отв. ред. Д. С. Лихачев

Зиновий Отенский

Зиновий Отенский (ум. 1571–1572 г. ?) – писатель и публицист. О жизни его не сохранилось почти никаких сведений. Особенности языка писателя свидетельствуют, по мнению исследователей его творчества, о новгородском происхождении З. О. Он и сам пишет, что не знает ничего, кроме «новоградска гласа» (Похвальное слово на открытие мощей епископа Никиты; впрочем, нужно иметь в виду, что это «этикетная формула» – есть некоторые основания предполагать, что З. О. знал греческий язык). Когда-то, задолго до написания «Истины показания» (после 1566 г.), З. О. побывал в московских пределах: «Преже многа сих лет некогда прилучившу ми ся обрести в московских странах». Все свои сочинения он, однако, написал уже будучи иноком Новгородского Отенского монастыря. Малоправдоподобно предание о том, что З. О. был учеником Максима Грека. Об этом нет сведений ранее XVII в. – впервые З. О. назван учеником Максима Грека в «Скрижали». Р. Майнка убедительно показал глубокое различие во взглядах на целый ряд вопросов между Максимом Греком и его предполагаемым учеником. На основании весьма шаткой гипотезы о том, что З. О. – последователь Максима Грека, Евгений Болховитинов создал новую легенду, которая получила широкое распространение в научной литературе: в захолустный Отенский монастырь З. О. якобы был сослан по делу Максима Грека (Евгений, митроп. Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви. 2-е изд. СПб., 1827, т. 1, с. 189). Дата смерти писателя выясняется из надписи на холсте «недавнего происхождения» (Ф. Калугин) в Отенском монастыре. В этой надписи предлагаются две взаимоисключающие даты смерти З. О. – 1568 и 1571–1572 гг. (последняя дата прямо не названа – в надписи сказано, что З. О. умер 101 год спустя после смерти архиепископа Ионы). Поскольку первая дата не согласуется с хронологией сочинений писателя, исследователи отдают предпочтение второй. Истинность ее подтверждается и другими соображениями (в 1566 г., когда писатель беседовал с клирошанами о «новом учении» Феодосия Косого, он уже был в преклонном возрасте и глуховат; повествование о чудесах архиепископа Ионы, которое В. И. Корецкий связывает с именем З. О., обрывается на 1571 г.; судя по всему, З. О. вообще не успел закончить Слово на открытие мощей архиепископа Ионы). Очевидно, З. О. пользовался уважением в монастыре, поскольку в упомянутой надписи сказано, что его тело положено «в той же церкви неподалеку от чудотворцевых мощей» (архиепископа Ионы – патрона Отенского монастыря). Дата смерти писателя, предложенная Евгением Болховитиновым (1568 г.) и принятая на веру многими учеными, не подкрепляется данными источников.

Бесспорной следует признать атрибуцию З. О. следующих сочинений: Послание дьяку Я. В. Шишкину (1534–1536 гг.); Похвальное слово епископу Ипатию Гангрскому («Зиновия черноризца о святем Ипатии, Гангрьсцем епископе и чюдотворцы», вероятно, 1551 г.); Послание монахам Гурию Заболоцкому, Кассиану и Гурию Коровиным, заточенным в Соловецком монастыре (1550-е гг.); Послание «к некоим, вопросившим его о питии» (не поддается датировке, в рукописи следует за предыдущим посланием); Похвальное слово на открытие мощей епископа Никиты («О божией благодати бывшей чудесы, явлением и прославлением священнаго телесе иже во святых отца нашего Никиты, епископа Великаго Новаграда...» – 1565 г.); «Истины показание к вопросившим о новом учении» (после 1566 г.); Слово на открытие мощей архиепископа Ионы («Того же о обретении мощем преподобнаго Ионы, архиепископа Великаго Новаграда, и о казнех, бывающих на нас от бога...» – 1566–1572 гг.).

Помимо этих З. О. пытались приписать еще целый ряд сочинений. Среди них следует в первую очередь назвать «Послание многословное к вопросившим о известии благочестиа на зломудрие Косого и иже с ним» (ЧОИДР, 1880, кн. 2, с. 1–305). Это произведение, посвященное, как и «Истины показание», опровержению ереси Феодосия Косого, дошло до нас в единственном списке XVI в. (ГПБ, Кир.-Белоз. собр., № 31/1108; предполагают, что это автограф), в котором не указано имя автора. Имя З. О. проставлено лишь в копии с этого списка, снятой в 1836 г. монахом Юрьева монастыря Павлом (ГПБ, Соф. собр., № 1241). Хотя предлагались и другие атрибуции этого произведения (в частности, Троицкому игумену Артемию), большая часть ученых до последнего времени придерживалась мнения, что автором «Послания многословного» является З. О. Однако благодаря тщательному сравнению содержания этого сочинения с произведениями, бесспорно принадлежащими З. О., Р. Майнка и Л. Е. Морозова независимо друг от друга пришли к выводу, что «Послание многословное» написано несомненно каким-то другим автором. Следует также отметить, что почерк, которым переписано «Послание многословное», резко отличается от почерка рукописи ГПБ, 0.I.63, считающейся автографом З. О. Неясно, на каком основании архимандрит Макарий приписал З. О. толкование образа Софии Премудрости божией (Зап. имп. Археол. о-ва. СПб., 1865, т. 11, с. 244–245; этого взгляда придерживается и А. И. Никольский: София Премудрость божия (Новгородская редакция иконы и служба св. Софии) // ВАИ. СПб., 1906, вып. 17, с. 71–73). Высказывались предположения, что З. О. был переводчиком сочинений сербского писателя Льва Аникиты Филолога, который писал на непонятном для русского читателя языке. Дело в том, что ряд произведений Филолога надписан в рукописях именем З. О. (Лурье Я. С. Иосиф Волоцкий как публицист и общественный деятель // Послания Иосифа Волоцкого. М.; Л., 1959, с. 32, примеч. 40; Будовниц. Монастыри на Руси, с. 229, примеч. 239). Были попытки приписать З. О. одно из Житий Иосифа Волоцкого – так называемое «Житие Иосифа Волоцкого, составленное неизвестным» (Ключевский. Древнерусские жития, с. 293; Smolitsch I. Russisches Mönchtum. Würzburg, 1953, S. 138), которое С. Иванов атрибутирует Льву Аниките Филологу (Иванов С. Кто был автором анонимного жития пр. Иосифа Волоцкого? // БВ, 1915, № 9, с. 173–190).

Сочинения З. О. посвящены насущным проблемам русской действительности середины XVI в. – наряду с произведениями общего дидактического характера (Послание монахам; Послание «о питии») он пишет Послание дьяку Я. В. Шишкину, в котором обращается к особенно важной для того времени теме праведного суда. Однако основные произведения З. О. в большей или меньшей степени связаны с ожесточенной борьбой, которую вел писатель с ересью Феодосия Косого и его последователей. В. И. Корецкий убедительно показал, как в Похвальном слове Ипатию Гангрскому З. О. подвергает критике взгляды русских еретиков середины XVI в., сопоставляя их с учением Ария. Обретение мощей новгородских владык Никиты и Ионы в 1550-х гг., которым посвящены похвальные слова З. О., находится в непосредственной связи с ересью Косого, подвергавшего сомнению необходимость поклонения святым. Опровержению ереси Косого целиком посвящено наиболее значительное произведение писателя – «Истины показание». Здесь обсуждаются все наиболее важные пункты, в которых учение Феодосия Косого расходилось с учением православной церкви: З. О. обвиняет Косого в атеизме (обвинение совершенно неосновательное, выдвинутое исключительно в полемических целях) и впервые в русской литературе приводит развернутые доказательства бытия божьего; сокрушительной критике подвергаются антитринитарные взгляды еретиков; З. О. подробно разбирает и защищает учение об искупительной миссии Христа, которое подвергалось нападкам со стороны Феодосия Косого; писатель берет под защиту церковную иерархию, обрядность (особо разбирается вопрос о необходимости иконопочитания), институт монашества, т. е. все установления православной церкви, против которых выступал Феодосии Косой и его приверженцы. Важно отметить, что З. О. не ограничивается ссылкой на авторитет св. Писания или отцов церкви, но стремится найти разумные доказательства каждого положения, о котором он говорит. Подробный разбор особенностей богословских взглядов писателя можно найти в книге Р. Майнка. «Истины показание» построено в виде бесед автора с тремя клирошанами из Старой Руссы, которые обратились к нему с просьбой объяснить им, правильно ли «новое учение» Феодосия Косого. Во время последней беседы З. О. с клирошанами к ним присоединился некий новгородец Захария Щечкин, который, заинтересовавшись разговором, задал автору несколько вопросов обрядового характера. Из ответов З. О. на эти вопросы особенно интересны его возражения против новых икон с символическими изображениями. Независимо от того, имели ли место в действительности беседы автора с клирошанами или это только литературная фикция, такая композиция «Истины показания» несомненно способствует оживлению этого громоздкого богословского трактата.

Поскольку сочинения З. О. являются одним из немногих источников по истории ереси Косого, они использовались в первую очередь для характеристики этого идеологического движения. До сих пор нет серьезного исследования источников произведений писателя и их литературных особенностей. Необходимость такого исследования очевидна, если учесть исключительную начитанность З. О. Помимо св. Писания он широко использует патриотическую литературу, причем сам признается, что хорошо знает «отеческое учение» (Истины показание..., с. 13). Из отцов церкви особенно часто он обращается к сочинениям Василия Великого (отчасти потому что сам Феодосии Косой опирался на «Книгу о постничестве» Василия). Несмотря на протест клирошан, З. О. со свойственной ему основательностью дает пространные толкования к Василию Великому. Кроме сочинений отцов церкви он хорошо знает житийную литературу (Повесть о Варлааме и Иоасафе, Житие Антония Великого), ему известен Иосиф Флавий, Мудрость Менандра, хронографическая литература. Из русских писателей он ссылается на Максима Грека; исследователи отмечали точки соприкосновения между сочинениями З. О. и «Просветителем» Иосифа Волоцкого. З. О. отдавал явное предпочтение языку книжному («Мню, от книжных речей и общия народныя речи исправляти, а не книжныя народными обезчещати» – Истины показание..., с. 967), хотя и не всегда последовательно. В связи с этим он рассуждает о неправомерности замены слова «чаю» разговорным «жду», замены, которую сделал Максим Грек в Символе веры. Отмечали пристрастие З. О. к сложным словам: «нравоповелительне», «тяжкопослушный», «светосогревание» и т. д.

Не все сочинения З. О. получили распространение в рукописной традиции. В значительном количестве списков сохранились только Похвальное слово на открытие мощей епископа Никиты (Барсуков. Источники агиографии, стб. 392) и «Истины показание». «Истины показание» дошло в двух редакциях, причем Ф. Калугин считает авторскими обе редакции (по мнению Р. Майнка, это произведение вообще осталось незавершенным); из них первая редакция, как считают, сохранилась в автографе (ГПБ, 0.I.63, на тит. л. запись XVII в.: «От тщательства и писания рук старца Зиновия на Федоса Косого»). Произведения З. О. пользовались признанием у древнерусских книжников: выдержки из «Истины показания» были напечатаны в «Сборнике о почитании икон» (М., 1642 – ересь Феодосия Косого здесь отождествлена с ересью Лютера и Кальвина) и в «Скрижали» (М., 1656). Об уважении к З. О. свидетельствуют также неоднократные попытки приписать ему чужие произведения (Калугин. Зиновий, инок Отенский..., с. 358–359), в том числе Азбуковник (Погорелов В. А. Библиотека Московской синодальной типографии. Ч. 1. Рукописи. Вып. 2. Сборники и лексиконы. М., 1899, с. 73).

Из сочинений З. О. неизданным остается Похвальное слово на открытие мощей епископа Никиты.

Изд.: Истины показание к вопросившим о новом учении: Сочинение инока Зиновия. Казань, 1863; Калугин Ф. Зиновий, инок Отенский, и его богословско-полемические и церковно-учительные произведения. СПб., 1894, прилож. II, с. 17–26; Клибанов А. И., Корецкий В. И. Послание Зиновия Отенского дьяку Я. В. Шишкину // ТОДРЛ. М.; Л., 1961, т. 17, с. 201–224; Корецкий В. И. 1) Вновь найденное противоеретическое произведение Зиновия Отенского // Там же, М.; Л., 1965, т. 21, с. 166–182; 2) Новые послания Зиновия Отенского // Там же, М.; Л., 1970, т. 25, с. 119–134.

Лит.: Емельянов И. 1) Учение Феодосия Косого // Тр. Киев. дух. акад., 1862, № 6, с. 176–215; 2) Полемика против учения Косого // Там же, № 9, с. 88–120; Макарий, архиеп. [Булгаков]. История русской церкви. СПб., 1874, т. 7, с. 487–526; Никольский А. И. Сказание об обретении честных мощей святителя Никиты Новгородского чудотворца // ИОРЯС, 1905, т. 10, кн. 2, с. 1–7; Вилинский С. Г. Вопрос об авторе «Многословного послания» // Там же, с. 146–176; Андреев Н. Е. Инок Зиновий Отенский об иконопочитании и иконописании // Seminarium Kondakovianum, Prague, 1936, t. 8, с. 259–278 (репринт: Andreev N. Studies in Muscovy. London, 1970, N VI); Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958, с. 182–214; Мainka R. Zinovij von Oten’: Ein Russischer Polemiker und Theologe der Mitte des 16. Jahrhunderts. Roma, 1961 (Orientalia Christiana Analecta, N 160); Корецкий В. И. Христологические споры в России: (середина XVI в.) // Вопр. ист. рел. и атеизма. М., 1963, т. 11, с. 334–361; Брюсова В. Г. Страница из истории Софийского собора в Новгороде // Культура Древней Руси. М., 1966, с. 42–46; Морозова Л. Е. 1) Вопросы атрибуции «Послания многословного», полемического произведения XVI в. // Ист. СССР, 1975, № 1, с. 101–109; 2) Вопросы разработки методики применения количественных методов при атрибуции древнерусских публицистических произведений XVI в. Автореф. канд. дис. М., 1978; Толстой Н. И. Старинные представления о народноязыковой базе древнеславянского литературного языка (XVI–XVII вв.) // Вопр. рус. языкозн. М., 1976, вып. 1, с. 186–189; Бородкин Л. И., Милов Л. В., Морозова Л. Е. К вопросу о формальном анализе авторских особенностей стиля в произведениях Древней Руси // Математ. методы в ист.-эконом. и ист.-культурн. исследованиях. М., 1977, с. 298–326; Буланин Д. М. Кодикологические наблюдения над рукописью «Послания многословного» // Festschrift für Fairy von Lilienfeld zum 65. Geburtstag. Erlangen, 1982, c. 153–164.

Д. М. Буланин


Источник: Словарь книжников и книжности Древней Руси / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушк. дом); Отв. ред. Д. С. Лихачев. - Ленинград : Наука, ленингр. отд-ние, 1987-. / Вып. 1. (XI - первая половина XIV в.) - 1987. - 492, [2] с.

Комментарии для сайта Cackle