Александр Алексеевич Алексеев

Введение

Любезные мои соотечественники и братья о Христе! Я уверен, что и по настоящее время у некоторых из вас сохраняется еще память обо мне, вашем друге и брате во Христе. Я тот самый бывший в иудействе Вульф – Нахлас, который немало потрудился в бытность свою в заведении военных кантонистов в Казани, в Саратове и в учебном полку (расположенном в селе Медведе, новгородской губернии) на пользу обращения многих из вас к вере во Иисуса Христа. Будучи с вами в означенных заведениях, я считал себя счастливым, что многие из вас питали ко мне такое искреннее доверие, что после каждого поучения законоучителей, убеждавших вас к принятию Православия, вы приходили ко мне узнавать: истинно ли то, что внушали вам христианские пастыри? И когда я, со своей стороны, сказанное ими подтверждал местами Ветхого Завета, свидетельствующими о Иисусе Христе, как Мессии, и читал все это вам на еврейском языке, то многие из вас слушая меня, немедленно принимали святое крещение. Видя тогда успех в своих посильных миссионерских трудах, мог ли я в то время не благодарить Бога и не радоваться вашему обращению? Но теперь, увы, радость моя обратилась в печаль; – слышно, что некоторые из вас перестали ходить по заповеди Христовой. И вот я спешу, если не лично, то, по крайней мере, письменно, поговорить с вами, как вы должны вести себя по принятии христианства. Быть может, Господь удостоить меня, как и прежде, быть для вас полезным. Я, со своей стороны, всегда готов всеми силами души поддерживать вас в вере, лишь бы только мои слова были услышаны вами. Надеюсь, что если вы

хоть сколько-нибудь дорожите своим спасением, и если для вас не одно и то же, что вечное блаженство и что вечные муки: то вероятно, не пренебрежете словами моими. В них вы найдете, указание на опасности, которым по неведению своему, можете подвергнуться на пути ко спасению, и средства, которыми, хотя несколько, можете облегчить для себя и шествие по этому пути. Молю и прошу вас, не оскорбляйтесь моими словами, если найдете их несколько жесткими. Меня до глубины сердца тронули дурные слухи о вас относительно неисполнения и несоблюдения вами, как следует, христианских обязанностей. Простите меня: быть может, я был хуже каждого из вас и нелепее вас был в искушениях; но всесильная благодать Божия, немощная врачующая, помогала и помогает мне в борьбе с ними. Мое единственное желание предложить вам те же самые духовные врачества, которыми пользовался и я в тех же немощах, какими страдают теперь многие и из вас.

По обращению моем в Православие, нередко волновали мою душу дурные мысли, внушенные мне в доме родителя, приверженца Талмуда, а иногда приходилось испытывать соблазн искушения и от знакомых иудеев. Я не забуду никогда того жестокого для души удара, который нанесли мне в г. Волске (место, где я принял святое крещение) два приезжие еврея. Хотя все то, что говорили они мне против Божественности Иисуса Христа и христианской веры, не подтверждалось с их стороны ни священным Писанием и никакими разумными доводами, однако, тем не менее, толки их сильно подействовали на меня. Я весь тот день был так расстроен, что когда пришел в церковь к всенощной (это было в субботу), то и служба Божия не могла успокоить мой взволнованный дух. Грех утаить, неверие, как бы пламя, охватило душу мою, и с такою быстротой, с какою антонов огонь обнимает тело человека; Мне даже вот что стало – приходить в голову: что, если справедливы слова иудеев, будто бы Иисус Христос, в которого я уверовал, не есть Мессия? Тогда, увы, погиб я!

Размышляя так, я залился слезами и произнеся тихо, про себя: Господи Боже мой, Боже отцов моих, Авраама, Исаака и Иакова, не дай мне погибнуть! Ты Сам призвал меня к вере в Иисуса Христа, и я горячо, сердцем и душою, начал исповедовать Его и других приводить к Нему. Но теперь, увы, враг рода человеческого колеблет во мне эту святую веру! Утверди же меня, Господи, в истине и укажи мне путь ко спасению! В это самое время запели в церкви: «слава в вышних Богу и на земли мир». Голос церкви коснулся моей души и я, любя особенно эту молитву, стал усердно молиться и тут же почувствовал на душе своей облегчение, и мир водворился в моих мыслях. По окончании службы Божией, я вышел из храма гораздо спокойнее, чем пошел туда. Однако, не надеясь на себя, я на другой день утром отправился к отцу протоиерею Бибикову, обратившему меня в христианство, и рассказал ему о беседе моей с евреями. Отец – протоиерей, сделав мне должное наставление, послал за товарищем моим Кузнецким2, пригласил также и тех евреев, которые толковали со мной о вере. Составилась религиозная беседа. Отец – протоиерей, при своей пастырской опытности, при знании, священного Писания и при содействии Кузнецкого, не только восторжествовал над убеждением пришедших к нему двух евреев, но после некоторых бесед успел привести и их к вере Христовой. Нужно ли говорить, что я после этого, утвердился более прежнего в вере в Иисуса Христа?

Теперь я обращаюсь к вам братия, скажите, положа руку на сердце: кому также из вас не приходилось в жизни испытывать сомнения в вере? И что служит более причиною маловерия многих из новообращенных евреев и от чего так сказать, хромаем мы в деле веры, как не от того, что сохраняем в сердце разные лживые толки об Иисусе Христе и Его церкви, внушенные нам в домах родителей-евреев? Но ведь мы теперь уже христиане, поэтому должны забыть то, что натолковали нам против веры Христовой, и что препятствует нам быть истинными христианами. Нам теперь необходимо знать и соблюдать то, чему поучает нас православная церковь и пастыри ее      .

* * *

2

Кузнецкий был один из новообращенных евреев; он отличался знанием еврейского языка и занимал в Волске должность еврейского миссионера, и впоследствии, по распоряжению правительства, исключен был из военного звания и определен в казанскую семинарию, потом в академию, и по окончании курса рукоположен был во священника.


Источник: Беседы православного христианина из евреев с новообращенными из своих собратий об истинах святой веры и заблуждениях талмудических, с присовокуплением статьи о Талмуде / соч. А. Алексеева. - 3-е изд., доп. и испр. - Новгород : тип. М. Сухова, 1878. - 320 с.

Комментарии для сайта Cackle