Фома Аквинский (католический святой)

Вопрос 90. Вид, в котором судья явится судить

Мы должны рассмотреть вопрос о том, в каком виде Судья явится на суд. Относительно этого исследуется три положения: 1) будет ли судить Иисус как Сын Человеческий; 2) появится ли Он как Сын Человеческий в славе Своей; 3) может ли быть видна Его Божественная природа без радости.

Раздел 1. Будет ли Иисус судить как Сын Человеческий?

Возражение 1. Представляется, что Иисус не будет судить в человеческом облике. Суд требует от судьи полномочия судить. И Христос имеет власть над живыми и мертвыми как Бог, ибо Он Господин и Создатель всего. Следовательно, Он будет судить в Своей Божественной природе.

Возражение 2. Далее, непобедимая власть необходима судье; написано: «Не стремись быть судьей, если у тебя нет достаточно сил, чтобы искупить беззакония» (Екл. 7,6). Непобедимая власть принадлежит Христу как Богу. Следовательно, Он будет судить в Своей Божественной природе.

Возражение 3. Далее, написано: «Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца» (Ин. 5:22, 23). Одинаковая почесть, которая есть у Отца, не соответствует Сыну относительно Его человеческой природы. Следовательно, Он не будет судить в человеческом облике.

Возражение 4. Далее, написано: «Видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями» (Дан. 7,9). И престолы символизируют судебную власть, и Бог назван Ветхим по причине Его вечности, согласно Дионисию (Div. Nom. x). Следовательно, Он – Сын Божий на суде, будучи вечен, а не потому что человек.

Возражение 5. Далее, Августин говорит, что «воскресение души – это работа Слова Сына Божьего, а воскресение тела – это работа Слова, сделавшегося Сыном Человеческим по плоти» (Tract. XIX in Joan.). Страшный суд касается более души, нежели тела. Следовательно, Христос будет судить как Бог, а не как человек.

Этому противоречит: «И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий» (Ин. 5,27).

Далее, написано: «Но ты преисполнен суждениями нечестивых: суждение и осуждение – близки» (Иов. 36,17), следовательно, согласно толкованию, «причину и суд ты должен восстановить, чтобы ты мог справедливо судить», согласно толкованию. Иисус был осужден Пилатом как человек. Следовательно, Он будет судить как человек.

Далее: Право судить принадлежит Тому, Кто создал закон. Иисус дал нам закон Евангелия, представ пред нами как Человек. Следовательно, Он будет судить как Человек.

Отвечаю: Суд требует, чтобы судья имел определенную власть. Написано же: «Кто ты, осуждающий чужого раба?» (Рим. 14,4). Отсюда следует, что Иисус должен судить Своей властью над людьми, которым собственно Страшный Суд предназначен. И он наш Господин не только потому, что Он наш Создатель, поскольку «Господь есть Бог, Он сотворил нас, и мы – Его, Его народ и овцы паствы» (Пс. 99,3), но также по причине Искупления, которое относится к Нему, как к человеку. «Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми» (Рим. 14,9). Но вещи Создания не были бы достаточными для нас, чтобы получить награду вечной жизни, без дополнительного блага Искупления, в счет трудности через грех наших прародителей. Следовательно, поскольку последний суд предназначен для вхождения одних в Царство Небесное, и изгнание из него других, Иисус должен председательствовать на суде как человек, поскольку в этом и сущность Искупления, что человек вошел в Царство Небесное. В этом смысле сказано, что «Он есть определенный от Бога Судия живых и мертвых» (Деян. 10,42). И благодаря искуплению человечества Он восстановил не только природу человека, но и всех живых существ без исключения, поскольку все создания становятся лучше через восстановление человека, так как написано: «умиротворив чрез Него, Кровию креста Его, и земное и небесное» (Кол. 1,20), следует, что через страдания Иисус заслужил господство и судебную власть не только над людьми, но и над всеми существами, как сказано в Евангелии от Матфея: «дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28,18) [*Cf. TP, Q [59]].

Ответ на возражение 1. Христос, относительно Его Божественной природы, имеет власть господства на всеми созданиями по праву Создателя; в отношении его человеческой природы Он имеет власть господствовать через Свои крестные страдания. Последнее – второстепенное и приобретенное, так сказать, в то время как первое – естественное и вечное.

Ответ на возражение 2: Хотя Иисус как человек не имеет непобедимой власти, вследствие естетсвенной немощи человеческого рода, тем не менее, есть в его Человеческой природе непобедимая власть, полученная от Божественной природы: «все покорил под ноги его» (1Кор. 15:25–28; Евр. 2:8, 9). Следовательно, Он будет судить как человек, но властью Его Божественной природы.

Ответ на возражение 3. Иисус не смог бы искупить грехи людей, будь Он обычным человеком. Тот факт, что Он смог как человек искупить грехи человечества, и тем самым получить власть судить, очевидно, что Он Бог и, соответственно, Он почитается равно как и Отец, не как человек, но как Бог.

Ответ на возражение 4. По мнению пророка Даниила, порядок судебной власти ясно выражен. Эта власть в Боге как первоисточнике, и особенно в Отце, Который источник Троицы; отчего сказано вначале, что «воссел Ветхий днями». Но судебная власть была передана от Отца к Сыну не только из вечности в отношении Божественной природы, но также по прошествии времени в отношении человеческой природы, поскольку Он заслужил это. Следовательно, в связи с вышеизложенным далее говорится: «Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями… И Ему дана власть, слава и царство» (Дан. 7:13, 14).

Ответ на возражение 5: Августин говорит о своего рода назначении, с тем, чтобы проследить то влияние, которое оказал Христос на человеческую природу, до причин похожих на них. Поскольку мы сотворены по образу и подобию Бога, относительно наших душ, и мы такие же как и Иисус – человек, относительно наших тел, то он припысывает Божественной природе влияние, которое оказал Господь в наших душах, а тот эффект, который Он произвел или произведет в наших телах, он приписал Его плоти; хотя Его плоть, будучи инструментом Его Божественной природы, также производит впечатление на наши души, как утверждает Дамаскин (De Fide Orth. III, 15). Как следует из послания к евреям, Его «кровь очистит совесть нашу от мертвых дел» (Евр. 9,14). Таким образом, «Слово стало плотию» есть причина воскресения душ; согласно Его человеческой природе Он Судия не только телесных, но и духовных созданий [*Cf. TP, Q [56], A [2], ad 1].

Раздел 2. Появится ли Он как Сын Человеческий в славе Своей?

Возражение 1. Представляется, что на суде Иисус не предстанет в славе Своей как человек. В толковании на Евангелие от Иоанна «воззрят на Того, Которого пронзили» (Ин. 19,37) блаженный Августин говорит: «он придет во плоти, в которой был распят». Он был распят в слабости. Следовательно, Он явится в слабости, а не в славе.

Возражение 2. Далее, говорится, что «явится знамение Сына Человеческого на небе» (Мф. 24,30), а именно, «знамение креста», как выражается Иоанн Златоуст (Hom. LXXVII in Matth., LXXVII), поскольку «Иисус, когда придет судить, покажет не только язвы от ран Своих, но даже Свою постыдную смерть». Следовательно, представляется, что Он явится не в Славе.

Возражение 3. Далее, Христос придет на суд в том виде, в котором Он может быть виден всем. Господь не будет видим всем, праведникам и грешникам, как человек в славе Своей, потому что око, которое не блаженно, видимо, не может увидеть чистоту прославленного тела. Следовательно, Он не явится в Славе.

Возражение 4. Далее, награда, обещанная праведникам, не обещана грешникам. Обещано в качестве награды праведникам, что они увидят славу Сына Человеческого: «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет» (Ин. 10,9), т.e. восстановление Его Божественной и человеческой сущности, согласно комментарию Августина (De Spiritu et Anima, работа неизвестного автора, St. Thomas, De Anima, приписывается Алхерусу, цистерианскому монаху); смотреть выше Q [70], A [2], ad 1] и: «Глаза твои увидят Царя в красоте Его» (Ис. 33,17). Следовательно, Он не явится всем в славе Своей.

Возражение 5. Далее, Иисус будет судить в том же виде, в каком Он был осужден. В толкование на Евангелие от Иоанна «Сын оживляет, кого хочет» (Ин. 5,21) блаженный Августин (St. Augustine, Tract. XIX, in Joan.) говорит: «Он будет судить точно в том же виде, в котором Он был несправедливо осужден, чтобы Его могли видеть грешники». Он был осужден в слабости. Следовательно, Он предстанет на суде в том же виде.

Этому противоречит: «И тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаке с силою и славою великою» (Лк. 21,27). Величие и сила относятся к славе. Следовательно, Он явится в Славе.

Далее, Судия должен быть более заметным, чем подсудимые. Избранные, которые будут судиться Христом, будут иметь сияюшие тела. Следует, что тем более Судия явится в Славе Своей.

Далее, поскольку быть судимым относится к слабости, то судить относится к власти и славе. Во время первого пришествия Иисус пришел, чтобы быть осужденным, Он был слаб и уязвим. Следовательно, во время Второго пришествия, когда Он уже придет судить, Он предстанет в Славе Своей.

Отвечаю: Иисус назван посредником между Богом и человеком (1Тим. 2,5), поскольку Он искупляет грехи людей и ходатайствует за них перед Отцом, и даровал людям вещи, которые принадлежат, согласно Евангелию от Иоанна, Богу: «И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им» (Ин. 17,22). Соответственно, обе эти вещи принадлежат Ему, потому что Он общается в этих двух крайностях: поскольку Он общается с людьми, Он становится на сторону Отца и общается с Отцом, Он дает дары Отца людям. Поскольку в первое пришествие Он пришел, чтобы искупить грехи за нас перед Отцом, Он пришел как слабый человек. Но поскольку во втором пришествии Он придет, чтобы исполнить суд Отца над людьми, Ему нужно показать Свою Славу, которая в Нем по причине общения с Отцом: и, следовательно, Он явится в Славе Своей.

Ответ на возражение 1. Он явится в той же самой плоти, но не в том же виде.

Ответ на возражение 2. Знак креста появится на суде, указывая не на настоящую, а прошлую слабость для того, чтобы показать, как справедливо были осуждены те, которые презрели великую милость, особенно те, которые гнали Христа несправедливо. Язвы на Его теле не будут слабостью, но укажут на огромную власть, которой Иисус победил врагов Своими страданиями и немощью. Он также покажет Свою позорную смерть, не представив ее перед их глазами, будто Он страдет там; но с помощью знаков, а именно, признаков его прошлых Страстей, Он напомнит людям о Своей смерти.

Ответ на возражение 3. Прославленное тело имеет власть показаться или не показаться оку, которое не прославлено, как зявлялось выше (Q [85], A [2], ad 3). Следовательно, Христос будет видимым для всех в Славе Своей.

Ответ на возражение 4. Если слава наших друзей доставляет нам радость, то слава и сила того, кого мы ненавидим, нам неприятны. Следовательно, вид Славы Сына Человеческого будет наградой для праведников, станет она мучением для врагов Христа, ибо написано: «увидят и устыдятся ненавидящие народ Твой; огонь (т.е. зависть) пожрет врагов Твоих» (Ис. 26,11).

Ответ на возражение 5. Форма необходима для человеческой природы, в которой Он был осужден и таким же образом будет судить; но не для качества этой сущности, а именно слабости, которая уже не будет прежней, когда Он был судим (Cf. ad 2).

Раздел 3. Может ли быть видна Его Божественная природа без радости?

Возражение 1. Представляется, что грешники увидят Божественность. Можно увидеть нечестивым без радости. Ибо не может быть никаких сомнений в том, что нечестивые будут знать с величайшей уверенностью, что Христос есть Бог. Следовательно, они увидят Его Божественную сущность, и все же они не будут радоваться, видя Христа. Следовательно, увидеть Его можно будет без радости.

Возражение 2. Далее, порочная воля грешников не более неблагоприятна для человечества Христа, чем для его Бога. Тот факт, что они увидят Славу Его человеской сущности, будет способствовать их наказанию, как было указано выше (А [2], ad 4). Следовательно, если бы они увидели Его Божественную сущность, у них было бы гораздо больше причин для скорби, а не для радости.

Возражение 3. Далее, эмоции и чувства не являются необходимым продолжением того, что находится в интеллекте. Августин говорит: «интеллект превосходит, эмоции следуют за ним осторожно или совсем не следуют». Зрение относится к интеллекту, в то время как радость относится к любви/эмоциям. Следовательно, невозможно будет увидеть Божественную сущность без радости.

Возражение 4. Далее, все, что получено есть «вещь, полученная в соответствии с состоянием получателя, а не полученного». Но все, что видно, как-то поступает в того, кто видит. Следовательно, хотя Божественность сама по себе является в высшей степени приятной, тем не менее, когда ее видят те, которые погружены в горе, это не принесет им никакой радости, а скорее неудовольствие.

Возражение 5. Далее, как чувство для чувствительного объекта, так и интеллект для интеллектуального объекта. В чувствах, «нездоровому вкус хлеба неприятен, а здоровому – сладкий», как говорит Августин (Confess. VII), и то же самое происходит с другими чувствами. Следовательно, поскольку у проклятых немощен интеллект, представляется, что видение несозданного света причинит им боль, а не радость.

Этому противоречит: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя … истинного Бога» (Ин. 17,3). Отсюда очевидно, что суть блаженства состоит в видении Бога. Радость имеет существенное значения для блаженства. Следовательно, Божественная природа не может быть увидена без радости.

Далее, суть Божественной природы – это сущность Истины. Восхитительно всем видеть Истину, а потому «естественно желать знать», как было сказано в самом начале метафизики. Следовательно, невозможно видеть Бога без радости.

Далее, если определенное видение не всегда приятно, оно бывает и болезненно. Но интеллектуальное видение никогда не бывает болезненным, так как «удовольствие, которое мы получаем от объектов понимания, не имеет никакого горя, противоположного ему», – говорит философ (Topic. II.) Поскольку Божественность не может быть защищена интеллектом, представляется, что Бога невозможно увидеть без радости.

Отвечаю: В каждой вещи, вызывающей инстинктивную потребность или удовольствие, два аспекта могут быть рассмотрены, а именно, желанностьили приятность, и аспект вызывания инстинктивной способности или удовольствия в этой вещи. Согласно Боэцию (De Hebdom.) вещь может иметь что-то помимо того, чем она является, но «быть» собой не имеет смесь чего-либо вне себя. Следовательно, то, что желаемо или приятно может иметь смесь чего-то такого, что может сделать вещь нежеланной или неприятной; но сам аспект приятности не имеет или не может иметь что-то такое, что может сделать вещь нежеланной или неприятной. Это возможно для вещи, которая приятна, с помощью благости, которая является аспектом инстинктивной потребности или приятности, не доставлять удовольствие, когда оно постигается, но невозможно для того, что благое по его сути не давать приятное, когда оно осознается. Следовательно, поскольку Бог есть Его собственная благость, невозможно увидеть Божественную природу без радости.

Ответ на возражение 1. Грешники будут наиболее ясно знать, что Христос – это Бог, не через его Божество, но из-за самых явных знамений его Божественной природы.

Ответ на возражение 2. Никто не может ненавидеть Божественную природу в себе, как равно и благость в себе. Но говорится, что Бог ненавидим некоторыми людьми относительно влияния Божественной сущности, потому что Он делает или командует противоположное их воле[*Cf. SS, Q [34], A [1]]. Следовательно, видение Бога не может быть болезными ни для кого.

Ответ на возражение 3. Высказывание Августина применяется, когда вещь ранее постигнутая интелектом хороша участием, а не существенно, как все создания; посему может быть в них что-то, по причине чего чувства не уходят. Точно так же Бог известен путникам через его действие, и их интеллект не достигает самой сущности его благости. Следовательно, нет необходимости, чтобы чувства следовали за интеллектом, как если бы интеллект увидел сущность Бога, которая является его добродетелью.

Ответ на возражение 4. Горе означает не характер, но страсть. Каждая страсть удаляется, если сильная противоположная причина возникает, и не удаляет эту причину. Соответственно, горе проклятых было бы покончено, если бы они увидели Бога в его сущности, если бы появилась сильная причина и не удаляли эту причину.

Ответ на возражение 5. Немощь органа удаляет естетственную пропорцию органа к предмету, который имеет естественнную склонность к удовольствию, почему удовольствие скрыто. Но немощь, которая есть в проклятых не удаляет естественную пропорцию, которой они направляются к Божественной благодати, поскольку их образ всегда остается в них. Следовательно, сравнение не действует.


Комментарии для сайта Cackle