преподобный Феодор Студит

Подвижнические монахам наставления

220. 1) Конец четыредесятницы поставляет нас пред лице Пасхи; но и вся жизнь наша стоит пред лицом Пасхи, не временной, а вечной, неизмеримо лучшей. – 2) Взирайте на нее, припоминая, что сказано о ней Господом, и воодушевляясь на подвижнические труды, подражая святым. – 3) Змию же лукавому, покушающемуся обманом смануть нас на красное и сладкое для плоти, не внимайте. [32, 17]

1. Четыредесятница приходит к концу, и душа радуется о приближении Пасхи, как о времени отдохновения и вкушения плода от подъятых трудов. Но зачем провозгласилось у меня такое слово? – Затем, чтоб напомнить, что и вся жизнь наша обращена лицом к вечной Пасхе и ждет приближения ее. Здешняя Пасха, хотя велика и досточтима, но она, как рассуждают отцы наши, есть только образ той Пасхи. Здешняя Пасха побудет день один, – и проходит; а та непрестающая есть Пасха, откуда отбеже болезнь, печаль и воздыхание, где радость, веселие и утешение вечное, где глас празднующих и лики торжествующих, и света присносущего видение, где блаженный пир Христов, полная вечных благ трапеза и питие новое, о коем сказал Христос: «глаголю вам, яко не имам пити от сего плода лозного, до дне того, егда е пью с вами ново во царствии Отца Моего» (Мф. 26, 29).

2. О царствии же сем, имея взяться на небо, сказал Он ученикам Своим: «иду уготовати место вам; и аще пойду и уготовлю место вам, паки приду и поиму вы к Себе, да идеже есм Аз, и вы будете. И аможе Аз иду, весте, и путь весте» (Ин. 14, 2–4). И в другом месте опять говорит: «в той день уразумеете вы, яко Аз во Отце Моем, и вы во Мне и Аз в вас» (Ин. 14, 20). И в ином месте опять: «Отче, ихже дал еси Мне, хощу, да идеже есм Аз, и тии будут со Мной; да видят славу мой, юже дал еси Мне, яко возлюбил Мя еси прежде сложения мiра» (Ин. 17, 24). А чтобы дать разуметь, что не об Апостолах только были слова сии, но и о всех верующих, сказал Он опять: «не о сих же молю токмо, но и о верующих словесе их ради в Мя, да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в нас едино будут» (Ин. 17, 20. 21). Что утешительнее сих слов? И что убедительнее? Какую не может умягчить сие душу? Какое сердце не сокрушит? Каменным справедливо назвал бы иной такое сердце, а не человеческим. – Помышля о сем, святые благодушно претерпели все, что терпели, почитая скорби радостями, тесноты – простором, страдания – наслаждениями, труды подвижнические – утешениями, смерть – жизнью. Почему и мы, так как к одной с ними стремимся цели и той же ищем Пасхи, будем переносить мужественно все находящее неприятное, но падая под тяжестью его и не малодушествуя, но паче возбуждаясь к пламеннешей ревности.

3. Змию же лукавому, разнообразные устрояющему против нас козни с помощью наших страстей, преобразующемуся в Ангела света и вещи преобразующему в то, чем они не суть, показуя тьму светом и горькое сладким, не внимайте. Так прельстил он прародителя нашего, обворожив его зрение и показав ему прекрасным не прекрасное, и затем чрез вкушение извергши его из рая. Но мы, зная, по опыту, что он льстивый обманщик, не дадим себе выступить из рая заповедей, и когда покажет он нам плод красивым, не остановим на нем ока души нашей и тела нашего, но всячески будем избегать воззрений на него, чтоб не прельститься. Что же это за плод, кажущийся красным? Плотская любовь, злое похотение каждой из пагубных страстей, чего избежав, спасени будем и сподобимся со всеми святыми праздновать вечную пасху.

221. 1) Как после зимы раcцветает и плоды дает царство растительное: так душа, после лишений, скорбей и притрудностей духовно раcцветает и приносит плоды духовные, коими услаждается и питается Господь. – 2) Будем же переносить все прискорбности и тяготы жизни нашей подвижнической, чтоб принесть плоды, Господа усладить ими и напитать Его: ибо сего ничто не может быть блаженнее. – 3) А что это так бывает, Сам Господь удостоверил: как же не переносить всякую прискорбность жительства нашего со всякой радостью [32, 18]

4. Зима прошла; наступила весна, и видим тварь Божию оживающей: растения раcцветают, земля покрывается зеленью, пернатые распевают, все прочее обновляется, – и мы тем наслаждаемся и славим премудрого Художника веяческих – Бога, каждое лето как бы пересозидающего и преобразующего тварь свою, осязательно удостоверяясь чрез сие как «невидимая Его от создания мiра творенми помышляема видима суть и присносущная сила Его и Божество» (Рим. 1, 20). Нам впрочем не следует на этом одном останавливаться, но далее простирать мысленный взор свой, и в самих себе увидеть отображение происходящего в тварях. – Как? Чрез следующее сравнение: как этой видимой твари обновление причиной имеет зиму, в которую земля и все, что на ней, подвергается неприятному влиянию снегов, дождей и бурь; так бывает и с душой; что если она, прежде не перетерпит зимы скорбей, лишений и бедствий, то не даст цветов, не даст и плодов, а если претерпит все такое, то приносит ожидаемые плоды и получает за то благословение от Бога, как написано: «земля пившая сходящий на ню множицей дождь, и рождающая былия добрая оным, имиже и делаема бывает, приемлет благословение от Бога» (Евр. 6, 7).

5. Будем же и мы переносить всякую скорбь, всякое лишение и всякое искушение, видимо и невидимо нападающее на нас в этот проходимый нами пост, в алчбе и жажде, и во всех прочих злостраданиях, чтоб явиться плодоносными и получить благословение от Бога; и не это только, но и чтоб напитать и странноприять Господа Иисуса: ибо как мы услаждаемся видением твари зеленеющей, цветущей и плодоносящей, так Он – видением души нашей, духовно цветущей и плодоносной. – Какие же это плоды? «Любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5, 22. 23). Вот чем Он питается, чем услаждается. И блажен так питающий Его, потому он и Им за то будет питаем вечными благами. Блажен так странноприемлющий Его, потому что он и Им странноприят будет в царствии небесном. Земного Царя если кто примет в дом свой, как много радуется и веселится? – Не тем ли паче, приемлющий к себе Царя царствующих и Господа господствующих?

6. А что Он действительно приемлется, сие видно из Им Самим сказанных слов: «аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к Нему придем и обитель у Него сотворим» (Ин. 14, 23). И опять: «имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя: а любяй Мя возлюблен будет Отцом Моим: и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам» (Ин. 14, 21). – Если таковы обетования, то будем не переносить только все, но и с радостью сие делать, слыша, что говорит Апостол: «ныне радуюся во страданиях моих о вас, яко исполняю лишение скорбей Христовых во плоти Моей за тело Его, еже есть церковь» (Кол. 1, 24); и что говорит Св. Иаков: «всяку радость имейте, братие моя, егда во искушения впадаете различна, ведяще, яко искушение вашей веры соделовает терпение; терпение же дело совершенно да имать, яко да будете совершени и всецели, ни в чем же лишени» (Иак. 1, 2–4). Видите ли что в искушениях – радость и в скорбях – веселие? – Так жили святые; так понудим себя жить и мы, чтоб, понудясь по следам их шествовать, за то вместе с ними царствие небесное наследовать.

222. Перечислив подвижнические добродетели, в коих кто особенно преуспевал в пост, – прилагает: пребудьте таковыми на всегда не изменяясь с переменой времени. [3 2, 19] Се уже на самых последних пределах поста находимся: ибо, как видите, кончается он. Из древних времен дошедшие до нас письменные свидетельства удостоверяют нас, что в это время возвращались обратно в свои обители блаженные отцы, в пределах св. града Иерусалима, в пустынях проводившие св. четыредесятницу, и как начатки теперь приносившие в дар великодаровитому Владыке и Богу высокие добродетели, в каких кто преуспел, наипаче в сих пустыннических подвигах. Немалое что и не недостойное приносите и вы, каждый по силе своей: один приносит госпожу всех добродетелей – любовь, другой Богосветлое смиренномудрие, тот христоподражательное послушание, этот неусыпное трезвение в молитве и псалмопении на бдениях, иной особенное усердие в исполнении рукодельных трудов; не недостойны похвалы и – пресечение рассеянности, удержание неблаговременных взираний, скромность в походке, благоразумие в ответах и взаимнообращении; не стану говорить об обуздании дерзости, об отложении многословия, о воздержании в пище, об отгнании многоспания, о внимании к стихословиям, и, наконец, что следовало бы поставить на первом месте, о блаженном и мученическом отсечении своей воли, которое, как единую истинную жертву, паче всего требует от нас Господь. Каждое из исчисленных качеств есть доброе и преподобное приношение; и дерзаю сказать, что из вас никто не явится тощ пред лице Бога, но всякий свое добро принесет. Наздали вы, таким образом, на основании своего подвижничества, «злато, сребро и камение честное», – дела несгораемые на огне будущего испытания, а не такие, которые Апостол уподобляет «сену, дровам и тростию» (1Кор. 3, 12), каковы – грехолюбие, рабство страстям, срамословие, срамомыслие, тайноедение, лжесловесие, враждолюбие и другое все, подобное сему. Так как вы, в немногие постнические дни, сделались обладателями таких духовных сокровищ, то не попустим себе сгубить их, с переменой, или по причине перемены времени, не поддадимся супостату и противоборцу нашему. Но пусть изменяется время и дни настанут ины; но вы в своей покорности воле Божией и в своей к Нему любви пребудьте неизменны. Или, пожалуй, будьте изменчивы, только изменением благим, меньшее совершенство заменяя большим, из искры делаясь светильником горящим, из звезды изменяясь в луну, из луны преобразуясь в солнце. Только не стойте и назад не обращайтесь к утехам мiра, преходящим как сон, но подвергающим вечному горению в огне. Итак прошу, как доселе пребывали вы в богоугодном благонастроении, так спразднуем и праздник Ваий, и совершим отверстие врат монастырских, приемлем имеющих войти к нам, и свидание, и беседу с нами устроим так, чтобы все послужило во славу Божию, и чтобы видящие вас сказали, что Бог есть в вас, как в Храме Своем, по божественному Апостолу (1Кор. 3, 16). – Так действуя, мы и Святую великую Пасху спразднуем Богоугодно, сообразуясь страстям Христовым и светом воскресения осияваемы бывая.

223. 1) Напоминает о каком-то событии, яко искушении для всех, добре всеми пережитом. – 2) Указывает как идет искушение на грех, и как сообразно с тем надо противодействовать греху: прилог отгоняя и прочее. – 3) Чтобы и прилога не было не надо возвращаться на прежнее даже и мыслью, а внешне строго держаться порядка доброго поведения. – 4) Паче всего берегитесь оставлять обитель. – 5) Обще же, все у вас благообразно и по чину да бывает, – делайте все как пред Господом. – 6) Кончился пост; возблагодарим Господа; но не перестанем улучшаться. 32, 20<>

7. Сказал Господь в Евангелии: «Симоне, Симоне, се сатана просит вас, дабы сеял, яко пшеницу: Аз же молихся о тебе, да не оскудеет вера твоя» (Лк. 22,31. 32). Таковое нечто и над нами смиренными случилось. Но всеблагой Бог не оставил нас опечаленными быти паче нежели можем, но «сотворил с искушением и избытие, яко возмощи нам понести» (1Кор. 10, 13). Вы знаете, о чем я говорю. Принял я ваше братолюбное спострадание, как богоугодное, спасительное и похвальное, по сказанному от Апостола: «Се сие самое, еже по Бозе оскорбиться вам, колико сдела в вас тщание? Но ответ, но негодование, но страх, но вожделение, но ревность, но отмщение; во всем представисте себе чисты быти в вещи» (2Кор. 7, 11). Такое ваше расположение есть истинно братское, какого требует и слово истины; ибо говорит: «аще страждет един уд, с ним страждут вси уди; аще ли славится един уд, с ним радуются вси уди» (1Кор. 12, 26).

8. Ты же посмотри мне, каково тщание и рачение у дьявола; как он, «яко лев рыкая ходит, иский кого поглотити» (1Петр. 5, 8), кого схватить, как ловитву, отчасти, или всецело. Ибо он, когда ухватит кого отчасти, не довольствуется тем, но все простирается на худшее, пока не причинит смерти греховной, – именно: во первых покушается он сделать, чтоб мы приняли прилог, потом чтоб в сердце замыслили что-либо худое; осквернив же и заразив таким образом душу, он соблазняет ее выступить из пределов естества, и делает ее безумной, бессловесной и слепою, стремящеюся к недолжному: вместо света ко тьме, вместо сладости к горести, вместо жизни к смерти. Такова беда от искусителя. – Мы же, братие, всяким хранением будем блюсти свои души, не давая места дьяволу, но тотчас отгоняя самый прилог; если будем побеждены в этом, по крайней мере, не осквернимся сочувствием; если и тут потерпим неудачу, то не дадим себе долго пробыть в этом настроении, чтоб не склониться на грех.

9. Случается же сие с нами от прежних пристрастий и от воспоминаний. Но будем бегать пристрастий, будем бегать юношеских воспоминаний: ибо заходить туда и там бывать воображением, что другое есть, как не возвращение сердцем в Египет, чего берещись нам надлежит по внутреннему человеку; относительно же внешнего делать то, чему учит Апостол: «всяко слово гнило да не исходит из уст ваших, но точью еже есть благо к созданию веры, да даст благодать слышащим. И неоскорбляйте Духа Святого Божия, имже знаменастеся в день избавления. Всяка горечь и гнев, и ярость, и кличь, и хула, да возмется от вас со всякой злобою. Бывайте же друг ко другу блази, милосерди, прощающе друг другу, якоже и Бог во Христе простил есть вам» (Еф. 4, 29–32).

10. При этом будем избегать оставления обители, как причины падения. Увы! Братья твои внутри двора, а ты вне? Братья твои в безмолвии, а ты в суесловии? Братья твои покоятся, а ты переходишь с места на место, туда и сюда? Отсюда соблазны; отсюда падения. Овца оторвавшаяся от стада, чему подвергается? Не добычею ли зверей бывает она? Так и отбегающий от братства. Но да не будет сего братия, отнюдь да не будет.

11. Все же благообразно и по чину да бывает у вас; все со вниманием и осторожностью; все как пред лицом Господа, видящего и сокровенное наше и явное, и что днем и что ночью, и все что бывает по всякому движению нашему телесному и мысленному; да будем таким образом не преткновенны и Иудеям, и Еллинам, и церкви Божией. – И об этом довольно.

12. поелику же четыредесятница кончается, то дадим славу Богу, сподобившему нас совершить ее и давшему нам силу подъять обычные в продолжении ее подвиги. Се труд прешел, а награда пребывает; тело утончилось, но потучнел дух. Тучнейте и освящайтесь паче и паче, и «всесовершен ваш дух, душа и тело непорочно в пришествие Господа нашего Иисуса Христа да сохранится» (1Сол. 5, 23).

224. 1) Не перестанем воспоминать о страстях и воскресении Господа, чтоб не быть уловленными от страстей. – 2) Теперь весна, оживляющая все плотское: будем же осторожны и строги к телу. – 3) Постом потрудились; но когда прошел пост, – не конец трудам: надо всю жизнь трудиться над собой. – 4) Будем же так делать. [4, 1]

13. Сподобившись благодатью Христовою совершить Св.Пасху, возьмемся опять за дела свои, так однако же, чтоб и работать, и вместе воспоминать о животворящих страстях Спасителя нашего Иисуса Христа и славном воскресении Его: ибо никак не следует допускать, чтобы, с минованием Пасхи, миновала вместе и память о сем. Но всегда будем приводить пред очи ума спасительные страсти Господа, Его распятие, погребение и воскресение, дабы, непрестанно занимая ум такими предметами, были мы неуловимы для страстей. Если же когда, по не вниманию, и уловлены будем, то поскорее воззрим на распятого Иисуса, Господа славы, и тотчас воссияет исцеление душам нашим. Так и Израиль древле, когда ужаляем был змеями, воззревал на медного змия, и тотчас исцелялся (Чис. 21, 11–19). Известно же вам, что злые помыслы ужаливают подобно змиям, вливая в душу яд, который со всем тщанием надлежит поскорее изъять, как только это случится, чтобы промедлением не сделать раны трудно излечимой.

14. Видите, теперь весна. Она есть родительница крови (а кровь – плоти). «Плоть же похотствует на духа, как и дух на плоть» (Гал. 5, 17); так что усиление плоти ослабляет дух, а усиление духа ослабляет плоть. – Будем же осмотрительны и, в употреблении пищи, питья, сна и всего другого, станем держать строгую меру, чтоб иначе тело не взяло верха над душой, а напротив, чтоб душа одерживала победу над телом.

15. Бегущий на ристалище, не когда одну или две стадии пробежит, провозглашается победителем, а когда пробежит все (и первым прибежит к назначенной черте). Так и мы, не когда четыредесятницу, или пятидесятницу (проведем как должно, уже победители есмы); но, говорю вам, что, если всю жизнь свою не пребудем в бдительном подвиге, то не избежим сетей дьявола и победной награды не получим.

16. Почему еще и еще добрым подвигом подвизаться будем, еще и еще будем проливать пот для стяжания добродетелей, еще и еще утесним плоть, еще и еще поработим тело, еще и еще будем прогонять страсти, всегда «мертвость Господа Иисуса на теле своем носяще» (2Кор. 4, 10), «всегда осуждение смерти сами в себе имея» (2Кор. 3, 7). Ибо, конечно, и мы умрем так же, как отцы наши и братия, и преставимся отселе, – и отыдем в места странные, и увидим виды, которых не видали. Страшно слово о сем и в исступление приводит имеющего ум. – Почему в страхе и трепете пребывая, будем в строгом порядке держать свои чувства, и всячески оберегать себя от суетного слышания, От вредного видения, от изнеживающего запаха, и от всякого опасного шага, всех себя всецело посвящая Богу Святому, да благоугодив Ему, наследниками сделаемся вечных благ.

225. 1) Пасха прошла, и страстная прошла; но радование пасхальное и память о страстях Господа должны быть живы в нас; чтоб, живя, мы не себе жили, но умершему за нас и воскресшему Господу. – 2) Посему и после пасхи надо пребывать в подвигах духовных не придумывая никаких к уклонению от того оправданий. – 3) Укоряет что, говорил им, чтоб не сходились особно в тайных местах, а некоторые все же делали это; и указывает, как себя вести; когда сходятся вместе открыто для беседы; и как держать себя во всякое другое время. – 4) Внушает поминать добрых братий отшедших, и подражать им, приводя в пример брата Дометиана [4, 2]

17. Пасха прошла, и праздник кончился; но радование или празднование, если хотите, не прошло: ибо духовно нам должно всегда радоваться и праздновать, по слову Апостола: «радуйтеся всегда о Господе; и паки реку радуйтеся» (Филип. 4, 4). И страстная седмица прошла, но память о страданиях Христа Спасителя нашего да будет у нас всегда нова и жива, т.е. память о том, что Господь славы за нас распялся и погребен и воскрес в третий день, совоскресив и сооживотворив и нас с Собою, «да мы живущи, не к тому себе живем, но умершему за нас и воскресшему» (2Кор. 5, 15), так, чтоб с дерзновением могли говорить словами Апостола: «живу же не к тому аз, но живет во мне Христос: а еже ныне живу во плоти, верою живу Сына Божия, возлюбившего мене и предавшего Себе по мне» (Гал. 2, 20. 21). И вот какой вывод из сего Таинства: надлежит нам быть мертвыми для мiра и жить для Единого Бога.

18. Посему и после Пасхи должны мы трезвиться и бодрствовать, молиться и сокрушаться, слезы источать и просвещаться, всегда мертвость Господа Иисуса на теле носить, каждодневно умирать произволением, всегда разлучаться мысленно с телом и отходить ко Господу, чрез удаление от мудровний плоти. – Не говори: теперь не четыредесятница: для трезвенствующего всегда четыредесятница. Не говори: уж я давно подвизаюсь, и имею нужду в упокоении: здесь на земле нет покоя. Не говори: я устарел в добродетели, и не боюсь: страх изменения и падения никогда не должен отходить, ибо многих устаревших в добродетели низвергал сатана в ров греха в одно мгновение времени; так что «мняйся стояти, да блюдется, да не падет» (1Кор. 10, 12), и мняйся добре охраненным быть, да блюдется, не оставлен ли без всякой охраны. Да будет же у нас всегда охранение, и внимание, строгая мера и во сне, и в пище, и в питии, и во всем другом, чтоб тело всегда было под гнетом и в порабощении, дабы иначе оно, как юное жеребя, взыграв, не низвергло нас в стремнину греха.

19. Я наказывал вам в недавнем поучении не отособляться и не оставаться наедине в скрытных местах, а некоторые из вас все же были в них опять. «Что хощеме? С палицей ли приду к вам, или с любовью и духом кротости?» (1Кор. 4, 21). Всяко я говорил, и вы не послушались; всяко видели вы, что брат ваш понес за это епитимию, и вы не удержали себя. Внимайте, чтоб кто не впал в тот же род греха. Не напрасно и не везде говорятся поучения. «Несть бо нестроения Бог, но мiра» (1Кор. 14, 33). «Вся убо благообразно и по чину да бывают» (1Кор. 14, 40), да о всем славится в нас Господь. Оттуда и отсюда сходящиеся братия, внимайте себе, где и как сесть, и как сообращаться, не как получившие разрешние на вся, но как связанные Духом, не как никем не назираемые, но как назираемые Господом, видящим всякое движение и всякое действие ваше; не кружитесь туда и сюда, как влекомые, но будьте как отдыхающие в странствиях своих; внимайте рукоделью, молитвам и псалмопениям вашим; ничего не сокровиществуйте себе здесь сребролюбно, но довольствуйтесь тем, что есть. Ибо Господь Сам сказал: «не оставлю тебе ниже презрю тя» (Иис. Нав. 1, 5); так что у нас всякой с дерзновением может говорить: «Господь мне помощник и не убоюся что сотворит мне человек» (Пс. 117, 6).

20. Поминайте о братиях ваших, «ихже взирающе на скончание жительства подражайте вере их» (Евр. 13, 7). Таков блаженный Дометиан, которого мы воспели, и память которого со святыми. Какую куплю совершил он? какую жизнь провел? – Не многими трудами и подвигами какое стяжал он вечное наследие? Был он человек бедный и незначительный по плоти; но поелику избрал он себе добродетель и возлюбил Бога; то Бог и возвысил его, по слову Писания: «токмо прославляющие Мя прославлю; и уничижаяй Мя бесчестен будет» (1Цар. 2, 30). Радоваться и веселиться надлежит о таких братиях. Но какая от этого польза, если мы не привнесем к сему нечто и с своей стороны? Привнесши же по силе своей, будем иметь часть со святыми, во Христе Иисусе, Господе нашем.

226. 1) Будем держать себя, в мiре бывая, так, чтоб заграждать уста тех, кои охочи хулить наш образ жизни. – 2) Воодушевлением к сему да будет любовь к Господу, воодушевлявшая всех святых. – 3) Если мы поддаемся иногда увлечениям, то это бывает по хладности любви нашей к Господу, которую потому и следует нам подновить и усилить. [4, 3]

21. Радостью радуемся, смиренные мы, видя вас каждогодно приходящими сюда и, как бы вторую Пасху, празднуем пришествие ваше. Но как вы приносите нам плотское, каждый – что рука его обрела у себя; так и мы, как бы в некое уравнение, предложим вам духовное. – Итак прошу вас именем Господа нашего Иисуса Христа, ходите достойно звания монашеского, достойно исповедания, исповеданного нами, и гонения, претерпенного за Господа, «житие ваше имуще добро» в мiре, «да о немже клевещут вас, аки злодеев», усрамятся видя на деле ваше доброе поведение (1Петр. 2, 12). Постараемся как для себя самих, так и для противящихся истине, твердо благоустроенной представить жизнь нашу, благое во взаимнообращеньях соблюдая поведение и в добрых начинаниях руководясь добрыми правилами. В церковь ли собрались, будем соблюдать правило Апостольское. «Кийждо вас», говорит Апостол, «псалом имать, учение имать, язык имать... вся же к созиданию да бывают» (1Кор. 14, 26); или проходим куда по нужде, – будем проходить благоговейно, чтобы на лице нашем как бы благодать некая просиявала в назидание видящих; или с женщиной случится вести беседу, будем говорить с нею с полным вниманием, скромно сдерживая очи от воззрений, чтоб не приять остна и стрелы в сердце.

22. Одним словом, «все» должно «делать во славу Бога, возлюбившего нас и предавшего Себе по нас» (Гал. 2, 20). Коего любовь в исступление приводит любителя, не попуская ему принадлежать себе, но одному тому, кого любит он: что можно видеть и на любящих себя душевно, или плотски. – Когда муж любит жену, то всего себя предает любимой, ею одной как бы дыша, о ней непрестанно мечтая. Хоть на солнце ему укажи, не захочет смотреть на него, а только на свою вожделенную, хоть трапезу предложи, не захочет принять в ней участия, от желания быть с одной любимицей. – Но что краше Владыки Христа? Что сладостнее блаженной любви Его? Не есть ли Он «красен добротою, паче сынов человеческих?» (Пс. 44, 3). Не есть ли Он «сладость, и весь желание?» (Пес. пес. 5, 16). Показывая сие, т.е. теплоту любви своей к Нему, святые взывают – кто: «имже образом желает елень на источники водные: еще желает душа моя к Тебе, Боже» (Пс. 41, 2); Кто опять: «люби Божия одержит нас суждших сие: яко аще един за всех умре, то убо вси умроша: Христос же за всех умре, да живущии не к тому себе живут, но умершему за них и воскресшему» (2Кор. 5, 14. 15). Вот какой любовью возлюбил Бог мiр! И вот как сильно и неудержимо Сам возлюблен был святыми!

23. Мы же, поелику любим Его не горячо, то бываем пленяемы помыслами злыми и пожеланиями плотскими, встречая потом скорбь вместо удовольствия, горечь вместо сладости, тревоги вместо мира. – Но пробудиться и отрезвиться надо нам, братие, и очистить душу от таковых пагубных пожеланий, чтоб возыметь обитателем своим Христа: ибо где чистота, там Христос. Такова блаженная и вожделенная жизнь; и, так жительствуя, наследуем мы Царствие Небесное о Христе Иисусе, Господе нашем.

227. 1) Постом собрали вы духовных благ; теперь постарайтесь хранить их. – 2) Для сего не надо предаваться беспечности, а строго внимать себе, и действовать с бодренной осторожностью. – 3) Бегать греховозбудительных случаев, хранить чувства и особенно украшать помыслы. – 4) Если не будете так делать, впадете в грех; грех же сколько наделал и сколько делает нам зла? [4, 4]

24. Время призывает нас после Праздника опять к собеседованиям и обычным поучениям; и я приступаю к сему с усердием, ведая, что на сие учинен есмь, и что горе мне, если не буду возвещать вам слова истины, сколько сил есть. – Что же сказать мне вам в настоящее время? Скажу, что как, пред сим, во св. Четыредесятницу, каждый из вас, собрав духовное богатство, как в некую пристань, вступил во Св. Пасху, неся с собою многие и добрые приобретения добродетелей, как то: пост, бдение, молитву, трудолюбие и другие подобные рачения преподобные: так теперь предметом заботы и попечения вашего, – не кое-какого, – должно быть, сохранение всего того.

25. Ибо не следует предполагать, что как бывает в видимой чувственной пристани, так и в духовной. Там, как только вступил кто в пристань и установился, предается бездействию и беззаботности на счет морских волнений и других бедственных случайностей: здесь же напротив, от покоя плоти сильнее рассвирепевают страсти и духи злобы нападают неукротимее, как бури какие: дух блуда, дух чревоугодия, дух любостяжания, дух лености, дух печали, дух гордости. А при этом очень уместен страх, как бы и в пристани не пойти ко дну. Взглянул некогда Св. Давид неосторожно на жену Урии, и что пострадал, знают читающие (2Цар. 11, 1 и 4); «яде Иаков и насыться, и отвержеся возлюбленный», говорит Писание Втор. 32, 15); осязал некто бессоветно, возгорался похотью, и родил беззаконие.

26. Слыша сие, внимай; бегай мест и видов опасных по греховозбуждению; свяжи строгими правилами и глаза, и слух, и обоняние, и вкус, и осязание, ястие и питие, и сон, чтоб не потопили тебя волны страстей. Ведать также надлежит, что плывущий по чувственному морю, невольно подвергается бурям и треволнениям; переплывающий же мысленное море есть господин и бури, и тишины. Ибо если он мужественно отгоняет неуместные помыслы, то исполняется тишины, соплавателем имея Святого Духа, как повествуется о св. Арсении. Но у кого чувства распущены, и кто не мешает подниматься в себе похотям на подобие волн, – тот сам для себя возбуждает злейшую бурю; и если он скоро не укротит взволновавшихся помыслов, то дойдет до того, чтоб жалобным гласом взывать: «придох во глубины морские, и буря потопи мя» (Пс. 64, 3). Я хочу сим сказать, – да господствует добрый помысел и лучшее да не препобеждается худшим; да властвует дух и да ведется он к лучшему.

27. Или не знаете, что наделал грех? Не ввел ли он в мiр смерти? Не растлил ли землю? Не наполнил ли вселенные гробами, от начала мiра доселе? – Ибо человек был нетленен до преступления заповеди? и ничего из сказанного еще не было на деле, пока первозданный пребывал неуклонно верным данной ему заповеди. Он и вечных мук есть виновник; он и неугасимого огня геенского есть поджожка; он и червя нескончаемого есть пища; он человека в чести сущего сделал подобным скотам несмысленным. поелику он так многобедствен и смертоносен, то надо бегать его, сколько сил есть; и избрать добродетель, которая людей являет Ангелами, сопротивляется демонам, прогоняет все страсти, и наконец царствие небесное получает в награду, которое достигнуть буди всем нам благодатью и человеколюбием Господа нашего.

228. 1) Не предавайтесь беспечности: ибо смерть всегда близка; а по смерти суд и воздаяние. – 2) Если земному царю служащие со страхом усиливаются исполнять все, и большое, и малое; не тем ли паче так поступать должны служащие Царю Небесному? – 3) Будем же усердно исполнять все, и по богослужениям, и по послушаниям; особенно же мирны будьте между собою, и притом искренно. [4, 5]

28. Длительность настоящей жизни не скуку, или разленение и нерадение должно порождать в нас, но паче рвение, и ревностнейшее тщание о благоугождении Богу, так как мы всегда близки к смерти. Никакой раб, приближаясь к господину своему, или посланник к пославшему его дать отчет не предается беспечности, но столько бывает озабочен, что кажется вышедшим из себя. – Что другое и мы? И мы приближаемся к Господу нашему, лучше же сказать, Господь приближается к нам, и страшное судилище Его, на которое все предстанем нагими и открытыми, чтобы дать отчет о пережитом нами, и получить за то или царство вечное, или муку вечную. Помышляя о сем, кто может предаваться беспечности? и не паче ли сильнее огня возгорится всяк рвением творить волю Господа своего, чтоб не оказаться таким же, как оный раб, что связанный по рукам и ногам извержен был из брачного чертога? (Мф. 22, 13).

29. Если эти примеры не страшат нас, то постараемся живее представить себе будущее чрез сравнение его с тем, что бывает в настоящем. Не видим ли, как враги Царя, одни в темницах мучатся, другие бичами истязуются, те в ссылку ссылаются, эти очей лишаются, иные бывают в опасности лишиться самой жизни? – Но и те, которые ничем не провинились, с каким страхом и трепетом предстоят и служат, туда и сюда посылаются на войну и на другие тяжелые дела? И нет противоречащего, нет не повинующегося. Если так бывает у Царя смертного, не тем ли паче у бессмертного и единого Царя царствующих и Господа господствующих со страхом и трепетом должно сие совершаться и ничего кроме повеленного не делаться? Слышите, что говорит Слово Божие? – «Или о богатстве благости Его, и кротости и долготерпения нерадиши, не ведый, яко благость Божия на покаяние тя ведет? Но жестокости же твоей и непокаянному сердцу, собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведного Суда Божия: иже воздаст коемуждо по делом его» (Рим. 2, 4–6).

30. Да устрашает нас сие; и всякий день станем проводить со всем вниманием и бдительным самоохранением, рано утром, по знаку, тотчас живо вставая и сон прогоняя, и по трезвенной молитве в келье и в общем собрании, принимаясь всякий за свое дело, – келарь в келарне, повар в поварне, и прочие все всякий на своем месте: нигде ропот, нигде преслушание, нигде крик, нигде противоречие, – ниже злость, скрытно держимая, чтоб по наружности только казаться мирным, внутри же питать злобу и, как только, случай, ужалить подобно змию, или отмстить подобно мстительному верблюду. – Случилось оскорбление и прошло. Но искренно ли совершилось раскаяние или прощение? Не распалитесь опять помыслами, и не покуситесь «воздать злом за зло, или досаждением за досаждение, напротив благословите, ведяще, яко на се звани бысте, да благословение наследите. Хотяй бо живот любити и видети дни благи, да удержит язык свой от зла, и устне свои, еже не глаголити льсти. Да уклонится от зла и сотворит благо, да взыщет мира и да держится его. Зане очи Господни на праведные, и уши Его в молитву их: лице же Господне на творящия злая» (1Петр. 3, 9–12).

229. 1) Вся тварь празднует Воскресение Христово, покрываясь цветами и распространяя благоухание: и нам надлежит праздновать сей праздников праздник, распространяя от себя духовное благоухание, уготовав его в себе сочетанием всяких добродетелей. – 2) Но в дни сии нам предлежит благоухать паче православием, по случаю иконоборства, посрамляемого Самим Господом. – 3) Будем же и веру правую держать и жизнью добродетельной благоухать. [4, 6]

31. К празднику Воскресения Христова и вся тварь, как бы мертвость некую, зимний печальный покров отложив, раcцветает опять и как бы оживает: земля покрывается зелению, дерева листьями, животные скачут играя, море успокоилось, и все преобразилось в лучшее состояние. – Но чего ради это сказалось у меня? – Вот чего ради, – что если бездушные и бессловесные твари так сорадуются пресветлому Воскресению, и такой праздничный принимают вид; не тем ли паче мы, разумом и образом Божиим почтенные, должны благоукрашать себя доброю жизнью и благоухать духом? – Ибо воистину благоухание Христово есть тот, кто украшен добродетелью, как свидетельствует Апостол, говоря: «яко Христово благоухание есмы Богови в спасаемых и в погибающих: овем убо воня смертная в смерть; овем же воня животная в живот» (2Кор. 2, 15.16). При сем и то еще пригодно сказать, что и Адам, прежде преступления заповеди, был благоуханием Богови, украшен будучи бессмертием и нетлением и объят небесными созерцаниями. Почему, как древо никое цветистое и благоуханное по достоинству, водворен был в раю, ухая добродетелями. Можно здесь помянуть и то, что Исаак Патриарх, ощутив приятное ухание в сыне своем Иакове, сказал именно: «се воня сына моего, яко воня нивы исполнены, юже благослови Господь» (Быт. 27, 24), конечно понимая сию воню духовно. – Будем же, братие, и мы благоухать благоуханием духовным, которые и уготовим в себе сочетанием всяких добродетелей, как некий искусный мνроварец. Таковое мνро благословенно; таковое мνро Богу приятно; таковое мνро привлекает Ангелов и отгоняет бесов; сим мνром привлеченные чистые души текли в след Христа Господа, как поется в песнях песней (1, 2. 3). Так всегда должно быть.

32. Но в нынешнее время предлежит нам благоухать преимущественно православием, по случаю иконоборческого нечестия. Иконоборцы кричат: Бог бестелесен; Его изображать невозможно. – И думают,что изрекают, не знать, какую мудрость. – О несмысленные! Исповедуете ли вы Богом Господа Иисуса? Полагаю, что скажете: да. – Слушайте же что Сам Он говорит, являясь по воскресении Апостолам святым и посвящая их в сокровеннейшие и изумительнейшие таинства спасительной веры по неизреченному Своему снисхождению, касался Он пищи, для удостоверения в истине Своего воскресения, хотя плоть Его святая по воскресении не имела в том нужды, – вкушал и пил, и был осязаем, и думавшим, что Он дух есть, сказал: «видите руки мои и нозе мои, яко Сам аз есмь: осяжите Мя и видите: яко дух плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща» (Лк. 24, 39). – Что скажет на это иконоборческий Христоборец? – Ямеет ли Господь плоть и кости? И может ли потому быть изображаем на иконе? – Если сего последнего нельзя, то и первого не было. Но, говоря, что имеет плоть, Он, – молча или подразумевательно, – свидетельствует Сам, что и изображаем на иконе может быть: ибо сии две черты одна другую предполичают. Почему эти иконоборцы одинаковую с Манихеями «муку примут, погибель вечную», как написано (2Сол. 1, 9).

33. Мы же, братие, в православном мудровании, веруя, что и видеть можно Господа нашего Иисуса Христа на иконе и поклоняться Ему на ней, и упокоеваясь на сем, всю ревность обратим на то, чтоб достойную веры нашей и жизнь показывать чистую, безукоризненую, непорочную, чтоб ни на ту, ни на другую плесну не храмля, но и тою и другой благоискусно ступая, достигнуть нам царствия небесного.


Источник: Добротолюбие : в русском переводе : [в 5 т.]. - Изд. 4-е. - Москва : Изд-во Сретенского моностыря, 2010. / Т. 4. – 608 с. ISBN 978-5-7533-0414-8

Комментарии для сайта Cackle