Архиепископ Воронежский и Задонский Антоний

(1773–1846)

Служение архиепископа Антония (Смирницкого) на Воронежской кафедре продолжалось в течение двадцати лет. За этот продолжительный период времени он много сделал для своей епархии доброго и полезного и завоевал всеобщую любовь и уважение. Это был «муж в добродетели дивный», как говорил о нем наместник Троице-Сергиевой лавры преподобный Антоний. Архиепископ Антоний сиял на кафедре красотой безупречной жизни и дарами Святого Духа. Постоянно творил Иисусову молитву. Никто не видел, чтобы он когда-нибудь смеялся. Имел дар умиления и дар слез. На нем видимо почивал Дух Святый, прославивший его необыкновенными дарами Благодати Божией – даром чудес, исцеления и прозрения будущего, даром проникать в глубину человеческого сердца и в сокровенные изгибы его.

Особо почитал архиепископа Антония преподобный Серафим Саровский.

Еще при жизни отца Серафима и по его благословению к архиепископу Антонию ездил и получил исцеление от своей вторичной болезни Н. А. Мотовилов, который в своих записках говорил о духовном единении двух великих подвижников. «Я пробыл в Воронеже более трех месяцев в совершенном и полном здравии,пишет он. – 2 января 1833 года вечером услыхал я от высокопреосвященнейшего Антония, что батюшка отец Серафим в ночь, на этот день, во втором часу за полночь, скончался, о чем он сам, ему явясь, очевидно, возвестил. Он о нем сам в тот же день соборно отслужил панихиду. А я 4 января выехал из Воронежа и 11-го прибыл в Саровскую пустынь, через два дня после погребения отца Серафима».

Следует иметь в виду, что в то время не было не только телеграфа и телефона, но даже и железной дороги. Мотовилов, который несомненно торопился, чтобы попасть к погребению преподобного Серафима, добрался от Воронежа до Сарова только на восьмой день, значит, и извещение о смерти старца не могло дойти в Воронеж быстрее этого.

А между тем, архиепископ Антоний отслужил панихиду в самый день его смерти, соборне, в присутствии, можно думать, большого количества людей. Значит, у него не было ни малейшего сомнения в истинности полученного им особым путем известия.

Также еще при жизни преподобного Серафима к архиепископу Антонию приводили и известную впоследствии Дивеевскую юродивую Пелагею Ивановну. Она тогда еще только начинала свой подвиг. Родные считали ее «порченой» и в надежде на исцеление повели к мощам святителя Митрофана и к преосвященному Антонию. Владыка благословил их и три часа беседовал с Пелагеей Ивановной наедине. Спутницы ее, гордившиеся тем, что могут сделать пожертвование, разобиделись, что преосвященный оказал предпочтение «дурочке», а он сказал им: «Не земного богатства ищу я, а душевного». И отпустил их с миром.

Венцом славы праведной жизни архиепископа Антония явилось открытие в 1832 году мощей Воронежского святителя Митрофана. Прежде чем получить разрешение Святейшего Синода на открытие мощей святителя Митрофана, архиепископ Антоний много ночей молился пред его могилой. Он надеялся и чувствовал, что будет благодать в Воронеже. В этой надежде укреплял его и преподобный Серафим Саровский. Он поздравлял архиепископа Антония с открытием святых мощей угодника Божия Митрофана еще задолго до их открытия.

Беседы преосвященного Антония, архиепископа Воронежского и Задонского

«Евангелие, – говорил архипастырь, – нужно не для одних монахов; мирские люди находятся в житейском море; кораблец их угрожает частыми треволнениями. Если не будут держаться Слова Божия и полагать его в основание своих мыслей, чувствований и поступков, то погибнут, не доплывут к желаемому отечеству – к небесам».

«Благочестие, – говорил он, – приближает человека к Богу. Подвиги благочестия доставляют такую славу, которая выше земных почестей».

Знаменитость рода не спасает нас, если не будем добродетельны и человеколюбивы. Истинное благородство приобретается исполнением воли Божией.

Преосвященный Антоний некогда говорил о святом Антонии Великом, что этот угодник Божий считал три пути, ведущие человеков к Небесному Царствию. Иные люди от юности возлюбили Бога и всем сердцем Ему работают – это первый путь спасения. Другие к тому побуждаются страхом будущих мук и ожиданием неизреченных радостей – это второй путь. А иных по Своему милосердию Господь спасает, посылая им болезни и разные бедствия, которые их исправляют и приводят к добродетели, – это третий путь.

Преосвященный говорил о порочном и добродетельном: «Порочный думает, что никто его не видит, когда он предпринимает или делает зло в уединенном месте. Он ошибается. Бог все видит; Ангел-хранитель есть всегдашний свидетель наших дел. Добрый делает добро не только в присутствии других, но и находясь наедине, ибо он имеет в сердце страх Божий, боится оскорбить преступлением всевидящее око Божие. Горе грешнику! Радость праведной душе!

Некто приходит к преосвященному и объявляет ему о тягостном состоянии души своей, в котором он не имеет покоя от нечистых, лукавых, законопреступных помыслов и впадает иногда даже в отчаяние, так что готов лишить себя жизни. Архипастырь советовал ему худые мысли, в душу приходящие, считать ни за что, не останавливаться на них, но освобождаться от них и заменять их благими размышлениями; тем более стараться не приводить их в действие. Когда приразится уму порочная мысль, тотчас обращаться к молитве, – и тьма в уме исчезнет и воссияет свет. «Читайте, – говорил он, – молитвы: «Царю Небесный», «Святый Боже», «Пресвятая Троица», «Отче наш», «Верую», чаще повторяйте Иисусову молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Усердные воссылайте молитвы к Божией Матери и угодникам Божиим – и сойдет вам с небес помощь. Исповедайтесь, откройте духовному отцу вашему совесть вашу, ничего пред ним не скрывая, – и тяжкое бремя отпадет от сердца вашего и водворится в нем спокойствие. Чувствуя за собой грехи, мы должны от них отставать, исправляться; памятовать всегда Слово Божие и ему следовать. Для чего предаваться печали и отчаянию? Господь благ и милосерд: Он печется о нас. Некоторые желания наши не исполнены? Будем молиться Богу: силен Господь исполнить добрые желания наши выше всякого нашего ожидания. Нас огорчают, нам сделали оскорбление, нанесли обиду? Обидевшего и оскорбившего великодушно простим, все терпеливо перенесем; за зло заплатим добром. Мы лишились весьма важного для нас блага? То совершилось по премудрому Промыслу Божию для нашего же счастья. С благоговением скажем ко Господу, Начальнику и Владыке жизни нашей: да будет воля Твоя! Господь может потерянное благо возвратить или взамен того послать нам подобное благо или еще гораздо высшее. В нуждах и недостатках мы? Помолимся поусерднее Богу, и Он пошлет нам пищу и одежду, и покровителя, и благотворителя. Как бы ни было велико бедствие наше, избави Бог, каким бы ни было образом, сократить жизнь свою: за это назначена вечная мука. Трудно нам здесь терпеть сильную болезнь, уничижения и скорби, каково же будет, когда подвергнем себя огню геенскому? И потому жизнь свою земную – дражайший дар Божий, мы должны беречь. Она нам дана для приобретения блаженной жизни в будущем веке. Путь к тому – Святая наша Православная вера и добрые дела. Болезни, скорби и всякого рода бедствия здесь, на земле, временны – награда за благодушное их перенесение в небесах безконечна. Не злобствуйте и на ближних, какое бы ни сделали они вам зло. Господь и Спаситель наш Иисус Христос повелел прощать брату нашему согрешения, сделанные против нас, велел ближних любить, но воспретил их ненавидеть и мстить им. Дурные помыслы от лукавого. Изгоняйте их размышлениями о благости, премудрости и правосудии Божием, о законе Господнем. Чтобы приобрести часть с избранными Божиими, старайтесь быть благотворительными, милосердными, терпеливыми, кроткими, воздержными, благочестивыми, верующими, добродетельными и святыми. Занимаясь своей должностью, с охотою и прилежанием трудитесь; от трудов честных и похвальных переходите к молитве, а от молитвы опять возвращайтесь к трудам. За все Бога благодарите, а за то исцеление обрящете душе вашей и – спасетесь. Надобно воздерживаться от гордости, ибо по большей части гордым приходят дерзкие помыслы. «Бывают люди, – продолжает высокопреосвященный, – которые, как младенцы, вовсе не имеют нечистых мыслей. Таков в Киеве был отец Исихий, мой духовный отец, по происхождению принадлежавший к известной фамилии, сын полковника. Он вместе со мной учился в академии, и по любви к наукам был двенадцать лет в богословском классе; потом поступил в монашество, был посвящен в иеромонаха и жил в Выдубицком монастыре. Этот раб Божий, друг истины и добродетели, по своей чудной простоте и чистоте сердечной, не только уклонялся от всякого зла, от слов праздных и душетленных; но даже вовсе не понимал, что такое неприличные помыслы. Ибо душа его горела непрестанно Серафимской любовью к Богу и была проникнута живейшей любовью к ближним. Поучая и ближних любви святой, весьма часто он повторял это Апостольское слово: Все вам любовью да бывает».

Говорил преосвященнейший: «Когда тревога, тогда и до Бога. Так люди по большей части в несчастьях прибегают к своему Зиждителю: в счастье мало думают о Виновнике и Подателе всех благ – Боге, мало заботятся о спасении души своей. В счастье же, по словам Иоанна Златоуста, человек должен почитать себя должником Божиим; а в несчастье, когда несчастье переносит без роптания, с благодарением и молитвой, то Бога имеет своим должником».

Преосвященный говорил о наставнике своем преосвященном Иринее, бывшем ректоре Киевской академии, который дозволял ученикам своим приходить к нему и спрашивать его, что они не понимают, открывать ему, как другу, свои мысли, и радовался, когда они к нему приходили. Однажды некто из товарищей сказал: «Жалко, что святой Иоанн Златоуст мало жил на свете: он бы еще много написал». Мудрый Ириней на это ответствовал: «Он все написал, что, по Благодати Божией, нужно было ему написать; обогатил Церковь, и реки его златых учений в течение веков льются и напаяют умы и сердца верных для творения святой добродетели».

Однажды высокопреосвященный вынес из своего кабинета полученную им из Москвы книгу «Дух святого Иоанна Златоуста». На первом листе прекрасно выгравировано изображение пишущего Златоуста; возле него стоит святой апостол Павел и, склонившись к нему, беседует. Святой Прокл, келейник святого Златоуста, сквозь скважину двери смотрит в комнату, в которой великий святитель пишет ночью беседы свои на послания святого апостола Павла. Архипастырь, поцеловавши лики святых, хвалил искусную гравировку и, между прочим, говорил: «Блаженны те, которые сотворят и научат. Творения святых: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, Димитрия Ростовского, Тихона Задонского и других, служат к преосвящению людей и к обращению их на путь истины, а это приносит творцам большую награду от Бога и до скончания века будет причиной светлейшего им венца».

Преосвященный Антоний рассказывал о своем благодетеле митрополите Киевском Серапионе. Когда приезжал в Киев митрополит Платон, то Серапион, хотя сам был митрополитом, но не смел при нем сесть из благоговения. Серапион любил, чтобы младшие воздавали почтение старшим. Прежде был такой святой обычай, что ежели не начнет за столом говорить старший, то младшие хранят молчание. Серапион был муж глубокомысленный; прежде сам обдумает основательно о каком-нибудь деле, а потом спрашивает о том мнения у других. Он восемнадцать лет был Киевским митрополитом и во всю жизнь старался, чтобы человека не оскорбить.

Некогда после обедни сидели у преосвященного родные и еще некоторые госпожи. Архипастырь спросил у одной из них: «Что вы не взяли с собой маленького своего сынка?» – «Ваше высокопреосвященство! он все разговаривает в церкви». Здесь же сидела одна благородная девица, которая, вероятно от болезни своей, тоже часто говорила в церкви. Она отозвалась: «Нельзя же и не говорить». На это владыка сказал: «Говорить в церкви не должно. Всему есть свое время, время говорить, время молчать. В церкви же должно молчать, слушать, что читают, поют, и молиться Богу. И епископ слушает, когда читает чтец, и не должен в то время делать возгласа, но, покоряясь уставу святой Церкви, пребывает в безмолвии. Грешно говорить в храме, ибо разговоры во время Богослужения оскорбляют величие Божие, умаляют честь Божию, унижают любовь Божию. Почему нечестивые и дерзкие, как уничижители Бога великого и страшного, должны опасаться суда Божия».

Преосвященный Антоний рассказывал о Санкт-Петербургском митрополите Михаиле: когда этот знаменитый иерарх был в Киеве, то, между прочим, сказал о важности Четьи– Минеи, то есть Житий святых: тот много драгоценного не читал, что не читал еще Четьи-Минеи. Ибо здесь изящные добродетели являются в светлых образах; здесь блистает в примерах Евангельская истина; здесь примеры, к святой жизни приводящие. Из жизни святых мы яснее постигаем невидимый мир, где сияет Солнце Правды – Христос Бог наш. Что значат сочинения светских мудрецов пред этими творениями святителя Димитрия? Что суетные умствования и баснословные вымыслы пред высокими истинами, наподобие драгоценных камней сияющими в этих святых писаниях? Чтение празднословных сочинений ведет к ошибкам, заблуждениям, к жизни греховной, а чтение житий угодников Божиих все заключает нужное к спасению нашему, к счастью временному и к блаженству вечному. Жизнь святых, продолжал преосвященный, научает нас, каким образом исполнять заповеди Господни. Господь рек в Евангелии: возмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Мф. 11, 29). Что же значит кротость и смирение и каким образом украситься этими добродетелями? Читайте Четьи-Минеи. Угодники Божии, эти земные Ангелы и небесные человеки, научат вас.

Иногда архипастырь Антоний тому же учил, чему и святитель Димитрий Ростовский, чтобы, слыша бой часового колокола, читать: «Богородице Дево, радуйся», или другие молитвы в честь Божией Матери, чтобы в каждый час воспоминать о чудесах Ее и неизреченных благодеяниях, человеческому роду оказанных через воплощение от Ее пречистой утробы Сына Божия.

Некто из приближенных по случаю наступающего Великого поста спросил преосвященного Антония: «Как, святитель, проводить пост Великий?» На это преосвященный сказал: «Ходите в церковь. Матерь наша Церковь научит нас, как проводить Великий пост. С молитвой соедините воздержание от запрещенных Церковью снедей, с воздержанием милостыню, с милостыней любовь, смирение и прочие святые добродетели. Нужно поговеть, исповедаться, приобщиться Святых Христовых Таин и, так спасительно приготовившись, встретить в небесной, неизглаголанной радости и Светлое Воскресение Христово».

Говорил некогда преосвященный Антоний, что всеблагой Господь награждает верующих Своих, Его любящих и усердно Ему работающих, особенно в великие праздники, на Рождество Христово, в Крещение, на Пасху и другие, посылая им безценные праздничные подарки: иному слезы о грехах, любовь, смирение; иному долготерпение, благость; кому чистую молитву; а иногда посылает и временные вещественные награды.

«Слепота есть не одна телесная, но и душевная. Душевная слепота бывает и при мудрости земной, когда человек не старается узнавать волю Божию или, узнав, действует вопреки оной. Неверие помрачает ум и препятствует видеть истину; злоба затемняет око души, отчего вместо добра желают и делают зло. Слепота душевная есть незнание себя, удаление от себя памятования смерти, суда и геенны. Эту слепоту составляют все смертные грехи и порочные страсти, которым предается человек и не старается их в себе истребить. А чувствуя на душе своей слепоту греховную, столь пагубную, обратимся в усердных молитвах ко Господу, и подобно слепцам, в Евангелии упоминаемым, вознесем к Нему с умилением глас свой: Помилуй ны, Иисусе, сыне Давидов! Или каждый из нас да приносит эту молитву: Просвети очи мои, Христе Боже, да не когда усну в смерть. Человеколюбивый Господь, Спаситель наш, Который есть истинный свет, просвещающий всякого человека, грядущего в мир, просветит мысленные очи сердца нашего светом Божественных Своих велений и Своей Благодатью поможет нам неуклонно проходить путем добродетели, необходимой для наследования обетованных благ».

Мы в церкви слышим возглашение служителя алтаря Господня: «Святая Святым!» Эти слова должны нас вразумлять, чтобы не иначе жили, как свято. Ибо святое только святым назначено. По звавшему вы святому, говорит святой апостол Петр, и сами святи во всем житий будите. Зане писано есть: святи будите, яко Аз, то есть Господь Бог, свят есмь (1Пет. 1, 15–16).

В один праздник высокопреосвященный Антоний после обедни, которую служил сам, пригласил некоторых сослужащих из почетного духовенства к своему столу. Предмет разговора за обедом сначала был обыкновенный. Потом владыка стал жаловаться, что у него в ухе колет, ухо болит. Некто из духовных сказал, что окно в алтаре было открыто, хотели закрыть, но думали, что его высокопреосвященству угодно окно оставить открытым – потому и не закрыли. На это архипастырь сказал: «А я не заметил открытого окна, да и вам не советую заниматься во время богослужения ничем посторонним. Если бы вы послали закрыть окно, то на вас бы обратили внимание, и на того, кто бы стал закрывать окно. Через то вы у предстоящих отвлекли бы мысль от Бога, да и вам самим после развлечения трудно было бы возгреть в себе дух благоговения и усердной молитвы».

Некоторые боятся в трудной болезни просить совершения над собой спасительного Таинства Елеосвящения. Чтобы уничтожить напрасную боязнь таковых, владыка рассказывал о схимнице, ему знакомой в Киеве, столетней старице блаженной Евфросинии. Часто она находилась в болезненном состоянии, близ смерти, но когда ее исповедают, приобщат Святых Таин Христовых и особоруют святым елеем, то она снова возвращалась к жизни и поправлялась в своем здоровье. «Человек сорок из тех, которые в течение многолетней жизни моей меня соборовали, уже переселились в иной век, а вот я, по милости Божией, еще здесь живу», – говорила о себе Евфросиния.

Преосвященный Антоний, посетивши некогда в Покроводевичьем женском Воронежском монастыре многолетнюю старицу, болящую монахиню Таисию, сказал ей: «Чаще беседуй с Богом, читай молитвы». На это Таисия отвечала: «Такая слабость бывает, что и молитв читать не могу». Архипастырь сказал: «Читай Иисусову молитву: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Таисия отвечала: «Так иногда бываю слаба, что и этой молитвы прочесть не в силах». Преосвященный подал такой совет: «По крайней мере произноси Сладчайшее имя Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, говори: Иисусе мой! Иисусе мой! – и ты получишь подкрепление душе твоей.

Преосвященный Антоний поучал тайной молитве. Имеешь время, в уединении твоей комнаты усердно молись Богу. Вдруг услыхал, что кто-то к тебе идет; встань, поговори, что нужно, с пришедшим. Потом, проводив его, опять стань на молитву. Если и еще кто придет, то ты, не давая заметить, что занимался молитвой, прими его и удовлетвори его просьбу. А после снова можешь обратиться к беседе с Богом. Тайная молитва возлагается на нас этой заповедью Христовой: Ты же, сказал Господь, егда молишися, вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, иже в тайне: и Отец твой, видяй в тайне, воздаст тебе яве (Мф. 6, 6).

Одной госпоже говорил преосвященный Антоний: надобно любить Бога, Спасителя нашего Иисуса Христа, к Нему прилепляться, в Нем находить блаженство наше. Все здесь, на земле, изменяется; но в Господе Боге нашем блаженство наше неизменно, вечно.

В день Ангела желали преосвященному многолетия. На это владыка сказал: хорошо и несколько минут прожить свято и богоугодно. В Боге и несколько секунд проведенных дороже, значительнее многих лет в уклонении от воли Божией прошедших. Господи! сподоби от святейших Твоих законов ни на минуту не уклоняться.

Преосвященный за обедом говорил: Господь нас на рамо Свое восприял, да не оставляем Его и не убежим от Него, чтобы скитаться по стремнинам и дебрям – деланием святых Его заповедей постараемся угодить Ему, – и Он нас принесет к Отцу Своему, в вечное Царство Святых Своих.

Легко было, говорил архипастырь, создать человека, но чтобы воссоздать, нужно было Слову воплотиться. Никакой Ангел, ни Архангел не спас человека: но Сам Сын Божий. Господи! как Ты себя истощил ради нас грешных. Научи нас творити волю Твою. Ты Бог наш, наш добрый Пастырь, а мы овцы пажити Твоей. Впадаем в грехи; через то отрекаемся Христа, но должны немедленно и раскаиваться, омывать слезами покаяния согрешения наши, как сделал Петр, отрекшись от Искупителя. Сколь пламенно было обращение святого апостола Петра ко Господу, и Господь любил Петра за его усердие, великую приверженность, за его сильную любовь: если бы и Иуда обратился ко Господу так, как Петр, рассуждает Златоуст, то Господь по человеколюбию Своему простил бы его. Грешница, слезами омывшая ноги Христовы, получила прощение; а Иуда и ученик был, но, сребролюбием омраченный, погубил себя.

Предостерегая от злословия и клеветы, в одно время сказал: сколь мы грешим, что с языком не умеем обращаться.

Дорогие одежды, как вещает Златоуст, бережем, а свою душу без всякого внимания оставляем. Маленькая коробочка пустая, но в нее можно много положить бриллиантов. Так и душа. Обогатим ее Словом Божиим и добродетелью – и она будет блаженна.

Некогда, в начале июня, в прекрасный день, преосвященный архиепископ Антоний в загородном своем Троицком доме стоял на балконе вместе со своим приближенным и, указывая на зелень, цветы и деревья своего сада, так говорил: кто бы мог подумать (если бы прежде не знал), видя зимой обнаженное это место, чтобы оно такой исполнилось красотой. Но вот и пришла весна, а не все деревья облеклись зеленой своей одеждой и цветами. Посмотрите – вот между зеленеющими есть и сухие дерева. Они обнажены и ничем не украшены – так и во Второе славное Пришествие Христово воскреснут мертвые! Восстанут праведные и грешные. Но праведные просветятся как солнце в Царствии Отца Небесного, а грешные явятся во всей безобразной наготе своей. Праведные воскреснут для жизни вечной и блаженной, а грешные пойдут в муку вечную.

Однажды за обедом архипастырь говорил, что все заключают слова Господа нашего Иисуса Христа: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем.

Некогда преосвященный Антоний говорил за столом: «Как драгоценны ныне читанные зачала того и другого Апостола и оба Евангелия!» Апостолы, тогда читанные в церкви, во время Божественной литургии, были – один зачало 296, а другой зачало 153; Евангелие одно от Матфея зачало 34, другое от Луки зачало 89. Это последнее оканчивается словами Господними: всяк возносяйся смирится, смиряяй же себе вознесется (Лк. 18, 14). Думаю, не просто архипастырь сказал о важности читанного Апостола и Евангелия: но во– первых, чтобы в памяти нашей возобновить Божественные истины, к спасению нашему служащие; а во-вторых, желая нас вразумить, чтобы мы всякий раз по окончании обедни, придя домой, и до обеда, и за обедом помнили читанное во храме слово Божие, его имели в сердце, и сообразно оному препровождали жизнь свою. Если же кто и забыл бы читанные в Церкви Апостол и Евангелие, то, зная, сколько они нужны для душевного спасения, прочитывал бы их дома, если у себя имеет священную книгу Евангелия и Апостольских посланий с означением, в какой день читается в церкви Апостол и какое Евангелие; а если кто у себя не имеет Нового Завета Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, то старался бы приобрести оный для внимательного чтения, изучения и руководства своего к блаженной вечности.

Некогда преосвященный Антоний говорил: смирение – высота. Могу ли я осуждать других, когда сам имею многие недостатки. Я не знаю, что в сердце и в уме ближнего. Нет оконцев, сквозь которые бы я проник моим взором в душу другого. Но я очень знаю себя самого: я грешен. Это я очень хорошо знаю; а в суждении других людей могу ошибаться. Не судите, да не судимы будете.

Еще преосвященный говорил: кротким открываются Таины Божии. На кого воззрю, сказал Господь наш, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес Моих. Кто же кроткий? Тот, которого когда укоряют, а он не гневается.

Вот еще беседа архипастыря о смирении и любви: «Смиренный сердцем уподобляется Сыну Божию. Смиренный и клеветы, и злословие, и оплевание, и биение, и всякого рода бедствия благодушно терпит и молится за самых врагов своих. Смиренный думает, что он всех хуже, грешнее.

Всех он любит, всем желает добра. Нося Бога в душе своей, смиренный не носит никаких скорбей. При напастях он радуется; он всегда спокоен; все ему друзья. Еще тут он предвкушает радости жизни небесной. Господь Иисус Христос, Спаситель наш, принял нашу плоть; Создатель наш пришел, чтобы помиловать нас грешных. Он нам прощает долги наши, наши беззакония, наши оскорбления, которые мы Ему делаем. Как же нам не прощать ближним нашим их против нас несправедливости, их оскорбления? Если Господь нас любит и заповедал нам любовь взаимную: любите, сказал Он, друг друга; то как нам всех не любить? Как не повиноваться такому Благодетелю?»

Однажды, посетивши келью простого монаха, архипастырь сказал ему: довольно монаху в келье иметь образа и книги.

Одному ученому и учащему иеромонаху сказал в назидание: «Любите уединение кельи; занимайтесь неутомимо своим делом и неослабно пребывайте в молитве».

Смотрителю духовного училища, которого надзору вверялись и казенные питомцы, преосвященный Антоний сказал: вы имеете своих детей. Как вы заботитесь о их благосостоянии, так пекитесь о воспитании и счастье детей, вверяемых вам начальством.

Когда пришли к преосвященному Антонию директор гимназии с инспектором и учителями, архипастырь им сказал: «Вы мои помощники, я один ничего сделать не могу. Я подобен человеку, который поставлен на высокой колокольне – приглашаю, зову: но кто меня слышит? Насаждайте в детях страх Божий; научайте их знать Бога, Его любить и усердно Ему молиться; запечатлевайте в сердцах их святую веру, любовь к Православной Церкви нашей и к ее святым уставам, любовь к Царю и Отечеству. Вот христианское богатство наше!»

Преосвященный советовал родителям, чтобы они сыновей и дочерей своих обучали в числе других полезных предметов и славянскому языку, нужному к уразумению Священного Писания, книг церковных, а также и молитвенных. В Воронеже, говорил архипастырь, прежде было обыкновение, что отцы за дочерьми давали в приданое Евангелие и круг Четьих-Миней.

Одну приезжую особу так преосвященный Антоний утешал: скорбь о ближних иногда полезнее для души собственной скорби. Жаль, что редко эта скорбь нас посещает. Нетерпение надобно побеждать упованием: Господь и утешит такую скорбь сердца вашего, а врачевство – молитва и молитва.

Преосвященный Антоний отличался смирением. Всегда видя пред очами своими Бога, как говорит пророк: предзрех Господа предо мною выну, да не подвижуся, умалял себя, почитал себя ничтожным. «Много лет я прожил, – говорил он, – а нет добрых дел. Когда я рассматриваю людей, все они хороши, святы: один я грешен, сам себя обвиняю, а всех считаю добрыми. Один я не хорош».

Гордый радуется о похвале, а смиренный о безчестии своем утешается. Когда кто преосвященному объявлял, что такой-то вас злословит, тогда архипастырь говорил: «Он еще не все знает мои слабости и недостатки; я еще хуже, нежели как он о мне думает». А когда приходил к нему тот, кто худо о нем отзывался, преосвященный ему не выговаривал, пред ним не оправдывался, а с отличной любовью и ласковостью его принимал, угощал, благодетельствовал ему, хорошо о таковом отзывался в исполнение глагола Спасителя: любите враги вашя, добро творите ненавидящим вас, благословите кленущия вы и молитеся за творящих вам обиду (Лк. 6, 27–28).

Преосвященный Антоний, зная, что корыстолюбие есть корень зол, и тени не имел оного. Имущество, которое у него было, не щадя раздавал бедным. Архипастырь этот говорил: «Прежде имение церковное было имение нищих, бедных; теперь имение епископское может быть таковым. Нельзя епископу по своей воле располагать суммами церковными для вспомоществования неимущим. Что же я имею, то собственность есть убогих – а я при их милости содержу себя. Их молитвы сильны: ради их молитв и добродетелей и нас Бог милует, питает и все нам нужное в изобилии посылает».

Еще говорил преосвященный: «Милостыня очищает нас от грехов, созидает нам вечные чертоги на небесах, дарует нам сокровища неистощимые, приближает нас к Богу. Святой Златоуст советует: когда ты идешь в церковь, умой руки. Это значит – подай милостыню. Лучше при жизни подавать милостыню, а по смерти нашей, кто за нас будет подавать?» Так говорил преосвященный, так сам и поступал.

Преосвященный Антоний обращался часто в молитвах своих к Пресвятой Госпоже Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии, к сему словесному Раю; ибо если и в земном раю не было никакой беды, ни болезни, ни печали, ни воздыхания, то если кто начнет притекать к Богородице – мысленному радостотворному Раю, избавится всех бед и зол, и ожидаемый рай наследует сим Раем. Ибо Царица Небесная есть райских дверей отверзение.

Когда одному помещику подарил преосвященный слово Златоуста о страхе Божием и о правильном изображении креста, то этот господин между прочим сказал, что уже теперь выходит из употребления креститься и молиться перед обедом и после обеда. Преосвященный Антоний со скорбью сказал: жалко, что люди сами себя уподобляют скотам несмысленным. Как не молиться Богу? Мы, одаренные разумом, способным постигать благодеяния Божии, должны непременно молиться Богу и в начале стола, и после оного; первой молитвой испрашивать благословения у Бога на принятие пищи; а второй благодарить за насыщение земными благами и просить, чтобы Господь не лишил нас и небесных благ.



Источник: Беседы великих русских старцев. О Православной вере, спасении души и различных вопросах духовной жизни. М.: Трифонов Печенгский монастырь, «Ковчег», 2003. – 1504 с. ISBN 5–94741–036–7

Комментарии для сайта Cackle