святитель Афанасий Великий

Послания к Серапиону, епископу Тмуисскому

 ОглавлениеПослание 1Послание 2 

Против хулителей, утверждающих, что Дух Святый есть тварь

1) Писание священной любви твоей отдано мне было в пустыне. Жестокое воздвигнуто против нас гонение, усильны поиски ищущих смерти моей, но «Отец щедрот и Бог всякия утехи» (2Кор. 1:3) утешил меня писанием твоим. Воспоминая любовь твою и любовь всех искренно мне преданных, представлял я тогда себе, что они со мною. И потому весьма обрадован был, держа в руках письмо твое.

Но, прочитав написанное, возболел я снова духом, что есть люди, однажды навсегда замыслившие идти против истины. И сам ты, возлюбленный и истинно желаннейший, со скорбию пишешь, что некоторые, хотя отступили от ариан за хулу их на Сына Божия, однако же неправо мыслят о Святом Духе, и утверждают, будто бы Дух Святый не только есть тварь, но даже один из служебных духов, и единственно степению отличается от Ангелов. Но это притворное только разногласие с арианами, действительное же прекословие благочестивой вере. Как ариане, отрицая Сына, отрицают и Отца, так и эти, произнося хулу на Духа Святаго, хулят и Сына. Те и другие разделили между собою жребий противления истине, и за неправомыслие свое, одни о Слове, а другие о Духе, виновны в одинаковой хуле на Святую Троицу. Итак, видя это, долго размышлял я сам с собою, и возскорбел духом, что диавол снова отыскал случай наругаться над подражателями его безумия.

И хотя положено было мною в настоящее время молчать, однако же, убеждаемый твоим преподобием, подвигнутый иномыслием и сатанинскою продерзостию этих еретиков, пишу это послание, как едва достает моих сил, пишу кратко, чтобы ты, в написанном имея для себя повод, по свойственному тебе благоразумию, сам присовокупил недостающее, и таким образом, обличение злочестивой ереси сделалось полным.

2) Итак, мнение это нечуждо ариан; однажды решившимся отрицать Божие Слово естественно изрекать такия хулы и на Духа. Поэтому и в опровержение ариан нет нужды говорить что-либо новое; достаточно и того, что сказано против них прежде. Но с погрешающими в учении о Духе надобно говорить, изследовав дело в некотором обратном порядке, как сами они назвали бы это.

И иной подивится их неразумию, как они, не соглашаясь признавать тварию Сына Божия, и мудрствуя о сем справедливо, могут даже слышать терпеливо, когда Дух Сына именуется тварию? Если по единству Слова со Отцем не соглашаются Сына именовать единым из созданных, но (что и справедливо) признают Его Зиждителем тварей; то почему же Духа Святаго, имеющаго тоже единство с Сыном, какое Сын имеет с Отцем, называют тварию? Почему не дознали они того, что, как, не отделяя Сына от Отца, соблюдают единство Божие, так, отделяя Духа от Слова, не сохраняют уже единаго в Троице Божества, разсекая Его, примешивая к Нему естество чуждое и инородное, делая Его равным с тварями? Это же показывает опять, что Троица есть уже не единое, но сложное из двух, и притом (по причине иносущия Духа, какое воображают себе еретики) различных естеств. Что же это за богословие, слагаемое из Создателя и твари? Или уже Божество не троично, но двойственно, и притом есть тварь? Или, если Оно есть Троица (что и действительно), то почему Духа Троицы ставят в один ряд с тварями, низшими Троицы? Это опять значит разделять и разлагать Троицу. А посему, неправомудрствующие о Духе Святом не мудрствуют право и о Сыне. А если бы право мудрствовали о Слове, то здраво мудрствовали бы и о Духе, «Иже от Отца исходит» (Ин. 15:26), и собствен Сыну, от Него подается ученикам и всем верующим в Него. Погрешая в учении о Духе, еретики не имеют здравой веры и во Отца. Ибо «противящиися Духу», как назвал их великий мученик Стефан (Деян. 7:51), отрицают и Сына; «отметающиися же Сына, ни Отца имут» (1Ин. 2:23).

3) Итак, где же взят вами предлог к такой дерзости, что не убоялись вы сказаннаго Господом: «а иже восхулит на Духа Святаго, не имать отпущения ни в сей век, ни в будущий» (Мк. 3:29; Мф. 12:32)? Ариане, не уразумев пришествия Слова во плоти и сказаннаго о Слове относительно к сему пришествию, это однако же обратили в предлог к своей ереси, и за сие признаны богоборцами, как подлинно «от земли тщесловующии» (Ис. 8:19). Но вы чем введены в обман? У кого выслушали это? Или, как дошли до такого заблуждения?

Говорят: читали мы, что у Пророка Амоса глаголет Богь: «Се, Аз утверждаяй гром и созидаяй дух1 и возвещаяй в человецех Христа Своего, творяй утро и мглу и восходяй на высокая земли: Господь Бог Вседержитель имя Ему» (Ам. 4:13) И это убедило нас согласиться с арианами, которые говорят, что Дух Святый есть тварь. – Так читали вы у Амоса; но читали, или не читали вы, сказанное в Притчах: Господь созда Мя начало путей Своих в дела Своя» (Притч. 8:22)? И если последнее изречение толкуете согласно с истиною, не называя Слова тварию; то почему же сказанное у Пророка не толкуете таким же образом, и, услышав одно именование: «дух», думаете, что Дух Святый называется тварию? Хотя в Притчах Премудрость явственно говорит о Себе: «созда Мя»; однако же, вы сему изречению (что весьма хорошо) даете такое толкование, что Зиждительную Премудрость не сопричисляете к тварям. В пророческом же изречении нет прямого указания на Духа Святаго, а сказано просто о духе. Почему же, хотя в Писаниях слово «дух» употребляется в весьма различных значениях, и пророческому изречению можно дать собственный его правильный смысл, вы, как упорствующие или как угрызенные змием арианства, думаете, что у Амоса говорится о Духе Святом, только бы не отказаться вам от той мысли, что Он есть тварь?

4) Скажите же, найдете ли где в божественном Писании, чтобы Дух Святый назван был просто духом, или без присовокупления, что Он или Божий, или Отчий, или Мой, или самого Христа и Сына, или: от Меня, то есть, от Бога, или так, что при слове Дух не был бы поставлен член и сказано было просто πνεῦμα, а не τὸ πνεῦμα, или так, что не имел бы сего самаго именования: Дух Святый, или Утешитель, или Дух Истины, т. е. Сына, Который говорит: «Аз есмь... Истина» (Ин. 14:6); и вы, слыша просто слово: дух (πνεῦμα), могли бы подразумевать Духа Святаго? Из этого правила должно исключить случаи, когда вновь упоминается о приявших уже Духа, которые, прежде еще научившись, что такое Дух Святый, впоследствии, при одном (как бы только в повторение и напоминание) наименовании слова «Дух» знают, о Ком идет речь. Но и в этом случае слово дух (πνεῦμα) большею частию употребляется с членом, а без члена, или без сказаннаго выше присовокупления, вовсе не может означать Духа Святаго. Так, например, Павел пишет к Галатам: «Сие едино хощу уведети от вас: от дел ли закона Духа (τὸ Πνεῦμα) приясте, или от слуха веры?» (Гал. 3:2). Какого же прияли они Духа, как не Духа Святаго, даруемаго верующим и возрожденным банею пакибытия? И пиша к Фессалоникийцам: «Духа (τὸ Πνεῦμα) не угашайте» (1Сол. 5:19), Апостол знающим, какого прияли Духа, сказал это, чтобы по нерадению не угасили в себе возгнетенной в них благодати Духа. И если в Евангелиях о Спасителе, по человечеству ради восприятой Им на Себя плоти, Евангелисты говорят: «Иисус же исполнь Духа... возвратися от Иордана» (Лк. 4:1); и: «Тогда Иисус возведен бысть Духом в пустыню» (Мф. 4:1): то изречения эти имеют тот же смысл. Ибо у Луки прежде было сказано: «Бысть же егда крестишася вси людие, и Иисусу крещшуся и молящуся, отверзеся небо, и сниде Дух Святый телесным образом, яко голубь, нань» (Лк. 3:21, 22); а из сего явствовало, что словом «Дух» означается Дух Святый. И таким образом, кто имеет Духа Святаго, в речи о тех, если сказано и просто: Дух, без всякаго к сему присовокупления, – означается, без сомнения, Дух Святый, особливо если при слове «дух» есть член.

5) Отвечайте же на предложенный вам вопрос: находили ли вы где в божественном Писании, чтобы Дух Святый назван был просто духом, без сказаннаго выше прибавления, и без соблюдения упомянутаго нами правила? Но вы не можете дать на это ответа; потому что не найдете того в Писании. Напротив того, в книге Бытия написано: «и Дух Божий ношашеся верху воды» (Быт. 1:2); и несколько ниже: «не имать Дух Мой пребывати в человецех сих... зане суть плоть» (Быт. 6:3). И в книге Числ Моисей говорит Навину: «еда ревнуеши ты мне? и кто даст... людем Господним... пророки, егда даст Господь Духа Своего на них?» (Чис. 11:29). И в книге Судей о Гофонииле сказано: «И бысть на нем Дух Господень, и суди Израиля» (Суд. 3:10); и еще: «И бысть на Иеффаи Дух Господень» (Суд. 11:29); о Сампсоне же говорится: «возмужа отроча, и благослови è Господь: и нача Дух Господень ходити с ним» (Суд. 13:24, 25), и: «сниде на него Дух Господень» (Суд. 15:14). И Давид воспевает: «Духа Твоего Святаго не отыми от мене» (Пс. 50:13), и еще в сто сорок втором псалме: «Духь Твой благий наставит мя на землю праву. Имене Твоего ради, Господи, живиши мя» (Пс. 142:10, 11). У Исаии написано: «Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя» (Ис. 61:1); а прежде было сказано: «Горе, чада отступившая, сия глаголет Господь: сотвористе совет не Мною и заветы не Духом Моим, приложити грехи ко грехом» (Ис. 30:1); и еще: «слышите сия, исперва не отай глаголах: егда бываху, тамо бех, и ныне Господь... посла мя и Дух Его» (Ис. 48:16); несколько же ниже так говорит: «И сей им иже от Мене завет, рече Господь: Дух Мой, Иже есть в тебе» (Ис. 59:21); и после сего Пророк присовокупляет: «Не ходатай, ниже Ангел, но сам Господь спасе их, зане любит их и щадит их: сам избави их и восприят их и вознесе их во вся дни века. Тии же не покоришася и разгневаша Духа Святаго Его, и обратися има во вражду» (Ис. 63:9, 10). Иезекииль говорит так: «И Дух взя мя и принесе мя в землю Халдейску в пленники, в видении, Духом Божиим» (Иез. 11:24). У Даниила сказано: «воздвиже Бог Духом Святым отрока юна, емуже имя Даниил: и возопи гласом великим: чист аз от крове сея» (Дан. 13:45, 46). Михей говорит: «дом Иаковль разгнева Дух Господень» (Мих. 2:7). И чрез Иоиля Бог говорит: «И будет по сих, и излию от Духа Моего на всяку плоть» (Иоил. 2:28). И еще таково было слово Божие чрез Захарию: «Обаче словеса Моя и законы Моя приемлете, елика Аз заповедаю в Дусе Моем рабом Моим Пророком» (Зах. 1:6); и несколько ниже, когда Пророк жаловался на народ, Бог сказал: «и сердце свое учиниша непокориво, не послушати закона Моего и словес, яже посла Господь Вседержитель Духом Своим рукою Пророков прежних» (Зах. 7:12). И эти немногия места собрали и привели мы из Ветхаго Завета.

6) Спросите же и о том, что есть в Евангелиях и что написали Апостолы, и услышите, что и там слово «дух» имеет весьма многия различныя значения; Дух же Святый по преимуществу именуется не просто духом, но с сказанным нами присовокуплением. Так, по замеченному выше, когда Господь крестился по человечеству, по причине носимой Им на Себе плоти, говорится, что снисшел на Него Дух Святый. И сего-то Духа подавая ученикам, Господь сказал: «приимите Дух Свят» (Ин. 20:22). И учил их: «Утешитель... Дух Святый, Егоже послет Отец во имя Мое, Той вы научит всему» (Ин. 14:26). И несколько ниже сказал о Духе: «Егда... приидет Утешитель, Егоже Аз послю вам от Отца, Дух истины, Иже от Отца исходит, Той свидетельствует о Мне» (Ин. 15:26); и еще: «не вы... будете глаголющии, но Дух Отца вашего глаголяй вь вас» (Мф. 10:20); и несколько ниже: «Аще ли же Аз о Дусе Божии изгоню бесы, убо постиже на вас царствие Божие» (Мф. 12:28). И все богословие и тайноводство наше, которым сочетал Он нас с Собою, а чрез Себя и со Отцем, восполняя Духом, Господь заповедал ученикам: «шедше... научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28:19). И изрекая им обетование послать Духа, «повеле... от Иерусалима не отлучатися» (Деян. 1:4); по прошествии же немногих дней, «егда скончавашася дние пятьдесятницы, беша вси... вкупе. И бысть внезапу с небесе шум, яко носиму дыханию бурну, и исполни весь дом, идеже бяху седяще: и явишася им разделени языцы яко огненни, седе же на единомь коемждо их. И исполнишася вси Духа Свята и начаша глаголати иными языки, якоже Дух даяше им провещавати» (Деян. 2:1–4). После сего и «возложением рук Апостольских подаваем был Дух Святый» возрожденным (Деян. 8:18, 2:18). А некто Агав пророчествовал Духом, говоря: «тако глаголет Дух Святый» (Деян. 21:11). И Павел говорит: «в немже вас Дух Святый постави епископы, пасти Церковь... Бога, юже стяжа кровию Своею» (Деян. 20:28). И по крещении евнуха Дух Господень восхитил Филиппа. И Петр написал: «приемлюще кончину вере... спасение душам: о немже спасении взыскаша и испыташа Пророцы, иже о вашей благодати прорекоша, испытающе, в каково или в кое время являше в них Дух Христов, прежде свидетельствуя о Христовых страстех, и о славах, яже по сих» (1Пет. 1:9–11). Иоанн в Послании своем сказал: «О сем разумеем, яко в Нем пребываем, и Той в нас, яко от Духа Своего дал есть нам» (1Ин. 4:13). Павел же пишет к Римлянам: «Вы же несте во плоти, но в Дусе, понеже Дух Божий живет в вас. Аще же кто Духа Христова не имать, сей несть Егов. Аще же Христос в вас, плоть убо мертва греха ради, дух же живет правды ради. Аще ли же Дух Воскресившаго Иисуса... живет в вас, воздвигий Христа Иисуса из мертвых оживотворит и мертвенная телеса ваша, живущим Духом Его в вас» (Рим. 8:9–11); и к Коринфянам: «Дух бо вся испытует, и глубины Божия. Кто бо весть... яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем? Такожде и Божия никтоже весть, точию Дух Божий. Мы же не духа мира сего прияхом, но Духа Иже от Бога, да вемы яже от Бога дарованая нам» (1Кор. 2:10–12); и несколько ниже: «Не весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас?» (1Кор. 3:16)? И еще: «но омыстеся, но освятистеся, но оправдистеся именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор. 6:11); и еще: «Вся же сия действует един и тойжде Дух, разделяя властию коемуждо якоже хощет» (1Кор. 12:11); и еще: «Господь же Дух есть: а идеже Дух Господень, ту свобода» (2Кор. 3:17). Смотри же, как пишет и к Галатам: «да... благословение Авраамле будет о Христе Иисусе, да обетование Духа приимем верою» (Гал. 3:14); и еще: «понеже есте сынове, посла Бог Духа Сына Своего в сердца ваша, вопиюща: Авва Отче. Темже уже неси раб, но сын: аще ли же сын, и наследник Божий... Христом» (Гал. 4:6, 7). Ефесянам же сказал так: «не оскорбляйте Духа Святаго Божия, Имже знаменастеся в день избавления» (Еф. 4:30); и еще: «тщащеся блюсти единение Духа в союзе мира» (Еф. 4:3). И к Филиппийцам с дерзновением пишет: «Что убо? Обаче всяцем образом, аще виною, аще истиною Христос проповедаемь есть, и о сем радуюся, но и возрадуюся: вем бо, яко сие сбудется ми во спасение вашею молитвою и подаянием Духа Иисус Христова, по чаянию и упованию моему, яко ни о едином же постыждуся» (Флп. 1:18–20); и еще: «мы бо есмы обрезание, иже Духом Богу служим и хвалимся о Христе Иисусе» (Флп. 3:3). И Фессалоникийцам свидетельствует: «Темже убо отметаяй не человека отметает, но Бога, давшаго Духа Своего Святаго в вас» (1Сол. 4:8). К Евреям же пишет так: «являющу Духу Святому, яко не у явися святых путь, еще первей скинии имущей стояние» (Евр. 9:8); и еще: «колико мните горшия сподобится муки, иже Сына Божия поправый, и кровь заветную скверну возмнив, еюже освятися, и Духа благодати укоривый?» (Евр. 10:29). И еще: «Аще бо кровь козлия и телчая и пепел юнчий кропящий оскверненыя освящает к плотстей чистоте: кольми паче кровь Христова, Иже Духом вечным Себе принесе непорочна Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел» (Евр. 9:13. 14)? И к Фессалоникийцам пишет: «и тогда явится беззаконник, егоже Господь Иисус убиет Духом уст Своих, и упразднит явлением пришествия Своего» (2Сол. 2:8).

7) Вот какими признаками обозначается Дух Святый во всяком божественном Писании. Что же подобное усмотрели вы у Пророка? Употребленное теперь Пророком слово «дух» не имеет даже пред собою и члена, чтобы иметь вам для себя предлог хотя в этом. Напротив того, без всякаго основания осмелились вы придумать себе обратное умозаключение и утверждать, будто бы «дух», который сказуется созидаемым, есть Дух Святый, хотя у филологов могли бы научиться различию значений слова: «дух». Ибо говорится и о духе человеческом, как воспевает Давид: «нощию сердцем моим глумляхся, и тужаше дух мой» (Пс. 76:7). И Варух в молитве говорит: «душа в тесноте и дух в стужении возопи к Тебе» (Вар. 3:1). И в песни трех отроков сказано: «Благословите, дуси и душы праведных, Господа» (Дан. 3:86). И Апостол пишет: «Самый Дух спослушествует духови нашему, яко есмы чада Божия. Аще же чада, и наследницы» (Рим. 8:16, 17); и еще: «никтоже весть... яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем» (1Кор. 2:11). И в Послании к Фессалоникийцам молитвенно говорит: «всесовершен ваш дух и душа и тело непорочно в пришествие Господа нашего Иисуса Христа да сохранится» (1Сол. 5:23). А в книге Бытия говорится и о духах ветреных: «и наведе Бог дух на землю, и преста вода» (Быт. 8:1). И об Ионе сказано: «И Господь воздвиже дух на мори, и бысть буря великая в мори, и корабль бедствоваше еже сокрушитися» (Ион. 1:4). И в сто шестом псалме написано: «Рече, и ста дух бурен, и вознесошася волны его» (Пс. 106:25); и в сто сорок восьмом псалме: «Хвалите Господа от земли, змиеве и вся бездны: огнь, град, снег, голоть, дух бурен, творящая слово Его» (Пс. 148:7, 8). И у Иезекииля в плаче на Сор сказано: «в сердце морстем, в воде мнозе привождаху тя весленицы твои: дух южный сокруши тя» (Иез. 27:26).

8) Читая святыя Писания найдете, что и смысл, заключающийся в самых божественных словесах, называется духом, как пишет Павел: И у Иезекииля в плаче на Сор сказано: «иже и удоволи нас служители быти Нову Завету, не писмене, но духу: писмя бо убивает, а дух животворит» (2Кор. 3:6), Ибо, как самое изречение начертывается писменами, так смысл изречения называется духом. Так и «закон духовен есть», чтобы, как сказал опять Павел, «работати нам... не в ветхости писмене, но во обновлении духа» (Рим. 7:14, 6). И он же с благодарением сказал: «Темже убо сам аз умом моим работаю закону Божию, плотию же закону греховному... Ни едино убо ныне осуждение сущим о Христе Иисусе... закон бо духа жизни о Христе Иисусе свободил мя есть от закона греховнаго» (Рим. 7:25, 8:1, 2). И Филипп, желая обратить каженика от буквы к духу, сказал: «убо разумееши ли, яже чтеши» (Деян. 8:30)? И о Халеве в книге Числ засвидетельствовано, что имел он такого духа, как говорит Бог: «раб же Мой Халев, яко бысть дух ин в нем, и возследова Мне, введу его в землю, в нюже ходил тамо» (Чис. 14:24); с иною мыслию, нежели прочие соглядатаи, говорил Халев, и за это благоугоден стал Богу. Таковое-то иметь сердце увещавал Бог народ Свой, говоря чрез Иезекииля: «сотворите себе сердце ново и дух нов» (Иез. 18:31).

Итак, поелику показано столько различных значений слова: «дух», то лучше было бы вам, слыша о духе сотворенном, разуметь это о каком-либо из сказанных пред сим духов, например о духе, о котором написано у Исаии: «совещася Арам со Ефремом, и ужасеся душа его и душа людей его, якоже в дубраве древо духом (ὑπὸ πνεύματος) колеблется» (Ис. 7:2). Таков же был дух, воздвигнутый Господом на море ради Ионы. Ибо за громом следуют и дыхания ветров, как было во время дождя при Ахааве, по написанному: «И бысть до зде и до зде, и небо примрачися облаки и духом» (3Цар. 18:45).

9) Но говорят: поелику изречение это упоминает о Христе; то сообразно с этим и наименованнаго духа надобно представлять себе не иным, как Духом Святым. – Хорошо вами примечено, что Духа Святаго должно именовать вместе со Христом. Но где же научились вы отделять и отчуждать по естеству Духа от Сына, потому что о Христе говорите, что Он – не тварь, а Духа Святаго именуете тварию? Ни с чем не сообразно именовать и славить вместе то, что неподобно по естеству. Ибо какое общение и какое подобие у твари с Творцем? Остается уже сопричислить и присоединить к Сыну и вас, как Им получивших бытие. Поэтому, написанное у Пророка, по сказанному, достаточно было разуметь о духе ветреном. Но, поелику представляете в предлог сделанное в этом изречении упоминание о Христе; то необходимо в точности разсмотреть сказанное Пророком, чтобы доискаться нам более свойственнаго понятия о духе, который сказуется созидаемым.

Итак, что значит: «возвещать в человецех Христа своего?» не то же ли, что и соделаться Христу человеком? Кажется, что слова эти равнозначительны следующим: «се, Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил» (Мф. 1:23; Ис. 7:14), а также и другим местам Писания о Христовом пришествии. Когда же возвещается явление Слова во плоти, тогда какой надобно разуметь созидаемый дух, кроме возсозидаемаго и обновляемаго духа человеческаго? Ибо сие обетовал Бог, говоря чрез Иезекииля: «И дам вам сердце ново и дух нов дам вам, и отиму сердце каменное от плоти вашея и дам вам сердце плотяно, и Дух Мой дам в вас» (Иез. 36:26). Но когда это исполнилось, – не тогда ли как пришедший Господь обновил все благодатию? Вот и в этом изречении показывается разность значений слова: «дух». И наш дух есть то, что обновляется; о Духе же Святом Бог говорит, что Он не просто Дух, а Дух Его, и что Им обновляется наш дух, как и Псалмопевец в сто третьем псалме говорит: «отимеши дух их, и исчезнут и в персть свою возвратятся: послеши Духа Твоего, и созиждутся, и обновиши лице земли» (Пс. 103:29, 30). Если же обновляемся мы Духом Божиим, то не Святый Дух, а наш дух сказуется теперь созидаемым. И если на том основании, что все приводится в бытие Словом, прекрасно разсуждаете, что Сын – не тварь; то не хула ли, именовать тварию Духа, Которым Отец чрез Слово приводит все к совершенству и обновляет? И если, по причине написаннаго просто, что дух созидается, воображали они себе, что это есть Дух Святый; то должны наконец убедиться, что дух созидаемый есть не Дух Святый, но наш дух, Им обновляемый. О сем и Давид молился, псалмопевствуя: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс. 50:12). Здесь говорится, что созидает; создал же его прежде, как говорит Захария: «простираяй небо и основаяй землю и созидаяй дух человека в нем» (Зах. 12:1). Ибо того же духа, который прежде создан Богом, и который пал, возсоздал Он, Сам быв в твари, когда «Слово плоть бысть... да оба, – как говорит Апостол, – созиждет... во единаго новаго человека» (Ин. 1:14; Еф. 2:15), «созданнаго по Богу в правде и... преподобии истины» (Еф. 4:24). И это сказал Апостол не в том смысле, будто бы создан иной человек, кроме сотвореннаго вначале по образу Божию; напротив же того, советовал он восприять ум созданный и обновленный во Христе. Это выражается также и у Иезекииля, когда говорит он: «сотворите себе сердце ново и дух нов... и вскую умираете, доме Израилев?.. Понеже не хощу смерти... умирающаго, глаголет Адонаи Господь» (Иез. 18:31, 32).

10) Итак, поелику такое значение имеет дух созидаемый, то и под утверждаемым громом прилично разуметь верное слово и непоколебимый закон духа. Ибо Господь, желая, чтобы Иаков и Иоанн соделались служителями онаго, наименовал их Воанергес, т. е. сыны громовы. Почему, Иоанн действительно взывает с неба: «В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово» (Ин. 1:1). Ибо прежде Закон имел «сень... грядущих благ» (Евр. 10:1); а когда возвещен людям Христос, и, пришедши к ним, говорит Он: «Аз есмь, глаголяй» (Ин. 4:26); «тогда, – говорит Павел, – глас Его землю поколеба, как обетовавшаго прежде: еще единою Аз потрясу не токмо землею, но и небом. А еже еще единою, сказует колеблемых преложение... да пребудут, яже суть неподвижимая. Темже царство непоколебимо приемлюще, да имамы благодать, еюже служим благоугодно Богу» (Евр. 12:26–28). Но то же царство, которое Апостол называет непоколебимым, Давид воспевает как утвержденное: «Господь воцарися, в лепоту облечеся: облечеся Господь в силу и препоясася: ибо утверди вселенную, яже не подвижится» (Пс. 92:1). Итак, сказанное у Пророка означает Спасителево пришествие, в котором и мы обновлены, и закон духа пребывает непоколебимым.

Но сии подлинно «обратные»2, сложившись с арианами, и с ними приняв участие в хуле на Божество, чтобы, как те именуют тварию Сына, так им именовать тварию Духа, дерзнули, как сами говорят, изобрести себе обратныя умозаключения и перетолковать Апостольское изречение. И когда Апостол прекрасно написал к Тимофею: «Засвидетельствую пред Богом, и... Иисус Христом, и избранными Ангелы... да сия сохраниши без лицемерия, ничесоже творя по уклонению» (1Тим. 5:21); тогда они говорят: «поелику наименовал Бога и Христа, а потом Ангелов, то необходимо сопричислить к Ангелам Духа, и положить, что Дух одного с ними чина, и только выше прочих Ангелов».

Во-первых, это есть изобретение Валентинова злочестия, и еретики не могут скрыть, что повторяют его слова. Ибо Валентин говорил: «когда послан Утешитель, посланы с Ним сверстные Ему Ангелы». А сверх того, низводя Духа в ангельский чин, не приметили они того, что Ангелов ставят наравне с Троицею. Ибо если Ангелы, по их словам, следуют за Отцем и Сыном; то ясно, что и Ангелы принадлежат к Троице, а не «суть служебнии дуси, в служение посылаеми» (Евр. 1:14), и не они освящаются, но паче сами освящают других.

11) Посему, каково же неразумие их? Где нашли опять в Писаниях, чтобы Дух назывался Ангелом? Мне необходимо повторить то же, что говорено прежде. Утешитель наименован «Духом сыноположения» (Рим. 8:15), наименован также «Духом святыни» (2Сол. 2:13), «Духом Божиим» (Рим. 15:19) и «Духом Христовым»; но нигде не именуется ни Ангелом, ни Архангелом, ни духом служения, каковы суть Ангелы. Напротив того, и Ему, как и Сыну, служит Гавриил, говоря Марии: «Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя» (Лк. 1:35). Поелику же Писания не называют Духа Ангелом, то будет ли им какое оправдание в такой неразумной дерзости? Сам Валентин, посеявший в них такую худую мысль, не смешивает наименований: «Утешитель» и «Ангелы», хотя и имеет столько безразсудства, что Духа признает современным и сверстным с Ангелами.

«Но вот», говорят, «у Пророка Захарии написано: «сия глаголет Ангел глаголяй во мне» (Зах. 4:1). Из этого видно, что словом Ангел означает Пророк глаголющаго в нем Духа». – Но этого не сказали бы они, если бы прочли со вниманием. Ибо сам Захария, увидев в видении свещник, говорит: «И отвеща Ангел глаголяй во мне и рече... не разумееши ли, что суть сия? И рех: ни, Господи. И отвеща и рече ко мне глаголя: сие слово Господне к Зоровавелю глаголя: не в силе велицей, ни в крепости, но в Дусе моем, глаголет Господь Вседержитель» (Зах. 4:5, 6). Итак явно, что Ангел, глаголющий Пророку, не был Дух Святый. Но как глаголющий есть Ангел, так Дух есть Дух Бога Вседержителя; Ему служит Ангел, Он неотделим от Божества, Он собствен Слову.

Если опираются на Апостольское изречение, потому что после Христа наименованы избранные Ангелы; то пусть скажут, который из всех Ангелов присоединяется к Троице. Ибо все Ангелы не составляют из себя одного. Или, кто из них на Иордане нисшел в виде голубя? Ибо «тысящи тысящ... и тмы тем служат» (Дан. 7:10). Или, почему, когда отверзлись небеса, снисшел не один из избранных Ангелов, но Дух Святый? Или, почему сам Господь, беседуя с учениками о скончании века, определенно сказал: «послет Сын человеческий Ангелы Своя» (Мф. 13:41)? А прежде сего было сказано: «Ангели... служаху Ему» (Мф. 4:11); и Сам также говорит: «изыдут Ангели» (Мф. 13:49). Подавая же ученикам Духа, «глагола: приимите Дух Свят» (Ин. 20:22), и посылая их, сказал: «шедше... научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28:19). Не Ангела присоединил к Божеству, не тварию сочетал нас с Собою и со Отцем, но Духом Святым, при обетовании Котораго не сказал: пошлю Ангела, но: «Духа истины, Иже от Отца исходит» (Ин. 15:26), от Сына «приемлет» (Ин. 16:14) и подается.

12) И Моисей, – зная, что Ангелы суть твари, а Дух Святый едино с Отцем и Сыном, когда Бог говорит ему: «предиди, взыди отсюду ты и людие твои, ихже извел еси от земли Египетския на землю, еюже кляхся Аврааму и Исааку и Иакову, глаголя: семени вашему дам ю: и послю купно Ангела Моего пред лицем твоим, и изженет Хананея» (Исх. 33:1, 2), – отрекается, говоря: «аще сам Ты не идеши с нами, да не изведеши мя отсюду» (Исх. 33:15). Моисей не хотел, чтобы народом предводительствовала тварь, отчего евреи научились бы служить твари паче сотворшаго всяческая Бога. И действительно, отрекшись иметь вождем Ангела, умолял он, чтобы сам Бог предводительствовал ими. И поелику Бог обещал ему, и сказал: «и сие твое слово, еже рекл еси, сотворю: обрел бо еси благодать предо Мною, и вем тя паче всех» (Исх. 33:17); то у Исаии написано: «возведый от земли пастыря овец... где есть вложивый вь них Духа Святаго? Возведый десницею Моисея» (Ис. 63:11, 12) и несколько ниже: «сниде Дух от Господа и настави их: тако провел еси люди Твоя сотворив Тебе самому имя славно» (Ис. 63:14). Кто же не усмотрит из сего истины? Поелику Бог обещает предводительствовать народом, то вот не Ангела обещает послать, но Духа Своего, Который выше Ангелов, и Он предводительствует народом. И этим показывается, что Дух не из числа тварей, и не Ангел, но выше твари, и есть едино с Отчим Божеством. Ибо сам Бог чрез Слово в Духе предводительствовал народом, почему и говорит везде в Писании: «Аз изведох вас из земли Египетския» (Лев. 11:45; 1Цар. 10:18); «свидетеле вы есте, аще есть в вас Бог ин, разве Мене» (Ис. 44:8). И святые возглашают Богу: «Наставил еси яко овцы люди Твоя» (Пс. 76:21); «настави я Господь на упование, и не убояшася» (Пс. 77:53). И Ему воспевают песнь, говоря: «Проведшему люди Своя в пустыни: яко в век милость Его» (Пс. 135:16). Великий Моисей часто повторяет: «Господь Бог ваш предходяй пред лицем вашим» (Втор. 1:30, 33). Посему, Дух Божий не есть ни Ангел, ни тварь, но собствен Божеству. Когда с народом был Дух, тогда в Духе чрез Сына был с ним Бог.

13) «Но положим, что это так», говорят еретики; «почему же Апостол наименовал после Христа не Духа Святаго, но избранных Ангелов»? – Но о том же самом иной спросит еретиков: почему Павел наименовал не Архангелов, не Херувимов, не Серафимов, не Господства, не Престолы, и не иное что, а одних избранных Ангелов? Ужели же, поелику не так наименовал, то Ангелы суть Архангелы, или одни только суть Ангелы, и нет ни Серафимов, ни Херувимов, ни Архангелов, ни Господств, ни Престолов, ни Начал, ни иного чего? Но это значит – и Апостолу вменять в необходимость написать так, а не иначе, и вместе не знать божественных Писаний, а потому погрешать в истине. Ибо вот у Исаии написано: «Приступите ко мне и слышите сия, исперва не отай глаголах: егда бываху, тамо бех, и ныне Господь... посла мя и Дух Его» (Ис. 48:16); и у Аггея: «И ныне укрепляйся, Зоровавелю, глаголет Господь, и укрепляйся, Иисусе, сыне Иоседеков, иерею великий, и да укрепляются вси людие земли, глаголет Господь... и творите: зане Аз с вами есмь, глаголет Господь Вседержитель... и Дух Мой настоит посреде вас» (Агг. 2:4, 5). У обоих Пророков сделано упоминание об едином Господе и Духе. Поэтому, что скажут на сие? Если на том основании, что Павел, упомянув о Христе, умолчал о Духе, упомянул же об избранных Ангелах, сопричисляют Духа к Ангелам; то, прочитав сии пророческия изречения, остается вывести более дерзкое заключение об умолчанном. Ибо, если скажут, что Господь есть Сын, – что заключат об Отце? И если скажут, что Господом именует Отца, – что заключат о Сыне? Страшно и помыслить о той хуле, какая следует из сего по их словам. Ибо необходимо им заключить, или что умолчаннаго нет, или что оно в числе тварей.

14) Что же скажут, если услышат Господа, Который говорит: «судия бе некий в некоем граде, Бога не бояся и человека не срамляяся» (Лк. 18:2)? Ужели, поелику после Бога наименовал человека, то человек сей, котораго не срамлялся неправедный судия, есть Сын? Или, поелику после Бога наименовал человека, то Сын есть третий после человека, а Дух Святый – четвертый? И если услышат, что Апостол в том же Послании говорит еще: «Завещаваю ти пред Богом оживляющим всяческая, и Господом Иисусом Христом свидетельствавшим при Понтийстем Пилате доброе исповедание: соблюсти тебе заповедь нескверну и незазорну» (1Тим. 6:13, 14); то, поелику умолчал теперь об Ангелах и о Духе, ужели усумнятся, что есть Дух и есть Ангелы? Конечно усумнятся, потому что приобучились к таковым хулам на Духа. А если услышат, что говорит Писание в книге Исхода: «убояшася людие Господа... и вероваша Богу и Моисею угоднику Его» (Исх. 14:31); то неужели сопричислят Моисея к Богу и после Бога представлять себе будут не Сына, но одного Моисея? И если услышат, что патриарх Иаков, благословляя Иосифа, говорит: «Бог, Иже питает мя измлада даже до дне сего, Ангел, иже мя избавляет от всех зол, да благословит детища сия» (Быт. 48:15, 16); то ужели, поелику Ангела Иаков наименовал после Бога, Ангел выше Сына, или Сын сопричисляется к Ангелам?

Конечно, так будут понимать они, имея развращенное сердце. Но не такова Апостольская вера, и христианин никак не потерпит сего. Ибо святая и блаженная Троица нераздельна, и есть едино Сама с Собой. Когда именуется Отец, присущи Ему и Слово Его, и в Сыне Дух. И если именуется Сын; то в Сыне есть Отец, и Дух не вне Слова. Ибо одна благодать восполняется от Отца чрез Сына в Духе Святом. И едино Божество, «един Бог... Иже над всеми и чрез всех и во всех» (Еф. 4:6).

Так Павел, сказав: «Засвидетельствую... пред Богом и... Иисус Христом» (2Тим. 4:1), знал, что от Сына неотделим Дух, но и Он так же во Христе, как Сын во Отце. Не без причины же присовокупил избранных Ангелов; поелику засвидетельствование сделано было ученику, то ученик, зная, что изрекаемое Богом изрекается чрез Христа в Духе, Ангелы же служат нам, назирая дела каждаго, должен был соблюдать увещания учителя; потому что есть назирающие над ним свидетели сказаннаго. Или, может быть, Ангелами, выну видящими лице Отца, сущаго на небесах, свидетельствуется Апостол ради малых в Церкви, чтобы ученик, зная, кто попечители народные, не вознерадел об Апостольских увещаниях.

15) Таков, по моему мнению, смысл Божественных словес, обличающий хулу на Духа неразумных еретиков. Но они, как пишешь ты, в постоянном упорстве против истины, не из Писаний уже (потому что не находят ничего в Писании), но от избытка сердца своего изрыгают, и еще говорят: «если Дух – не тварь и не один из Ангелов, но от Отца исходит; то не следует ли, что и Он есть Сын, что Дух и Слово суть два брата? А если Он брат Слову; то как же Слово единородно, или почему Они не равны, но Один именуется после Отца, а Другой после Сына? И если Он от Отца; то почему не говорится, что и Дух рожден, или что Он – Сын, называется же просто Духом Святым? А если Дух есть Дух Сына; то не следует ли, что Отец – дед Духу»? Так глумятся эти недостойные, предаваясь пытливости и желая изследовать глубины Божии, которых никто не знает, кроме хулимаго ими Духа Божия. Надлежало бы не удостоивать их даже и ответа, по Апостольской же заповеди, после сделаннаго выше вразумления, отречься от них, как от еретиков (Тит. 3:10); или, разве предложить им вопросы достойные того, о чем они спрашивают, и потребовать у них такого же ответа, какого сами у нас требуют. Посему, пусть отвечают: от Отца ли Отец, и рожден ли с Ним другой, и суть ли это братья, происшедшие от одного, и как им имя, и кто у них Отец и дед, и кто предки последних? Скажут: «нет, Отец не от Отца». Пусть же объяснят: как же Он – Отец, не быв Сам от Отца? Или, как мог иметь Сына, Сам не родившись прежде Сыном? Знаю, что вопрос нечестив. Но справедливо – поглумиться над глумящимися так, чтобы хотя из подобной несообразности нечестиваго вопроса могли почувствовать собственное свое безразсудство. Вопросы эти не имеют места; да не будет сего! И неприлично – так спрашивать о Божестве; потому что Бог не то же, что человек, чтобы и о Боге кому-либо сметь спрашивать по-человечески.

16) Поэтому, как сказал уже я, надлежало бы об этом молчать и не вдаваться в подобныя разсуждения. Но, чтобы молчание наше не послужило для них поводом к безстыдству, пусть слышат, что, как Отцу не можем наименовать Отца, так и Сыну – брата. У Отца, по написанному пред сим, не было иного Бога; нет и иного Сына, потому что Сын единороден. Посему, единственный и единый Отец есть Отец единственнаго и единаго Сына; и в едином Божестве всегда был и есть Отец и Сын. Ибо у людей, если кто именуется отцем, то был он сыном другого; и если кто именуется сыном, то стал отцем другого; почему, людьми не сохраняется в собственном смысле имя отца или сына. Авраам, будучи сыном Фарры, был отцем Исаака; и Исаак, будучи сыном Авраамовым, стал отцем Иакова. Таково естество человеческое; люди суть части в отношении друг к другу. Каждый раждаемый имеет в себе часть отца, почему и сам делается отцем другого. Но не так в Божестве; Бог, не как человек, имеет естество неуделяемое; посему не уделяясь раждает Сына, так чтобы и Он соделался отцем другого, потому что и сам не от Отца. И Сын не есть часть Отца, почему не раждает, как рожден Сам, но всецело есть образ и сияние всецелаго Отца. В едином Божестве Отец есть в собственном смысле Отец, и Сын в собственном смысле Сын; и притом, Отец всегда Отец, и Сын всегда Сын. Как Отец никогда не был Сыном, так и Сын никогда не будет Отцем. Как Отец, будучи один, никогда не престанет быть Отцем, так Сын, будучи один, никогда не престанет быть Сыном. Посему, совершенно безумно – подумать и назвать Сына братом, Отцу же дать имя деда. В Писаниях Дух не наименован сыном, чтобы не почли Его братом, не наименован и сыном Сына, чтобы Отца не признали дедом; напротив того, Сын именуется Сыном Отчим, и Дух – Духом Отчим. И таким образом, едино Божество святыя Троицы, и едина вера.

17) А поэтому, безумно – утверждать, что Дух есть тварь. Если бы Он был тварию, то не был бы присоединен к Троице; потому что вся Троица есть единый Бог. И достаточно знать, что Дух – не тварь и не сопричисляется к тварям; потому что к Троице не примешивается ничто чуждое, напротив того, Она нераздельна и сама Себе подобна. Сего достаточно для верующих. До сего простирается в людях ведение; здесь предел того, что Херувимы закрывают крилами. А кто домогается и хочет изследовать паче сего, тот противится сказавшему: «не мудрися излише, да не когда изумишися» (Еккл. 7:17). Что предано вере, то прилично постигать не человеческою мудростию, но слухом веры. Ибо какое слово возможет достойным образом объяснить то, что выше естества сотвореннаго? Или, какой вообще слух может приять то, «ихже не леть есть человеком ни слышати, ни глаголати»? Так выразился Павел даже о том, что слышал он (2Кор. 12:4); о самом же Боге сказал: «неизследовани путие Его. Кто бо разуме ум Господень, или кто советник Ему бысть?» (Рим. 11:33, 34)? Авраам не предавался пытливости, не предлагал вопросов Глаголющему, но «верова... и вменися ему в правду» (Рим. 4:3; Быт. 15:6). За это и Моисей назван верным слугою (Евр. 3:5).

Если же мудрствующие по-ариански, поелику в злохудожную душу их не внидет премудрость, не могут постигнуть умом и верою учения о нераздельной и святой Троице; то пусть не перетолковывают ради сего самой истины, и чего не могут сами понять, пусть не говорят о том, что это и невозможно. Еретики впадают в великую несообразность, не умея понять, почему Святая Троица нераздельна; ариане ставят Сына за-одно с тварию, а сии обратные и Духа сопричисляют к тварям. Но им надлежало, или, непонимая вовсе молчать, и одним Сына, а другим Духа, не присоединять к тварям, или познать написанное, и Сына соединять со Отцем, а Духа не отделять от Сына, чтобы соблюдалась и нераздельность и истинная единоестественность Святыя Троицы. Научившись сему, надлежало им не быть дерзкими, и не спрашивать с сомнением, как это бывает, чтобы, если вопрошаемый затруднится ответом, не обратилось это для них в повод к злоумию. Ибо всякому сотворенному существу, а тем паче нам людям, невозможно изречь что-либо достойное о неизреченном. Еще же более дерзости, – чего не в состоянии мы выразить, о том придумывать новыя речения, кроме употребляемых в Писании. Притом, безумно такое предприятие и в том, кто спрашивает, и в том, кто замышляет отвечать. Ибо даже и того, кто предлагает подобные вопросы о вещах сотворенных, нельзя признать имеющим здравый смысл.

18) Или пусть сии, разсуждающие обо всем свободно, осмелятся ответить, как составилось небо, из какого оно вещества, какое его смешение, или как составилось солнце и каждая из звезд? Что же удивительнаго, если безразсудство их обличается тем, что выше их, когда не удобопознаваемы для них и природа долу растущих здесь дерев, и состав вод, и образование и строение животных? Конечно, не объяснят они сего, когда и Соломон, паче всех причастившийся мудрости, усматривая, что человеку невозможно доискаться сего, сказал: «всякий век дал есть в сердце их, яко да не обрящет человек сотворения, еже сотвори Бог от начала и даже до конца» (Еккл. 3:11). Ужели же, поелику не могут доискаться сего, то признают, что сего и нет? Конечно, признают они это, имея растленный ум. А поэтому, иной справедливо им скажет: почему же вы, безсмысленные и на все дерзновенные, не перестаете предаваться пытливости о Святой Троице, и не уверуете паче, «яко есть», имея в сем учителем Апостола, который говорит: прежде же всего «веровати... подобает... Богу, яко есть, и взыскающим Его мздовоздатель бывает» (Евр. 11:6)? Не сказал он, как есть, а только – «яко есть». Но если и это не пристыждает их, то пусть скажут: как есть Отец, чтобы таким образом узнать, как есть и Слово Его. Но на это скажут: «ни с чем несообразно – спрашивать так об Отце». Поэтому, пусть же слышат, что ни с чем несообразно спрашивать так и о Слове Его.

19) Итак, поелику таковое предприятие и излишне, и исполнено совершеннаго безумия; то пусть никто уже не предлагает подобных вопросов, а изучает только сказанное в Писаниях, потому что представленныя там в объяснение сего уподобления достаточны и удовлетворительны. Так, Отец нарицается источником и светом. Ибо сказано: «Мене оставиша источника воды живы» (Иер. 2:13), и у Варуха: «Что есть, Израилю? что яко еси на земли вражии?.. оставил еси источника премудрости» (Вар. 3:10, 12). И, по Иоаннову слову, «Бог наш свет есть» (1Ин. 1:5). Сын же в отношении к источнику именуется рекою: «река Божия наполнися вод» (Пс. 64:10), а в отношении к свету, сиянием, как говорит Павел: «Иже сый сияние славы и образ ипостаси Его» (Евр. 1:3). А поелику Отец есть свет, и Сын – сияние Его (нам особенно неленостно неоднократно повторять об этом одно и тоже); то и в Сыне можно усматривать Духа, Которым просвещаемся. Ибо сказано: «да... даст вам Духа премудрости и откровения, в познании Его, просвещенна очеса сердца» (Еф. 1:17, 18). Когда же просвещаемся Духом, тогда просвещает нас Им Христос. Ибо сказано: «бе свет истинный, иже просвещает всякаго человека грядущаго в мир» (Ин. 1:9). И еще, поелику Отец есть источник, а Сын нарицается рекою, то о нас говорится, что пием Духа. Ибо написано: «мы вси единем Духом напоихомся» (1Кор. 12:13). Напоеваемые же Духом, пием мы Христа. «пияху бо от духовнаго последующаго камене: камень же бе Христос» (1Кор. 10:4). И еще, поелику Христос есть истинный Сын; то мы, прияв Духа, всыновляемся. «Не приясте бо, – сказано, – духа работы паки в боязнь, но приясте Духа сыноположения» (Рим. 8:15). А всыновляемые Духом, как очевидно, о Христе именуемся чадами Божиими; потому что «елицы прияша Его, даде им область чадом Божиим быти» (Ин. 1:12). Потом, поелику Отец, как говорит Павел, есть «единый премудрый» (1Тим. 1:17); то Сын есть премудрость Его: ибо «Христос, Божия сила и Божия премудрость» (1Кор. 1:24). Поелику же Сын есть премудрость; то мы, прияв Духа премудрости, имеем в себе Сына, и о Нем делаемся мудрыми. Так, в псалме сто сорок пятом написано: «Господь решит окованныя: Господь умудряет слепцы» (Пс. 145:7, 8). И поелику подается нам Дух, – ибо Спаситель сказал: «приимите Дух Свят» (Ин. 20:22), – то в нас сам Бог. Так написал Иоанн: «Аще друг друга любим, Бог в нас пребывает... О сем разумеем, яко в Нем пребываем, и Той в нас, яко от Духа Своего дал есть нам» (1Ин. 4:12, 13). А поелику Бог в нас, то в нас и Сын, как говорит сам Сын: «приидем Аз и Отец, и обитель у него сотворим» (Ин. 14:23). Потом, поелику Сын есть жизнь; ибо говорит: «Аз есмь... живот» (Ин. 14:6); то говорится о нас, что оживотворяемся Духом. Ибо сказано: «Воздвигий Христа Иисуса из мертвых оживотворит и мертвенная телеса ваша, живущим Духом Его в вас» (Рим. 8:11). И поелику оживотворяемся Духом; то говорится, что живет в нас сам Христос. Ибо сказано: «Христови сраспяхся: живу же не ктому аз, но живет во мне Христос» (Гал. 2:19, 20). И еще, – как Сын наименовал Отца творящим те дела, какия Он творил; ибо говорит: «Отец во Мне пребываяй, Той творит дела: веруйте Мне, яко Аз во Отце, и Отец во Мне: аще ли же ни, за та дела веру имите Ми» (Ин. 14:10, 11): так Павел, если творил что силою Духа, то именовал сие Христовыми делами. «Не смею бо глаголати что, ихже не содея Христос мною, в послушание языков, словом и делом, в силе знамений и чудес, силою Духа Святаго» (Рим. 15:18, 19).

20) При таковом же союзе и при таковом единстве во Святой Троице, кто станет отделять или Сына от Отца, или Духа от Сына, и от самого Отца? Или, кто так дерзок, чтобы называть Троицу неподобною и иноестественною в отношении к Себе самой, или Сына иносущным со Отцем, или Духа чуждым Сыну?

Но иной из допытывающихся спросит еще: «как это возможно? Почему, когда в нас Дух, говорится, что в нас Сын; и когда в нас Сын, говорится, что в нас Отец? Или почему, где всецелая Троица, там означается Она Единым? Или почему, когда в нас Единый, говорится, что в нас Троица»? Пусть же спрашивающий отделит сперва сияние от света, или премудрость от премудраго; или пусть скажет: как это возможно? Если же не в силах он сказать сего, то тем паче разве беснующимся свойственна дерзость предлагать подобные вопросы о Боге, потому что, по сказанному, учение о Божестве преподается не в умственных доводах, но при посредстве веры и благоговейно благочестнаго помысла. Если Павел и о спасительном кресте проповедовал «не в премудрости слова» (1Кор. 1:17), «но в явлении Духа и силы» (1Кор. 2:4), а в раю слышал «неизреченны глаголы, ихже не леть есть человеку глаголати» (2Кор. 12:4); то может ли кто разсуждать о самой Святой Троице?

Впрочем, такому недоумению можно пособить предварительно верою, а потом сказанными выше уподоблениями, и именно: образ, сияние, источник, река, ипостась, начертание (χαρακτὴρ). Ибо как Сын пребывает в собственном Своем образе – в Духе, так и Отец – в Сыне. И божественное Писание, устраняя невозможность истолковать словом и даже постигнуть мыслию, дает нам таковыя уподобления, чтобы, по причине неверия дерзновенных, можно было сказать просто и сказать безопасно, представить самым дозволенным образом и уверовать, что единое есть освящение, совершаемое от Отца чрез Сына в Духе Святом. Ибо, как Сын единороден; так и Дух, подаваемый и посылаемый Сыном, есть един. Не многие посылаются Духи; и посылаемый Дух не один из многих, но единствен. Поелику един Сын, едино живое Слово; то надлежит, чтобы совершенная, полная, освящающая и просвещающая, живая действенность Его, была едина, един был Дар, Который сказуется исходящим от Отца; потому что Он возсиявает, посылается и преподается Словом, а Слово мы исповедуем происшедшим от Отца. И действительно, как Сын посылается Отцем; ибо сказано: «Тако... возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго послал есть» (Ин. 3:16): так Духа посылает Сын; ибо говорит: «аще Аз иду, послю Утешителя...» (Ин. 16:7). И как Сын прославляет Отца, говоря: «Отче... Аз прославих Тя» (Ин. 17:1, 4); так Дух прославляет Сына, ибо сказано: «Он Мя прославит» (Ин. 16:14). Как Сын говорит: «яже слышах от Отца, сия глаголю в мире» (Ин. 8:26): так Дух от Сына «приемлет»; ибо сказано: «от Моего приимет и возвестит вам» (Ин. 16:14). Как Сын пришел во имя Отца; так о Духе говорит Сын: «Дух Святый, Егоже послет Отец во имя Мое» (Ин. 14:26).

21) Поелику же у Духа с Сыном и сила и естество таковы же, каковы у Сына со Отцем; то называющий Духа тварию не ту же ли самую мысль по необходимости будет иметь и о Сыне? Ибо, если Дух Сына есть тварь; то еретикам следует утверждать, что и Слово Отчее есть тварь. Так думали ариане, и впали в Каиафино иудейство. Если же те, которые утверждают подобное о Духе, не присвояют себе Ариева образа мыслей; то пусть избегают они и Ариевых речений, и не нечествуют в учении о Духе. Как Сын, Который во Отце и в Котором Отец, не есть тварь, но собствен Отчей сущности (а вы говорите о себе, что утверждаете то же самое): так и Духа, Который в Сыне и в Котором Сын, непозволительно причислять к тварям и отделять от Слова, Троицу же представлять несовершенною.

Посему, что касается до изречений Пророческаго и Апостольскаго, смысл которых извратили сии обратные, и тем сами себя ввели в обман; то этими изречениями достаточно изобличается невежественная хула сих еретиков. Разсмотрим же, наконец, одно за другим и другия изречения в божественных Писаниях о Духе Святом, и как искусные торжники разсудим, имеет ли Дух что-либо свойственное тварям, или Он собствен Богу, почему бы нам наименовать Духа или тварию, или иным от тварей, собственным же Божеству в Троице и Единым в сем Божестве? В таком случае и еретики устыдятся, может быть, узнав, сколько несогласны с божественным словом изобретенныя ими хульныя речения.

22) Твари произошли из ничего, имея начало бытия; ибо «в начале сотвори Бог небо и землю, и вся, яже в них» (Быт. 1:1; Пс. 145:6). О Духе же Святом говорится, что Он от Бога. Ибо сказано: никто же «весть... яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем? Такожде и Божия никтоже весть, точию Дух Божий. Мы же не духа мира прияхом, но Духа иже от Бога» (1Кор. 2:11, 12). Какое же, по словам сим, сродство у Духа с тварями? Тварей не было; Бог же есть Сый, от Него и Дух. А что от Бога3, то не из ничего, то не тварь; иначе, по словам их, и Тот, от Кого Дух, должен быть признан тварию. Кто же потерпит таковых безумных, которые также говорят в сердце своем: «несть Бог» (Пс. 13:1)? Ежели, как никто не знает того, что в человеке, так никто не знает и Божия, кроме Духа, Который в Боге; то не хульно ли утверждать, что сущий в Боге Дух, испытующий глубины Божии, есть тварь? Утверждающий это научится из сего утверждать еще, что и дух человека есть вне самого человека, и сущее в Боге Слово есть тварь.

И еще, – Дух есть, и именуется, Дух святыни и обновления. Ибо Павел пишет: о «нареченнем Сыне Божии в силе, по Духу святыни, из воскресения от мертвых, Иисуса Христа Господа нашего» (Рим. 1:4). И еше говорит: «но освятистеся, но оправдистеся именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор. 6:11). И пиша к Титу, сказал: «Егда же благодать и человеколюбие явися Спаса нашего Бога, не от дел праведных, ихже сотворихом мы, но по своей Его милости, спасе нас банею пакибытия и обновления Духа Святаго, Егоже излия на нас обильно Иисус Христом, Спасителем нашим, да оправдившеся благодатию Его, наследницы будем по упованию жизни вечныя» (Тит. 3:4–7). А твари освящаются и обновляются: «послеши Духа Твоего, и созиждутся, и обновиши лице земли» (Пс. 103:30). И Павел говорит: «Невозможно бо просвещенных единою и вкусивших дара небеснаго, и причастников бывших Духа Святаго» (Евр. 6:4).

23) Посему, Кто не освящается от другого, не есть причастник святыни, но Сам делает причастниками, и Кем освящаются все твари, Тот может ли быть единым из всех и собственностию причастников Своих? Утверждающим это необходимо сказать, что и Сын, Которым все приведено в бытие, есть один из всех.

Дух именуется животворящим; ибо сказано: «воздвигий Христа из мертвых оживотворит и мертвенная телеса ваша, живущим Духом Его в вас» (Рим. 8:11). Как Господь есть источная жизнь и, по изречению Петрову, «начальник жизни» (Деян. 3:15); так сам же Господь сказал: «вода, юже [Аз] дам ему, будет в нем источник воды текущия в живот вечный» (Ин. 4:14). «Сие же рече о Дусе, Егоже хотяху приимати верующии в Него» (Ин. 7:39). Твари же, как сказано, оживотворяются Духом. А Кто не есть причастник жизни, но Сам делает причастниками и оживотворяет твари, Тот имеет ли какое сродство с сотворенным? Или, вообще, может ли принадлежать к тварям, которыя в Нем оживотворяются Словом?

Дух именуется помазанием и есть печать. Ибо Иоанн пишет: «И вы еже помазание приясте от Него, в вас пребывает, и не требуете, да кто учит вы: но яко то само помазание, Дух Его, учит вы о всем» (1Ин. 2:27). У Пророка же Исаии написано: «Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя» (Ис. 61:1). И Павел говорит: «в Немже и веровавше знаменастеся... в день избавления» (Еф. 1:13, 4:30). Но твари сим Духом запечатлеваются, помазуются и о всем научаемы. Если же Дух есть помазание и печать, если Слово Им все помазует и печатлеет; то какое подобие и свойство у помазания и печати с помазуемыми и запечатлеваемыми? Следовательно, и в этом отношении Дух не в числе всех. Ибо и печать не от запечатлеваемых, и помазание не от помазуемых. Напротив того, Дух собствен помазующему и запечатлевающему Слову; потому что помазание имеет благоухание и дохновение Помазующаго, и помазуемые, причастившись Его, говорят: «Христово благоухание есмы» (2Кор. 2:15). Печать же имеет образ печатлеющаго Христа, и запечатленные делаются причастниками сего образа, сами преобразуясь по оному, как говорит Апостол: «Чадца моя, имиже паки болезную, дондеже вообразится Христос в вас» (Гал. 4:19). И мы, запечатленные таким образом, справедливо делаемся и «причастниками Божественнаго естества», как сказал Петр (2Пет. 1:4). Так вся тварь делается причастною Слова в Духе.

24) И ради Духа мы все именуемся причастниками Божиими. Ибо сказано: «Не весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас? Аще кто храм Божий растлит, растлит сего Бог: храм бо Божий свят есть, иже есте вы» (1Кор. 3:16, 17). А если бы Дух Святый был тварь, то нам невозможно было бы приобщиться Бога; но сочетавались бы мы с тварию и соделывались бы чуждыми Божественнаго естества, как нимало его не причастные. Теперь же, когда именуемся причастниками Христовыми и причастниками Божиими, доказывается этим, что помазание в нас и печать от естества не вещей сотворенных, но самого Сына, Который сущим в Нем Духом сочетавает нас со Отцем. Ибо, как сказано выше, сему научая Иоанн, написал: «О сем разумеем, яко в Боге пребываем, и Той в нас, яко от Духа Своего дал есть нам» (1Ин. 4:13). Если же чрез приобщение Духа делаемся причастниками Божественнаго естества; то безумствует, кто утверждает, что Дух – естества тварнаго, а не Божия. Даже те, в ком пребывает Дух, обожаются Духом. А если Дух творит богами, то нет сомнения, что естество Его есть естество Божие.

В сто третьем псалме, как говорили мы и выше, еще яснее сказано в опровержение сей ереси: «отимеши дух их, и исчезнут, и в персть свою возвратятся: послеши Духа Теоего, и созиждутся, и обновиши лице земли» (Пс. 103:29, 30). И Павел пишет к Титу: «банею пакибытия и обновления Духа Святаго, Егоже излия на нас обильно Иисус Христом» (Тит. 3:5). Если же Отец творит и обновляет все Словом в Духе Святом; то какое подобие или сродство у Творящаго с тварями? Или вообще, как может быть тварию Тот, в Ком все созидается? Ибо за таковою хулою следует и другая хула на Сына: кто утверждает, что Дух – тварь, тому следует сказать также, что тварь и Слово, Которым все зиждется.

Дух есть, и именуется, образ Сына. «Ихже бо предуведе, [тех] и предустави сообразных быти образу Сына Своего» (Рим. 8:29). Поэтому, как скоро и еретики исповедуют, что Сын – не тварь; не может быть тварию и образ Сына. Ибо каков образ, таким необходимо быть и тому, чей он образ. Посему, справедливо и прилично исповедуется, что Слово, как образ Отца, есть не тварь. Но кто сопричисляет к тварям Духа, тот, конечно, сопричислит к ним и Сына, своею хулою на образ Сына хуля в Сыне и Отца.

25) Итак, Дух – иное от тварей, и доказано, что Он всего более собствен Сыну и не чужд Богу. И этот мудрый вопрос их: ежели Дух от Бога, почему не именуется Он Сыном? как выше уже оказался безразсудным и дерзким, так и теперь оказывается совершенно таким же. Ибо, хотя в Писаниях Дух назван не Сыном, но Духом Божиим; однако же сказуется, что Он, как написал Апостол, в самом Боге и от самого Бога (1Кор. 2:11, 12). Если же Сын, как сущий от Отца, собствен Отчей сущности; то и Духу, Который, как сказуется, от Отца, необходимо быть по сущности собственным Сыну. И действительно, поелику Господь есть Сын, то и самый Дух именуется Духом сыноположения. И еще, – поелику Сын есть премудрость и истина; то и о Духе написано, что Он – Дух премудрости (Ис. 11:2) и истины (Ин. 15:26). И также, как Сын есть сила Божия и Господь славы; так и Дух именуется Духом силы и Духом славы. Каждое из этих именований употребляется Писанием. Павел пишет к Коринфянам: «аще бо быша разумели, не быша Господа славы распяли» (1Кор. 2:8); и в других Посланиях: «не приясте... духа работы паки в боязнь, но приясте Духа сыноположения» (Рим. 8:15); и еще: «посла Бог Духа Сына Своего в сердца ваша, вопиюща: Авва Отче» (Гал. 4:6). И Петр написал: «Aще укоряеми бываете о имени Христове, блажени есте яко славы и силы и Божий Дух на вас почивает» (1Пет. 4:14); Господь же сказал, что Дух есть «Дух истины» и «Утешитель» (Ин. 14:17, 16). Этим доказывается, что в Нем Троица совершенна. Поэтому, в Духе Слово сподобляет славы тварь, обожая и всыновляя, приводит ее ко Отцу. А Кто тварь сочетавает с Словом, Тот сам не может быть из числа тварей. И Кто всыновляет тварь, Тот не может быть чужд Сыну. Иначе, необходимо будет искать иного Духа, в котором бы и Дух сочетавался с Словом. Но это неуместно. Итак, Дух не в числе существ созданных, но Он собствен Отчему естеству. В Нем и Слово обожает существа созданныя. А в Ком приемлет обожение тварь, Тот не может быть вне Отчаго Божества.

26) Еще и из следующаго можно видеть, что Дух выше твари, и что, сколько инаков Он с естеством существ созданных, столько собствен Божеству.

Дух Святый непреложен и неизменяем. Ибо сказано: «Святый Дух наказания отбежит лстива и отимется от помышлений неразумных» (Прем. 1:5). И Петр говорит: «в неистлении кроткаго и молчаливаго Духа» (1Пет. 3:4). И еще в книге Премудрости сказано: «Нетленный бо Дух Твой есть во всех» (Прем. 12:1). И если «никтоже весть Божия, точию Дух Божий», сущий в Боге (1Кор. 2:11); а у Бога, как сказал Иаков, «несть пременение, или преложения стень» (Иак. 1:17); то Дух Святый, сущий в Боге, несомненно непреложен, непременен, неистленен. Естество же существ, приведенных в бытие и сотворенных, превратно, как существующее вне Божией сущности и составившееся из ничего. Ибо сказано: «всяк человек ложь» (Пс. 115:2); и: «вси... согрешиша, и лишени суть славы Божия» (Рим. 3:23). «Ангелы же не соблюдшия своего начальства, но оставлшыя свое жилище, на суд великаго дне узами вечными под мраком соблюде» (Иуд. 1:6). И в книге Иова сказано: «аще Святым Ангелам не верует, и во Ангелах Своих стропотно что усмотре» (Иов. 4:18); «звезды же нечисты суть пред Ним» (Иов. 25:5). А Павел пишет: «Не весте ли, яко Ангелов судити имамы, а не точию житейских?» (1Кор. 6:3). Даже слышали мы, что диавол, находясь среди Херувимов, и быв отпечатлением подобия, пал с неба, как молния. Если же таково естество тварей, и так написано об Ангелах; Дух же всегда един и тот же, неизменен, имеет непреложность Сына, и один только с Ним всегда непреложен; то какое подобие у Непреложнаго с существами превратными. Явно, что Дух – не тварь; и вовсе не ангельской Он сущности, потому что Ангелы превратны. А Дух есть образ Слова и собствен Отцу.

И еще, – Дух Господень наполняет вселенную; ибо так воспевает Давид: «Камо пойду от Духа Твоего?» (Пс. 138:7). Также в книге Премудрости написано: «Нетленный бо Дух Твой есть во всех» (Прем. 12:1). Все же созданныя существа пребывают в уделенных им местах: солнце, луна и звезды – на тверди, облака – в воздухе; и людям «постави пределы языков» (Втор. 32:8), и Ангелы посылаются на служение, как написано в книге Иова: «И... приидоша Ангели... предстати пред Господем» (Иов. 1:6). «И сон виде патриарх Иаков, и се, лествица утверждена на земли, еяже глава досязаше до небесе, и Ангели Божии нисхождаху и восхождаху по ней» (Быт. 28:12). А если Дух все наполняет и в Слове присущ среди всех, Ангелы же умалены в этом и присущи там только, куда посылаются; то нет сомнения, что Дух не из числа созданных; Он не Ангел, как утверждаете это вы, но выше естества ангельскаго.

27) А также и то, что Дух Святый делает причастниками, а не Сам есть причастник (нам неленостно – повторять одно и тоже), можно видеть и из следующаго. Сказано: «Невозможно бо просвещенных единою и вкусивших дара небеснаго, и причастников бывших Духа Святаго, и добраго вкусивших Божия глагола», и проч. (Евр. 6:4, 5). Ангелы же и иныя твари бывают причастниками самого Духа; а потому, могут и лишаться того, чего были причастны. Но Дух всегда один и тот же. Он не в числе причащающихся, но Его все причащаются. И если Он всегда есть один и тот же и делает причастниками, твари же Его бывают причастны; то Дух Святый, – не Ангел и вообще не тварь, но собствен Слову, и Духа, подаваемаго Словом, причащаются твари. Иначе, еретикам остается уже сказать, что тварь есть и Сын, Котораго все мы соделались причастниками в Духе.

И еще, – Дух Святый един; а тварей много. Ангелов тысящи тысящ и тьмы тем. Много светил; много Престолов, Господств, Небес, Херувимов, Серафимов, Архангелов. И одним словом: твари не что-либо единое, но их много, и оне различны. Если же Дух Святый един, и тварей много, и Ангелов много; то какое подобие у Духа с существами созданными? И само собою явно, что Дух не из числа многих, и даже не Ангел, но единосущ, лучше же сказать, собствен единосущему Слову, собствен и единосущен единосущему Богу.

Так эти одни, сами по себе взятыя, сказуемыя о Святом Духе показывают, что Он по естеству и по сущности не имеет ничего общаго с тварями и им собственнаго, но инаков с существами созданными, собствен же, а не чужд, существу и Божеству Сына, и по тому же Божеству неотделим от Святыя Троицы, чем и постыждается нечувствие сих еретиков.

28) Впрочем, сверх сего, посмотрим еще на самое первоначальное предание, на учение и веру вселенской Церкви, – веру, какую предал Господь, проповедали Апостолы, соблюдали Отцы. Ибо на ней основана Церковь, и кто отпадает от нея, тот не может быть и даже именоваться христианином.

Итак, есть Святая и совершенная Троица, познаваемая во Отце и Сыне и Святом Духе, не имеющая ничего чуждаго или приданнаго отвне, не из Зиждителя и твари составляемая, но всецело Творящая и Зиждительная. Она подобна самой Себе, нераздельна по естеству, и едино Ея действо. Ибо Отец творит все Словом в Духе Святом. Так соблюдается единство Святыя Троицы. Так проповедуется в Церкви: «един Богь... Иже над всеми и чрез всех и во всех» (Еф. 4:6), – «над всеми», как Отец, начало и источник, «чрез всех» – Словом, «во всех» же – в Духе Святом. Троица же, не по имени только и образу выражения, но в самой истине и существенности есть Троица. Ибо как Отец есть Сый; так Сый есть и над всеми Бог – Слово Его, и Дух Святый нечужд бытия, но истинно существует и пребывает. И вселенская Церковь ничего не убавляет из сего мудрствования, чтобы не впасть в учение нынешних иудеев, подражающих Каиафе, и в учение Савеллиево, и не примышляет ничего большаго, чтобы не вринуться в языческое многобожие. А в удостоверение, что такова вера Церкви, пусть дознают, что Господь, посылая Апостолов, такое именно основание Церкви повелел положить, говоря: «шедше... научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28:19); так и научили пошедшие Апостолы, такова их проповедь во всей поднебесной Церкви.

29) Поелику же Церковь имеет такое основание веры, то пусть еще еретики скажут и дадут нам ответ: троичен ли, или двойствен Бог? Если двойствен, то пусть Дух сопричислен будет вами к тварям. Но таковое ваше мудрование есть уже не о едином Боге, «Иже над всеми и чрез всех и во всех»; отделяя и отчуждая Духа от Божества, вы не имеете у себя сущаго «во всех». И тайноводство ваше, какое, по мнению вашему, совершаете так мудрствуя, совершается не всецело в Божество; потому что к Божеству присоединяете тварь. И вы, как ариане и язычники, в богословие свое вводите тварь вместе с Богом, Который сотворил ее Словом Своим. А после этого, какое же упование ваше? Или, кто сочетает вас с Богом, когда имеете не Духа самого Бога, но духа твари? Какова же ваша дерзость и невнимательность: – Отца и Слово Его низводите до тварей, и тварь опять уравниваете с Богом! Ибо это самое делаете, представляя себе Духа тварию и вчиняя Его в Троицу. Да и что означает это ваше беснование – умыслить такую неправду на Бога, будто бы не все Ангелы, или не все твари, но единый из них сопричисляется к Богу и к Слову Его? Как-скоро Дух есть Ангел и тварь и вчинен в Троицу; то надлежало бы, по вашему, не одного Ангела, но и всех сотворенных Ангелов сопричислить к Троице. Надлежало бы у вас быть уже не Троице, но неизчислимому некоему множеству в Божестве, чтобы и в этом опять мнимо совершаемое вами тайноводство, разделяемое и здесь и там, соделалось нетвердым по разнообразию. Ибо таковы таинства у вас и у ариан, разсуждающих нечестиво о Божестве, и служащих твари паче создавшаго всяческая Бога.

30) Таковыя несообразности сретают вас, вследствие допускаемой двойственности. А если Бог – троичен (что и действительно), доказано же, что Он есть нераздельная и не неподобная Себе Троица; то необходимо, чтобы единая была и святость Троицы, и единая вечность Ея, и естество непреложное. Ибо, как преданная нам вера в Троицу есть единая, и она сочетавает нас с Богом, а кто отемлет что-либо от Троицы, и крещается в одно имя Отца, или в одно имя Сына, или в Отца и Сына без Духа, тот ничего не приемлет, но и крещаемые, и кто мнит себя преподающим крещение, остаются тщи и непосвященны; потому что тайноводство совершается во имя Троицы: так и кто отделяет Сына от Отца, или Духа низводит до тварей, тот не имеет ни Сына, ни Отца, но безбожен, хуже невернаго, и скорее все, только не христианин. Как одно есть крещение, преподаваемое во Отца и Сына и Святаго Духа, и одна вера в Троицу, как сказал Апостол (Еф. 4:5); так Святая Троица, сама с Собою тождественная и пребывающая в единении, не имеет в Себе ничего созданнаго. Таково нераздельное единство Троицы, такова единая в Нее вера.

Если же это не так, по измышлению вашему, обратные; но мечтаете вы, будто бы Дух Святый есть тварь; то уже не одна у вас вера, и не одно крещение, но два: одно во Отца и Сына, а другое в Ангела, который есть тварь. И нет уже у вас ничего надежнаго и истиннаго. Ибо какое общение у созданнаго и Зиждителя? Или, какое единство у дольних тварей и у создавшаго их Слова?

Ведая сие, блаженный Павел не разделяет, подобно вам, Троицу, но, научая единству Ея, написал Коринфянам о духовных дарованиях, и все возглавляет единым Богом Отцем, говоря: «Разделения же дарований суть, а тойжде Дух: и разделения служений суть, а тойжде Господь: и разделения действ суть, а тойжде есть Бог, действуяй вся во всех» (1Кор. 12:4–6). Ибо что каждому разделяет Дух, то подается от Отца Словом; потому что все, принадлежащее Отцу, принадлежит и Сыну. Почему и Сыном подаваемое в Духе есть Отчее дарование. И когда в нас Дух, тогда в нас же дающее Духа Слово, а в Слове и Отец. И таким образом, исполняется сказанное слово: «приидем Аз и Отец, и обитель у него сотворим» (Ин. 14:23). Ибо где свет, там и сияние; а где сияние, там его действенность и светозарная благодать. И сему также научая, Павел написал еще к Коринфянам во втором Послании, говоря: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога... и общение Святаго Духа со всеми вами» (2Кор. 13:13). Ибо подаваемая в Троице благодать и дар дается от Отца чрез Сына в Духе Святом; потому что, как благодать даруемая Сыном есть от Отца, так не может быть общения даяния в нас, разве только в Духе Святом. Его причастившись, имеем любовь Отца, и благодать Сына, и общение самого Духа.

31) Таким образом, и этим доказывается единая действенность Троицы. Ибо Апостол означает не то, что различны и отдельны даяния каждаго Лица, но что даруемое подается в Троице, все же сие есть от единаго Бога.

Посему, если, Кто – не тварь, но соединен с Сыном, как Сын соединен с Отцем, спрославляется со Отцем и Сыном и познается Богом вместе с Словом, и приводит в действие все, что делает Отец чрез Сына, – Того назовет кто-либо тварию; то нечестивое его учение не простирается ли прямо на самого Сына? Ибо ничто не приходит в бытие и не совершается иначе, как только чрез Сына в Духе. Это воспевается и в Псалмах: «Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их» (Пс. 32:6). И в сто сорок седьмом псалме сказано: «Послет Слово Свое, и истает я: дхнет Дух Его, и потекут воды» (Пс. 147:7). Да и оправдались мы, как сказал Апостол, «именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор. 6:11). Ибо Дух неотделен от Сына. И действительно, когда Господь говорит: «приидем» Аз и Отец, приходит и Дух, вселяясь в нас не иначе, но так же, как вселяется и Сын; о чем пишет Павел к Ефесянам: «да даст вам по богатству славы Своея, силою утвердитися Духом Его во внутреннем человеце, вселитися Христу» (Еф. 3:16, 17). Когда же в нас Сын, тогда в нас и Отец; потому что Сын говорит: «Аз во Отце, и Отец во Мне» (Ин. 14:11).

Посему-то, поелику Слово пребывает в Пророках, то пророчествуют они в самом Духе Святом. Когда Писание говорит: и бысть Слово Господне к Пророку сему, – тогда показывается тем, что пророчествует он в Духе Святом. Ибо у Захарии написано: «Обаче словеса Моя и законы Моя приемлете, елико Аз заповедаю в Дусе Моем рабом Моим Пророком» (Зах. 1:6); и несколько ниже, жалуясь на народ, Бог сказал: «и сердце свое учиниша непокориво, не послушати закона Моего и словес, яже посла Господь Вседержитель Духом Своим рукою Пророков Его прежних» (Зах. 7:12). И Петр в Деяниях сказал: «мужие братие, подобаше скончатися Писанию... еже предрече Дух Святый» (Деян. 1:16). И Апостолы единогласно воскликнули так: «Владыко... сотворивый небо и землю и море и вся, яже в них, иже Духом Святым усты отца нашего Давида отрока Твоего рекл еси» (Деян. 4:24, 25). И Павел, быв в Риме, с дерзновением сказал пришедшим к нему иудеям: «добре Дух Святый глагола Исаием Пророком ко отцем вашим» (Деян. 28:25); а к Тимофею написал: «Дух же явственне глаголет, яко в последняя времена отступят нецыи от здравыя веры, внемлюще духовом лестчим» (1Тим. 4:1). Посему, когда сказуется, что в ком-либо пребывает Дух, тогда разумеется, что в нем и Слово, дающее Духа. И по исполнении пророчества: «излию от Духа Моего на всяку плоть» (Иоил. 2:28), Павел сказал: «подаянием Духа Иисус Христова» во мне (Флп. 1:19), а к Коринфянам написал: «искушения ли ищете глаголющаго во мне Христа» (2Кор. 13:3). Если же глаголал в нем Христос, то явно, что глаголал в Нем Дух Христов. Ибо, по сказанному в Деяниях, когда глаголал в нем Христос, сказал он также: «И ныне, се, аз связан Духом гряду во Иерусалим, яже в нем хотящая приключитися мне не ведый: точию яко Дух Святый по вся грады свидетельствует мне, глаголя, яко узы мене и скорби ждут» (Деян. 20:22, 23). Посему, если Святые говорят: «сия глаголет Господь» (Иер. 13:1); то говорят не иначе, как в Духе Святом, и говоря в Духе, говорят во Христе. Если и Агав сказал в Деяниях: «тако глаголет Дух Святый» (Деян. 21:11), то не иначе, как по причине бывшаго к нему слова, Дух подавал силу вещать в Духе и засвидетельствовать, что ожидает Павла в Иерусалиме. И действительно, когда опять Дух свидетельствовал Павлу, тогда глаголал в нем сам Христос, так что свидетельство, бывшее от Духа, было Христовым.

Так, когда и на Святую Деву Марию снизошло Слово, тогда снисшел и Дух, и Слово в Духе образовало и счинило Себе тело, желая сочетать Собою и принести ко Отцу тварь, и в том «примирити всяческая, умиротворив и небесная и земная» (Кол. 1:20).

32) Итак, божественными Писаниями согласно свидетельствуется, что Дух Святый – не тварь, но собствен Слову и Отчему Божеству. Ибо таким образом, учение святых сводится в учение о Святой нераздельной Троице. И это есть единая вера вселенской Церкви. Неразумное же баснотворство этих «обратных» разногласит с Писаниями, согласуется же с неразумием ариан; и им естественно так лицемерить для обольщения простодушных. Но благодарение Господу, что они, как пишешь, не утаились, прикрывая себя этим лицемерным прекословием арианам. Ибо и им стали ненавистны, потому что одного Духа, а не вместе и Слово, именуют тварию; и всеми преданы осуждению, как подлинно духоборствующие и вскоре делающиеся паки мертвыми, потому что лишены и не имеют в себе Духа. По слову блаженнаго Апостола, они, как люди душевные, не могли приять, «яже Духа Божия, зане духовне востязуются» (1Кор. 2:14). Но мудрствующие согласно с истиною «востязуют вся», сами же «ни от единаго востязуются» (1Кор. 2:15), имея в Себе Господа, Который в Духе дает им откровение о Себе и об Отце Своем.

33) А я, живя в пустыне, и не заботясь, что будут смеяться слабости и недостаточности в изложении доводов, написал это в кратце, по причине безстыдства уклонившихся от истины, и посылаю твоему благоговению, усердно прося, чтобы ты, читая это, одно исправил, а что сказано слабо, в том извинил. Ибо изложил я это согласно с преданною нам от Отцев Апостольскою верою, ничего не примыслив отвне, но чему научился, то и начертал, согласно с Святыми Писаниями; потому что и это согласуется с приведенными выше в доказательство местами Святых Писаний, и не отвне примышлено, но сам Господь Иисус Христос так словом Своим учил Самарянку, а чрез нее и нас, о совершенстве, нераздельном и едином Божестве Святыя Троицы. Сама Истина свидетельствует, говоря Самарянке: «жено, веру Ми ими, яко грядет час... и ныне есть, егда истиннии поклонницы поклонятся Отцу Духом и Истиною: ибо Отец таковых ищет покланяющихся Ему: Дух [есть] Бог: и иже кланяется Ему, Духом и Истиною достоит кланятися» (Ин. 4:21, 23, 24). А из этого видно, что поколику Истина есть сам Сын, как сам Он говорит: «Аз есмь... истина» (Ин. 14:6), и Пророк Давид молился о Нем, говоря: «Посли Свет Твой и Истину Твою» (Пс. 42:3); то истинные поклонники покланяются Отцу, но покланяются Ему Духом и Истиною, то есть, исповедуя Сына и в Нем Духа, потому что Дух неотлучен от Сына, как Сын неотлучен от Отца. Сама Истина свидетельствует, говоря: «послю вам... Утешителя, Духа истины, Иже от Отца исходит» (Ин. 15:26), «Егоже мир не может прияти» (Ин. 14:17), т. е. не могут приять отрицающие, что Дух от Отца в Сыне. Посему, в подражание истинным поклонникам, надлежит приступить к Истине и исповедать Ее. Если же и после сего не желают они научиться и не могут уразуметь, то пусть, по крайней мере, прекратят хулы, и не разделяют Троицу, чтобы и самим не быть отделенными от жизни; пусть Духа Святаго не сопричисляют к тварям, чтобы, как тогдашние фарисеи творимое Духом приписывали веельзевулу, так и сии, отважившись на равную дерзость, и здесь и впоследствии, не потерпели с ними нещаднаго наказания.

* * *

1

По славянскому переводу: «ветр»:

2

Τροπικοί: так названы духоборцы, потому что изобрели некоторыя обратныя умозаключения в своих толкованиях. Впоследствии еретики эти стали известны под именем Македониан.

3

То есть: из существа Божия.


 ОглавлениеПослание 1Послание 2 

Источник: Творения иже во святых отца нашего Афанасия Великаго, Архиепископа Александрийскаго. Часть третья. Издание второе исправленное и дополненное. - М.: Издание Спасо-Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1994. - С. 3-49. (Репр. изд.: СТСЛ, 1903). Перевод под редакцией проф. П.С. Делицына

"My studies"