нашей скорой помощнице блаженной Матроне».

Молитва

О блаженная мати Матроно, душею на небеси пред Престолом Божиим предстоящи, телом же на земли почивающи, и данною ти свыше благодатию различныя чудеса источающи. Призри ныне милостивным твоим оком на ны, грешныя, в скорбех, болезнех и греховных искушениях дни свои иждивающия, утеши ны, отчаянныя, исцели недуги наши лютые, от Бога нам по грехом нашим попущаемые, избави нас от многих бед и обстояний, умоли Господа нашего Иисуса Христа простити нам все наши согрешения, беззакония и грехопадения, имиже мы от юности нашея даже до настоящаго дне и часа согрешихом, да твоими молитвами получивше благодать и велию милость, прославим в Троице Единаго Бога, Отца и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Схимонахиня Любовь (1901–1997 гг.)

Схимонахиня Любовь (в миру Пелагея Пантелеевна Верейкина) родилась 9/22 мая 1901 года (в день перенесения мощей Святителя Николая) в селе Верхне-Бешкино Алексеевского района Харьковской области. К сожалению, мы не располагаем сведениями о детских и юношеских годах подвижницы. Известно, что в 1917 году Пелагея Пантелеевна вышла замуж за односельчанина, Мартына Ивановича Верейкина, который был старше её на пять лет.

Из воспоминаний внука старицы Любови, Владимира: «…Бабушка 1901 года рождения. Она вышла замуж в 16 лет в 1917 г… (Документам не стоит доверять, потому что много менялось, и они даже где-то специально меняли годы.)

Она не имела вообще никакого образования, она даже школу не закончила. Дедушка ее рано замуж взял. Она сирота, то есть она не знала, не помнила своих родителей… С детства она уже батрачила. Она была внешне очень красивая, и у нее даже прозвище было – Поля Красивая. Я знаю, что в Сочи они приехали откуда-то из Харьковской губернии. Потому, что у деда, ее мужа, непростая была судьба, в период раскулачивания…, он был зажиточным. (У него были золотые руки, он был краснодеревщиком, изобретателем… В доме, где они жили в Сочи, у него в подвале была мастерская. Там стояли два деревообрабатывающих профессиональных станка. У нас вообще у всех была мебель, сделанная его руками…) И если мне не изменяет память – он вынужден был уже, женившись и имея деток, прятаться… Они прятались от возмездия, сталинских репрессий…

Бабушка не имела образования. Каким-то чудесным образом ей был дан дар знания всего Писания наизусть. Она действительно знала Писание по примеру: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Из Евангелия от Иоанна, гл.3, стих 16. или наоборот ей скажешь, Исаия, 50 глава, 6 стих, она может мне его процитировать. Это вот для меня сверхъестественное…

…У бабули было призвание. Говорят, что в сорок лет… она была призвана… стать служанкой Божией… То есть Бог ее предузнал еще до рождения… И потом призвал…»

Из воспоминаний протоиерея Димитрия Шпанько (настоятеля Храма Живоначальной Троицы в посёлке Измайлово Московской области, Видновского района):

«Господи, благослови рассказать о Твоей служанушке, матушке нашей Любови. Так она себя называла: «Я служанушка…» К сожалению, такой памятью, какая была у матушки, не обладаю. Она знала всю Псалтирь наизусть… Она на самом деле действительно знала Псалтырь наизусть, а ведь Господь смиренных возвышает. Она себя все время смиряла, она как бы давала понять, что это память не ее, а Божие дарование…

По её воспоминаниям была записана вся её жизнь с трёхлетнего возраста, она говорила: «Я себя помню с трехлетнего возраста, тогда враг стал меня преследовать». Враг спасения рода человеческого… Была напечатана ее жизнь и все ее скорби, бумага хранилась у меня, но потом матушка Любовь сказала: «Батюшка, сожги… Господь мне сказал, что и без меня хватит на земле слез, еще твои добавятся. Сожги всё». И … вот поэтому пришлось все это сжечь по ее слову. Она рассказывала, что когда была молодая, то посватался к ней будущий ее супруг Мартын Иванович, он был достаточно состоятельный, она была дворянского происхождения, но из бедной семьи (обедневший дворянский род)… Когда Мартын Иванович к ней посватался, его родственники не хотели, чтобы он женился на ней… Как она говорила: «Мне сделали (навели порчу), во время венчания, я упала навзничь… Господь попустил… Потом венчание завершилось всё как положено … И вот я до сих пор чувствую то чародейство, которое надо мною было тогда сделано».

Она меня часто просила: «Ты, батюшка, почитай надо мною молитвы». Я читал. Она говорила: «Вот, не отпускает, значит, мне так надо терпеть». Она очень страшно мучилась, у нее были сильные головные боли. Она считала, что эти боли – следствие чародейства.

Потом она родила троих детей: Владимира, Тамару (в крещении Ефросиния) и Клаву. Они обе сейчас уже почили. (Тамара – через пол года после смерти матушки, а Клавдия недавно скончалась.) Сын Владимир пропал без вести».

По свидетельству протоиерея Димитрия, старица рассказывала, что её муж был белогвардейцем, его разыскивали красноармейцы. Не найдя Мартына Верейкина, они решили заключить в тюрьму Пелагею с грудным младенцем. Представители власти надеялись, что он придёт к ним сам, узнав, что его близкие в тюрьме. Пелагею с ребёнком посадили в мужскую камеру. Старица рассказывала духовному сыну: «…И вот я села… и не сдвинулась с места… Сутки меня там держали. Думали, что муж придет разыскивать… И я в ужасе думала, как я буду кормить, сейчас ребенок начнет плакать, и что я буду делать. Общая камера». По милости Божией, ребёнок спал, не просыпаясь. Через сутки Пелагею освободили.

Многое пришлось пережить матушке в молодости, однажды ей с детьми угрожала смертельная опасность. (Их хотели убить в доме, где они собирались остановиться на ночлег.) Им лишь чудом удалось избежать смерти. Господь хранил свою избранницу. В 1937 году ей было чудесное видение – явился Святитель Николай и сказал, что в 1941 году начнется война, а в 1945 году закончится… Из воспоминаний старицы: «Мы сильно болели, я и дети. Лежим на кровати. Температура – под сорок. Вдруг среди комнаты появился человек. Он смотрит на меня и говорит: «Ты меня узнаешь?» А у нас, когда с матерью жили, была иконочка Святителя Николая. Смотрю, похож на Николая Чудотворца. Я, говорю: «Да, ты на Николая Чудотворца похож». – Да, говорит, ну, что пойдем со мною. И накрыл меня одеялом, и мы вдруг очутились на поле. Вижу, пасутся на поле немецкие коровы. Он мне говорит: «Умеешь доить?» …Конечно, говорю, умею.

– Ну, иди, проси подоить.

Я подошла, попросила – разрешили. Беру ведро, подхожу, начинаю доить. Надоила ведро молока. Мне Святитель Николай говорит: «Выливай на землю». Я вылила, а там кровью написано: «1941 год». Потом Святитель Николай говорит: «Идем дальше». Идем дальше – русское стадо коров. Святитель Николай говорит: «Иди проси подоить». Подошла, попросила, подоила. Святитель Николай говорит: «Выливай на землю». Вылила – 1945 год. «Вот теперь иди и проповедуй, что в 1941 году война начнется, а в 1945 она закончится». И потом вдруг я очутилась опять на своем месте, на кровати. …Святитель Николай прикоснулся к моему горлу, как бы, что-то вынул и бросил на пол… И я впала в забытье, мне стало легко… Утром просыпаюсь, температуры нет. Думаю, ну, наверное, бредила… Все проверила… Потом встаю, на пол смотрю, а там – сгусток гноя… на полу лежит. И я все поняла… И стала ходить по городу проповедовать.

Я работала в магазине в г. Сочи продавщицей и всем говорила, кто приходил: «Готовьтесь, в 1941 году будет война, в 1945 она закончится». Ну и все крутили пальцем у головы, кто как реагировал. Мало кто мне поверил…

Говорила: «Кайтесь. Вот в 41-году начнется война!» Ну, и когда немец-то напал в 41-году, то вспомнили сразу, что тут такая ходила, какая-то и говорила за сколько-то лет, что война-то будет, значит, она кто?»

Вскоре Пелагею арестовали по доносу, как «американскую шпионку», её избивали, пытались заморозить, пытали: «сажали в машину, в кузове которой со всех сторон торчали штыри, и возили по кочкам»… Затем – отправили в Москву на ул. Горького (Тверская). На допросах она вела себя мужественно. Следователям не удалось добиться нужных им признаний, якобы матушка связана с американцами, а она кроме Господа никого и не знала! Тогда был приглашён гипнотизёр. Он сидел напротив подвижницы, и крутил блестящие шарики, пытаясь воздействовать на матушку гипнозом, а она непрестанно молилась. Матушка рассказывала своему духовному сыну: «Он крутил, крутил свои эти шарики, крутил, и смотрю – сам заснул… (А из носа потекло… на костюм.) Встрепенулся вдруг, все увидел, что с ним произошло, и говорит: «Только никому ничего не говори… Я все, что надо, тебе напишу». Для него ведь это был бы крах…. всей его карьеры!»

Из воспоминаний протоиерея Димитрия: «Матушке Господь давал и дух юродства: «Вот меня вызвали на допрос, допрашивают, с кем связана, где батюшки, которые причащают? Я никого не выдала… Меня выдавали, а я не выдавала. (При этом старица Любовь перекрестилась.) Верующих… батюшки на квартирах причащали, так как нельзя было открыто. А представители власти забирали верующих, и допрашивали… Меня вот следователь, посадил, я сижу. У него в столе в ящике наган лежит, и он так со мной ведет себя очень развязано… И мне говорит: «Ты знаешь, что я тебя на всю «катушку» (т.е. на 25 лет) посажу. А мне Дух говорит (я прямо через разум, через сердце чувствую): «Через год ты будешь на свободе». Я следователю и говорю: «Через год я буду на свободе». И он ухмыляется, смеется. А мне Дух говорит: «Напугай его».

Матушка Любовь пальцами обеих рук растянула себе рот, глаза, встала и как рыкающий лев издала пугающий рык, потом перекрестила его со словами: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа»! Он замолчал и пополз под стол, жмет сигнальную кнопку, вызывает дежурного и говорит ему: «Уберите ее отсюда»… После этого мне дали другого следователя. Очень порядочный такой человек был хороший… И я действительно через год была на свободе»». (В справке № 0004165, выданной П. П. Верейкиной в тюрьме №1 г. Горького при освобождении 8 октября 1952 года написано, что она была осуждена Военным Трибуналом войск МГБ Краснодарского края 16 ноября 1951 года по ст. 58–10(часть 2), 58–11 УК РСФСР к лишению свободы на принудительное лечение сроком на один год)

Блаженную старицу с диагнозом шизофрения определили в тюремную больницу.

Здесь собрали пятидесятников, баптистов, адвентистов… Из православных была только блаженная Пелагея. Когда все начали спорить, чья вера истинная, блаженная предложила им состязание: «Давайте сейчас ни есть, ни пить ничего и чья вера правая, тот и выдержит пост». Идея всем понравилось. Из рассказа матушки Любови: «И вот на третьи сутки, когда все уже сдались, у меня как полилось славословие, я стала славить Господа – Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя!!! И псалмы полились… Они говорят: «Всё, всё, всё… твоя вера правая…., всё, всё…»

Протоиерей Димитрий рассказывает: «Вот такая вот победа была одержана Православием над другими христианскими конфессиями, которые считали, что у них – истина. А на самом деле мы знаем, что истина там, где апостольская церковь, которая была самим Христом основана.

Матушка говорила, что в течение жизни она постилась 3 раза по 40 дней (апостольским постом) 14, несколько раз – по двадцать дней. Она постилась и по 10 дней, часто по три дня. Когда надо что-то просить у Господа, она всегда молилась и постилась!

Матушка Любовь рассказывала, что однажды в Сочи пришла к ней соседка, мизинец и указательный палец выставила, остальные пальцы согнула и на икону показывает, а матушка Любовь ей говорит: «Ты что, Матери Божией рога строишь?!» Женщина испугалась, побежала домой. Потом выяснилось, что она отрубила себе палец. Дочь матушки узнала об этом, прибегает и говорит: «Мама, нас посадят!» Матушка Любовь пошла к соседке, спрашивает: «Где палец? Давайте его сюда». Приставила его на прежнее место, и палец по вере матушки был исцелён.

Когда с такими людьми как матушка общаешься – то живо чувствуется близкое присутствие Божие… Она настоящий монашеский образ жизни вела, хотя жила в миру…

Однажды такой случай был в Сочи. Вдруг появился у них возле храма какой-то дедушка и сидит на паперти, не уходит и ни у кого ничего не берет. Все подходят, а он ни с кем не разговаривает. Пытаются ему дать что-нибудь, а он ничего не берет. Что с ним делать не знают, говорят, надо к Пелагее бежать, она знает. (Ее знали как глубоко верующую. Она любила всегда по праздникам принимать странников. В воскресные дни, праздники, кого-нибудь привести к себе домой, накормить. Этот обычай известный у святых. И Авраам отличался гостеприимством и Лот, в Ветхом Завете праведники, и в Новом Завете – Филарет Милостивый, они всегда пытались, накормить нуждающихся, особенно в воскресные, праздничные дни послужить ближнему, бедному, нищему.)

Так вот, люди говорят: «Иди, матушка, там какой-то старик сидит, не знаем, что с ним делать». Матушка рассказывала: «И я бегом. Прибегаю и говорю: «Дедуль, ты чего сидишь? Пойдем к нам. Я кашки сварила, накормлю тебя, пойдем. А он так на меня посмотрел и говорит (протяжно): «Во..от! У меня ни одного зубика нет, а мне все сухари предлагают…» А это был Преподобный Серафим Саровский! Вот как это выяснилось. Матушка говорит: «Ну, вот идем мы с этим старичком, подходим к дому, а одна из дочек в окно увидела и говорит: «Ну вот, опять мама «пьяницу» ведет». Ну, а мы заходим в дом, сели за стол, а он и говорит: «Ну, что опять мать твоя «пьяницу» привела?» (Дочка так сразу и села, потому что старичок не мог слышать того, что она сказала. Старичок тот рассказал всю будущую жизнь дочерей матушки. Как они замуж выйдут, сколько детей у них будет.)

Матушка вспоминала, что он долго рассказывал о Христе, все слушали… до вечера. Потом она говорит: «Останься, дедуль. Мы тебя здесь спать положим». А он отвечает: «Нет, я в домах не живу». И стал выходить из дому. Она пошла его провожать… Заходило солнышко, заходило и как зашло – его не стало!

Господь беседует с избранными своими. Господь открывал матушке в молитве волю Свою… И вот был такой случай. Матушка рассказывала: «Однажды я слышу голос: «Бери бумагу и пиши: «Я, Господь Иисус Христос повелеваю тебе отдать мою Матерь, находящуюся у тебя в поношении!» Сажусь и пишу… Затем слышу: ««Бери это письмо, стригись под мальчика. Надевай костюм и езжай в Сухуми». Матушка Любовь постриглась, надела костюм, взяла паспорт и по послушанию поехала.

Матушка Любовь рассказывала: «Я прихожу на станцию, мне надо на поезд. Спрашиваю: «Когда отправляется поезд?» Мне отвечают, что только что ушёл, а следующий будет только завтра… Будет только товарняк и проходящий скорый поезд, который здесь не останавливается». Матушка начала молиться. Вдруг видит, идет на полном ходу скорый поезд, не останавливаясь, мчится мимо платформы. Слышит голос:

«Входи, не бойся!» (А поезд мчится полным ходом!) Матушка рассказывала: «И я вдруг вижу – поезд не мчится, а стоит на месте. Я вижу стоящий вагон, и вхожу в этот вагон – чудом оказываюсь на этом мчащемся поезде!»

Вот такое вот было чудо! Это вот она сама рассказывала… А там, что оказывается, было… У одной женщины в доме стоял большой образ Матери Божией, и Господу было угодно, чтобы икону вынесли из дома, где творились беззакония. Матушка была туда направлена, чтобы спасти икону от поношения. И вот она доехала до этого дома, Духом водимая. Ее привел Господь в тот дом, где жила эта женщина. Она ее нашла. Матушка молча входит в этот дом, достает это письмо, ей дает. Та молча читает это письмо и говорит: «Забирай!»

Матушка Любовь рассказывала: «Я забираю эту икону, ничего не говоря, выхожу из дому. А икона больше меня, там пуда два весу. И иду я с этой иконой, выхожу на дорогу горную».

По промыслу Божиему, мимо ехал милиционер на мотоцикле с коляской, он забрал икону, взял паспорт у матушки и уехал. Икону отвез в КПЗ. Матушка пришла в КПЗ, плакала, умоляла, чтобы ей вернули святыню. Но её и слушать не стали. Сама Царица Небесная её успокоила, дала понять, что икона будет томиться вместо неё за решеткой. Матушка разыскала местного священника, рассказала о случившемся. Вскоре батюшка призвал верующих собрать необходимые средства, чтобы выкупить икону.

Рассказывает протоиерей Димитрий Шпанько: «Матушка говорила: «Я сироточка была и только три буквы знала, Вер – Верейкина, чтобы расписаться могла, а меня Господь всему научил»! Кроткий, говорит, смиренный…, она всегда так о Господе говорила.

Есть такая книга – «Земная жизнь Пресвятой Богородицы». И вот какая история связана с этой книгой в жизни матушки… Рассказывает сама матушка (из сохранившейся видеозаписи):

– Эта книга мне с Неба дана, я была сироткой, сидела на кухне, изучала Слово Божие… Вдруг, смотрю: город золотой спускается (это матушке видит видение), а у них там площадка детская напротив окна (там, где матушка жила у родных) и так саженей на пять не доходит до земли. И Матерь Божия, золотые улицы из золота и блестящее одеяние на Ней, и шарф блестящий! Вдруг со всех домов выскочили большие собаки-овчарки и бросаются туда и лают, лают. Она – Матерь Божия ходит, они кругом бегают вокруг города. Она (Матерь Божия) сняла одежду одну и бросила им, они разорвали ее на куски, и там кусок лежит, и там кусок лежит, везде, и успокоились и пошли по домам. Тогда Она (Матерь Божия) мне через сердце говорит – иди и собери, и это тебе будет платье до смерти. И я оставила все и побежала…

Прибежала, собрала эти все куски, принесла в большую комнату, разложила, сама упала молиться – благодарить Господа! Что же это такое?! Положила все куски на стол. Дух мне через сердце говорит – «поезжай к Александре и ты материал этот возьмешь!»

У меня духовная дочь была Александра. Я встала, помолилась, быстренько на 23 трамвае поехала… Приехала… Александра, за двумя больными ухаживала. За одной – пророчицей – пятидесятницей, а другой неверующей. Я прибежала, она (Александра) рада. Она меня мамулькой звала: ««Мамулька пришла…, что такое?!»

А я говорю: «Шурочка, пойдем на кухню, я тебе расскажу какое мне сейчас было видение. И рассказала это все… Она: «Сейчас, пойдем в комнату». Взяла мою сумку и за шифоньером что-то (чем-то) шелестит, и все кладет, кладет в мою сумку. Думаю, какие-то листья кладет? И отдает сумку и говорит: «Иди, там узнаешь, это тебе Матерь Божия платье дает до смерти».

Я побежала, прибегаю домой, разложила и все эти странички, все листья – сжатые. Посмотрела, все целые. Утюгом разгладила. И упала благодарить Господа: «Господи, что же это такое?! – Это тебе платье до смерти будет!»

А пятидесятница, за которой ухаживала Александра, она у них у (сектантов) – пророчица (была). А что собаки-овчарки – это ихние проповедники, они не могут Матерь Божию выносить, святых, они и разорвали…» Вот такое видение рассказала матушка».

Из воспоминаний внука старицы Любови, Владимира: «Свой первый постриг бабушка принимала в Катакомбной Церкви, тогда гонимой… Вот кого больше гонят, кого больше бьют за Христа, она туда и идет… Она как разведчик. У нее был дух боевой! Она воин была! При постриге она изменила имя и стала Мария, и даже фамилию, стала Боголюбская… А для меня, для нас, для семьи она – бабуля… Как стала она схимонахиней Любовью, не знаю…

Бабушка знала суть вещей. Это называется в православие – прозорливость… Почему люди стали к ней идти. Потому, что получали разрешение животрепещущих и серьезных проблем. Иногда может даже на грани жизни и смерти. Приходили к ней, общались, рассказывали, она слушала. Она ничего им не говорила, она просто им место в Писании давала. Прочитай такую-то главу, такой-то стих, по такую-то прочитай. Они ответ-то находят… Ситуация жизненная менялась, восстанавливались браки, дети переставали безобразничать. Она понимала суть вещей. То есть причину следственной связи…

Бабушка еще не при храме была, а жила у моей мамы (в Москве). Она любила Москву, потому что тут больше у нее общения было. Она очень любила людей…

Бабушка о себе рассказывала мало… Она никогда не была для меня матушкой и старицей…, но она для меня бабулечка была. Бабуля и я могу даже сказать, что мамой духовной… И если что-то есть во мне Божие, то это от нее. То есть семя посеянное это от нее…

К ней тянулись и тянулись люди не просто. Вот действительно необычные, ищущие люди, особые, умные, одаренные, очень тянулись… Среди них священники, о. Дмитрий, о. Сергий, его приход в Торжке, но он сейчас в Москве… (Знаменитые киноактёры, родственники знаменитых людей…)

Когда я был молодым офицером, бабушку, как духовную наставницу, вообще не воспринимал…. Ну то есть, молиться, я молился с детства… Она ненавязчиво так, разными разведческими способами, сеяла, сеяла.… И поэтому для меня она была бабушкой, причем бабушкой любимой… Когда я приезжал к бабушке это для меня был рай… Для меня это Сочи до сих пор остаются …рай по ощущениям, по образу, проведения своего времени. А это же просто была любовь, ее любовь к внучку… А у бабушки ведь сын был Владимир, который пропал без вести. Причем после войны. Насколько я знаю…, уже победа была, и они уничтожали на Украине бандеровские банды… И вот он там, во время каких то боевых действия пропал…

Она всегда для меня была любимой бабушкой и когда уже у меня начало формироваться свое Богопознание, мировоззрение уже духовное, то она для меня уже была важна, как наставник. То есть посоветоваться, советчик…

Я начал проявлять интерес к ней лично, когда увидел, какие известные люди сидят у нас дома… Если к бабуле такие люди ходят, так значит это интересно. И меня они притянули, и я уже стал участником. И потом действительно как магнитом к ней притягивались люди ищущие, интересные… Вот именно через этих людей приходящих к ней появился и у меня интерес. Я стал уже серьезно интересоваться…

Вот она как меня учила, что такое по ее пониманию, поклоняться в духе и Истине… В духе, с маленькой буквы, поклоняться Богу – это, имеется в виду, независимо от внешних атрибутов. То есть, это позволяет тебе в духе поклоняться в тюрьме, в камере, в плену, на берегу моря, на кровати, в больнице…. Не обязательно в храме… Независимо от внешних атрибутов… То есть, ты вот храм Духа Святого и ты в нем… Царствие Божие внутри вас есть… Внутри вас Царствие Божие. Раз царствие, и царь там. Где-то там, в сердце…

…Бабуля … всегда говорила, что чем больше правил, чем больше внешних требований – это говорит только об одном. Об оскудении Духа. Вот чем меньше Духа святого, тем больше правил…

… Меня бабуля учила: «Тебе дается возможность, сынок!» (Она меня называла сынок почему-то всегда…) И она говорит: «Запомни, что Господь – это милость Божия, и Он тебя любым принимает, всегда. Как блудного сына, грязного… Он принимает. И это Его любовь, и мы такие должны быть. Вот этого Он хочет от нас, чтоб мы друг друга принимали. Какой есть, терпеть. Заткнуть уши, если он тебя ругает, пусть бьет тебя, люби его…»

У меня вот бабулина любимая молитва есть: «Господи, все, что не от Тебя, разруши. Убери, разруши, даже как дым, чтоб рассеялось. А все, что от Тебя, укрепи, вразуми меня, как делать, и дай силы». (Моё ощущение, что в делах Божиих нам ничего не надо планировать.)

Она умела видеть знаки Божии в ситуациях… Нам повсюду знаки от Бога дают…

Богу важна ваша душа. У нас нет полного, настоящего, истинного покаяния, которое приводит нас к Господу… Если дарует вам Господь покаяние, то это, как бабуля говорила, высшая награда… Люди… ее слову очень сильно доверяли…»

По свидетельству Владимира, духовная дочь старицы, Галина, до сих пор хранит как святыню письма матушки Любови. Одно из них она прочла ему по телефону. Рассказывает Владимир: «…Галина мне одно зачитала, оно на 15 минут. (Девяностого года было письмо.) Вероятно, Галина бабуле писала, что у неё что-то не получается, немощь какая-то, лень. Много спит, ест вкусное, не может себе в этом отказать. В ответ бабуля в начале письма славит Иисуса Христа и говорит: «Какая величайшая радость, что Сам Господь, Сын Божий призрел на нас. Вот этих убогих, грязных, слабых, ни на что негодных…. Он на нас призрел!»…(Я когда услышал эти слова, сердце взволнованно забилось. И как же можно вообще жить в какой-то печали и грусти… Хотя она тоже, конечно, и печалилась, и грустила… И сколько она терпела.) Она пишет: «…Галочка, родненькая, сестричка… О том, что кушаешь, не переживай, это телу надо. И поспать. Главное, чтобы Дух твой не усыпал. И чтобы дух твой не отравился чем-то…» (Я думаю это, чтобы ты каким-нибудь учением не увлеклась ненужным…)»

Из воспоминаний Валентины Мельниковой (Сочи): «Матушка Любовь ясно видела свой путь, имела верно идущие часы. Аккуратно и точно соблюдала свое слово… Ее жизнь – это постоянный процесс воспитания и обучения. У нее было много духовных чад повсюду. Иногда целыми семьями мы были под ее молитвенным покровом, что имеет место и в нашем случае. Нашей многодетной семье она помогла своим бесценным опытом, своей победой. Каждому она старалась помочь молитвенно, утешить словом…, согреть своею любовью… Мы видели в ней ее подлинную суть – Любовь….

У матушки были Акафисты, составленные лично ею. Один из них я переписала…

В критические моменты в нашей семье я всегда прибегала к нему, читала… И действовал он очень сильно, о чем свидетельствует муж Александр. Акафист хранился у нас долгое время, а потом куда-то пропал…

Она молилась за всю землю…просила она о том, чтобы Россия с Украиной объединилась, был мир… Молилась за духовных чад и за батюшек… В Москве у нее много знакомых было…, за отца Дмитрия молилась… Мы часто читали Акафисты… Такая вот молитвенница была, и молитвы ее очень действенные были.

Помню, как-то матушка в предстоянии молитвенном была, я читала акафист по ее просьбе, а она встала вместе со мною перед иконами, и словно замерла вся…. Даже мне было трудно выдержать, простоять, а она весь акафист стояла не шелохнувшись. Такая вот сила Духа в ней была. А молилась она тогда за батюшку о. Дмитрия…, ему была необходима молитвенная поддержка…»

По свидетельству священника Димитрия, когда матушку просили: «Матушка Любовь, помолитесь за нас!», она отвечала: «Матерь Божия, Она молится кровавыми слезами!» Однажды схимонахиня Любовь, когда зашёл разговор о схиме, рассказала следующее: «Вот меня все спрашивают, где ты схиму принимала… Они не знают, что такое схима. Вот была у меня Мариечка, духовная моя сестричка, вот что она претерпела! Сын взял и закрыл ее в хлеву со свиньями, кормил вместе с ними: что свиньям давал, то и ей… Нет Мариечки месяц, нет Мариечки два месяца. Что случилось, куда делся человек? Никто не знает. Сына спрашивают, не знаю, говорит. Я стала молиться: «Господи! Открой мне, куда делась Мариечка…» Господь открыл: «Ее сын закрыл в хлеву». Я говорю: «Всё, надо вызывать милицию!». Милицию вызвали. Действительно, приходим с милицией, а она лежит там, в хлеву, уже и встать не может, так ослабла! Вызвали скорую помощь и увезли ее в больницу. Мне видение было потом. Я вдруг вижу, с гор идут три женщины в белом одеянии. Радостные, веселые такие и мне говорят: «Передай Марии, что мы завтра в девять часов вечера за ней придем». И все. А это были ее мать, бабка и прабабка. Они были все благочестивой жизни… Я ей передала, она всё поняла, стала готовиться! На вход больница была уже закрыта. Она у медсестры спрашивает, который час? Ей отвечают: «Уже всё закрыто, к тебе никто не придет». – Нет, говорит, ко мне в девять часов придут! А как девять часов настало, она руки протянула вперёд, приподнялась на кровати: «Мама!» И душа её освободилась от бренного тела. Вот это вот схима! Вот терпение какое!»

Рассказывает отец Димитрий: «Конечно, мне с матушкой довелось познакомиться не случайно. Случайностей у нас, у верующих, не бывает. Она приехала сюда из Сочи по приглашению. У нее было много духовных детей и в Москве, и в Америке, во многих местах, она со многими была знакома. Пригласили ее сюда в Москву. Она уже собиралась там умирать дома в Сочи.

Матушка рассказывала: «Господь мне однажды показывал смерть праведника и смерть грешника». (Мы знаем, как в Писании написано, смерть грешников люта, и честна пред Господом смерть преподобных Его!) И я детей предупредила: «Не бойтесь, я пять дней буду лежать «мертвая», но только я не умру! И я действительно лежала пять дней, и, конечно, уже на третий день ко мне вызвали врачей. Потому, что думали, что уже всё: ни дыхания, ничего, никаких явных признаков жизни не было! У меня все начало холодеть с кончиков пальцев ног. Ноги не чувствую выше, голени, колени, ничего не чувствую, до пояса. Дальше пошло… до горла дошло и только тут вот, я чувствую пульс… вот только пульс. … И все слышу, все, все…, на многие, многие десятки километров, где чего делается».

Это – смерть праведника. А смерть грешника, говорит, такая, что он просит час на покаяние в ужасе…

И потом, когда она получила приглашение, сказала: «Клава, едем на работу в Москву, на духовную работу!»

С матушкой я познакомился в 1991 году еще, не будучи священнослужителем. Я таких людей никогда не встречал! То есть это настолько личность необыкновенная, светящаяся, полная любви…

Она приехала в этот момент из Сочи… Была несколько дней здесь, на ул. Маршала Тухачевского в Москве. Я к ней туда в комнатку, где она остановилась, приехал… Я тогда был далек от всех правильных понятий Православия, скажем так. Конечно, я читал уже Евангелие…., а Господь привел меня к матушке для духовного вскармливания.

Нужно было, чтобы кто-то направил, указал Путь. И вот этот Путь, через матушку Любовь, Господь мне указал. Путь истинный! У нее, конечно, был дар любви. Она им обладала! Ведь надо ж уметь любить, да, любить по-христиански! Божией Любовью! Она такая вот была, если я день к ней не приеду, она переживала. Она молилась, ждала…

Самое большое чудо для меня была её любовь! Как Апостол говорит: «Достигайте любви, которая есть союз совершенства…» Она обладала и даром языков…. И толкование давала. Она неграмотная была. Она водима Духом была. Самый большой дар – это любовь. И вот этот дар она стяжала своей жизнью, своими скорбями…. Я однажды у нее спросил: «Матушка, что же такое Истинное Православие?!» А она говорит: «Истинное Православие – это Крест и Евангелие!» Вот что такое Истинное Православие! Вот что она вынесла из жизни: умение любить и страдать, страдать и любить! А, что такое – Крест?! Это Страдание. А, что такое – Евангелие? Это Любовь! Вот и получается Истинное Православие! Все Святые подвижники этой Истиной всегда жили и хранили ее в своем сердце.

В 1992 году меня рукоположили, прислали на приход в посёлок Измайлово… Трудности были с храмом. В Храме был Институт физики Земли… Освобождать помещение не хотели. Говорили: «Ищите себе другое место…»

Многое пришлось пережить отцу Димитрию, в 1993 году храм буквально «брали штурмом» с помощью казаков, чтобы войти, отстоять, вернуть то, что по праву принадлежало верующим. Накануне отец Димитрий звонил в Сочи, просил старицу помолиться, чтобы удалось задуманное. (До этого столько пришлось обить порогов, столько было разослано писем, но храм не отдавали. После «штурма» 7 апреля 1993 года в день Благовещения Академия Наук была вынуждена искать новое помещение для сотрудников института.)

По свидетельству протоиерея Димитрия в 1993 году старица приехала в Москву по приглашению духовных чад. Некоторое время она жила у духовной дочери на Садово-Спасской улице. Отец Димитрий её там навещал. Однажды он робко предложил старице Любови: «Матушка, вы знаете, вот мы строим … там у себя, может быть, Вы к нам переберётесь?» Она с радостью согласилась.

Из воспоминаний протоиерея Димитрия: «Первый раз я привез её к нам в 1994 году. Это было на Пророка Илию. У нас еще ничего не было… Храм нуждался в большом ремонте. Я привез матушку и её дочь Тамару (Евфросинью). Тамара говорит: «Мама, ты посмотри, храм в каком виде… Надо молиться, чтобы Господь послал человека, чтобы восстановить все разрушенное». Матушка мне сказала: «Ой, батюшка, у тебя сколько ангелов в храме!»

Я считаю, что по ее молитвам Господь послал нам такого человека (Сергея Николаевича Т.) И вот на его средства была выполнена вся роспись… Внешнее и внутреннее убранство – все было сделано. По матушкиным молитвам, так Господь расположил его сердце, что он доверился, почувствовал, душа его расположилась, что именно здесь он должен помочь. Матушка ему всю его жизнь прошедшую рассказала… Господь открывал ей человеческую душу».

Схимонахиня Любовь подарила старшей дочери Сергея Николаевича, Наталье, книгу о Пресвятой Богородице, свои четки и апостольник, а после блаженной кончины матушки Любови отец Димитрий передал Евангелие и фотографию старицы. Все эти годы святыни бережно хранились в семье Сергея Николаевича, однажды вечером, когда у младшей дочери заболел зуб, он приложил апостольник схимонахини Любови к щеке дочери, девочка спокойно уснула, проспала всю ночь, а на утро сообщила, что боль прошла… (Раба Божия Татьяна В., когда фотографировала в январе 2007 года книги, чётки и апостольник схимонахини Любови, обратила внимание на то, что апостольник и четки благоухали. Из рассказа Татьяны: «…Столько лет прошло! Апостольник и четки благоухали, словно источали запах дивного миро… я так удивилась, а батюшка Димитрий и Сергей Николаевич сказали: «Вот так от матушки Любови чудесно пахло и при жизни…»)

В 1996 году для старицы на территории храма была построена небольшая келья, где схимонахиня Любовь и поселилась в августе 1996 года, и прожила здесь девять месяцев до своей кончины. (Следует отметить, что по молитвам старицы в храм были пожертвованы иконы, которые хранились в домах верующих в смутное время.)

Из воспоминаний протоиерея Димитрия: «В 1995 году мы со схимонахиней Любовью были у старца Даниила в гостях, он пригласил нас в сентябре месяце (на отдание праздника Успения). Долго у нас не получалось приехать, батюшка видя это, сказал:

«Так, быть и все!» Потребовал, и мы с матушкой прибыли туда.

А какая была встреча! Матушка перед этим молилась, вопрошала, кто ж такой батюшка Даниил….(С ним она была знакома только заочно.) И вот перед тем как поехать к отцу Даниилу, она молилась, чтобы Господь открыл ей – кто ж такой отец Даниил?!

Матушка рассказывала: «Я когда молилась, мне видение было: «Смотрю, стоит бочка с медом, и туда все несут, несут, несут мед ложками»». Мед это же царский продукт… (Господь открывал ей людей. То есть она знала, кто к ней едет. Её дети были свидетелями её прозорливости. Она говорила: «Клава, готовь, сейчас к нам приедет вот такой-то человек». Господь открывал, и она наперёд знала, какой человек, с каким настроением к ней идёт!)

При встрече с отцом Даниилом она упала ему в ноги с такими словами и дважды повторила: «Батюшка – новый Серафим! Батюшка – новый Серафим!» Отец Даниил, когда потом вспоминал через несколько лет эту встречу, говорил: «Матушка Любовь так сказала потому, что почувствовала на мне некоторую благодать преподобного Серафима Саровского, а я преподобного Серафима любил и люблю, и всегда его прославляю. Вот эту некоторую часть благодати матушка и почувствовала».

А приехала она отчитаться. Видно, мысль у нее такая была. Я говорит, отчитаюсь за жизнь, покаяние принесу. В годы гонений на веру у нее был свой духовный старец Симеон. О котором она всегда говорила: «Это мой духовный старец Симеон. Перед своей кончиной он всех нас, своих духовных чад предал Господу». А матушке старец Симеон сказал: «Теперь у тебя духовника не будет»… Вероятно, провидел наперёд, да и время-то какое было… И вот матушка, отчитавшись отцу Даниилу за всю свою жизнь, говорит: «Теперь, батюшка, прочитайте мне: «Ныне отпущаеши…» На что отец Даниил отвечает: «Ну, это потом. Уходить еще пока рано, еще надо помолиться и здесь пожить». А матушка говорит: «Тогда благословите меня с вашими духовными (там несколько священников было) работать». То есть с нами работать, мы тогда совсем молодые были… А ведь духовно научить можно только от сердца к сердцу. Только соприкоснувшись, как от огня перенять огонь, это как от горящей свечи зажечь другую свечу, подобно этому и христианские сердца…

Вспоминаю слова, которые сказал матушке пришедший монах, о котором будет сказано чуть позже: «На тебе должно истинное Православие устоять». И слова Спасителя из Евангелия: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся» (Лк. 12:49)

Матушка рассказывала: «Однажды приходит ко мне домой монах (это было в Сочи), пришел и сказал, где у вас здесь вот такая-то служанка? (Она всегда называла себя служанушкой Господа. В Сочи её все знали, так как она иногда юродствовала…)

Так вот, приходит к ней этот монах, передает от Священномученика митрополита Петра (митрополита Крутицкого и Коломенского Петра (Полянского)) 15, окровавленные четки и камилавку (так она называла скуфейку) и хлебцы (это были антидоры 16), которые оставались после литургии, совершаемой святителями в застенках. Матушка называла их хлебцами. И отдает ей с такими словами: «На тебе должно Истинное Православие устоять!» Отслужил молебен… И говорит: «Только хлебцы чтоб съела сама, никому не давай!» И ушел. Высокий такой, худощавый монах. Кто был, ангел или человек, я его, говорит, больше в своей жизни никогда не видала. Оставил ей все и ушел. А что делать, ничего не сказал… (Об этом она и отцу Даниилу при встрече рассказывала, когда отчитывалась.) Матушка Любовь говорила: «Как же его мучили! (Т.е. Митрополита Петра). У меня до сих пор волосы приподнимаются при воспоминании об этом. Все было в крови, четки и камилавка!»

Эти святыни матушка хранила и никому не показывала. Даже муж ничего не знал. Матушка рассказывала: «Муж был всегда такой кроткий, смиренный, но вот однажды подходит ко мне ночью, я открываю глаза, смотрю – он стоит такой страшный, борода всклокочена, в руке топор и говорит мне: «Почему ты сегодня не пришла ко мне, я весь день тебя прождал в подвале? Они (бесы) мне сказали, чтобы я тебя убил, а если, говорят, ты её не убьешь, то мы тебя убьём». Матушка ответила: «Да воскреснет Бог, да расточатся врази Его… Ты что?! Давай скорее умойся!» Топор у него из руки выпал. Матушка встала, помогла мужу умыться. Ей пришлось рассказать ему про святыню. Матушка сказала мужу: «Я уйду из дома, если не уйду, то они тебя замучают». Супруг не соглашался, чтобы матушка ушла. Тогда матушка говорит: «Пост, только постом можно спастись – 40 дней будем воздерживаться от пищи и молиться». Муж согласился. Постепенно с него всё сошло. Так за святыню, которую хранила матушка Любовь, враг нападал на неё. (Следует отметить, что перед смертью Мартын Иванович принял монашество с именем Симеон.)

Протоиерей Димитрий Дудко знал матушку, она к нему приезжала. (Протоиерей Димитрий Сергеевич Дудко (1922–2004 гг.)) У них были духовные встречи. В 1975 году, она приехала к нему, рассказала ему всю эту историю, как к ней пришел монах из застенков от Святителя Митрополита Петра и передал вот эту Святыню… Протоиерей Димитрий никак не мог понять…, как…, почему передано было женщине. А в Евангелии сказано, что во Христе Иисусе же нет ни мужского пола, ни женского, но нова тварь. То есть новое творение Божие (ибо «несть мужеской пол ни женский», но во Христе – новое творение).

На вопрос: «Куда это делось?» Матушка ответила, что ей пришлось все это сжечь, потому что было очень сильное гонение. (Вероятно, матушке было открыто поступить так, а не иначе…)

После кончины матушки старец Даниил засвидетельствовал о праведной ее жизни.

И говорил, что её прославят… Самый большой дар – это любовь. И она этот дар любви, так же, как и отец Даниил, стяжала своей жизнью, и своими скорбями…

Один человек, который знал матушку Любовь более 25 лет, сказал о ней: «Это гений христианства!» Она действительно знала все Писание, весь Ветхий Завет и Новый Завет. Даже буквально по главам, по стихам, она жила этим. (Отец Иоанн Кронштадтский написал книгу – «Моя жизнь во Христе». Этот Великий Праведник мог так написать, потому, что он действительно жил только Христом, он жил в Церкви, он жил Ею и в Ней. Он жил службами и Литургиями!) Матушка тоже жила именно Священным Писанием и жила Духовной жизнью, глубокой, внутренней духовной жизнью, очень любила церковные службы… Это отличительная черта верного слуги Божия, истинного христианина. Не достаточно лишь исполнять церковные обряды. Для спасения важна – праведная жизнь. Правая вера! Когда человек ведет внутреннюю духовную жизнь – борется со страстями, борется со своими плохими наклонностями, приносит покаяние… И отличает его верность Богу».

По свидетельству отца Димитрия, старица Любовь молила Господа, чтобы Он дал поболеть ей перед смертью. Господь исполнил ее прошение. Прошла Пасха 1997 года. На Светлой седмице отец Димитрий поехал к старцу Даниилу. Из воспоминаний отца Димитрия: «В этом году Великим постом в Донском монастыре было Мироварение. Старец Даниил благословил миро и для матушки. Но миро какое? Над которым не была еще прочитана последняя молитва, после которой Миро становится той святыней, которая используется в трех случаях: во время крещения, при Великом освящении храма и при помазании на царство.

По возращении в храм я прихожу к матушке и говорю ей: «Матушка, вот Вам от батюшки миро». Она возрадовалась, а на следующий день меня зовет к себе, и говорит:

– Батюшка, забери миро. Я не могу – я не достойна. Это такая большая Святыня! (У неё было большое благоговение к Святыне).

– Матушка, ну как же так? Отец Даниил это вам передал.

– Нет, что хочешь, делай, только я не могу, у себя его оставить.

– Давайте, раз отец Даниил благословил, я вас им и помажу. На голову вылью.

Она согласилась. Платок сразу сняла, и я крестообразно возлил ей на голову… Матушка, довольная, вся светится… Вся благоухает…»

Это было в пятницу на Светлой Седмице в день празднования иконы Божией Матери «Живоносный источник». А с воскресения на понедельник у схимонахини случился тяжелейший инсульт… (Уже после смерти матушки Любови вспомнилось отцу Димитрию Евангельское повествование о том, как перед крестными страданиями и смертью Спасителя нашего Господа Иисуса Христа, пришла к Нему грешница с алавастровым сосудом мира и помазала Его… «Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову. Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня; ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на Тело Мое, она приготовила Меня к погребению…» (Мф. 26,6–12))

Из воспоминаний священника Димитрия: «5 мая 1997 года у матушки случился обширный инсульт (вся правая сторона была парализована). Говорить не может, двигаться она не двигалась, но все понимала. Ничего она ни ела, ни пила, пролежала так ровно неделю до следующего воскресения… Утром в понедельник я соборовал её. Во вторник на Радоницу – причастил. 11 мая в воскресенье на праздник жен-мироносиц в 10 часов утра после окончания литургии пришёл в келью и причастил матушку последний раз.

Как матушку Любовь причастил, у неё ноги начали холодеть… Как вот она раньше рассказывала о смерти праведника – «холодеть начали». И через сорок минут после Причастия она мирно отошла ко Господу. Тихо, тихо, тихо. Как свеча догорает, раз и все… И мы вызвали врача местного, она пришла, как бы освидетельствовала, констатировала смерть матушки… (Паспорта у матушки не было…)

В Храме гроб с телом матушки стоял одну ночь. 13 мая состоялось отпевание, которое возглавил архимандрит Даниил (Сарычев). (Во время прощания старец Даниил сказал: «У гробика матушки легко дышится!») Приезжал архимандрит Даниил помолиться на ее могилке на 9-й и 40-й день.

Еще при жизни матушка Любовь желала быть погребенной на территории своего последнего земного странствия. Господь вполне исполнил ее прошение. Схимонахиня Любовь погребена на территории храма Живоначальной Троицы, в поселке Измайлово Московской области. После кончины матушки старец Даниил засвидетельствовал о праведной ее жизни. И говорил, что ее обязательно прославят!» (Следует отметить, что по благословению старца Даниила на его пожертвование над местом упокоения схимонахини Любови была возведена часовенька. До храма Живоначальной Троицы можно добраться от ст. м. Пражская авт. 296 до автобусного круга, пересадка на авт. 297, ехать до остановки «Институт садоводства»)

И сейчас старица не оставляет своего духовного сына, он чувствует её молитвенную помощь по сей день, говорит: «Все эти годы благодаря ее молитвам, Господь хранил и хранит меня». Весьма непростая ситуация сложилась на новом приходе в селе Булатниково (отцу Димитрию дали второй приход). По молитвам старицы Любови и старца Даниила 25 марта 2006 года состоялась закладка нового храма в Булатниково. В этом же году новый храм, по милости Божией, был построен.

Старица Любовь, моли Бога о нас!

Архимандрит Даниил (Сарычев) (1912–2006 гг.)

Архимандрит Даниил (Сарычев) родился 14 января 1912 года в деревне Зверево (Рязанская обл., Сторожиловский район) в крестьянской семье.

Из воспоминаний архимандрита Даниила: «Очень мне хотелось быть канонархом, и я часто молил об этом Господа. И вот когда мне было одиннадцать лет, моя мечта сбылась, и я стал канонархом Данилова монастыря…» По свидетельству современников, у канонарха Ивана была уникальная память, абсолютный слух, он обладал сильным и красивым голосом (альт), знал наизусть многие мелодии религиозных песнопений. Многие верующие специально приходили в монастырь послушать юного канонарха. К 1930 году Данилов монастырь был закрыт. (В стенах монастыря разместили детский приемник-распределитель. Воссоздание монастыря началось лишь в 1983 году.)

Более пятидесяти насельников монастыря, проходивших по «делу о даниловском братстве», приняли мученическую кончину. Всю свою долгую жизнь архимандрит Даниил (Сарычев) помнил сотни имён подвижников благочестия, он не уставал рассказывать о них, старался приблизить тот день, когда они будут прославлены.

В юности архимандриту Даниилу посчастливилось получить благословение Святейшего Патриарха Тихона, он удостоился проводить в последний путь Святителя Тихона, ему суждено было дожить и до прославления Святителя.

Из воспоминаний старца Даниила:

«В 29-м году закрыли Троицкий собор нашего монастыря, в конце 30-го года и весь монастырь, который оставался последним действующим монастырем в Москве. Мощи благоверного князя Даниила Московского перенесли в находившийся за монастырской оградой, не принадлежащий к монастырю храм Воскресения Словущего. Туда же перешел из монастыря и любительский смешанный хор, регентом которого стал я…» (Позже в течение девяти с половиной лет он руководил хором в храме святителя Николая на Новокузнецкой.)

В 40-е годы Иван Сергеевич Сарычев руководил хором в храме святителя Николая (на Новокузнецкой), в 50–60 годы – хором в храме Ризоположнения (на Донской улице) и хором в Малом соборе Донского монастыря

27 апреля 1970 года в Троице-Сергиевой Лавре архимандрит Наум (Байбородин), постриг Ивана Сергеевича в монашество с именем Даниил. 17 декабря 1978 года состоялась диаконская хиротония (рукополагал Ивана Сергеевича Святейший Патриарх Пимен (Извеков)). 2 августа 1988 года в Даниловом монастыре состоялась пресвитерская хиротония. (Через несколько лет уже в Донском монастыре иеромонах Даниил будет возведен в сан игумена.)

В 1990 году Донской монастырь был передан Московской Патриархии, и началось возобновление монашеской жизни. Освящение большого Донского собора состоялось 18 августа 1991 года. В 1991 году отец Даниил стал насельником Донского монастыря. 7 апреля 2000 года отец Даниил был возведен архиепископом Истринским Арсением (Епифановым) в сан архимандрита.

Из воспоминаний насельников Донского монастыря: «Это был великий молитвенник за Россию. За духовным советом к батюшке приходили многие люди со всех концов страны. Наделенный особыми духовными дарами, отец Даниил к каждому находил особый подход».

По рассказам современников архимандрит Даниил был старцем высокой духовной жизни, наделённый особыми духовными дарами. По свидетельству духовных чад старца – по молитвам прозорливого старца Даниила происходили чудеса исцеления, (исцелялись и верующие, страдавшие различными видами онкологических заболеваний), одинокие люди, потерявшие всякую надежду, обретали семейное счастье, в неблагополучные семьи возвращались мир и любовь, у бездетных супругов рождались дети.

Из воспоминаний рабы Божией Екатерины: «…Батюшка обладал великой любовью ко всем нам, и настоящей отцовской строгостью, дабы воспитать нас в Вере Православной, не поддельной, а истинной!

По его молитвам многое в жизни людей устраивалось. Решалось множество житейских проблем, проблем с работой, учёбой. Его всегда окружало великое множество людей… К Батюшке приезжало огромное количество людей с разных мест. Это были люди разного социального статуса, от министра до простого люда. И для всех он находил время. Помогал своей молитвой, имеющей колоссальную силу».

24 июля 2006 года девяносточетырехлетнего старца Даниила, ослабшего во время длительной, изнурительной болезни, доставили в пятую городскую больницу с диагнозом двухстороннее воспаление лёгких.

8 сентября 2006 года, в праздник Сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы, архимандрит Даниил последний раз удостоился принять Святые Дары.

Состояние старца ухудшалось с каждой минутой, священник Димитрий Шпанько начал читать отходную молитву. (Он успел трижды прочесть отходную).

В 22 часа 45 минут 8 сентября 2006 года старейший насельник московского Донского монастыря архимандрит Даниил (Сарычев) мирно отошел ко Господу.

В воскресенье 10 сентября в Большом Донском соборе обители состоялось отпевание архимандрита Даниила. Отпевание возглавил епископ Красногорский Савва (Волков). Епископ Савва отметил, что душа человека, который сподобился причаститься в день смерти, проходит к престолу Господню, минуя мытарства. Такое случается с высокими подвижниками или с людьми с исключительно чистыми сердцем.

Собор был переполнен верующими, духовные чада собрались в этот день проводить своего дорогого батюшку в последний путь. Архимандрита Даниила похоронили на кладбище Донского монастыря при большом стечении верующих и духовенства.

Господи, упокой душу архимандрита Даниила, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

* * *

2

Иоанно-Предтеченский монастырь (несколько строк из летописи монастыря). Древний Иоанно-Предтеченский монастырь расположен на высоком холме. Предание связывает основание девичьей обители в Белом городе близ Солянки с рождением царя Иоанна Васильевича IV Грозного. Первый русский царь, венчавшийся на царство Российское в 1547 году, родился в канун дня Усекновения главы святого Иоанна Предтечи 25 августа 1530 года и носил имя Крестителя Господня. Иоанно-Предтеченская обитель стала местом молитвы об упокоении Грозного государя, как ее царственного основателя. В начале XVII века в Смутное время Ивановская обитель была разграблена польскими интервентами, но Божией милостью и усердием благочестивых русских царей вскоре восстановлена. В первой половине XVIII века обитель была опустошена двумя московскими пожарами, в 1761 году по велению императрицы Елизаветы Петровны монастырь был восстановлен «для призрения вдов и сирот заслуженных людей». В Ивановском монастыре среди родовитых насельниц были опальные лица из царской семьи, позже в монастырь присылали на покаяние женщин совершивших тяжкие преступления. (В ХVI веке в обители была пострижена супруга старшего сына царя Иоанна Грозного царевича Иоанна, в монашестве Параскева, в начале ХVII века в в монастыре была заточена и пострижена с именем Елена супруга царя Василия Шуйского, в конце XVIII – начале ХIХ веков – дочь Императрицы Елизаветы Петровны и графа А. Г. Разумовского – княжна Августа Тараканова.) После разорения Москвы французской армией во главе с Наполеоном в 1812 году Ивановская обитель была упразднена более чем на полвека. Лишь в октябре 1879 года состоялось освящение Иоанно-Предтеченского монастыря. Предполагалось возобновить Ивановский монастырь как общежительный. Первую настоятельницу игумению Рафаилу с сестрами преподобный Пимен нашел в подмосковной Аносиной Борисо-Глебской Пустыни. К 1917 году в обители проживало свыше трехсот насельниц. В 1918 году Ивановская обитель была закрыта и превращена в концлагерь. Собор Усекновения главы святого Иоанна Предтечи и Елизаветинская церковь продолжали действовать, как приходские, при них проживали около ста насельниц. В 1926 году храмы были закрыты. После окончательного закрытия священники и последние сестры с матушкой настоятельницей были изгнаны из обители. Известно, что иерей Алексий Скворцов принял мученический венец 4 июля 1938 года (он был расстрелен на Бутовском полигоне).Протоиерей Иосиф Будилович, бывший до 1918 году полковым священником, погиб в лагере. В 1992 году Иоанно-Предтеченский монастырь был возвращен Русской Православной Церкви. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II обитель была приписана к храму св. равноап. князя Владимира во главе с настоятелем прот. Сергием Романовым. Освящение и первое богослужение в Елизаветинской церкви состоялось в 1995 году на Светлой седмице в день иконы Пресвятой Богородицы «Живоносный источник». В это пасхальное время, стала обильно мироточить икона Пресвятой Богородицы «Одигитрия», находящаяся в храме прп. Елизаветы Чудотворицы. 8 сентября 2002 года был торжественно освящен Казанский придел монастырского собора, в котором воссоздана уникальная живопись. 19 января 2002 году монастырю были возвращены его главные святыни – иконы святого Иоанна Предтечи с обручем и прп. Елизаветы Чудотворицы – святой игумении, жившей в Константинополе в V веке. Икона св. Иоанна Предтечи с обручем уникальна. Перед этим образом молились русские цари и ходили за ним крестным ходом. Икона хранилась в храме свв. апп. Петра и Павла на Яузе, в настоящее время – находится в монастырской часовне, каждый день открытой для богомольцев. К киоту иконы св. Пророка справа на металлической цепочке присоединен медный обруч. На нем полустертая, но различимая надпись: «Святый Великий Предтече и Крестителю Спасов Иоанне моли Бога о нас». (Верующие надевают обруч с верой и молитвой ко св. Иоанну Предтече на голову (известны многочисленные случаи исцеления). В наши дни не иссякает поток паломников, страждущих душевными и телесными недугами в монастырскую часовню.) Святая обитель нуждается и в щедрых благотворителях, и в тех, кто желает потрудиться для его возрождения. (Иоанно-Претеченский монастырь находится по адресу: Москва, ст. м. Китай-город, Малый Ивановский переулок, д. 2, т. 624–0150 (cестринский корпус), 624—75—21 (часовня).)

3

Женский Серпуховской Владычний монастырь (несколько строк из летописи монастыря). Владычний монастырь основан в 1360 году святителем Алексием по особому изволению Божией Матери. В 1362 году уже «составлена была каменная церковь» трудами келейника святителя и ставшего первым настоятелем Владычнего монастыря преподобного Варлаама, через предстательство которого в 1878 году в обители была явлена чудотворная икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша». 1598 – 1609 гг. – полная перестройка монастыря на средства Бориса Годунова в честь бескровной победы на реке Оке. Перестройка охватила все без исключения здания: расширен Введенский собор, построен двухъярусный храм в честь св. вмч. Георгия, монастырь обнесен каменной крепостной стеной с башнями и церковью над Святыми вратами в честь св. мч. Феодота Анкирского (1599 г). 1805–1806 гг. – Монастырь был в самом сильном упадке, и с течением времени клонился к совершенному запустению: братия разошлась, келлии и самые св. храмы, за неимением средств к надлежащему исправлению, пришли в упадок и запустение, Богослужение почти совсем остановилось. 1806 год – монастырь ожидал упразднения. Митрополит Платон, видя необходимость иметь в Серпуховском уезде девичий монастырь, испросил у Императора Александра I дозволение преобразовать оный из мужского в девичий. 1919 год – монастырь закрыт, на его территории размещена школа «красных военлетов», затем на ее базе создано военное летное училище. 1928 год – после закрытия собора утеряны сведения о месторасположении явленной чудотворной иконы «Неупиваемая Чаша». 1978 год – училище освободило территорию. 1995 год – в монастыре возрождена монашеская жизнь.

4

Краткая история Покровско-Васильевского монастыря. В середине 70-х годов XIX столетия благочестивый благотворитель крупный фабрикант Яков Иванович Лабзин построил на свои средства Покровско-Васильевский кладбищенский храм над могилами своей супруги Акилины и её брата Василия Ивановича Грязнова, бывшего компаньоном Лабзина по производству знаменитых Павлово-Посадских шалей. Я.И. Лабзин и В.И. Грязнов занимались широкой благотворительной деятельностью: устраивали школы и богадельни, делали крупные пожертвования на храмы и монастыри. Василий Иванович Грязнов (1816–1869 гг.) (прославленный в лике святых в 1999 году – святой праведный Василий Павлово – Посадский) был молитвенником, подвижником, миссионером, обратившим в православие несколько тысяч старообрядцев. Доброта, благочестие и подвижническая жизнь Василия Ивановича привлекли к нему сердца многих раскольников, которые благодаря его духовно-нравственному влиянию воссоединились с Православной Церковью. Следует отметить, что когда в 1848 году в Павловском Посаде началась эпидемия холеры, по молитвам Василия Ивановича никто из обращавшихся к нему за молитвенной помощью не умер от этой болезни. «Все скорби мира сего еще не беда переносить, – говорил подвижник, – а беда потерять веру в Бога, беда потерять жизнь христианскую, – это вот истинная беда, достойная плача и туги сердечной». Когда кто-либо из рабочих терпел неправду, Василий Иванович утешал его, говоря: «Терпи, переноси все. Ни на кого не обижайся. Бог за все вознаградит впоследствии». В 1860-х годах он основал в Павловском Посаде мужское общежитие, правила и устав для которых были написаны свят. Филаретом, митрополитом Московским. В.И. Грязнов умер в феврале 1869 года, проводить его в последний путь пришли тысячи верующих людей. Яков Иванович Лабзин решил построить храм над его могилой и могилой своей жены Акилины Ивановны, сестры В.И. Грязнова. Строительство Покровско – Васильевского храма еще не было окончено, когда Лабзин начал строить при храме женскую богадельню – в надежде, что со временем она преобразуется в монастырь. В 1874 году храм был построен, территория вокруг храма обнесена глухим забором, возле храма была построена деревянная звонница с полным набором колоколов. Очень скоро при храме начали селиться женщины, которые желали целиком посвятить свою жизнь Богу. В 1884 году Лабзиным были построены два келейных корпуса, в которых поселились около сорока женщин. 2 декабря 1891 года благочестивый Яков Иванович Лабзин преставился ко Господу, после его кончины заботы по содержанию храма и женской общины перешли к трем его дочерям. Одна из них, Ольга Яковлевна, постоянно жила и трудилась вместе с другими насельницами общины. В начале 1903 года Указом Его Императорского Величества Покровско – Васильевская женская община была преобразована в женский общежительный монастырь того же наименования. Игуменией была назначена монахиня Алевтина. Сестры монастыря занимались рукоделием и огородничеством. При монастыре действовал приют для бедных детей и сирот. После революции в 1920 году монастырь был закрыт, Покровско-Васильевский храм действовал как кладбищенский до 1931 года. После закрытия монастыря была снесена кирпичная ограда, в жилых корпусах разместили рабочее общежитие. В 1989 году Покровско – Васильевский храм был возвращен Русской Православной Церкви. Первая Божественная литургия была совершена в 1990 году на Рождество Христово. В 1995 году было подано прошение об основании монастыря Высокопреосвященнейшему митрополиту Ювеналию, но в прошении не было указано какой монастырь мужской или женский. В июне того же года состоялось открытие мужского монастыря, которое возглавил Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Иеромонаха Андрея (Тонкова) возвели в сан игумена с вручением жезла. В обители почитаются храмовая икона Покрова Божией Матери и «Скоропослушница», написанные на св. горе Афон. Чудом сохранилась ещё от старого монастыря икона св. великомученика и целителя Пантелеймона, которая прославилась уже в наше время чудесами исцелений неизлечимых больных. В 2002 году в монастырь были доставлены более 100 частиц мощей Киево-Печерских святых, которые выставлены для поклонения молитвенной поддержки верующих. Перед иконостасом по обе стороны находятся ещё два ковчега с мощами древних святых, а также святых, которые просияли в Московских, Владимирских, Нижегородских и Воронежских приделах нашей земли. Особенное поклонение и внимание оказывается частице мощей святителя Иннокентия еп. Пензенского, который родился и получил своё первоначальное образование в Павловском Посаде. (По материалам сайта Покровско – Васильевского монастыря) (Настоятель монастыря – Игумен Андрей (Тонков) Адрес: 142500, Московская область, г. Павловский Посад, пос. М. Горького. Проезд до станции Павлово Посад от Курского вокзала г. Москвы на пригородных электричках Горьковского направления, следующих до конечных станций: Павлово Посад,Электрогорск,Владимир, Петушки, Крутое.)

5

Каширский Никитский монастырь. До революции Кашира относилась к Тульской епархии. В первой половине XIX века благочестивый купец Федор Руднев на месте деревянного кладбищенского храма святого великомученика Никиты, расположенного на западной окраине города, построил каменный храм с колокольней. Московский святитель Филарет (в миру Василий Михайлович Дроздов, (1783–1867)) благословил монахиню Фомаиду обратиться к Тульскому архиерею с прошением о создании общины. Тульский епископ Дамаскин благословил открытие богадельни при Никитском храме, в 1843 году здесь зародилась община. Монахиня Фомаида, которая до этого подвизалась в Горицком монастыре, стала первой настоятельницей общины. При матушке Фомаиде было введено неусыпное чтение Псалтири, стали совершаться ежедневные богослужения. Матушка Фомаида скончалась в возрасте 90 лет, в 1868 году её сменила монахиня Белевского Крестовоздвиженского монастыря Макария, под её руководством на месте деревянных домиков были возведены каменные корпуса, ограда, колокольня, собор и др. постройки. В 1884 году община была преобразована в общежительный монастырь, а настоятельница стала игуменией. В неурожайный 1892 год в обители находили приют окрестные бедняки, здесь была построена школа для девочек, а в русско-японскую войну открыт госпиталь для раненых. (Среди жертвователей на монастырское строительство был Государь Император Николай II.) Следует отметить, что насельницы монастыря находились под духовным руководством Оптинских старцев. В 1919 году обитель была преобразована в трудовую артель. В конце 20-х годов монастырь был окончательно закрыт. В ноябре 1941 году в Никитском храме находился штаб обороны города. Позднее значительную часть обители, включая Никитский храм, заняла носочно-чулочная фабрика. Наконец, в 1998 году Преображенский храм был передан верующим.

6

Иван Максимович – впоследствии иеромонах Мина (Скобцов) (1922–2003 гг.).

7

Филимоновский Княже-Владимирский монастырь – был основан в честь чудесного избавления от гибели императора Александра III и его семьи при крушении царского поезда 17 октября 1888 года. (Семья императора Александра III из Крыма возвращалась в специальном царском поезде. 18 октября 1888 года, не доезжая до Харькова, на перегоне Тарановка – Борки Курско-Харьковско-Азовской железной дороги поезд потерпел крушение. Часть вагонов разнесло в щепки, погибло 20 человек, в основном из прислуги. В момент крушения поезда Александр III с женой и детьми находился в вагоне-столовой. Известно,что в вагоне были выбиты поперечные стенки, боковые стены треснули и крыша стала падать. Стоявшие в дверях камер-лакеи погибли, остальных спасло только то, что крыша при падении одним концом уперлась в пирамиду из тележек. Рослый император поддерживал крышу, пока из-под нее выбираались его близкие, среди них был и Наследник Николай Александрович.) Монастырь был построен по образцу Черниговско-Гефсиманского скита с подземной усыпальницей, верхним и нижним храмами (Троицким и преп. Сергия Радонежского). Его первой игуменьей стала княжна Вера Борисовна Святополк-Четвертинская. По скорой блаженной кончине Веры Борисовны, указом от 18 июня 1893 года была назначена новая игуменья Анастасия – монахиня Казанской Головинской обители. В ноябре 1928 года монастырь закрыли, с годами монастырь разрушился. Однако в последнее время в разрушенном монастырском храме уже действует придел преподобного Сергия Радонежского. Настоятель храма отец Александр.

8

В посёлке Коммунарка в годы безверия буквально вся земля была пропитана кровью расстрелянных, замученных жертв политических репрессий. Здесь находится одно из самых крупных массовых захоронений жертв политических репрессий в Москве (спецобъект НКВД). В посёлке никогда не было храма, но, по промыслу Божиему, сейчас собираются построить храм Преображения Господня. (Посёлок расположен на 24-м километре Калужского шоссе.) На месте предполагаемого строительства храма в посёлке Коммунарка установлен строительный вагончик, на крыше которого сооружен небольшой купол. Община имеет возможность служить молебны и панихиды в часовне. С начала апреля 2006 года Божественные Литургии. Настоятель иерей Михаил (Котик) обращается ко всем верующим, внести свою лепту, помочь в Богоугодном деле.

9

Церковная деятельность Императора Николая II была весьма широкой и охватывала все стороны церковной жизни. В Его царствование Россия продолжала украшаться обителями и церквами. С 1894 – 1912 гг. было открыто 211 новых мужских и женских монастырей и 7546 новых церквей, не считая большого числа новых часовен и молитвенных домов… В книге «Император Николай II как человек сильной воли» церковный историк Алферьев Евгений Евлампиевич (1908–1986 гг.) отмечает: «Среди огромных заслуг Императора Николая II-го в самых различных областях государственной жизни, видное место занимают Его исключительные заслуги в церковной деятельности… С 1896 года по 1916 год, т. е. за двадцать лет царствования Императора Николая II, Русская Православная Церковь обогатилась большим числом новых святых и новых церковных торжеств… Первым был прославлен в 1896 г. святитель Феодосий Углицкий. В 1897 г. было установлено местное празднование свмуч. Исидора и с ним 72 мучеников в г. Юрьеве Ливонском, латинянами утопленных (1472 г.), а в начале XX века – празднование преп. Иова Почаевского.1903 год ознаменовался великими церковными торжествами по случаю прославления преп. Серафима Саровского Чудотворца… 12 июня 1909 г. состоялось восстановление празднества св. Княгини Анны Кашинской (супруги св. Вел. Кн. Михаила Ярославича Тверского, замученного в Орде 22 ноября 1318 года, правнука Всеволода Большого Гнезда)… Обретение мощей св. Княгини Анны Кашинской произошло 28 июля 1649 года. 12 июня 1650 г. мощи святой были перенесены, в присутствии Царя Алексея Михайловича, в Кашинский Вознесенский собор. Однако, по почину Патриарха Иоакима, третьего преемника Патриарха Никона, Соборы 1677 и 1678 гг. постановили «празднования Ей не творити»… Через 260 лет, в царствование Императора Николая II, торжество восстановления празднования св. Анны Кашинской происходило в г. Кашине в православном Успенском соборе по единоверческому чину … 4 сентября 1911 г., в присутствии Вел. Кн. Елисаветы Феодоровны и Вел. Кн. Константина Константиновича, совершено было прославление мощей святителя Иоасафа Белгородского… В 1911 г. было восстановлено церковное почитание преп. Евфросина Синозерского. Это был в царствование Императора Николая II второй случай – после св. Кн. Анны Кашинской – вторичного прославления святого, ошибочно исключенного из сонма Русских Святых во время реформ, предпринятых Патриархом Никоном в XVII веке… 17 февраля 1913 г. в Москве были торжественно прославлены мощи святителя Гермогена, Патриарха Московского и всея России… 28 июля 1914 г. состоялось прославление мощей святителя Питирима, Епископа Тамбовского. Во время Великой Войны, 10 июня 1916 года, Митрополит Макарий Московский совершил прославление мощей святителя Иоанна, Митрополита Тобольского и Сибирского…»

10

Священник Василий Конардов (1891–1937 гг.) родился в селе Волынщино (Московская обл.) в семье псаломщика Михаила Конардова. Отец Василий был арестован 28 ноября 1937 года. 1 декабря 1937 он был приговорён к расстрелу тройкой при УНКВД СССР по Московской области. 11 декабря 1937 года приговор был приведён в исполнения на «Бутовском полигоне» (посёлок Бутово, Московская область) (30.06.1989 – священника Василия реабилитировали посмертно.) Упокой, Господи, раба Твоего священника Василия, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

11

Святой праведный Алексий Мечёв (1859–1923 гг.). Старец Алексий Мечёв родился 17 марта 1859 года в Москве. Он учился в Заиконоспасском Училище, затем – в Московской Духовной Семинарии, а после окончания Семинарии поступил в псаломщики в церковь Знамения на Знаменку. В 1884 году Алексий женился на Анне Молчановой. 18 ноября 1884 года был рукоположен во диакона в Никитском монастыре преосв. Мисаилом, епископом Можайским. 19 марта 1893 года был рукоположен во священника преосв. Нестором. Молодому священнику достался бедный приход маленькой церкви Св. Николая на Маросейке. Нужна была большая вера, чтобы, не смотря на трудности не упасть духом. Старец Алексий с грустью рассказывал духовным детям: – Восемь лет я служил каждый день Литургию при пустом храме, один протоиерей говорил мне: «Как ни пройду мимо твоего храма, все у тебя звонят. Заходил я к тебе – пусто. Ничего не выйдет у тебя, понапрасну звонишь». К несчастию тяжело заболела жена отца Алексия, ему одному приходилось заботиться о детях, ухаживать за прикованной к постели супругой. В августе 1902 году умирает жена отца Алексия. По промыслу Божиему, в то время по делам благотворительности на Маросейку приехал о. Иоанн Кронштадтский. Великий пастырь сказал о. Алексию: «Ты жалуешься на скорби и думаешь – нет на свете горя больше твоего, так оно тебе тяжело. А ты будь с народом, войди в чужое горе, возьми его горе на себя и тогда увидишь, что твое несчастие мало, незначительно в сравнении с общим горем; и легче тебе станет». Довелось о. Алексию и сослужить о. Иоанну Кронштадтскому в одной из московских церквей. После этой знаменательной встречи о. Алексий «весь уходит в чужое горе, растворяет свое горе в общей скорби». Вскоре о старце заговорила вся Москва. Церковь уже не может вместить всех желающих, «с раннего утра до поздней ночи толпится народ, среди простых людей, появляются профессора, врачи, учителя, писатели, инженеры, художники, артисты». Cтарец Алексий говорил, что, Бог, дал ему детскую веру. Очевидцы рассказывали, что за богослужением он преображался. Его детская вера часто обнаруживалась в слезах, особенно за божественной литургией. Часто он затруднялся произносить возгласы: «Придите, ядите…» или «Твоя от Твоих». При этих словах по его изменившемуся голосу всякий в храме понимал, что он плачет. Его лицо было полно умиления, и плач его захватывал и служивших ему». Из воспоминаний духовного сына старца Алексия: «Слишком запечатлелся перед нами образ о. Алексия. Нельзя забыть ни его светящихся приветом, небольших, но глядевших проникновенно голубых глаз, ни его чисто русского, родного благостно улыбающегося лица, на котором было написано столько доброты и душевной теплоты, что казалось их с избытком хватило бы на всех, кто имел счастье видеться и встречаться с ним. После большого семейного горя – потери близкого человека – я поспешил на Маросейку. Своим чутким сердцем о. Алексий понял всю глубину моей скорби и утешил без всяких слов одним лишь благостным видом. По окончании панихиды, у меня в порыве благодарности, невольно вырвалось: «Добрый Батюшка!». У одной женщины, проживавшей в Туле, без вести пропал сын, ей посоветовали съездить в церковь «Николы в Клённиках» к старцу. Женщина приехала в Москву, пришла в церковь, и очень удивилась, когда после литургии услышала слава старца, протягивающего ей крест через головы шедших впереди неё людей: – Молись как за живого. Удивлению женщины не было предела, ведь священник впервые видел её, и не мог знать о её горе. А позже при личной встрече старец Алексий сказал: – Вот тут на днях была у меня мать: всё о сыне беспокоится, а он преспокойно служит в Софии на табачной фабрике. Затем благословил женщину и подарил бумажную иконку со словами: – Ну, Бог благословит. Позже стало известно, что вскоре женщина получила от сына из Болгарии письмо, в котором он сообщил, что работает в Софии на табачной фабрике. Скончался о. Алексий 9/22 июня 1923 года. В августе 2000 года Юбилейный Архиерейский Собор определил: Пресвитера Московского Алексия Мечёва – причислить к лику святых. День памяти св. прав. Алексия, пресвитера Московского – 9/22 июня. Праведный отче Алексие, моли Бога о нас!

12

Известно, что примерно в 1925 году командир кавалерийского полка Г. К. Жуков приезжал несколько раз к старцу Нектарию (по свидетельству Екатерины А. Денежкиной (хозяйки дома, где жил в двадцатых годах Оптинский старец Нектарий (ныне прославленный)). Оптинский старец благословил Г. К. Жукова и предсказал, что ему везде будет сопутствовать победа, добавил: «Ты будешь сильным полководцем. Учись. Твоя учёба даром не пройдёт».

13

Архимандрит Серафим (Батюков) (1880–1942 гг.) Архимандрит Серафим (в миру Сергей Михайлович Батюков) родился в 1880 году в Москве. Известно, что Сергий посещал лекции в Московской духовной академии, изучал богословие и святоотеческую литературу. До 1923 года Сергий ездил в Оптину пустынь к своему духовному отцу старцу Нектарию (1853–1928 гг.) (преподобный Нектарий Оптинский). В 1920 году о. Сергий был вызван Патриархом Тихоном и назначен в церковь свв. бессребреников и мучеников Кира и Иоанна на Солянке. В 1922 году он принял монашество с именем Серафим, а в конце 1926 года был возведен в сан архимандрита. В 1927 году о. Серафим был арестован по обвинению в укрытии церковных ценностей. То было время, когда множество духовных лиц и мирян пострадало, защищая свои святыни. Но впоследствии дело против отца Серафима было прекращено, так как выяснилось, что ценности увезли сербы. В июле 1928 года, не приняв Декларацию митрополита Сергия, он ушёл из храма. Некоторое время он тайно жил в разных местах и, в конце концов, поселился нелегально в Загорске в доме монахини Ксении (Гришановой), которая с 1911 по 1925 гг. являлась монахиней Серафимо-Дивеевского монастыря. Известно, что у старца Серафима окормлялись и другие монахини Серафимо-Дивеевского монастыря, вынужденные покинуть обитель после ее закрытия в 1927 году. Старец поддерживал связь и с «подпольной общиной» схиигуменьи Марии, которых опекал и епископ Афанасий (Сахаров) (Святитель Афанасий Сахаров, (1887–1962 гг.)). В доме монахини Ксении, в маленькой комнате, перед иконой Иверской Божией Матери, был поставлен алтарь и служилась литургия. Здесь бывали и совершали богослужение многие духовные лица. В перерывах между арестами бывал и епископ Афанасий, в юрисдикции которого находился о. Серафим. Сюда, в маленький дом на окраине города, стекались многочисленные духовные дети архимандрита за советом и утешением. Духовные чада отмечали удивительную атмосферу, при которой совершалось Богослужение: в то время как в доме присутствовало на службе лишь два-три человека, старец служил в этой обстановке так же, как он служил прежде в большом, переполненном народом Храме. Вера Василевская вспоминает: «В эти благодатные минуты всей силой своей души, всем напряжением веры и любви, доступным человеку, батюшка молился за себя, за нас, за весь мир…» Когда, однажды Вера с грустью сказала старцу, что очень сожалеет, что ей нельзя чаще встречаться с ним, старец рассказал о том, что он сам в своё время ездил к старцу Нектарию в Оптину пустынь лишь один раз в год. И заметил: «Мы должны ценить то, что мы имеем, а будет и такое время, когда у нас останется только Крест и Евангелие»… Когда в 1942 году старец Серафим скончался, духовные чада старца приняли решение в течение года читать Псалтирь по своему наставнику, для того, чтобы вся Псалтирь прочитывалась ежедневно, ее разделили так, чтобы каждый ежедневно прочитывал по одной кафизме. Старца Серафима похоронили «тут же в его «катакомбах» (в подполе деревянного дома в городе Загорске), под тем местом, где находился Престол, – как это делали в Церкви первых веков. (Следует уточнить, что могила старца находилась под домом, где он провёл свои последние годы жизни лишь до 8 декабря 1943 года. Через год после смерти старца сотрудники НКГБ вскрыли захоронение. Многие члены общины были арестованы). Господи, упокой душу старца архимандрита Серафима, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

14

Апостольский пост – во время поста разрешается пить лишь воду.

15

Священномученик Петр, митрополит Крутицкий и Коломенский. Священномученик Пётр, митрополит Крутицкий и Коломенский (в миру Пётр Фёдорович Полянский) родился в 1862 году в благочестивой семье священника села Сторожевое Воронежской епархии. В 1885 году он закончил по I разряду Воронежскую Духовную Семинарию, а в 1892 году Московскую Духовную Академию и был оставлен при ней помощником инспектора. После занятия ряда ответственных должностей в Жировицком духовном училище, Пётр Фёдорович был переведён в Петербург, в штат Синодального Учебного Комитета, членом которого он стал. В 1897 году защитил магистерскую диссертацию. Во время начавшихся гонений на святую Церковь, в 1920 году Святейший Патриарх Тихон предложил ему принять постриг, священство и стать его помощником в делах церковного управления. Сразу после архиерейской хиротонии в 1920 году во епископа Подольского, Владыка Пётр был сослан в Великий Устюг, но после освобождения из-под ареста Святейшего Патриарха Тихона – вернулся в Москву, став ближайшим помощником Российского Первосвятителя. Вскоре он был возведён в сан архиепископа (1923 год), затем стал митрополитом Крутицким (1924 год) и был включён в состав Временного Патриаршего Синода. В последние месяцы жизни Патриарха Тихона митрополит Пётр был его верным помощником во всех делах управления Церковью. В начале 1925 года Святейший назначил его кандидатом в Местоблюстители Патриаршего Престола. В этой должности Владыка Пётр был утверждён и Архиерейским Собором 1925 года. В ноябре 1925 года митрополит Пётр был арестован. После заключения в Суздальском политизоляторе, Владыку привезли на Лубянку, где ему предлагали отказаться от первосвятительского служения в обмен на свободу, но он ответил, что ни при каких обстоятельствах не оставит своего служения. В 1926 году Владыка был отправлен этапом в ссылку на три года в Тобольскую область (село Абалацкое на берегу реки Иртыш), а затем на Крайний Север, в тундру, в зимовье Хэ, расположенное в 200 километрах от Обдорска. Владыка вновь был арестован в 1930 году и заключён в Екатеринбургскую тюрьму на пять лет в одиночную камеру. Затем он был переведён в Верхнеуральский политизолятор. Условия заключения Святителя были очень тяжелы. Владыка страдал оттого, что, чувствуя себя в ответе перед Богом за церковную жизнь, он был лишён всякой связи с внешним миром. 1931 году Владыку частично парализовало. В 1933 году больного астмой престарелого Святителя лишили прогулок в общем тюремном дворе. С 23 июля 1936 года Владыка Пётр – в Верхнеуральской тюрьме, вместо свободы получил новый срок заключения ещё на три года. К этому моменту ему было уже семьдесят четыре года, и власти решили объявить Святителя умершим, о чём и сообщили митрополиту Сергию, которому в декабре был присвоен титул Патриаршего Местоблюстителя – ещё при живом митрополите Местоблюстителе Петре. Так прошёл ещё год тяжкого заключения для больного старца-первосвятителя. В июле 1937 года по распоряжению Сталина был разработан оперативный приказ о расстреле в течение четырёх месяцев всех находящихся в тюрьмах и лагерях исповедников. 27 сентября (10 октября н. ст.) 1937 года в 4 часа дня священномученик митрополит Пётр был расстрелян в Магнитогорской тюрьме. Канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 1997 году. (Дни памяти: Январь 23 (новомуч.), Сентябрь 27)

16

«Антидор есть священный хлеб, который был принесен в предложение и которого середина была вынута и употреблена для священнодействия; этот хлеб как запечатленный копием и принявший божественные слова, преподается вместо страшных Даров, то есть Тайн, тем, которые не причащались их» (Святой Симеон Солунский).


Источник: Православные подвижницы двадцатого столетия : [70 жизнеописаний, воспоминания современников, поучения, подвиги и чудеса, молитвы] / [авт.-сост. Светлана Девятова]. - Москва : Артос-Медиа, 2008. - 413 с. ISBN 978-5-9946-0013-9

Комментарии для сайта Cackle