Азбука верыПравославная библиотекаБогословиеОкружное Патриаршее и Синодальное послание Константинопольской Церкви по поводу энциклики Льва XIII о соединении Церквей от 20 июня 1894 года


Окружное Патриаршее и Синодальное послание Константинопольской Церкви по поводу энциклики Льва XIII о соединении Церквей от 20 июня 1894 года

К преосвященнейшим и боголюбезнейшим во Христе братьям – митрополитам и епископам, священному и благоговейному их клиру и всему благочестивому и православному народу святейшего апостольского и патриаршего престола в Константинополе1

«Поминайте наставники ваша, иже глаголаша вам слово Божие: ихже взирающе на скончание жительства, подражайте вере их. Иисус Христос вчера и днесь, Тойже и во веки. В научения странна и различна не прилагайтеся» (Евр. 13:7–9).

Глубоко печалится и великою скорбью объемлется всякая благочестивая и искренно ревнующая о славе Божией православная душа, когда видит, что ненавистник добра и человекоубийца искони, движимый завистию к спасению человека, не престает всякий раз сеять на ниве Господней различные плевелы, чтобы заглушить пшеницу. Отсюда-то изначала и выросли в Церкви Господней еретические плевелы, которые многообразно вредили и вредят спасению о Христе человеческого рода и которые как худые семена и сгнившие члены справедливо отсекаются от здорового тела православной кафолической Христовой Церкви. В последние же времена лукавый (враг) отторгнул от православной Церкви Христовой и целые народы Запада, внушив епископам римским помыслы чрезмерной гордости, произведшей разные незаконные и противоевангельские нововведения. И не только так, но и всяким способом действуют римские папы в истории, чтобы втянуть в свои ложные сети неизменно сохраняющую преданное от отцов православие веры восточную кафолическую Церковь, прямо и без разбора гоняясь за единениями по собственной фантазии.

2. Так именно блаженнейший нынешний папа римский Лев XIII по поводу своего епископского юбилея, обнародовал в июне минувшего года энциклику, обращенную к государям и народам целого мира, в которой вместе с тем призывает и нашу православную кафолическую и апостольскую Христову Церковь к единению с папским престолом, понимая это единение в том смысле, чтобы только признали его верховным архиереем и высшим духовным и мирским главою всей рассеянной по земле Церкви и единым наместником Христовым на земле и раздаятелем всякой благодати.

3. И подлинно, всякое христианское сердце должно быть преисполнено желания единения церквей, особенно же вся в совокупности православная вселенная, одушевляемая истинным духом благочестия, согласно с божественною целью устроения Церкви Богочеловеком Спасителем нашим Христом, горячо желает единения церквей в одном и том же правиле веры и на основании апостольского и преданного от отцов учения, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем (Еф. 2:20). Поэтому и в своих общественных молитвах к Господу она молится о присоединении всех рассеянных и возвращении заблудших на правый путь истины, которая одна только ведет к Жизни всего сущего, Единородному Сыну и Слову Божию и Господу нашему Иисусу Христу (Ин. 14:6). Согласно с этим священным желанием, наша православная Христова Церковь всегда готова принять всякое предложение о соединении, если бы только римский епископ однажды навсегда отказался от целого ряда введенных в свою церковь многих и разнообразных противоевангельских новшеств, вызвавших печальное разделение церквей Востока и Запада, и вступил бы на почву Святых семи Вселенских соборов, которые, будучи собраны в святом Духе из представителей всех святых Божиих церквей для уяснения правого учения веры против еретиков, имеют кафолическое и вечное в Церкви Христовой значение. Непрестанно указывала она на это папской церкви и в сочинениях и в окружных посланиях, ясно и со всею определенностью выставляя на вид, что пока она остается при своих новшествах, а православная Церковь стоит в божественных и апостольских преданиях и при установлениях первых девяти веков Христианства, в которых и церкви Запада были (некогда) единомысленны и согласны с церквами Востока, – всякое слово о соединении тщетно и пусто. Поэтому и мы доселе молчали и не обращали внимания на папскую энциклику, о которой идет речь, считая бесполезным говорить к тем, которые не слышат. Когда же, однако, с некоторых пор, папская церковь, не довольствуясь убеждением и словами, начала, к общему изумлению и недоумению, соблазнять совесть простых православных христиан чрез коварных своих служителей, преобразующихся в апостолов Христа (2Кор. 11:13), посылая на Восток клириков в одежде и под видом православных священников и замышляя разные другие коварные средства для достижения пропагаторских своих целей; то мы вследствие этого и обнародываем, во исполнение священного своего долга, настоящее патриаршее и синодальное послание для охранения православной веры и благочестия, зная, что охранение истинных канонов есть дело каждого внимательного к своим обязанностям человека; паче же всего тех, которые Промыслом призваны к руководству другими (Письмо патриарха Фотия 3-е, § 10).

4. Священное и глубочайшее желание святой кафолической и православной апостольской Церкви Христовой есть, как сказано, воссоединение с собою отделившихся церквей в одном и том же правиле веры; но без такового единства в вере невозможно вожделенное единение церквей. А если это так, то мы поистине недоумеваем, как блаженнейший папа Лев XIII, хотя и сам он признает эту истину, впадает в явное с собою противоречие, провозглашая, с одной стороны, что истинное единство заключается в единстве веры, а с другой – что каждая церковь и после соединения может удерживать свои догматические и канонические определения, будь они отличны от догматических и канонических определений папской церкви, как объявляет его блаженство в новейшей энциклике от 30 ноября 1894 г. Ибо противоречие очевидно, когда в одной и той же Церкви один верует, что Дух Святый исходит от Отца, а другой – что исходит от Отца и Сына, один окропляет, а другой погружает три раза в воде, один употребляет квасный хлеб в Таинстве Божественной Евхаристии, а другой – опреснок, один преподает народу и чашу, а другой только святый хлеб и тому подобное. Итак, что же означает это противоречие: уважение ли к евангельским истинам святой Христовой Церкви и косвенное возвращение к ним и признание их, или что-нибудь другое, – мы не можем сказать.

5. Но как бы то ни было, для осуществления благочестивого желания единения церквей прежде всего нужно, чтобы определено было одно общее начало и основание; а таковым твердым общим началом и основанием может быть не что другое, как учение Евангелия и семи Вселенских соборов. Восходя, следовательно, к этому учению, общему церквам Востока и Запада до разделения, мы должны исследовать, с искренним желанием узнать истину, во что веровала тогда неразделенная на Востоке и Западе единая, святая, кафолическая и православная апостольская Церковь Христова, и должны содержат это неповрежденным и неизменным. Все же то, что в последующие времена прибавлено или убавлено, каждый имеет священный и непременный долг, если искренно желает славы Божией вместо своей собственной, в духе благочестия исправлять, имея в виду, что, надменно упорствуя в повреждении истины, он прижимает тяжелую ответственность пред нелицеприятным престолом Христа. Говоря это, мы отнюдь не разумеем различий, относящихся к уставу священных чинопоследований и касающихся песнопений или священных одежд и тому подобного, что и при своих отличиях, как в древности, всего менее нарушает существо и единство веры; но разумеем те существенные различия, которые относятся к богопреданным догматам веры и богоучрежденному каноническому устройству управления Церкви. В том не нарушается вера, – говорит и священный Фотий, – нет и отпадения от общего и вселенского постановления, когда у разных (народов) содержатся различные обычаи и порядки, так что всякий благорассудительный человек правильно рассудил бы, что и соблюдающие их не поступают несправедливо, и не принимающие их не преступают закона (Письмо патриарха Фотия 3-е, § 6).

6. И ради этой священной цели единения православная восточная кафолическая Христова Церковь готова принять всецело, если что-нибудь случайно исказила или не сохранила, все то, что до девятого века исповедывала единогласно восточная и западная церковь. И если из учения божественных отцов и богособранных Вселенских соборов западные докажут, что когда-то до IX века еще православная римская церковь на Западе читала символ веры с прибавкою, или употребляла опресноки, или принимала учение о чистилищном огне, окропление вместо погружения, непорочное зачатие Приснодевы, светскую власть, или непогрешимость и безграничную власть римского епископа, то мы ничего не имеем сказать. Если же, наоборот, ясно окажется, как и сами, уважающие истину, латиняне признают, что восточная православная кафолическая Христова Церковь сохраняет издревле преданные догматы, исповедывавшиеся тогда вообще как на Востоке, так и на Западе, и что западная церковь исказила их разными новшествами, тогда и детям очевидно будет, что более естественный путь к соединению есть возвращение западной церкви к древнему состоянию в догме и управлении. Ибо вера никак не изменяется от времени, или от обстоятельств, но остается всегда и везде одною и тою же, что едино тело, един дух, якоже и звани бысте во единем уповании звания вашего: един Господь, едина вера, едино крещение, Един Бог и Отец всех, иже над всеми и чрез всех и во всех нас (Еф. 4:4–6).

7. Итак, единая, святая, кафолическая и апостольская Церковь семи Вселенских соборов веровала и учила согласно с евангельским изречением, что Дух Святый исходит от Отца. Но на Западе, с IX уже века, начали изменять священный символ веры, составленный и утвержденный Вселенскими соборами, и произвольно стали распространять учение, что Дух Святый исходит и от Сына. Во всяком случае, самому папе Льву XIII хорошо известно, что православный его предшественник и соименный ему, защитник православия, Лев III, в 809 г. соборно отверг противоевангельскую и незаконную прибавку и от Сына (Filioque) и выбил подлинный и без всякого прибавления священный символ 1-го и 2-го Вселенских соборов на двух серебряных досках, по-гречески и по-латыни, с надписью: Это я, Лев, поставил из любви и для сохранения православной веры (Наеc Leo posui amore et cautela fidei orthodoxae)2. Небезызвестно ему также и то, что в Риме только в X веке, или в начале XI века была внесена в священный символ веры эта противоевангельская и незаконная прибавка, и что упорствующая в своих новшествах римская церковь и не возвращающаяся к догмату Вселенских соборов сама подлежит полной ответственности пред единою святою, кафолическою и апостольскою Христовою Церковию, которая крепко держится отеческих преданий и неизменно во всем хранит преданный ей залог веры, послушная апостольскому увещанию: доброе завещание соблюди Духом Святым, живущим в нас… уклоняяся скверных суесловий и прекословий лжеименнаго разума, о немже нецыи хвалящеся, о вере погрешиша (2Тим. 1:14; 1Тим. 6:20).

8. Единая, святая, кафолическая и апостольская Церковь семи Вселенских соборов совершала крещение посредством трех погружений в воде, папа же Пелагий называет троякое погружение заповедию Господа, и в XIII еще веке держалось и на Западе крещение посредством трех погружений, о чем ясно свидетельствуют рассеянные в древнейших храмах Италии во множестве священные крещальни. Но в последующие затем времена введено принятое окропление и обливание в папской церкви, которая и доселе пребывает в этом новшестве, расширяя (еще более) и так зияющую под нею пропасть. Мы же, православные, оставаясь верными апостольскому преданию и практике Церкви семи Вселенских соборов, стоим на страже общего достояния отеческого сокровища здравой веры (из послания св. Василия Великого к италийским и галльским епископам).

9. Единая, святая, кафолическая и апостольская Церковь семи Вселенских соборов, по примеру Спасителя нашего, совершала Божественную Евхаристию более тысячи лет, на Востоке и на Западе, на квасном хлебе, как свидетельствуют и сами папские богословы, уважающие истину. Но с XI столетия папская церковь допустила новшество и в Таинство Божественной Евхаристии, введши опресноки.

10. Единая, святая, кафолическая и апостольская Церковь семи Вселенских соборов держалась того учения, что честные дары освящаются после молитвенного призывания Святаго Духа чрез благословение иерея, как свидетельствуют и древние чинопоследования Рима и Галлии; потом, однако, папская церковь допустила новшество и в этом отношении, произвольно связав освящение Честных Даров с произнесением слов Господа: приимите, ядите: сие есть тело Мое и пийте от нея вси: сия бо есть кровь Моя (Мф. 26:26–28).

11. Единая, святая, кафолическая и апостольская Церковь семи Вселенских соборов, следуя заповеди Господа: пийте от нея вси (Мф. 26:27), преподавала и Чашу всем. Но папская церковь, с IX века и далее, ввела новшество и в этом отношении, лишив мирян святой Чаши, вопреки заповеди Господа и вселенской практике древней Церкви и определенному запрещению многих древних православных римских епископов.

12. Единая, святая, кафолическая и апостольская Церковь семи Вселенских соборов, следуя боговдохновенному учению Священного Писания и древнейшему апостольскому преданию, призывает милость Божию и молится о прощении и упокоении всех усопших о Господе (Мф. 26:31; Евр. 11:39; 2Тим. 4:8; 2Мак. 12:46). Но с XII века и далее папская церковь, в лице папы, как единственного обладателя какими-то привилегиями, измыслила и нагромоздила множество новшеств – о чистилищном огне, о переизбыточествующих заслугах святых и раздаянии их нуждающимся и тому подобное, исповедуя вместе с тем и полное воздаяние праведным прежде общего воскресения и суда.

13. Единая, святая, кафолическая и апостольская Церковь семи Вселенских соборов учит только об одном чистом и непорочном зачатии: сверхъестественном воплощении Единородного Сына и Слова Божия от Духа Святаго и Девы Марии. Но папская церковь сорок лет тому назад опять ввела новшество, установив новоявленный догмат о непорочном зачатии Богородицы и Приснодевы Марии, неизвестный древней Церкви, сильно оспариваемый некогда и более выдающимися богословами из папистов.

14. Итак, его блаженство – папа, оставляя в стороне появившиеся на Западе, как сказано выше, важные и существенные различия в вере между двумя церквами, выставляет в своей энциклике вопрос о приматстве римского архиерея главнейшею и будто бы единственною причиною разногласия, и отсылает нас к источникам, чтобы мы исследовали, как думали наши праотцы и что завещано нам первой эпохой Христианства. Но, обращаясь к отцам и Вселенским соборам Церкви первых девяти веков, мы удостоверяемся, что никогда епископ римский не считался высшим начальником и непогрешимым главою Церкви, и что всякий епископ есть глава и предстоятель своей частной церкви, подчиняющийся только соборным постановлениям и решениям кафолической Церкви как единственно непогрешимым, и никоим образом не составлял, как показывает церковная история, исключения из этого правила и епископ римский. Единый же вечный Началовождь и бессмертный Глава Церкви Господь наш Иисус Христос, Той есть Глава телу Церкве (Кол. 1:18), сказавший божественным Своим ученикам и апостолам при вознесении Своем на небо: и се, Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф. 28:20). Апостол Петр, которого умышленно паписты выдают за основателя римской церкви и первого ее епископа, основываясь на апокрифических книгах II века, так называемых «Псевдоклиментинах», обращается по изображению в Священном Писании как равный к другим апостолам на апостольском соборе в Иерусалиме и в другой раз резко обличается апостолом Павлом, как ясно видно это из послания к Гагатам (Гал. 2:11). А относительно того места в Евангелии, на которое ссылается первосвященник римский: ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь Мою (Мф. 16:18), известно и самим папистам, что в первые века жизни Церкви предание и все вообще божественные и святые отцы совсем иначе и в духе православном толкуют πέτραν – в смысле переносном, что положенный в основу непоколебимый камень, на коем Господь создал Свою Церковь, которой и врата адова не одолеют, есть правое исповедание Петра о Господе, что Он есть Христос, Сын Бога живаго (Мф. 16:16, 18), на каковом исповедании и вере утверждается нерушимо спасительная евангельская проповедь всех апостолов и их преемников. Поэтому восхищенный на небеса апостол Павел, изъясняя это Божественное изречение, боговдохновенно говорит: по благодати Божией, данней мне, яко премудр архитектон основание положих, ин же назидает: основания бо инаго никто же может положити паче лежащаго, еже есть Иисус Христос (1Кор. 3:10–11). В другом же смысле основанием назидания во Христе верных, или членов тела Христова, еже есть Церковь (Кол. 1:24), называет всех вместе апостолов и пророков, пиша к Ефесянам: темже убо ктому несте странни и пришельцы, но сожителе святым и приснии Богу, наздани бывше на основании апостол и пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу (Еф. 2:19–20. Ср. 1Петр. 2:4; Откр. 21:14). Итак, если таково боговдохновенное учение апостолов об основании и Началовожде Церкви Божией, то естественно, что святые отцы, крепко держась чистого апостольского предания, не могли иметь или держаться идеи об абсолютном приматстве апостола Петра и епископов Рима, ни давать какого-либо другого толкования, совсем неизвестного Церкви, вопреки истинному и православному, вышеприведенному евангельскому месту, или измыслить от себя и произвольно новый догмат о гордом приматстве епископа римского, как будто преемника апостола Петра, а между тем римская церковь основана собственно не Петром, апостольская деятельность которого в Риме совершенно неизвестна истории, но восхищенным на небеса апостолом языков Павлом чрез учеников его, апостольское служение которого в Риме, впрочем, всем известно (Деян. 28:15; Рим. 1:9; 15:15, 16. Фил. 1:13).

15. Божественные отцы, почитая епископа Рима только как епископа царствующего града империи, предоставили ему почетную привилегию председательства, смотрели на него просто как на первого между другими епископами, то есть первого между равными, каковую привилегию дали потом и епископу города Константинополя, когда этот город стал царствующим в Римской империи, как свидетельствует о том 28-е правило 4-го Вселенского Халкидонского собора, содержа, между прочим, следующее: Во всем последуя определениям св. отцов, и мы определяем о преимуществах святейшей церкви Константинополя, нового Рима. Ибо престолу ветхого Рима отцы прилично дали преимущества: поелику то был царствующий град. Следуя тому же побуждению, и 150 епископов… (т. е., бывших во дни Феодосия на 2 Вселенском соборе в Константинополе) предоставили равные преимущества святейшему престолу нового Рима. Из этого правила явствует, что епископ римский равночестен епископу церкви константинопольской и епископам прочих церквей, и ни в каком правиле и ни у кого из отцов нет и намека на то, что епископ Рима есть единый начальник кафолической Церкви и непогрешимый судья епископов прочих независимых и автокефальных церквей, или что он есть преемник апостола Петра и наместник Иисуса Христа на земле.

16. Каждая в отдельности автокефальная Церковь на Востоке и Западе была всецело независима и самоуправляема во времена семи Вселенских соборов3. Как епископы автокефальных церквей Востока, так и епископы Африки, Испании, Галлии, Германии и Британии управляли делами своих церквей – каждый чрез свои поместные соборы, а епископ римский не имел права вмешательства, будучи и сам также подчинен соборным постановлениям. По важным вопросам, требовавшим утверждения кафолической Церкви, обращались к Вселенскому собору, который один только был и есть наивысшею властию в кафолической Церкви. Таково древнее устройство Церкви: епископы были независимы друг от друга и вполне свободны в границах своей области, подчиняясь только соборным постановлениям, а на соборах они присутствовали как равные между собою; никто из них не проявлял когда-либо притязаний на монархические права над Вселенскою Церковию; если же иногда некоторые славолюбивые епископы Рима проявляли чрезмерные требования неведомого в Церкви всевластия, то таковые прилично были обличаемы и порицаемы. Несостоятельно и очевидным заблуждением оказывается то, что настойчиво утверждает папа Лев XIII, говоря в своей энциклике, что до времени великого Фотия имя римского престола было свято у всех народов христианского мира, Восток же подобно Западу единодушно и без противодействия подчинялся римскому архиерею, как законному будто бы преемнику апостола Петра и следовательно – наместнику Иисуса Христа на земле.

17. В течение девяти веков Вселенских соборов восточная православная Церковь никогда не признавала чрезмерных притязаний епископов римских на приматство, следовательно – и не подчинялась им, как ясно свидетельствует церковная история. Независимое отношение Востока к Западу ясно и наглядно открывается и из тех немногих достопримечательных слов Василия Великого, которые он написал к св. Евсевию, епископу Самосатскому: Ибо, действительно, люди надменного нрава, когда им угождают, становятся еще большими презрителями. Если же Господь умилосердится над нами, то чего же еще нам желать сверх этого? А если пребудет на нас гнев Божий, то какая нам будет помощь от западной гордости? Они и не знают истины и не хотят ее узнать, но, будучи заражены ложными подозрениями, они делают опять то же, что прежде касательно Маркелла (Письмо 239. См. греческий текст у Миня в «Curs. compl. Patrologiae», ser. graec. t. 32. Ср. русский перевод: в «Творениях св. отцов», т. XI,– «Творения св. Василия Вел.» ч, 7-я (Москва, 1854, стр. 181)). В начале второй половины IX века стоявший на страже этой независимости церкви константинопольской – Фотий, этот священный иерарх Константинополя, светильник, прозревая извращение церковного устройства на Западе и отступление его от православного Востока, прежде всего стремился мирным путем предотвратить опасность. Но епископ римский Николай I своим, вопреки священным канонам, вмешательством в дела чуждого ему Востока и своими попыткам подчинить себе церковь константинопольскую, ускорил дело печального разделения церквей. Первые семена этих властолюбивых притязаний папизма брошены были в «Псевдоклиментинах», старательно возделаны были в эпоху упомянутого Николая в так называемых «Лжеисидоровских декреталиях», которые представляют собою сборник неподлинных и вымышленных царских указов и посланий древних епископов римских, в которых, вопреки исторической истине и древнему церковному строю, для известной цели возвещалось, что как будто древность христианская признавала за епископами Рима неограниченную власть над кафолическою Церковию.

18. С душевною скорбию мы напоминаем эти факты потому, что папская церковь, хотя уже и признающая подложность и искаженность тех постановлений, на которых основываются чрезмерные ее притязания, не только противится тому, чтобы возвратиться к канонам и определениям Вселенских соборов, но в исходе XIX столетия, увеличивая зияющую под нею пропасть, торжественно – к изумлению христианского мира – провозгласила римского епископа и непогрешимым. Православная восточная и кафолическая Христова Церковь, кроме неизреченно воплотившегося Сына и Слова Божия, не знает никого другого непогрешимого на земле, и сам апостол Петр, преемником которого считает себя папа, трижды отрекся от Господа и два раза был обличаем апостолом Павлом в том, что неправо поступает в отношении к истине Евангелия (Гал. 2:11). Затем, папа Либерий в IV веке подписал арианское исповидание, равно и Зосима в V веке признал еретическое исповедание, отрицавшее наследственный грех; Вигилий осужден был в VI веке за неправоверие 5-м Вселенским собором; Гонорий же, впавши в ересь монофелитов, осужден был в VII веке 6-м Вселенским собором, как еретик, и следующие за ним папы признали и подтвердили его осуждение.

19. Все это и подобное тому имея пред глазами, народы Запада, постепенно, с развитием образования, стали выступать против новшеств и требовать, как это было в XV веке на соборах в Констанце и Базеле, возвращения к церковному устройству первых веков, в чем по милости Божией остаются и останутся навсегда верными православные церкви на Востоке и Севере, которые уже одни составляют единую, святую, кафолическую и апостольскую Христову Церковь, столп и утверждение истины. То же самое сделали в XVII веке и ученые галликанские богословы, а в XVIII веке епископы Германии. В текущем же столетии – в век науки и критики – пробудилась в 1870 г. совесть христианская в лице славных духовных лиц и богословов Германии по поводу новоявленного догмата Ватиканского собора о непогрешимости пап. Следствием этого пробуждения является образование частных религиозных обществ старокатоликов, отвергающих папизм и вполне теперь от него независимых.

20. Напрасно, поэтому, отсылает нас епископ римский к источникам, для того, чтобы мы исследовали то, что содержали отцы наши и что завещала нам первая эпоха Христианства. В источниках этих мы, православные, находим древние божественные предания, которых доселе мы старательно держимся, но отнюдь не новшества, которые породили позднейшие времена суемудрия на Западе и которые усвоила и доселе содержит папская церковь. Итак, православная восточная Церковь справедливо хвалится о Христе, что она есть Церковь семи Вселенских соборов и девяти первых веков Христианства, следовательно, единая, святая, кафолическая и апостольская Христова Церковь, столп и утверждение истины (1Тим. 3:15), а нынешняя римская церковь есть церковь нововведений, подделывания писаний отцов Церкви и извращенного толкования Священного Писания и определений Святых соборов. Поэтому благомысленно и справедливо она отвергнута и отвергается, пока упорствует в своем заблуждении. Ибо лучше похвальная война, – говорит божественный Григорий Назианзин, – чем мир, отделяющий от Бога.

21. Таковы вкратце важные и произвольно введенные новшества папской церкви относительно веры и церковного управления, которые, очевидно, намеренно замалчивает папская энциклика. Новшества эти, относящиеся к главным предметам веры и церковного управления и ясно противоречащие церковному строю первых девяти веков, делают невозможным желанное единение церквей: невыразимою скорбью наполняется всякое благочестивое и православное сердце, взирающее на папскую церковь, надменно упорствующую в них и не желающую способствовать священной цели единения отвержением производящих разделение новшеств и возвращением к древнему устройству нашей святой, кафолической я апостольской Христовой Церкви, часть которой некогда составляла и она.

22. Что же сказать о том, что пишет римский первосвященник, обращаясь к славным славянским народам? Никто, конечно, никогда не отрицал, что благодаря заслугам и апостольским подвигам святых Кирилла и Мефодия не малое число славянских народов удостоилось спасительной благодати. Но история свидетельствует, что упомянутые апостолы славян – греки, вышедшие из Солуня в эпоху великого Фотия и близкие друзья этого божественного отца, посланы были для обращения славянских племен не из Рима, а из Константинополя, где и получили образование, уединившись в священном монастыре св. Полихрония. Поэтому совсем несостоятедьно возвещаемое в энциклике римского первосвященника, что будто между славянскими народами и иерархами римской церкви существовало какое-то прекрасное взаимоотношение и связь. Ибо, если его блаженство и не знает, то все-таки история ясно свидетельствует, что упомянутые св. апостолы славян гораздо более зла терпели в своем деле от епископов Рима, от ограничений и противодействия их, и более жестоко были преследованы франкскими папистическими епископами, чем языческими жителями тех стран. Но, конечно, его блаженство знает, что по отшествии к Господу блаженного Мефодия, 200 его учеников, притом наиболее выдающихся, после великой борьбы с противодействием римских первосвященников, изгнанные из Моравии, были отведены при помощи военной силы за пределы ее, откуда рассеялись потом по Болгарии и по другим местам, и что после изгнания более образованного славянского клира устранены были из употребления типик восточный и славянский язык, а с течением времени искоренен был и всякий след православия в тех странах; и все это при открытом содействии епископов римских по тому способу, который всего менее соответствует достоинству епископского сана. Но от всех этих вредных влиянии благодатию Божией спасенные невредимыми православные славянские церкви, возлюбленные дщери православного Востока, и в особенности великая и славная церковь богоспасаемой России сохранили и сохранят до скончания века православие веры, представляя собою ясное свидетельство свободы во Христе. Напрасно, поэтому, папская энциклика обещает славянским церквам благоденствие и величие. Ибо благоволением всеблагого Бога они имеют эти и другие подобные блага, твердо пребывая в отеческом православии и хвалясь им о Христе.

23. При таком положении дела и в виду неопровержимых свидетельств церковной истории, мы по долгу (пастырскому) попечения обращаем слово к народам Запада, которые, до неведению истины и неподкупной истории церковных событий прошлого легковерно увлекаемые обманом, следуют противоевангельским и совсем незаконным новшествам папизма, отделенные и пребывающие далеко от единой святой, кафолической и апостольской православной Христовой Церкви, которая есть Церковь Бога жива, столп и утверждение истины (1Тим. 3:15), в которой сияли благочестием и православием веры славные их предки и праотцы, в течение целых девяти веков оставаясь членами ее верными и достойными, покорно следуя и подчиняясь постановлениям богособранных Вселенских соборов.

24. Христолюбивые народы славных стран Запада! С одной стороны, мы радуемся, взирая на вас, что вы имеете ревность о Христе, руководясь здравым учением, что без веры во Христа невозможно угодити Богу (Евр. 11:6), а с другой каждому благомыслящему ясно, что спасительная вера во Христа всячески должна быть правая во всем и согласная с Священным Писанием и апостольскими преданиями, на которых утверждается учение божественных отцов и семи святых и богособранных Вселенских соборов. Кроме того известно, что кафолическая Церковь Божия, хранящая в своих недрах единую, неподдельную и чистую спасительную веру как божественный залог в том виде, как издревле она предана была и богоносными отцами по вдохновению Святаго Духа, раскрыта и начертана в первые девять веков, – сама есть едина и одна и та же навсегда, не множественная и не изменяющаяся под влиянием текущего времени. Ибо евангельские истины никогда не допускают изменения или совершенствования подобно различным философским системам, так как Иисус Христос вчера и днесь, тойже и во веки (Евр. 13:8). Поэтому живший в средине V века в священном Лиринском монастыре Галлии, вскормленный млеком отеческого благочестия, св. Викентий вполне мудро и православно характеризует истинную вселенскость веры и Церкви, говоря: В самой кафолической Церкви всеми мерами надобно держаться того, во что верили повсюду, во что верили всегда, во что верили все: ибо только то в действительности и в собственном смысле есть кафолическое, как показывает и самое значение этого слова, что вообще почти все обнимает. Но это будет (под тем лишь условием), если станем следовать всеобщности, древности, согласию (Vicentii Lirinensis Commonitorium pro Catholicae fidei antiquitate et universalitate. Cap. III, cp. VIII и XIV). Но, как сказано, западная церковь с X века и далее ввела у себя, под влиянием папизма, различные чуждые и еретические учения и новшества и таким образом отделилась и удалилась от истинной и православной Христовой Церкви. А как велика нужда в обращении и возвращении вашем к древнему и чистому учению Церкви, чтобы достигнуть совершающегося во Христе спасения, вы легко поймете, если рассудительно примете во внимание наставление к Солунянам восхищенного на небеса апостола Павла, говорящего: Темже убо, братие, стойте и держите предания, имже научистеся или словом или посланием нашим (2Сол. 2:15). Еще: тот же самый божественный апостол в послании к Галатам говорит: Чуждуся, яко тако скоро прелагаетеся от звавшаго вы благодатию Христовою, во ино благовествование, еже несть ино, точию нецыи суть смущающии вы и хотящии превратити благовествование Христово (Гал. 1:6–7). Но уклонитесь от таковых исказителей евангельской истины, ибо таковии Господеви нашему Иисусу Христу не работают, но своему чреву: иже благими словесы и благословением прельщают сердца незлобивых (Рим. 16:18), и возвратитесь в недра единой, святой, кафолической и апостольской Церкви Божией, которая состоит из совокупности отдельных богонасажденных на православной вселенной, по образу хорошо произрастающего винограда, и неразрывно – в единстве единой во Христе спасительной веры и в союзе мира и в духе – соединенных друг с другом Святых Божиих церквей, чтобы и вы достигли вожделенного о Христе спасения, и таким образом да прославится и в вас препетое и всехвальное имя пострадавшего за спасение мира Господа и Бога Спасителя нашего Иисуса Христа.

25. Мы же, по благодати и благоволению всеблагого Бога, удостоившиеся быть честными членами тела Христова, то есть единой, святой, кафолической и апостольской Его Церкви, крепко будем хранить праотеческое и преданное апостолами благочестие. Будем все беречься лжеапостолов, которые, приходя в овчей одежде, пытаются прельщать простецов наших разными коварными обещаниями, все считая законным и все позволяя себе ради единения, только бы римский папа был признан верховным и непогрешимым главою и неограниченным повелителем кафолической Церкви и единственным на земле наместником Христа и источником всякой благодати! В особенности же мы, поставленные благодатию и милостию Божиею епископами и пастырями и учителями св. Божиих церквей, внимаем убо себе и всему стаду, в нем же нас Дух Святый постави епископы, пасти Церковь Господа и Бога, юже стяжа кровию Своею (Деян. 20:28), как имеющие воздать ответ Богу. Посему утешаем друг друга и созидаем кийждо ближнего (1Сол. 5:11). Бог же всякия благодати, призвавый нас в вечную Свою славу о Христе Иисусе, той да совершит нас, да утвердит, да укрепит, да оснует (1Петр. 5:10), и да дарует просветиться светом благодати Своей и познания истины всем сущим вне и далеко от единой, святой, кафолической и православной ограды словесных Своих овец. Ему слава и держава во веки веков. Аминь.

В патриархии Константинопольской, в месяце августе 1895 года.

Константинопольский Анфим, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Кизический Никодим, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Никомидийский Филофей, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Никейский Иероним, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Брусский Нафанаил, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Смирнский Василий, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Филадельфийский Стефан, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Лемносский Афанасий, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Диррахийский Виссарион, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Белградский (в Албании) Дорофей, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Элассонский Никодим, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Карпафский и Касский Софроний, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

Елевферупольский Дионисий, во Христе Боге возлюбленный брат и молитвенник.

* * *

1

Греческий текст этого окружного послания напечатан в официальном органе Константинопольской Патриархии «Ἐκκλησιαστικὴ Ἀλήϑεια» 1895 σεπτ. откуда и сделан предлагаемый здесь точный русский перевод

2

См. Анастасия пресвитера и библиотекаря римского «Vita Leonis III» («Жизнь Льва III») в жизнеописаниях пап. Священный же Фотий, припоминая это деяние православного папы римского Льва III против неправомыслящих, в знаменитом своем послании к митрополиту Аквилейскому, выражается следующим образом: Ибо и Лев (оставляю его предшественников), архиерей римский, старый и опять после него новый Лев оказываются единомысленными с кафолическою и апостольскою Церковию, с святыми своими предшественниками архиереями и апостольскими постановлениями: один из них много способствовал (делу веры) на четвертом святом Вселенском соборе чрез священных, посланных им, мужей и чрез собственное послание, в котором Несторий и Евтихий ниспровергаются и в котором согласно с соборными до того времени определениями провозглашается. что Дух Святый исходит от Отца, а не от Сына. Точно также – и позднейший Лев, по вере и по имени равный своему соименнику. Он именно, этот пламенный ревнитель благочестия, чтобы никоим образом и никак варварским языком не подделывали чистого учения нашего благочестия, предал его западным, как сказано было в начале, на языке греческом, чтобы они на нем прославляли и богословствовали о Св. Троице. И не ограничился только словом и предписанием, но вписавши Символ веры на некоторых каменных досках на подобие столбов и поставив в виду всех, прибил к дверям церковным, чтобы всем удобно было поучаться неложному благочестию и чтобы у скрытых фальсификаторов и нововводителей не было коварного плана изменять наше христианское благочестие и вводить Сына, кроме Отца, как вторую причину исходящего от Отца Духа, равночестного с рожденным от Отца Сыном. И не двоица только священных мужей, сиявших на Западе, сохраняли неповрежденным благочестие,– не так бедна церковь западными проповедниками,– но и другой сомн немалочисленен (Письмо 5, § 3).

3

Редактор ‘Εκκλησιαστική Αλήθεια припоминает здесь два следующих правила апостольских: Епископам всякого народа подобает знати первого из них, и признавати его, яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его рассуждения; творити же каждому только то, что касается до его епархии и до мест, к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо так да будет единомыслие и Бог прославится чрез Господа во Святом Духе, Отец, Сын и Святый Дух (34 прав. Ср. 1 Всел. соб. 6 и 7 прав.; 2 Всел. соб. 2 и 3 пр.; 3 Всел. 8 пр.; 4 Всел. 6, 36 и 39 прав., и Ант. соб. 9 пр.). Епископ да не дерзает вне пределов своея епархии творити рукоположения во градех и в селах, ему не подчиненных. Аще же обличен будет, яко сотвори сие без согласия имеющих в подчинении грады оные или села: да будет извержен и он, и поставленный от него (35 прав.)

Требуются волонтёры