Библиотеке требуются волонтёры

сост. П.В. Пономарёв

Иеромонах Иустиниан

Иеромонах Иустин происходил из крестьян Рязанской губернии. Его мать вымолила его у Бога, обещав посвятить Ему ребенка. Мысль о монашестве созрела в мальчике, когда ему было всего семь лет, и вскоре он оказался на Валааме. После тяжелейших испытаний, связанных с реальным риском для жизни, мальчика приняли в братство. Его старцем был сам игумен Маврикий. Юный послушник с детства как бы врос в духовную ткань святой обители и стал одним из самых стойких Христовых воинов валаамской духовной рати. В 1915–1918 годах он находился на фронте. Пережив глубочайшие скорби, он одним из немногих смог возвратиться в обитель. В монашество был пострижен в 1918 году с именем Иустиниан. Имел он дар непрестанной молитвы. Подвизался сначала в скиту, затем в пустынном уединении. В 1928 году был возведен в сан иеромонаха. Во время печально известной валаамской смуты отец Иустиниан явил себя твердым и самоотверженным исповедником чистоты Православия, за что претерпел гонения. Батюшка сохранил детскую чистоту сердца, был исполнен евангельской любви ко всякому Божию созданию. Он был весьма образован и начитан, имел дружбу и вел большую переписку с известным афонским старцем Феодосием Академиком, совместно с которым составил крупное богословское сочинение о пагубности введения в Церкви нового стиля. Оно явилось важным вкладом в духовную литературу, выдержало много переизданий. Оказавшись в Новом Валааме на территории Финляндии, отец Иустиниан с 1947 года стал духовным окормителем Линтульского женского монастыря, основанного святым праведным Иоанном Кронштадтским. Своим подвигом он поддерживал духовное горение в этом светильнике женского подвижничества, возжженном всероссийским чудотворцем, и, подобно ему, все церковные службы совершал с особой преданностью себя Богу. В Новом Валааме иеромонах Иустиниан был одним из последних ярких носителей духа Старого Валаама, также он оказался и последним старовалаамским иконописцем. После непродолжительной болезни 12 марта 1966 года приснопамятный подвижник, чистый душой и телом делатель Иисусовой молитвы, мирно отошел ко Господу.

***

Дитя, ты хочешь получить сердечную молитву, а она дается за чистоту сердца; когда очистить сердце от страстей – тогда придет к тебе сердечная молитва. Сердечная молитва – это ложка меда, а страсти – это бочка дегтя. Сердечная молитва – это благодать Святого Духа. Как пчелы боятся дыма, так благодать Святого Духа боится наших страстей10. Когда смирятся страсти, тогда и вселится благодать Святого Духа. По Святому Писанию, в лукавую душу не войдет премудрость (Прем. 1,4). (11; стр. 506–507)

Благодать, как любящая мать, руководит ко спасению. Диаволы – тоже педагоги: не будь их, ты бы был совершенный гордец, так как страсти и демоны смиряют душу. И лежал бы все на боку. А гордец – это совершенный мертвец, как говорят святые отцы. (11; стр. 507)

Святитель Иоанн Златоуст – это вселенский учитель, а отец Иоанн Кронштадтский – это вселенский педагог, а епископ Феофан Вышенский – это чистый орган Святого Духа. (11; стр. 507)

В ответ на слова, что грех одолевает и все впадают в прежние грехи, старец сказал: «Дитя, чего ты захотел? Знаешь, что поет Святая Церковь в антифоне: Увы мне, како возмогу огня избыти, грехолюбив сый!11 – то есть: «Что мне делать? Боюсь огня, а грех люблю». (11; стр. 507)

«Читай, дитя, чаще святых отцов: они всему научат. В наше время нет великих старцев и мудрых руководителей, потому-то святые старцы советуют больше читать святых отцов и ими руководствоваться. Вот они – мои друзья, – говорил старец, показывая на полки и этажерки, уставленные книгами творений святых отцов и «Добротолюбием», – я никогда с ними не расстаюсь, всегда с ними беседую. Один только вид их обложек и надписей смиряет наши страсти». (11; стр. 507)

За чаем легко спасаться и писать программы спасения. А в действительности-то как трудно! Подвиг молитвы – это самый трудный подвиг, он принадлежит человеку до самого конца, то есть до самой смерти все надо себя принуждать к молитве. Но за труды Господь дает за половину жизни охоту к подвигам. (11; стр. 507)

Дитя, человек, победивший страсти, выше того, кто завоевал весь мир. Победить страсть выше, чем взять город. На том свете будут не митрополиты, не епископы, а исполнители заповедей Божиих и очистившие сердце от страстей. На том свете... не сан, а чистота сердца делает достойным. (11; стр. 507–508)

«Без Бога и в раю скучно, а с Богом и в аду хорошо», – говорил старец. Когда его спрашивали, как это ему не наскучит жизнь в уединении, он отвечал: «Мне-то не скучно, потому что я с Богом. А каково-то вам? Без Бога-то, должно быть, скучно». (11; стр. 508)

Человек без благодати Святого Духа хуже навоза. (11; стр. 508)

Ну что, получил гостинцы12? А надо Богу работать не ради гостинцев. Многие святые всю жизнь чувствовали сухость сердца – и все-таки работали Господу. Многие получили благодать сердечной молитвы и не могли сохранить. Бог добрый – и тебе может дать (благодать), но ты не сохранишь ее. Зачем же Он послушает тебя и даст тебе (дары) на твою собственную погибель? (11; стр. 509)

Добродетель – не груша, ее сразу не съешь. (11; стр. 509)

Когда послушник Георгий сказал отцу Иустиниану, что хочет поселиться в пустыне, старец отвечал ему: «Хочешь жить в пустыне – и будешь пустой». (11; стр. 509)

Монах – это бездна терпения, море смирения и океан послушания. (11; стр. 509)

Дитя, если в драгоценном сосуде налита была зловонная жидкость, то этот сосуд сохраняет зловоние надолго, а иногда и навсегда13. (11; стр. 509)

Помни, дитя: человеку свойственно падать и вставать, а бесу свойственно лежать. (11; стр. 509)

Дитя, думай так, что ты проживешь еще сто лет, и (одновременно), что завтра умрешь. (11; стр. 509)

Большие дарования даются за большие страдания. (11; стр. 509)

Вкусивши сладкого, не захочешь горького14. (11; стр. 509)

...Очень рад, что ты поступил к Божией Матери под державный Ее покров. О, Она не оставит тебя никогда без Своей помощи! Все от века грешники, прибегавшие к Ней, спасались. (11; стр. 509)

Знай: ничто столько не показывает в человеке благородство души, как смиренное сознание своих недостатков и искреннее желание исправить их. Не думай, что ты достиг в чем-либо совершенства, до последнего твоего издыхания. (11; стр. 509)

...А впредь умоляю: Господа ради, очищай сердце от страстей. (11; стр. 510)

Отчаиваться это хуже всяких грехов. Сам Господь сказал: Терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19) и: Претерпевший же до конца – только он спасется (Мф. 10, 22). А этот твой грех, выбрасывай его от себя. Знай, что от греха сыт не будешь... Дорогое дитя! Будь мудрой пчелкой, заимствуй у всех одно хорошее, а на худое не обращай внимание. (11; стр. 510)

...Вот признак христианства: сколько ни потрудился, сколько ни совершал праведных дел, оставайся в той мысли, будто бы ничего не сделано: постясь, говори, что не постился, молясь – что не молился, а каждый день начинаю только. (11; стр. 510)

...Человек не может спастись без благодати Божией – но и благодать Божия не спасает его, если он сам не пожелает спастись. Благодать Божия необходима для спасения нашего, но она не стесняет и нашей свободной воли. Благодать Божия и собственное желание человека – вот два крыла, которыми он возлетает в рай. Бог создал человека без человека, но спасти человека не благоволил без участия самого человека, но спасается только тот, кто желает спастись. (11; стр. 510–511)

...Если человек пребывает долгое время в грехах без покаяния, то от привычки ко греху ослабевает и желание спасения. Поклоны в молитве необходимы: это – первая окопка деревца. (11; стр. 511)

Не малодушествуй. Господь любит тебя. Но чтобы стало с тобой, если бы не было диавола и страстей, – тогда законченный был бы гордец, а гордецам всем Сам Бог противится. (11; стр. 511)

...Что знаешь хорошего, все то делай со смирением и с Божией помощью, а за хорошее если хвалить будут, говори, что это Бог сделал моим недостоинством, и старайся хорошее забывать. Это безопасное хранилище; а о недостатках смиряйся, кайся. (11; стр. 511)

Покаяться – значит перестать грешить и стараться исправиться. Но знай, что Бог внимает молитвам тех, которые молятся за врагов. (11; стр. 511)

Дорогое дитя, смотри не думай о себе, что ты мудрый и добродетельный. Это – первая гордость. А если ты истинно хочешь быть мудрым, то не гнушайся никаким низким делом. Как Христос омыл ноги ученикам. (11; стр. 511)

...Кто считает себя недостойным благодатных даров и сердечных услаждений, тот избегает самообольщения и прелести. А кто только из-за духовных услаждений работает Богу – это есть духовное прелюбодейство. Бог Всемогущий да поможет нам спастись, бедным и слабым тварям! (11; стр. 511)

***

* * *

10

Ср. мысль свт. Василия Великого: «Как пчел отгоняет дым и голубей смрад, так и хранителя нашей жизни (Ангела) отдаляет многоплачевный и смердящий грех» (Беседа на псалом 33).

11

Антифоны степенны, поемые на воскресной утрене 6-го гласа (второй антифон).

12

То есть духовную радость. – Прим. Сост.

13

Святые отцы часто прибегал и к образу сосуда и его содержимого, когда говорили о покаянии. См., например у свт. Василия Великого: «Невозможно нам соделаться способными к приятию Божественной благодати, не изгнав из себя порочных страстей, какие овладели нашими душами... В сосуд, который был занят какою-нибудь зловонною жидкостью, не вымыв, не наливают мира» (Беседа на псалом 61). – Прим. Ред.

14

То есть душа, испытавшая духовную радость, чувствует инстинктивное отвращение от греха. – Прим. Сост.


Источник: Духовная мудрость Валаама [Текст] : из Валаамских сотниц : [12+] / [сост. П. В. Пономарев]. – Москва : Сибирская благозвонница, 2016. – 172, [1] с.; 15 см.; ISBN 978–5-906793–58–4 : 7000 экз.; ISSN ru

Комментарии для сайта Cackle