Для просмотра без рекламы используйте Adblock Plus
Добавлено в рубрику: О природе зла, Оккультизм
Система Orphus

Об отчитках, батюшках и бесноватых

Рейтинг публикации:
(8 голосов: 5 из 5)

Заведующий кафедрой теологии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Пётр Малков о православном экзорцизме, отношении к нему в обществе и в церковных кругах. Ведущий Александр Асафов.
ДЕНЬTV

Расшифровка видео

Добрый день. Сегодня у нас в гостях заведующий кафедрой теологии Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета Пётр Юрьевич Малков. Здравствуйте, Пётр Юрьевич.

Добрый день.

Мы хотим поговорить о достаточно интересной теме, которая имеет живое обсуждение — как в обществе, так и в Церкви, по-научному она называется, известна как экзорцизм, а вот как бы внутрицерковным языком называется отчитка. Итак, Петр Юрьевич, расскажите, пожалуйста, что это за явление, какие у него корни и какое его нынешнее состояние — как в обществе, так и в Церкви.

Во-первых, я хочу сказать, что Церковь — может быть, кому-то это не нравится, кому-то это кажется слишком примитивным, консервативным, — Церковь верит в бесов. Конечно, в первую очередь она верит в Христа, в Бога — да, но бесы — тоже тема неизбежная, и Церковь убеждена, что в мире действуют темные силы, личные, личностные темные силы, которые борются с христианами, желают их погибели, желают овладеть их душой, и так далее. Для Церкви это не некий древний миф и не некие древние представления, а реальный опыт, опыт духовной жизни, подтверждаемый нашим окружением, нашей ситуацией с которой мы живем. Ну, конечно, можно пройтись по улицам современной Москвы и увидеть людей, которые явно совершенно являются кандидатами вот в то, что называется одержимые, но мы этого не знаем. А вот если человек приезжает в монастырь, или человек приезжает в какой-то храм, где собираются такие люди — он видит реально людей одержимых, людей рычащих, визжащих, женщин говорящих басом, людей, которые подходят к Причастию и начинают биться в истерике, их пытаются задержать четыре человека — это не получается.

То есть всё, как вот в голливудских произведениях на эту тему, есть очень большое количество этих фильмов.

Почти. Правда, под потолок они не взлетают, как это бывает часто с помощью спецэффектов голливудских фильмов. Но это вот действительно реальный опыт. Правда, надо иметь в виду, что многие из этих людей, которые рычат, пищат, визжат на самом деле никакие не бесноватые, а люди с серьёзными психическими расстройствами, которые требуют для себя медицинской помощи, которые требуют внимания специалистов, врачей, а отнюдь не обращение там к батюшкам, к старцам, и так далее, которые вот над ними будут совершать определённые священнодействия. И задача Церкви — как раз суметь отличить первых от вторых. То есть людей одержимых от людей, которые требуют медицинской помощи. При этом, конечно же, вообще в православии тема бесов — тема такая довольно скользкая и опасная. Вообще говоря, в христианстве в отношении бесов есть две крайности. Первые не верят в их существование, и этому очень рады, поскольку могут на человека свободно воздействовать — всё равно человек их не опасается. С другой стороны, есть люди, которые испытывают к ним слишком большой и слишком нездоровый интерес. Сейчас стало страшно модна вообще любая тематика, связанная с мистикой, с различными там сглазами, приворотами, темными силами, инопланетянами, и так далее. Вот всё это есть достаточно для них плодотворное поле для того, чтобы человека вовлечь в круг своих действий, воздействий, и так далее. При этом, конечно же, если человек начинает испытывать к ним вот такой слишком большой интерес, то он забывает и про Христа, и про спасение, и про Таинства, и начинает вот искать какого-то такого вот ужастика. Вообще у православных не слишком модно — вы сейчас упомянули «всяческая голливудская продукция» — конечно, кто-то втихаря смотрит, и вот в связи с этим для многих православных, которые склонны как-то немножко попугаться, постращаться, таким выходом этой энергии этих интересов является как раз: а какой антихрист будет, когда он придет — и сразу там «Антихрист в Москве» — выходят брошюрки. Или вот про бесов — выпускаются брошюрки «разговоров с бесами». Я держал в руках брошюрку, которая называлась «Разговоры с бесами-2». Вероятно, была еще просто «Разговоры с бесами». Вообще Церковь предупреждает об опасности вступления в любой контакт с темными силами, я думаю, об этом мы упомянем дальше. Личного общения такого следует избегать. Но как бы то ни было, вот эти отчитки — это реальная практика. Практика очень опасная, практика очень противоречивая, практика, в которой существует масса злоупотреблений различного плана. Об этом, я думаю, сегодня мы поговорим. И тем не менее, вот объективная ситуация, что в Церкви во все времена это было, это есть, и отчитки совершались святыми церковными — как бы ни утверждали наши современные спорщики с тем, что это допустимо, есть примеры канонизированных святых, которые занимались именно отчиткой. Например, старец Псково-Печерский Симеон, живший в двадцатом веке — замечательный сподвижник, один из самых великих выдающихся сподвижников монашества русского двадцатого века — он практиковал и много лет занимался как раз отчиткой.

То есть не только в древней истории — я вот помню что у Тертуллиана упоминается что-то подобное, да, но и в нашем непосредственном новейшем времени это тоже происходит.

Да, это происходит, есть практикующие батюшки, практикующие старцы, которые вот этим занимаются. А дальше начинается масса проблем, потому что, во-первых, по существующим правилам, в соответствии, кажется с 26 правилом Поместного Лаодикийского собора — это 364 год, — ни один священник не имеет права отчитывать, если он не имеет на это благословение архиерея. Ну вот тот старец, которого я упоминал, старец Симеон, имел на это благословение игумена монастыря, в котором он жил — архимандрита Алипия Воронова — был такой замечательный, удивительный человек. Это отдельная тема для разговора — о Псково-Печерском монастыре. Имел благословение правящего архиерея, этим занимался много лет, потом он преемство передал, эту традицию — там старец Афиноген был такой, и так далее; и вот сейчас в Печорах сейчас уже, по-моему, особо не отчитывает, он просто уже пожилой, ему тяжело — отец Адриан есть там такой, который вот этим занимается. И это всё законно, это всё нормально. А есть еще многочисленные батюшки, которым кажется, что они вот могут всем этим заниматься, и имеют полное духовное право, потому что Господь им это открыл, Богоматерь им явилась, и так далее и тому подобное, — ангел с небес им сказал: давай, вперёд, — и вот обычно это плохо кончается, если люди начинают совершать эти отчитки, даже священники, без всякого на то благословения, без всякого на то духовного права. Самочинно, да. — Обычно это кончается чем? Во-первых, к этим людям попадают вот эти самые не только бесноватые, но и люди, которые требуют действительно психиатрической помощи. И вот получается дальше что: вместо того, чтобы лечиться у доктора, который необходим человеку, он ездит к батюшке, тот его бесконечно отчитывает, потому что, естественно, никакой бес из них не выходит и их в нём просто нет, и это всё тянется и тянется, медицинские показания всё усугубляются, болезнь прогрессирует, и человек может погибнуть, может уже перейти всё в фазу полной неизлечимости. Кроме того, если, скажем, даже к нему приехал бесноватый — есть традиция отчитки в православии, и есть традиция экзорцизма в католицизме. Католики исходят из того принципа, что можно всякого научить, можно пройти 10-ти недельные курсы в Папском университете, где тебе объяснят, как и что надо делать правильно, выучить все принципы, тексты освоить, и после этого — вперед. Сложно на самом деле, но можно выучить. Православные считают, что это некоторый дар. Это дар, который зависит от степени священнической духовной крепости, твердости, и, собственно, жизни человека во Христе, в Церкви, поэтому получается дальше как: если священник просто вот дерзновенно начинает, по самочинию что-то вытворять — ничего у него не получается. Он отчитывает этих несчастных людей, на какое-то время им действительно становится легче, через неделю всё возвращается на круги своя, и дальше получается, что вот вокруг этого батюшки образуется уже его паства из одних бесноватых и психически больных людей и их родственников, которых они тоже туда затягивают, они ездят бесконечно на каком-нибудь автобусе по православным святыням Русской Православной Церкви, прикладываются к мощам воют, рычат, кричат, это может тянуться год-два, десять лет, и состояние такой вот полной безысходности и полной бесперспективности для этих людей, потому что им совсем не это требуется.

Но у них это становится частью и образом жизни.

Частью жизни, да. Они уже привыкают: не порычишь — вроде как день прошел зря.

Если говорить не только клинических сумасшедших, а о совсем медицинских вещах. В наше время, прошедшее после крушения Советского Союза, все вот эти тарелочки йети и прочие искания — как духовные, так и псевдодуховные, увлечение Блаватской и Рерихами, неизвестно кем вообще, восточными практиками. Есть и такие моменты, когда отчитываются у священника — не только на всякий случай, чтобы там получше себя чувствовать, но и от каких-то вот совсем медицинских вещей, не связанных с душевным здоровьем — от алкоголизма, эпилепсий, энуреза — условно, то есть когда не психиатр нужен, а обычный нарколог или доктор специфический. Это тоже популярная практика. Насколько вот такое отношение девальвирует само отношение общества к этому.

Конечно, девальвирует отношение — не только общества, отношение многих православных людей, потому что, ну, во-первых, такое хождение по бабкам — это в принципе для Православия не допустимо. А тут получается, что через запятую: сходил к бабке, потом отчитался у батюшки, и так далее. Вообще это такой принцип магизма. Магизма в отношении Таинств. Когда идешь по улице, бросил в автомат монетку, и тебе оттуда там какая-нибудь банка газировки выскочила. Вот с точки зрения современного человека Церковь — это такой аппарат, в который бросил монетку — там всё сработало. Ты приехал, там снял с себя порчу, там снял с себя сглаз, отчитался — и у тебя всё, духовное благополучие. Такие люди, во-первых, забывают, что в Церкви ничего само по себе не работает, потому что если ты человек не воцерковленный, если ты не ходишь, не причащаешься, не исповедуешься, не постишься, не соблюдаешь заповеди и т.д. — это всё в принципе бессмысленно. И во-вторых, когда люди прибегают к помощи вот этих бабок, ворожей, и так далее — это влечет за собой очень тяжелое духовное состояние, потому что человек дерзко вторгается в ту область, в которую лучше не соваться. Он совершенно к этому не готов и подвергает себя очень большой опасности. Такие священники подвергают себя очень большой опасности, когда самочинно берутся за эти самые отчитки. Во-первых, вступать в разговор с бесами — в принципе Церковь как-то вот это не приветствует. Был такой владыка известный — Иоанн, Сан-Францисский (Шаховской) — вот у него был такой стишок: «дьявол очень старый вор, не вступай с ним в разговор». Если ты начинаешь с ним беседовать, общаться, спорить, доказывать, что он ошибается глубоко, что ему надо срочно каяться, и так далее, то ты вовлекаешься опять же в очень и очень опасную ситуацию. Конечно, мы знаем примеры из жития святых, когда дьявол что-то говорил святым, святые ему довольно точно и резкое нелицеприятно отвечали. Вот был такой пример из Патерика, когда — ну, уж простите за детали, святой Пахомий Великий сидел в отхожем месте и молился, потому что христианин может молиться где угодно. И вот сатана ему является и говорит: как же ты так, Пахомий, можешь молиться вот здесь? Он говорит: ты не беспокойся, всё, что пойдет вверх — достанется Богу, всё, что упадет вниз — достанется тебе. Так что вот какие-то такие точные слова могли произноситься, но вообще вот эти книжечки «Разговоры с бесами-2», «Разговоры с бесами — 10» — это всё приводит священника в то, что в православии именуется состоянием духовной прелести. Прелесть — это не в смысле: ах, какая прелесть в современном понимании современного человека — прелестный там пейзаж, прелестный вид, и так далее. А прелесть в смысле состояние прельщения, состояние впадения в такое состояние, когда тебе кажется, что ты достиг духовного совершенства, духовных высот, а на самом деле ты находишься в состоянии духовного падения и духовного обольщения. И часто бывало даже так, что священники, которые вот так дерзко начинали эти все вещи совершать без благословения, уходили из Церкви, впадали в грехи, в расколы уходили, заводили внебрачные связи, и так далее. Это очень тяжелое состояние, в которое человек впадает в Церкви — ересь, и так далее. Вот это вообще область действия любых духовных сил — это область очень тонкая, требующая очень большой духовной ответственности, и не каждый человек способен в эту область как-то вот войти и в ней существовать. Вероятно, именно поэтому от нас Бог специально закрыл после грехопадения человека — так думает Церковь, — и ангельский мир, и мир бесовский, потому что это стало для человека духовно неопытного, очень и очень опасно, очень и очень искусительно, смертельно опасно для души. Поэтому отчитки — это ситуация такая, когда человек ходит по лезвию ножа, по лезвию бритвы. С другой стороны, это необходимо для многих, это надо иметь в виду. К сожалению, на одного священника, который делает это всё как надо, приходится, наверное, больше десятка тех, кто делает, как это недопустимо делать. Есть свои правила, есть свои порядки, есть свои обычаи, есть свой чин, содержащийся в Требнике — большом Требнике Петра Могилы. На самом деле фамилия его Мовилле, но для русского уха эта молдавская фамилия она была как-то непонятна, и, тем более что «мовилле» в переводе с молдавского означает или курган, или холм. Ну, русский человек упростил: могила и могила. Так вот, этот Требник, который имеет хождение в Церкви, который официально принят, который издавался Святейшим Синодом до революции, издаётся и сейчас, и там содержится вот этот чин довольно конкретный, довольно определенный, содержащий набор молитв, содержащий канон специальный, содержащий молитвы, которые на самом деле не принадлежат, конечно, но приписываются Василию Великому, Иоанну Златоусту и так далее. Вот по этому Чину и служат. Некоторые священники, конечно, имели дерзновение сделать всё немножечко не так. Например, известны случаи с отцом Иоанном Кронштадтским, который изгонял бесов, не используя этот чин. Или был в Псково-Печерском монастыре такой архимандрит Никита Чесноков замечательный. Вот у него в алтаре — сейчас его тоже можно видеть в Михайловском соборе монастыря, — у него был такой ковчег с множеством частиц мощей. И когда приводили очередного бесноватого в храм и его вели причащаться — а для бесноватых это самый страшный момент — момент Причастия, — они начинают биться и не даются причащаться. И вот этого человека подводили к Чаше, архимандрит Никита стоял с Чашей, тот бился перед ним, отец Никита уносил Чашу, ставил ее на престол, выходил с вот этим ковчежцем, ставил на голову вот этого одержимого, читал какую-то молитву. Какую — никто не слышал. После этого тот затихал, успокаивался, приходил в себя, его спокойно причащали, и через день, через два, это уже был совершенно нормальный человек, который освободился от вот этого тяжело страшного состояния.

А что касается у современных батюшек: скольким батюшкам дано разрешение производить отчитки?

Я не знаю, такой статистики в принципе нет. Я знаю, что, скажем, отец Герман совершает экзорцизм в Троице-Сергиевой лавре, могу назвать ещё два-три имени. Вот я называл отца Адриана в Псково-Печерском монастыре, но он сейчас уже, по-моему, не отчитывает. То есть сейчас даже большая проблема для человека, который действительно испытывает в этом необходимость, найти какого-нибудь священника, чтобы к нему приехать. Раньше было больше священников, сейчас почему-то, вот по каким-то причинам их становится гораздо и гораздо меньше.

Как Вы считаете — соотношение, скажем так, пациентов медицинских, и людей с действительно духовной необходимостью в этом обряде — оно примерно каково?

Я думаю, что людей с диагнозом, людей требующих лечения, многократно больше, чем людей, которые требуют вот такого духовного вмешательства. Хотя всё равно, поскольку у нас большая страна, поскольку у нас всё-таки храмов много, верующих много, в целом по стране это не 100 человек, и не 200 человек, а гораздо больше. Обычно такие люди всё-таки как-то, даже если они не находят священника, который готов отчитать, ищут утешения всё-таки в Церкви. Вот на самом деле некоторые писатели церковные утверждают парадоксальную вещь: если человек держим бесами — это происходит не потому, что Бог как-то его возненавидел и вот таким образом обрекает его на какую-то муку, а потому что Бог через это призывает этого человека к покаянию. Вообще любые несчастья, любые беды, которые в нашей жизни происходят — они попускаются Богом, хотя не имеют, конечно, источником своим Самого Бога, они попускаются Им для нашего блага. Известная русская поговорка «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Гром может грянуть по-разному — и в том числе через впадение человека в это страшное состояние — состояние, с одной стороны, богооставленности, когда Бог отступает от человека. А как известно, свято место пусто не бывает — если от человека отступает Бог, то его место замещает бес, дьявол, и так далее. И вот через эти состояния человек начинает задумываться. Иногда это состояние, которое сопровождает жизнь совершенно ранее неверовавших людей. Не то что человек начитался духовной литературы, насмотрелся православных передач, перестарался, перетрудился, перемолился, перепостился и так запостился что бес в него влез. Часто это бывает с людьми, абсолютно никакого отношения к Церкви не имеющими. Через это люди эти вот таким страшным способом приходят, обращаются к вере, одумываются и начинают жить церковной жизнью. Через какое-то время, может быть, даже не сразу, их это состояние оставляет, и таким образом парадоксально происходит воцерковление человека. Таким образом парадокс веры заключается в том, что Господь даже бесов использует, так сказать, на пользу человеку. Но сами бесы хотят зла и добиваются всего самого худшего для человека, но Бог парадоксальным образом умеет обратить их зло в добро. Поэтому вот эти люди — их часто можно встретить в монастырях, в храмах — сами они очень страдают от этого состояния. Вот у нас в приходе стояла одна женщина на одном и том же месте всегда — у Иверской иконы Божией Матери, мучительно это все переносила, время от времени начинала на своего мучителя ругаться, но она была простая, поэтому она начинала говорить: ну чтобы тебя трамваем переехало! Через какое-то время она пришла в себя, немножечко это прекратилось, и она причащалась, исповедовалась — всё пришло в норму. Так что это состояние не обязательно преодолевается через отчитки — хотя и через это тоже, оно может преодолеваться через вхождение человека в церковную жизнь и через самопреодоление. Преодоление вот этих тяжелых состояний, когда человек понуждает себя жить как христианин. Тогда бесы тоже отступают.

Вы упоминали, что в церковных кругах ведется полемика по этому вопросу и также существуют разные позиции. Кратенько — какие они, и что сейчас доминирует?

Нет, позиции очень разные: от крайнего неприятия — мне доводилось читать статьи батюшек, которые не верят в существование бесноватых в принципе. Есть позиция Алексея Ильича Осипова, например, нашего известного профессора Московской духовной академии, публициста, лектора, человека очень уважаемого — при этом у него есть всякие, так сказать, спорные мнения, суждения, которые тоже подвергаются критике. И вот он считает, что в древней Церкви это было, но это исчезло — традиции отчитки, — скажем, так же, как, например, говорение на языках — был такой дар, который был у первых христиан в древней Церкви, а затем это всё ушло, это всё исчезло, и сейчас задача христианина — просто жить по-христиански, и через это можно бесовские силы победить. Но все-таки, как мы знаем — не всегда примеры преодоления вот этого беснования через отчитки — они в Церкви существуют. Ну, кроме того, Алексей Ильич указывает, в частности, на то, что вот этот требник Петра Могилы возник в такой около католической среде и под сильным католическим влиянием, и в связи с вот этими экзорцизмами, которые были распространены у католиков в средние века. Были специальные экзорцисты-монахи у католиков, их можно было узнать, они ходили по дорогам Европы в сопровождении догов — порода собак. Доги — считалось почему-то, что их никакая нечистая сила не берёт, и вот значит, доги — такая надежная защита от всяких бесов. И вот эта традиция — традиция такого вот экзорцизма, она в католицизме существовала на протяжении столетий, и Петр Могила, как человек подверженный католическим влияниям, он вот этому всему подпал и этот чин привнес в свой требник. Да, у католиков это есть, у католиков это понимается всё немножко по-другому, чем у нас. Я уже об этом кратко сказал, но тем не менее, всё-таки это обычай, это традиция, и не зря же тот же отец Иоанн Кронштадтский изгонял бесов — причём через молитву, через дерзновенное обращение к Богу. Ну, вот отец Симеон отец Афиноген, многие-многие старцы в XX веке это практиковали, и практиковали именно по благословению и успешно. Есть описание случаев, когда люди получали исцеление от этого тяжелого состояния. Так что это объективная реальность. На самом деле здесь пугает многих вот именно такой оттенок мифологичности, сказочности, мистика. С одной стороны, всё это здорово напоминает всякие привороты, всякие сглазы, и так далее. Церковь не верит в сглазы — всё-таки, чтобы кто ни говорил. Правда, тут есть одна важная оговорка. У преподобного Амвросия Оптинского есть такие слова: не верьте в суеверия, и они никогда не сбудутся. Вот на самом деле суеверия действуют, и они сбываются на людях, которые придают им слишком большое значение, и это есть тоже реакция темных сил. Если ты веришь в кошку, которая перебежала тебе дорогу, то обязательно у тебя случится дальше несчастье, потому что бес дальше тебе подножку подставит. Но если ты не веришь в это, если ты не задумываешься об этом в принципе, если ты идешь исповедуешься, причащаешься, живешь церковной жизнью — никакие кошки, никакая соль на христианина не подействует. И вот многим кажется, что вот как раз эти отчитки — это что-то в области кошек, соли и так далее. Хотя всё-таки, конечно, это не так. Притом, что наши же многие православные священники, увы, делают всё возможное для того, чтобы перевести этот статус в статус соли, кошек, приворотов, и так далее.

И завершающий вопрос — в принципе Вы на него уже ответили для меня. Как Вы считаете: каково место отчитки в жизни простого православного человека, не подверженного суевериям, но, тем не менее, вовлеченного в церковную жизнь?

Я хочу сказать еще одну важную вещь в связи с этим. Экзорцизм над каждым православным человеком совершался раз в жизни — это перед Крещением; есть специальный чин — чин экзорцизма и чин отречения от сатаны. Ну тут дело вот в чём. Речь здесь не идет о том, что во всяком человеке сидит бес, что он там в любой момент может на ковре забиться в конвульсиях, с пеной, с криками, с матом и так далее. Речь здесь идет о том, что всякий человек, который рождается в мир, находится под властью того, что в Церкви принято именовать первородным грехом, это отдельная большая тема. То есть он бессилен перед сатаной, он находится в состоянии рабства сатане. Не в том смысле, что он делает дело сатаны, а в том смысле, что он сам по себе, не будучи еще человеком церковным, не будучи ещё человеком православным, он сам по себе ничего не может сделать, он бессилен, а помощи Божией у него ещё нет. И сатана в этом смысле над ним имеет огромную власть — как, скажем, имели власть рабовладельцы в Древнем мире над своими рабами. Раб мог быть хороший человек, но рабовладелец мог с ним сделать всё, что угодно. И вот всякий рождающийся в мир человек в нашем вот таком сегодняшнем, то что принято именовать падшем греховном состоянии, каждый человек находится в этом рабстве сатане. Вот от этого рабства человек освобождается как раз перед Крещением для того, чтобы уже сделаться рабом Божиим, рабом Христовым, и войти в Церковь. Так что и надо мной, и над всяким нашим телезрителем, который принял Таинство Крещения, обряд экзорцизма раз в жизни совершался. Но это не означает, что дальше нам всем надо стройными рядами, раз в полгода, или раз в 10 лет, или при каких-то сложных обстоятельствах, или при каких болезнях, или при каких-то несчастьях выстраиваться стройными рядами и идти в храм, чтобы батюшка нас отчитал, чтобы мы тоже немножко покатались по полу. Здесь речь идёт о другом. Здесь речь идёт о том, что на самом деле интерес, который проявляет человек к этим всем вещам — он часто очень-очень такой нездоровый. А любое лишнее излишнее обращение к мистическим состояниям, к каким-то тяжелым состояниям одержимости, к теме бесов — оно человека как-то немножечко может дезориентировать, потому что — повторяю то, с чего я начал — человек испытывает часто к бесам крайне нездоровый интерес и забывает о Христе. Поэтому для современного христианина, мне кажется, необходима констатация.

а) что Христос существует;

б) что существуют бесы и что они нападают на нас, что они делают все возможное, чтобы нас победить;

в) что Христос не даст им нас одолеть, если мы будем прибегать к помощи Церкви. Вот всякие хождения — посмотреть, а как отчитывают, как это делается, как это происходит — это неправильно и опасно для человека. Поэтому вот я думаю, что конечно, какие-то кадры хроники можно посмотреть — для того, чтобы убедиться, что это было и бывает на самом деле, но делать это каким-то интересом своей жизни, много об этом читать книжек — это для человека неполезно.

Спасибо Петр Юрьевич, за интереснейшую беседу. Я думаю, что мы продолжим с Вами обсуждать различные аспекты в духовной жизни. Спасибо, до свидания.

Спасибо. Желаю всем помощи Божией. Спасибо, до свидания

См. также сайт Суеверие.Нет на портале «Азбука веры».

Метки 2 4 967
Оставить комментарий » 2 комментария
  • Светлана, 7 июня 2013

    Спасибо за беседу…Непонятно только почему никто не может остановить тех батюшек у которых нет благостовения епископа или кто должен это разрешать. Наверняка же доносят, кто и где совершает отчитки…. Интересно а священники все здоровы психически? Кто это вообще оценивает? 

    Ответить »
    • Галина Ледкова, 10 октября 2013

       перехела ипз Москвы..вопрос по делу , уважаемая Светлана. Да, здоров ли батюшка—вопрос сложный, некоторые явно больны..особо сребролюбием.. Надо в случае непоняток — писать В ЕПАРХИЮ, в которой служит батюшка.. пусть его освидетельствуют на ПСИХ. состояние..  Да,   о времена .. о нравы!! Ну есть еще и благочестивые пастыри, их молитвами и Земля Русская держится.. Спасения вам .. в Дивеево ,если решите приехать, то плиззз..  я там живу .. рядом с монастырем , болшьшой дом..8-910-145-10-35

      Ответить »
Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики
Всего записей: 1191
Аборты Ад Акафист Алкоголизм Ангелы Апокалипсис Аскетика Астрология Афон Бесы Библия Бог Богородица Богослужения Брак Валаам Великий Пост Вера Ветхий Завет Война Вопросы Всенощное бдение Государство Грехи Дети Добро Догматы Документальные фильмы Духовное чтение Евангелие Жизнь Загробная жизнь Здоровье Зло Иисус Христос Иконы Индуизм Искусство Искушения Ислам История История Церкви Йога Катехизация Книги Колядки Крещение Литургия Любовь Медицина Милосердие Миссионерство Молитвы Монашество Музыка Мультфильм Наука Новый Завет Оглашение Оккультизм Оптина Пустынь Ответы Паломничество Пасха Патриарх Пороки Пост Православие Праздники Причастие Проповедь Психология Религии Религия Рождество Христово Святые Святыни Священники Секты Семья Серафим Саровский Сергий Радонежский Смерть Смысл жизни Спасение Старцы Страсти Страстная Суеверия Таинства Фильмы Христианство Христос Художественное кино Церковнославянский Церковь Человек Чудо Язычество рай
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес:

Самое популярное (просмотров)
Последние комментарии

Владимир: Вера истинная ведёт к страху Господню, а со страхом приходит мудрость, благоразумие и сдержанность и спокойствие, рассудительность. Храни …

Мария: Спасибо за мужество и искренность! За поиски Истины и честность! Слава Богу за всё! Вы дали больше сил и веры в родное Православие!

Светлана: Спасибо за интересные и поучительные лекции.Спаси Вас ГОСПОДИ!

Алексей: Европейская модель уничтожения образа Божьего в людях   Преддверие ада — это рай западного образца   Недавно мой друг …

Елизавета: Во истину о. Олег Стеняев сокровище для нашей церкви! Дай Бог ему здоровья и помощь в его трудах! Всегда с большим удовольствием слушаю его …

р.б.Нина: Здравствуйте, я зашла на сайт О. Олега Стеняева и , по-видимому, не зря.   Настолько понятно толкование Библии отцом на Видео, что захотелос …

Ксения: Зло побеждается добром, но, касательно защиты Родины....Сергий Радонежский говорил, благословляя Ослябу и Пересвета(монахов) на битву: "Если …

Галина: Неожиданно наткнулась на этот сайт - потрясло! Посмотрела только несколько сюжетов, прожила глубокое чувство радости и благодарности к автор …

Владимир: Сильнейшая картина.Концовка вывернула душу наизнанку.Настоящий доктор Джузеппе Москати!!! Причина Добра-это Любовь!

Рома: Мне очень понравился мультфлильм...огромная благодарность его создателям!