Фома Аквинский (католический святой)

Вопрос 74-й. Об огне последнего великого пожара (в девяти пунктах).

Теперь мы должны рассмотреть вопрос об огне последнего великого пожара, имея перед собой следующие девять пунктов для выяснения: 1) Должно ли иметь место очищение мира? 2) Будет ли это очищение совершено огнем? 3) Относится ли этот огонь к тому же самому виду, что и огонь природной стихии? 4) Очистит ли этот огонь также и высшие небеса? 5) Истребит ли этот огонь другие стихии? 6) Очистит ли он все стихии? 7) Будет ли этот огонь предшествовать Суду, или же он последует за ним? 8) Должны ли люди быть истреблены этим огнем? 9) Будут ли беззаконники поглощены этим огнем?

Раздел 1. Должно ли иметь место очищение мира?

То, что не должно иметь место какое-либо очищение мира, представляется из следующего:

Возражение 1. В очищении нуждается только то, что нечисто. Но Божие творение не нечисто, а поэтому было сказано: «что Бог очистил, того ты не почитай нечистым» (Деян. 10:15). Поэтому Божие творение не будет подвергнуто очищению.

Возражение 2. Сообразно Божественной правде, очищение направлено к удалению нечистоты греха, примером чему служит очищение после смерти. Но в природных стихиях этого мира не может быть пятна греха, а поэтому представляется, что они не имеют нужды в очищении.

Возражение 3. О вещи говорится, что она очищается, когда от нее удаляют нечто чуждое ей, и ее умаляющее, ибо удаление того, что облагораживает вещь (напротив), называется не очищением, но скорее ее умалением. То, что нечто от иной природы смешано с природными стихиями, относится к их совершенству и благородству, так как форма смешанного тела является более благородной, чем форма простого тела. Поэтому представляется ни в коем случае не подобающим, чтобы стихии этого мира были очищаемы.

Этому противоречит то, что мы знаем, что всякое обновление совершается каким-то очищением. Стихии будут обновлены, ибо мы читаем: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали» (Апок. 21:1). Следовательно, стихии будут очищены.

И далее мы знаем церковное толкование на слова: «проходит образ мира сего» (1Кор. 7:31) – «Красота этого мира погибнет в огне мирового пламени» (ПЛ 191, 1597; Августин «О гр. Бож.» ПЛ 41, 682). Так что необходимо сделать тот же вывод.

Отвечаю: Так как этот мир был создан в каком-то смысле ради человека, то отсюда следует, что, когда человек будет прославлен в теле, и другие материальные тела мира будут также изменены в лучшее состояние, так чтобы мир оказался более надлежащим местом для человека в прославленном теле, и более приятным для созерцания. Для того чтобы человек получил славу тела, прежде всего, необходимо удаление того, что противоположно славе. Такого удаления требуют две вещи. Во-первых, гниение и пятно греха, ибо, как сказано: «тление не наследует нетления» (1Кор. 15:50), и все нечистое будет вне города славы (Апок. 22:15, ср. Апок. 21:27). Затем, стихии требуют очищения от противоположных расположений, прежде чем они будут приведены к новому миру славы, соответственно тому, что мы сказали о человеке. Ибо хотя материальная вещь, собственно говоря, не может быть носителем пятна греха, тем не менее, из-за греха материальные вещи получают некоторую непригодность или несоответственность для духовных целей. По этой причине мы видим, что места, где совершались преступления, рассматриваются как непригодные для совершения в них священных действий, если они перед этим не будут очищены. Следовательно, эта часть мира, данная для нашей пользы, получила от человеческих грехов какую-то непригодность для прославления, а поэтому она нуждается в этом отношении быть очищенной. Точно так же в отношении промежуточного пространства при соприкосновении стихий, имеют место многочисленные их разрушения, зарождения и изменения, которые уменьшают их чистоту, а поэтому они нуждаются в очищении и с этой стороны, так чтобы им быть пригодными к восприятию нового мира славы.

Ответ на возражение 1. Когда утверждается, что всякая Божия тварь является чистой, мы должны это понимать так, что ее субстанция не содержит примеси зла, как это утверждали манихеи (Ср. Августин «Об ересях» ПГ 42, 34; Епифаний «Против ерес.» ПГ 42, 72), говоря, что зло и добро это две субстанции, в некоторых местах отделенные друг от друга, а в некоторых смешанные друг с другом вместе. Но это отсутствие примеси зла еще не означает, что тварь не имеет примеси иной природы, которая сама по себе тоже есть благая, но несоответственная совершенству данной твари. И это не мешает злу быть акцидентальностью в отношении твари, не будучи смешанным с ней как часть ее субстанции.

Ответ на возражение 2. Хотя материальные стихии не могут быть носителями греха, тем не менее, от греха, который совершен в них, они получают некоторую непригодность для восприятия совершенства славы.

Ответ на возражение 3. Форма смешанного тела и форма стихии может быть рассматриваема двояко: или в отношении совершенства видов, и тогда смешанное тело есть более совершенное, или в отношении их постоянной сопротивляемости разрушению, т.е. прочности, и тогда простое тело есть более благородное, потому что оно не имеет в себе причины разрушения, если оно не будет разрушено чем-то внешним для него, в то время как смешанное тело имеет в себе причину своего разрушения, а именно составление противоположностей. Поэтому простое тело, хотя оно разрушаемо частично, не разрушаемо как целое, чего нельзя сказать о смешанном теле. А так как неразрушаемость относится к совершенству славы, то отсюда следует, что совершенство простого тела находится в большем соответствии с совершенством славы, чем совершенство смешанного тела, если только это смешанное тело не будет иметь в себе также какое-то начало неразрушаемости, как его имеет человеческое тело, форма которого (душа) неразрушаема. Однако, хотя смешанное тело есть в каком-то смысле более благородное, чем простое тело, простое тело, которое существует само по себе, имеет более благородное бытие, чем если оно существует в смешанном теле, потому что в смешанном теле простые тела находятся в некотором отношении в потенции, в то время как существующие сами по себе они находятся в их высшем совершенстве.

Раздел 2. Будет ли очищение мира произведено огнем?

То, что очищение мира будет произведено не огнем, представляется из следующего:

Возражение 1. Так как сам огонь есть часть этого мира, ему необходимо также быть очищенному, подобно другим частям. Одна и та же вещь не должна быть и очищаемой, и очищающей, а поэтому очищение мира будет произведено, по-видимому, не огнем.

Возражение 2. Как огонь имеет очищающую силу, так ее имеет и вода. Поскольку не все вещи способны к очищению огнем, но некоторые нуждаются в очищении водой, каковое различие кроме того отмечено и в Ветхом Завете (Числ. 31:32), – то представляется, что во всяком случае, огонь будет очищать не все.

Возражение 3. Это очищение, по-видимому, будет состоять в очищении частей мира путем отделения их одна от другой. Мы знаем, что отделение частей мира одна от другой в начале мира было производимо только Божественной силой, ибо дело различения было выполняемо этой силой. Поэтому Анаксагон утверждал, что отделение частей было совершено актом разума, который движет все вещи (ср. Аристотель «Физ.»). Отсюда, по-видимому, следует, что и в конце мира очищение будет совершено не огнем, но непосредственно Богом.

Этому противоречит сказанное: «грядет Бог наш... пред Ним огонь поядающий, и вокруг Его сильная буря. Он призывает свыше небо и землю судить народ Свой» (Пс. 49:3–4). Поэтому представляется, что конечное очищение мира будет посредством огня.

И еще мы знаем написанное о конце мира: «воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают» (2Пет. 3:12).

Отвечаю: Как было сказано выше (п.1), это очищение мира удалит от него пятно, полученное от греха, и примесь, образовавшуюся в результате смешения частей, и будет для него расположением к совершенству состояния славы. И во всех этих трех отношениях наиболее подходящей силой для совершения очищения будет огонь. Во-первых, огонь является наиболее благородной из стихий и его природные свойства наиболее подобны свойствам славы, что особенно ясно в отношении света. Во-вторых, огонь из-за действенности своей активной силы не является таким восприимчивым или поддающимся, как другие стихии, к получению примеси иной материи. В-третьих, сфера огня далеко удалена от нашего местопребывания, и мы не так привыкли пользоваться им, как землей, водой и воздухом, так что он менее подвержен недооценке с нашей стороны.

Кроме того, он является наиболее действенным и могучим в очищении и отделении – процессом разрежения.

Ответ на возражение 1. Огонь употребляется нами не в его собственной материи (так как в таком виде он далеко удален от нас), но только в иной материи. Поэтому для мира будет возможно быть очищенным огнем, существующим в своем чистом, беспримесном состоянии.

Ответ на возражение 2. Первое очищение мира (потопом) имело в виду только пятно греха. Тот грех, который был тогда превалирующим, был грех вожделения и, следовательно, тогда было подобающим, чтобы очищение было произведено чем-то противоположным этому греху, а именно – водой. Но второе очищение имеет в виду и пятно греха и отсутствие чистоты благодаря смешению стихий, и в отношении и того и другого более соответствующим для очищения является огонь, чем вода, ибо сила воды устремлена скорее к тому, чтобы соединять, чем отделять, а поэтому природная нечистота стихий не может быть так удалена водой, как огнем. Кроме того, в конце мира превалирующим грехом будет не вожделение, но тепловатость, т.е. душевная прохладность, так как мир уже сделается старым, ибо тогда, согласно Евангелию «во многих охладеет любовь» (Мф. 24:12). И вообще не существует вещи, которая не может быть как-то очищена огнем, хотя некоторые вещи, такие как одежда и деревянные сосуды, не могут быть очищены огнем без того, чтобы не быть уничтожены, и такие вещи Закон предписывал очищать водой. Но все эти вещи будут в конце мира уничтожены огнем.

Ответ на возражение 3. Через Божественное различение вещей они получили различные формы, посредством которых они отличаются друг от друга, и, следовательно, это могло быть совершено в начале мира только Тем, Кто является творцом природы. А конечным очищением вещи будут восстановлены в ту чистоту, в которой они были сотворены, а поэтому тварная природа будет тогда способна послужить в этом деле своему Творцу, и этим служением она сама будет облагораживаться.

Раздел 3. Будет ли тот огонь, которым будет очищен мир того же самого вида, что и огонь стихии?

То, что огонь, о котором мы сейчас говорим, не того же самого природного вида, что и обычный огонь, представляется из следующего:

Возражение 1. Ничто не поглотит самого себя, но этот огонь конца мира поглотит все четыре стихии, согласно церковного толкования (Ср. Беда ПЛ 93, 82) на 2 послание ап. Петра (2Пет. 3:12). Поэтому этот огонь не будет того же самого вида, что и огонь стихии.

Возражение 2. Как сила делается известной или познается через свое действование, так природа познается через свою силу. Огонь конца мира будет иметь силу, отличную от силы того огня, который есть природная стихия, потому что он очистит вселенную, в то время как обычный огонь не может сделать этого. Следовательно, тот огонь не будет того же самого вида, что и этот.

Возражение 3. В природных телах те, которые относятся к тому же самому виду, имеют то же самое движение. Но огонь конца мира будет иметь движение, отличное от движения того огня, который является стихией, потому что он будет двигаться во всех направлениях для того, чтобы очистить весь мир. Поэтому он не того же самого вида, что и огонь стихии.

Этому противоречит то, что Августин говорит: «образ мира сего погибнет в огне мирового пламени» («О гр. Бож» ПЛ 41, 682). И эти его слова содержатся в церковном толковании на 1Кор. 7:31. Следовательно, огонь конца мира будет той же самой природы, что и тот огонь, который есть в мире в настоящее время.

И далее, мы знаем, что также как будущее очищение мира должно быть совершено огнем, так прошлое очищение было совершено водою, и во втором послании Петра вода и огонь сопоставляются друг с другом (2Пет. 3:5). В прошлом или в первом очищении вода была той же природы и вида, что и вода нашей стихии, а поэтому и огонь второго очищения будет того же самого вида, что и огонь нашей стихии.

Отвечаю: По этому вопросу мы встречаемся с тремя мнениями. Некоторые считают, что стихия огня та, которая находится в своей собственной сфере, спустится для очищения мира, и этот спуск они объясняют, как некое умножение огня, потому что он будет распространяться через нахождение везде воспламеняющейся материи, и это тем более, что тогда его сила будет над всеми стихиями. Однако против правильности этого мнения говорит не только то, что этот огонь спустится вниз, но также и утверждение святых о том, что он поднимется вверх, ибо в церковном толковании на 2,11; 3,10 сказано, что «огонь Суда вознесется так высоко, как воды всемирного Потопа», и поэтому отсюда бы следовало, что этот огонь располагается по направлению к середине места его зарождения.

Поэтому другие говорят, что этот огонь возникнет, направляясь к промежуточному пространству через сосредоточение в фокусе лучей небесных тел, также как мы видим их собранными в фокусе зажигательного стекла, ибо в это время вместо стекол будут служить вогнутые облака, на которые будут падать лучи. Но и это мнение не кажется нам вероятным, ибо, поскольку действия небесных тел зависят от определенных точных местоположений и позиций, то если бы этот огонь был результатом силы небесных тел, время очищения мира было бы заранее известно тем людям, которые наблюдают движение светил, а это противоречит авторитетному утверждению Писания (Мф. 24:36). Поэтому другие утверждают, следуя за Августином, что «также как всемирный потоп произошел от извержения вод мира, так образ этого мира погибнет в огне мирового пламени» («О гр. Бож.» ПЛ 41, 682). Этот огонь или это горение есть не что иное, как соединение всех тех низших и высших причин, которые по своей природе имеют зажигательную силу, и это соединение будет иметь место не благодаря обычному течению вещей, но по Божественной силе. И от всех этих причин, таким образом соединенных, явится огонь, который будет сжигать лицо второго мира.

Если теперь мы рассмотрим эти мнения в них самих, то найдем, что они различаются в отношении причины, производящей огонь конца мира, но не в отношении его вида. Ибо огонь, произведен ли он солнцем, или какой-либо низшей накаляющей причиной, относится к тому же самому природному виду, как и огонь, находящийся в его собственной сфере. За исключением того, насколько первый имеет некоторую примесь инородной материи. И этот огонь по необходимости будет таким в данном случае, так как огонь не может очистить вещь, если она не сделается в каком-то отношении его материей. Поэтому мы должны безусловно принять, что данный огонь конца мира есть того же самого вида, что и наш огонь.

Ответ на возражение 1. Огонь, о котором мы говорим, хотя он принадлежит к тому же самому виду, что и наш теперешний огонь, нумерически не тот же самый. Мы видим, что из двух огней того же самого вида один разрушает другой, а именно больший разрушает меньший, поглощая его материю. Подобно этому, огонь конца мира будет способен разрушить наш огонь.

Ответ на возражение 2. Также как действование, которое исходит от силы вещи, есть указание этой силы, так сила вещи есть указание или показатель ее сущности или природы, если эта сила исходит не от силы действователя, не указывает на его силу. Это явственно видно на примере инструментов, ибо действие инструмента демонстрирует или доказывает скорее силу двигателя, чем силу инструмента, так как оно являет силу действующего фактора, поскольку он есть первое начало и принцип действия, в то время как оно не являет силу инструмента, за исключением того, насколько он является восприимчивым или поддающимся воздействию главного действующего фактора как двигающего этот инструмент. Подобно этому и сила, которая исходит не от сущностных принципов вещи, не указывает на природу этой вещи, за исключением пункта восприимчивости. Так, сила, которой горячая вода может согревать, не есть указание на природу воды, за исключением того пункта, что она восприимчива к согреванию. Следовательно, ничто не мешает воде, уже имеющей в себе эту силу согревания, принадлежать к тому самому виду, что и вода, которая не имеет ее. А поэтому не неразумно считать, что и тот огонь, который будет иметь силу очищать лицо этого мира, будет того же самого вида, как и огонь, к которому мы привыкли. Поскольку согревающая сила возникает в нем не от его сущностных принципов, но от божественной силы или действования. Говорим ли мы, что эта сила есть абсолютное качество, такое, как жар в горячей воде, или же своего рода намерение и внутреннее стремление, которое мы приписываем инструментальной силе. Последнее более вероятно, так как огонь конца мира не будет действовать иначе, как в качестве инструмента или орудия Божественной силы.

Ответ на возражение 3. По своей собственной природе огонь направляется только вверх, но поскольку он преследует свою материю, которую он требует, находясь вне своей собственной сферы, он следует или направляется за ней (воспламеняя ее), т.к. идет по местоположению воспламеняющегося (от него) вещества. Поэтому он может принять и круговое и нисходящее направление, особенно, если он действует как орудие Божественной силы.

Раздел 4. Очистит ли этот огонь также и высшие небеса?

То, что этот огонь очистит также и высшие небеса, представляется из следующего:

Возражение 1. Написано: «Небеса – дело рук Твоих, они погибнут, а Ты пребудешь» (Пс. 101:26–27). Высшие небеса – это тоже «дело рук» Божиих, а поэтому они также погибнут в конечном сгорании мира.

Возражение 2. Написано: «воспламененные небеса разрушатся, и разгоревшиеся стихии растают» (2Пет. 3:12). Те небеса, которые отличны от стихий, называются высшими небесами, на которых находятся светила. Поэтому представляется, что и высшие небеса будут тоже очищены последующим огнем.

Возражение 3. Цель действия этого огня – отделить от тел их нерасположение к состоянию совершенства славы. В высшем небе мы находим это нерасположение – и в отношении понятия вины, поскольку диавол именно там совершил свое отпадение, и в отношении природной недостаточности, так как в церковном толковании на Рим. 8:22«знаем, что вся тварь стенает и находится в труде доныне» (Рим. 8:22; В рус. Библ.: «стенает и мучится») – сказано: «Все стихии совершают свою обязанность с трудом, также как не без труда Солнце и Луна идут своим назначенным курсом» (ПЛ. 191, 1445; Ambrosiaster ПЛ 17, 31). Следовательно, и высшие небеса будут очищены этим огнем.

Этому противоречит то, что мы знаем, что небесные тела невосприимчивы к внешним влияниям. Кроме того, в церковном толковании на 2Фес. 1:8«в пламенеющем огне совершающего отмщение...» – сказано: «тогда в мире будет огонь, который будет предшествовать Ему, и он поднимется в воздухе на ту же самую высоту, на которую когда-то поднялись воды всемирного потопа» (ПЛ 192, 314). Но воды всемирного потопа поднялись не на высоту высших небес, но только на 15 локтей выше горных вершин (Быт. 7:20). Следовательно, высшие небеса не будут очищены этим огнем.

Отвечаю: Очищение мира будет совершаться в целях отделения от тел расположения, противоположного совершенству славы, а это совершенство есть конечное достижение вселенной. Расположение, противоположное совершенству, находится во всех телах, но различным образом в различных телах. В некоторых телах это нерасположение к совершенству относится к чему-то врожденному или присущему их субстанции, как это мы имеем в этих низших телах, которые через смешение отходят от их собственной чистоты. В других телах это нерасположение не относится к чему-то прирожденному их субстанции, как мы это имеем в небесных телах, в которых не находится ничего противоположного конечному совершенству вселенной, за исключением движения, которое есть путь к совершенству, и это их движение не есть любой вид движения, но только местное движение, которое не изменяет ничего внутреннего или существенного для вещи, такого как ее субстанция, количество или качество, но только ее место, которое есть нечто для нее внешнее. Поэтому нет необходимости отнимать что-либо от сущности высших небес, но необходимо только привести их движение к покою (божественной неизменяемости). Местное движение приводится к покою не действием противодействующего фактора, но двигателем, прекращающим совершать движение. Поэтому небесные тела не будут очищаемы – ни огнем, ни действием какой-либо твари, но вместо очищения они будут приведены в покой одной волей Бога.

Ответ на возражение 1. Как говорит Августин («О гр. Бож.» ПЛ 41, 684, 697), эти слова псалма относятся к надземным небесам, которые будут очищены огнем конечного пожара. Или же мы можем ответить и так, что если они все же относятся и к высшим небесам, то о гибели этих «небес» говорится в отношении их движения, которым они теперь движутся без остановки.

Ответ на возражение 2. Сам апостол объясняет – к каким небесам относятся его слова. Ибо перед цитированными словами он сказал (2Пет. 3:6–7): «в начале... небеса и земля... погибли ...водою. А нынешние небеса и земля... сберегаются огню на день суда». Поэтому те небеса, которые должны быть очищены, это те, которые раньше были очищены водою потопа, а именно надземные небеса. (Примечание переводчика с латинского подлинника: «текст послания апостола несколько отличается от цитирования св. Фомы, но смысл тот же самый»).

Ответ на возражение 3. Тот труд и служение твари, которое Амвросий приписывает небесным телам, есть не что иное как непрестающее движение, которым они подчинены времени, и отсутствие того конечного совершенства, которого они достигнут при конце мира. Что же касается какого-либо пятна от греха демонов, то эмпирейное небо этого пятна не получило, так как демоны были низвержены с этого неба, как только они согрешили (Лк. 10:18; Апок. 12:7).

Раздел 5. Уничтожит ли этот последний огонь прочие стихии?

То, что этот огонь уничтожит прочие стихии, представляется из следующего:

Возражение 1. В толковании Беда на 2Пет. 3:12 сказано: «Великий огонь поглотит четыре стихии, из которых состоит мир. Однако он не так поглотит все вещи, чтобы они прекратили свое существование, но он совершенно уничтожит две стихии, а две восстановит к более прекрасному образу» (ПЛ 93, 82). Поэтому представляется, что, во всяком случае, две стихии из четырех должны быть совершенно разрушены этим огнем.

Возражение 2. Написано: «прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Апок. 21:1). Как говорит Августин, небо здесь обозначает воздух («О гр. Бож.» ПЛ 41, 684), а море означает совокупность всех вод. Поэтому представляется, что эти три стихии будут полностью разрушены.

Возражение 3. Огонь очищает не иначе, как делая вещи своей материей (поглощая и объемля их). Поэтому, если огонь очищает другие стихии, то они должны сделаться его материей, т.е. они должны перейти в его природу и, тем самым, лишиться своей природы.

Возражение 4. Форма огня есть самая благородная из форм, до которых может достичь материя стихий. Все вещи будут приведены этим очищением к самому благородному состоянию, а поэтому три другие стихии будут полностью трансформированы в огонь.

Этому противоречит сказанное в церковном толковании на 1Кор. 7:31«проходит образ мира сего» – сказано: «Проходит красота, а не субстанция» (ПЛ 191, 1507). Но самая субстанция стихий относится к совершенству мира, а поэтому стихии, в отношении их субстанции не будут уничтожены.

Отвечаю: Кроме того, конечное очищение, которое будет совершено огнем, будет соответствовать первому очищению, которое было совершено водой, и которое не разрушило субстанции стихий. Поэтому и конечное очищение огнем не разрушит. По этому вопросу существует много мнений. Некоторые говорят, что все стихии сохранятся в отношении их материи, в то время как все они изменятся в отношении своего несовершенства, но что две из них, а именно воздух и земля удержат свою соответствующую субстанциональную форму, а другие две, а именно огонь и вода не удержат свою соответствующую субстанциональную форму, но изменятся в форму неба, и в этом отношении три стихии, т.е. вода, воздух и огонь будут именоваться «небом», хотя воздух сохранит ту же самую субстанциональную форму, которую он имеет сейчас, потому что и теперь он называется небом. Поэтому-то и в Апокалипсисе (Апок.21:1) упомянуты только небо и земля: «И увидел я, – говорит апостол, – новое небо и новую землю».

Но это мнение совершенно неверно, ибо оно противоречит и философии, и богословию. Философия утверждает невозможность для низших тел быть в потенции к форме неба, поскольку они не имеют ни общей материи, ни взаимной противоположности. Богословию же это противоречит потому, что согласно этого мнения совершенство вселенной, в отношении полноты ее частей, не будет обеспечено из-за разрушения двух стихий.

Следовательно, «небо» Апокалипсиса понимается как обозначающее пятое тело, в то время как все стихии обозначены здесь именем «земля», как это выражено в псалме: «хвалите Господа от земли», и затем: «огонь и град, снег и туман» и т.д. (Пс. 7:8).

Поэтому другие говорят, что все стихии сохранятся в отношении их субстанции, но что от них будут взяты их активные и пассивные качества, также как – утверждают сторонники этого мнения – в смешанном теле элементы сохраняют свою субстанциальную форму, не имея уже своих надлежащих качеств, поскольку таковые сведены к чему-то среднему, а среднее не есть ни одно из тех элементов, которые составляют данное смешение. Следующие слова Августина кажутся согласными с этим мнением: «В этом великом пожаре мира, – говорит он, – качества или свойства подверженных разрушению стихий, которые были соответствующими нашим подверженным разрушению телам, будут полностью уничтожены огнем, а сама их субстанция будет иметь те качества, которые приличествуют бессмертному телу» («О гр. Бож.» ПЛ 41, 682). Однако и это мнение не представляется нам достоверным, ибо, поскольку надлежащие качества стихий являются действиями их субстанциональной формы, то для них, очевидно, невозможно изменяться, пока сохраняется эта субстанциональная форма, или только на время благодаря какому-либо сильному воздействию; так, например, мы видим, что горячая вода в силу свойств своего вида возвращается к холодной температуре, которую она потеряла на время от воздействия огня, если только сохраняется вид воды. Кроме того, в опровержение данного мнения можно сказать, что эти самые качества или свойства стихий относятся к второму совершенству стихий, будучи их надлежащим состоянием, а нам представляется невероятным, чтобы в конечном завершении мира стихии потеряли бы нечто из их природного совершенства. Поэтому представляется, что ответ на поставленный вопрос должен быть следующий. Стихии сохраняются и в отношении их субстанций, и в отношении их надлежащих качеств, но они будут очищены как от того пятна, которое они получили от человеческих грехов, так и от нечистоты, образовавшейся в них благодаря их взаимному действию и состоянию, потому что как только движение первого движимого тела прекратится, – взаимное действие и состояние у низших стихий будет невозможным. Это и есть то, что Августин называет «качествами подверженных разрушению стихий», обозначая этими словами их неестественное расположение (к взаимному действию), по каковой причине они приближаются к разрушению.

Ответ на возражение 1. Об этом огне говорится, что он поглотит четыре стихии, в том смысле, что он в каком-то смысле их очистит. А когда, далее мы читаем, что огонь уничтожит две стихии совершенно, то это не означает, что эти две стихии должны быть уничтожены в отношении их субстанции, но это означает, что они будут более изменены в отношении того свойства, которое они имеют в настоящее время. Некоторые говорят, что эти две стихии – огонь и вода, которые превосходят другие стихии своими активными качествами, а именно жаром и холодом, которые являются главными принципами разрушения, находящимися в их телах, а так как тогда уже не будет действия огня и воды, которые являются главными принципами разрушения, находящимися в их телах, а так как тогда уже не будет действия огня и воды, которые превосходят в активности другие стихии, то эти две стихии, по-видимому, особенно должны быть изменены в отношении той способности, которую они теперь имеют.

Другие, однако, считают, что этими двумя стихиями являются воздух и вода, из-за различных их движений, каковые движения они образуют от движения небесных тел, а так как эти движения прекратятся (такие, как прилив и отлив моря, волнения ветров и т.п.), то поэтому эти две стихии будут специально изменены в отношении того свойства, которое они имеют теперь.

Ответ на возражение 2. В словах «и моря уже нет» под «морем», по мнению Августина, мы можем понимать теперешний мир (там же), о котором перед этим в Апокалипсисе было сказано: «отдало море мертвых, бывших в нем» (Апок. 20:13). Если же, однако, «море» нужно понимать буквально, то мы ответим, что под морем должны быть понимаемы две вещи, а именно: во-первых, субстанция вод и, во-вторых, их состояние или расположение, как содержащее соль и как имеющее отношение к движению волн. Море сохраняется не касательно этого второго, но касательно первого, т.е. соли.

Ответ на возражение 3. Огонь не будет тогда действовать иначе, как в качестве орудия силы и промысла Божия, а поэтому он будет действовать на другие стихии и не так, чтобы уничтожить их, но только так, чтобы очистить их. Кроме того, для того, что делается материалом для огня, не необходимо совершенно терять свой надлежащий вид, что видно на примере раскаленного железа, которое, благодаря сохранению своего вида, возвращается к своему надлежащему прежнему состоянию, как только оно вынуто из печи. То же самое произойдет со стихиями, после того, как они будут очищены огнем.

Ответ на возражение 4. В стихиях мы должны иметь в виду не только то, что приличествует каждой данной стихии в ней самой, но также и то, что приличествует ей в ее отношении к целому. Поэтому я считаю, что, хотя вода была бы чем-то более благородным, если бы она имела форму огня (так же, как и земля и воздух), но вся вселенная была бы более несовершенна, если бы материя стихий должна была бы принять форму огня.

Раздел 6. Все ли стихии будут очищены этим огнем?

То, что не все стихии будут очищены этим огнем, представляется из следующего:

Возражение 1. Как было сказано выше (п. 4, вторая аргументация «но с другой стороны»), этот огонь не поднимется выше, чем в свое время поднимались воды всемирного потопа. Но его воды не достигли до сферы огня, а поэтому и последним очищением стихия огня не будет очищена.

Возражение 2. В церковном толковании на Апок. 21:1 «И увидел я новое небо» сказано: «вне всякого сомнения, что трансформация воздуха и земли будет произведена огнем, но относительно воды – это сомнительно, так как полагают, что она имеет способность очищать себя». Поэтому, во всяком случае, нет определенной уверенности в том, что все стихии будут очищены.

Возражение 3. То место, где находится вечное пятно, никогда не очистится. В аду всегда будет некое пятно, а так как он помещается между стихиями, то, по-видимому, они не будут полностью очищены.

Возражение 4. Земной Рай находится на земле. Однако он не будет очищен огнем, так как даже воды всемирного потопа не достигли его, по словам Беды, приводимым Петром Ломбардским (Ср. «Шестоднев» ПЛ 91, 44). Поэтому представляется, что стихии не будут все полностью очищены.

Этому противоречит сказанное в вышеприведенном церковном толковании (п.5, возр. 1) на 2Пет. 3:12 сказано, что «этот огонь поглотит четыре стихии» (ПЛ 93, 82; Ср. п. 5, возр. 1).

Некоторые говорят, что этот последний огонь поднимется до вершины пространства, содержащего четыре стихии, так что они будут очищены совершенно и от пятна греха, которым были заражены и высшие части стихий (примером чему может служить дым идолопоклонства, который запятнал высшие части стихий), и от разрушения, так как стихии подвержены разрушению во всех своих частях. Но это мнение противоречит авторитету Писания, потому что написано, что небеса «сберегаются огню» (2Пет. 3:7), те небеса, которые были некогда очищены водою, и Августин говорит, что «тот самый мир, который погиб во всемирном потопе, сберегается огню» («О гр. Бож.» ПЛ 41, 684). А известно, что воды потопа не поднимались до вершины пространства, занятого стихиями, но они дошли только до высоты 15 локтей над вершинами гор, кроме того известно, что испарения или какой бы то ни было дым, поднимающийся с земли, не может пройти всю сферу огня, чтобы достичь ее вершины, а поэтому пятно греха не достигнет вышеуказанного пространства. Не могут стихии быть очищены и от подверженности разрушению удалением от них чего-то, что может быть уничтожено огнем, в то время как будет возможно для их засоренности или неочищенности, возникающей от их совместного смешения, быть уничтоженной огнем. А эта засоренность находится главным образом вокруг земли и до середины воздушного пространства. Поэтому огонь конечного великого пожара будет очищать до этого места так, как и воды всемирного потопа поднялись до высоты, которая приблизительно может быть установлена по вершине гор, выше которой они поднялись на определенную меру.

Исходя из этого, мы принимаем первое возражение.

Ответ на возражение 2. Причина сомнения показана в том же толковании, а именно в связи с тем, что о воде полагают, как об имеющей в себе способность очищения, однако не такую способность, которая будет достаточна для образования будущего состояния, по сказанному выше (п. 2, отв. 2).

Ответ на возражение 3. Цель этого очищения будет заключаться главным образом в том, чтобы отделить все несовершенство от обители святых. Поэтому в этом очищении все нечистое будет принесено на место, где находятся осужденные, так что ад не будет очищаем, но отбросы всей земли будут принесены в него (Пс. 74:9).

Ответ на возражение 4. Хотя грех первого человека был совершен в Раю, находившeмся на земле, он не является местопребыванием грешников, также как таковым не является и высочайшее или эмпирейное небо, так как из обоих мест и согрешивший человек и диавол были изгнаны сразу же после их грехопадения. Следовательно, место земного Рая не имеет нужды в очищении.

Раздел 7. Должен ли огонь конечного великого пожара следовать за Судом?

То, что огонь конечного великого пожара должен следовать за Судом, представляется из следующего:

Возражение 1. Августин приводит следующую последовательность событий последнего Суда: «Мы знаем, что тогда совершатся следующие события: появится Илия Фесвитянин, придут к вере иудеи, антихрист будет преследовать, Христос будет судить, мертвые воскреснут, праведные будут отделены от нечестивых, мир загорится и будет обновлен» («О гр. Бож.» ПЛ 41, 708). Поэтому воспламенение последует за Судом.

Возражение 2. Там же Августин говорит: «после того, как будут судимы нечестивые и брошены в вечный огонь, образ этого мира погибнет в печи мирового пламени» (ПЛ 41, 682). Тем самым получается тот же вывод.

Возражение 3. Когда придет Господь для Суда, Он найдет какое-то количество людей живыми, что явствует из слов 1Фес. 4:16, где апостол, говоря от их лица, сказал: «мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших». Но этого бы не было, если бы сначала, т.е. до Суда должно было бы совершиться сожжение мира, так как тогда живые были бы уничтожены огнем. Поэтому этот огонь последует уже за Судом.

Возражение 4. Сказано, что Христос придет судить землю огнем (2Фес. 1:8) и, следовательно, конечный великий пожар представляется нам исполнением приговора Божественного Суда. Исполнение приговора следует за Судом, а поэтому конечный огонь будет после Суда.

Этому противоречит то, что мы знаем, написанное «перед Ним идет огонь» (Пс. 96:3). Воскресенье будет предшествовать Суду, ибо иначе не каждый человек видел бы Христа, судящего мир. Сгорание этого тленного мира будет предшествовать воскресению, потому что воскресшие святые будут иметь уже духовные, бесстрастные тела, а Петр Ломбардский приводит Августина («О гр. Бож.» ПЛ 41, 684, 503), как сказавшего, что «все то, что нуждается в очищении будет очищено тогда этим огнем». Поэтому конечный огонь будет предшествовать Суду.

Отвечаю: Еще точнее можно сказать, что данный огонь в своем начале будeт предшествовать Суду. Это может быть ясно понято из того факта, что воскресение мертвых будет предшествовать Суду, так как согласно 1Фес. 4:16–17 – те, которые умерли, будут подняты «на облаках, в сретение Господу на воздухе». А общее воскресение и прославление тел святых совершится в то же самое время, ибо святые в воскресении получат прославленные тела, как свидетельствует апостол: «сеется в уничижении, восстает в славе» (1Кор. 15:43), и в то же самое время как тела святых будут прославлены, – будут обновлены все твари, каждая в ее собственном образе, что явствует из слов, что «тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим. 8:21). А так как сгорание мира есть расположение и условие этого обновления, как было сказано выше (п.п. 1,4), то может быть ясно понято и то, что сгорание как очищение мира будут предшествовать Суду, а как некоторое действие огня, посредством которого он поглотит нечестивых грешников, оно последует за Судом.

Ответ на возражение 1. Августин здесь говорит не как решающий вопрос, но как выражающий некоторое мнение. Это очевидно из его последующих слов: «То, что все это должно случиться, есть предмет веры, а как, и в каком порядке – мы больше узнаем тогда, т.е. опытно, чем теперь, ища определённого вывода из аргументов. Однако я полагаю, что все это случится в том порядке, о котором я сказал».

То же самое можно сказать и на второе возражение.

Ответ на возражение 3. Все люди умрут и воскреснут. Апостол говорит в данном месте о тех живых, которые доживут в теле до времени мирового пожара.

Ответ на возражение 4. Этот огонь будет исполнять приговор Суда только в отношении поглощения нечестивых, и в этот отношении он последует за Судом.

Раздел 8. Будет ли этот огонь иметь такое действие для людей, какое ему приписывается (в «Сентенциях» Петра Ломбардского)?

То, что огонь не будет иметь такое действие на людей, какое ему приписывается, представляется из следующего:

Возражение 1. О вещи говорится как об уничтоженной, когда она сведена к небытию. Тела нечестивых грешников не будут сведены к небытию, но будут сохранены на вечность для того, чтобы они могли нести вечное наказание. Поэтому этот огонь не уничтожит нечестивых грешников, как сказано у Петра Ломбардского.

Возражение 2. Если сказано, что огонь уничтожит тела нечестивых, испепелив их, то, с другой стороны, мы видим, что и тела праведных будут испепелены, ибо это есть привилегия одного Христа, что Его тело не увидит тления. Поэтому огонь уничтожит также и праведных, которые тогда останутся.

Возражение 3. Пятно греха более обширно в стихиях, которые объединяются вместе для образования человеческого тела, в котором существует тление склонности к греху даже у праведников, чем в стихиях, существующих вне человеческого тела. Стихии, существующие вне человеческого тела, будут очищены из-за пятна греха (произошедшего от падения человека), а поэтому тем более будут иметь нужду в очищении стихии, находящиеся в человеческом теле, – праведников ли, или грешников и, следовательно, тела и тех, и других будут иметь нужду в разрушении.

Возражение 4. Пока продолжается состояние этого пути, стихии действуют одинаковым образом и на праведных и на грешников. Во время конечного пожара состояние земного пути еще будет продолжаться, так как после этого состояния пути (движения жизни) смерть уже не будет естественна, а этим огнем она будет действовать одинаково на праведных и неправедных, и, следовательно, не представляется, чтобы тогда имело место какое-то различие между ними в отношении воздействия огня на их бытие, как сказано у Петра Ломбардского.

Возражение 5. Последний огонь сделает свое дело, так сказать, в мгновение. Однако тогда будут многие среди живых людей, в которых будет много такого, что необходимо очистить. Поэтому этот огонь не будет достаточен для их очищения.

Огонь последнего великого пожара, поскольку он будет предшествовать Суду, будет действовать как орудие Божественной справедливости, так же, как и своей природной силой. В отношении природной силы он будет действовать одинаково на грешных и праведных, оставшихся в живых, испепеляя тела и тех и других. Но поскольку он действует как орудие Божественной справедливости, он будет действовать различно на различных людей в отношении чувства боли. Нечестивые грешники будут мучимы действием огня, а те праведники, в которых не будет ничего, требующего очищения, совсем не будут чувствовать боли от огня, как не чувствовали ее три отрока в печи огненной (Дан. 3), хотя тела этих праведников не сохранятся целыми, как они сохранились у трех отроков, ибо по Божественной власти и силе будет возможно для их тел быть разрушаемыми без испытывания боли. Но те праведники, в которых будет найдено нечто, требующее очищения, будут испытывать боль от огня, – большую или меньшую соответственно их различным заслугам.

Этому противоречит, с другой стороны, то, что об отношении действия, которое этот огонь будет иметь после Суда (мы знаем), то он будет действовать только на осужденных, так как все праведные будут иметь бесстрастные тела.

Ответ на возражение 1. Уничтожение означает здесь приведение не к небытию, но к сожжению дотла, испепеление.

Ответ на возражение 2. Хотя тела праведных будут сожжены огнем дотла, они не будут от этого испытывать боли, также как ее не испытывали отроки в Вавилонской печи. Именно в этом отношении проведено различие между праведными и нечестивыми.

Ответ на возражение 3. Стихии, которые находятся в человеческих телах, в том числе и в телах избранных, будут очищены огнем. Но это будет сделано, благодаря Божественной силе, без ощущения ими боли.

Ответ на возражение 4. Этот огонь будет действовать не только в соответствии с естественной способностью стихии, но и как орудие Божественной справедливости.

Ответ на возражение 5. Имеются три причины, по которым те, которые окажутся в живых в это последнее время, будут способны пройти очищение вдруг, т.е. моментально. Одна причина в том, что в них тогда будет немного такого, что требует очищения, так как они уже будут очищены предыдущими страхами и преследованиями. Вторая причина в том, что они тогда будут переносить страдание во время своей жизни по доброй воле, а страдание, переносимое в этой жизни добровольно, очищает гораздо более, чем страдание, причиненное после смерти в чистилище, как это мы видим на примере мучеников, так как, по утверждению Августина, «если находится нечто, нуждающееся в очищении, то оно отсекается серпом страдания» («Об един. крещ.» ПЛ 43, 606), хотя страдание мученичества кратко по сравнению с тем страданием, которое длится в чистилище.

Третья причина в том, что жар этого огня своей интенсивностью компенсирует то, что он теряет в краткости времени (не успевает в этой жизни).

Раздел 9. Поглотит ли этот огонь нечестивых?

То, что этот огонь не поглотит нечестивых, представляется из следующего:

Возражение 1. В церковном толковании на слова: «Он... сядет переплавлять и очищать... сынов Левия» (Мал. 3:3), говорится, что это будет сделано «огнем, уничтожающим нечестивых и очищающим праведных», и в толковании на слова: «огонь испытывает дело каждого» (1Кор. 3:13) сказано: «мы читаем, что там будет двоякий огонь: один, который будет очищать избранных и который предшествует Суду, и другой, который будет мучить нечестивых» (ПЛ 101, 1558). Этот другой огонь и есть тот огонь ада, который поглотит нечестивых, а первый огонь есть огонь конечного великого пожара, который, следовательно, не будет огнем, поглощающим нечестивых.

Возражение 2. Этот огонь великого мирового пожара будет повиноваться Богу в деле очищения мира. Поэтому он должен получить свою награду, подобно другим стихиям, особенно, поскольку огонь вообще есть самая благородная из четырех стихий. Поэтому, казалось бы, что он не должен быть низверженным в ад для наказания там осужденных грешников.

Возражение 3. Тот огонь, который поглотит нечестивых, будет огнем ада, и он приготовлен для нечестивых от начала мира. Поэтому мы читаем: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу» (Мф. 25:41), каковые слова в церковном толковании объясняются так: «со вчерашнего дня» означает: «от начала», а «Тафте» – «адская долина» (В рус. Библии вместо «со вчерашнего дня» – «давно»). А огонь конечного великого пожара не приготовлен от начала, но он образуется от соединения вместе всех мировых огней (огненных стихий). Следовательно, он не есть тот огонь, который поглотит нечестивых.

Этому противоречит то, что мы имеем слова псалма, в которых сказано, что этот огонь великого пожара «перед Ним идет... и вокруг попаляет врагов Его» (Пс. 96:3). И в пророчестве Даниила написано: «огненная река выходила и проходила перед Ним» (Дан. 7:10), а в толковании на это место добавлено: «чтобы унести грешников в ад» (Ср. Иероним «На Дан.» ПЛ 25, 550). Эти слова пророчества относятся к тому огню, о котором мы сейчас говорим, что явствует из того же толкования на те же слова: «для того, чтобы наказать нечестивых и очистить праведных». Следовательно, огонь конечного мирового пожара будет брошен в ад вместе с нечестивыми грешниками.

Отвечаю: Всецелое очищение мира и обновление его в целях очищения будет направлено к обновлению человека и, следовательно, очищение и обновление мира должно соответствовать очищению и обновлению человеческого рода, т.е. быть в какой-то аналогии к нему. Человеческий род будет очищен в одном смысле отделением нечестивых от праведных, поэтому сказано: «Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое, и соберет пшеницу (т.е. избранных) в житницу Свою, а солому (т.е. нечестивых) сожжет огнем неугасимым» (Лк. 3:17). Поэтому и в очищении мира будет произведено то, что все безобразное и низкое будет брошено с нечестивыми в ад, а все прекрасное и благородное мира будет вознесено к славе избранных. Так это будет и с огнем великого пожара, как об этом говорит Василий в толковании на слова 28-го Псалма (7): «Глас Господень разделяет пламень огня» (в рус. Библ. вместо «разделяет» – «высекает»), ибо все то, что этот огонь содержит в себе от палящего жара и грубой материи будет отделено и пойдет в ад для мучения нечестивых, а все то, что в нем есть тонкого и легкого останется наверху к славе избранных.

Ответ на возражение 1. Огонь, который будет очищать избранных перед Судом, будет тот же самый огонь, который сожжет мир, хотя некоторые считают, что это не так. Что он будет тот же самый, вытекает из того, что человеку, как части мира, подобает быть очищенному тем же самым огнем, что и весь мир. Однако эти огни описываются как «два» огня, которые будут очищать праведных и мучить нечестивых, – и это в связи с их соответственными служениями, и, отчасти, в связи с их субстанцией, так как субстанция очистительного огня, по сказанному выше, не вся будет брошена в ад.

Ответ на возражение 2. Этот очистительный огонь будет вознагражден тем, что все то, что он содержит в себе от грубой материи, будет отделено от него и брошено в ад.

Ответ на возражение 3. Наказание нечестивых и слава избранных будут более значительны после Суда, чем до него. Поэтому, также какая любовь будет добавлена для увеличения славы избранных, так и все то, что есть низкого в тварях, будет брошено в ад для того, чтобы добавить к несчастью осужденных. Следовательно, не является чем-то несоответственным то, что другой огонь добавлен к тому огню осужденных, который был приготовлен от начала мира.

2. О САМОМ СОБЫТИИ ВОСКРЕСЕНИЯ.


Источник: Сумма Теологии / Фома Аквинский; [Пер. с лат. С.И. Еремеева, А.А. Юдина]. - Киев : Эльга ; М. : Ника-Центр, 2002-. / Ч. II-I. Вопросы 49-89. 2008. – 536 с.; Ч. II-I. Вопросы 90-114. 2010. – 432 с.

Комментарии для сайта Cackle