Глобализация и «глобализм»: новые возможности, новые угрозы

Слово «гло­ба­ли­за­ция» стре­ми­тельно ворва­лось в лек­си­кон пра­во­слав­ных хри­стиан с недав­него вре­мени. Что стоит за этим тер­ми­ном? Как отно­ситься к обо­зна­ча­е­мой им мощной, гроз­ной, многим непо­нят­ной реаль­но­сти? Как реа­ги­ро­вать – пря­таться? Про­ти­во­сто­ять? Пытаться жить по-преж­нему? Исполь­зо­вать для миссии Пра­во­слав­ной Церкви?

Пер­во­на­чально поня­тие «гло­ба­ли­за­ция» воз­никло на Западе в связи с новым раз­ви­тием миро­вой эко­но­мики. Этим тер­ми­ном обо­зна­чили корен­ные изме­не­ния, затро­нув­шие сферу пред­при­ни­ма­тель­ства и тор­говли. В част­но­сти, речь идет о мно­го­крат­ном облег­че­нии пере­ме­ще­ния через гра­ницы и океаны това­ров и денег, об уси­ле­нии вли­я­ния транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций – меж­ду­на­род­ных ком­па­ний, как пра­вило, управ­ля­е­мых из одного центра на Западе, но име­ю­щих пред­при­я­тия в десят­ках стран мира, – а также о воз­ник­но­ве­нии системы миро­вого финан­со­вого капи­тала, бла­го­даря кото­рой огром­ные деньги дела­ются не за счет про­из­вод­ства, а за счет бир­же­вых и иных подоб­ных спе­ку­ля­ций, в том числе через элек­трон­ные каналы. В рамках этой системы чело­век, сидя­щий за ком­пью­те­ром в Лон­доне или Майами, может бла­го­даря инту­и­ции или удаче за один миг при­об­ре­сти состо­я­ние, пре­вы­ша­ю­щее годо­вую зар­плату тысяч рабо­чих, тру­дя­щихся на ниж­не­та­гиль­ском заводе или на бра­зиль­ских кофей­ных план­та­циях.

Новый тип миро­вой эко­но­мики поро­дил целый ряд меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций, при­зван­ных регу­ли­ро­вать «пра­вила игры» и декла­ри­ру­ю­щих заботу о сво­боде тор­говли. Это Меж­ду­на­род­ный валют­ный фонд (МВФ), Все­мир­ный банк (ВБ), Все­мир­ная тор­го­вая орга­ни­за­ция (ВТО), эко­но­ми­че­ские струк­туры Евро­пей­ского Союза. В рамках данных орга­ни­за­ций госу­дар­ства при­ни­мают реше­ния, каса­ю­щи­еся эко­но­ми­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний, усло­вий экс­порта и импорта, а также внут­рен­ней эко­но­ми­че­ской поли­тики, кото­рая в силу нового харак­тера миро­вого хозяй­ства прак­ти­че­ски неот­де­лима от меж­ду­на­род­ных про­цес­сов.

Конечно, гло­ба­ли­за­ция не огра­ни­чи­ва­ется только обла­стью эко­но­мики. Раз­ви­тие транс­порта и средств ком­му­ни­ка­ции – осо­бенно теле­ви­де­ния и интер­нета – суще­ственно облег­чило пре­одо­ле­ние рас­сто­я­ний между стра­нами и кон­ти­нен­тами. Пере­ле­теть из Москвы в Нью-Йорк (тем, у кого есть сред­ства) сего­дня быст­рее и проще, чем дое­хать до Вятки (тем, у кого денег немного). Мигра­ция, осо­бенно в пре­успе­ва­ю­щие запад­ные страны, быстро меняет этни­че­ский и расо­вый состав насе­ле­ния. Мил­ли­оны людей обща­ются по интер­нету с зару­беж­ными собе­сед­ни­ками гораздо чаще, чем с сосе­дями по лест­нич­ной пло­щадке. Есте­ственно, такое раз­ви­тие собы­тий облег­чает вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние раз­лич­ных куль­тур, рас­про­стра­не­ние идео­ло­гий и рели­ги­оз­ных учений.

Нако­нец, гло­ба­ли­за­ция имеет пра­во­вой и поли­ти­че­ский аспекты. За послед­ние 50 лет в мире воз­никла раз­ветв­лен­ная и слож­ная система меж­пра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций, в рамках кото­рых офор­мился ком­плекс меж­ду­на­род­ного права. Орга­ни­за­ция объ­еди­нен­ных наций (ООН) и реги­о­наль­ные меж­го­су­дар­ствен­ные струк­туры – такие как Орга­ни­за­ция по без­опас­но­сти и сотруд­ни­че­ству в Европе (ОБСЕ) и Совет Европы – при­ни­мают реше­ния и пра­во­вые акты, обя­за­тель­ные для испол­не­ния всеми стра­нами-участ­ни­цами. Несо­блю­де­ние дого­во­рен­но­стей влечет за собой санк­ции – поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские, воен­ные, вплоть до воору­жен­ной интер­вен­ции. Меж­ду­на­род­ное зако­но­да­тель­ство, как пра­вило, имеет при­о­ри­тет перед зако­нами отдель­ных стран (это, в част­но­сти, закреп­лено в рос­сий­ской Кон­сти­ту­ции).

Сего­дня можно с уве­рен­но­стью ска­зать, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство пра­ви­тельств мира пере­дало весьма зна­чи­тель­ную часть своих преж­них пол­но­мо­чий меж­ду­на­род­ным орга­ни­за­циям. Спо­соб­ность страны защи­тить свои внут­рен­ние и внеш­ние инте­ресы нынче во многом зави­сит от того, какой вес она имеет в этих орга­ни­за­циях, насколько пред­став­лена в кол­лек­тив­ных орга­нах, при­ни­ма­ю­щих важ­ней­шие реше­ния. В 1940‑е – 1980‑е годы Совет­скому Союзу уда­лось при­об­ре­сти проч­ные пози­ции в ООН, ОБСЕ, неко­то­рых других меж­ду­на­род­ных струк­ту­рах, где СССР полу­чил право вето и неиз­менно участ­во­вал в выра­ботке меж­ду­на­род­ных правил и зако­нов. Впро­чем, в это время оте­че­ствен­ная дипло­ма­тия делала упор глав­ным обра­зом на отста­и­ва­ние чисто поли­ти­че­ских и воен­ных инте­ре­сов своей страны и «миро­вой соци­а­ли­сти­че­ской системы», прак­ти­че­ски поз­во­лив Западу закла­ды­вать фило­соф­ские и миро­воз­зрен­че­ские основы циви­ли­за­ци­он­ного раз­ви­тия.

С нача­лом 1990‑х годов, после роспуска меж­ду­на­род­ных струк­тур типа Совета эко­но­ми­че­ской вза­и­мо­по­мощи и Орга­ни­за­ции Вар­шав­ского дого­вора, Россия и другие страны Содру­же­ства Неза­ви­си­мых Госу­дарств начали сбли­жаться с орга­ни­за­ци­ями, сфор­ми­ро­ван­ными под руко­вод­ством исклю­чи­тельно запад­ных держав – Сове­том Европы и Орга­ни­за­цией Севе­ро­ат­лан­ти­че­ского дого­вора (НАТО). Прин­ципы и пра­вила этих струк­тур были выра­бо­таны без нашего уча­стия. Несмотря на фор­маль­ное равен­ство госу­дарств-членов, веду­щие пози­ции там прочно закре­пи­лись за силь­ней­шими стра­нами запад­ного мира – США, Вели­ко­бри­та­нией, Гер­ма­нией, Фран­цией. При приеме, напри­мер, России в Совет Европы у нее не было ни малей­шего шанса изме­нить стан­дарты и миро­воз­зрен­че­скую основу этой орга­ни­за­ции – нашей стране лишь пред­ла­гали изме­ниться самой, дабы не полу­чить уни­зи­тель­ного отказа. В НАТО, где каждое госу­дар­ство-участ­ник имеет право вето, страны СНГ, не вхо­дя­щие в этот блок, пока лишены гаран­ти­ро­ван­ного доступа к меха­низ­мам при­ня­тия реше­ний, что поз­во­ляет этой орга­ни­за­ции как бы «от имени всей Европы» пред­при­ни­мать такие, мягко говоря, дале­кие от леги­тим­но­сти дей­ствия, как бом­бар­ди­ровки Юго­сла­вии.

Мощ­ней­шим над­на­ци­о­наль­ным обра­зо­ва­нием ста­но­вится Евро­пей­ский Союз (ЕС), уже создав­ший единую валюту, а также обшир­ный ком­плекс зако­нов и эко­но­ми­че­ских правил. Вер­хов­ные струк­туры ЕС – Евро­пей­ский пар­ла­мент и Евро­пей­ская комис­сия – посте­пенно пре­вра­ща­ются в единые органы зако­но­да­тель­ной и испол­ни­тель­ной власти для всех стран, вхо­дя­щих в Евро­союз. Реаль­ность скла­ды­ва­ется так, что, напри­мер, пра­вила тру­до­устрой­ства или цены на хлеб, дей­ству­ю­щие в Пор­ту­га­лии либо Польше, скоро будут опре­де­ляться глав­ным обра­зом в Брюс­селе – в штаб-квар­тире ЕС.

Евро­союз, пре­тен­ду­ю­щий на роль выра­зи­теля инте­ре­сов всех наро­дов Европы, пока даже не ставит вопрос о приеме России, Укра­ины или Бело­рус­сии в ряды своих членов. Мало того, страны, недавно всту­пив­шие в ЕС, не полу­чили права вето, кото­рым до рас­ши­ре­ния ЕС поль­зо­ва­лись его члены. Стала воз­мож­ной ситу­а­ция, при кото­рой неко­то­рые госу­дар­ства, осо­бенно малые страны Цен­траль­ной и Восточ­ной Европы, будут вынуж­дены бес­пре­ко­словно под­чи­няться реше­ниям, при­ня­тым без их уча­стия, осо­бенно если это будет соот­вет­ство­вать пози­ции круп­ных держав – Англии, Фран­ции, Гер­ма­нии, Италии, Польши.

Поды­то­жи­вая, можно ска­зать, что в боль­шин­стве меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций, в рамках кото­рых сосре­до­то­чена огром­ная власть, леги­ти­ми­зи­ро­ван­ная совре­мен­ным правом, Россия и еди­но­вер­ные нам страны Восточ­ной Европы не обла­дают вли­я­нием, сораз­мер­ным зна­че­нию пра­во­слав­ной циви­ли­за­ции. Впро­чем, то же самое можно ска­зать о стра­нах ислам­ских и даже като­ли­че­ских – основ­ную роль в гло­ба­ли­за­ци­он­ных про­цес­сах играет про­те­стант­ский, вернее, пост­про­те­стант­ский мир.

На миро­воз­зрен­че­ских аспек­тах гло­ба­ли­за­ции оста­но­вимся позд­нее. Зада­димся сна­чала другим вопро­сом, кото­рый сего­дня ставят многие в Европе и мире: что такое гло­ба­ли­за­ция на самом деле? Можно ли раз­де­лить в ней две вещи: с одной сто­роны – есте­ствен­ное рас­ши­ре­ние сотруд­ни­че­ства между стра­нами и наро­дами, а с другой – некий «гло­баль­ный проект», име­ю­щий свою идео­ло­гию, свои цели и тайные пру­жины?

Так, доста­точно оче­видно, что совре­мен­ная эко­но­мика не может суще­ство­вать без раз­ветв­лен­ной и хорошо отла­жен­ной системы меж­ду­на­род­ных связей. В мире нали­че­ствует обу­слов­лен­ное мно­гими фак­то­рами раз­де­ле­ние труда между стра­нами: одни обла­дают при­род­ными ресур­сами и могут каче­ственно их пере­ра­ба­ты­вать, другие достигли успеха в про­из­вод­стве высо­ко­тех­но­ло­гич­ных това­ров, третьи имеют раз­ви­тое сель­ское хозяй­ство, чет­вер­тые неплохо живут за счет туризма и «инду­стрии раз­вле­че­ний». Прак­ти­че­ски ни одно госу­дар­ство, даже такое мощное, как Соеди­нен­ные Штаты, не может в оди­ночку про­из­ве­сти все, что тре­бу­ется для его жизни и раз­ви­тия – если такое и воз­можно тех­ни­че­ски, это будет крайне невы­годно. Есте­ственно, меж­ду­на­род­ная тор­говля и эко­но­ми­че­ское сотруд­ни­че­ство нуж­да­ются в регу­ли­ро­ва­нии: надо дого­ва­ри­ваться об усло­виях и объ­е­мах экс­порта и импорта, ценах, тамо­жен­ном режиме и так далее. Нали­чие цен­тра­ли­зо­ван­ных миро­вых эко­но­ми­че­ских орга­ни­за­ций и согла­ше­ний сего­дня явля­ется неиз­беж­но­стью. Иначе силь­ный и бога­тый будет грубо попи­рать бед­ного и сла­бого.

Однако нынеш­няя гло­баль­ная эко­но­ми­че­ская система вряд ли может быть названа спра­вед­ли­вой. Не слу­чайно, согласно ста­ти­стике Меж­ду­на­род­ного спа­са­тель­ного коми­тета, 6 % насе­ле­ния Земли вла­деют 59 % миро­вого богат­ства, в то время как 70 % людей мира не умеют читать, а 50 % стра­дают от недо­еда­ния. Не слу­чайно и то, что меж­ду­на­род­ные эко­но­ми­че­ские орга­ни­за­ции – ВТО, ВБ, МВФ и другие – под­вер­га­ются жест­кой кри­тике со сто­роны рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний, проф­со­ю­зов, моло­деж­ных и науч­ных ассо­ци­а­ций по всему миру, не исклю­чая Запад. Труд в стра­нах «золо­того мил­ли­арда» – то есть в Запад­ной Европе, США, Японии и неко­то­рых других госу­дар­ствах – опла­чи­ва­ется в десятки раз выше, чем во «втором» (нашем) и «тре­тьем» мире. Основ­ная при­быль полу­ча­ется не за счет про­из­вод­ства това­ров, а за счет их пере­ме­ще­ния из страны в страну, с кон­ти­нента на кон­ти­нент. Мало того, деньги все более делают деньги: «вир­ту­аль­ная» эко­но­мика финан­со­вых спе­ку­ля­ций ста­но­вится самой доход­ной, наи­бо­лее заман­чи­вой для дель­цов, и неко­то­рые из них уже утвер­ждают, что эко­но­мика «реаль­ная» – про­из­вод­ство и тор­говля това­рами – может особо не при­ни­маться в расчет, поскольку слабо влияет на «боль­шой бизнес».

Меж­ду­на­род­ные эко­но­ми­че­ские орга­ни­за­ции во многом стали сред­ством созда­ния опи­сан­ной системы. Навя­зы­вая десят­кам стран свои рецепты рефор­ми­ро­ва­ния эко­но­мики, подчас при­во­див­шие к краху наци­о­наль­ного хозяй­ства, они ни разу не посмели под­верг­нуть кри­тике эко­но­ми­че­ский уклад Англии или Гер­ма­нии, дабы побу­дить эти страны лучше опла­чи­вать труд зару­беж­ных граж­дан. Наста­и­вая на откры­то­сти границ для аме­ри­кан­ских ком­пью­те­ров, они пока не помогли там­бов­ским кре­стья­нам про­дать кар­то­фель в Нью-Йорке. Кстати, о ком­пью­те­рах. Реаль­ную «сво­боду» меж­ду­на­род­ной тор­говли пре­красно харак­те­ри­зует тот факт, что элек­трон­ные машины нередко про­из­во­дятся, скажем, на Тай­ване, но при­но­сят при­быль аме­ри­кан­ским фирмам, в то время как сами тай­ва­ньцы про­дать конеч­ный про­дукт в США не могут.

Итак, миро­вые центры эко­но­ми­че­ской власти, перед кото­рыми вроде бы равны все страны и народы, на деле подчас рабо­тают на укреп­ле­ние могу­ще­ства силь­ных и бога­тых госу­дарств, чье нынеш­нее бла­го­со­сто­я­ние не смогло бы состо­яться без про­дол­жа­ю­щейся по сей день экс­плу­а­та­ции бывших коло­ний – своих и чужих. Незыб­ле­мыми оста­ются и пози­ции круп­ного биз­неса, прежде всего транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций. В тех же слу­чаях, когда аппа­рат МВФ, ВБ и ВТО пыта­ется стать на сто­рону обде­лен­ных (а такое бывает), реше­ние прак­ти­че­ски не может быть при­нято без санк­ции США и ЕС – основ­ных доно­ров меж­ду­на­род­ных финан­со­вых орга­ни­за­ций. И, конечно, эти орга­ни­за­ции вряд ли осме­лятся реально дей­ство­вать против «жиз­нен­ных» инте­ре­сов стран «золо­того мил­ли­арда». Мил­ли­оны детей в Африке могут уми­рать от голода и СПИДа. Но никто не поз­во­лит МВФ и ВТО, даже если они того захо­тят, пере­рас­пре­де­лить доходы в мире так, чтобы на спа­се­ние этих детей пошла хотя бы пятая часть средств, кото­рые жители стран Запада тратят на пар­фю­мер­ные изде­лия и на корм для «домаш­них любим­цев».

Воз­ник­но­ве­ние совре­мен­ных ком­му­ни­ка­ци­он­ных средств мно­го­кратно облег­чило пере­дачу инфор­ма­ции, рас­про­стра­не­ние раз­лич­ных учений и куль­тур. Сейчас, чтобы доне­сти Слово Божие до самых отда­лен­ных угол­ков пла­неты, пра­во­слав­ному мис­си­о­неру не нужно отправ­ляться в дале­кий путь – доста­точно открыть стра­ницу в интер­нете, затра­тив на это мини­мум усилий и мате­ри­аль­ных средств. Скоро, навер­ное, упро­стится и доступ к теле­ве­ща­нию. Когда кар­тинка начнет каче­ственно и повсе­местно пере­да­ваться через тот же интер­нет, создать свою – пусть при­ми­тив­ную – теле­про­грамму сможет прак­ти­че­ски любой, у кого есть ком­пью­тер и видео­ка­мера.

Да, инфор­ма­ци­он­ная гло­ба­ли­за­ция откры­вает для Пра­во­сла­вия в мире новые воз­мож­но­сти, кото­рыми многие из нас уже активно поль­зу­ются. Но нельзя не видеть и того, что на миро­вом инфор­ма­ци­он­ном поле доми­ни­руют силы, чуждые не только истин­ному хри­сти­ан­ству, но и вообще любой рели­гии. Меж­ду­на­род­ные сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, в первую оче­редь теле­ком­па­нии, агент­ства и интер­нет-струк­туры, пре­вра­ти­лись в огром­ные кор­по­ра­ции с мно­го­мил­ли­ард­ным капи­та­лом и жест­кими идео­ло­ги­че­скими уста­нов­ками. Соб­ственно, они давно пере­стали быть «сред­ствами», офор­мив­шись в само­до­вле­ю­щие орга­низмы.

Гло­баль­ные инфор­ма­ци­он­ные струк­туры не слу­чайно ста­ра­ются вытес­нить рели­гию на пери­фе­рию обще­ства. В миро­вых СМИ почти невоз­можно гово­рить о вере как об основе жизни и мериле любых деяний. О рели­гии вспо­ми­нают либо по боль­шим празд­ни­кам – на Рож­де­ство, конец Рама­дана, день рож­де­ния Будды, – либо в связи с кон­флик­тами и скан­да­лами, вроде хри­сти­ан­ско-мусуль­ман­ской резни в Ниге­рии или «вен­ча­ния» сек­тан­том Муном като­ли­че­ского архи­епи­скопа Милинго. Засви­де­тель­ство­вать о своей вере серьезно и в полный голос через меж­ду­на­род­ные СМИ почти невоз­можно. При этом вла­дельцы круп­ных медиа-ком­па­ний подчас име­нуют себя веру­ю­щими людьми и не высту­пают против какой-либо рели­гии. Но, если попро­сить их предо­ста­вить эфир для про­по­веди, они отве­тят: мы не можем про­па­ган­ди­ро­вать рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния об истине, раз­де­ля­е­мые не всеми. Вообще для этих людей и для их идео­ло­гии поня­тие «истина» вряд ли суще­ствует. В каче­стве «цен­но­стей», при­ем­ле­мых для всех, а значит, един­ственно достой­ных рас­про­стра­не­ния и под­держки, они при­знают лишь при­о­ри­теты чисто зем­ного, мате­ри­ально-душев­ного бытия: жизнь, здо­ро­вье и права чело­века, его воз­мож­но­сти для само­ре­а­ли­за­ции в обще­стве и в про­фес­си­о­наль­ной сфере, ком­форт, доста­ток, доступ к раз­вле­че­ниям. Таким обра­зом в каче­стве един­ствен­ного «обще­при­знан­ного» идеала людям испод­воль навя­зы­ва­ется забота о вре­мен­ном бла­го­по­лу­чии. Нормой объ­яв­ля­ется бытие, лишен­ное Неба и того выс­шего смысла, ради кото­рого стоит изме­нить всю свою жизнь, а то и пожерт­во­вать ею.

Известно, что миро­вые СМИ, осо­бенно дей­ству­ю­щие в интер­нете, в своем худшем вари­анте про­па­ган­ди­руют наси­лие, раз­врат, все­доз­во­лен­ность. Но и солид­ные гло­баль­ные инфор­ма­ци­он­ные струк­туры, не допус­ка­ю­щие даже тени пор­но­гра­фии или про­па­ганды войны, несут в себе опре­де­лен­ное идео­ло­ги­че­ское посла­ние, крайне чуждое хри­сти­ан­ству: абсо­лют­ной истины нет, любые рели­гии и миро­воз­зре­ния равны, а все, что мешает кон­стру­и­ро­ва­нию «цар­ства Божия на земле», надо выне­сти за скобки. Прежде всего – Бога.

Инфор­ма­ци­он­ная гло­ба­ли­за­ция тесно свя­зана с куль­тур­ной, кото­рая посте­пенно обо­ра­чи­ва­ется пре­вра­ще­нием наро­дов мира в одно­об­раз­ный «про­дукт», а мно­го­ве­ко­вые наци­о­наль­ные тра­ди­ции – в досто­я­ние этно­гра­фи­че­ских музеев. Оди­на­ко­вая музыка, оди­на­ко­вая одежда, оди­на­ко­вые «пере­до­вые» худо­же­ствен­ные вкусы, оди­на­ко­вый стиль жизни – все это активно навя­зы­ва­ется нынеш­ней мас­со­вой куль­ту­рой жите­лям разных кон­ти­нен­тов и стран – от Ислан­дии до Южной Африки и от Марокко до Кореи. Есте­ственно, про­па­ган­ди­ру­ются прежде всего запад­ные куль­тур­ные штампы (кроме тех, кото­рые хоть как-то свя­заны с тра­ди­ци­он­ным хри­сти­ан­ством).

Воз­ник­но­ве­ние меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций и меж­ду­на­род­ного права также во многом обу­слов­лено насущ­ной необ­хо­ди­мо­стью. Недав­ние собы­тия пока­зали, напри­мер, что нельзя бороться с тер­ро­риз­мом в рамках только одной страны или группы стран. Лишь общие усилия разных госу­дарств и наро­дов спо­собны раз­ре­шить такие про­блемы, как интер­на­ци­о­наль­ная пре­ступ­ность, гло­баль­ное потеп­ле­ние, реги­о­наль­ные воору­жен­ные кон­фликты, рас­про­стра­не­ние средств мас­со­вого уни­что­же­ния и так далее. Уре­гу­ли­ро­ва­ние меж­ду­на­род­ных споров, сотруд­ни­че­ство между госу­дар­ствами – эко­но­ми­че­ское, поли­ти­че­ское, воен­ное и иное – тре­бует уста­нов­ле­ния пра­во­вых норм, кото­рые оди­на­ково соблю­да­лись бы раз­ными пра­ви­тель­ствами.

Впро­чем, часто меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции ничего не могут про­ти­во­по­ста­вить суще­ству­ю­щей в мире неспра­вед­ли­во­сти, а иногда и закреп­ляют ее. В Осно­вах соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви гово­рится: «Нельзя недо­оце­ни­вать опас­но­сти рас­хож­де­ния между волей наро­дов и реше­ни­ями меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций. Эти орга­ни­за­ции могут ста­но­виться сред­ствами неспра­вед­ли­вого доми­ни­ро­ва­ния стран силь­ных над сла­быми, бога­тых над бед­ными, тех­но­ло­ги­че­ски и инфор­ма­ци­онно раз­ви­тых над осталь­ными, прак­ти­ко­вать двой­ные стан­дарты в обла­сти при­ме­не­ния меж­ду­на­род­ного права в инте­ре­сах наи­бо­лее вли­я­тель­ных госу­дарств». Пример бом­бар­ди­ро­вок Юго­сла­вии в 1999 году пока­зы­вает, что госу­дар­ства, кото­рые обла­дают пре­вос­хо­дя­щей воен­ной и поли­ти­че­ской силой, спо­собны нару­шить суве­ре­ни­тет более слабой страны вопреки нормам меж­ду­на­род­ного права. Не добив­шись согла­сия Совета Без­опас­но­сти ООН, кото­рому при­над­ле­жит исклю­чи­тель­ное право санк­ци­о­ни­ро­вать воору­жен­ное вме­ша­тель­ство в дела суве­рен­ного госу­дар­ства, запад­ные страны осу­ще­ствили интер­вен­цию на основе реше­ния, при­ня­того в НАТО – орга­ни­за­ции, где пред­став­лены только они сами и где никак не защи­щены инте­ресы Юго­сла­вии. Воз­ни­кает вопрос: по какому праву группа госу­дарств грубо вме­ша­лась во внут­рен­нюю жизнь другой страны, стала опре­де­лять, что для нее хорошо, а что плохо, даже не предо­ста­вив ей воз­мож­но­сти при­нять уча­стие в реше­нии соб­ствен­ной судьбы, выра­зить волю своего пра­ви­тель­ства и своего народа? Почему миро­вое сооб­ще­ство допу­стило ситу­а­цию, когда силь­ные и бога­тые страны, не сумев убе­дить в своей правоте мак­си­мально пред­ста­ви­тель­ный орган – ООН, в кото­рой участ­вуют Юго­сла­вия и ее союз­ники, – начали дей­ство­вать в одно­сто­рон­нем порядке?

Тогдаш­ние собы­тия под­няли и еще одну, глу­бин­ную про­блему. Боевые дей­ствия против Юго­сла­вии Запад обос­но­вы­вал тем, что в Косове совер­ша­лись убий­ства этни­че­ских албан­цев. Да, это было так. Юго­слав­ские войска и поли­ция дей­стви­тельно уни­что­жили немало мирных людей. Но не надо забы­вать, что албан­ские сепа­ра­ти­сты, создав­шие хорошо воору­жен­ную армию, также убили мно­же­ство сербов. Однако глав­ное даже не в этом: юго­слав­ская армия и серб­ское насе­ле­ние Косова пыта­лись защи­тить нечто с их точки зрения более ценное, чем земная жизнь – своя или чужая, – землю и свя­тыни соб­ствен­ного народа. Кстати, меж­ду­на­род­ное право вполне при­знаёт, что госу­дар­ство имеет право защи­щать свою целост­ность любыми сред­ствами, вклю­чая сило­вое подав­ле­ние воору­жен­ного мятежа. Однако в послед­нее время запад­ные идео­логи все чаще наста­и­вают: нет и не может быть ничего более важ­ного, чем чело­век, нет вообще ника­ких цен­но­стей, ради кото­рых стоит огра­ни­чи­вать его внеш­нюю сво­боду (един­ствен­ное исклю­че­ние – цен­ность жизни и сво­боды другой лич­но­сти). Вера, земля, идеалы, чув­ство пат­ри­о­тизма, свя­щен­ные пред­меты и поня­тия – все это ничтожно по срав­не­нию с вре­мен­ной («един­ственно реаль­ной») жизнью, пра­вами и удоб­ствами греш­ного чело­века.

Меж­ду­на­род­ное зако­но­да­тель­ство во многом осно­вано на идео­ло­гии секу­ляр­ного гума­низма. Ее суть – «все во имя чело­века, все для блага чело­века» (есте­ственно, име­ется в виду благо мате­ри­аль­ное, душев­ное, но почти нико­гда – духов­ное). Эта идео­ло­гия отдает без­услов­ное пред­по­чте­ние обу­строй­ству зем­ного бытия перед стрем­ле­нием к вечной жизни, перед рели­ги­оз­ными и нрав­ствен­ными цен­но­стями, кото­рые могут «затруд­нять» дви­же­ние к неогра­ни­чен­ной сво­боде, ком­форту и достатку. Рели­гия в рамках данной идео­ло­гии вос­при­ни­ма­ется как сугубо част­ное дело граж­дан. С точки зрения гума­ни­ста, чело­ве­че­ство должно управ­ляться исклю­чи­тельно на основе раци­о­на­ли­сти­че­ского, «объ­ек­тив­ного и науч­ного» миро­по­ни­ма­ния, а рели­гию как основу обще­ствен­ного устрой­ства нужно отверг­нуть.

До сих пор меж­ду­на­род­ные законы довольно осто­рожно втор­га­лись в сферу веры, идео­ло­гии, чело­ве­че­ских убеж­де­ний. Во многом такое втор­же­ние огра­ни­чи­ва­лось пози­цией мусуль­ман­ских и като­ли­че­ских стран, отста­и­вав­ших свои тра­ди­ции (СССР и Россия обычно мол­чали). Однако многие меж­ду­на­род­ные нормы уже сейчас всту­пают в опре­де­лен­ное про­ти­во­ре­чие с рели­ги­оз­ными прин­ци­пами многих наро­дов. Так, гре­че­ский закон, запре­ща­ю­щий обра­щать пра­во­слав­ных в другую веру, не соот­вет­ствует идео­ло­гии меж­ду­на­род­ного права и под­вер­га­ется жест­кой кри­тике Совета Европы. То же самое можно ска­зать, напри­мер, о паки­стан­ской пра­во­вой норме, кара­ю­щей за кощун­ство, или о зако­нах многих других ислам­ских госу­дарств, не допус­ка­ю­щих смены веро­ис­по­ве­да­ния мусуль­ма­нами. Аме­ри­кан­ская адми­ни­стра­ция, управ­ля­ю­щая Ираком, уль­ти­ма­тивно тре­бует, чтобы нормы шари­ата не вклю­ча­лись в новое ирак­ское зако­но­да­тель­ство, а именно к этому при­зы­вают неко­то­рые рели­ги­озно-обще­ствен­ные авто­ри­теты Ирака при под­держке зна­чи­тель­ной части народа.

Сего­дня реаль­ные творцы меж­ду­на­род­ного права – запад­ные поли­тики, чинов­ники меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций и вли­я­тель­ные обще­ствен­ные дея­тели (в основ­ном опять же запад­ные) – готовы пойти еще дальше. Многие из них при­зы­вают ради­кально, по фран­цуз­скому или совет­скому образцу, не только отде­лить рели­гию от госу­дар­ства, но и вообще вытес­нить ее в «доб­ро­воль­ную» внут­рен­нюю эми­гра­цию. Во Фран­ции, Бель­гии, Гер­ма­нии власти про­дав­ли­вают запрет на ноше­ние мусуль­ман­ских плат­ков-хиджа­бов, иудей­ских ермо­лок, круп­ных хри­сти­ан­ских кре­стов и других рели­ги­оз­ных сим­во­лов в госу­дар­ствен­ных учре­жде­ниях, учеб­ных заве­де­ниях и прочих пуб­лич­ных местах. Раз­да­ются при­зывы сде­лать невоз­мож­ным рели­ги­оз­ное обра­зо­ва­ние в обще­до­ступ­ных школах либо поста­вить его под жест­кий идео­ло­ги­че­ский кон­троль, а также при­знать «дис­кри­ми­на­ци­он­ными» и «раз­жи­га­ю­щими рознь» любые веро­уче­ния, утвер­жда­ю­щие, что именно они и только они обла­дают абсо­лют­ной и един­ствен­ной исти­ной.

Итак, мы подо­шли к одному из клю­че­вых вопро­сов гло­ба­ли­за­ции. Это вопрос о цен­но­стях. Для пра­во­слав­ного чело­века глав­ная цель зем­ного бытия – спа­се­ние, стя­жа­ние жизни вечной. Все, чем живет «мир сей», – при­об­ре­те­ние богат­ства и власти, дости­же­ние ком­форта, забота о здо­ро­вье, даже само сохра­не­ние и про­дле­ние зем­ного бытия лич­но­сти – для нас важно и нужно ровно постольку, поскольку все это не мешает духов­ной жизни. Дер­жаться своей веры, един­ственно истин­ной и един­ственно спа­си­тель­ной, для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина важнее всего на свете (вспом­ним муче­ни­ков первых веков хри­сти­ан­ства и нашего недав­него про­шлого, кото­рые с радо­стью шли на смерть и бла­го­слов­ляли на нее близ­ких, только чтобы не изме­нить Христу и Церкви). Если кто-либо побуж­дает или при­нуж­дает нас к веро­от­ступ­ни­че­ству или иному смерт­ному греху, лучше пойти в узы и на гибель, чем пови­но­ваться сти­хиям мира.

Вера для истин­ного хри­сти­а­нина – это не просто мало­зна­чи­тель­ная осо­бен­ность част­ной или семей­ной жизни. Это основа всего бытия. Именно ей, верой, нам сле­дует прежде всего руко­вод­ство­ваться в каждом поступке. На ней мы осно­вы­ваем оценку дей­ствий власти и раз­лич­ных обще­ствен­ных орга­низ­мов, нрав­ствен­ный смысл суще­ство­ва­ния кото­рых Пра­во­сла­вие видит в огра­ни­че­нии греха и под­держке доб­ро­де­тели. В идеале, пра­во­слав­ные духовно-нрав­ствен­ные прин­ципы должны лежать в основе обще­ствен­ного устрой­ства.

Однако многие совре­мен­ные идео­логи пыта­ются учить нас иному. По их мнению, абсо­лют­ной истины не суще­ствует. Един­ствен­ным мери­лом всех вещей и явле­ний они счи­тают пользу живу­щих на Земле людей, их сво­боду, права и так далее. Грех, если только он не при­но­сит вреда дру­гому чело­веку, объ­яв­ля­ется нор­маль­ным и даже полез­ным (ведь его нере­а­ли­зо­ван­ность порож­дает «ком­плексы»). Дела­ются попытки раз­ра­бо­тать на основе гума­низма «гло­баль­ную этику», смысл кото­рой – свести все нрав­ствен­ные учения к мини­маль­ному набору норм, обес­пе­чи­ва­ю­щих бес­про­блем­ное суще­ство­ва­ние зем­ного мира и чело­века в нем. Такая этика пол­но­стью про­ти­во­ре­чит этике пра­во­слав­ной, ведь послед­няя учит: без истин­ной веры все добрые дела по боль­шому счету духовно бес­плодны, ибо не при­бли­жают чело­века ко спа­се­нию (иногда даже отда­ляют от него из-за гор­дыни и «само­пра­вед­ного» бого­заб­ве­ния), а един­ствен­ным сред­ством, поз­во­ля­ю­щим достичь пол­ного нрав­ствен­ного совер­шен­ства, явля­ется бла­го­дать Божия, пода­ва­е­мая в цер­ков­ных Таин­ствах. Конечно, пра­во­слав­ные хри­сти­ане с ува­же­нием отно­сятся к доб­ро­де­тель­ным поступ­кам ина­ко­ве­ру­ю­щих и нере­ли­ги­оз­ных людей. Но мы знаем: без веры невоз­можно уго­дить Богу (Евр. 11:6), побе­дить грех и достичь вечной жизни.

Вытес­не­ние после­до­ва­тель­ного рели­ги­оз­ного миро­воз­зре­ния и замена его на секу­ляр­ный гума­низм про­из­во­дятся не только путем инфор­ма­ци­он­ной экс­пан­сии, обра­зо­ва­тель­ных про­грамм и так далее. Есть опас­ность утвер­жде­ния обез­бо­жен­ного гума­ни­сти­че­ского миро­воз­зре­ния в каче­стве эле­мента права – меж­ду­на­род­ного или наци­о­наль­ного, – обя­за­тель­ного для испол­не­ния. Между прочим, в рос­сий­ской Кон­сти­ту­ции уже содер­жится идео­ло­ги­зи­ро­ван­ное гума­ни­сти­че­ское утвер­жде­ние: «Чело­век, его права и сво­боды явля­ются высшей цен­но­стью» (Ст. 2). Для пра­во­слав­ных хри­стиан, пола­га­ю­щих высшей цен­но­стью свою веру и воз­мож­ность спа­се­ния, такое утвер­жде­ние выгля­дит более чем странно.

Опас­ность уста­нов­ле­ния идео­ло­ги­че­ского кон­троля над лич­но­стью, ее миро­воз­зре­нием, рели­ги­оз­ным и нрав­ствен­ным выбо­ром тесно свя­зана с про­бле­мой элек­трон­ного учета всех совер­ша­е­мых чело­ве­ком дей­ствий. Конечно, зако­но­по­слуш­ному граж­да­нину пока нечего бояться: если он исправно платит налоги, испол­няет другие свои обя­зан­но­сти, не совер­шает ничего про­ти­во­прав­ного, – ему нет смысла что-либо скры­вать от госу­дар­ства. Но пред­ста­вим себе такую ситу­а­цию: в тече­ние два­дцати-трид­цати лет мир, вклю­чая Россию, перей­дет на систему рас­че­тов и других соци­ально зна­чи­мых дей­ствий путем исполь­зо­ва­ния спе­ци­аль­ного элек­трон­ного иден­ти­фи­ка­тора – кар­точки или чего-то в этом роде. Сам по себе этот иден­ти­фи­ка­тор может не нести в себе ника­кого недоб­рого знака, ника­кой вред­ной инфор­ма­ции. Но уже тот факт, что без него нельзя будет сде­лать покупку, схо­дить к врачу, устро­иться на работу, просто выйти из дома – сам по себе опасен. Ведь люди не просто при­вык­нут к «умным кар­точка» – они не смогут без них жить. И пра­ви­те­лям, вклю­чая меж­ду­на­род­ных, станет очень просто поста­вить идео­ло­ги­че­ские усло­вия, напри­мер, для про­дле­ния дей­ствия кар­точки на сле­ду­ю­щий год. Можно будет при­нять какой-нибудь закон, гово­ря­щий: «Никому не поз­во­лено учить, что истина содер­жится только в одной рели­гии», или: «Никто не должен утвер­ждать, что гомо­сек­су­а­лизм про­ти­во­есте­стве­нен», – а затем отка­зать в про­дле­нии дей­ствия кар­точки любому, кто не под­пи­шется под декла­ра­цией о полном согла­сии со всем кор­пу­сом дей­ству­ю­щего права. То есть, в данном случае, не совер­шит измены пра­во­слав­ной вере.

Итак, нам нужно твердо знать: Пра­во­сла­вие и секу­ляр­ный гума­низм прин­ци­пи­ально рас­хо­дятся друг с другом. Прин­ципы, испо­ве­ду­е­мые нами и стро­и­те­лями «Цар­ства Божия без Бога», посто­янно всту­пают в про­ти­во­ре­чие. Для нас оче­видно: чело­века нужно любыми сред­ствами огра­дить от греха (будь то пре­лю­бо­де­я­ние, пьян­ство, про­смотр похаб­ного фильма или отход от Пра­во­слав­ной Церкви). Наши оппо­ненты, наобо­рот, счи­тают: огра­ни­че­ние чело­ве­че­ской сво­боды – пре­ступ­ле­ние, с кото­рым нужно бороться. Мы убеж­дены, что ради защиты веры или народ­ной свя­тыни сле­дует бороться до послед­ней капли крови. Гума­ни­сты скажут, что эти «пред­рас­судки» не стоят чело­ве­че­ских жизней. Мы знаем, что пра­во­слав­ному ребенку лучше уме­реть, чем быть навсе­гда обра­щен­ным в чужую веру заез­жим мис­си­о­не­ром, – для неве­ру­ю­щего чело­века такое утвер­жде­ние пока­жется дико­стью. Ведь для нас глав­ное – достиг­нет ли чело­век Неба. Для них – хорошо ли ему будет на земле, во вре­мен­ной жизни, кроме кото­рой они ничего не знают. В центре пра­во­слав­ного миро­по­ни­ма­ния стоят Бог и Цер­ковь, а в основе секу­ляр­ного гума­низма лежит антро­по­цен­тризм, то есть постав­ле­ние греш­ного, непре­об­ра­жен­ного чело­века в центр Все­лен­ной.

При этом важно пом­нить, что вера, пони­ма­е­мая как глав­ный закон жизни, а также пат­ри­о­тизм и другие духовно-нрав­ствен­ные цен­но­сти, при­ни­ма­ются в каче­стве без­услов­ного при­о­ри­тета над всем осталь­ным не только пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами, но и чадами многих других циви­ли­за­ций – като­ли­че­ской, ислам­ской, китай­ской и так далее. Ради­каль­ный же обез­бо­жен­ный гума­низм раз­де­ля­ется в лучшем случае 10–15 % насе­ле­ния пла­неты – частью жите­лей Север­ной Аме­рики и Запад­ной Европы, а также неболь­шой «элит­ной» про­слой­кой в других частях света. Таким обра­зом, мень­шин­ство дик­тует свою волю боль­шин­ству, раз­де­ляя его и мани­пу­ли­руя им.

Гло­ба­ли­за­ци­он­ные про­цессы ставят перед чело­ве­че­ством вопрос: какие цен­но­сти воз­об­ла­дают? Будет ли навя­зан всем наро­дам «единый стан­дарт» без­бож­ного гума­низма, или они смогут не только сохра­нить, но раз­ви­вать и про­по­ве­до­вать свое тра­ди­ци­он­ное духов­ное насле­дие? Нако­нец, будет ли раз­ру­шена почти абсо­лют­ная моно­по­лия гума­ни­сти­че­ских идей на право быть осно­вой госу­дар­ствен­ного, обще­ствен­ного и меж­ду­на­род­ного устрой­ства? Или рели­ги­оз­ные начала миро­по­ни­ма­ния все-таки станут одним из источ­ни­ков фор­ми­ро­ва­ния меж­ду­на­род­ного права и порядка?

Второй глав­ный вопрос гло­ба­ли­за­ции – вопрос о власти в мире. Мы хорошо знаем, что совре­мен­ные госу­дар­ства, как пра­вило, отошли от прин­ципа бого­уста­нов­лен­но­сти цар­ской власти и постро­или демо­кра­ти­че­скую систему, осно­ван­ную на выбо­рах народ­ных пред­ста­ви­те­лей. Эта система сего­дня в целом сохра­ня­ется как на уровне отдель­ных стран, так и на уровне меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций, где реша­ю­щий голос имеют главы и пред­ста­ви­тели законно избран­ных орга­нов власти разных госу­дарств. Однако гло­ба­ли­за­ция все больше ста­но­вится при­чи­ной кри­зиса демо­кра­тии. Не слу­чайно меж­ду­на­род­ная хри­сти­ан­ская кон­суль­та­ция, обсуж­дав­шая в июне 2001 года в Буда­пеште послед­ствия гло­ба­ли­за­ции для Цен­траль­ной и Восточ­ной Европы, пришла к такому выводу: «Гло­ба­ли­за­ция корен­ным обра­зом пре­об­ра­зила при­роду власти. Избран­ные демо­кра­ти­че­ским путем пра­ви­тель­ства и их пред­ста­ви­тели в меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­циях про­иг­ры­вают вли­я­тель­ным меж­ду­на­род­ным бюро­кра­ти­че­ским маши­нам, транс­на­ци­о­наль­ным кор­по­ра­циям, вла­дель­цам СМИ и игро­кам на поле «гло­баль­ного» финан­со­вого капи­тала». Дей­стви­тельно, «нефор­маль­ная» власть, никем не избран­ная и по боль­шому счету никого, кроме себя, не пред­став­ля­ю­щая, ста­но­вится реаль­ным цен­тром при­ня­тия миро­вых реше­ний, пре­вос­хо­дя­щим по вли­я­нию власть «фор­маль­ную».

Миру пред­стоит опре­де­лить, кто будет рас­по­ря­жаться его судь­бой: сами народы или неболь­шие группы бога­тых и вли­я­тель­ных людей, кото­рые при­сво­или себе право руко­во­дить «серой массой» и пере­де­лы­вать ее по соб­ствен­ному усмот­ре­нию. Кстати, упо­мя­ну­тая буда­пешт­ская кон­фе­рен­ция обра­тила к «новой власти» такие слова: «Мы бро­саем вызов этим силам, при­зы­ваем их стать более про­зрач­ными, ответ­ствен­ными и доступ­ными для более широ­кого пред­ста­ви­тель­ства. Народы мира должны взять кон­троль за гло­баль­ными поли­ти­че­скими и эко­но­ми­че­скими про­цес­сами в свои руки. Демо­кра­тия должна быть вос­ста­нов­лена в новых формах при­ня­тия реше­ний на мест­ном, наци­о­наль­ном и меж­ду­на­род­ном уров­нях».

Гло­ба­ли­за­ция мно­го­кратно обост­ряет борьбу вокруг власти и цен­но­стей. Эта борьба ныне при­об­ре­тает совер­шенно особый харак­тер, ведь речь идет о буду­щем устрой­стве всего мира и каждой страны в отдель­но­сти, каж­дого города и села, каждой семьи. Исход этой борьбы кос­нется всех без исклю­че­ния жите­лей пла­неты – даже тех, кто уда­лился от суеты «боль­шого» мира в малень­кие села и на отда­лен­ные хутора.

Нам, пра­во­слав­ным, надо со всей сме­ло­стью и со всем дерз­но­ве­нием взгля­нуть на новую реаль­ность. Да, мир стал единым, тесным, вза­и­мо­свя­зан­ным. Да, от про­цес­сов гло­ба­ли­за­ции – если пони­мать под ними есте­ствен­ное уси­ле­ние меж­ду­на­род­ного сора­бот­ни­че­ства – пря­таться невоз­можно, да и не нужно. Тем более, что эти про­цессы предо­став­ляют нам новые воз­мож­но­сти про­по­ве­до­вать Пра­во­сла­вие духовно рас­те­ряв­ше­муся миру, в кото­ром многие обостренно жаждут Истины.

Впро­чем, многие под­ме­чают раз­ницу между гло­ба­ли­за­цией и гло­ба­лиз­мом – про­ек­том захвата власти и навя­зы­ва­ния либе­раль­ных, секу­лярно-гума­ни­сти­че­ских «цен­но­стей» всему чело­ве­че­ству в каче­стве «уни­вер­саль­ных» и «обще­при­ня­тых». В центре этого про­екта – силы, дале­кие от хри­сти­ан­ства, если не прямо анти­хри­сти­ан­ские (и вообще анти­ре­ли­ги­оз­ные). До сих пор им уда­ется наи­бо­лее эффек­тивно и удачно исполь­зо­вать в своих целях все то, что обычно назы­вают гло­ба­ли­за­цией: вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние наро­дов, уско­рен­ное рас­про­стра­не­ние поверх границ инфор­ма­ции, това­ров, денег, услуг, поли­ти­че­ских про­цес­сов и даже воен­ных кон­флик­тов.

Однако мы не должны сла­гать духов­ного оружия, остав­ляя мир и свою Родину на пору­га­ние непри­я­телю. Свя­тей­ший Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси Алек­сий II гово­рит: «Нико­гда не замы­каться в себе, но про­све­щать мир светом Хри­сто­вым – эта миссия нашей Церкви и нашей нации есть основа их нераз­рыв­ной связи с миро­со­зи­да­нием… Чтобы защи­тить свои инте­ресы, чтобы остаться собой, любая страна должна самым актив­ным обра­зом участ­во­вать в миро­вых про­цес­сах». Рус­ская пра­во­слав­ная циви­ли­за­ция при­звана во все­услы­ша­ние заявить, что она имеет не меньше прав на при­част­ность к опре­де­ле­нию судеб Европы и мира, чем имеет их Запад или любая иная круп­ная этно­куль­тур­ная общ­ность. Как одна­жды сказал мит­ро­по­лит Смо­лен­ский и Кали­нин­град­ский Кирилл, миро­по­ря­док нужно пере­устро­ить на основе «мно­го­по­ляр­но­сти и мно­го­уклад­но­сти». В Собор­ном слове VI Все­мир­ного рус­ского народ­ного собора, состо­яв­ше­гося в Москве 13–14 декабря 2001 года, гово­рится, что каж­дому народу нужно поз­во­лить «раз­ви­ваться сво­бодно, в соот­вет­ствии со своими тра­ди­ци­ями, своим миро­воз­зре­нием, своей верой, своими искон­ными моде­лями поли­ти­че­ского и эко­но­ми­че­ского обу­строй­ства. Никому не сле­дует навя­зы­вать чуждых цен­но­стей, инфор­ма­ци­он­ного и куль­тур­ного еди­но­об­ра­зия, искус­ственно при­ви­ва­е­мых схем пра­во­вой и поли­ти­че­ской орга­ни­за­ции госу­дар­ства, систем обра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния. Каж­дому народу нужно обес­пе­чить сораз­мер­ное уча­стие в при­ня­тии реше­ний на меж­ду­на­род­ном уровне».

Пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам можно и нужно доби­ваться реша­ю­щего вли­я­ния на меж­ду­на­род­ные про­цессы – вли­я­ния доста­точ­ного для того, чтобы ника­кая злая воля не смогла до испол­не­ния времен вос­тор­же­ство­вать в мире. Что для этого нужно?

Во-первых, тща­тельно наблю­дать за пове­де­нием наших госу­дар­ствен­ных вла­стей в меж­ду­на­род­ной поли­тике, а при необ­хо­ди­мо­сти – тре­бо­вать, чтобы это пове­де­ние изме­ни­лось. Когда Россия, Укра­ина, Бело­рус­сия, любая другая страна с пре­об­ла­да­ю­щим пра­во­слав­ным насе­ле­нием под­пи­сы­вает тот или иной меж­ду­на­род­ный дого­вор, всту­пает в какую-либо меж­го­су­дар­ствен­ную орга­ни­за­цию, при­ни­мает в ее рамках важный закон или судь­бо­нос­ное реше­ние – пра­ви­тель­ство и дипло­маты должны осно­вы­вать свои дей­ствия на воле народа. Поэтому мы имеем полное право полу­чать самую подроб­ную инфор­ма­цию о сути при­ни­ма­е­мых реше­ний и об их послед­ствиях для жизни своей страны, для ее граж­дан, для их духов­ной сво­боды. Пра­во­слав­ные хри­сти­ане, состав­ля­ю­щие боль­шин­ство насе­ле­ния госу­дар­ства, вправе тре­бо­вать от своего пра­ви­тель­ства отка­заться от под­пи­са­ния меж­ду­на­род­ного дого­вора, угро­жа­ю­щего анти­пра­во­слав­ными дей­стви­ями, или изме­не­ния содер­жа­ния такого дого­вора. Если он уже под­пи­сан, можно предот­вра­тить его рати­фи­ка­цию в пар­ла­менте. Нако­нец, мы должны узна­вать о гото­вя­щихся реше­ниях меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций и тре­бо­вать от вла­стей своей страны, чтобы они забло­ки­ро­вали дей­ствия, не соот­вет­ству­ю­щие нашим инте­ре­сам. Обра­щаться в этих слу­чаях сле­дует к пре­зи­ден­там, в мини­стер­ства ино­стран­ных дел и в пар­ла­менты своих госу­дарств.

Во-вторых, мы можем напря­мую выска­зы­вать нашу оза­бо­чен­ность меж­ду­на­род­ным орга­ни­за­циям. Боль­шин­ство их открыто для кон­суль­та­ций с так назы­ва­е­мыми непра­ви­тель­ствен­ными орга­ни­за­ци­ями (НПО), предо­став­ляют им инфор­ма­цию о гото­вя­щихся реше­ниях и про­ек­тах меж­ду­на­род­ных зако­нов. НПО не имеют в меж­го­су­дар­ствен­ных струк­ту­рах права голоса. Но они могут быть весьма и весьма вли­я­тельны, осо­бенно если поль­зу­ются под­держ­кой пра­ви­тельств своих стран. Многие из них напря­мую участ­вуют в под­го­товке важ­ней­ших реше­ний и зако­но­про­ек­тов. Пред­ста­ви­тели цер­ков­ного Свя­щен­но­на­ча­лия исполь­зуют этот канал, реа­ли­зуя сле­ду­ю­щее поло­же­ние Основ соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви: «Памя­туя о необ­хо­ди­мо­сти духовно-нрав­ствен­ного вли­я­ния на дей­ствия поли­ти­че­ских лиде­ров, сора­бот­ни­че­ства с ними, печа­ло­ва­ния о нуждах народа и отдель­ных людей, Цер­ковь всту­пает в диалог и вза­и­мо­дей­ствие с меж­ду­на­род­ными орга­ни­за­ци­ями. В рамках этого про­цесса она неиз­менно сви­де­тель­ствует свою убеж­ден­ность в абсо­лют­ном зна­че­нии веры и духов­ного дела­ния для чело­ве­че­ских трудов, реше­ний и уста­нов­ле­ний».

Гово­рить перед лицом меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций о своих про­бле­мах, вести с ними диалог, про­те­сто­вать против непри­ем­ле­мых реше­ний спо­собны и про­стые миряне, объ­еди­нив­шись в обще­ствен­ные союзы, кото­рые могут быть заре­ги­стри­ро­ваны как НПО. Для этого, впро­чем, нужно иметь хоро­шую поли­ти­че­скую и юри­ди­че­скую под­го­товку, вла­деть англий­ским языком. Впро­чем, людей с такими навы­ками среди нас уже сейчас немало, а вскоре будет больше. Мы можем найти себе союз­ни­ков среди многих обще­ствен­ных орга­ни­за­ций – оте­че­ствен­ных и зару­беж­ных, кото­рые также оза­бо­чены нега­тив­ными послед­стви­ями гло­ба­ли­за­ции и экс­пан­сией гло­ба­лизма. Во многом нас под­дер­жат общины като­ли­ков, мусуль­ман, тра­ди­ци­он­ных буд­ди­стов, части про­те­стан­тов и иудеев.

Гло­ба­ли­за­ция – неод­но­знач­ный про­цесс, чре­ва­тый мно­гими опас­но­стями. Станет ли он пред­те­чей анти­хри­ста или будет обра­щен нам на пользу, в боль­шой сте­пени зави­сит от нас с вами, от граж­дан­ской пози­ции пра­во­слав­ных хри­стиан. Прежде всего нам надо не пугаться непо­нят­ных явле­ний, а попы­таться вник­нуть в их суть и понять, несут ли они сами по себе какую-то угрозу, или наши недруги просто исполь­зуют их, ока­зав­шись более рабо­то­спо­соб­ными, чем мы сами. В послед­нем случае нужно с еще боль­шей рев­но­стью начать дей­ство­вать.

Дей­ство­вать, помня слова Спа­си­теля: «Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш бла­го­во­лил дать вам Цар­ство» (Лк. 12:32). И твердо сле­до­вать за Гос­по­дом Иису­сом, зная, что Он есть «путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6).

Цер­ковь и время, №22 (2003)

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки