Спор профессора со студентами

– Поз­вольте мне объ­яс­нить про­блему между наукой и Иису­сом Хри­стом, – про­фес­сор фило­со­фии (атеист) сделал паузу, стоя перед клас­сом, а затем, попро­сил одного из новых сту­ден­тов встать.

– Ты хри­сти­а­нин, сынок, не так ли?

– Да, сэр.

– Значит, ты веришь в Бога?

– Без­условно.

– Бог благ?

– Конечно, сэр. Бог благ.

– Все­мо­гущ ли Бог? Может ли Бог делать все?

– Да.

– А ты – хоро­ший или плохой?

– Библия гово­рит, что я плохой.

Про­фес­сор демон­стра­тивно усме­ха­ется. Ах, Библия, значит …, – он зами­рает на мгно­ве­нье, – Вот скажем … Пред­ста­вим, что один чело­век болен и ты можешь поза­бо­титься о нем. Ты можешь помочь ему. Помо­жешь? Хотя бы попы­та­ешься?

– Конечно, сэр. Я поста­ра­юсь.

– Значит, ты хоро­ший!

– Я бы так не сказал.

– Почему? Ты бы помог боль­ному, обес­си­лен­ному чело­веку, если бы смог?

– Фак­ти­че­ски, боль­шин­ство из нас исце­лили бы его, если бы могли

– А Бог-то не помо­гает…

Ответа нет.

– Он не помо­гает, не так ли? Мой брат был хри­сти­а­ни­ном, а умер от рака, даже после того как молился, чтобы Иисус исце­лил его. И что, Иисус – благ? Хммм… Что ты ска­жешь?

Ответа нет.

Пожи­лой про­фес­сор сим­па­тично улы­ба­ется.

– Итак, ты не можешь отве­тить, – он берет стакан воды, чтобы про­мо­чить горло, а также дать сту­денту воз­мож­ность пере­ве­сти дух. В фило­со­фии с новень­кими надо полегче. – Хорошо, начнем с начала, моло­дой подвиж­ник. Благ ли Бог?

– Э‑э… Да.

– Благ ли сатана?

– Нет.

– Откуда появился сатана?

Сту­дент теря­ется. – От … Бога.

– Пра­вильно. Бог сотво­рил сатану, не так ли?, – про­фес­сор при­гла­жи­вает реде­ю­щие волосы рукой и, пово­ра­чи­ва­ясь к классу гово­рит, – Думаю, в этом семестре у нас будет много весе­лья, дамы и гос­пода. – Он вновь пово­ра­чи­ва­ется к сту­денту. – Скажи-ка, сынок. Есть ли в мире зло?

– Да, сэр.

– Зло повсюду, не так ли? А кто сотво­рил все, Бог?

– Да, сэр.

– А тогда кто сотво­рил зло?

Ответа нет.

– Есть ли в мире болезни? Раз­врат? При­тес­не­ния? Злоба? Все эти ужас­ные вещи – они суще­ствуют в мире?

Сту­дент пере­ми­на­ется с ноги на ногу.

– Да.

– Кто сотво­рил их?

Ответа нет.

Вне­запно про­фес­сор кричит на сту­дента, – Кто сотво­рил их? Скажи мне сейчас же! Сжи­мает пальцы в кулак перед лицом сту­дента-хри­сти­а­нина. И угро­жа­юще про­из­но­сит: Бог сотво­рил все зло, не так ли, сынок?

Ответа нет.

Лектор про­дол­жает:

– Ска­жите-ка мне, что это за благий Бог, кото­рый сотво­рил все зло по всей земле?

Он рас­па­хи­вает руками, как бы охва­ты­вая весь мир. – Все угне­те­ние, всю боль, все стра­да­ния, смерть и все ужас­ное создано благим Богом и на всей земле, не так ли, моло­дой чело­век?

Ответа нет.

– Ты что, ничего этого не видишь? Хммм…– пауза. – Вообще? – про­фес­сор при­бли­жает свое лицо к лицу сту­дента и спра­ши­вает снова, – Бог благ?

Ответа нет.

– Ты веришь в Иисуса Христа, сынок?

Голос сту­дента пре­ры­ви­стый, он сгла­ты­вает комок в горле и отве­чает:

– Да, про­фес­сор.

Про­фес­сор с миной на лице, выра­жа­ю­щей сожа­ле­ние о такой тупо­сти, гово­рит: – Наукой уста­нов­лено, что у нас есть пять орга­нов чувств для опре­де­ле­ния и ощу­ще­ния всего вокруг нас. Ты когда нибудь видел Иисуса?

– Нет, сэр, нико­гда.

– А что-нибудь слышал от Него ушами?

– Нет, сэр.

– Нюхал ли ты Его? Про­бо­вал ли на вкус, при­ка­сался ли к Его телу?

Вообще, каким-то обра­зом ты ощу­ща­ешь Бога?

Ответа нет.

– Отве­чай мне, будь любе­зен.

– Нет, сэр, боюсь, что я не ощущал Его так.

– Значит, боишься, что не ощущал … А все равно веришь в Него?

– … Да…

– Нужна ВЕРА!!!, – про­фес­сор пони­ма­юще улы­ба­ется, – Согласно всем пра­ви­лам, тео­ре­ти­че­ским и прак­ти­че­ским выклад­кам, наука гово­рит. что твой Бог не суще­ствует. Что ска­жешь на это, сынок? Где же твой Бог сейчас, а?

Сту­дент не отве­чает.

– Садись, пожа­луй.

Хри­сти­а­нин садится… пора­жен­ный.

Другой хри­сти­а­нин под­ни­мает руку. – Про­фес­сор, могу я кое-что ска­зать классу?

Про­фес­сор пово­ра­чи­ва­ется и улы­ба­ется, – А, еще один хри­сти­а­нин в вино­град­нике. Давай, давай, парень. А ну выдай нечто мудрое нам.

Сту­дент встает и оки­ды­вает взгля­дом ком­нату.

– Вы cде­лали инте­рес­ное заме­ча­ние, сэр. Теперь я хочу задать вам вопрос. Есть ли такая вещь, как тепло?

– Да, – отве­чает про­фес­сор. – Есть тепло.

– А есть ли такая вещь как холод?

– Да, сынок, холод есть тоже.

– Нет, сэр, его нет.

Улыбка про­фес­сора замер­зает на глазах. Вне­запно весь класс поежи­ва­ется от холода.

Хри­сти­а­нин про­дол­жает:

– Может быть много тепла, еще больше, супер тепло, мега тепло, горячо, мало тепла или тепла нет вообще, но нет ничего, что мы можем назвать холод. Мы можем опу­стить тем­пе­ра­туру до ‑273 С, пре­дельно, но не больше; ниже некуда. Нет холода, в про­тив­ном случае, можно было бы охла­дить тем­пе­ра­туру ниже ‑273 С.

Видите, про­фес­сор, холод – это лишь слово, кото­рым мы опи­сы­ваем отсут­ствие тепла. Мы не можем изме­рить холод. Тепло мы можем изме­рить тер­ми­че­ски, т.к. тепло – это энер­гия. А холод – это не про­ти­во­по­лож­ность тепла, а его (тепла) отсут­ствие.

Тишина. Где-то сзади с парты падает чья-то ручка.

– Есть ли такая вещь как тем­нота, про­фес­сор?

– Тупой вопрос, сынок. Что есть ночь, если не тьма? К чему ты кло­нишь опять …?

– То есть, вы гово­рите, что есть такая вещь как тьма?

– Да …

– Опять неверно, про­фес­сор. Тем­нота не есть что-то, это есть отсут­ствие чего-то. Можно сде­лать неяр­кий свет, нор­маль­ный свет, силь­ный свет, но если нет света вообще и про­дол­жи­тельно – это назы­ва­ется тем­но­той, не так ли? Это поня­тие мы исполь­зуем для опи­са­ния отсут­ствия света. В реаль­но­сти, тем­ноты не суще­ствует. Если бы она суще­ство­вала, можно было бы сде­лать ее еще и еще темнее.

Или дайте мне банку тем­ноты, отмерьте. Вы можете мне отме­рить баночку тем­ноты, про­фес­сор?

Нена­видя себя, про­фес­сор рас­тя­ги­вает улыбку перед сто­я­щим сту­ден­том.

– Хоро­шень­кий семестр начи­на­ется, – К чему же вы все-таки кло­ните, моло­дой чело­век?

– Я скажу, про­фес­сор. Ваше фило­соф­ское осно­ва­ние дало тре­щину, посему все ваши заклю­че­ния оши­бочны.

Про­фес­сор начи­нает вилять: Оши­бочны…? Доро­гой ты мой …!

– Сэр, я могу объ­яс­нить, что я имею в виду?

Класс – весь во вни­ма­нии.

– Объ­ясни … О, да, объ­ясни … – про­фес­сор пред­при­ни­мает геро­и­че­скую попытку вер­нуть все под свой кон­троль. Вне­запно, осо­знает, что выдал себя. Рука непро­шено при­зы­вает сту­ден­тов к мол­ча­нию. Он раз­ре­шает сту­денту про­дол­жить.

– Вы сами осно­вы­ва­е­тесь на дуа­лизме веще­ствен­но­сти, – объ­яс­няет сту­дент. Напри­мер, гово­рите, что есть жизнь и есть смерть, есть благой Бог и плохой Бог. Вы смот­рите на поня­тие Бога как на нечто конеч­ное, то, что мы можем изме­рить. Сэр, наука не спо­собна объ­яс­нить даже мысль. Она гово­рит, что мысль это маг­не­тизм или элек­три­че­ство, но никто мысль не видел, а еще меньше ее пони­мают.

Смот­реть на смерть как на про­ти­во­по­лож­ность жизни, значит игно­ри­ро­вать факт, что смерть не может суще­ство­вать как само­сто­я­тель­ная суб­стан­ция. Смерть не про­ти­во­по­лож­ность жизни, а отсут­ствие тако­вой.

Моло­дой чело­век заби­рает газету, кото­рую читает его сосед по парте.

– Вот вам пример из жизни, сэр. Есть ли такая вещь как амо­раль­ность?

– Конечно есть, посмотри …

– Снова неверно, сэр. Смот­рите, амо­раль­ность есть отсут­ствие морали.

Есть ли неспра­вед­ли­вость? Нет. Неспра­вед­ли­вость это отсут­ствие спра­вед­ли­во­сти. Есть ли такая вещь, как зло?, – хри­сти­а­нин делает паузу. – Не явля­ется ли зло отсут­ствием добра?

Про­фес­сор зали­ва­ется крас­кой. Он уже настолько зол, что поте­рял дар речи.

Хри­сти­а­нин про­дол­жает:

– Если есть зло в мире, про­фес­сор, и мы все согла­симся, что оно есть, тогда Бог, если Он суще­ствует, навер­ное, рабо­тает через агент­ство зла. Что за дела, кото­рые Бог совер­шает?

Библия гово­рит нам, что каждый из нас сво­бо­ден в выборе избрать добро или зло.

Про­фес­сор встре­вает:

– Как для уче­ного-фило­софа, для меня вообще не имеет зна­че­ние этот выбор, как реа­лист я не при­ни­маю ника­кую кон­цеп­цию Бога или прочий тео­ло­ги­че­ский фактор как реаль­ность, так как Бог неизу­чаем.

– Я бы сказал, что отсут­ствие Божьего мораль­ного кодекса в мире есть наи­бо­лее изу­ча­е­мый фено­мен, – пари­рует хри­сти­а­нин, – Газеты зара­ба­ты­вают мил­ли­арды дол­ла­ров, крича об этом еже­дневно. Ска­жите, про­фес­сор, вы учите ваших сту­ден­тов, что они про­изо­шли от обе­зьяны?

– Если вы насчет есте­ствен­ного про­цесса эво­лю­ции, моло­дой чело­век, то да, конечно.

– А вы наблю­дали про­цесс эво­лю­ции своими соб­ствен­ными гла­зами?

Про­фес­сор издает непо­нят­ный зубной скре­жет… Тишина.

– Про­фес­сор, поскольку никто про­цесс эво­лю­ции в работе не наблю­дал, мы не можем даже дока­зать что он про­дол­жа­ется, значит, что вы обу­ча­ете сту­ден­тов просто вашему мнению и убеж­де­нию? Ну, в таком случае, вы уже не ученый, а тоже свя­щен­ник?

– Я смотрю на твои выска­зы­ва­ния с фило­соф­ской точки зрения. Ты закон­чил свою мысль?, – про­фес­сор пыта­ется свер­нуть дис­кус­сию.

– Значит, вы не при­ни­ма­ете Божий кодекс морали как руко­вод­ство к пра­вед­но­сти?

– Я верю, что наука есть этот кодекс!

– Ах, наука!, – лицо сту­дента рас­плы­ва­ется в улыбке. – Сэр, наука оши­ба­ется …

– НАУКА ОШИБАЕТСЯ … ??!!, – про­фес­сор аж под­прыг­нул. В классе под­ни­ма­ется шум и гам. Хри­сти­а­нин про­дол­жает стоять, пока все не ути­хают.

– Я могу про­дол­жить то, о чем вы гово­рили с преды­ду­щим сту­ден­том?

Про­фес­сор мудро хранит мол­ча­ние. Хри­сти­а­нин огля­ды­вает ком­нату.

– Ска­жите, ребята, кто-нибудь есть в классе, кто хоть раз видел совесть про­фес­сора?

Все лопа­ются от смеха. Хри­сти­а­нин заги­бает палец.

– А есть кто-нибудь, кто слышал совесть про­фес­сора? … трогал ее … про­бо­вал на вкус или нюхал ее? … – он раз­во­дит руками. – Ну, полу­ча­ется, что вообще никоим обра­зом не ощу­тить ее. Хорошо, тогда согласно всем пра­ви­лам, тео­ре­ти­че­ским и прак­ти­че­ским выклад­кам, я УТВЕРЖДАЮ, что сове­сти у про­фес­сора нет!

В классе начи­на­ется хаос.

Сту­дент садится на свой стул .… Потому что стул для этого и создан.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки