Что такое воля Божия?

свя­щен­ник Михаил Шпо­лян­ский

Нужно ска­зать одно­значно: воля Божия — это един­ствен­ный окон­ча­тель­ный кри­те­рий добра и зла в этом мире. Запо­веди Божии не явля­ются абсо­лю­том, запо­веди Божии в опре­де­лен­ном смысле ста­ти­стичны. Так, в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев, в мил­ли­о­нах, мил­ли­ар­дах слу­чаев против одного, уби­вать с точки зрения хри­сти­ан­ства недо­пу­стимо, но это не значит, что нико­гда нельзя уби­вать. Мы знаем, что наши святые вожди, бла­го­вер­ные князья Алек­сандр Нев­ский и Дмит­рий Дон­ской, стя­жали Цар­ство Небес­ное, несмотря на то, что мечи их обаг­рены кровью многих врагов веры и Оте­че­ства. Если бы они меха­ни­че­ски при­дер­жи­ва­лись буквы Закона, Русь до сих пор была бы улусом Чин­гис­ха­но­вой или Баты­евой импе­рии, и пра­во­сла­вие на нашей земле скорее всего было бы уни­что­жено. Известно также, что Пре­по­доб­ный Сергий Радо­неж­ский бла­го­сло­вил Кули­ков­скую битву и даже послал в войско двух схи­мо­на­хов.

Это самые яркие и оче­вид­ные при­меры, но можно прак­ти­че­ски о любой запо­веди Божией ска­зать, что бывают случаи, когда есть воля Божия на то, чтобы именно в этой кон­крет­ной ситу­а­ции эту запо­ведь нару­шить. Вот запо­ведь: «Не лже­сви­де­тель­ствуй», то есть — не лги. Ложь — это опас­ный грех именно потому, что он как-то мало заме­тен и мало ощутим, осо­бенно в форме лукав­ства: о чем-то умол­чать, что-то иска­зить, чтобы или себе было выгодно, или кому-то угодно. Мы это лукав­ство даже не заме­чаем, оно про­хо­дит мимо нашего созна­ния, мы даже не видим, что это — ложь. А ведь именно этим страш­ным словом назван дьявол в един­ствен­ной данной Самим Гос­по­дом уче­ни­кам молитве «Отче наш». Спа­си­тель назы­вает дья­вола лука­вым. Поэтому каждый раз, когда мы лука­вим, мы как бы отож­деств­ляем себя с нечи­стым духом, с духом тьмы. Страшно. Итак, лгать нельзя, страшно. Но вот вспом­ним главу с при­ме­ча­тель­ным назва­нием «о том, что не должно лгать» из поуче­ний одного из стол­пов хри­сти­ан­ской аске­тики аввы Доро­фея. В ней кроме про­чего гово­рится, что не ради коры­сти, а по любви, по состра­да­нию иногда при­хо­дится ска­зать ложь. Но, правда, святой делает такую заме­ча­тель­ную ого­ворку (вспом­ним, что эта ого­ворка была сде­лана в IV веке по Рож­де­ству Хри­стову для пале­стин­ских мона­хов): «он должен делать это не часто, но разве в исклю­чи­тель­ном случае, одна­жды во много лет». Такова мера святых.

Таким обра­зом, мы видим, что двух­ты­ся­че­лет­ний опыт Церкви, опыт жизни во Христе, послед­ним кри­те­рием добра и зла постав­ляет не букву закона, но испол­не­ние воли Божией («буква уби­вает, а дух живо­тво­рит» — 2Кор. 3, 6). И если есть воля Божия на то, чтобы взять меч и идти защи­щать свой народ, своих близ­ких, то испол­не­ние этой воли Божией явля­ется не грехом, а пра­вед­но­стью.

И вот со всей остро­той встает вопрос: «Как познать волю Божию?»

Конечно же, позна­ние воли Божией — это вопрос всей жизни и ника­кими крат­кими пра­ви­лами его не исчер­пать. Пожа­луй, наи­бо­лее полно из святых отцов эту тему осве­тил мит­ро­по­лит Тоболь­ский Иоанн (Мак­си­мо­вич). Им напи­сана заме­ча­тель­ная книга «Илио­тро­пион, или о сооб­ра­зо­ва­нии чело­ве­че­ской воли с Боже­ствен­ною волею». «Илио­тро­пион» озна­чает — под­сол­неч­ник. То есть это рас­те­ние, кото­рое, пово­ра­чи­ва­ясь за солн­цем своей голов­кой, все время стре­мится к свету. Такое поэ­ти­че­ское назва­ние свя­ти­тель Иоанн дал своей книге о позна­нии воли Божией. Хотя напи­сана она была более сто­ле­тия назад, тем не менее это уди­ви­тельно совре­мен­ная книга, как по языку, так и по духу. Она инте­ресна, понятна и близка совре­мен­ному чело­веку. Советы муд­рого свя­ти­теля вполне при­ме­нимы и в усло­виях кар­ди­нально изме­нив­шейся по срав­не­нию с еще недав­ними вре­ме­нами жизни. Задача пере­ска­зать «Илио­тро­пион» здесь не ста­вится — эту книгу нужно читать пол­но­стью. Мы же попы­та­емся пред­ло­жить лишь самую общую схему реше­ния этого важ­ней­шего для спа­се­ния души вопроса.

Рас­смот­рим такой пример: вот перед нами лист бумаги, на кото­ром неви­ди­мым обра­зом постав­лена некая точка. Можем ли мы сразу, не имея ника­кой инфор­ма­ции, так ска­зать, «ткнув паль­цем», опре­де­лить (по сути дела уга­дать) место­на­хож­де­ние этой точки? Есте­ственно — нет. Однако если вокруг этой неви­ди­мой точки изоб­ра­зить по кругу несколько види­мых точек, тогда, опи­ра­ясь на них, мы можем с боль­шой веро­ят­но­стью опре­де­лить иско­мую точку — центр окруж­но­сти.

Есть ли в нашей жизни такие «види­мые точки», с помо­щью кото­рых мы могли бы познать волю Божию? Есть. Что это за точки? Это некие приемы обра­ще­ния к Богу, к опыту Церкви и к нашей душе на пути позна­ния чело­ве­ком воли Божией. Но каждый из этих при­е­мов не само­до­ста­то­чен. Вот когда этих при­е­мов несколько, когда они сов­ме­щены и учтены в необ­хо­ди­мой мере, только тогда мы — серд­цем! — можем познать, чего соб­ственно Гос­подь от нас ожи­дает.

Итак, первая «точка», первый кри­те­рий — это, конечно же, Свя­щен­ное Писа­ние, непо­сред­ственно Слово Божие. Опи­ра­ясь на Свя­щен­ное Писа­ние, мы доста­точно четко можем пред­став­лять себе гра­ницы воли Божией, то есть: что допу­стимо для нас, а что явля­ется совер­шенно непри­ем­ле­мым. Есть запо­ведь Божия: «воз­люби Гос­пода Бога твоего всем серд­цем твоим и всею душею твоею и всем разу­ме­нием твоим…возлюби ближ­него твоего, как самого себя» (Мф. 22:37,39). Любовь явля­ется послед­ним кри­те­рием. Отсюда делаем вывод: если что-либо дела­ется по нена­ви­сти, то это уже авто­ма­ти­че­ски выпа­дает за гра­ницу воз­мож­но­сти воли Божией.

В чем труд­но­сти на этом пути? Пара­док­саль­ным обра­зом в том, что делает бого­вдох­но­вен­ное Писа­ние под­линно Вели­кой Книгой — в его уни­вер­саль­но­сти. А обрат­ной сто­ро­ной уни­вер­саль­но­сти явля­ется невоз­мож­ность одно­значно интер­пре­ти­ро­вать Писа­ние в каждом кон­крет­ном житей­ском случае вне колос­саль­ного духов­ного опыта жизни во Христе. А это, про­стите, не про нас ска­зано… Но, тем не менее, точка есть…

Сле­ду­ю­щий кри­те­рий — Свя­щен­ное Пре­да­ние. Это опыт реа­ли­за­ции Свя­щен­ного Писа­ния во вре­мени. Это опыт святых отцов, это опыт Церкви, кото­рая 2000 лет искала ответ на вопрос, что значит жить, испол­няя волю Божию. Этот опыт огро­мен, бес­це­нен и прак­ти­че­ски дает ответы на все вопросы жизни. Но и тут есть свои про­блемы. Здесь труд­ность про­ти­во­по­лож­ная — дис­крет­ность опыта. Ведь именно потому, что этот опыт так огро­мен, он вклю­чает в себя мно­же­ство раз­лич­ных вари­ан­тов реше­ния духов­ных и житей­ских про­блем. При­ме­нить его в кон­крет­ных ситу­а­циях прак­ти­че­ски невоз­можно без бла­го­дат­ного дара рас­су­ди­тель­но­сти — опять же в совре­мен­ной жизни исклю­чи­тельно ред­кого.

С книж­ными поуче­ни­ями святых отцов и стар­цев свя­заны и неко­то­рые спе­ци­фи­че­ские иску­ше­ния. Дело в том, что в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев советы стар­цев отно­сятся к кон­крет­ному чело­веку в кон­крет­ных обсто­я­тель­ствах его жизни и могут меняться по мере изме­не­ния этих обсто­я­тельств. Мы гово­рили о том, что про­мысл Божий о спа­се­нии чело­века может быть раз­ли­чен. А почему так? Потому что, как пра­вило, чело­век прямым путем — путем совер­шен­ства — по своей немощи (лени?) не идет. Вот сего­дня он не выпол­нил то, что он должен был выпол­нить. Что ему оста­ется? Погиб­нуть? Нет! Гос­подь в этом случае преду­смат­ри­вает для него какой-то другой, может быть, более тер­ни­стый, долгий, но столь же абсо­лют­ный путь спа­се­ния. Если он согре­шил, а ведь нару­ше­ние воли Божией всегда есть воль­ный или неволь­ный грех, то этот путь спа­се­ния обя­за­тельно лежит через пока­я­ние. Напри­мер, сего­дня старец гово­рит: «Ты так-то и так-то должен посту­пить». А чело­век укло­ня­ется от выпол­не­ния духов­ного наказа. Потом опять при­хо­дит к старцу за сове­том. И тогда старец, если видит в нем рас­ка­я­ние, гово­рит, как он должен посту­пить в новой ситу­а­ции. Гово­рит, воз­можно, про­ти­во­по­лож­ное преды­ду­щему слову. Ведь преж­ний совет чело­век не выпол­нил, посту­пил по-своему, и это кар­ди­нально изме­нило ситу­а­цию, создало новые — в первую оче­редь духов­ные — обсто­я­тель­ства. Таким обра­зом, мы видим, что инди­ви­ду­аль­ность сове­тов стар­цев в кон­крет­ных слу­чаях жизни явля­ется объ­ек­тив­ным пре­пят­ствием к тому, чтобы можно было просто ска­зать: «Читайте советы стар­цев, сле­дуйте им — и будете жить по воле Божией». Но и это — точка…

Третий кри­те­рий — голос Божий в сердце чело­века. Что это? Совесть. Уди­ви­тельно и уте­ши­тельно ска­зано апо­сто­лом Павлом, что «когда языч­ники, не име­ю­щие закона, по при­роде закон­ное делают, то, не имея закона, они сами себе закон, они пока­зы­вают, что дело закона у них напи­сано в серд­цах, о чем сви­де­тель­ствует совесть их…» (Рим. 2, 14–15). В каком-то смысле можно ска­зать, что совесть — это тоже образ Божий в чело­веке. И хотя «образ Божий» поня­тие мно­го­слож­ное, но одно из про­яв­ле­ний его — голос сове­сти. Таким обра­зом, голос сове­сти в опре­де­лен­ной мере можно отож­де­ствить с гласом Божиим в сердце чело­века, явля­ю­щим ему волю Гос­подню. Итак, очень важно жела­ю­щему жить по воле Божией быть чест­ным и трез­вен­ным в слы­ша­нии голоса своей сове­сти (вопрос в том, насколько мы к этому спо­собны).

Еще один кри­те­рий, чет­вер­тый (конечно, не ума­лен­ный по зна­чи­мо­сти, ибо в круге все точки рав­но­ценны) — молитва. Совер­шенно есте­ствен­ный и оче­вид­ный для веру­ю­щего чело­века способ позна­ния воли Божией. Рас­скажу пример из моей жизни. Был труд­ный ее период: столько скон­цен­три­ро­ва­лось про­блем, столько муд­ро­ва­ний — каза­лось, жизнь зашла в тупик. Впе­реди какой-то бес­ко­неч­ный лаби­ринт дорог, куда сту­пить, в какую сто­рону идти — совер­шенно непо­нятно. И тогда мой духов­ник сказал мне: «Что ты мудру­ешь? Молись каждый вечер. Не надо ника­ких свер­ху­си­лий — каждый вечер говори молитву: «Гос­поди, укажи мне путь, в онь же пойду». Каждый раз перед сном говори это с земным покло­ном — Гос­подь обя­за­тельно отве­тит». Так молился я две недели, и вот про­изо­шло собы­тие в смысле житей­ском крайне мало­ве­ро­ят­ное, раз­ре­шив­шее все мои про­блемы и опре­де­лив­шее даль­ней­шую жизнь. Гос­подь отве­тил…

Пятый кри­те­рий — бла­го­сло­ве­ние духов­ника. Счаст­лив тот, кого Гос­подь допус­кает полу­чить бла­го­сло­ве­ние старца. К сожа­ле­нию, в наше время — «старцы отняты от мира» — это исклю­чи­тель­ная ред­кость. Хорошо, если есть воз­мож­ность полу­чить бла­го­сло­ве­ние своего духов­ника, но и это тоже не так просто, не у каж­дого сейчас есть духов­ник. А ведь даже и в первые века хри­сти­ан­ства, когда люди были богаты духов­ными дарами, святые отцы гово­рили: «Моли Бога, чтобы он послал тебе чело­века, кото­рый тебя духовно упра­вит». То есть и тогда обре­те­ние духов­ника было опре­де­лен­ной про­бле­мой, и тогда уже нужно было особо выма­ли­вать себе духов­ного руко­во­ди­теля. Если нет ни старца, ни духов­ника, тогда можно полу­чить бла­го­сло­ве­ние у свя­щен­ника. Но в наше время, время духов­ного оску­де­ния, нужно быть при этом доста­точно трез­вен­ным. Нельзя сле­до­вать меха­ни­че­ски прин­ципу: все, что речет свя­щен­ник — это обя­за­тельно от Бога. Наивно пред­по­ла­гать, что все свя­щен­ники могут быть духов­ни­ками. Апо­стол гово­рит: «Все ли Апо­столы? Все ли про­роки? Все ли учи­тели? Все ли чудо­творцы? Все ли имеют дары исце­ле­ний?» (1Кор. 12:29). Не надо счи­тать, что сама по себе харизма свя­щен­ства уже авто­ма­ти­че­ски явля­ется хариз­мой про­ро­че­ства и про­зор­ли­во­сти. Здесь надо всегда быть осто­рож­ными и искать себе такого духов­ного руко­во­ди­теля, обще­ние с кото­рым при­но­сило бы оче­вид­ную пользу душе.

Сле­ду­ю­щий кри­те­рий — советы духовно опыт­ных людей. Это опыт жизни бла­го­че­сти­вого чело­века и это наше умение учиться на добром (а может быть, и нега­тив­ном — тоже опыт) при­мере. Помните, как в кино­фильме «Щит и меч» некто сказал: «Только дураки учатся на своем опыте, умные учатся на опыте других». Умение вос­при­нять опыт бла­го­че­сти­вых людей, обще­ние с кото­рыми нам даро­вано Гос­по­дом, умение при­слу­шаться к их сове­там, найти в них необ­хо­ди­мое себе и раци­о­нально это исполь­зо­вать — тоже способ позна­ния воли Божией.

Есть и еще очень важный кри­те­рий опре­де­ле­ния воли Божией. Кри­те­рий, о кото­ром гово­рят святые отцы. Так, об этом пишет пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник в своей зна­ме­ни­той «Лествице»: то, что от Бога, уми­ряет душу чело­века, то, что против Бога, душу сму­щает и при­во­дит ее в неспо­кой­ное состо­я­ние. Когда резуль­та­том нашей дея­тель­но­сти явля­ется обре­те­ние в душе мира о Гос­поде — не лени и сон­ли­во­сти, но осо­бого состо­я­ния актив­ного и свет­лого уми­ро­тво­ре­ния — то это тоже пока­за­тель пра­виль­но­сти выбран­ного пути.

Вось­мой кри­те­рий — умение чув­ство­вать обсто­я­тель­ства жизни; вос­при­ни­мать и трезво оце­ни­вать то, что вокруг нас про­ис­хо­дит. Ведь ничто не про­ис­хо­дит просто так. Волос с головы чело­века не упадет без воли Все­выш­него; капля воды не ска­тится, веточка не сло­ма­ется; никто не подой­дет и не оскор­бит нас, и не поце­лует, если это не было попу­щено Гос­по­дом к какому-то нашему вра­зум­ле­нию. Таким вот обра­зом Бог сози­дает обсто­я­тель­ства жизни, но наша сво­бода этим никак не огра­ни­чена: выбор пове­де­ния во всех обсто­я­тель­ствах всегда за нами («…воля чело­века выби­ра­ю­щая…»). Можно ска­зать, что жизнь по воле Божией — наш есте­ствен­ный ответ на создан­ные Богом обсто­я­тель­ства. Конечно, «есте­ствен­ность» должна быть хри­сти­ан­ской. Если обсто­я­тель­ства жизни скла­ды­ва­ются, к при­меру, так, что для обес­пе­че­ния семьи нужно, как кажется, про­во­ро­ваться, то, конечно же, это не может быть волей Божией, ибо это про­ти­во­ре­чит запо­ве­дям Божиим.

И еще важ­ней­ший кри­те­рий, без кото­рого не может быть ничего осталь­ного — тер­пе­ние: «…тер­пе­нием вашим спа­сайте души ваши» (Лк. 21:19). Все полу­чает тот, кто умеет ждать, кто умеет вру­чить Богу реше­ние своей про­блемы, кто умеет дать Гос­поду воз­мож­ность Самому сотво­рить то, что Он о нас преду­смот­рел. Не надо навя­зы­вать Богу своей воли. Конечно, иногда бывает так, что нужно решиться на что-то в один миг, сде­лать нечто в одну секунду, что-то совер­шить, отве­тить. Но это опять же какой-то особый про­мысл Божий, и даже в этих обсто­я­тель­ствах обя­за­тельно будет некая под­сказка. В боль­шин­стве же слу­чаев самый опти­маль­ный способ — дать Гос­поду воз­мож­ность явить Свою волю в нашей жизни обсто­я­тель­ствами так оче­видно, что уже от этого никуда не денешься. Молись и жди, нахо­дясь, пока воз­можно, в том состо­я­нии, в кото­рое Гос­подь тебя поста­вил, и Гос­подь явит тебе Свою волю на даль­ней­шую жизнь. Прак­ти­че­ски это озна­чает не торо­питься с при­ня­тием ответ­ствен­ных реше­ний (напри­мер, моло­до­же­нам о. И.К. сове­тует в состо­я­нии жениха и неве­сты «пови­дать четыре вре­мени года») и без явной необ­хо­ди­мо­сти не менять своего житей­ского поло­же­ния: «Каждый оста­вайся в том звании, в кото­ром при­зван» (1Кор. 7:20).

Итак, мы наме­тили те кри­те­рии, «точки» — Свя­щен­ное Писа­ние и Пре­да­ние, совесть, молитва, бла­го­сло­ве­ние и духов­ный совет, мирное состо­я­ние души, чуткое отно­ше­ние к обсто­я­тель­ствам жизни, тер­пе­ние, — кото­рые дают нам воз­мож­ность позна­вать про­мысл Божий о нашем спа­се­нии. И вот тут воз­ни­кает совсем другой, пара­док­саль­ный вопрос: «Отдаем ли мы себе отчет — а зачем нам знать волю Божию?» Помню слова опыт­ного свя­щен­ника, брат­ского духов­ника одного из ста­рей­ших мона­сты­рей Руси: «Волю Божию знать страшно». И в этом есть глу­бо­кий смысл, кото­рый в раз­го­во­рах о позна­нии воли Божией как-то лег­ко­мыс­ленно упус­ка­ется. Волю Божию, дей­стви­тельно, знать страшно, ибо это знание — колос­саль­ная ответ­ствен­ность. Вспом­ните слова Еван­ге­лия: «Раб же тот, кото­рый знал волю гос­по­дина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а кото­рый не знал, и сделал достой­ное нака­за­ния, бит будет меньше. И от вся­кого, кому дано много, много и потре­бу­ется, и кому много вве­рено, с того больше взыщут» (Лк. 12:47–48). Пред­ставьте себе: прийти на Суд Божий, и услы­шать: «Ты знал! Тебе было открыто, что Я от тебя жду — и ты созна­тельно делал про­ти­во­по­лож­ное!» — это одно, а прийти и сми­ренно взмо­литься: «Гос­поди, я такой нера­зум­ный, ничего не пони­маю. Как мог, я ста­рался делать добро, но все что-то не так полу­ча­лось». Что уж с такого взять! Конечно, пре­бы­ва­ния со Хри­стом он не заслу­жил — но все же «бит будет меньше».

Мне часто при­хо­дится слы­шать: «Батюшка, как жить по воле Божией?» Спра­ши­вать спра­ши­вают, а вот жить-то по Его воле не желают. Вот почему страшно знать волю Божию — потому что тогда и жить нужно по ней, а это зача­стую совсем не то, что нам хочется. От под­линно бла­го­дат­ного старца, о. Иоанна Кре­стьян­кина, я слышал такие печаль­ные слова: «Тор­гуют моими бла­го­сло­ве­ни­ями! Все спра­ши­вают меня: «Что делать?» Все гово­рят, что живут по моим бла­го­сло­ве­ниям, но почти никто не выпол­няет того, что я им говорю». Вот это страшно.

Ока­зы­ва­ется, «узнать волю Божию» и «жить по воле Божией» — это совсем не одно и то же. Узнать волю Божию воз­можно — Цер­ковь оста­вила нам вели­кий опыт такого позна­ния. А вот жить по воле Божией — это личный подвиг. И лег­ко­мыс­лен­ное отно­ше­ние здесь недо­пу­стимо. К сожа­ле­нию, пони­ма­ния этого очень мало. Со всех сторон слышны сте­на­ния: «Дайте нам! Пока­жите нам! Ука­жите нам — как посту­пить по Божией воле?» А когда гово­ришь: «Бог бла­го­сло­вит тебя посту­пить так-то и так-то» — посту­пают все равно по-своему. Вот и полу­ча­ется — «Волю Божию мне ска­жите, но жить-то я буду так, как мне хочется».

Но, мой друг, ведь насту­пит момент, когда отя­го­ща­е­мая нашим кос­не­нием во грехах Божия спра­вед­ли­вость вынуж­дена будет пре­воз­мочь Божие мило­сер­дие, и отве­тить при­дется за все — и за попу­сти­тель­ство стра­стям, и за «игру в волю Божию». К этому вопросу нужно отно­ситься очень серьезно. По сути дела это вопрос жизни и спа­се­ния. Чью волю все-таки — Спа­си­теля или иску­си­теля — мы выби­раем каждый момент нашей жизни? Здесь нужно быть и рас­су­ди­тель­ным, и трез­вен­ным, и чест­ным. Не сле­дует «играть в позна­ние воли Божией» — бегая по свя­щен­ни­кам за сове­тами до тех пор, пока не услы­шишь от кого-либо ту «волю Божию», кото­рая тебе угодна. Ведь таким обра­зом изощ­ренно оправ­ды­ва­ется свое само­во­лие, и нет тогда места спа­си­тель­ному пока­я­нию. Лучше уж ска­зать честно: «Прости, Гос­поди! Конечно, Твоя воля свята и высока, но я по немощи своей не дости­гаю этого. Поми­луй меня, греш­ного! Даруй мне про­ще­ние за мои немощи и даруй мне путь, на кото­ром я бы не погиб, но смог бы придти к Тебе!»

Итак, есть про­мысл Божий о спа­се­нии каж­дого чело­века, и есть един­ствен­ная цен­ность в этом мире — жизнь по воле Божией. Гос­подь дает нам воз­мож­ность позна­ния все­лен­ской тайны — воли Творца о спа­се­нии Своего отпав­шего тво­ре­ния. Только нужно нам иметь твер­дую реши­мость не играть в позна­ние воли Божией, а жить по ней — это путь в Цар­ствие Небес­ное.

В заклю­че­ние я хотел бы ска­зать несколько слов о рас­су­ди­тель­но­сти — без нее невоз­можно позна­ние воли Божией. И дей­стви­тельно — мы гово­рили о том, что в кон­крет­ных жиз­нен­ных обсто­я­тель­ствах только духов­ным рас­суж­де­нием можно верно интер­пре­ти­ро­вать как истины Свя­щен­ного Писа­ния, так и опыт святых отцов, и житей­ские кол­ли­зии. Меха­ни­че­ское сле­до­ва­ние букве закона вне духов­ного рас­суж­де­ния — напри­мер, раз­дать иму­ще­ство ради дости­же­ния совер­шен­ства (без созре­ва­ния души для подвига; по сути дела вне сми­ре­ния) — прямой путь либо к духов­ной пре­ле­сти, либо к отпа­де­нию в уныние. Но дух рас­суж­де­ния — это не кри­те­рий, это дар. Он не «осва­и­ва­ется» созна­нием (как, напри­мер, опыт святых отцов) — он нис­по­сы­ла­ется свыше в ответ на наше моле­ние и, как любой дар бла­го­дати, почиет только в сми­рен­ном сердце. Будем же из этого исхо­дить — и довольно.

И вновь вслу­ша­емся в слова апо­стола Павла: «Посему и мы с того дня, как о сем услы­шали, не пере­стаем молиться о вас и про­сить, чтобы вы испол­ня­лись позна­нием воли Его, во всякой пре­муд­ро­сти и разу­ме­нии духов­ном, чтобы посту­пали достойно Бога, во всем уго­ждая Ему, при­нося плод во всяком деле благом и воз­рас­тая в позна­нии Бога…» (Кол. 1:9–10).

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки