Агапий Ланд(ос), инок Критский

Грешников спасение

Глава 19
О четырех «последних вещах» и, прежде всего, – о памяти смерти

Ты земля, и в землю отойдешь, – сказал Бог Адаму, потому что Адам преступил Его Божественное и спасительное веление. По причине греха в мир вошла смерть. Ей подлежим мы все, родившиеся от Евы. Мы должны всегда быть готовы, потому что не знаем ни дня, ни часа нашей кончины. Кто думает о смерти всегда, не решится поступить плохо по отношению к Богу, боясь наказания, которое следует за грехом. Соломон нам дает дивный и полезный душе совет в Екклесиасте: Поминай последняя твоя, и во веки не согрешишь. Помни о том, что у тебя будет в конце, и ты не сможешь согрешить.

«Последняя» – последние вещи. Их четыре. Первая – смерть. Вторая – Второе Христово пришествие. Третья слава рая, и последняя – возмездие нескончаемого мучения. Кто продолжительно помнит о них и стремится размышлять умно, тот будет вести добрый и доблестный образ жизни. Мы тогда возненавидим грех и будем настойчивы в добродетели, сколь хватает сил. Потому я пишу это в конце второй части книги, чтобы ты, о слушатель, запомнил, как должен бояться нескончаемого наказания души. Скажем сперва о смерти, а потом отдельно напишем и об остальном.

В древние времена египтяне имели обычай на дружеском пире ставить посреди стола деревянную раскрашенную скульптуру, изображавшую смерть. Все приглашенные смотрели на нее и ели чинно и умеренно. Тот, кто ее принес, говорил; «Видьте ее, гости, ешьте и вкушайте от стола, думая и о своем конце». О, мудрейшие египтяне, какое искусство и способ вы изобрели, чтобы сохранять воздержание и избегать безчиния, часто случающихся на пиршестве! Поистине, они не могли найти более полезного средства – в постыжение и осуждение нас, христиан, что мы не заботимся и не думаем о смерти, но ведем себя за столом неподобающим образом.

В Византии, когда там было христианство, в тот день, когда собирались венчать царя на царство, ему приносили четыре различных по цвету камня и велели выбирать, из какого камня будет его надгробие. Подобным образом и в Риме есть обычай, выбирая нового Папу, проносить перед ним кусочек пакли и поджигать со словами: «Так проходит мирская слава» [Sic transit gloria mundi]. Иоанн Милостивый повелел, когда он стал Патриархом Александрийским, построить для него усыпальницу и не закрывать ее, но чтобы на каждый праздник тот раб, который поддерживал архиерейское облачение, говорил ему: «Владыко, повели закончить усыпальницу, ибо не знаешь день, когда умрешь».

Так делалось, чтобы великие люди не превозносились от временной славы, но помнили о смерти и были смиренны. Философия, поистине есть размышление о смерти, согласно Василию Великому. Всегда помни, о человек, что ты смертей и умрешь однажды. Никто не избежит этой чаши, будь он царь, или патриарх, или всякий другой значительный человек. Приходит час (и ты не знаешь – когда), в который ты, читающий сегодня эту книгу, будучи сейчас здоров всеми членами и чувствами, находясь на кровати, станешь ожидать страшного удара смерти. Тогда соберутся разные помыслы: что ты оставляешь в пустоте богатство и имущество, которое собирал со столькими трудами и трудностями, что им будут наслаждаться другие, а ты дашь ответ праведному Судии за все свои несправедливости, совершенные, чтобы это богатство приобрести, – и будут они тебя теснить. Тогда ты уйдешь отсюда, и никто из твоих друзей и любимых не сможет тебе предложить никакой помощи, – а разлука будет скорбной. Наследники возьмут твои вещи, твою плоть возьмут черви, а твою душу – бесы. Они будут так враждовать с тобой в час смерти, что ты начнешь невыносимо стонать, запоздало чувствуя боль за свой позорный образ жизни. Ты будешь говорить в слезах: «Увы мне, несчастному, что я так зло промотал время, данное мне Господом для добродетельной жизни,– я его истратил на мечты, разврат и вредящие душе позорные дела. Теперь я одержим великим страхом и дрожью. Как я предстану перед праведным Судией? У кого попрошу помощи?» Это и многое другое будет у тебя в уме, о грешник. Ты будешь проклинать усладу и удовольствие плоти, которые заставили тебя дойти до такой беды. Ты будешь горевать без всякой пользы, ибо в такой нужде какую ты сможешь найти помощь, к кому посмеешь обратиться? Больше нет времени жизни, не получишь прощения через покаяние. Вернуться назад невозможно, а пройти без проверки тем более.

Поэтому будь готов теперь и получи вразумление на примерах других людей. Великий царь Вавилонии и всей Азии Саладин был силен и жесток, убил множество христиан в Палестине, Сирии и Антиохии, одержал великое число побед и увеличил свое царство. Однако когда он подошел к смерти, то повелел солдату нести всем напоказ рубашку, в которой будет погребен, показывая ее всему народу со словами: «Наш хозяин, разоривший столько царств в Азии, сегодня умирает – и у него уже нет никакого имущества, а только эта рубашка». Так он сделал, потому что знал, что его ненасытная жажда к приобретению сокровищ и царств была всего лишь дымом и надменностью, оставив которые, уйдет в наготе.

Подобным образом знаменитый полководец Карфагена Магн, будучи раненым и подойдя к смерти, сказал своему брату Ганнибалу и другим: «Увы мне, какой конец моей душе! Какое безумие радоваться, находясь на высокой ступени, в легко увядаемой славе! Успех сильных подвластен многим опасностям и бурям. О, высота великих почестей, как быстро ты падаешь и смиряешься! О, лживая надежда людей! Тщетная слава! Жизнь неустойчива и вся состоит из трудов, полна страданий и мук! Какую пользу я, разрушавший крепости, сносивший башни и стены без поражений, стиравший города с лица земли и побеждавший без числа народы, получаю теперь? Что у меня особенного, любимый брат? Я строил богатые и широкие дворцы из разноцветного мрамора, украшенные золотом и серебром, а теперь умираю как бездомный бедняк в поле. Занимаясь великими вещами, думай о конце, чтобы не найти столь горького. Вот, я ухожу теперь и больше не вернусь к тебе, но ты придешь ко мне завтра в безрадостную преисподнюю».

Когда умер Александр Македонский, собрались многие философы. Один из них сказал следующее к стоявшим вокруг: «Вчера Александра не вмещала вся ширь земли, пространства всего мира, а сегодня он помещается только на трех локтях земли». И еще сказал другой: «Вчера он мог освободить много народа от смерти, а сегодня не может помочь самому себе». Третий, увидев его позолоченную гробницу, сказал: «Вчера Александр скрывал сокровища, сегодня сокровище скрывает его». А еще один: «Вчера он топтал землю с несказанной славой, а теперь земля его скрывает, презренного и лишенного чести». Так каждый философ говорил разные слова, достойные памяти, чтобы показать суетность временной жизни и мирского достоинства.

Ты видишь, что и язычники, у которых не было света веры, исповедовали безумие заботившихся о множестве безполезных вещей? Они стали смиренными, благодаря свету разума, презирая временное, как несущественное. А теперь есть некоторые «христиане», которые думают о благородстве, молве. богатстве, успехе и благополучии. Они не думают и не берут в ум знать себя. Они только безумно надмеваются и презирают ближних.

Пусть такие люди поразмышляют над смертью, чтобы помнить всегда и во всем, какими они будут в тот час, когда душа отделяется от тела. Лукавый праздник жизни разрешился, а брение тела чернеет. Все органы тела, прежде в движении и прекрасные, предстают мертвыми и бездеятельными. Глаза закрываются, язык молчит, руки оцепенели, ноги не движутся. Вся благовидность тела пришла в состояние безобразия. Честь превратилась в безчестие и презрение.

Великая боль и рыдание, когда красота вянет как цвет, исчезает как туман и утренняя роса. Вся слава, будто несущественная тень, – и она прекращается как случайный сон. Где теперь золото и серебро! Где изобилие слуг и шум? Нет богатства, не идет с тобой слава, никто из родственников и друзей никак не может помочь бедной душе, но плачет безутешно, и нет никакой милости. А он, возводя очи к Ангелам, безполезно умоляет их, протягивая руки к людям, не находит помощи. Он уже встал на путь, которым никогда не ходил. Он предстанет перед праведным и Страшным Судией, лишенным лицеприятия, перед Ним все равного достоинства: богатый и бедный, царь и солдат. Кто считались властными, сильными, благородными, богатыми, предводителями и князьями, – все теперь смирились, чтобы не вершить дальше несправедливость и перестать презирать бедных.

Послушай, благороднейший князь. Вот ты кичишься и превозносишься, и проводишь свою жизнь безстыдно в сладострастном удовольствии плоти, как будто она безсмертна, о чем велегласно говорит Исаия: Всякая плоть трава, и всякая слава человека, как цветок в поле. Воистину, когда солнце встает, трава в поле высыхает, и красота ее исчезает. Так и человек. Он цветет богатством и удачей, а в мгновение ока гибнет. Плачьте, богатые, рыдая над вашим несчастьем, как вам и говорит апостол Иаков, что богатство ваше сгнило, а вашу одежду съела моль. Пророк Даниил пишет о царе Вавилонии, как он совершал братский пир самых великих в его государстве. Он ел, пил и пьянствовал с наложницами, а ночью в наказание за беззакония его убили. В Деяниях Апостолов ясно сказано, что Ирод стоял, облаченный в царскую порфиру, слушая восхваления и похвальные речи про себя, а про Иисуса – полные хулы, которые произносил глупый народ. В тот же час его поразил Ангел Господень, и Ирода изъели черви, и он испустил душу.

Не только эти люди, но и многие другие мгновенно были похищены подобным образом. Никакой пользы им не принесла ни сила, ни благородство, ни богатство, ни мудрость или ученость. Они не избежали смерти, но скорее стали находиться, благодаря славе и удаче, в тяжком и болезненном мучении.

Чем стали те любители мира, которых вы помните? Они обедали вместе с вами, они пили прекрасные напитки и ели прекрасную еду, они тратили время понапрасну и бездумно на пьянки, похмелья, мечты, хохот, болтовню, песни и танцы и другие суетные вещи. Где теперь ваши родственники и друзья, братья, родители и дети? Чем они стали? Они больше не появятся. Все ли прошли по ведущему святых пути? Или вошли в безрадостный ад и исчезли совершенно? В их могиле не осталось ничего, а только черви, грязь, прах и сухие кости. Плоть их отдана в пищу червей, а душа всегда истязуема. За краткое удовольствие, за малое наслаждение, за безполезные развлечения и временные утешения они унаследовали скорбь и вечное отмщение. Вместо мирской компании, которая у них была здесь, они теперь живут с темными и безобразными бесами. Чем им были полезны прежние удовольствия, богатство, слава, рабы, украшение одежд и прочее временное благополучие? Если все это как молния исчезло и разрешилось как дым, и не дало никакой пользы после смерти – помни каждый час страшную смерть, и думай, что сегодня ты можешь умереть, и все оставить попусту.

Часто в поле кормятся птицы и покрупнее, и помельче. Они рассеяны здесь и там: ищут мышей, кузнечиков, комаров. Но к тем, кто вертится беззаботно, внезапно подкрадывается хищная лиса и, схватив их, разжевывает и поглощает. Другие птицы разлетаются и скрываются, но вскоре забывают об этом. Как младенцы, не знающие страха, опять выходят и кормятся. Лиса хватает другую птицу и съедает ее, и птицы опять скрываются. Но вскоре они перестают думать об опасности и вновь кормятся без мысли о смерти и заботы, – пока все не будут съедены и не исчезнут.

О, невежественные люди, в каком вы состоянии, – как птахи! Вы ходите по лугу мирских наслаждений и плотских удовольствий. Вы нападаете на мышей и зерна, игрушки века сего. Вы проводите жизнь без мысли и рассуждения о душе – как будто вы всегда безсмертны! Но увы вам, бездумные, ибо внезапно придет хищная смерть и возьмет друга из вашей среды. Вашего знакомого, вашего родственника, вашего любимого – тогда вы останетесь в скорби, дрожа в страхе со словами: «Господи, помилуй, умер тот, крепкий, почтенный, богатый и мудрейший человек, та прекрасная и милейшая девочка. О, как быстро исчезает столь великое благообразие, как теряется столь великая сила, как гаснет все освещающий светоч юности! Увы, если умру я, сделавший столько грехов, какое зло я претерплю, какое мучение меня примет?» Говоря так, размышляйте, чтобы обратиться к покаянию. Вы так и начинаете делать, но через несколько дней уже не обращаете внимание на опасность, не помните о вашем умершем друге. Вы снова предаетесь, как лишенные разума птицы, мирским наслаждениям. Так приходит снова смерть, забирает другого вашего родного и друга, а наутро опять, пока не возьмет всех, и вы умрете, не исправившись.

О, безумцы, вы безчувственнее безсловесных животных! Это не странно, что заблуждаются непорочные птицы: они – безсловесные животные и не знают о бедствиях, и не ведают опасности. Но это поразительно, что вы, христиане, просвещенные двумя светами: светом разума и светом веры, отличающие хорошее от плохого, видящие стольких умирающих, – не обращаетесь к покаянию и не думаете о смерти!

Святой Иоанн Лествичник пишет на седьмой ступени этой книги. Был один монах по имени Исихий, отшельник. Он жил довольно бездумно, но затем тяжко заболел, и душа его, воистину, отделилась от тела, но когда прошел час, «он встал, и попросил нас выйти за его келлию. Затем он заложил дверь камнями и глиной, и там оставался затворником двенадцать лет, ни с кем не перемолвившись словом. Он не ел ничего, только немного хлеба, и проливал безчисленные слезы, вспоминая страшные и восхитительные вещи, которые видел в своем восхищенном состоянии. Когда мы узнали, что он близок к концу, то сломали стену. Мы вошли и попросили его сказать какое-нибудь полезное душе слово для нашего вразумления. Но он не желал молвить что другое, а только это: «Кто думает о смерти и ответе, который даст на Страшном Суде Господа, тот не сможет согрешить никогда». Сказав это, трижды блаженный муж почил. Мы все удивлялись, ибо прежде он так не думал, а в один час все перевернулось, и с ним произошло такое чудесное и божественное изменение».

До сего дня дошли слова Иоанна, никто не может сомневаться в них. Свидетельство великого святого заслуживает доверия, ибо он сам присутствовал и видел все своими глазами. Мы должны пребывать в великом страхе, соизмеряя свое и покаяние Исихия, совершенное им после ужасных событий и видения. Постараемся же подражать ему посильно.

Ответьте мне правду на такой вопрос. Если бы некий царь пожелал нас умертвить, но не всех сразу, а, посадив в тюрьму, выводить оттуда на казнь – сегодня десять, завтра двадцать (то есть еще десять), послезавтра тридцать и так далее, – с каким бы сердцем и мыслью вы, осужденные, стояли в этой тюрьме? Вы бы не знали день своей кончины, а только встречали каждый час смерть. Как бы вы тратили немногие дни и часы? Неужели на шутки, мечты, ссоры и зависть и подобные вещи? Нет. Вы бы стояли спокойно в безмолвии, скорбно и хмуро, думая о будущей неотвратимой опасности. Если бы кто и решил из вас пошутить, поссориться, посоперничать, попустословить, не осудили бы вы его как глупого невежду, зная, что такие люди не думают о душе, не просят прощения у Бога, а только болтают в мечтах?

О, христиане, под таким решением находимся все мы, внуки Адама, после преступления, за которое осуждены Небесным Царствием на смерть. В тот день, когда вы вкусите от этого дерева, смертью упрете. Мы все умрем сегодня или завтра. Мы слепы и безумны, что не каемся в наших грехах, не просим прощения, но тратим дни и часы на мечты и шутки – как будто над нами нет смертного приговора, а мы всегда безсмертны. О, наше невежество! Нам вынесен смертный приговор, нас завтра лишат головы, а мы требуем и ищем плотских удовольствий и мирскую суету!

Откройте очи ума, грешники, простите ненавидящим вас, скорбите теперь и плачьте. Пока полезны слезы, бодрствуйте и молитесь, и думайте о смерти, ибо не знаете дня и часа, когда придет Жених. Бодрствуйте, чтобы войти в брачный чертог вместе с душами – разумными девами, а не остаться вне вместе с юродивыми девами. Скорбите, не считая времени, о вашем зле и рыдайте безутешно!



Источник: Перевод с греческого — А. Маркова Иллюстрации — святогорского инока Иоанна Врана

Комментарии для сайта Cackle