С.И. Остроумов

Шестое блаженство

„Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят». (Мф. 5:8).

Тексты

„Кто усмотрит погрешности свои? От тайных моих очисти меня!» (Пс. 18:13).

„Отврати лице Твое от грехов моих и изгладь все беззакония мои. Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня». (Пс. 50:11–12).

„Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни». (Притч. 4:23).

„Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено; кто узнает его?» (Иер. 17:9).

„Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». (Мф. 6:21).

„Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство». (Мк. 7:21–22. Ср. Лк. 6:45).

„Бога не видал никто никогда; единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил». (Ин. 1:18).

„Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом». (1Пет. 3:3–4).

„Не любите мира, ни того, что в мире; кто любит мир, в том неть любви Отчей». (1Ин. 2:15).

„О горнем помышляйте, а не о земном». (Кол. 3:2).

Изречения

„Когда можно сказать, что достиг кто чистоты? Когда всех людей видит кто хорошими и никто не представляется ему нечистым и оскверненным, тогда подлинно чист он сердцем». (Пр. Исаак Сирианин).

„Радоваться и веселиться о преспеянии ближнего, это черта совершенства; признак же злонравия и лукавого расположения – скорбеть и быть недовольным, когда одобряют другого». (Пр. Ефрем Сирин).

„Без любви к ближнему ум не может просвещаться божественной беседой и любовью». (Пр. Исаак Сирианин).

„Что такое сердце чистое? Кроткое, смиренное, нелукавое, простое, доверчивое, нелживое, неподозрительное, незлобивое, доброе, некорыстное, независтливое, непрелюбодейное. (Прот. И. Сергиев).

„К признакам целомудрия принадлежит и некоторая веселость». (Св. Григорий Богослов).

„Что от благодати, в том есть радость, есть мир, есть любовь, есть истина». (Пр. Макарий Великий).

„Благодать широким потоком вливается во все очищенные поры сердца». (Священник П. Флоренский).

„От дел, слов и мыслей праведник – один Господь Иисус. От веры, благодати и покаяния – праведники многие: все святые человеки». (Марк Подв.).

„Кого посетила Божия благодать, тот таись и от себя и от других „до умертвия Иродова», т.-е. до полного умерщвления своекорыстия и тщеславия. Прячь свое сокровище и берегись лицемерия, показности и похвалы людской. Опять: берегись и себя самого, потому что мы – первые враги своего спасения». (Госснер).

„Будь дружен со всеми, а мыслию пребывай одинок». (Исаак Сирианин).

„Следи за своим сердцем всю жизнь и присматривайся и прислушивайся к нему, что препятствует к соединению его со всеблаженным Богом». (Прот. И. Сергиев).

„Сердце чисто – и весь человек чист; сердце не чисто – и весь человек не чист». (Прот. И. Сергиев).

„Как трение о землю очищает железо, так память о Боге очищает сердце человека». (Магомет).

„Чистый сердцем не увидит в себе ничего, кроме Бога». (Св. Григорий Нисский).

„Я согласился бы вынести тысячелетнюю муку, лишь бы на несколько минут узреть лик Божий». (Испанец Франц Ариас).

„Святым Духом всякая душа живится и чистотою возвышается, светлеется тройческим единством священнотайне». (Ст. антиф. 4-го гласа).

„Как ужасен был бы мир, если бы не рождались постоянно дети, несущие с собою невинность и возможность всякого совершенства». (Рескин).

„В душе истинно благочестивого не должно быть ничего поддельного». (Ориген).

„Старайся дойти до младенческой простоты в обращении с людьми и в молитве к Богу. Простота величайшее благо и достоинство человека. Бог совершенно прост, потому что совершенно духовен, совершенно благ. И твоя душа пусть не двоится на добро и зло». (Прот. И. Сергиев).

„Люди в тысячу раз больше хлопочут о наживании себе богатства, нежели об образовании своего ума и сердца; хотя для нашего счастия то, что – в нас, без сомнения, важнее того, что – у нас». (Шопенгауер).

„Когда Бог в сердце, ум молчит и не мудрит». (Новалис).

„Жизнь сердца шире жизни умственной. Она пробуждается раньше ума, и не мыслями, не понятиями, а впечатлениями». (Амвросий, арх. Харьк.).

„Чистота сердца, девственность и целомудренная непорочность есть необходимое условие, чтобы узреть Софию – Премудрость, чтобы быть всыновленным в вышний Иерусалим, Матерь нам (Гал. 4:21). Сердце является органом для восприятия горнего мира. Посредством сердца созерцается первозданный корень личности, Ангел ея, и чрез этот корень устанавливается живая связь с Матерью духовной личности, – с Софиею, разумеемою как Ангел Хранитель всей твари, всей твари единосущной в любви, В ней (в любви) дается личности созерцание Бога любви (Мф. 18:10), дающее блаженство: „блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят», узрят Бога очищенным сердцем своим и в сердце своем. Чистота, даваемая Духом Святым, отсекает напрочь наросты сердца, обнажает вечные корни его, прочищает те пути, по которым неизреченный Свет триипостасного Светила проникает в человеческое сознание. И тогда все внутреннее существо, омытое чистотою, наполняется Светом абсолютного ведения и блаженством вявь переживаемой Истины». (Проф., свящ. П. Флоренский).

„Да! жалок тот, в ком совесть нечиста». (Пушкин).

„Надо быть всегда радостным. Если радость кончается, ищи, в чем ошибся».

„Без чистоты души зачем поклоняться Богу? Зачем говорить: я пойду в Бенарес?8. Каким образом достигнет истинного Бенареса тот, кто делал зло?»

Святость не в лесах, не на небе, не на земле, не в священных реках. Очисти себя, и ты увидишь Его. Преврати твое тело в храм, откинь дурные мысли и созерцай Бога внутренним оком. Какая бы ни была твоя вера и твои молитвы9, пока в тебе нет правды, ты не достигнешь пути блага.

Источник истиного блага – сердце. Безумен тот, кто ищет блага в ином месте. Он подобен пастуху, который ищет ягненка, положенного у него же за пазухой. Тот свет, который, как утренняя звезда, живет внутри каждого человека, этот свет – наше прибежище. (Вемана).

„Чистосердечие или искренность, по которой человек не показывает лицемерно добрых расположений, не имея оных в сердце, и являет добрые расположения сердца в добрых поступках, есть только низшая степень чистоты сердца». (Правосл. Катихизис).

„В VI-м блаженстве заповедуется отрешение от земных привязанностей, опасных для душевной чистоты, а не хороших, которые могут даже спасать последнюю». (Проф., прот. С. Соллертинский).

„Для наибольшей христианственности нашего действования мы должны поднять прежде всего самих себя. Призыв к такому подему и составляет основную тему шестого блаженства. Христианин должен стремиться к тому аристократизму чистой души, по которому напрасный гнев пред судом его совести сказывался бы так, как будто он убил брата; один греховный взгляд на чужую жену тяготил бы, как полное и грубое нарушение 7-й заповеди. Спаситель заповедует деятельно отвлекать от себя все греховное, давать силу лучшему, светлому в себе, опереть все духовное содержание на религиозном чувстве». (Он-же).

„Богозрение есть высшее духовное совершенство, которое дается, приходит и приемлется по омертвении чресл, как у Иакова в борьбе с духовным мужем, чем означается умертвение страстей». (Еп. Феофан).

„Истинное девство есть чистота души». (Еп. Феофан).

„Девственник и девственница благообразнее пред Господом. Почему так? Потому что черты богоподобия скорее и полнее могут отпечатлеться на девственной душе, нежели на познавшей сласть брака». (Еп. Феофан).

„Душа и плоть – вот что человек считает своим, о чем безпрестанно печется. Но знай, что сам ты, сущность твоя в духе. Проникайся этим сознанием, вознеси свой дух выше плоти, соблюдай его от всякой житейской внешней грязи, не давай плоти подавлять его, не отождествляй своей жизни с плотью, а слейся с жизнью духа твоего, тогда исполнишь всякую правду и безмятежно проживешь во власти Бога, исполняя призвание свое». (Марк Аврелий).

„О, зачем мы не следуем чистым, тихим побуждениям сердца? Тихи внушения Бога в нашем сердце, совершенно тихи, но они достаточно определенно указывают, за что нужно браться и чего избегать». (Гете).

„Приводи на память высокое и знай, что это не останется без последствий для тебя, и малая закваска добра отзовется на всем тесте». (Клавдиус).

„Наука не сделает нас бодрее и нравственнее. Подлинно великие мысли – не из науки, но из потаенных недр нашей души, из сердца». (Маркиз de-Vouvenargnes – Люк де Клапье, маркиз де Вовенарг).

„Годами с великим томлением и частой неудачей мы ищем не Бога, но дверь сердца нашего, открытую к Богу». (Гюнтер Вольфрат).

„Нет ничего столь отрадного, как сознание, что душа наша подлинно принимает воздействия от Бога». (Он-же).

„Оставаться юным это значит на все глядеть так, как будто видишь все в первый раз; все прекрасное и доброе воспринимать всегда с радостным изумлением, как совершенно новое и неиспытанное, ежедневно встречать чудесное». (Артер).

„Если я встречал когда счастливцев, то это были непременно цельные, непосредственные люди; самый ничтожный человек, если он не раздвоен в душе своей, может быть счастливым и в своем роде совершенным». (Гете – к г-же фон-Штейн).

„Высокие мысли и чистое сердце – вот о чем мы должны молить Бога». (Гете).

„Господи! распространи для Себя мою тесную грудь!» (Гете).

„Можно подумать, что теперь уже не нуждаются для счастия в открытом сердце, в открытом взоре, в открытой руке, в открытом небе для жизни и в час смерти!» (Фроммель).

„Бывают люди, в присутствии которых мы будто принимаем солнечную ванну и дышим освежительным и укрепляющим воздухом альпийской вершины: под нами – серый туман, а над нами – ясное небо». (Фроммель).

„Хотите вы ознакомиться с Царством Божиим, так для этого вам не нужно предпринимать далеких путешествий. Оно от тебя близко, оно, если хочешь, в тебе самом, потому что сдержанность, смирение, правдивость, чистота и всякая подлинная добродетель есть Царство Божие, которого не добьешься странствованиями, но которое обнаруживается в нашем сердце». (Лютер).

„Это благословение добрых людей, что они одним своим существованием создают около себя храм, в котором холодный становится набожным, безчувственный – нежным». (Лагарде).

„Мы должны отречься от мысли понять Бога, но с этим отречением усилива-ется стремление обладать Им. Нам не доступны понятия о Божестве, но доступны сердечные переживания богообщения». (Кант).

„Совершай во мне, что Ты требуешь, и тогда требуй, что хочешь». (Августин).

„Есть одна только задача в этом мире: водворить Евангелие Иисуса Христа в сердца народов». (Гладстон).

„Иисус говорит: если где будут... есть один, то Я с ним. Подними камень, и там ты найдешь Меня, расколи дерево, и там Я». (5-е из „Изречений Иисуса», найденных в 1897 г. на краю Ливийской пустыни; несколько слов в изречении стерты от времени, но смысл понятен).

„Можешь ли ты в чем-нибудь отказать Тому, Чья доброта создала тебя, Чье милосердие сделало тебя свободным, Чья мудрость тебя просветила, Чья благодать тебя охраняет? О, если бы ты познал, Кто говорит тебе: „дай Мне твое сердце», ты сказал бы Ему подобное тому, что сказал Петр, когда Христос хотел умыть ему ноги (Ин. 13:9): – Господи, не только сердце, но и все мое тело, все мысли, слова, дела, все имение, всю жизнь. Возьми все, что Ты мне дал. – Если вы меня спросите, почему вы должны сердца ваши отдать Богу, то я не отвечу вам словами апостолов, ходивших за ослицею: „Господь в этом нуждается», но скажу: „вы в этом нуждаетесь». В этом случае более, чем в каком другом, справедливы слова: „давать блаженнее, чем брать». (Деян. 20:35). Блаженнее те, которые сердца отдали Богу, чем те, которые получили во владение мирское». (Генрих Смит).

„Сын мой! дай мне сердце твое». По двум причинам. Первая: не дано сердце, ничего не дано. „Приближаются ко Мне, говорил Господь словами пр. Исаии, люди сии устами своими, и устами чтут Меня; сердце же их далече отстоит от Мене», (Мф. 15:8–9). Другая причина: если сердце отдано, то все дано. О неосвятивших себя к празднованию Пасхи царь Езекия молился: „Господь благий да простит каждого, кто расположил сердце свое к тому, чтобы взыскать Господа Бога, Бога отцев своих, хотя и без очищения священного». И услышал Господь Езекию, и простил народ. (2Пар. 30:19–20);

„Большая часть людей думают, что если они лучшее место в своем сердце назначили и украсили для Христа, то они могут обособить дальнюю коморочку в своем сердце для посещений Велиала. Но так думать не следует. Вы должны очистить от него свой дом совершенно, до малейшей щелочки и решиться, чтобы все около вас и в вас принадлежало Богу». (Рескин).

Примеры

Будь стражем своего сердца. К одному старцу пришел молодой инок и просил старца дать ему совет, как жить, так как он имеет намерение отречься от мира.

– Доброе дело, чадо, – отвечал старец, – что хочешь отречься от мира и спасти свою душу. Пребывай в келье трезвенно, молчаливо и в непрестанной молитве, и я уповаю, что Бог пошлет тебе вразумление и просветит твой ум. Если желаешь спасения, избегай общения с людьми и будь стражем своего сердца, чтобы в него не вошел кто-либо чужой. (Луг Духовный).

Этот совет не излишен и для живущих в миру. Им надобно искать общения, полезного для внутренней жизни, и избегать вредного.

Внимай себе. Шесть ступеней, пишет И. Арндт, вели к трону Христа, и к Его миру ведут также шесть Ступеней: 1) в сердце своем считать себя хуже других людей; 2) никого не презирать и не осуждать, но все свое внимание обращать на себя самого; 3) избегать почета мирского, а если он достигнут, то тяготиться им, как незаслуженным; 4) спокойно переносить пренебрежение и, если можно, радоваться ему; 5) охотно обращаться с ничтожными людьми и не считать себя лучшим их; б) повиноваться не только знатным, но и слабым людям.

Один пустынник при посещении его игуменом жаловался на утомление. Игумен спросил пустынника, что его утомляет. Пустынник начал:

– Каждый день у меня множество хлопот, и я выбился бы из сил, если бы не поддерживала меня благодать Божия. Каждый день я усмиряю двух соколов, сдерживаю двух зайцев, управляю двумя ястребами, связываю дракона, обуздываю льва и ухаживаю за больным.

– Не основательна твоя жалоба на утомление, – заметил игумен, – и безплодны твои труды.

– Но для меня они необходимы, – возразил пустынник. – Два сокола – это глаза мои, которые я должен тщательно охранять, чтобы они не повредили моему душевному миру. Два зайца – это ноги мои, которые я сдерживаю, чтобы они не гонялись за выгодой и не ходили по пути греха. Два ястреба – это руки мои, которые я принуждаю к труду. Дракон – язык, который мне приходится сдерживать. Лев – мое сердце, с которым у меня борьба непрерывная. Больной – это тело, которое то горячо, то холодно, то голодно, то жаждет, то томится избытком силы, то болеет, словом, каждую минуту требует попечения о себе. Вот что меня доводит до изнеможения.

– Дай Бог, – ответил игумен, – чтобы мы все утомлялись подобным образом; тогда не далеко было бы от нас спасение.

Да, нужно всегда быть на страже и бояться не внешних врагов и обидчиков, а своего сердца! Оно так извращено, что и при несчастий нашего лучшего друга в нем среди сострадания примечается нотка злорадства.

Невидимая пыль. Один юноша не понимал речей о порочности сердца и был очень доволен собой. Однажды в комнату с плотно завешанным окном чрез малое отверстие в занавеске проник луч солнца. И вот в комнате стала приметна светлая дорожка, а в ней вертелась тысячами мелкая пыль.

– Откуда проникла пыль в комнату, – спросил юноша. – Ведь, окно закрыто и отверстие находится только в занавеске.

– Пыль эта была и ранее, – сказали юноше. – Но без луча солнечного ее ты не увидал бы.

Так и в душе человеческой много всякой нечистоты. Но мы не примечаем этой нечистоты, пока не озарит душу луч от Солнца правды.

Болезни сердца. Что бы мы подумали о человеке, который, будучи ранен в сердце, жаловался бы на зубную боль или порез пальца? Однако, больные сердцем редко примечают свой недуг. Многие сокрушаются о своей рассеянности при молитве, но не обращают внимания на далекость сердца от Бога. Они укоряют себя за резкий разговор, но не сознают страстей сердечных. Они раскаиваются в нарушении праздничного покоя, но не жалуются на недостаток любви к Иисусу. Злое в сердце кажется им пустяком, во всем у них виноваты язык, руки, ноги. Не значит ли это кричать о царапинах на пальце, но не страшиться, что сердце истекает от раны? Не шутят ли люди с опаснейшей болезнью и причиной других болезней? Пророк винит их, что они допустили идолов в сердце свое (Иез. 14:3–5), а они уверяют, что их сердце здорово!

Чистая сердцем. Екатерина Сиенская, родившаяся во Франции в 1547 г., с младенческих лет жила на земле, как на небе, в постоянном лицезрении Божественного. С пяти лет она стала усердно, с увлечением повторять архангельское приветствие Пречистой Деве (Богородице, Дево...) Поднимаясь по лестнице, она на каждой ступени преклоняла колена и повторяла и устами, и сердцем приветствие Св. Деве. Десяти лет она совершенно отрешилась от всего детского и жила ежеминутно в Боге. Своею набожностию она увлекла подруг, удалялась с ними в отдаленную комнату, говорила там восторженные речи, перечитывала молитвы. О ее любви к храму и богослужению не нужно и упоминать. Когда ей сравнялось двенадцать лет, семейные стали поговаривать о замужестве. Но все настояния и увещания остались безплодны. Чтобы сломить ее волю, ее стали всячески теснить: приставили к кухонным делам в надежде, что это отучит ее от непрестанной молитвы, лишили своей комнаты, попрекали и бранили. Но суета и грязь мира не приражались к чистой душе и не расстраивали ее внутреннего уединения. Она не только не раздражалась на гонящих ее родственников, но живо представляла, что отец ее – Христос, мать – Пресвятая Мария, братья – Апостолы, и в этих мыслях она исполняла кухонное служение с умилением и благоговением. У нее была не кухня, а преддверие рая. Скоро родные ее сдались и дозволили ей безпрепятственно служить Небесному Жениху.

Близость Божия. Если душа не запятнана мрачным грехом, то в минуты тишины душевной ты видишь Бога. Может быть, ты и не сознаешь этого видения, но оно влияет на тебя, на направление мыслей и дел твоих, как солнечный свет влияет на несознаюшее его растение.

Но будь выше растения: старайся сознавать Бога. Это тебя нисколько не стеснит. Не бойся в присутствии Бога ни кроткой шутки, ни мирного смеха, ни проявлений нежности к дорогим людям. Богу все это приятно, как матери приятна радость ребенка. Только противное миру и братолюбию разлучает нашу душу от Бога.

Отрадная надежда чистых сердцем. Одно духовное лицо сказало на смертном одре: „Умирающий Сократ радовался, что он скоро увидит Гомера, Гезиода и других знаменитых греков. Но я имею более основательные причины радоваться, потому что я несомненно увижу Господа Иисуса, праотцев, пророков, апостолов и всех праведников, живших на земле. Но всего отраднее уверенность, что я увижу Спасителя моего».

Истинное благочестие. Оно не на устах и не во внешнем поведении христи-анина, но в сердце. „Вы можете», говорит один духовный писатель, „скрыться в пустыне, вы можете провести ваши дни, подобно больным средневековым монахам, целуя все пять ран на Распятии; вы можете присутствовать ежедневно на всех богослужениях и принимать Причастие каждый день; вы можете раздавать ваше имущество, чтобы кормить бедных; вы можете отдать ваше тело на сожжение; несмотря на все это, если ваше сердце безчестно, низко, жестоко, нечисто и лукаво, то сердечный человек, никогда не бывший в храме, и дикарь, не преклонявший колена на молитве, может быть ближе к Богу, чем вы».

Сердце и часы. Карманные часы тикают свыше 17 тысяч раз в час, около 412 тысяч раз в сутки и свыше 150 миллионов раз в год. Если они прослужат 100 лет, то издадут свыше 15,042 миллионов тиканий. Часы сделаны из металла с добавлением твердых камней. Но существует другая замечательная машина из нежного материала, издающая около 5000 ударов в час, около 120,000 в день и свыше 43 миллионов в год. Хотя изредка эта машина прослуживает 100 лет и в этом случае она произведет более 4,300 миллионов ударов. Каждый человек обладает такою машиной и чувствует ее удары: говорим о сердце.

Но это не справедливо назвать сердце машиною: машина однообразна в своих движениях и мало чувствительна к внешним влияниям. А жизнь сердца весьма богата, и оно готово отзываться почти на все, вне его происходящее. Оно прихотливо. Оно бывает легким, полным и тяжелым. Иногда на нем висит, как бы камень. Оно ноет от тоски, стучит от страха, замирает от страстного влечения, бьется от радости, дрожит от ожидания, трепещет от восторга, утихает от удовлетворенного желания, напрягается от обиды. Оно смеется и плачет, бывает ранено, стеснено, оковано, пленено. Бывают сердца холодные и пылкие. У одного на языке, что на сердце, у другого сердце замкнуто, как денежный сундук. Но обыкновенно избыток сердечных чувствований развязывает язык. Трус имеет заячье сердце, кроткий – голубиное, смелый – львиное, благородный – великодушное, безхарактерный – вялое. Сердце сердцу весть подает, и открытое сердце обединяет другия сердца. Сердца находят друг друга, спариваются. Все, приятное нам, близко лежит к сердцу; другу мы изливаем сердце свое. Сердце чувствует удар и облегчение; иногда оно как бы разрывается от скорби и исходит кровью. Нередко и в действительности жизнь человеческая прекращается от разрыва сердца. В сердце наше „Я».

Еще Лютер говорил, что он своего сердца боится более, чем папы и кардиналов, потому что в сердце возседает величайший папа – „Я». Сердце еще ранее папы объявило и осуществило свою непогрешимость. У него своя логика, непонятная рассудку. Сердце чув- ствует Бога, когда рассудок старается Его отвергнуть. Подлинная вера есть та, когда Бог чувствуется сердцем. Сердце безпокоится, как бурное озеро, пока не успокоится в Боге. Когда сердце – в Небе, то и Небо – в сердце. Но бывают сердца раздвоенные между миром и Богом, и таких – большинство. Где сердце наше, там и сокровище наше. Где оно широко, там узка совесть.

Меч склоняет выю человека, но сердце приобретается только сердцем.

Слепота особого рода. Как ни усиливайте освещение, какие ни выбирайте очки, слепой не увидит красоты мира.

Когда образованные люди судят о высших предметах несогласно с откровением, их суждения не выше суда темных невежд. Таким людям не поможет свет науки, не принесут пользы очки опыта, потому что им не достает видящего сердца. Они даже и в Евангелии не примечают того, что в нем ярко сияет для видящих. Речи их против веры пусты и праздны. Отказавшись от религиозной веры, они подпали легковерию отрицания. Они надевают очки, усиливают освещение, но не хотят очистить свое сердце от страстей, гордости и предразсудков.

Исправь сердце. Зеркало, обращенное к небу, отражает солнце, облака и синеву неба; обращенное к земле, оно отразит деревья, траву и людей. Так и сердце отражает образы вещей, на которые устремлено. Если оно устремлено к небу, в нем отражается небесное; если оно направлено к земле, то оно полно земным.

Если приметишь в сердце своем одно земное и чувственное, то обрати его на другое. Возьми Библию, прочти житие святого или проповедь, и настроение сердца твоего изменится к лучшему. Если же мы отдаем наше время пересудам, чтению газетных известий об убийствах, похищениях и обманах, чтению новейших романов и повестей, то не удивительно, что тускнеет наше сердце.

Хотя бы мы в значительной степени утратили способность видеть божественную истину и радоваться ей, тем не менее обратим к ней око нашего сердца. Блажен глаз, ищущий света! Хорошо, подобно Даниилу, отворить окно на сторону Иерусалима. Хотим видеть восход солнца, обратим лице от запада к востоку.

Встреча Царя. Если земному царю придется провести в каком-либо доме час или ночь, то хозяева употребят старание, чтобы все было чисто и прилично. Бывали случаи, что домохозяева закрывали доступ в ту комнату, в которой имел отдых царь, не позволяли ни себе, ни другим есть с того стола и садиться на тот стул, которые были удостоены царского прикосновения.

Еще большую заботливость нужно устремлять на то, чтобы очистить сердца наши к принятию Господа, Который непрестанно стучится к нам и спрашивает каждого: „готов ли ты принять Меня, очистил ли ты сердце от гнетущей заботы, исцелился ли от корыстолюбия и примирился ли с недругом?»

Воздержание – путь к чистоте сердца. У одного христианского мудреца спросили, как вернее достигнуть Царства Небеснаго? Мудрый ответил:

– Есть один добрый конь, на котором всегда можно благополучно достичь Царства Небесного: это – воздержание.

Авва Пиор ел, ходя. Кто-то спросил, для чего он так делает? Старец отвечал:

– Я не хочу заниматься пищею, как делом; потому и ем между делом.

Другому, спросившему о том-же, старец сказал:

– Так делаю для того, чтобы, когда ем, душа моя не чувствовала телесного удовольствия.

Трудность достижения чистоты сердца. В одном месте проживал старец в подвигах поста и молитвы. Он целых 50 лет едва-ли ел хлеб и пил вино. И сказал он в себе: „Умертвил я в сердце своем блуд, сребролюбие и тщеславие». Дошла эта похвальба до слуха аввы Авраама. Он пришел к подвижнику и спросил его, говорил ли он такие слова? На утвердительный ответ авва сказал:

– Вот ты входишь в келью и находишь на рогоже женщину: можешь ли ты подумать, что у тебя лежит не женщина.

–  Нет, – отвечал подвижник, – но я борюсь с помыслами и молюсь, чтобы мне не прикасаться к женщине.

– Убеждаюсь, – заключил авва,что страсть блудная жива в тебе. Ты лишь ее обуздываешь, но еще не умертвил ея. Еще спрошу: когда идешь по дороге, видишь камни и черепки, а рядом золото: можешь ли думать о золоте, как о черепках?

– Нет, – ответил подвижник, – но я молюсь, чтобы мне не быть любостяжательным.

– Значит, – заметил авва, – и эта страсть жива в тебе, только ты побеждаешь ее. Еще спрошу: ты слышишь о двух братьях, что один любит тебя, а другой ненавидит. Когда они придут к тебе, одинаково ли ты их примешь?

– Нет, – сознался подвижник, – но я стараюсь благотворить ненавидящим меня, как и любящим

– Убеждайся, – наставительно сказал старец, – греховная страсть жива даже в сердцах святых. Они лишь обуздывают ее.

Причина греха в самом грешнике. В старину жил человек очень раздражительный, но всякий раз сокрушавшийся о своем гневе. Он подумал: „гневливость моя происходит от негодных людей; уйду я жить в лес, не буду там никого видеть, не услышу ничего дурного и не на что мне будет сердиться». Так он и сделал. Отыскал в лесу местечко с родничком и начал строить себе жилье. От работы он вспотел и подставил кувшин под струю родника, бившего из горы, чтобы напиться. Кувшин не имел ручки, но держался на бичевке. От быстрого стремления родниковой воды кувшин перевернулся и вода пролилась. Когда такая незадача повторилась два раза, пустынник разгневался и разбил свой кувшин о камень. Последовало обычное у вспыльчивых после гнева раскаяние, и пустынник, при виде черепков кувшина, сказал себе:

– Какой я глупец! Я думал, что гнев в меня входит, а он из меня выходит. Ворочусь к людям, чтобы они мне дали добрый совет и помолились об исправлении моего сердца.

Самое лучшее. Еврейский учитель спросил однажды одного из своих учеников, что всего лучше может удержать нас на верном пути. Один ответил: „хорошее положение». Другой – „добрый друг». Третий – „мудрость». Наконец один утверждал, что лучший путеводитель – „доброе сердце».

– Это верно, – решил учитель, – ты соединил все, на что указали другие. У кого доброе сердце, тот найдет и хорошее положение, и друзей, и мудрость. Кто всегда хранит свое сердце в правде и чистоте, тот убережется от многих затруднений.

* * *

8

Бенарес в Индии город священных воспоминаний, в роде нашего Киева.

9

Здесь разумеется не сила веры и не сила молитвы, но идейное содержание той и другой. Иначе сказать вера и молитва рассматриваются не с субективной, но обективной стороны..


Источник: Том второй. Части 3-я и 4-я. С.-Петербургъ. Типографія Александро-Невскаго Общ. Трезвости, Обводный кан., № 116. 1913 г.

Комментарии для сайта Cackle