Об­ре­те­ние мо­щей свт. Ди­мит­рия Ростовского

• 21 сен

Ма­лая вечерня
Ве­ли­кая вечерня
Утре­ня
Ли­тур­гия

ОТ­ДА­НИЕ ПРАЗДНИКА
ВОЗ­ДВИ­ЖЕ­НИЯ ЖИ­ВО­ТВО­РЯ­ЩЕ­ГО КРЕСТА.
ОБ­РЕ­ТЕ­НИЕ МО­ЩЕЙ СВЯ­ТИ­ТЕ­ЛЯ ДИМИТРИЯ,
МИТ­РО­ПО­ЛИ­ТА РОСТОВСКОГО

Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский

НА МА­ЛЕЙ ВЕЧЕРНИ

НА МА­ЛОЙ ВЕЧЕРНЕ

На Гос­по­ди, воз­звах: сти­хи­ры, глас 1.
По­до­бен: Небес­ных чинов:

На “Гос­по­ди воз­звах:” сти­хи­ры, глас 1
По­до­бен: Небес­ных полков:

Вма­ле был еси ве­рен, Ди­мит­рие, / над мно­ги­ми тя по­ста­ви Гос­подь, / и вшел еси в ра­дость Гос­по­да тво­е­го, / иде­же пред­стоя Ему, / мо­ли­ши­ся о ду­шах наших. Вма­лом ты был ве­рен, Ди­мит­рий, / над мно­ги­ми те­бя по­ста­вил Гос­подь, / и во­шел ты в ра­дость Гос­по­да тво­е­го, / где, пред­стоя Ему, / мо­лишь­ся о ду­шах наших.
В еди­но­на­де­ся­тый час по­тру­ди­вый­ся, / ра­вен ди­на­рий с пер­вы­ми при­ем­ле­ши: / жи­тия бо свя­тых на­пи­са­вый нам, / и сам в кни­ги жи­во­та веч­на­го / с ни­ми на­пи­сал­ся еси. В один­на­дца­тый час по­тру­див­шись, / рав­но с пер­вы­ми ди­на­рий по­лу­ча­ешь: / ибо, жи­тия свя­тых на­пи­сав нам, / ты и сам в кни­гу жиз­ни веч­ной / с ни­ми был записан.
От­ро­че­ство твое на уче­ние, / юно­ше­ство на по­дви­ги мо­на­ше­ския, / му­же­ствен­ный же воз­раст на поль­зу всем освя­тил еси, / их­же ра­ди тя ныне / во свя­тых почитаем. От­ро­че­ство твою уче­нию, / юность по­дви­гам мо­на­ше­ским, / му­же­ствен­ный же воз­раст на поль­зу всем ты по­свя­тил; / за это мы ныне те­бя / во свя­тых почитаем.
Яко­же мир и вся крас­ная ми­ра, / та­ко и на­чаль­ство над бра­ти­ею оста­ви­вый, / все­лил­ся еси в Ки­ев па­ки близ пе­щер, / ото­ну­ду­же би­сер жи­тий свя­тых / тру­ды тво­и­ми ис­ко­пал еси нам. Как мир и все кра­со­ты ми­ра, / так и на­чаль­ство над бра­ти­ей оста­вив, / по­се­лил­ся ты сно­ва в Ки­е­ве близ пе­щер, / от­ку­да жем­чуг жи­тий свя­тых / тру­да­ми тво­и­ми вы­ко­пал нам.
Сла­ва, глас той­же: Пре­п­ро­слав­лен бу­ди, / Трии­по­стас­ный Бо­же наш, / яко в позд­няя ле­та / но­ва­го чу­до­твор­ца Ди­мит­рия / Рос­сии да­ро­вал еси. Сла­ва, глас тот же: Пре­п­ро­слав­лен будь, / Трии­по­стас­ный Бо­же наш, / ибо Ты в по­след­ние вре­ме­на / но­во­го чу­до­твор­ца Ди­мит­рия / Рос­сии даровал.

И ныне, празд­ни­ка, глас 6. Самогласен:

И ныне, празд­ни­ка, глас 6, самогласен

Днесь сад жи­вот­ный / от зем­ных неза­хо­ди­мых недр про­ис­хо­дит, / на нем при­гвож­ден­на­го Хри­ста из­вест­ву­ет Вос­кре­се­ние / и, воздви­за­е­мый ру­ка­ми свя­щен­ни­че­ски­ми, / То­го на Небе­са воз­ве­ща­ет воз­но­ше­ние, / им­же на­ше сме­ше­ние от еже на зем­лю па­де­ния / на Небе­сех жи­тель­ству­ет. / Тем­же бла­го­дар­ственне возо­пи­им: / Гос­по­ди, воз­не­сый­ся на нем и тем со­воз­нес нас, / Небес­ныя Тво­ея ра­до­сти спо­до­би, / яко Человеколюбец. В сей день на­саж­де­ние жи­во­твор­ное / из недо­ступ­ных недр зем­ли ис­хо­дит, / вос­кре­се­ние при­гвож­ден­но­го на нем Хри­ста яв­ля­ет, / и, воз­дви­га­е­мый ру­ка­ми свя­щен­ни­ков / воз­ве­ща­ет воз­не­се­ние Его на небе­са. / Бла­го­да­ря ему наш со­став по­сле па­де­ния на зем­лю / име­ет граж­дан­ство на небе­сах. / По­то­му бла­го­дар­ствен­но воз­зо­вем: / “Гос­по­ди, воз­не­сен­ный на нем / и чрез него и нас воз­нес­ший, / небес­ной Тво­ей ра­до­сти нас удо­стой / как Человеколюбец!”

Аще же несть отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас 1:

Небес­ных чи­нов ра­до­ва­ние, / на зем­ли че­ло­ве­ков креп­кое пред­ста­тель­ство, / Пре­чи­стая Де­во, / спа­си ны, иже к Те­бе при­бе­га­ю­щия, / яко на Тя упо­ва­ние по Бо­зе, Бо­го­ро­ди­це, возложихом.

Ес­ли нет отдания,
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас 1

Небес­ных пол­ков ра­дость, / на зем­ле лю­дям креп­кая за­щи­та, / Пре­чи­стая Де­ва, / спа­си нас, к Те­бе при­бе­га­ю­щих: / ибо мы на Те­бя, Бо­го­ро­ди­ца, / на­деж­ду по­сле Бо­га возложили.

“Свет от­рад­ный:” и про­ки­мен дня.

На сти­ховне сти­хи­ры, глас 2, самогласны:

Сти­хи­ры на сти­ховне, глас 2, самогласные

Ра­дуй­ся, гра­де Ро­сто­ве, / яко от Ки­е­ва, с пре­жде­по­чив­ши­ми в те­бе, / и се­го пас­ты­ря Ди­мит­рия, / ныне во свя­тых по­чи­та­е­ма­го, при­ял еси. Ра­дуй­ся, град Ро­стов, / ибо при­нял ты из Ки­е­ва / и се­го пас­ты­ря Ди­мит­рия, / ныне с преж­де по­чив­ши­ми в те­бе свя­ты­ми / во свя­тых почитаемого.
Стих: Свя­щен­ни­цы Твои об­ле­кут­ся в прав­ду, / и пре­по­доб­нии Твои возрадуются. Стих: Свя­щен­ни­ки Твои об­ле­кут­ся в прав­ду, / и свя­тые Твои ра­до­стью воз­ра­ду­ют­ся. Пс 131:9
Ра­дуй­ся, свя­щен­ное со­сло­вие, / в те­бе бо воз­сия свя­щен­но­на­чаль­ник Ди­мит­рий, / на него­же из­ли­я­ся нетле­ние, / аки ми­ро на бра­ду Аароню. Ра­дуй­ся, свя­щен­ное со­сло­вие, / ибо в те­бе вос­си­ял свя­щен­но­на­чаль­ник Ди­мит­рий, / на ко­то­ро­го из­ли­лось нетле­ние, / как мv­ро на бо­ро­ду Ааронову.
Стих: Чест­на пред Гос­по­дем / смерть пре­по­доб­ных Его. Стих: Дра­го­цен­на пред Гос­по­дом / смерть свя­тых Его. Пс 115:6
Ра­дуй­ся, Ди­мит­рие, / свя­ти­те­лей по­хва­ло, свя­щен­ни­ков сла­во, / пра­ви­ло мо­на­хов, / Церкве утверждение. Ра­дуй­ся, Ди­мит­рий, / свя­ти­те­лей по­хва­ла, свя­щен­ни­ков сла­ва, / пра­ви­ло мо­на­хов, / Церк­ви утверждение.
Сла­ва, глас той­же: Воз­даждь сла­ву Бо­гу тво­е­му, Рос­сие, / яко Про­сла­ви­вый те­бе преж­де свя­ты­ми / не остав­ля­ет про­слав­ля­ти и ныне. Сла­ва, глас тот же: Воз­дай сла­ву Бо­гу тво­е­му, Рос­сия, / ибо преж­де Про­сла­вив­ший те­бя свя­ты­ми / не пре­кра­ща­ет и ныне прославлять.

И ныне, празд­ни­ка, глас 6:

Днесь Дре­во яви­ся, / днесь род ев­рей­ский по­ги­бе, / днесь вер­ны­ми ца­ри ве­ра яв­ля­ет­ся, / и Адам дре­ва ра­ди ис­па­де, / и па­ки Дре­вом де­мо­ни востре­пе­та­ша: / Все­сильне Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

И ныне, празд­ни­ка, глас 6

В сей день дре­во яви­лось, / в сей день род ев­ре­ев по­гиб, / в сей день вер­ные ца­ри ве­ру про­яв­ля­ют. / И Адам из-за де­ре­ва от­пал, / и от Дре­ва же де­мо­ны за­тре­пе­та­ли. / Все­силь­ный Гос­по­ди, сла­ва Тебе!

Аще несть отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас 2:

Все упо­ва­ние мое / на Тя воз­ла­гаю, Ма­ти Бо­жия, / со­хра­ни мя под кро­вом Твоим.

Ес­ли нет отдания,
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас 2

Всю на­деж­ду мою / на Те­бя воз­ла­гаю, Ма­терь Бо­жия, / со­хра­ни ме­ня под по­кро­вом Твоим.

По Ныне от­пу­ща­е­ши: тро­парь свя­ти­те­ля. Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка. Аще несть от­да­ния, Бо­го­ро­ди­чен, глас 8: Иже нас ра­ди рож­дей­ся от Де­вы: см. на Утре­ни. По­сле Ныне от­пус­ка­ешь: тро­парь свя­ти­те­ля. Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка. Ес­ли нет от­да­ния, Бо­го­ро­ди­чен, глас 8: Ра­ди нас рож­ден­ный от Де­вы: см. на Утре­ни.

ОТ­ДА­НИЕ ПРАЗДНИКА
ВОЗ­ДВИ­ЖЕ­НИЯ ЖИ­ВО­ТВО­РЯ­ЩЕ­ГО КРЕСТА.
ОБ­РЕ­ТЕ­НИЕ МО­ЩЕЙ СВЯ­ТИ­ТЕ­ЛЯ ДИМИТРИЯ,
МИТ­РО­ПО­ЛИ­ТА РОСТОВСКОГО

НА ВЕ­ЛИ­ЦЕЙ ВЕЧЕРНИ

Бла­жен муж: 1‑й ан­ти­фон.

НА ВЕ­ЛИ­КОЙ ВЕЧЕРНИ

Бла­жен муж: 1‑й ан­ти­фон.

На Гос­по­ди, воз­звах: сти­хи­ры празд­ни­ка на 6 и свя­та­го на 4. На “Гос­по­ди воз­звах:” сти­хи­ры празд­ни­ка на 6 и свя­то­го на 4.

Аще несть отдания,
сти­хи­ры свя­та­го на 8. Глас 8.
По­до­бен: О, пре­слав­на­го чудесе:

Ес­ли нет отдания,
сти­хи­ры свя­то­го на 8. Глас 8.
По­до­бен: О пре­слав­ное чудо:

Днесь сви­де­тель­ство сы­на гро­мо­ва / и на те­бе сбыст­ся, свя­те Ди­мит­рие, / во­ис­ти­ну бо сви­де­тель­ство­ва­ся ти от всех / и от Са­мыя Ис­ти­ны, / яко тво­и­ми мо­лит­ва­ми немощ­нии вра­чу­ют­ся, / сле­пии пре­зи­ра­ют, хро­мии хо­дят, / де­мо­ни от­го­ня­ют­ся и вся скор­би ре­шат­ся. / Се­го ра­ди по­чи­та­ем тя вси, / но­вый наш Рос­сий­ский чудотворче. Всей день сви­де­тель­ство сы­на гро­мо­ва / и на те­бе сбы­лось, свя­той Ди­мит­рий, / ибо во­ис­ти­ну ты по­лу­чил сви­де­тель­ство от всех / и от Са­мой Ис­ти­ны, / ведь тво­и­ми мо­лит­ва­ми немощ­ные вра­чу­ют­ся, / сле­пые про­зре­ва­ют, хро­мые хо­дят, / де­мо­ны от­го­ня­ют­ся и все скор­би пре­кра­ща­ют­ся. / По­то­му мы все по­чи­та­ем те­бя, / но­вый наш Рос­сий­ский чудотворец.
Но­во­яв­ленне свя­ти­те­лю Ди­мит­рие, / в час смер­ти, па­че же жи­во­та тво­е­го / чрес­ла лю­бо­вию пре­по­я­сал еси / и, но­зе обув во упо­ва­ние Хри­сто­во, / све­тиль­ник ве­ры укра­сил еси еле­ем дел бла­гих. / Тем с муд­ры­ми вшел еси в Небес­ный чер­тог, / иде­же пред­стоя Вла­ды­це Хри­сту, по­мо­ли­ся, / да при­шед­шу по­лу­нощ­но­му воп­лю, / изы­дем в сре­те­ние Ему и мы готови. Но­во­яв­лен­ный свя­ти­тель Ди­мит­рий! / В час смер­ти, а еще бо­лее в жиз­ни тво­ей, / чрес­ла ты лю­бо­вью пре­по­я­сал / и, обув но­ги в на­деж­ду на Хри­ста, / све­тиль­ник ве­ры укра­сил еле­ем доб­рых дел. / По­то­му с муд­ры­ми де­ва­ми во­шел в Небес­ный чер­тог, / где, пред­стоя Вла­ды­ке Хри­сту, по­мо­лись, / что­бы, ко­гда в пол­ночь раз­даст­ся крик, / и мы вы­шли на­встре­чу Ему готовыми.
О, глу­би­на су­деб Бо­жи­их! / О, без­дна неис­чер­па­е­мых Его бла­го­стей! / Ка­ко за пра­вед­ность мзду пра­вед­ни­чу вос­при­ят, / дерз­но­ве­ние об­рет за ча­да твоя, / их­же хра­нит Гос­подь те­бе ра­ди, / пра­вед­ни­че Бо­жий Ди­мит­рие. / С сед­ма­го ме­ся­ца на­чал еси тру­ди­ти­ся в спи­са­ни­их жи­тий свя­тых, / в сед­мый и мзду при­ял еси яв­ле­ни­ем мо­щей тво­их. / Мо­ли спа­сти­ся всем чту­щим тя, но­во­яв­ленне Димитрие. О, глу­би­на су­дов Бо­жи­их! / О, без­дна неис­чер­па­е­мых Его бла­го­де­я­ний! / Как за пра­вед­ность ты на­гра­ду пра­вед­ни­ка по­лу­чил, / дерз­но­ве­ние об­рел за чад тво­их, / ко­то­рых хра­нит Гос­подь ра­ди те­бя, / пра­вед­ник Бо­жий Ди­мит­рий! / С седь­мо­го ме­ся­ца на­чал ты тру­дить­ся над пи­са­ни­ем жи­тий свя­тых, / в седь­мой и при­нял воз­да­я­ние яв­ле­ни­ем мо­щей тво­их. / Мо­ли о спа­се­нии всех, чту­щих те­бя, но­во­яв­лен­ный Димитрий!
Глас 6: В жи­тии тво­ем, свя­ти­те­лю Ди­мит­рие, / чрес­ла лю­бо­вию пре­по­я­сал еси, / и но­зе обув во упо­ва­ние Хри­сто­во, / све­тиль­ник ве­ры укра­сил еси еле­ем дел бла­гих, / тем с муд­ры­ми вшел еси в Небес­ный чер­тог, / иде­же пред­стоя Вла­ды­це Хри­сту, мо­ли­ся, / да при­шед­шу по­лу­нощ­но­му воп­лю, / изы­дем в сре­те­ние Ему и мы готови. Глас 6: В жиз­ни тво­ей, свя­ти­тель Ди­мит­рий, / чрес­ла ты лю­бо­вью пре­по­я­сал / и, обув но­ги в на­деж­ду на Хри­ста, / све­тиль­ник ве­ры укра­сил еле­ем доб­рых дел. / По­то­му с муд­ры­ми де­ва­ми во­шел в Небес­ный чер­тог, / где, пред­стоя Вла­ды­ке Хри­сту, по­мо­лись, / что­бы, ко­гда в пол­ночь раз­даст­ся крик, / и мы вы­шли на­встре­чу Ему готовыми.
Сла­ва, глас 8: Крас­ны но­зе бла­го­вест­ву­ю­щих мир, / бла­го­вест­ву­ю­щих бла­гая, / крас­ны во­ис­ти­ну но­зе и твои, о Ди­мит­рие, / па­че же весь кра­сен еси, / яко вне­гда при­и­ти те­бе на пре­стол свой, / абие мир всем бла­го­ве­стил еси: / мир Церк­вам и гра­дом, / мир до­мом и вся­ко­му со­жи­тель­ству. / Мир Бо­жий, Па­вел, ве­щал еси, / да во­дво­ря­ет­ся в серд­цах ва­ших, / и мир имей­те и свя­ты­ню со все­ми, бра­тие. / Та­ко убо и ныне по­се­ти­вый нас яв­ле­ни­ем мо­щей тво­их, / бла­го­вест­вуй и ми­ро­ви ве­лию милость. Сла­ва, глас 8: Пре­крас­ны но­ги бла­го­вест­ву­ю­щих мир, / бла­го­вест­ву­ю­щих бла­гое, / пре­крас­ны во­ис­ти­ну и твои но­ги, о Ди­мит­рий, / луч­ше же ска­зать, ты пре­кра­сен весь, / ибо ко­гда при­шел ты на пре­стол свой, / тот­час мир всем бла­го­вест­во­вал: / мир Церк­вам и го­ро­дам, / мир до­мам и вся­кой се­мье. / “Мир Бо­жий, – как Па­вел ты ве­щал, / – да во­дво­ря­ет­ся в серд­цах ва­ших, / и имей­те мир и свя­тость в об­ще­нии со все­ми, бра­тия!” / Так и ныне, по­се­тив нас яв­ле­ни­ем мо­щей тво­их, / бла­го­вест­вуй и ми­ру ве­ли­кую милость.
И ныне, празд­ни­ка, глас 2: При­и­ди­те, вси язы­цы, / бла­го­сло­вен­но­му Дре­ву по­кло­ним­ся, / им­же бысть веч­ная прав­да: / праoт­ца бо Ада­ма пре­льсти­вый дре­вом / Кре­стом пре­льща­ет­ся / и па­да­ет, низ­вер­жен, па­де­ни­ем стран­ным, / му­чи­тель­ством одер­жа­вый цар­ское зда­ние; / Кро­вию Бо­жи­ею яд зми­ев от­мы­ва­ет­ся, / и клят­ва раз­ру­ши­ся осуж­де­ния пра­вед­на­го, / непра­вед­ным су­дом Пра­вед­ни­ку осуж­де­ну быв­шу; / Дре­вом бо по­до­ба­ше дре­во ис­це­ли­ти / и Стра­стию Без­страст­на­го, яже на Дре­ве, / раз­ре­ши­ти стра­сти осуж­ден­на­го. / Но сла­ва, Хри­сте Ца­рю, / eже о нас Тво­е­му муд­ро­му смот­ре­нию, / им­же спасл eси всех, / яко Благ и человеколюбец. И ныне, празд­ни­ка, глас 2: При­ди­те, все на­ро­ды, / бла­го­сло­вен­но­му Дре­ву по­кло­ним­ся, / чрез ко­то­рое на­ста­ла веч­ная прав­да. / Ибо пра­от­ца Ада­ма дре­вом обо­льстив­ший / Кре­стом улов­ля­ет­ся; / и, низ­верг­шись, па­да­ет па­де­ни­ем неудер­жи­мым / на­силь­но за­вла­дев­ший цар­ским со­зда­ни­ем. / Кро­вию Бо­жи­ей яд змия смы­ва­ет­ся, / и уни­что­же­но про­кля­тие пра­вед­но­го осуж­де­ния, / ко­гда Пра­вед­ник осуж­ден был су­дом непра­вед­ным. / Ибо Дре­вом над­ле­жа­ло дре­во ис­це­лить / и стра­да­ни­ем Бес­страст­но­го на Дре­ве / уни­что­жить стра­сти осуж­ден­но­го. / Но сла­ва, Хри­сте Царь, / Тво­е­му по­вер­га­ю­ще­му в тре­пет про­мыс­лу о нас, / ко­то­рым Ты спас всех, / как бла­гой и Человеколюбец.

Аще несть отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

Ес­ли нет отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас 8

Царь Небес­ный / за че­ло­ве­ко­лю­бие на зем­ли яви­ся, / и с че­ло­ве­ки по­жи­ве: / от Де­вы бо Чи­стыя плоть при­е­мый, / и из Нея про­ше­дый с вос­при­я­ти­ем. / Един есть Сын, су­губ есте­ством, / но не Ипо­ста­сию. / Тем­же со­вер­шен­на То­го Бо­га / и со­вер­шен­на Че­ло­ве­ка во­ис­ти­ну про­по­ве­да­ю­ще, / ис­по­ве­ду­ем Хри­ста Бо­га на­ше­го: / Его­же мо­ли, Ма­ти Без­не­вест­ная, / по­ми­ло­ва­ти­ся ду­шам нашим. Царь Небес­ный / по че­ло­ве­ко­лю­бию на зем­ле явил­ся / и оби­тал сре­ди лю­дей; / ибо, при­няв плоть от чи­стой Де­вы / и от Нее про­изой­дя с этой пло­тию, / Он пре­бы­ва­ет еди­ным Сы­ном, / двой­ствен­ным по есте­ству, но не по Ипо­ста­си. / По­то­му про­воз­гла­шая Его во­ис­ти­ну / со­вер­шен­ным Бо­гом и со­вер­шен­ным че­ло­ве­ком, / мы ис­по­ве­ду­ем Хри­ста Бо­гом на­шим. / Мо­ли Его, Ма­терь, бра­ка не по­знав­шая, / о по­ми­ло­ва­нии душ наших.
Вход. Про­ки­мен дне, и чте­ния три. Вход. Про­ки­мен дня. И чте­ния праздника:

Прит­чей чте­ние (гла­вы 10, 3 и 8):

1. Прит­чей чтение

Па­мять пра­вед­на­го с по­хва­ла­ми, / и бла­го­сло­ве­ние Гос­подне на гла­ве его. / Бла­жен че­ло­век, иже об­ре­те пре­муд­рость, / и смер­тен, иже уве­де ра­зум. / Луч­ше бо сию ку­по­ва­ти, / неже­ли зла­та и среб­ра со­кро­ви­ща. / Чест­ней­шая же есть ка­ме­ний мно­го­цен­ных, / все же чест­ное недо­стой­но ея есть. / Дол­го­та бо дней и ле­та жи­во­та в дес­ни­це ея, / в шуй­це же ея бо­гат­ство и сла­ва. / От уст ея ис­хо­дит прав­да, / за­кон же и ми­лость на язы­це но­сит. / По­слу­шай­те убо мене, о ча­да, / чест­ная бо ре­ку, / и бла­жен че­ло­век, иже пу­ти моя со­хра­нит. / Ис­хо­ди бо мои – ис­хо­ди жи­во­та, / и уго­тов­ля­ет­ся хо­те­ние от Гос­по­да. / Се­го ра­ди мо­лю вас / и пред­ла­гаю мой глас сы­но­вом че­ло­ве­че­ским: / яко аз, пре­муд­рость, устро­их со­вет, / и ра­зум и смысл аз при­звах. / Мой со­вет и утвер­жде­ние, / мой ра­зум, моя же кре­пость. / Аз мене лю­бя­щия люб­лю, / ищу­щии же мене об­ря­щут бла­го­дать. / Ра­зу­мей­те убо, незло­би­вии, ко­вар­ство, / нена­ка­зан­нии же, при­ла­гай­те серд­ца. / По­слу­шай­те мене и па­ки, / чест­ная бо ре­ку, / и от­вер­зу от устен пра­вая, / яко ис­тине по­учит­ся гор­тань мой, / мерз­ки же пре­до мною уст­ны лжи­выя. / С прав­дою вси гла­го­лы уст мо­их, / ни­что­же в них стро­пот­но, ни­же раз­вра­щен­но. / Вся пра­ва суть ра­зу­ме­ва­ю­щим / и про­ста об­ре­та­ю­щим ра­зум. / На­учу бо вас ис­тине, / да бу­дет о Гос­по­де на­деж­да ва­ша, / и ис­пол­ни­те­ся Духа. Па­мять пра­вед­ни­ка – с по­хва­ла­ми, и бла­го­сло­ве­ние Гос­подне – на гла­ве его. Бла­жен че­ло­век, ко­то­рый об­рел пре­муд­рость, и смерт­ный, ко­то­рый по­стиг ра­зум, – ибо луч­ше её при­об­ре­тать, чем со­кро­ви­ща из се­реб­ра и зо­ло­та. Она до­ро­же кам­ней дра­го­цен­ных: не воc­про­ти­вит­ся ей ни­что дур­ное; она хо­ро­шо из­вест­на всем, лю­бя­щим ее, и все дра­го­цен­ное не до­стой­но ее. Ибо дол­го­та жи­тия и го­ды жиз­ни – в пра­вой ру­ке её, а в ле­вой у неё – бо­гат­ство и сла­ва; из уст её вы­хо­дит прав­да; за­кон же и ми­лость она на язы­ке но­сит. Итак, по­слу­шай­те ме­ня, о де­ти, ибо я важ­ное ска­жу, и бла­жен че­ло­век, ко­то­рый пу­ти мои со­хра­нит, ибо ис­хо­ды мои – ис­хо­ды жиз­ни, и го­то­вит­ся же­ла­ние от Гос­по­да. По­то­му убеж­даю вас и по­сы­лаю мой глас сы­нам че­ло­ве­че­ским. Ибо я, пре­муд­рость, устро­и­ла со­вет, и зна­ние и смысл я при­зва­ла. Мой – со­вет и без­опас­ность; мой – ра­зум, моя и си­ла. Я ме­ня лю­бя­щих люб­лю, а ищу­щие ме­ня най­дут бла­го­дать. При­ду­май­те же, без­злоб­ные, хит­рость, а не на­став­лен­ные – при­ло­жи­те серд­це. По­слу­шай­те ме­ня и еще, ибо я важ­ное ска­жу, и от­крою гу­ба­ми сво­и­ми пра­вое; ибо ис­тине по­учать­ся бу­дет гор­тань моя, и мерз­ки пре­до мною гу­бы лжи­вые. С прав­дою все ре­чи уст мо­их, ни­че­го в них ни кри­во­го, ни ис­ка­жен­но­го; все они пря­мы для ду­ма­ю­щих и пра­виль­ны для на­хо­дя­щих зна­ние. Ибо я учу вас ис­тин­но­му, что­бы бы­ла в Гос­по­де на­деж­да ва­ша, и вы ис­пол­ни­лись Духа.

Cр. Притч 10:7А – 5 А; 3:13 – 16; 8:34А, 35А – 36 А; 8:12, 14, 17; 8:5 – 10; 22, 19А 1, 23Б (?)

Прит­чей чте­ние (гла­вы 10 и 11):

2. Прит­чей чтение

Уста пра­вед­на­го кап­лют пре­муд­рость, язык же непра­вед­на­го по­гиб­нет. Устне му­жей пра­вед­ных кап­лют бла­го­да­ти, уста же нече­сти­вых раз­вра­ща­ют­ся. Ме­ри­ла льсти­вая мер­зость пред Гос­по­дем, вес же пра­вед­ный при­я­тен Ему. Иде­же аще вни­дет до­са­жде­ние, та­мо и без­че­стие, уста же сми­рен­ных по­уча­ют­ся пре­муд­ро­сти. Со­вер­ше­ние пра­вых на­ста­вит их и по­полз­но­ве­ние от­ри­ца­ю­щих­ся упа­сет их. Не поль­зу­ют име­ния в день яро­сти, прав­да же из­ба­вит от смер­ти. Умер пра­вед­ный, оста­ви рас­ка­я­ние, на­руч­на же бы­ва­ет и по­сме­я­тель­на нече­сти­вых па­гу­ба. Прав­да непо­роч­на­го ис­прав­ля­ет пу­ти, в нече­стие же па­да­ет неправ­да. Прав­да му­жей пра­вых из­ба­вит их, без­со­ве­ти­ем же пле­ня­ют­ся без­за­кон­нии. Скон­чав­шу­ся му­жу пра­вед­ну, не по­гиб­нет на­деж­да, по­хва­ла же нече­сти­вых по­гиб­нет. Пра­вед­ник от ло­ва убег­нет, вме­сто же его пре­да­ет­ся нече­сти­вый. Во устех нече­сти­вых сеть граж­да­ном, чув­ство же пра­вед­ных бла­госпеш­ное. Во бла­гих пра­вед­ных ис­пра­вит­ся град, и в по­ги­бе­ли нече­сти­вых ра­до­ва­ние. Во бла­го­сло­ве­нии пра­вых воз­вы­сит­ся град, усты же нече­сти­вых рас­ко­па­ет­ся. Ру­га­ет­ся граж­да­ном ли­шен­ный ра­зу­ма, муж же муд­рый без­мол­вие водит. Уста пра­вед­ни­ка ис­то­ча­ют муд­рость, язык же непра­вед­но­го по­гиб­нет. Гу­бы му­жей пра­вед­ных ис­то­ча­ют бла­го­дать, а уста нече­сти­вых раз­вра­ща­ют­ся. Ве­сы невер­ные – мер­зость пред Гос­по­дом, но пра­виль­ный вес уго­ден Ему. Ку­да вой­дет дер­зость, там и бес­че­стие; уста же сми­рен­ных обу­ча­ют­ся пре­муд­ро­сти. Со­вер­шен­ство пря­мо­душ­ных на­ста­вит их, а ко­вар­ство на­ру­ша­ю­щих сло­во по­гло­тит их. Не при­не­сут поль­зы име­ния в день гне­ва, пра­вед­ность же из­ба­вит от смер­ти. Умер­ший пра­вед­ник оста­вил со­жа­ле­ние, но близ­ка бы­ва­ет и ра­ду­ет по­ги­бель нече­сти­вых. Пра­вед­ность непо­роч­но­го вер­но опре­де­ля­ет пу­ти, нече­стие же впа­да­ет в неправ­ду. Пра­вед­ность му­жей пря­мых из­бав­ля­ет их, без­рас­суд­ством же улов­ля­ют­ся без­за­кон­ные. По кон­чине му­жа пра­вед­но­го не гиб­нет на­деж­да, по­хваль­ба же нече­сти­вых по­ги­ба­ет. Пра­вед­ник вы­хо­дит из за­пад­ни, а вме­сто него пре­да­ет­ся нече­сти­вый. В устах нече­сти­вых ло­вуш­ка граж­да­нам, чув­ство же пра­вед­ных бла­го­успеш­но. До­сто­ин­ства­ми пра­вед­ных обод­рил­ся го­род, и в по­ги­бе­ли нече­сти­вых – ли­ко­ва­ние. Бла­го­сло­ве­ни­ем пра­вед­ных воз­вы­сит­ся го­род, уста­ми же нече­сти­вых он раз­ру­шен. Глу­мит­ся над со­граж­да­на­ми скуд­ный ра­зу­мом, но муж ра­зум­ный спо­кой­ствие вно­сит. Притч 10:31–32; 11:1–2, 4, 3, 5–12

Пре­муд­ро­сти Со­ло­мо­ни чте­ние (гла­ва 4):

3. Пре­муд­ро­сти Со­ло­мо­на чтение

Пра­вед­ник, аще по­стиг­нет скон­ча­ти­ся, в по­кои бу­дет. Ста­рость бо чест­на, не мно­го­лет­на, ни­же в чис­ле лет ис­чи­та­ет­ся. Се­ди­на же есть муд­рость че­ло­ве­ком, и воз­раст ста­ро­сти – жи­тие несквер­ное. Бла­го­уго­ден Бо­гу быв, воз­люб­лен бысть, и жи­вый по­сре­де греш­ник пре­став­лен бысть. Вос­хи­щен бысть, да не зло­ба из­ме­нит ра­зу­ма его, или лесть пре­льстит ду­шу его. Ра­че­ние бо зло­бы по­мра­ча­ет доб­рая, и па­ре­ние по­хо­ти пре­ме­ня­ет ум незло­бив. Скон­чав­ся вма­ле, ис­пол­ни ле­та дол­га, угод­на бо бе Гос­по­ду ду­ша его, се­го ра­ди пот­ща­ся от сре­ды лу­кав­ствия. / Лю­дие же ви­дев­ше и не ра­зу­мев­ше, ни­же по­ло­ж­ше в по­мыш­ле­нии та­ко­вое, яко бла­го­дать и ми­лость в пре­по­доб­ных Его и по­се­ще­ние во из­бран­ных Его. Пра­вед­ник, ес­ли и преж­де­вре­мен­но cкон­ча­ет­ся, в по­кое бу­дет, ибо ста­рость по­чтен­ная не в дол­го­веч­но­сти и не чис­лом лет из­ме­ря­ет­ся: но рас­су­ди­тель­ность – се­ди­на для лю­дей, и воз­раст ста­ро­сти – жизнь непо­роч­ная. Став уго­ден Бо­гу, он был воз­люб­лен, и, как жив­ший сре­ди греш­ни­ков, пе­ре­се­лен; был вос­хи­щен, что­бы зло­ба не из­ме­ни­ла ра­зу­ма его, или ко­вар­ство не об­ма­ну­ло ду­шу его. Ибо обо­льще­ние по­ро­ка по­мра­ча­ет доб­рое, и меч­та­ние по­хо­ти по­вре­жда­ет ум без­злоб­ный. Став со­вер­шен­ным ско­ро, он ис­пол­нил ле­та дол­гие: ибо угод­на Гос­по­ду бы­ла ду­ша его, по­то­му и по­спе­шил он из сре­ды лу­кав­ства. Лю­ди же уви­дев то и не по­стиг­нув, да­же и не взя­ли в мысль та­кое, что бла­го­дать и ми­лость со свя­ты­ми Его и по­пе­че­ние об из­бран­ных Его. Прем 4:7–15
На ли­тии сти­хи­ры празд­ни­ка и свя­та­го стиховныя. На ли­тии сти­хи­ры празд­ни­ка и свя­то­го стиховные.

Аще несть отдания,
сти­хи­ры свя­та­го. Глас 7:

Ес­ли нет отдания,
сти­хи­ры свя­то­го. Глас 7

Ве­лий еси, Гос­по­ди, / и ди­вен во свя­тых Сво­их, / яко по успе­нии и во гро­бе Са­му­и­ле­вы ко­сти про­ро­че­ству­ют / и Ели­се­е­вы мерт­выя мерт­вых вос­кре­ша­ют, / Или­и­на же ми­лоть сю­ду и сю­ду во­ды раз­де­ля­ет. / Чуд­на сия во­ис­ти­ну и див­на, / но чуд­нее сень Пет­ро­ва и главо­тя­жи Пав­ла, / иже ду­хи нечи­стыя про­го­ня­ху и ис­це­ля­ху вся­ку бо­лезнь и язву. / Сим всем по­чу­див­ше­ся чу­де­сем, / про­сла­вим чу­до­де­ю­ща­го Бо­га и ныне / во свя­тем чу­до­твор­це Димитрии. Ве­лик Ты, Гос­по­ди, / и ди­вен во свя­тых Сво­их, / ибо и по успе­нии во гро­бе ко­сти Са­му­и­ла про­ро­че­ству­ют / и мерт­вое те­ло Ели­сея мерт­во­го вос­кре­ша­ет, / ми­лоть же Илии ту­да и сю­да во­ды раз­де­ля­ет. / Чуд­но это во­ис­ти­ну и див­но, / но чу­дес­нее тень Пет­ра и плат­ки Пав­ла, / ко­то­рые ду­хов нечи­стых про­го­ня­ли и ис­це­ля­ли вся­кую бо­лезнь и язву. / По­ди­вив­шись всем этим чу­де­сам, / про­сла­вим Бо­га и ныне чу­до­тво­ря­ще­го / во свя­том чу­до­твор­це Димитрии.
Глас 6: При­ем­ляй мо­лит­вы свя­тых Тво­их на Небе­си / и обе­ща­вый ра­ди пра­вед­ных не по­гу­би­ти греш­ныя на зем­ли, / по­ве­лел еси тыя в мо­лит­ву при­зы­ва­ти к Те­бе, Гос­по­ди: / иди­те бо, гла­го­ле­ши, к ра­бу Мо­е­му Иову, / и со­тво­рит жерт­ву и мо­лит­ву за вы. / Но и сам Твой угод­ник Мо­и­сей, / и в пе­щи трие от­ро­цы, / егда умо­ля­ху Тя за лю­ди со­гре­ш­шия, / преж­де по­чив­ших пра­от­цев свя­тых пред­став­ля­ху Ти. / Си­це и ныне, мо­ля­ще­ся Те­бе, Хри­сте Бо­же наш, / при­во­дим в мо­лит­ву угод­ни­ка Тво­е­го Ди­мит­рия, свя­то по­жив­ша­го, / да его ра­ди пра­вед­ни­ка по­ща­ди­ши нас, греш­ных, / и спа­се­ши ду­ши наша. Глас 6: При­ни­ма­ю­щий мо­лит­вы свя­тых Тво­их на небе­сах / и обе­щав­ший ра­ди пра­вед­ных не по­гу­бить греш­ных на зем­ле, / по­ве­лел Ты при­зы­вать их в мо­лит­вах к Те­бе, Гос­по­ди; / ибо го­во­ришь: “Иди­те к ра­бу Мо­е­му Иову, / и со­вер­шит он жерт­ву и мо­лит­ву за вас”. / Но и сам Твой слу­жи­тель Мо­и­сей, / и в пе­чи три от­ро­ка, / ко­гда умо­ля­ли Те­бя за лю­дей со­гре­шив­ших, / преж­де все­го по­чив­ших свя­тых пра­от­цев пред­став­ля­ли Те­бе. / Так и ныне, мо­лясь Те­бе, Хри­сте Бо­же наш, / при­зы­ва­ем в мо­лит­вах слу­жи­те­ля Тво­е­го Ди­мит­рия, свя­то по­жив­ше­го, / да ра­ди него, пра­вед­ни­ка, по­ща­дишь нас, греш­ных, / и спа­сешь ду­ши наши.
Глас 5: При­и­ди­те, пра­во­слав­ных со­бо­ри, / вос­по­им свя­ти­те­ля, уче­ни­ем к бо­го­ра­зу­мию нас на­став­ль­ша­го, / ис­точ­ни­ка чу­дес пре­див­на­го, / Церкве све­тиль­ни­ка пре­светла­го, / учи­те­ля Ро­сто­ву пре­мудра­го / и всей Рос­сии пре­крас­ное удоб­ре­ние, / той бо из­бав­ля­ет нас от вся­ких злых ис­ку­ше­ний и бед / и мо­лит­ся о ду­шах наших. Глас 5: При­ди­те, пра­во­слав­ных сон­мы, / вос­по­ем свя­ти­те­ля, сво­им уче­ни­ем к бо­го­по­зна­нию нас на­ста­вив­ше­го, / ис­точ­ник чу­дес пре­див­ный, / Церк­ви све­ти­ло пре­свет­лое, / учи­те­ля Ро­сто­ву пре­муд­ро­го / и всей Рос­сии пре­крас­ное укра­ше­ние, / ибо он из­бав­ля­ет нас от вся­ких злых ис­ку­ше­ний и бед / и мо­лит­ся о ду­шах наших.
Хри­сто­во ста­до сло­вес­ных овец / на зла­це бла­го­че­стия доб­ре упасл еси, иерар­ше, / тем­же и по пре­став­ле­нии / цер­ков­ных тво­их чад не остав­ляй, но по­се­щай / и, Свя­тей Тро­и­це со ар­хи­ереи пред­стоя, / мо­ли спа­сти вся, / чест­ных тво­их мо­щей об­ре­те­ние лю­бо­вию по­чи­та­ю­щия, / Ди­мит­рие прехвальне. Хри­сто­во ста­до сло­вес­ных овец / на злач­ном паст­би­ще бла­го­че­стия ты пас пре­крас­но, иерарх, / по­то­му и по пре­став­ле­нии / цер­ков­ных тво­их чад не остав­ляй, но по­се­щай, / и, Свя­той Тро­и­це со ар­хи­ере­я­ми пред­стоя, / мо­ли о спа­се­нии всех, / свя­щен­ных тво­их мо­щей об­ре­те­ние с лю­бо­вью по­чи­та­ю­щих, / Ди­мит­рий достохвальный.
Зна­ме­нии и чу­де­сы те­бе Гос­подь про­сла­ви, / свя­ти­те­лю Ди­мит­рие, / про­го­ня­е­ши бо ду­хи и вра­чу­е­ши стра­сти, / ду­ши про­све­ща­е­ши вер­ных, при­хо­дя­щих к те­бе, / Ан­ге­лов рав­но­сто­я­те­лю, / ар­хи­ере­ев со­пре­стольне, / апо­сто­лов еди­но­нравне, / бла­го­ве­рия поборниче. Зна­ме­ни­я­ми и чу­де­са­ми те­бя Гос­подь про­сла­вил, / свя­ти­тель Ди­мит­рий, / ибо ты про­го­ня­ешь злых ду­хов и вра­чу­ешь стра­сти, / про­све­ща­ешь ду­ши вер­ных, при­хо­дя­щих к те­бе, / Ан­ге­лов рав­но­сто­я­тель, / ар­хи­ере­ям со­пре­столь­ный, / с апо­сто­ла­ми еди­ный нра­вом, / бла­го­ве­рия поборник.
Сла­ва, глас 6: Град освя­ти­ся, на­ро­ди бла­го­сло­ви­ша­ся, / Цер­ковь пер­во­род­ных ду­хом ли­ков­ству­ет / во об­ре­те­нии чест­ных тво­их мо­щей, иерар­ше Ди­мит­рие, / с людь­ми зо­ву­щи: / ты моя кре­пость и утвер­жде­ние, / ты моя доб­ро­та, и то­бою хва­лю­ся. / Мо­ли­ся спа­сти вся, / лю­бо­вию все­мир­ное свя­тых тво­их мо­щей об­ре­те­ние / прис­но славящия. Сла­ва, глас 6: Го­род освя­тил­ся, на­род при­нял бла­го­сло­ве­ние, / Цер­ковь пер­во­род­ных ли­ку­ет ду­хом / при об­ре­те­нии дра­го­цен­ных тво­их мо­щей, иерарх Ди­мит­рий, / со все­ми людь­ми взы­вая: / “Ты – моя кре­пость и утвер­жде­ние, / ты моя кра­со­та, и то­бою хва­люсь!” / Мо­лись о спа­се­нии всех, / с лю­бо­вью все­мир­ное свя­тых тво­их мо­щей об­ре­те­ние / все­гда славящих.

И ныне, празд­ни­ка, глас 4. Анатолия:

Чест­на­го Кре­ста, Хри­сте, дей­ство про­об­ра­зив, Мо­и­сей, / по­бе­ди про­тив­на­го Ама­ли­ка в пу­сты­ни Си­най­стей: / eг­да бо про­сти­ра­ше ру­це, Кре­ста об­раз тво­ря, / укреп­ля­ху­ся лю­дие; / ныне же ве­щей сбы­тие в нас ис­пол­ни­ся, / днесь Крест воздви­за­ет­ся, / и де­мо­ни бе­га­ют, / днесь тварь вся от тли сво­бо­ди­ся, / вся бо Кре­ста ра­ди воз­си­я­ша нам да­ро­ва­ния. / Тем­же, ра­ду­ю­ще­ся, вси / при­па­да­ем Те­бе, гла­го­лю­ще: / яко воз­ве­ли­чи­ша­ся де­ла Твоя, Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

И ныне, празд­ни­ка, глас 4. Анатолия

Мо­и­сей, пред­на­чер­тав дей­ствие свя­щен­но­го Кре­ста, Хри­сте, / в бег­ство об­ра­тил враж­деб­но­го Ама­ли­ка в пу­стыне Си­най­ской; / ибо ко­гда рас­про­сти­рал он ру­ки, об­раз Кре­ста тво­ря, / на­род укреп­лял­ся; / ныне же ис­ход этих со­бы­тий на нас ис­пол­нил­ся: / се­го­дня Крест воз­дви­га­ет­ся – и де­мо­ны бе­гут; / се­го­дня все тво­ре­ние от тле­ния осво­бо­ди­лась; / ибо бла­го­да­ря Кре­сту нам за­си­я­ли все бла­го­дат­ные да­ры; / по­то­му все мы, ра­ду­ясь, / при­па­да­ем к Те­бе и воз­гла­ша­ем: / “Как ве­ли­че­ствен­ны де­ла Твои, Гос­по­ди! Сла­ва Тебе!”

Аще несть отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

Тво­рец и Из­ба­ви­тель мой, Пре­чи­стая, / Хри­стос Гос­подь из Тво­их ло­же­сн про­шед, / в мя Обол­кий­ся, / пер­выя клят­вы Ада­ма сво­бо­ди. / Тем­же Ти, Все­чи­стая, / яко Бо­жии Ма­те­ри же и Де­ве, / во­ис­тин­ну во­пи­ем немолч­но: / ра­дуй­ся Ан­гель­ски, ра­дуй­ся, Вла­ды­чи­це, / Пред­ста­тель­ство и По­кро­ве, / и Спа­се­ние душ наших.

Ес­ли нет отдания,
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас 6

Тво­рец и Ис­ку­пи­тель мой, Все­чи­стая, / Хри­стос Гос­подь, / про­изо­шел из чре­ва Тво­е­го, / в ме­ня, че­ло­ве­ка, об­лек­шись / и Ада­ма от древ­не­го про­кля­тия осво­бо­дил. / По­то­му Те­бе, Все­чи­стая, / как Бо­жи­ей Ма­те­ри и ис­тин­ной Де­ве / “Ра­дуй­ся” воз­гла­ша­ем с Ан­ге­лом не умол­кая: / “Ра­дуй­ся, Вла­ды­чи­ца, за­щи­та, и по­кров, / и спа­се­ние душ наших!”

На сти­ховне сти­хи­ры празд­ни­ка с при­пе­вы их. На сти­ховне сти­хи­ры празд­ни­ка с припевами.

Аще несть отдания,
сти­хи­ры свя­та­го, глас 3:

Слу­шая гла­са Гос­под­ня, при­зы­ва­ю­ща­го тя к Се­бе, / го­тов был еси, Ди­мит­рие, к ис­хо­ду тво­е­му от сея жиз­ни. / В ве­чер и в по­лу­но­щи, / в пет­ло­гла­ше­ние же и утро не во­з­дре­мал еси, / ожи­дая к се­бе Гос­по­да, / дон­де­же, сре­тив, вшел еси к Нему в ра­дость веч­ную, / иде­же пред­стоя Ему, мо­ли­ши­ся: / да по­даст и нам жизнь свя­ту / и кон­чи­ну христианскую.

Ес­ли нет отдания,
сти­хи­ры свя­то­го, глас 3

Слу­шая глас Гос­по­да, при­зы­ва­ю­ще­го те­бя к Се­бе, / го­тов ты был, Ди­мит­рий, к ис­хо­ду сво­е­му от жиз­ни сей. / Ве­че­ром, и в пол­ночь, / при пе­нии пе­ту­ха и утром ты не за­дре­мал, / ожи­дая к се­бе Гос­по­да, / до­ко­ле, встре­тив, не во­шел к Нему в ра­дость веч­ную, / где, пред­стоя Ему, мо­лишь­ся, / да по­даст Он и нам жизнь свя­тую / и кон­чи­ну христианскую.

Стих: Свя­щен­ни­цы Твои об­ле­кут­ся в прав­ду / и пре­по­доб­нии Твои возрадуются. Стих: Свя­щен­ни­ки Твои об­ле­кут­ся в прав­ду, / и свя­тые Твои ра­до­стью воз­ра­ду­ют­ся. Пс 131:9
Об­ле­кий­ся ныне за по­дви­ги в пре­по­до­бие, / об­лекл­ся еси и во свя­ты­ню за незло­бие, / яко же­ни­ху це­ло­муд­рен­ну, воз­ло­жи ти ве­нец чу­до­тво­ре­ния / и, яко неве­сту, укра­си тя Гос­подь за чи­сто­ту нетле­ни­ем. / Да­ро­ва же ти со­кро­ви­ща невет­ша­ю­щая на Небе­си, / яко ино­че­скую ни­ще­ту со­блюл еси до смер­ти на зем­ли, / ве­руя Бо­гу бы­ти при­ят­нее сие, / аще кто тя по­мя­нет ни­что­же оста­вив­ша по се­бе. / По­ми­най убо нас ты па­че, прис­но­па­мят­ный Ди­мит­рие, / мно­го пре­гре­ше­ний иму­щих, / но ни­что­же от бла­гих дел содержащих. Об­лек­шись ныне за по­дви­ги в пре­по­до­бие, / об­лекл­ся ты и во свя­ты­ню за незло­бие. / Как на же­ни­ха це­ло­муд­рен­но­го воз­ло­жил на те­бя ве­нец чу­до­тво­ре­ния / и, как неве­сту, укра­сил те­бя Гос­подь за чи­сто­ту нетле­ни­ем. / Да­ро­вал же те­бе со­кро­ви­ща невет­ша­ю­щие на небе­сах, / ибо ино­че­скую ни­ще­ту со­блюл ты до смер­ти на зем­ле, / ве­руя, что Бо­гу то при­ят­нее, / ес­ли кто вспом­нит, что ты ни­че­го не оста­вил по­сле се­бя. / По­ми­най же луч­ше ты нас, прис­но­па­мят­ный Ди­мит­рий, / име­ю­щих мно­го со­гре­ше­ний, / но ни­че­го из дел бла­гих не исполняющих.
Стих: Чест­на пред Гос­по­дем / смерть пре­по­доб­ных Его. Стих: Дра­го­цен­на пред Гос­по­дом / смерть свя­тых Его. Пс 115:6
Лю­бо­пыт­ную дес­ни­цу да от­ра­зи­ши от по­ис­ка­ния име­ний тво­их, / пред­воз­ве­стил еси в за­ве­те, ни­ще­люб­че Ди­мит­рие, гла­го­ля: / яко аще и мно­го кто по­тру­дит­ся о тех, но ни­что­же об­ря­щет. / От него­же и мы на­учим­ся, бра­тие, / яко луч­ше не име­ти или рас­то­ча­ти на ни­щия, / неже со­би­ра­ти и остав­ля­ти по се­бе. / Си­це бо мо­жем ку­пи­ти у Хри­ста Цар­ство Небесное. Дабы от­вра­тить лю­бо­пыт­ству­ю­щую ру­ку от по­ис­ка име­ний тво­их, / пред­воз­ве­стил ты в за­ве­ща­нии, ни­ще­лю­би­вый Ди­мит­рий, / на­пи­сав, что ес­ли кто и мно­го по­тру­дит­ся о том, то ни­че­го не об­ре­тет. / От него и мы на­учим­ся, бра­тия, / что луч­ше не иметь или рас­тра­чи­вать на ни­щих, / чем со­би­рать и остав­лять для се­бя. / Ведь так мы мо­жем ку­пить у Хри­ста Цар­ство Небесное.
Сла­ва, глас 4: Воз­ра­ду­ем­ся, Рос­сий­стии со­бо­ри, / по­хва­лу Ро­стов­скую убла­жа­ю­ще, / чу­до­твор­ца Ди­мит­рия, / сей бо мно­го по­тру­ди­ся в спи­са­нии ду­ше­по­лез­ных нам книг, / ими­же раз­вра­щен­ныя от пра­ва­го бла­го­че­стия пу­ти / ко ис­тине на­прав­ля­ют­ся, / пра­во­слав­ных же серд­ца в пра­во­ве­рии утвер­жда­ют­ся. / Ему­же и возо­пи­им: / о пре­муд­рый учи­те­лю, мо­ли­ся Хри­сту, / да тво­им уче­ни­ем на­став­ля­е­ми, / по­лу­чим жи­вот вечный. Сла­ва, глас 4: Воз­ра­ду­ем­ся мы, Рос­сий­ские сон­мы, / по­хва­лу Ро­сто­ва убла­жая, / чу­до­твор­ца Ди­мит­рия, / ибо он мно­го по­тру­дил­ся в пи­са­нии для нас ду­ше­по­лез­ных книг, / ко­то­ры­ми сбив­ши­е­ся с пра­во­го бла­го­че­стия пу­ти / ко ис­тине на­прав­ля­ют­ся, / пра­во­слав­ных же серд­ца в пра­во­ве­рии утвер­жда­ют­ся. / Ему и мы воз­гла­сим: / “О пре­муд­рый учи­тель, мо­лись Хри­сту, / дабы мы, тво­им уче­ни­ем на­став­ля­е­мые, / по­лу­чи­ли жизнь вечную!”

И ныне, праздника,
глас 8. Иоан­на Монаха:

Его­же древ­ле Мо­и­сей про­об­ра­зо­вав со­бою, / Ама­ли­ка низ­ло­жив, по­бе­ди, / и Да­вид пес­но­пе­вец / под­но­жию Тво­е­му, во­пия, кла­ня­ти­ся по­ве­ле­ва­ше, / чест­но­му Кре­сту Тво­е­му, Хри­сте Бо­же, / днесь, греш­нии, кла­ня­ем­ся, / уст­на­ми недо­стой­ны­ми / Тя, из­во­лив­ша­го при­гвоз­ди­ти­ся на нем, вос­пе­ва­ю­ще, мо­лим­ся: / Гос­по­ди, с раз­бой­ни­ком Цар­ствия Тво­е­го спо­до­би нас.

И ныне, глас 8,
пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамаскина

То­му, что в древ­но­сти Мо­и­сей про­об­ра­зо­вал со­бою / и Ама­ли­ка, нис­про­верг­нув, в бег­ство об­ра­тил, / и че­му Да­вид пе­вец, зо­вя его под­но­жи­ем Тво­им, по­ве­лел кла­нять­ся, / – дра­го­цен­но­му Кре­сту Тво­е­му, Хри­сте Бо­же, / мы греш­ные се­го­дня по­кло­ня­ясь, / и уста­ми недо­стой­ны­ми вос­пе­вая Те­бя, / со­из­во­лив­ше­го при­гвоз­дить­ся на нем, Те­бе взы­ва­ем: / “Гос­по­ди, удо­стой нас с раз­бой­ни­ком Цар­ствия Твоего!”

Аще несть отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

При­з­ри на мо­ле­ния Тво­их раб, Все­не­по­роч­ная, / уто­ля­ю­щи лю­тая на ны во­ста­ния, / вся­кия скор­би нас из­ме­ня­ю­щи. / Тя бо, Еди­ну, твер­дое и из­вест­ное Утвер­жде­ние има­мы, / и Твое пред­ста­тель­ство стя­жа­хом. / Да не по­сты­дим­ся, Вла­ды­чи­це, Тя при­зы­ва­ю­щии, / пот­щи­ся на умо­ле­ние, Те­бе вер­но во­пи­ю­щих: / ра­дуй­ся, Вла­ды­чи­це, всех По­мо­ще, / Ра­до­сте и По­кро­ве, и Спа­се­ние душ наших.

Ес­ли нет отдания,
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас 4

При­к­ло­нись к моль­бам ра­бов Тво­их, Все­не­по­роч­ная, / пре­кра­щая бе­ды, на нас вос­ста­ю­щие, / от вся­кой скор­би нас из­бав­ляя: / ибо Те­бя од­ну как твер­дую и на­деж­ную опо­ру мы име­ем, / и в Те­бе за­щи­ту об­ре­ли. / Да не по­сты­дим­ся, Вла­ды­чи­ца, Те­бя при­зы­вая! / По­спе­ши ис­пол­нить мо­ле­ние Те­бе с ве­рою взы­ва­ю­щих: / “Ра­дуй­ся, Вла­ды­чи­ца, всем по­мощь, / ра­дость и по­кров и спа­се­ние душ наших!”

Тро­парь свя­та­го, глас 8:

Пра­во­сла­вия рев­ни­те­лю и рас­ко­ла ис­ко­ре­ни­те­лю, / Рос­сий­ский це­леб­ни­че и но­вый к Бо­гу мо­лит­вен­ни­че, / спи­са­нь­ми тво­и­ми бу­их уце­ло­муд­рил еси, / цев­ни­це ду­хов­ная, Ди­мит­рие бла­женне, / мо­ли Хри­ста Бо­га спа­сти­ся ду­шам на­шим. (Два­жды.)

Тро­парь свя­то­го, глас 8

Пра­во­сла­вия рев­ни­тель и рас­ко­ла ис­ко­ре­ни­тель, / Рос­сий­ский це­ли­тель и но­вый к Бо­гу мо­лит­вен­ник, / пи­са­ни­я­ми тво­и­ми ты нера­зум­ных муд­ры­ми со­де­лал, / ли­ра ду­хов­ная, Ди­мит­рий бла­жен­ный, / мо­ли Хри­ста Бо­га о спа­се­нии душ на­ших. (2)

И тро­парь празд­ни­ка, глас 1:

Спа­си, Гос­по­ди, лю­ди Твоя / и бла­го­сло­ви до­сто­я­ние Твое, / по­бе­ды на со­про­тив­ныя да­руя / и Твое со­хра­няя Кре­стом Тво­им жи­тель­ство. (Еди­но­жды.)

И тро­парь празд­ни­ка, глас 1

Спа­си, Гос­по­ди, лю­дей Тво­их / и бла­го­сло­ви на­сле­дие Твоё, / по­бе­ды пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам над ино­пле­мен­ны­ми да­руя / и Кре­стом Тво­им со­хра­няя Твой на­род. (1)

Аще несть от­да­ния, тро­парь свя­та­го два­жды и Бо­го­ро­ди­це, Де­во: еди­но­жды. Ес­ли нет от­да­ния, тро­парь свя­то­го два­жды и Бо­го­ро­ди­це, Де­во: еди­но­жды.

ОТ­ДА­НИЕ ПРАЗДНИКА
ВОЗ­ДВИ­ЖЕ­НИЯ ЖИ­ВО­ТВО­РЯ­ЩЕ­ГО КРЕСТА.
ОБ­РЕ­ТЕ­НИЕ МО­ЩЕЙ СВЯ­ТИ­ТЕ­ЛЯ ДИМИТРИЯ,
МИТ­РО­ПО­ЛИ­ТА РОСТОВСКОГО

НА УТРЕ­НИ

На Бог Гос­подь: тро­парь празд­ни­ка, глас 1:

НА УТРЕ­НИ

На “Бог Гос­подь:” тро­парь празд­ни­ка, глас 1

Спа­си, Гос­по­ди, лю­ди Твоя / и бла­го­сло­ви до­сто­я­ние Твое, / по­бе­ды на со­про­тив­ныя да­руя / и Твое со­хра­няя Кре­стом Тво­им жи­тель­ство. (Два­жды.) Спа­си, Гос­по­ди, лю­дей Тво­их / и бла­го­сло­ви на­сле­дие Твоё, / по­бе­ды пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам над ино­пле­мен­ны­ми да­руя / и Кре­стом Тво­им со­хра­няя Твой на­род. (2)

Сла­ва, свя­та­го, глас 8:

Сла­ва, тро­парь свя­то­го, глас 8

Пра­во­сла­вия рев­ни­те­лю и рас­ко­ла ис­ко­ре­ни­те­лю, / Рос­сий­ский це­леб­ни­че и но­вый к Бо­гу мо­лит­вен­ни­че, / спи­са­нь­ми тво­и­ми бу­их уце­ло­муд­рил еси, / цев­ни­це ду­хов­ная, Ди­мит­рие бла­женне, / мо­ли Хри­ста Бо­га спа­сти­ся ду­шам на­шим. (Еди­но­жды.) Пра­во­сла­вия рев­ни­тель и рас­ко­ла ис­ко­ре­ни­тель, / Рос­сий­ский це­ли­тель и но­вый к Бо­гу мо­лит­вен­ник, / пи­са­ни­я­ми тво­и­ми ты нера­зум­ных муд­ры­ми со­де­лал, / ли­ра ду­хов­ная, Ди­мит­рий бла­жен­ный, / мо­ли Хри­ста Бо­га о спа­се­нии душ на­ших. (1)
И ныне, празд­ни­ка. И ныне, празд­ни­ка.

Аще несть отдания,
тро­парь свя­та­го дважды.
Сла­ва, и ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас 8:

Ес­ли нет отдания,
тро­парь свя­то­го дважды.
Сла­ва, и ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас 8

Иже нас ра­ди рож­дей­ся от Де­вы / и рас­пя­тие пре­тер­пев, Бла­гий, / ис­про­вер­гий смер­тию смерть и вос­кре­се­ние яв­лей яко Бог, / не пре­зри, яже со­здал еси ру­кою Тво­ею. / Яви че­ло­ве­ко­лю­бие Твое, Ми­ло­сти­ве. / При­и­ми рожд­шую Тя Бо­го­ро­ди­цу, мо­ля­щу­ю­ся за ны. / И спа­си, Спа­се наш, лю­ди отчаянныя. Ра­ди нас рож­ден­ный от Де­вы / и рас­пя­тие пре­тер­пев­ший, / нис­про­верг­ший смер­тию смерть / и явив­ший вос­кре­се­ние как Бог, / не пре­зри, Бла­гой, со­здан­ных ру­кою Тво­ею; / яви че­ло­ве­ко­лю­бие Твое, Ми­ло­сти­вый, / при­ми ро­див­шую Те­бя Бо­го­ро­ди­цу, хо­да­тай­ству­ю­щую за нас, / и спа­си, Спа­си­тель наш, лю­дей отчаявшихся.

По 1‑м сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 3:

По 1‑м сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 3

Мар­фа и Ма­рия, сест­ры Ла­за­ре­вы, / ова, се­дя­щи при но­гу Иису­со­ву, слы­ша­ше сло­во Его, / ова же пе­ча­ше­ся о Хри­сто­вом уго­ще­нии, / ты же, обо­им сим под­ра­жая, / и в раз­лич­ных по­слу­ша­ни­их Хри­сто­во иго слад­це но­сил еси, / и, слы­ша и тво­ря сам сло­во Бо­жие, / то­му же про­чи­их учил еси. / Тем яко­же на зем­ли от ца­рей и вла­дык раз­лич­ныя по­че­сти, / та­ко и на Небе­си неотъ­ем­ле­мыя тех ча­сти у Хри­ста спо­до­бил­ся еси, / Его­же мо­ли, да по­даст ду­шам на­шим бо­го­муд­рие Ма­ри­и­но, / те­ле­сем же тру­до­лю­бие Марфино. Мар­фа и Ма­рия, сест­ры Ла­за­ря, / од­на, си­дя у ног Иису­са, слу­ша­ла сло­во Его, / дру­гая же за­бо­ти­лась о Хри­сто­вом уго­ще­нии. / Ты же, им обе­им под­ра­жая, / в раз­лич­ных по­слу­ша­ни­ях Хри­сто­во иго сла­дост­ное но­сил; / и, слы­ша и сам ис­пол­няя сло­во Бо­жие, / то­му же про­чих учил. / По­то­му как на зем­ле от ца­рей и вла­дык раз­лич­ных по­че­стей, / так и на небе­сах неотъ­ем­ле­мой за то на­гра­ды был удо­сто­ен от Хри­ста. / Его мо­ли, да по­даст ду­шам на­шим бо­го­мыс­лие Ма­рии, / те­лам же – тру­до­лю­бие Марфы.

Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка, глас 1.
По­до­бен: Ка­ме­ни запечатану:

Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка, глас 1
По­до­бен: “Хо­тя ка­мень был опечатан:”

Кре­ста Тво­е­го Дре­ву по­кла­ня­ем­ся, Че­ло­ве­ко­люб­че, / яко на нем при­гвоз­дил­ся еси, Жи­во­те всех. / Рай от­верзл еси, Спа­се, ве­рою при­шед­ше­му Ти раз­бой­ни­ку, / и сла­до­сти спо­до­би­ся, ис­по­ве­да­я­ся Те­бе: / по­мя­ни мя, Гос­по­ди. / При­и­ми, яко­же она­го, и нас, зо­ву­щих: / со­гре­ши­хом вси, бла­го­у­тро­би­ем Тво­им не пре­зри нас. Дре­ву Кре­ста Тво­е­го по­кло­ня­ем­ся, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / ибо на нем Ты при­гвож­ден был, жизнь всех; / Ты рай от­крыл, Спа­си­тель, / с ве­рою при­сту­пив­ше­му к Те­бе раз­бой­ни­ку, / и он бла­жен­ства удо­сто­ил­ся, ис­по­ве­дуя Те­бя: / “По­мя­ни ме­ня, Гос­по­ди!”. / При­ми, как его, и нас, вос­кли­ца­ю­щих: / “Со­гре­ши­ли мы все, / по ми­ло­сер­дию Тво­е­му не пре­зри нас!”

Аще же несть отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

Егда ся­дет на Пре­сто­ле сла­вы Сво­ея Су­дия нели­це­мер­ный, / то­гда, о Бо­го­не­вест­ная Вла­ды­чи­це Ма­рие, / все­силь­ным пред­ста­тель­ством Тво­им за­сту­пи мя, / ни вни­ма­ния бо, ни тру­до­лю­бия стя­жах сестр Ла­за­ре­вых, / но все жи­тие мое иждих, при­ле­жа са­мо­лю­бию и мол­вам жи­тей­ским. / Тем­же преж­де вре­мене при­бе­гаю под кров Твой и во­пию: / за­сту­пи мя, о Все­б­ла­гая моя По­кро­ви­тель­ни­це, в День он Судный.

Ес­ли же нет отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас 3

Ко­гда ся­дет на пре­сто­ле сла­вы Сво­ей Су­дия нели­це­мер­ный, / то­гда, о Бо­жия Неве­ста, Вла­ды­чи­ца Ма­рия, / все­силь­ным пред­ста­тель­ством Тво­им за­сту­пись за ме­ня, / ибо не при­об­рел я ни вни­ма­ния, ни тру­до­лю­бия се­стер Ла­за­ря, / но все жи­тие мое про­вел, слу­жа са­мо­лю­бию и су­е­те жи­тей­ской. / По­то­му преж­де вре­ме­ни при­бе­гаю под кров Твой и взы­ваю: / “За­щи­ти ме­ня, о Все­б­ла­гая моя По­кро­ви­тель­ни­ца, в тот День Суда!”

По 2‑м сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 8:

По 2‑м сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 8

Яко на се­да­ли­щи се­до­ша и у нас суе­вер­ству­ю­щий фа­ри­сеи, / по­ка­зу­ю­ще се­бе бы­ти пред неве­жы за­ко­но­учи­тель­ми, / но не ра­зу­ме­ю­ще ни яже са­ми утвер­жда­ют, ни яже пред дру­ги­ми гла­го­лют, / их­же дерз­кое по при­ше­ствии тво­ем в паст­ву уви­дев неистов­ство, / абие рев­нуя по бла­го­че­стии, возрев­но­вал еси / и, аки Илия, вся тай­но­во­ди­тель­ства рас­коль­ни­че­ская из­вед на сре­ду, / по­сра­мил еси, оста­вив нам в по­зна­ние лжи их об­ли­чи­тель­ное на­став­ле­ние. / Его­же ра­ди тя ныне яко ис­тин­на­го на­став­ни­ка на­ше­го и учи­те­ля / по­чи­та­ем вси, бо­го­муд­ре Димитрие. Как на се­да­ли­ще се­ли и у нас суе­вер­ные фа­ри­сеи, / по­ка­зы­вая се­бя за­ко­но­учи­те­ля­ми пе­ред невеж­да­ми, / но не ра­зу­мея, ни то­го, что са­ми утвер­жда­ют, ни то­го, что пред дру­ги­ми го­во­рят. / Уви­дев по при­ше­ствии тво­ем к пастве тво­ей их дерз­кое неистов­ство, / ты тот­час, рев­нуя о бла­го­че­стии, возрев­но­вал / и, как Илия, все тай­ные уче­ния рас­коль­ни­ков вы­ве­дя на свет, / по­сра­мил их, оста­вив нам к по­зна­нию их лжи свое об­ли­чи­тель­ное на­став­ле­ние. / По­то­му мы ныне те­бя как ис­тин­но­го на­став­ни­ка на­ше­го и учи­те­ля / по­чи­та­ем все, бо­го­муд­рый Димитрий.

Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка, глас 8.
По­до­бен: По­ве­лен­ное тайно:

Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка, глас 8
По­до­бен: “По­ве­ле­ние таинственное:”

Про­об­ра­жа­ше та­ин­ствен­но древ­ле Иисус На­вин Кре­ста об­раз, / егда ру­це про­ст­ре кре­сто­вид­но, Спа­се мой, / и ста солн­це, дон­де­же вра­ги низ­ло­жи, про­ти­во­сто­я­щия Те­бе, Бо­гу; / ныне бо зай­де, на Кре­сте Тя зря, / и, дер­жа­ву смерт­ную раз­ру­шив, / весь мир со­воз­двигл еси. В древ­ние (вре­ме­на) Иисус На­вин / та­ин­ствен­но про­об­ра­зо­вал Кре­ста об­раз, / ко­гда про­стер он ру­ки кре­сто­вид­но, / и оста­но­ви­лось солн­це, / до­ко­ле он не ис­тре­бил вра­гов, / со­про­тив­ляв­ших­ся Те­бе, Бо­гу. / Ныне же оно по­мерк­ло, / ви­дя на Кре­сте, Те­бя Спа­си­тель мой, / раз­ру­ша­ю­ще­го власть смер­ти / и ад разоряющего.

Аще несть отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

На всяк день и час чрез Мо­и­сея и про­ро­ков / взы­ва­ет Сын Твой на по­ка­я­ние мя, о Гос­по­же Вла­ды­чи­це, / но аз не ток­мо сим, но ни­же аще кто и от мерт­вых во­стал бы, небре­гу вни­ма­ти. / Что убо бу­дет и на что на­де­ю­ся аз, ока­ян­ный? / Ток­мо к Те­бе со сле­за­ми во­пию: / на­пра­ви слух и ум мой к при­зы­ва­ю­ще­му мя Сы­ну Тво­е­му, / да ими­же весть судь­ба­ми на­ста­вит мя на путь покаяния.

Ес­ли нет отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас 8

На вся­кий день и час че­рез Мо­и­сея и про­ро­ков / при­зы­ва­ет Сын Твой к по­ка­я­нию ме­ня, о Гос­по­жа Вла­ды­чи­ца; / но я не толь­ко им, но да­же ес­ли бы и из мерт­вых кто вос­крес, не спе­шу вни­мать. / Что же бу­дет и на что на­де­юсь я, несчаст­ный? / Толь­ко к Те­бе взы­ваю со сле­за­ми: / “На­правь слух и ум мой к при­зы­ва­ю­ще­му ме­ня Сы­ну Тво­е­му, / что­бы Он, Ему из­вест­ны­ми пу­тя­ми на­пра­вил ме­ня на путь покаяния!”

По­ли­е­лей и величание:

Ве­ли­ча­ем тя, / свя­ти­те­лю от­че Ди­мит­рие, / и чтим свя­тую па­мять твою, / ты бо мо­ли­ши за нас / Хри­ста, Бо­га нашего.

Ве­ли­ча­ние

Ве­ли­ча­ем те­бя, / свя­ти­тель, от­че Ди­мит­рий, / и чтим свя­тую па­мять твою, / ибо мо­лишь ты за нас / Хри­ста, Бо­га нашего.

Пса­лом избранный:

Лик 1: Услы­ши­те сия вси язы­цы, вну­ши­те вси, жи­ву­щии по все­лен­ней. Лик 2: Уста моя воз­гла­го­лют пре­муд­рость, и по­уче­ние серд­ца мо­е­го ра­зум. Лик 1: При­и­ди­те, ча­да, по­слу­шай­те мене, стра­ху Гос­под­ню на­учу вас. Лик 2: Бла­го­ве­стих прав­ду в церк­ви ве­ли­цей. Лик 1: Ис­ти­ну Твою и спа­се­ние Твое рех. Лик 2: По­вем Имя Твое бра­тии мо­ей, по­сре­де церкве вос­пою Тя. Лик 1: Услы­ша­ти ми глас хва­лы Тво­ея и по­ве­да­ти вся чу­де­са Твоя. Лик 2: Гос­по­ди, воз­лю­бих бла­го­ле­пие до­му Тво­е­го, и ме­сто се­ле­ния сла­вы Тво­ея. Лик 1: Воз­не­на­ви­дех цер­ковь лу­кав­ну­ю­щих, и с нече­сти­вы­ми не ся­ду. Лик 2: Яко со­хра­них пу­ти Гос­под­ни и не нече­ство­вах от Бо­га мо­е­го. Лик 1: Уста пра­вед­на­го по­учат­ся пре­муд­ро­сти, и язык его воз­гла­го­лет суд. Лик 2: Прав­да Его пре­бы­ва­ет в век ве­ка. Лик 1: Свя­щен­ни­цы Твои об­ле­кут­ся прав­дою, и пре­по­доб­нии Твои воз­ра­ду­ют­ся. Лик 2: Бла­же­ни жи­ву­щии в до­му Тво­ем, в ве­ки ве­ков вос­хва­лят Тя.

Пса­лом избранный

1 хор Услышь­те это, все на­ро­ды, внем­ли­те все, жи­ву­щие во все­лен­ной. 2 Уста мои из­ре­кут пре­муд­рость, и раз­мыш­ле­ние серд­ца мо­е­го – ра­зум. 1 При­ди­те, де­ти, по­слу­шай­те ме­ня, стра­ху Гос­под­ню на­учу вас. 2 Бла­го­вест­во­вал я прав­ду в со­бра­нии ве­ли­ком. 1 Ис­ти­ну Твою и спа­се­ние Твоё из­рёк. 2 Воз­ве­щу имя Твоё бра­тьям мо­им, по­сре­ди со­бра­ния вос­пою Те­бя. 1 Что­бы услы­шать мне глас хва­лы Тво­ей и по­ве­дать о всех чу­де­сах Тво­их. 2 Гос­по­ди, воз­лю­бил я бла­го­ле­пие до­ма Тво­е­го и ме­сто оби­те­ли сла­вы Тво­ей. 1 Воз­не­на­ви­дел я со­бра­ние зло­дей­ству­ю­щих, и с нече­сти­вы­ми не ся­ду. 2 Ибо я со­хра­нил пу­ти Гос­под­ни и не от­пал в нече­стие от Бо­га мо­е­го. 1 Уста пра­вед­но­го из­ре­кут пре­муд­рость, и язык его воз­ве­стит суд. 2 Прав­да Его пре­бы­ва­ет во век ве­ка. 1 Свя­щен­ни­ки Твои об­ле­кут­ся в прав­ду, и свя­тые Твои ра­до­стью воз­ра­ду­ют­ся. 2 Бла­жен­ны жи­ву­щие в до­ме Тво­ём, во ве­ки ве­ков они вос­хва­лят Тебя.

Сла­ва, и ныне: Ал­ли­лу­иа (3). Сла­ва, и ныне: Ал­ли­лу­ия (3).

Пс 48:2; 48:4; 33:12; 39:10А; 39:11Б; 21:23; 25:7; 25:8; 25:5; 17:22; 36:30; 110:3Б; 131:9; 83:5

По по­ли­е­леи се­да­лен, глас 7:

Яко фи­никс, про­цвел еси нетле­ни­ем от зем­ли, / и, яко кедр, иже в Ли­ване, умно­жил­ся еси чу­де­сы, / пре­воз­несл­ся еси яв­ле­ни­ем, яко град, вер­ху сто­яй, / и воз­си­ял еси па­мя­тию тво­ею, яко све­тиль­ник из под спу­да на свет. / Яже вся на те­бе ви­дя­ще сбы­тия, / про­слав­ля­ем Воз­ве­ли­чив­ша­го тя та­ко во свя­тых Сво­их. / Ты же, яко имея дерз­но­ве­ние ко Хри­сту Гос­по­ду, / по­мо­ли­ся, свя­то­яв­ленне Ди­мит­рие, / да спа­сет и про­све­тит ду­ши наша.

По­сле по­ли­е­лея се­да­лен, глас 7

Как паль­ма про­цвел ты нетле­ни­ем от зем­ли, / и, как кедр, что на Ли­ване, чу­де­са­ми пре­умно­жил­ся, / пре­воз­нес­ся сво­им яв­ле­ни­ем, как го­род, на вер­ху сто­я­щий, / и вос­си­ял па­мя­тью тво­ею, как све­тиль­ник из под спу­да на свет. / Ви­дя, что все это сбы­ва­ет­ся на те­бе, / про­слав­ля­ем так Воз­ве­ли­чив­ше­го те­бя во свя­тых Сво­их. / Ты же, как име­ю­щий дерз­но­ве­ние ко Хри­сту Гос­по­ду, / по­мо­лись, си­я­ю­щий свя­то­стью Ди­мит­рий, / да спа­сет и про­све­тит Он ду­ши наша.

Ин се­да­лен, глас 7:

Про­си­ял еси доб­ро­де­тель­ным жи­ти­ем тво­им, свя­ти­те­лю Ди­мит­рие, / укра­ша­я­ся кра­со­тою нра­ва, воз­дер­жа­ни­ем и ми­ло­сер­ди­ем, / зла­то­сло­вес­ны­ми же тво­и­ми уче­нии укра­шая Хри­сто­ву Цер­ковь, / тем­же, прис­но­па­мятне, пред­стоя Пре­сто­лу Все­дер­жи­те­ля, / мо­ли Хри­ста Бо­га да­ро­ва­ти гре­хов остав­ле­ние / празд­ну­ю­щим лю­бо­вию все­чест­ную па­мять твою.

Иной се­да­лен, глас 7

Про­си­ял ты доб­ро­де­тель­ным жи­ти­ем тво­им, свя­ти­тель Ди­мит­рий, / укра­ша­ясь кра­со­тою нра­ва, воз­дер­жа­ни­ем и ми­ло­сер­ди­ем, / зла­то­сло­вес­ны­ми же тво­и­ми уче­ни­я­ми укра­шая Хри­сто­ву Цер­ковь. / По­то­му, прис­но­па­мят­ный, пред­стоя Пре­сто­лу Все­дер­жи­те­ля, / мо­ли Хри­ста Бо­га да­ро­вать гре­хов про­ще­ние / празд­ну­ю­щим с лю­бо­вию все­свя­щен­ную па­мять твою.

Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка, глас 8.
По­до­бен: По­ве­лен­ное тайно:

Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка, глас 8.
По­до­бен: “По­ве­ле­ние таинственное:”

В раи мя преж­де дре­во об­на­жи, / о вку­ше­нии враг при­но­ся умерщ­вле­ние, / Кре­ста же Дре­во, жи­во­та оде­я­ние че­ло­ве­ком но­ся, / во­дру­зи­ся на зем­ли, и мир весь ис­пол­ни­ся вся­кия ра­до­сти. / Его­же зря­ще воз­вы­ша­е­ма, / Бо­гу ве­рою, лю­дие, со­глас­но возо­пи­им: / ис­полнь сла­вы дом Твой. В раю ме­ня неко­гда об­на­жи­ло де­ре­во, / вку­ше­ни­ем от ко­то­ро­го враг при­но­сит умерщ­вле­ние; / но дре­во Кре­ста, одеж­ду жиз­ни лю­дям при­но­ся­щее, / во­дру­же­но бы­ло на зем­ле, / и весь мiр на­пол­нил­ся вся­кой ра­до­стью. / Ви­дя его воз­но­си­мым, лю­ди, / Бо­гу с ве­рою со­глас­но воз­зо­вем: / “По­лон сла­вы дом Твой!”

Аще несть отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

Про­ро­цы Тя пред­воз­ве­сти­ша, апо­сто­ли Тя про­по­ве­да­ша, / му­че­ни­цы про­сла­ви­ша, свя­ти­те­лие убла­жи­ша. / Тем и мы с ни­ми, Бо­го­ро­ди­цу, Тя ис­по­ве­да­ю­ще, бла­го­чест­но величаем.

Ес­ли нет отдания,
Бо­го­ро­ди­чен, глас 7

Про­ро­ки Те­бя пред­воз­ве­сти­ли, апо­сто­лы о Те­бе про­по­ве­да­ли, / му­че­ни­ки про­сла­ви­ли, свя­ти­те­ли бла­жен­ной на­рек­ли. / По­то­му и мы с ни­ми, Бо­го­ро­ди­цей Те­бя ис­по­ве­дуя, бла­го­го­вей­но величаем.

Сте­пен­на, 1‑й ан­ти­фон 4‑го гласа. Сте­пен­на, пер­вый ан­ти­фон 4‑го гласа.

Про­ки­мен, глас 4:

Уста моя воз­гла­го­лют пре­муд­рость / и по­уче­ние серд­ца мо­е­го ра­зум. Стих: Услы­ши­те сия, вси язы­цы, вну­ши­те, вси жи­ву­щии по вселенней.

Про­ки­мен, глас 4

Уста мои из­ре­кут пре­муд­рость, / и раз­мыш­ле­ние серд­ца мо­е­го – ра­зум. Стих: Услышь­те это, все на­ро­ды, внем­ли­те все, жи­ву­щие во все­лен­ной. Пс 48:4, 2

Вся­кое дыхание: Вся­кое дыхание:

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 35, от полу:

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 35Б

Ре­че Гос­подь ко при­шед­шым к Нему иуде­ем: аминь, аминь гла­го­лю вам: не вхо­дяй дверь­ми во двор ов­чий, но пре­ла­зя ину­де, той тать есть и раз­бой­ник. А вхо­дяй дверь­ми пас­тырь есть ов­цам. Се­му двер­ник от­вер­за­ет, и ов­цы глас его слы­шат, и своя ов­цы гла­ша­ет по име­ни, и из­го­нит их. И егда своя ов­цы ижде­нет, пред ни­ми хо­дит, и ов­цы по нем идут, яко ве­дят глас его. По чуж­дем же не идут, но бе­жат от него, яко не зна­ют чуж­да­го гла­са. Сию прит­чу ре­че им Иисус: они же не ра­зу­ме­ша, что бя­ше, яже гла­го­ла­ше им. Ре­че же па­ки им Иисус: аминь, аминь гла­го­лю вам, яко Аз есмь дверь ов­цам. Вси, ели­ко их при­и­де преж­де Мене, та­тие суть и раз­бой­ни­цы: но не по­слу­ша­ша их ов­цы. Аз есмь дверь: Мною аще кто вни­дет, спа­сет­ся, и вни­дет и изы­дет, и па­жить обрящет. Ска­зал Гос­подь при­шед­шим к Нему Иуде­ям: ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: кто не две­рью вхо­дит во двор ов­чий, но пе­ре­ла­зит иным пу­тем, тот вор и раз­бой­ник; а вхо­дя­щий две­рью есть пас­тырь ов­цам. Ему при­двер­ник от­во­ря­ет, и ов­цы слу­ша­ют­ся го­ло­са его, и он зо­вет сво­их овец по име­ни и вы­во­дит их. И ко­гда вы­ве­дет сво­их овец, идет пе­ред ни­ми; а ов­цы за ним идут, по­то­му что зна­ют го­лос его. За чу­жим же не идут, но бе­гут от него, по­то­му что не зна­ют чу­жо­го го­ло­са. Сию прит­чу ска­зал им Иисус; но они не по­ня­ли, что та­кое Он го­во­рил им. Итак, опять Иисус ска­зал им: ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам, что Я дверь ов­цам. Все, сколь­ко их ни при­хо­ди­ло пре­до Мною, суть во­ры и раз­бой­ни­ки; но ов­цы не по­слу­ша­ли их. Я – дверь: кто вой­дет Мною, тот спа­сет­ся, и вой­дет, и вый­дет, и па­жить най­дет. Ин 10:1–9

По 50‑м псал­ме сти­хи­ра, глас 6:

Из­ли­я­ся бла­го­дать во уст­нах тво­их, / свя­ти­те­лю Ди­мит­рие, / учень­ми бо тво­и­ми Цер­ковь укра­сил еси, / ис­ти­ну Пра­во­сла­вия уяс­нил, / па­губ­ное же рас­коль­ни­че­ское муд­ро­ва­ние по­сра­мил еси. / Тем яко­же в жи­тии, / та­ко по от­ше­ствии тво­ем пот­щи­ся, / да поне чу­де­сы тво­и­ми уве­ря­е­ми, / при­и­дут в чув­ство и про­сла­вят куп­но с на­ми / Трии­по­стас­на­го Бо­га / от нас ис­хо­дя­щий, но не от нас сущии.

По 50‑м псал­ме сти­хи­ра, глас 6

Из­ли­лась бла­го­дать из уст тво­их, / свя­ти­тель Ди­мит­рий, / ибо уче­ни­я­ми тво­и­ми ты Цер­ковь укра­сил, / ис­ти­ну Пра­во­сла­вия изъ­яс­нил, / па­губ­ное же рас­коль­ни­че­ское муд­ро­ва­ние по­сра­мил. / По­то­му, как при жиз­ни, / так и по от­ше­ствии тво­ем по­ста­рай­ся, / что­бы, те, кто от нас вы­шли, но не на­ши, / хо­тя бы чу­де­са­ми тво­и­ми убеж­да­ясь, / при­шли в чув­ство и вме­сте с на­ми про­сла­ви­ли / Трии­по­стас­но­го Бога.

Ка­нон празд­ни­ка со ир­мо­сом на 8 и свя­та­го на 6. Аще несть от­да­ния, ка­нон Бо­го­ро­ди­цы со ир­мо­сом на 6 и свя­та­го на 8. Ка­нон празд­ни­ка со ир­мо­сом на 8 и свя­то­го на 6. Ес­ли нет от­да­ния, ка­нон Бо­го­ро­ди­цы со ир­мо­сом на 6 и свя­то­го на 8.

Ка­нон свя­та­го, глас 6.
Песнь 1

Ир­мос: Яко по су­ху, пе­ше­ше­ство­вав Из­ра­иль / по без­дне сто­па­ми, / го­ни­те­ля фа­ра­о­на / ви­дя по­топ­ля­е­ма, / Бо­гу по­бед­ную песнь по­им, вопияше.

Ка­нон свя­то­го, глас 6.
Песнь 1

Ир­мос: Как по су­ше про­шел Из­ра­иль / по без­дне сто­па­ми, / и взы­вал, го­ни­те­ля фа­ра­о­на ви­дя уто­пав­шим: / “Бо­гу по­бед­ную песнь воспоем!”

Гор­до­му фа­ра­о­ну в оже­сто­че­нии упо­до­бих­ся / и то­го по­топ­ле­нию за нерас­ка­я­ние под­па­дох, / но ты, свя­тый Ди­мит­рие, пу­те­во­ди­тель ми бу­ди к по­ка­я­нию, / яко да и аз от Хри­ста по­лу­чу вход в Зем­лю Обетованную. Гор­до­му фа­ра­о­ну в я оже­сто­че­нии упо­до­бил­ся / и его по­топ­ле­нию за нерас­ка­ян­ность под­верг­ся; / но ты, свя­той Ди­мит­рий, будь мне пу­те­во­ди­те­лем к по­ка­я­нию, / что­бы и я по­лу­чил от Хри­ста вход / в Зем­лю Обетованную.
Ни се­бе по­ща­дих, ни ближ­ня­го по­ми­ло­вах, / но прис­но чре­ву, яко на Еги­пет, ра­бо­тая, / и сам ис­та­е­ваю гла­дом и жаж­дею, / и дру­гим от кру­пиц па­да­ю­щих на­сы­ща­ти­ся воз­бра­няю. / Се­го ра­ди к те­бе, пас­ты­рю доб­рый Ди­мит­рие, остав­ля­е­мый, при­бе­гох, / да на­пи­та­е­ши мя, аки ман­ною, сло­ве­сы тво­и­ми / и на­по­и­ши мя сле­за­ми умиления. Ни се­бя я не по­ща­дил, ни ближ­не­го не по­ми­ло­вал, / но все­гда чре­ву слу­жа, как бы на Еги­пет ра­бо­тая, / и сам из­не­мо­гаю от го­ло­да и жаж­ды, / и дру­гим на­сы­щать­ся па­да­ю­щи­ми кру­пи­ца­ми воз­бра­няю. / По­то­му, все­ми остав­лен­ный, к те­бе, доб­рый пас­тырь Ди­мит­рий, я при­бег, / да на­пи­та­ешь ме­ня, как ман­ной, сло­ва­ми тво­и­ми / и на­по­ишь ме­ня сле­за­ми умиления.
Утых, утол­стех, за­бых Тя, Бо­га, Спа­са­ю­ща­го мя, тяж­ко бо уши­ма слы­шу и серд­цем ра­зу­мею, / аще и при­зы­ва­е­ши мя к Се­бе чрез за­кон и про­ро­ки. / Тем­же, о Твор­че и Из­ба­ви­те­лю мой, / жи­ти­ем и уче­ни­ем угод­ни­ка Тво­е­го Ди­мит­рия ис­пра­ви и спа­си мя. Рас­тол­стел я, раз­жи­рел, за­был Те­бя, Бо­га, спа­са­ю­ще­го ме­ня, ибо с тру­дом уша­ми слы­шу и серд­цем ра­зу­мею, / хо­тя и при­зы­ва­ешь Ты ме­ня к Се­бе че­рез за­кон и про­ро­ков. / По­то­му, о Тво­рец и Ис­ку­пи­тель мой, / жи­ти­ем и уче­ни­ем слу­жи­те­ля Тво­е­го Ди­мит­рия ис­правь и спа­си меня.
Бо­го­ро­ди­чен: Кая поль­за в кро­ви мо­ей, вне­гда схо­ди­ти ми во ис­тле­ние, / или что при­ло­жит­ся мне, / аще и весь мир при­об­ря­щу, ду­шу же по­губ­лю, / но Ты, Вла­ды­чи­це, по­мо­зи ми, / да по­лу­чу от Хри­ста Спа­са Тво­е­го про­ще­ние гре­хов и жизнь вечную. Бо­го­ро­ди­чен: Ка­кая поль­за в кро­ви мо­ей при схож­де­нии мо­ем в по­ги­бель, / или что поль­зы мне, / ес­ли я и весь мир при­об­ре­ту, а ду­шу по­губ­лю? / Но Ты, Вла­ды­чи­ца, по­мо­ги мне, / да по­лу­чу от Хри­ста Спа­си­те­ля, Сы­на Тво­е­го, про­ще­ние гре­хов и жизнь вечную.
Ка­та­ва­сия: Крест на­чер­тав, Мо­и­сей / впря­мо жез­лом Черм­ное пре­се­че, / Из­ра­и­лю пе­ше­хо­дя­щу; / то­же об­рат­но фа­ра­о­но­вым ко­лес­ни­цам, / уда­рив, со­во­ку­пи, / во­пре­ки на­пи­сав непо­бе­ди­мое ору­жие. / Тем Хри­сту по­им, Бо­гу на­ше­му, яко прославися. Ка­та­ва­сия: Крест на­чер­ты­вая, Мо­и­сей / пря­мо рас­сек Крас­ное мо­ре жез­лом / для иду­ще­го пеш­ком Из­ра­и­ля, / и то же мо­ре уда­ром по­пе­рек / об­рат­но для Фа­ра­о­но­вых ко­лес­ниц со­еди­нил, / изоб­ра­зив тем непо­бе­ди­мое ору­жие; / по­то­му вос­по­ем Хри­сту Бо­гу на­ше­му: / ибо Он прославился.

Песнь 3

Ир­мос: Несть свят, / яко­же Ты, Гос­по­ди Бо­же мой, / воз­не­сый рог вер­ных Тво­их, Бла­же, / и утвер­ди­вый нас на ка­ме­ни / ис­по­ве­да­ния Твоего.

Песнь 3

Ир­мос: Нет свя­то­го, / как Ты, Гос­по­ди Бо­же мой, / воз­вы­сив­ший до­сто­ин­ство вер­ных Те­бе, Бла­гой, / и утвер­див­ший нас на камне / ис­по­ве­да­ния Твоего.

Утвер­ди­ся серд­це мое в па­мя­то­зло­бии, / раз­ши­ри­ша­ся уста моя на сме­хи и осуж­де­ния, / воз­ве­се­лих­ся о па­де­нии ближ­ня­го мо­е­го, / уче­нию же тво­е­му бо­го­угод­но­му, свя­ти­те­лю, ни ма­ло вни­мах. / Поне убо чу­де­сы тво­и­ми пре­ме­ни мя от­се­ле / и со­тво­ри под­ра­жа­те­ля жи­тию твоему. Утвер­ди­лось серд­це мое в зло­па­мят­стве, / ши­ро­ко рас­кры­лись уста моя на смех и осуж­де­ние, / ве­се­люсь я о па­де­нии ближ­не­го мо­е­го, / уче­нию же тво­е­му бо­го­угод­но­му, свя­ти­тель, ни ма­ло не вни­маю. / Но хо­тя бы тво­и­ми чу­де­са­ми из­ме­ни ме­ня от­ныне / и со­де­лай под­ра­жа­те­лем жи­тию твоему.
Иныя стра­ны хва­лят­ся пре­муд­ро­стию сво­ею, / дру­гия си­лою и бо­гат­ством, / мы же по­хва­ля­ем­ся мно­го­це­леб­ны­ми свя­тых Бо­жи­их и тво­и­ми мощ­ми, чу­до­твор­че Ди­мит­рие, / от ни­х­же по­лу­ча­ем те­ле­сем здра­вие / и ду­шам на­шим спа­си­тель­ное врачевание. Иные стра­ны хва­лят­ся пре­муд­ро­стью сво­ею, / дру­гие – си­лою и бо­гат­ством; / мы же, чу­до­тво­рец Ди­мит­рий, по­хва­ля­ем­ся / свя­тых Бо­жи­их и тво­и­ми мно­го­це­леб­ны­ми мо­ща­ми / от ко­то­рых по­лу­ча­ем здра­вие те­лес­ное / и ду­шам на­шим спа­си­тель­ное врачевание.
Да­яй мо­лит­ву мо­ля­щим­ся / и бла­го­слов­ля­яй в ле­та на­ша па­мять пра­вед­ни­ка Тво­е­го, Ди­мит­рия, / по­даждь мо­лит­ва­ми то­го за­ступ­ле­ние от враг ви­ди­мых и невидимых. Да­ю­щий мо­лит­ву мо­ля­щим­ся / и бла­го­слов­ля­ю­щий в на­ше вре­мя па­мять пра­вед­ни­ка Тво­е­го, Ди­мит­рия, / по­дай его мо­лит­ва­ми за­ступ­ле­ние от вра­гов / ви­ди­мых и невидимых.
Бо­го­ро­ди­чен: Взбран­ная По­бе­ди­тель­ни­це и креп­кая во ис­ку­ше­ни­их на­ших За­ступ­ни­це, / не пре­зри грех ра­ди на­ших уско­ри­ти на по­мощь / и от бед из­ба­ви­ти нас, еди­на Чи­стая, еди­на Благословенная. Бо­го­ро­ди­чен: Нас обо­ро­ня­ю­щая По­бе­ди­тель­ни­ца / и во ис­ку­ше­ни­ях на­ших креп­кая За­ступ­ни­ца! / Не от­ка­жись из-за гре­хов на­ших по­спе­шить на по­мощь / и от бед из­ба­вить нас, еди­ная Чи­стая, еди­ная Благословенная.
Ка­та­ва­сия: Жезл во об­раз тай­ны при­ем­лет­ся, / про­зя­бе­ни­ем бо предраз­суж­да­ет свя­щен­ни­ка; / непло­дя­щей же преж­де Церк­ви, / ныне про­цве­те Дре­во Кре­ста, / в дер­жа­ву и утверждение. Ка­та­ва­сия: Жезл бе­рет­ся как об­раз та­ин­ства: / ибо про­из­рас­та­ни­ем он ука­зы­ва­ет свя­щен­ни­ка; / а для Церк­ви, преж­де бес­плод­ной, ныне рас­цве­ло / дре­во Кре­ста к её си­ле и утверждению.
Аще от­да­ние, кондак и икос святаго.

Се­да­лен свя­та­го, глас 8:

Ес­ли от­да­ние, кондак и икос святого.

Се­да­лен свя­то­го, глас 8

Древ­них пре­по­до­бию под­ра­жая, / освя­тил еси жи­тие твое на служ­бу Бо­го­ви в осмо­е­на­де­сять ле­то. / От­не­ле­же и был еси ве­лик мо­нах, / свя­щен­ник, учи­тель, иерарх, / ныне же чу­до­тво­рец и мо­лит­вен­ник о ду­шах наших. Древ­них бла­го­че­стию под­ра­жая, / по­свя­тил ты жизнь свою на служ­бу Бо­гу в во­сем­на­дцать лет. / От­то­го и стал ве­ли­ким мо­на­хом, / свя­щен­ни­ком, учи­те­лем, иерар­хом, / ныне же чу­до­твор­цем и мо­лит­вен­ни­ком о ду­шах наших.

Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка, глас 4
По­до­бен: Ско­ро предвари:

Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка, глас 4
По­до­бен: “Ско­ро предстань:”

В те­бе, треб­ла­женне и жиз­но­да­вче Кре­сте, / лю­дие учре­жда­ю­ще­ся, спразд­ну­ют с неве­ще­ствен­ны­ми ли­ки, / чи­ни ар­хи­ерей­стии бла­го­го­вей­но вос­пе­ва­ют, / мно­же­ства же мо­на­ше­ству­ю­щих и пост­ни­ков по­кла­ня­ют­ся, / Хри­ста же рас­пен­ша­го­ся вси славим. В честь те­бя, три­жды бла­жен­ный / по­да­тель жиз­ни, Крест, / лю­ди пир­ше­ствен­но празд­ну­ют / вме­сте с неве­ще­ствен­ны­ми хо­ра­ми; / сон­мы ар­хи­ере­ев те­бя бла­го­го­вей­но вос­пе­ва­ют, / мно­же­ство же мо­на­ше­ству­ю­щих и пост­ни­ков по­кло­ня­ет­ся, / и Хри­ста рас­пя­то­го все мы славим.

Аще несть от­да­ния, Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

Ес­ли нет от­да­ния, Бо­го­ро­ди­чен, глас тот же

Зла­то­ко­ван­ный ки­вот вме­ща­ше в се­бе древ­ле / бо­го­пи­сан­ный за­кон и небес­ную ман­ну. / Ты же, Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, за­чен­ши, пло­тию Сы­на Бо­жия ро­ди­ла еси / во об­нов­ле­ние и спа­се­ние душ наших. Око­ван­ный зо­ло­том ков­чег / в древ­но­сти вме­щал в се­бе / Бо­гом пи­сан­ный за­кон и небес­ную ман­ну. / Ты же, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, за­чав, / ро­ди­ла по пло­ти Сы­на Бо­жия / на об­нов­ле­ние и спа­се­ние душ наших.

Песнь 4

Ир­мос: Хри­стос моя си­ла, / Бог и Гос­подь, / чест­ная Цер­ковь / бо­го­леп­но по­ет, взы­ва­ю­щи, / от смыс­ла чи­ста, о Гос­по­де празднующи.

Песнь 4

Ир­мос: “Хри­стос – моя си­ла, / Бог и Гос­подь”, / – свя­тая Цер­ковь бла­го­го­вей­но по­ет, / воз­гла­шая от чи­сто­го ра­зу­ма, / в Гос­по­де торжествуя.

Позна вол яс­ли гос­по­да сво­е­го и осел стя­жав­ша­го его, / аз же без­с­ло­вес­ны­ми страстьми уда­лих­ся от Твор­ца мо­е­го, / но ты, пас­ты­рю бла­гий Ди­мит­рие, яко ов­ча за­блужд­шее, взы­щи мене / и Хри­сто­ву ста­ду со­при­чти мя. Зна­ет вол яс­ли гос­по­ди­на сво­е­го и осел – вла­дель­ца сво­е­го; / я же без­рас­суд­ны­ми стра­стя­ми уда­лил­ся от Твор­ца мо­е­го. / Но ты, пас­тырь бла­гой, Ди­мит­рий, как ов­цу за­блуд­шую, разы­щи ме­ня / и ко Хри­сто­ву ста­ду со­при­чис­ли меня.
Удо­бее от тер­ния со­би­ра­ти ви­но­град­ное гроз­дие и от ре­пия смо­ко­вие, / неже от же­сто­ка­го мо­е­го серд­ца при­но­си­ти елей ми­ло­сер­дия. / Се­го ра­ди, де­ла­те­лю ви­но­гра­да Хри­сто­ва Ди­мит­рие, / огра­ди мя стра­хом Гос­под­ним и на­пой мя во­дою умиления. Лег­че с тер­нов­ни­ка со­би­рать ви­но­град­ные гроз­дья и с ку­стар­ни­ка – смок­вы, / чем из же­сто­ко­го мо­е­го серд­ца ис­то­чить елей ми­ло­сер­дия. / По­то­му, воз­де­лы­ва­тель ви­но­град­ни­ка Хри­сто­ва Ди­мит­рий, / огра­ди ме­ня стра­хом Гос­под­ним и на­пой ме­ня во­дою умиления.
Сияя солн­це Свое на бла­гия и до­ждя на пра­вед­ныя, / да и влас гла­вы мо­ея не по­гиб­нет, хра­ни­ши мя, греш­на­го. / Вся сти­хии мене ра­ди зла­го ста­ша в чине сво­ем, / аз един то­чию пре­бы­ваю в нечув­ствии. / Но даждь ми, Гос­по­ди, угод­ни­ка ра­ди Тво­е­го Ди­мит­рия / ра­зу­ме­ти де­ла Твоя и, слы­ша слух Твой, бо­я­ти­ся Тебе. По­ве­ле­ва­ю­щий солн­цу Сво­е­му си­ять над доб­ры­ми / и про­ли­ва­ю­щий дождь на пра­вед­ных, / дабы и во­лос с го­ло­вы мо­ей не по­гиб, хра­нишь Ты ме­ня, греш­но­го. / Все сти­хии ра­ди ме­ня, зло­го, сто­ят в по­ряд­ке сво­ем, / толь­ко я один пре­бы­ваю в бес­чув­ствии. / Но дай мне, Гос­по­ди, ра­ди слу­жи­те­ля Тво­е­го Ди­мит­рия / ра­зу­меть де­ла Твои и, слы­ша весть Твою, бо­ять­ся Тебя.
Бо­го­ро­ди­чен: Вне­гда при­бли­жи­ти­ся ле­том во­пло­ще­нию, / по­сре­де двою жи­вот­ну по­знан бысть. / Вне­гда при­и­ти вре­ме­ни ко спа­се­нию, / по­сре­де двою раз­бой­ни­ку яви­ся Сын Твой, Бо­го­ро­ди­це. / Непо­сти­жи­мо во обо­их сих Сло­во, / да мы, во­пло­щен­но­му и по­стра­дав­ше­му за ны по­кла­ня­ю­ще­ся Сло­ву, / Тя, Ма­терь Бо­жию, в пес­нех возвеличим. Бо­го­ро­ди­чен: Ко­гда при­шло вре­мя во­пло­ще­ния, / по­сре­ди двух жи­вот­ных был по­знан Сын Твой. / Ко­гда при­бли­зи­лось вре­мя на­ше­го спа­се­ния, / по­сре­ди двух раз­бой­ни­ков Он явил­ся, Бо­го­ро­ди­ца. / Во обо­их этих чуд­ных де­лах непо­сти­жи­мо Сло­во, / дабы мы, по­кло­ня­ясь во­пло­щен­но­му и по­стра­дав­ше­му за нас, / Те­бя, Ма­терь Бо­жию, в пес­нях возвеличили.
Ка­та­ва­сия: Услы­шах, Гос­по­ди, / смот­ре­ния Тво­е­го та­ин­ство, / ра­зу­мех де­ла Твоя / и про­сла­вих Твое Божество. Ка­та­ва­сия: Услы­шал я, Гос­по­ди, / о та­ин­стве Тво­е­го про­мыс­ла, / ура­зу­мел де­ла Твои, / и про­сла­вил Твое Божество.

Песнь 5

Ир­мос: Бо­жи­им све­том Тво­им, Бла­же, / утре­ню­ю­щих Ти ду­ши лю­бо­вию оза­ри, мо­лю­ся, / Тя ве­де­ти, Сло­ве Бо­жий, / ис­тин­на­го Бо­га, / от мра­ка гре­хов­на­го взывающа.

Песнь 5

Ир­мос: Бо­же­ствен­ным све­том Сво­им, Бла­гой, / ду­ши с рас­све­та к Те­бе стре­мя­щих­ся / лю­бо­вью оза­ри, – мо­люсь я, – / что­бы знать Те­бя, Сло­во Бо­жие, ис­тин­но­го Бо­га, / от мра­ка гре­хов / к Се­бе призывающего.

Све­тиль­ник но­га­ма мо­има за­кон Гос­по­день, / и свет сте­зям мо­им оправ­да­ния Его, / аз же, во тьме неве­де­ния пол­зя и тол­кий­ся, / не хо­щу с муд­ры­ми све­тиль­ни­ка стя­жа­ти. / Но ты мне, све­то­яв­ленне Ди­мит­рие, неве­сто­во­ди­тель пред­ста­ни, / яко да и аз ду­хом к Бо­гу от но­щи утре­не­ва­ти потщуся. Све­тиль­ник но­гам мо­им – за­кон Гос­по­день, / и свет сте­зям мо­им – по­ве­ле­ния Его; / я же, во тьме неве­де­ния пол­зая и сту­чась, / не хо­чу с муд­ры­ми де­ва­ми све­тиль­ни­ка при­об­ре­сти. / Но ты, све­то­зар­ный Ди­мит­рий, как неве­сто­во­ди­тель мне пред­стань, / что­бы и я ду­хом к Бо­гу от но­чи с рас­све­та устремился.
Бо­лез­ную те­лом, бо­лез­ную и ду­шею: / ово­му яко до­са­дих объ­яде­ни­ем и пи­ян­ством, / ову же яко раз­сла­бих грех­ми. / Су­гу­ба бо­лезнь и тяж­ка, / но ты, но­вый чу­до­твор­че, умо­ли Хри­ста, Вра­ча всех, / да обоя ис­це­ли­ти благоизволит. Бо­лез­нен я те­лом, бо­лез­нен и ду­шой: / ибо од­но­му по­вре­дил объ­еде­ни­ем и пьян­ством, / а а дру­гую гре­ха­ми в рас­слаб­ле­ние вверг. / Су­гу­бая моя бо­лезнь и тяж­кая! / Но ты, но­вый чу­до­тво­рец, умо­ли Хри­ста, Вра­ча всех, / дабы и то и дру­гое Он ис­це­лить благоволил.
Гос­по­ди Бо­же наш, даждь нам мир во днех на­ших, / Гос­по­ди Бо­же наш, стя­жи в нас лю­бовь, / да вси еди­ны­ми усты и еди­ным серд­цем / ис­по­ве­ду­ем Еди­на­го Тя в Тро­и­це сла­ви­ма­го Бога. Гос­по­ди, Бо­же наш, дай нам мир во дни на­ши; / Гос­по­ди Бо­же наш, воз­рас­ти в нас лю­бовь, / дабы все мы еди­ны­ми уста­ми и еди­ным серд­цем / ис­по­ве­до­ва­ли Те­бя, Еди­но­го в Тро­и­це сла­ви­мо­го Бога.
Бо­го­ро­ди­чен: Стра­ха Гос­под­ня во чре­ве не при­ях, / ни серд­цем о нера­де­нии по­бо­лех, / но, прис­но за­чи­ная и раж­дая гре­хи ко гре­хом, / от умно­же­ния тех со­ве­стию сне­да­ю­ся. / Се­го ра­ди в мно­го­пло­дии сем без­за­ко­ни­ем к Те­бе, Вла­ды­чи­це, во­пию: / со­тво­ри мя воз­ро­ди­ти­ся в жи­вот веч­ный покаянием. Бо­го­ро­ди­чен: Стра­ха Гос­под­ня во чре­ве я не при­нял, / и серд­цем о нера­де­нии сво­ем не по­скор­бел; / но, все­гда за­чи­ная и рож­дая гре­хи за гре­ха­ми, / от умно­же­ния их со­ве­стию тер­за­юсь. / По­то­му в этом мно­го­пло­дии без­за­ко­ний к Те­бе, Вла­ды­чи­ца, взы­ваю: / по­мо­ги мне воз­ро­дить­ся в жизнь веч­ную покаянием.
Ка­та­ва­сия: О треб­ла­жен­ное Дре­во, / на нем­же рас­пя­ся Хри­стос, Царь и Гос­подь! / Им­же па­де дре­вом пре­льсти­вый, / То­бою пре­льсти­вся, / Бо­гу при­гвоз­див­шу­ся пло­тию, / по­да­ю­ще­му мир ду­шам нашим. Ка­та­ва­сия: О три­жды бла­жен­ное Дре­во, / на ко­то­ром был рас­пят Хри­стос, Царь и Гос­подь, / чрез ко­то­рое пал обо­льстив­ший дре­вом, / сам улов­лен­ный Бо­гом, / на те­бе при­гвож­ден­ным пло­тию, / да­ру­ю­щим мир ду­шам нашим!

Песнь 6

Ир­мос: Жи­тей­ское мо­ре, / воздви­за­е­мое зря на­па­стей бу­рею, / к ти­хо­му при­ста­ни­щу Тво­е­му при­тек, во­пию Ти: / воз­ве­ди от тли жи­вот мой, / Многомилостиве.

Песнь 6

Ир­мос: Жи­тей­ское мо­ре ви­дя / под­ни­ма­ю­ще­е­ся вол­на­ми ис­ку­ше­ний, / я, к ти­хой при­ста­ни Тво­ей при­бег­нув, взы­ваю Те­бе: / “Воз­ве­ди от ги­бе­ли жизнь мою, / Многомилостивый!”

От ки­та Иону, от бла­та же езер­на­го те­бе, свя­ти­те­лю Ди­мит­рие, из­ве­де Гос­подь на свет, / ов трид­не­вен во утро­бе не вре­ди­ся, ты же че­ты­ре­де­ся­то­ле­тен неис­тле­нен в нед­рех зем­ных пре­был еси. / Ве­лие чу­до! Но боль­ше да­ро­ва­ние Бо­жие, / ибо тя чу­де­сы, яко про­ро­ка, прослави. Из ки­та Иону, из зем­ли же бо­ло­ти­стой у озе­ра те­бя, свя­ти­тель Ди­мит­рий, вы­вел Гос­подь на свет: / тот три дня во утро­бе не по­тер­пел вре­да, / ты же со­рок лет нетле­нен в нед­рах зем­ных про­был. / Ве­ли­кое чу­до! Но боль­ше – да­ро­ва­ние Бо­жие, / ибо чу­де­са­ми Он те­бя, как про­ро­ка, прославил.
Древ­нии онии ни­не­ви­тяне, невер­нии язы­цы су­ще, / еди­ною про­ро­че­скою про­по­ве­дию по­ка­я­ша­ся. / Аз же, то­ли­ко на­став­ле­ний бо­же­ствен­ных имея / и по вся дни что­мая слу­шая, неис­пра­вен пре­бы­ваю, / но ты, свя­ти­те­лю, мо­лит­ва­ми тво­и­ми к де­ла­нию сих на­ста­ви мя. Древ­ние те ни­не­ви­тяне, быв­шие невер­ны­ми языч­ни­ка­ми, / от од­ной про­ро­ка про­по­ве­ди по­ка­я­лись. / Я же, столь­ко на­став­ле­ний бо­же­ствен­ных имея / и вся­кий день их чте­ние слу­шая, неис­пра­ви­мым пре­бы­ваю. / Но ты, свя­ти­тель, мо­лит­ва­ми тво­и­ми / к их ис­пол­не­нию на­ставь меня.
Без­дна гре­хов по­след­няя обы­де мя, / и тре­вол­не­ние стра­стей по­гру­жа­ет мя. / Тем, дон­де­же не пон­ре ду­ша моя во аде, / к Те­бе, Гос­по­ду Бо­гу, от скор­би во­пию, / да пра­вед­ни­ка Тво­е­го ра­ди Ди­мит­рия услы­ши­ши и спа­се­ши мя. Без­дна край­няя гре­хов охва­ти­ла ме­ня, / и тре­вол­не­ние стра­стей по­топ­ля­ет ме­ня. / По­то­му, по­ка не по­гру­зи­лась ду­ша моя во ад, / к Те­бе, Гос­по­ду Бо­гу, от скор­би взы­ваю, / да пра­вед­ни­ка Тво­е­го ра­ди Ди­мит­рия услы­шишь и спа­сешь меня.
Бо­го­ро­ди­чен: Ско­рая в бе­дах По­мощ­ни­це, / го­то­вое обу­ре­ва­е­мым при­ста­ни­ще, / со­хра­ни мя, Ма­ти Бо­жия, от по­топ­ле­ния жи­тей­ска­го / и не даждь ми раз­би­ти­ся о ка­мень па­гу­бы душевныя. Бо­го­ро­ди­чен: Ско­рая в бе­дах По­мощ­ни­ца, / го­то­вое при­ста­ни­ще но­си­мым бу­рей! / Со­хра­ни ме­ня, Ма­терь Бо­жия, от по­топ­ле­ния жи­тей­ско­го / и не дай мне раз­бить­ся о ка­мень па­гу­бы душевной.
Ка­та­ва­сия: Вод­на­го зве­ря во утро­бе / дла­ни Иона кре­сто­вид­но рас­про­стер, / спа­си­тель­ную Страсть про­об­ра­жа­ше яве. / Тем, трид­не­вен из­шед, / пре­мир­ное Вос­кре­се­ние про­пи­са­ше / Пло­тию при­гвож­ден­на­го Хри­ста Бо­га / и три­днев­ным Вос­кре­се­ни­ем мир просвещшаго. Ка­та­ва­сия: Во утро­бе мор­ско­го зве­ря / Иона кре­сто­об­раз­но ру­ки рас­про­стер, / яс­но про­об­ра­зо­вав спа­си­тель­ное стра­да­ние; / вый­дя же от­ту­да спу­стя три дня, / пред­на­чер­тал сверхъ­есте­ствен­ное вос­кре­се­ние / Хри­ста Бо­га, при­гвож­ден­но­го пло­тию / и вос­ста­ни­ем в тре­тий день мир просветившего.

Аще от­да­ние,
ток­мо кондак и икос празд­ни­ка, глас 4.
Самоподобен:

Ес­ли отдание,
по­ем кондак и икос празд­ни­ка, глас 4,
самоподобный

Возне­сый­ся на Крест во­лею, / те­зо­име­ни­то­му Тво­е­му но­во­му жи­тель­ству / щед­ро­ты Твоя да­руй, Хри­сте Бо­же, / воз­ве­се­ли нас си­лою Тво­ею, / по­бе­ды дая нам на со­по­ста­ты, / по­со­бие иму­щим Твое oру­жие ми­ра, / непо­бе­ди­мую победу. Возне­сен­ный на Крест доб­ро­воль­но, / со­имен­но­му Те­бе но­во­му на­ро­ду / ми­ло­сти Твои да­руй, Хри­сте Бо­же; / воз­ве­се­ли си­лою Тво­ею вер­ных лю­дей Тво­их*, / по­да­вая им по­бе­ды над вра­га­ми, / – да име­ют они по­мощь от Те­бя, / ору­жие ми­ра, непо­бе­ди­мый знак победы.
Икос: Иже до тре­ти­я­го Небе­се вос­хи­щен бысть в рай / и гла­го­лы слы­шав неиз­ре­чен­ныя и Бо­же­ствен­ныя, / их­же не леть язы­ки (че­ло­ве­че­ски­ми) гла­го­ла­ти, / что Га­ла­том пи­шет, яко ра­чи­те­лие Пи­са­ний проч­то­сте и по­зна­сте: / мне, гла­го­лет, хва­ли­ти­ся да не бу­дет, ток­мо во еди­ном Кре­сте Гос­под­ни, / на нем­же, стра­дав, уби стра­сти. / То­го убо и мы из­вест­но дер­жим, Крест Гос­по­день, хва­лу вси: / есть бо нам спа­си­тель­ное сие Дре­во / oру­жие ми­ра, непо­бе­ди­мая победа. Икос: До тре­тье­го неба воз­не­сен­ный в рай / и услы­шав­ший неиз­ре­чен­ные и бо­же­ствен­ные сло­ва, / ко­то­рые невоз­мож­но пе­ре­ска­зы­вать язы­ка­ми че­ло­ве­че­ски­ми, – / что он Га­ла­там пи­шет, / как про­чли и узна­ли вы, лю­би­те­ли Пи­са­ний? / “Что­бы я, го­во­рит он, хва­лил­ся, – да не бу­дет, / раз­ве толь­ко од­ним Кре­стом Гос­под­ним, / на ко­то­ром по­стра­дав, Он убил стра­сти”. / Так и мы все бу­дем твер­до дер­жать его, / Крест Гос­по­день, как по­хва­лу; / ибо для нас это спа­си­тель­ное Дре­во – / ору­жие ми­ра, непо­бе­ди­мый знак победы.

*греч.: ца­рей наших

Аще несть отдания,
кондак свя­та­го, глас 8:

Ес­ли нет отдания,
кондак свя­то­го, глас 8

Звез­ду Рос­сий­скую, от Ки­е­ва воз­си­яв­шую / и чрез Нов­град Се­вер­ский в Ро­стов до­стиг­шую, / всю же стра­ну сию учень­ми и чу­де­сы оза­рив­шую, / убла­жим зла­то­сло­вес­на­го учи­те­ля Ди­мит­рия, / той бо всем вся на­пи­са, яже к на­став­ле­нию, / да всех при­об­ря­щет, яко­же Па­вел, Хри­сту / и спа­сет пра­во­ве­ри­ем ду­ши наша. Звез­ду Рос­сий­скую, от Ки­е­ва вос­си­яв­шую, / и чрез Нов­го­род Се­вер­ский Ро­сто­ва до­стиг­шую, / всю же стра­ну сию уче­ни­ем и чу­де­са­ми оза­рив­шую, / про­сла­вим зла­то­сло­вес­но­го учи­те­ля Ди­мит­рия. / Ибо он для всех на­пи­сал, все что слу­жит к на­став­ле­нию, / дабы как Па­вел всех для Хри­ста при­об­ре­сти, / и спа­сти пра­вой ве­рою ду­ши наша.
Икос: Пра­вед­ным о ка­ю­щих­ся на Небе­си, / нам же, греш­ным, на зем­ли о те­бе, пра­вед­ни­че Ди­мит­рие, / по­до­ба­ет воз­ра­до­ва­ти­ся, / яко но­ва­го тя к Бо­гу мо­лит­вен­ни­ка о нас стя­жа­хом, / его­же до­стой­ны­ми по­хва­ла­ми убла­жа­ю­ще, / си­це от ра­до­сти зо­вем: / ра­дуй­ся, Ро­стов­ская по­хва­ло и всея Рос­сии прославление. Икос: Пра­вед­ным на небе­сах – о ка­ю­щих­ся, / нам же, греш­ным, на зем­ле – о те­бе, пра­вед­ник Ди­мит­рий, / по­до­ба­ет воз­ра­до­вать­ся, / ибо в те­бе мы но­во­го мо­лит­вен­ни­ка о нас к Бо­гу об­ре­ли. / Те­бя до­стой­ны­ми по­хва­ла­ми убла­жая, / мы от ра­до­сти взы­ва­ем так: / “Ра­дуй­ся, Ро­сто­ва по­хва­ла и всей Рос­сии слава!”

Песнь 7

Ир­мос: Ро­со­да­тель­ну убо пещь / со­де­ла Ан­гел / пре­по­доб­ным от­ро­ком, / хал­деи же опа­ля­ю­щее / ве­ле­ние Бо­жие му­чи­те­ля уве­ща во­пи­ти: / бла­го­сло­вен еси, Бо­же отец наших.

Песнь 7

Ир­мос: Ро­со­нос­ною со­де­лал печь / Ан­гел для бла­го­че­сти­вых от­ро­ков, / а Бо­жие ве­ле­ние, хал­де­ев опа­ляв­шее, / му­чи­те­ля убе­ди­ло взы­вать: / “Бла­го­сло­вен Ты, Бо­же от­цов наших!”

Яко­же трие от­ро­цы в пе­щи ва­ви­лон­стей / ог­нен­ную си­лу уга­си­ша мо­лит­вою, / та­ко ты, бо­го­яв­ленне Ди­мит­рие, / воз­ник­ший ог­нь в са­мо­же­го­мых ски­тах учень­ми тво­и­ми по­тре­бил еси. / От­ню­ду­же тя за спа­се­ние душ по­ги­ба­ю­щих / Гос­подь про­сла­ви чу­де­сы и нетле­ни­ем, / мы же свя­то­леп­ны­ми пес­нь­ми ублажаем. Как три от­ро­ка в пе­чи ва­ви­лон­ской / си­лу ог­ня уга­си­ли мо­лит­вою, / так ты, Бо­гом яв­лен­ный Ди­мит­рий, / огонь са­мо­со­жже­ний, воз­го­рев­ший­ся в ски­тах, уче­ни­я­ми тво­и­ми ис­тре­бил. / По­то­му за спа­се­ние душ по­ги­ба­ю­щих / Гос­подь те­бя про­сла­вил чу­де­са­ми и нетле­ни­ем, / мы же по­до­ба­ю­щи­ми свя­то­му пес­но­пе­ни­я­ми ублажаем.
О ко­ли­ких благ, ока­ян­нии, ли­ши­сте­ся, рас­коль­ни­цы: / ни свя­щен­но­на­чаль­ни­ка бо има­те, ни во­ждя ис­тин­на­го ко спа­се­нию, / ни­же Без­кров­ныя Жерт­вы, ни­же дру­гих та­инств спо­доб­ля­е­те­ся. / Но поне ныне по­знай­те па­губ­ное свое за­блуж­де­ние, / и аще де­лом и уче­нию ан­ге­ло­по­доб­на­го Ди­мит­рия не ве­ри­те, / то чу­де­сем, от него бы­ва­е­мым, яко­же хал­деи онии, ве­руй­те, / да с на­ми куп­но еди­ны­ми усты по­мо­ли­те­ся Бо­гу отец наших. О сколь­ких благ ли­ши­лись вы, несчаст­ные рас­коль­ни­ки: / ведь ни свя­щен­но­на­чаль­ни­ка вы не име­е­те, ни во­ждя ис­тин­но­го ко спа­се­нию, / ни Бес­кров­ной Жерт­вы, ни дру­гих та­инств не спо­доб­ля­е­тесь! / Но хо­тя бы ныне по­знай­те па­губ­ное свое за­блуж­де­ние, / и ес­ли де­лам и уче­нию ан­ге­ло­по­доб­но­го Ди­мит­рия не ве­ри­те, / то чу­де­сам, от него яв­ля­е­мым, как хал­деи те, уве­руй­те, / что­бы с на­ми вме­сте еди­ны­ми уста­ми по­мо­лить­ся Бо­гу от­цов наших.
Во­ис­ти­ну, Бо­же наш, / Ты еси Един Бог бо­гов и Гос­подь гос­по­дей / и раз­ве Те­бе ина­го и Тво­ея Свя­тыя Со­бор­ныя Церкве несть / ни на Небе­си, ни на зем­ли, иде­же по­до­ба­ет спа­сти­ся. / Се­го ра­ди даждь нам еди­ны­ми усты и еди­ным серд­цем / удив­ля­ю­ща­го вся хо­те­ния Своя во свя­тых, Те­бе славити. Во­ис­ти­ну, Бо­же наш, / Ты один – Бог бо­гов и Гос­подь гос­под­ству­ю­щих / и кро­ме Те­бя ино­го / и кро­ме Тво­ей Свя­той Со­бор­ной Церк­ви нет иной / ни на небе­сах, ни на зем­ле, где бы по­до­ба­ло спа­сать­ся. / По­то­му дай нам еди­ны­ми уста­ми и еди­ным серд­цем сла­вить / Те­бя, див­но все же­ла­ния Свои во свя­тых являющего.
Бо­го­ро­ди­чен: Про­ви­дец Да­ни­ил усмот­ри Тя го­ру, Неис­ку­со­муж­ная Де­во, / прис­но­па­мят­ный же во свя­тых наш Ди­мит­рий, / яко­же Ге­де­он, Ру­но Оро­шен­ное Тя на­ре­че. / Мы же, обоя ис­по­ве­да­ю­ще, про­сим: / да на от­торг­шем­ся от Те­бе Ка­ме­ни, Хри­сте, утвер­жда­ет­ся Цер­ковь / и пра­во ве­ру­ю­щих серд­ца ро­сою бла­го­да­ти Тво­ея напаяются. Бо­го­ро­ди­чен: Про­ви­дец Да­ни­ил узрел Те­бя / как го­ру, не по­знав­шая му­жа Де­ва, / прис­но­па­мят­ный же во свя­тых наш Ди­мит­рий, / как Ге­де­он, Ру­ном Оро­шен­ным Те­бя на­рек. / Мы же, и то и дру­гое ис­по­ве­дуя, про­сим, / дабы Цер­ковь утвер­жда­лась на от­торг­шем­ся от Те­бя Камне – Хри­сте, / и пра­во ве­ру­ю­щих серд­ца / ро­сою Тво­ей бла­го­да­ти орошались.
Ка­та­ва­сия: Безум­ное ве­ле­ние му­чи­те­ля зло­че­сти­ва­го / лю­ди по­ко­ле­ба, / ды­шу­щее пре­ще­ние и зло­ху­ле­ние бо­го­мерз­кое; / оба­че три от­ро­ки не устра­ши ярость звер­ская, / ни ог­нь сне­да­яй, / но про­ти­во­ды­шу­щу ро­со­нос­но­му Ду­ху, / со ог­нем су­ще, по­я­ху: / Пре­пе­тый от­цев и нас Бо­же, бла­го­сло­вен еси. Ка­та­ва­сия: Безум­ное ве­ле­ние ти­ра­на нече­сти­во­го, / ды­ша­щее угро­зою и ху­лою бо­го­мерз­кою, / в смя­те­ние на­ро­ды при­ве­ло; / од­на­ко трех от­ро­ков не устра­ши­ли / ни звер­ский гнев, ни огонь шу­мя­щий, / но, на­хо­дясь в огне, / про­тив ко­то­ро­го ве­ял ро­со­нос­ный ве­тер, они пе­ли: / “Пре­х­валь­ный Бо­же от­цов и наш, бла­го­сло­вен Ты!”

Песнь 8

Ир­мос: Из пла­мене пре­по­доб­ным ро­су ис­то­чил еси, / и пра­вед­на­го жерт­ву во­дою по­па­лил еси: / вся бо тво­ри­ши, Хри­сте, ток­мо еже хо­те­ти. / Тя пре­воз­но­сим во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: Из пла­ме­ни Ты для бла­го­че­сти­вых ро­су ис­то­чил, / и жерт­ву пра­вед­ни­ка во­дою по­па­лил: / ибо все Ты со­вер­ша­ешь, Хри­сте, од­ним Сво­им хо­те­ни­ем. / Те­бя мы пре­воз­но­сим во все века.

Вся сред­ства, свя­ти­те­лю, на взыс­ка­ние за­блужд­ших упо­тре­бил еси, / раз­ли­ва­ю­щий­ся пла­мень по ски­том во­дою по­ка­я­ния по­га­шая, / мо­рель­щи­ков к без­смерт­ней тра­пе­зе при­зы­вая, / про­све­щен­ных же и от­пад­ших, да не вто­рое кре­стя­ще­ся па­ки рас­пи­на­ют Хри­ста, / еди­на­го дер­жа­ти­ся кре­ще­ния утвер­ждал еси. / Всех по­всю­ду пра­во­ве­рию учил еси / и ныне сво­и­ми спи­са­нь­ми то­муж­де учи­ши. / Тем яко ис­тин­на­го учи­те­ля во свя­тых по­чи­та­ем тя. Все сред­ства, свя­ти­тель, на взыс­ка­ние за­блуд­ших ты упо­тре­бил, / раз­ли­ва­ю­ще­е­ся по ски­там пла­мя во­дою по­ка­я­ния уга­шая, / мо­рив­ших се­бя го­ло­дом к бес­смерт­ной тра­пе­зе при­зы­вая, / про­све­щен­ных же и от­пад­ших, дабы они, кре­стясь вто­рич­но, вновь не рас­пи­на­ли Хри­ста, / дер­жать­ся еди­но­го кре­ще­ния убеж­дал. / Всех по­всю­ду ты пра­во­ве­рию учил / и ныне сво­и­ми пи­са­ни­я­ми то­му же учишь. / По­то­му, как ис­тин­но­го учи­те­ля, мы со свя­ты­ми по­чи­та­ем тебя.
Древним оным ва­ви­лон­ским стол­по­тво­ри­те­лем вра­зи на­ше­го бла­го­че­стия упо­добль­ше­ся, / дерз­ну­ша нера­зу­мия сво­е­го тол­ки на пес­це суе­ве­рия на­зда­ти. / Им­же егда опро­ша­ся уче­ний тво­их во­ды, свя­ти­те­лю, / абие по­ко­ле­ба­ша­ся во ос­но­ва­нии и бысть им па­де­ние ве­лие, / нам же, бла­го­че­сти­вым, под­креп­ле­ние и исправление. Тем древним стро­и­те­лям ва­ви­лон­ской баш­ни / вра­ги на­ше­го бла­го­че­стия упо­до­бив­шись, / дерз­ну­ли нера­зу­мия сво­е­го тол­ки на пес­ке суе­ве­рия по­стро­ить. / Но ко­гда на­лег­ли на них во­ды уче­ний тво­их, свя­ти­тель, / тот­час по­ко­ле­ба­лись от ос­но­ва­ния и бы­ло па­де­ние их ве­ли­кое, / нам же, бла­го­че­сти­вым, – под­креп­ле­ние и исправление.
Без­на­чальне От­че, Сыне Со­без­на­чальне, Уте­ши­те­лю Бла­гий, Ду­ше Пра­вый, / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­те­лю, От­ца Без­на­чаль­на Сло­ве, / Ду­ше Жи­вый и Зи­ждяй, / Тро­и­це Еди­ни­це, по­ми­луй мя. Без­на­чаль­ный От­че, Сын со­без­на­чаль­ный, / Уте­ши­тель бла­гой, Дух пра­вый; / Сло­ва Бо­жия Ро­ди­тель, / От­ца без­на­чаль­ное Сло­во, / Дух жи­вой и со­зи­да­ю­щий, / Тро­и­ца-Еди­ни­ца, по­ми­луй меня.
Бо­го­ро­ди­чен: Яко­же ку­пи­на, ог­нем рас­па­ля­е­ма, са­ма не сга­ра­ше, / но Бо­го­вид­ца, устра­шив, при­ве­де к по­чи­та­нию, / та­ко Ты, Неис­ку­со­брач­ная Неве­сто, / при­ем­ши во утро­бу Ог­нь Бо­же­ства, / нетлен­на в Рож­де­стве пре­бы­ла еси. / Див­ное та­ин­ство! / Непо­кор­ни­ков бла­го­че­стию сты­дом опа­ля­е­ши, / по­чи­та­те­лей же пра­во­вер­ных оро­ша­е­ши чу­де­сы изобильно. Бо­го­ро­ди­чен: Как тер­но­вый куст, ог­нем раз­го­ра­ясь, сам не сго­рал, / но Бо­го­вид­ца, устра­шив, при­вел в бла­го­го­ве­ние, / так Ты, бра­ка не по­знав­шая Неве­ста, / при­няв во чре­во Огонь Бо­же­ства, / непо­роч­ной во вре­мя ро­дов пре­бы­ла. / Див­ное та­ин­ство! / Непо­кор­ных бла­го­че­стию сты­дом Ты опа­ля­ешь, / по­чи­та­те­лей же пра­во­вер­ных оро­ша­ешь чу­де­са­ми изобильно.
Ка­та­ва­сия: Бла­го­сло­ви­те, от­ро­цы, / Тро­и­цы рав­но­чис­лен­нии, / Со­де­те­ля От­ца Бо­га, / пой­те сниз­шед­шее Сло­во, / и ог­нь в ро­су пре­твор­шее, / и пре­воз­но­си­те всем жизнь по­да­ва­ю­ща­го / Ду­ха Все­свя­та­го во веки. Ка­та­ва­сия: Бла­го­слов­ляй­те, от­ро­ки, / Тро­и­це рав­но­чис­лен­ные, / Бо­га От­ца Со­зда­те­ля; / вос­пе­вай­те Сло­во, со­шед­шее / и огонь в ро­су пре­тво­рив­шее; / и пре­воз­но­си­те всем жизнь по­да­ю­ще­го / Ду­ха все­свя­то­го вовеки!

Песнь 9

Ир­мос: Бо­га / че­ло­ве­ком не воз­мож­но ви­де­ти, / на Него же не сме­ют чи­ни Ан­ге­льстии взи­ра­ти; / То­бою бо, Все­чи­стая, яви­ся че­ло­ве­ком / Сло­во во­пло­щен­но, / Его же ве­ли­ча­ю­ще, / с Небес­ны­ми вои / Тя ублажаем.

Песнь 9

Ир­мос: Невоз­мож­но лю­дям уви­деть Бо­га, / на Ко­то­ро­го не сме­ют пол­ки Ан­ге­лов взгля­нуть; / но чрез Те­бя, Все­чи­стая, / ста­ло ви­ди­мым для смерт­ных Сло­во во­пло­щен­ное. / Его ве­ли­чая, / мы вме­сте с небес­ны­ми во­ин­ства­ми / Те­бя восхваляем.

Бла­го­сло­вен Гос­подь наш, яко по­се­ти нас в ле­та сия / и воз­дви­же нам в Рос­сий­стей Церк­ви но­ва­го чу­до­твор­ца Ди­мит­рия, / яко­же бо во дни жи­во­та сво­е­го слу­жа­ше пре­по­до­би­ем и прав­дою, / та­ко и по кон­чине по­да­ет ра­зум за­блужд­шим / ко взыс­ка­нию пу­тей спасительных. Бла­го­сло­вен Гос­подь наш, что по­се­тил нас в эти го­ды / и воз­двиг нам в Рос­сий­ской Церк­ви но­во­го чу­до­твор­ца Ди­мит­рия, / ибо как во дни жи­тия сво­е­го слу­же­ние со­вер­шал он в свя­то­сти и прав­де, / так и по кон­чине по­да­ет ра­зум за­блуд­шим / ко отыс­ка­нию пу­тей спасительных.
Сла­ва Те­бе, Пас­ты­ре­на­чаль­ни­че, / яко и во дни на­ша по­ста­вил еси на стра­жи бодра­го пас­ты­ря Ди­мит­рия, / им­же про­го­ня­ют­ся по­смрад­шия коз­ли­ща от ста­да Тво­е­го непорочнаго. Сла­ва Те­бе, Пас­ты­ре­на­чаль­ник, / что и во дни на­ши по­ста­вил Ты на стра­же бодро­го пас­ты­ря Ди­мит­рия, / ко­то­рый про­го­ня­ет смрад­ных коз­лов / от ста­да Тво­е­го непорочного.
Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, / бла­го­че­сти­вым по­хва­ло и пра­во­вер­ным ве­се­лие, / яко про­по­ве­да­ние свя­та­го Тво­е­го Ди­мит­рия / до­сто­вер­ны­ми чу­де­сы утверждаеши. Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, / бла­го­че­сти­вым по­хва­ла и пра­во­вер­ным ве­се­лие, / ибо Ты про­по­ведь свя­то­го Тво­е­го Ди­мит­рия / до­сто­вер­ны­ми чу­де­са­ми утверждаешь.
Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дость от Ан­ге­ла при­им­шей, / и мы, по про­ре­че­нию Тво­е­му / убла­жа­ю­ще со все­ми ро­ды, еван­гель­ски во­пи­ем: / ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою. Бо­го­ро­ди­чен: Те­бе, ра­дость от Ан­ге­ла при­няв­шей, / и мы, по про­ро­че­ству Тво­е­му / бла­жен­ной Те­бя име­нуя со все­ми ро­да­ми, еван­гель­ски взы­ва­ем: / “Ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою!”
Ка­та­ва­сия: Та­ин еси, Бо­го­ро­ди­це, рай, / невоз­де­лан­но воз­рас­тив­ший Хри­ста, / Им­же крест­ное жи­во­нос­ное на зем­ли на­са­ди­ся Дре­во. / Тем, ныне воз­но­си­му, / по­кла­ня­ю­ще­ся Ему, Тя величаем. Ка­та­ва­сия: Ты, Бо­го­ро­ди­ца, – та­ин­ствен­ный рай, / невоз­де­лан­но про­из­рас­тив­ший Хри­ста, / Ко­то­рым на зем­ле на­саж­де­но / Кре­ста жи­во­нос­ное дре­во; / по­то­му ныне, при воз­дви­же­нии его, / по­кло­ня­ясь Ему, мы Те­бя величаем.

Све­ти­лен праздника.
По­до­бен: Учеником:

Све­ти­лен празд­ни­ка, глас 2
По­до­бен: “Ко­гда уче­ни­ки на Те­бя взирали:”

Крест, хра­ни­тель всея все­лен­ныя, / Крест кра­со­та Церкве, / Крест ца­рей дер­жа­ва, / Крест вер­ных утвер­жде­ние, / Крест Ан­ге­лов сла­ва и де­мо­нов яз­ва. (2) Крест – хра­ни­тель всей все­лен­ной, / Крест – кра­со­та Церк­ви, / Крест – ца­рей мо­гу­ще­ство, / Крест – вер­ных утвер­жде­ние, / Крест – Ан­ге­лов сла­ва / и де­мо­нов по­ра­же­ние. (2)

Сла­ва, свя­та­го, глас 8:

Сла­ва, свя­то­го, глас 8

По­став­ля­яй пре­де­лы язы­ков по чис­лу Ан­гел Сво­их / и со­би­ра­яй от раз­се­ян­ных сы­нов Адам­лих Цер­ковь Свою, / умно­жа­е­ши в ней свя­тыя Твоя, Бо­же наш, яко звез­ды на небе­си, / от ни­х­же про­сия и па­мять свя­ти­те­ля Тво­е­го Ди­мит­рия. / Его­же ра­ди про­све­ти ду­ши, по­мра­чен­ныя раз­дор­ным суе­ве­ри­ем, / да вку­пе зо­вем Ти песнь тре­гу­бую: аллилуия. По­став­ляя пре­де­лы на­ро­дов по чис­лу Ан­ге­лов Сво­их / и со­би­рая из рас­се­ян­ных сы­нов Ада­мо­вых Цер­ковь Свою, / умно­жа­ешь Ты в ней свя­тых Тво­их, Бо­же наш, как звез­ды на небе­сах; / сре­ди них про­си­я­ла и па­мять свя­ти­те­ля Тво­е­го Ди­мит­рия. / Ра­ди него про­све­ти ду­ши, по­мра­чен­ные раз­дор­ным суе­ве­ри­ем, / дабы мы вме­сте воз­гла­ша­ли Те­бе песнь трое­крат­ную: Аллилуия.

И ныне, праздника.
По­до­бен: Же­ны, услышите:

И ныне, праздника
По­до­бен: “Же­ны, услышьте:”

Крест воздви­за­ет­ся днесь, и мiр освя­ща­ет­ся: / Иже бо со От­цем се­дяй и Ду­хом Свя­тым на сем ру­це рас­про­ст­ре, / мiр весь при­вле­че к Тво­е­му, Хри­сте, по­зна­нию; / иже убо на Тя на­де­ю­щи­я­ся / бо­же­ствен­ныя спо­до­би славы. Крест се­го­дня воз­дви­га­ет­ся / и мiр освя­ща­ет­ся; / ибо Ты, Хри­сте, си­дя­щий со От­цом и Ду­хом Свя­тым, / на нем про­стер­ши ру­ки, / весь мiр при­влек к по­зна­нию Те­бя. / Удо­стой же на Те­бя на­де­ю­щих­ся / бо­же­ствен­ной славы.

Аще несть отдания:
Сла­ва, и ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

Ес­ли нет отдания
Сла­ва, и ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас тот же

Сто­пам от­хо­дя­ща­го от нас в гор­няя свя­ти­те­ля Ди­мит­рия по­сле­ду­ю­ще, / со упо­ва­ни­ем к Те­бе, Вла­ды­чи­це, во­пи­ем: / яко­же Тя на пре­чи­стей иконе с Пре­веч­ным Мла­ден­цем пи­ше­мую зрим на зем­ли, / та­ко даждь нам ви­де­ти сто­я­щую одес­ную Сы­на Тво­е­го Бо­га / в непри­ступ­нем све­те на Небеси. Сто­пам от­хо­дя­ще­го от нас в выш­ние оби­те­ли свя­ти­те­ля Ди­мит­рия по­сле­дуя, / с на­деж­дою к Те­бе, Вла­ды­чи­ца, взы­ва­ем: / как на пре­чи­стой Тво­ей иконе с Пре­веч­ным Мла­ден­цем / изоб­ра­жен­ную мы Те­бя ви­дим на зем­ле, / так дай нам ви­деть и сто­я­щей по пра­вую ру­ку от Сы­на Тво­е­го и Бо­га / в непри­ступ­ном све­те на небесах.
На хва­ли­тех сти­хи­ры празд­ни­ка 3 и свя­та­го 3. На “Хва­ли­те” сти­хи­ры празд­ни­ка 3 и свя­то­го 3.

Аще несть от­да­ния, сти­хи­ры свя­та­го. Глас 6.
По­до­бен: Все отложше:

Ес­ли нет от­да­ния, сти­хи­ры свя­то­го. Глас 6.
По­до­бен: “Все отложив:”

Весь от юно­сти тво­ея воз­ло­жил­ся еси / на взыс­ка­ние пре­муд­ро­сти и стра­ха Бо­жия, / яже об­рет, не в зем­ли, аки ле­ни­вый раб, со­крыл еси, / но, уча и тво­ря по Дав­ше­му ти та­лант, / во сто тру­дов умно­жил еси его, / и был еси ве­ли­кий ку­пец, / из­но­сяй на свет вет­хая и но­вая, / и, от­кры­вая глу­би­ны ра­зу­ма бо­го­пи­сан­ных книг, / куп­лю доб­ру де­я­ти на­учил еси нас. / Тем, бла­гий и вер­ный ра­бе Бо­жий Ди­мит­рие, / за то­ли­ка яв­лен­на твоя к нам со­кро­ви­ща / вшел еси в ра­дость Гос­по­да Твоего. Весь от юно­сти тво­ей ты по­свя­тил се­бя / на взыс­ка­ние пре­муд­ро­сти и стра­ха Бо­жия, / об­ре­тя же их, не со­крыл, как ле­ни­вый раб, в зем­ле, / но, уча и ис­пол­няя по во­ле Дав­ше­го те­бе та­лант, / во сто крат тру­да­ми его умно­жил, / и был ве­ли­ким куп­цом, / вы­но­ся на свет ста­рое и но­вое, / и, от­кры­вая глу­би­ны смыс­ла бо­го­пи­сан­ных книг, / вме­сте и доб­ро­де­те­ли на­учил. / По­то­му, доб­рый и вер­ный раб Бо­жий Ди­мит­рий, / за столь­кие яв­лен­ные нам твои со­кро­ви­ща / во­шел ты в ра­дость Гос­по­да Твоего.
Весь ум пле­нил еси в по­слу­ша­ние ве­ры, / да бла­ги­ми де­лы укра­си­ши ю, / от­ню­ду­же и де­ла­тель ви­но­гра­да Хри­сто­ва явил­ся еси ис­кус­ный, / вся­ку бо роз­гу, не тво­ря­щу пло­да, / стра­хом Гос­под­ним по­секл еси / и еди­но бла­го­че­стие со­хра­нял еси в нем, / отвне его ограж­дал еси дог­ма­ты цер­ков­ны­ми, / внут­рь­у­ду укре­пил еси стол­пом пра­во­ве­рия, / всю­ду пред­то­чи­лия ис­ко­по­вая уче­ний тво­их. / Тем и ныне, свя­тый тру­до­люб­че Ди­мит­рие, / при­се­щай ви­но­град твой, его­же на­са­ди дес­ни­ца Выш­ня­го, / да пло­до­при­но­сит гроз­дие спасения. Весь ум свой пле­нил ты в по­слу­ша­ние ве­ре, / дабы бла­ги­ми де­ла­ми укра­сить ее, / по­то­му и ра­бот­ни­ком в ви­но­град­ни­ке Хри­сто­вом явил­ся ты ис­кус­ным, / ибо вся­кую ветвь, не при­но­ся­щую пло­да, / стра­хом Гос­под­ним от­сек / и од­но бла­го­че­стие со­хра­нял в нем; / извне его ограж­дал дог­ма­та­ми цер­ков­ны­ми, / внут­ри укре­пил баш­ней пра­во­ве­рия, / всю­ду вы­ка­пы­вая то­чи­ла уче­ний тво­их. / Так и ныне, тру­до­лю­би­вый свя­той Ди­мит­рий, / по­се­щай ви­но­град­ник твой, ко­то­рый на­са­ди­ла дес­ни­ца Все­выш­не­го, / да при­но­сит плод – гроз­дья спасения.
Весь невоз­врат­но на­деж­дею воз­вергл­ся еси на Бо­га: / пре­пла­вая пу­чи­ну мi­ра се­го, бла­женне, / мол­ва­ми жи­тей­ски­ми не по­гру­зил­ся еси, / ни­же, ис­ку­шень­ми обу­ре­ва­ем, при­ра­зил­ся со­блаз­ном, / но, прис­но бла­го­ти­ши­ем на­став­ля­ем, / до­сти­гл еси без­молв­на­го при­ста­ни­ща. / И, на­чен ко­рабль Церкве Хри­сто­вы пра­ви­ти, / па­ки к без­бед­но­му пла­ва­нию ис­пра­вил еси, / па­ки ере­се­ды­шу­щия пре­ло­жил еси в тще­ту вет­ры / и кот­вою тво­их на­став­ле­ний утвер­дил еси его, / яко ди­ви­ти­ся нам и от Бо­га про­си­ти, / да и впредь про­тив­ныя ере­сей вет­ры, / мо­лит­ва­ми тво­и­ми утишиши. Весь до кон­ца на­деж­ду ты воз­ло­жил на Бо­га: / пе­ре­плы­вая пу­чи­ну мi­ра се­го, бла­жен­ный, / не был по­топ­лен вол­не­ни­я­ми жи­тей­ски­ми, / и, тер­пя бу­рю ис­ку­ше­ний, не раз­бил­ся о ска­лы со­блаз­нов, / но, все­гда ти­хо на­прав­ля­е­мый, / до­стиг без­мя­теж­ной при­ста­ни. / И, на­чав ко­раб­лем Хри­сто­вой Церк­ви управ­лять, / вновь к без­бед­но­му пла­ва­нию его на­пра­вил, / вновь об­ра­тил в ни­что ере­сью ды­ша­щие вет­ры / и яко­рем тво­их на­став­ле­ний утвер­дил его, / так что мы удив­ля­ем­ся и у Бо­га про­сим, / что­бы ты и впредь про­тив­ные вет­ры ере­сей / мо­лит­ва­ми тво­и­ми при­ве­дешь в тишину.
Весь еси лю­бо­вию при­ле­пил­ся к Бо­гу и ближ­не­му, / пас­тыр­ское бо о ста­де сво­ем возы­мев по­пе­че­ние, / ду­шею тру­дил­ся еси в бо­го­мыс­лии и в по­уче­ни­их, / те­лом же в по­слу­же­нии тре­бу­ю­щим от те­бе по­мо­щи: / из­не­мо­га­ю­щий ве­рою укреп­ляя, / бо­ля­щия ду­шею по­ка­я­ни­ем вра­чуя, / со­кру­шен­ныя со­ве­стию твер­дым упо­ва­ни­ем обя­зуя, / за­блужд­шия от ис­ти­ны на путь пра­вый об­ра­щая / и по­гиб­шия ересь­ми к бла­го­че­стию взыс­куя. / Тем, о пас­ты­рю наш пре­доб­рый, свя­ти­те­лю Ди­мит­рие, / по­мо­ли­ся о ста­де тво­ем Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ку Хри­сту Бо­гу, / да упа­сет е Сам в еди­но­мыс­лии, люб­ви и правоверии. Весь ты лю­бо­вию при­ле­пил­ся к Бо­гу и ближ­не­му, / ибо пас­тыр­ское возы­мев о ста­де сво­ем по­пе­че­ние, / ду­шою тру­дил­ся в бо­го­мыс­лии и в по­уче­ни­ях, / те­лом же в слу­же­нии тре­бу­ю­щим от те­бя по­мо­щи: / из­не­мо­га­ю­щих ве­рою укреп­ляя, / бо­ля­щих ду­шою по­ка­я­ни­ем вра­чуя, / со­кру­шен­ных со­ве­стью твер­дою на­деж­дой пе­ре­вя­зы­вая, / за­блуд­ших от ис­ти­ны на путь пра­вый об­ра­щая / и по­гиб­ших в ере­сях ра­ди бла­го­че­стия ища. / По­то­му, о пас­тырь наш пре­доб­рый, свя­ти­тель Ди­мит­рий, / по­мо­лись о ста­де тво­ем Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ку Хри­сту Бо­гу, / дабы Он Сам его упас в еди­но­мыс­лии, люб­ви и правоверии.
Сла­ва, глас 6: Вос­пой, Рос­сие, Гос­по­де­ви песнь но­ву, / по­хва­ли, гра­де, Бо­га Тво­е­го, Ро­сто­ве, / яко бла­го­во­ли Выш­ний да­ро­ва­ти нам но­ва­го чу­до­твор­ца Ди­мит­рия, / сви­де­тель­ство­ван­на от всех и от Са­мыя Ис­ти­ны. / Его­же па­мять во свя­тых по­чи­та­ю­ще, / вос­хва­лим и мы, стар­цы с юно­та­ми, / и воз­ве­ли­чим дав­ша­го Бо­га на­ше­го / то­ли­ко­му угод­ни­ку Сво­е­му в нас про­си­я­ти / нетле­ни­ем свя­то­леп­ным и чудодействием. Сла­ва, глас 6: Вос­пой, Рос­сия, Гос­по­ду песнь но­вую, / по­хва­ли Бо­га Тво­е­го, град Ро­стов, / ибо бла­го­во­лил Все­выш­ний да­ро­вать нам но­во­го чу­до­твор­ца Ди­мит­рия, / при­няв­ше­го сви­де­тель­ство от всех и от Са­мой Ис­ти­ны. / Его па­мять во свя­тых по­чи­тая, / вос­хва­лим и мы, стар­цы с юны­ми, / и воз­ве­ли­чим Бо­га на­ше­го, / дав­ше­го столь ве­ли­ко­му слу­жи­те­лю Сво­е­му сре­ди нас про­си­ять / по­до­ба­ю­щим свя­тым нетле­ни­ем и чудотворением.
И ныне, празд­ни­ка, глас 6: Днесь про­ис­хо­дит Крест Гос­по­день, / и вер­нии при­ем­лют то­го же­ла­ни­ем, / и взем­лют ис­целe­ния ду­ши же и те­ла / и вся­кия бо­лез­ни. / Се­го це­лу­им ра­до­стию и стра­хом: / стра­хом, гре­ха ра­ди, яко недо­стой­ни су­ще; / ра­до­стию же, спа­се­ния ра­ди, / eже по­да­ет ми­ру на том при­гвоз­ди­вый­ся Хри­стос Бог, / име­яй ве­лию милость. И ныне, празд­ни­ка, глас 6: В сей день со­вер­ша­ет ис­хож­де­ние Крест Гос­по­день, / и вер­ные при­ни­ма­ют его с лю­бо­вию, / и по­лу­ча­ют ис­це­ле­ние / ду­ши, и те­ла, и вся­ко­го неду­га. / Его бу­дем при­вет­ство­вать с ра­до­стью и стра­хом: / со стра­хом – из-за гре­ха, как недо­стой­ные; / с ра­до­стью же – ра­ди спа­се­ния, ко­то­рое мi­ру по­да­ет / на нем при­гвож­ден­ный Хри­стос Гос­подь, / име­ю­щий ве­ли­кую милость.

Аще несть от­да­ния, Бо­го­ро­ди­чен, глас тойже:

Ес­ли нет от­да­ния, Бо­го­ро­ди­чен, глас тот же

Кра­со­та дев­ства Тво­е­го неопи­сан­на, / доб­ро­та Твоя, о Бо­го­ма­ти, неска­зан­ная, / из­бран­на бо еси, яко­же солн­це, / пол­на, яко лу­на и ду­га в яв­ле­ния своя, / аки стеб­ло ли­ва­но­во в жат­ву на го­рах / и яко ки­па­рис, воз­рас­та­яй от удо­лия до небес. / Мно­гия доб­ро­ты Твоя и ве­ли­чия, Прис­но­де­во, / но боль­ши всех, яко но­си­ши Но­ся­ща­го вся. / Его­же мо­ли куп­но со свя­тым Ди­мит­ри­ем, / да спа­сет и про­све­тит пра­во­ве­ри­ем ду­ши наша. Кра­со­та дев­ства Тво­е­го неопи­су­е­ма, / бла­го­ле­пие Твое, о Бо­го­ма­терь, неиз­ре­чен­но, / ибо из­бран­на ты, по­доб­но солн­цу, / пол­на, как лу­на и ра­ду­га при яв­ле­нии сво­ем, / как ствол ли­ван­ский во вре­мя жат­вы на го­рах / и как ки­па­рис, воз­рас­та­ю­щий из до­ли­ны до небес. / Мно­го кра­сот и ве­ли­чия в Те­бе, Прис­но­де­ва, / но боль­ше все­го – что Ты но­сишь Но­ся­ще­го все. / Его мо­ли вме­сте со свя­тым Ди­мит­ри­ем, / да спа­сет и про­све­тит Он пра­во­ве­ри­ем ду­ши наши.
Сла­во­сло­вие ве­ли­кое. Тро­парь свя­та­го. Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка или Бо­го­ро­ди­чен. И отпуст. Сла­во­сло­вие ве­ли­кое. Тро­парь свя­то­го. Сла­ва, и ныне, празд­ни­ка или Бо­го­ро­ди­чен. И отпуст.

ОТ­ДА­НИЕ ПРАЗДНИКА
ВОЗ­ДВИ­ЖЕ­НИЯ ЖИ­ВО­ТВО­РЯ­ЩЕ­ГО КРЕСТА.
ОБ­РЕ­ТЕ­НИЕ МО­ЩЕЙ СВЯ­ТИ­ТЕ­ЛЯ ДИМИТРИЯ,
МИТ­РО­ПО­ЛИ­ТА РОСТОВСКОГО

НА ЛИ­ТУР­ГИИ

НА ЛИ­ТУР­ГИИ

Бла­жен­ны празд­ни­ка, песнь 9‑я, на 4, и свя­та­го, песнь 6‑я, на 4.

Аще несть от­да­ния, бла­жен­ны от ка­но­на свя­та­го, пес­ни 3‑я и 6‑я, на 8.

Бла­жен­ны празд­ни­ка, песнь 9‑я, на 4, и свя­то­го, песнь 6‑я, на 4.

Ес­ли нет от­да­ния, бла­жен­ны от ка­но­на свя­то­го, пес­ни 3‑я и 6‑я, на 8.

Тро­парь празд­ни­ка, глас 1:

Спа­си, Гос­по­ди, лю­ди Твоя / и бла­го­сло­ви до­сто­я­ние Твое, / по­бе­ды на со­про­тив­ныя да­руя / и Твое со­хра­няя Кре­стом Тво­им жительство.

Тро­парь празд­ни­ка, глас 1

Спа­си, Гос­по­ди, лю­дей Тво­их / и бла­го­сло­ви на­сле­дие Твоё, / по­бе­ды пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам над ино­пле­мен­ны­ми да­руя / и Кре­стом Тво­им со­хра­няя Твой народ.

И тро­парь свя­та­го, глас 8:

Пра­во­сла­вия рев­ни­те­лю и рас­ко­ла ис­ко­ре­ни­те­лю, / Рос­сий­ский це­леб­ни­че и но­вый к Бо­гу мо­лит­вен­ни­че, / спи­са­нь­ми тво­и­ми бу­их уце­ло­муд­рил еси, / цев­ни­це ду­хов­ная, Ди­мит­рие бла­женне, / мо­ли Хри­ста Бо­га спа­сти­ся ду­шам нашим.

И тро­парь свя­то­го, глас 8

Пра­во­сла­вия рев­ни­тель и рас­ко­ла ис­ко­ре­ни­тель, / Рос­сий­ский це­ли­тель и но­вый к Бо­гу мо­лит­вен­ник, / пи­са­ни­я­ми тво­и­ми ты нера­зум­ных муд­ры­ми со­де­лал, / ли­ра ду­хов­ная, Ди­мит­рий бла­жен­ный, / мо­ли Хри­ста Бо­га о спа­се­нии душ наших.

Сла­ва, кондак свя­та­го, глас 8:

Звез­ду Рос­сий­скую, от Ки­е­ва воз­си­яв­шую / и чрез Нов­град Се­вер­ский в Ро­стов до­стиг­шую, / всю же стра­ну сию учень­ми и чу­де­сы оза­рив­шую, / убла­жим зла­то­сло­вес­на­го учи­те­ля Ди­мит­рия, / той бо всем вся на­пи­са, яже к на­став­ле­нию, / да всех при­об­ря­щет, яко­же Па­вел, Хри­сту / и спа­сет пра­во­ве­ри­ем ду­ши наша.

Сла­ва, кондак свя­то­го, глас 8

Звез­ду Рос­сий­скую, от Ки­е­ва вос­си­яв­шую, / и чрез Нов­го­род Се­вер­ский Ро­сто­ва до­стиг­шую, / всю же стра­ну сию уче­ни­ем и чу­де­са­ми оза­рив­шую, / про­сла­вим зла­то­сло­вес­но­го учи­те­ля Ди­мит­рия. / Ибо он для всех на­пи­сал, все что слу­жит к на­став­ле­нию, / дабы как Па­вел всех для Хри­ста при­об­ре­сти, / и спа­сти пра­вой ве­рою ду­ши наша.

И ныне, кондак празд­ни­ка, глас 4. Самоподобен:

И ныне, кондак празд­ни­ка, глас 4. Самоподобен

Возне­сый­ся на Крест во­лею, / те­зо­име­ни­то­му Тво­е­му но­во­му жи­тель­ству / щед­ро­ты Твоя да­руй, Хри­сте Бо­же, / воз­ве­се­ли нас си­лою Тво­ею, / по­бе­ды дая нам на со­по­ста­ты, / по­со­бие иму­щим Твое oру­жие ми­ра, / непо­бе­ди­мую победу. Возне­сен­ный на Крест доб­ро­воль­но, / со­имен­но­му Те­бе но­во­му на­ро­ду / ми­ло­сти Твои да­руй, Хри­сте Бо­же; / воз­ве­се­ли си­лою Тво­ею вер­ных лю­дей Тво­их, / по­да­вая им по­бе­ды над вра­га­ми, / – да име­ют они по­мощь от Те­бя, / ору­жие ми­ра, непо­бе­ди­мый знак победы.
Про­ки­мен, ал­ли­лу­и­а­рий, при­ча­стен празд­ни­ка и святаго. Про­ки­мен, ал­ли­лу­и­а­рий, при­ча­стен празд­ни­ка и святого.

Про­ки­мен свя­та­го, глас 1:

Уста моя воз­гла­го­лют пре­муд­рость / и по­уче­ние серд­ца мо­е­го ра­зум. Стих: Услы­ши­те сия, вси язы­цы, вну­ши­те, вси жи­ву­щии по вселенней.

Про­ки­мен свя­то­го, глас 1

Уста мои из­ре­кут пре­муд­рость, / и раз­мыш­ле­ние серд­ца мо­е­го – ра­зум. Стих: Услышь­те это, все на­ро­ды, внем­ли­те все, жи­ву­щие во все­лен­ной. Пс 48:4, 2

Апо­стол, ко Ев­ре­ем, за­ча­ло 318:

Апо­стол, По­сла­ние к Ев­ре­ям, за­ча­ло 318А

Бра­тие, та­ков нам по­до­ба­ше ар­хи­ерей, пре­по­до­бен, незло­бив, без­сквер­нен, от­лу­чен от греш­ник и вы­ш­ше Небес быв. Иже не имать по вся дни нуж­ды, яко­же пер­во­свя­щен­ни­цы, преж­де о сво­их гре­сех жерт­вы при­но­си­ти, по­том же о люд­ских: сие бо со­тво­ри еди­ною, Се­бе при­нес. За­кон бо че­ло­ве­ки по­став­ля­ет пер­во­свя­щен­ни­ки, иму­щыя немощь: сло­во же клят­вен­ное, еже по за­коне, Сы­на во ве­ки со­вер­шен­на. Гла­ва же о гла­го­ле­мых: та­ко­ва има­мы пер­во­свя­щен­ни­ка, иже се­де одес­ную Пре­сто­ла Ве­ли­че­ствия на Небе­сех, свя­тым слу­жи­тель и ски­нии ис­тин­ней, юже во­дру­зи Гос­подь, а не человек. Бра­тья, та­кой и по­до­бал нам Пер­во­свя­щен­ник: свя­той, непри­част­ный злу, непо­роч­ный, от­де­лен­ный от греш­ни­ков и воз­не­сен­ный пре­вы­ше небес, Ко­то­рый не име­ет нуж­ды еже­днев­но, как те пер­во­свя­щен­ни­ки, спер­ва за свои гре­хи при­но­сить жерт­вы, за­тем за гре­хи на­ро­да: ибо это Он сде­лал раз на­все­гда, при­не­ся в жерт­ву Се­бя Са­мо­го. Ибо За­кон ста­вит пер­во­свя­щен­ни­ка­ми лю­дей, име­ю­щих немощь, а сло­во с клят­вой, быв­шей по­сле За­ко­на, по­ста­ви­ло Сы­на во­век со­вер­шен­но­го. В том же, о чем го­во­рит­ся, глав­ное есть то: мы име­ем та­ко­го Пер­во­свя­щен­ни­ка, Ко­то­рый вос­сел по пра­вую сто­ро­ну пре­сто­ла Ве­ли­че­ства на небе­сах, как слу­жи­тель свя­ти­ли­ща и ски­нии ис­тин­ной, ко­то­рую уста­но­вил Гос­подь, а не че­ло­век. Евр 7:26–8:2

Ал­ли­лу­ия, глас 2:

Уста пра­вед­на­го по­учат­ся пре­муд­ро­сти, / и язык его воз­гла­го­лет суд. Стих: За­кон Бо­га его в серд­це его, и не за­пнут­ся сто­пы его.

Ал­ли­лу­ия, глас 2

Уста пра­вед­но­го из­ре­кут пре­муд­рость, и язык его воз­ве­стит суд. Стих: За­кон Бо­га его в серд­це его, и не пре­ткнут­ся сто­пы его. Пс 36:30-31

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 36:

Ре­че Гос­подь ко при­шед­шым к Нему иуде­ем: Аз есмь дверь: Мною аще кто вни­дет, спа­сет­ся, и вни­дет, и изы­дет, и па­жить об­ря­щет. Тать не при­хо­дит, раз­ве да укра­дет, и уби­ет, и по­гу­бит: аз при­и­дох, да жи­вот имут и ли­ш­ше имут. Аз есмь пас­тырь доб­рый: пас­тырь доб­рый ду­шу свою по­ла­га­ет за ов­цы. А на­ем­ник, иже несть пас­тырь, ему­же не суть ов­цы своя, ви­дит вол­ка гря­ду­ща и остав­ля­ет ов­цы, и бе­га­ет, и волк рас­хи­тит их, и рас­пу­дит ов­цы. А на­ем­ник бе­жит, яко на­ем­ник есть и нера­дит о ов­цах. Аз есмь пас­тырь доб­рый, и знаю Моя, и зна­ют Мя Моя. Яко­же зна­ет Мя Отец, и Аз знаю От­ца, и ду­шу Мою по­ла­гаю за ов­цы. И ины ов­цы имам, яже не суть от дво­ра се­го, и тыя Ми по­до­ба­ет при­ве­сти: и глас Мой услы­шат, и бу­дет еди­но ста­до, и един пастырь.

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 36

Ска­зал Гос­подь при­шед­шим к Нему Иуде­ям: Я – дверь: чрез Ме­ня ес­ли кто вой­дет, спа­сен бу­дет, и вой­дет и вый­дет и паст­би­ще най­дет. Вор при­хо­дит толь­ко что­бы украсть, и убить, и по­гу­бить. Я при­шел, что­бы жизнь име­ли и в из­быт­ке име­ли. Я – пас­тырь доб­рый. Пас­тырь доб­рый ду­шу свою по­ла­га­ет за овец. На­ем­ник же, а не пас­тырь, тот, ко­му ов­цы не свои, ви­дит при­хо­дя­ще­го вол­ка, и остав­ля­ет овец, и бе­жит, – и волк по­хи­ща­ет их и раз­го­ня­ет овец. А на­ем­ник бе­жит, по­то­му что он – на­ем­ник, и нет ему де­ла до овец. Я – пас­тырь доб­рый, и знаю Мо­их, и зна­ют Ме­ня Мои. Как зна­ет Ме­ня Отец, знаю и Я От­ца; и ду­шу Мою по­ла­гаю за овец. И дру­гие ов­цы есть у Ме­ня, ко­то­рые не из это­го дво­ра, и тех Мне над­ле­жит при­ве­сти, и го­лос Мой они услы­шат, и бу­дет од­но ста­до, один Пас­тырь. Ин 10:9–16

При­ча­стен:

В па­мять веч­ную бу­дет пра­вед­ник, от слу­ха зла не убоится.

При­ча­стен

В веч­ной па­мя­ти бу­дет пра­вед­ник, от злой мол­вы не убо­ит­ся. Пс 111:6Б–7А

По от­пу­ще­нии ли­тур­гии ис­хо­дит иерей с ка­ди­лом и диа­кон со све­щею, и ка­дит Чест­ный Крест и та­ко взи­ма­ет иерей Чест­ный Крест с блю­дом на гла­ву и вно­сит его во свя­тый ол­тарь цар­ски­ми дверь­ми, преды­ду­щу же пред ним диа­ко­ну со све­щею и ка­дит Чест­ный Крест. Та­же по­ла­га­ет иерей Чест­ный Крест на свя­тый пре­стол и ка­дит его кре­сто­об­раз­но. И та­ко от­да­ет­ся празд­ник Чест­на­го Креста. По от­пу­сте Ли­тур­гии иерей вы­хо­дит че­рез цар­ские вра­та с ка­ди­лом, в пред­ше­ствии диа­ко­на со све­чой, и три­жды ка­дит Св. Крест на ана­лое; по тра­ди­ции, хор в это вре­мя по­ет тро­парь празд­ни­ка, Сла­ва, и ныне, кондак празд­ни­ка. За­тем иерей воз­ла­га­ет Св. Крест на гла­ву и в пред­ше­ствии диа­ко­на со све­чой и ка­ди­лом цар­ски­ми вра­та­ми вно­сит Крест в ал­тарь, по­ла­га­ет на пре­сто­ле и ка­дит во­круг пре­сто­ла. По­сле за­кры­тия цар­ских врат и за­ве­сы Крест бла­го­го­вей­но от­но­сит­ся к ме­сту его хранения.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки