Александр Матвеевич Бухарев

10. Слово, сказанное в один из дней великого поста, при погребении студента

Бог несть Бог мертвых, но живых; вси бо Тому живи суть (Лк.20:38).

Слова самого Господа.

Итак, и новопреставленный раб Божий М., которого, в мертвенных его останках, вознесли мы сюда поставити его пред Господем, жив есть у Бога нашего. Жива душа его не только просто по бессмертию своего духовного существа, но и особенно по общению своему с самим Богом жизни: ибо православная вера дает нам истинное, живое общение со Отцем и с Сыном Его Иисусом Христом(1Ин.1:3. слич. 8:24), по внутреннему в нас действию Св. Духа. Самое, бездыханное теперь, тело его, которое многократно в жизни, и наконец уже пред самою смертию, вместе с душою удостоилось быть причастным животворящего тела и крови Господней, – имеет в себе Божественное семя жизни вечной, которое некогда и раскроется в этом самом теле, в новом союзе его с душою, – в блаженство и славу. Только бы упокоил его Господь в своей любви, простив ему все согрешения вольные и невольные, в ведении и неведении содеянные.

Слушатели христиане! Мы все молимся об успокоении новопреставленного. И все мы должны молиться тем усерднее, что упокоение усопшего не только решает блаженную участь его самого, но имеет связь и с собственною участью нашею, с участью особенно здешнего святилища наук. Как это? – скажем о сем немного в побуждение к прилежнейшей молитве об упокоении отшедшего от нас и вместе в благоустроение самой этой нашей молитвы.

Духовное упокоение возможно только одно – в любви Отца небесного, как она открыта и простерта к нам в единосущном Сыне Его, Господе нашем Иисусе Христе, и как она изливается и сообщается приемлющим во Св. Духе. Когда все в душе человека бывает предано Сыну Божию, в Котором вся любовь Отца: то душа, даже и в сей жизни, получает обильные начатки блаженного своего упокоения в любви Божией, изливающейся в нее Св. Духом. Благо, если душа усопшего, в сем месте образования юных умов и сердец, действительно так была в своих силах возбуждаема, так развивалась, так настраивалась, чтобы все познавать и воспринимать духом не иначе, как в том вечном Основании для всего сущего и даже только возможного (ибо даже и зло, без попущения Свыше, невозможно) и следовательно для всего познаваемого, в том зиждительном Основании, каков есть един – Бог Слово, весь ум и существо Отца в Себе от вечности раскрывающей, а по Своему воплощению соединившей ради нас грешных с Своим Божественным умом и человеческий ум и вообще всю душу человеческую и с телом, – так что нам, и плотяным и грешным, все-же недалеко утверждать в Нем свой ум и все свои силы! Благо, если так и было в душе усопшего! Тогда в уме и сердце его, как уже сообразованных и сообщных уму и сердцу Сына Божия, само-собою успокоится и благоволение Отчее, в Сыне почивающее; а в этом и заключается тайна блаженного покоя Души человеческой. Тогда и сему святилищу наук благодать и благословение свыше за верное исполнение своего назначения! Но если в этой юной душе было возбуждено самым образованием не мало такого, что и не думали доводить до единого, истинного основания всему Иисуса Христа, Бога Слова, что, посему, не оставляло в себе места и для любви Отчей, – в чем, по неведению, могла и не принести раскаяния душа сего юноши: то не утаим от себя, что душа его, с таких сторон своих, задержана и запутана, и только еще чает Христова утешения и успокоения (это по таким основаниям, на каких самый мир стоит, какие устоят, если бы и весь мир прешел). А кто и что сему причиною? Станем ли здесь льстить себе, когда ныне же в церковном чтении из слова Божия как нарочно слышали мы о том, что Бог за забвение Его не пощадил даже целых градов, а предал их суду огненному, и сам отец верующих – Авраам, паче упования верований в обетование спасения, не имел наконец дерзновение ходатайствовать о их спасении?45 ... Верно ли так мы учим и учимся, чтобы для умов и сердец наших основанием всего сущего и возможного всегда предносился, по нашей вере, сам Господь Иисус Христос – Бог Слово во плоти? Если не всегда или не во всем или не у всех нас, учащих и учащихся, бывает так: то на суде Божием, вместе с душою образованного здесь усопшего юноши, стоит повинным и самое святилище здешнего образования с учащими и учащимися. Если небесный Судия неминуемо взыщет или уже взыскивает с души усопшего за всякие, даже малейшие, такие научные отпечатления на его уме и воле и сердце, который остались несообразованными и чуждыми Господу Иисусу: то это суд – и над нами самими. Сей суд падает укором и угрожающим прещением на все место образования, на его способы и служителей. И не будем нисколько ослаблять этой горькой истины: – такая потачка и льщение самим себе упрочили бы только праведно движимый на нас гнев Божии.

Напротив, для того и надобно смотреть прямо в лицо грозящей истины, чтобы тем лучше приметить и тем полнее присвоить милующую, бесконечно милующую нас грешных Христову благодать, прекрасно и чудно светящуюся в сем самом, хотя печальном, случае отшествия от нас раба Божия М.... Да! Воззреть к суду Божию, неминуемо грозящему такой науке и образованию, которые не сообразуются образу ума и сердца Богочеловека – Господа Иисуса Христа (Рим.8:23), и которые, посему, не дают места для успокоения в себе любви Отчей и чужды животворного веяния и наития Св. Духа, и следовательно остаются в жертву отвержения и проклятия, – воззреть к сему грозному и столько же непреложному суду Божию Господь дал нам, взяв в повод к этому – смерть одного из самых лучших здешних юношей по дарованиям, по кротости и чистосердечию, окруженного такою любовью присных, брата, и не только ими, но и всеми знаемыми достойно любимого, взятого от нас среди общих добрых о нем надежд. Для веры не видны ли в таком усопшем черты жертвы, в Господе Иисусе благоуханной и умилостивительной пред Отцом. Подумайте: – такой прекрасный юноша похищается смертию во цвете лет, к самому концу своего высшего образования, похищается смертью тогда, как родители его и особенно мать уже готовили издали объятия для своего возлюбленного, разлученного от них наукою на время его образования. Не жертва ли это пред Господом?... И следовательно, – не залог ли благодати для нас?

Воспользуемся, христиане, такою благодатью. Будем молиться об упокоениии души его, связанной по своему развитию и жизни с наукою, – молиться так, чтобы в то же время умолять и о благонаправлении самой науки к единородному Сыну Божию, в Котором вся любовь Отца, содержащая вечный покой для умов и сердец наших. Прощая грехи ведения и неведения новопреставленному, грехи, внутренне соединенные с образованием и науками, Господь вместе с этим и да направит наше образование, наши книги и науки к Себе самому, к вечному покою и временному счастию учащих и учащихся. Аминь.

***

* * *

45

Сказано в такой день Великого поста, когда предлагалось, за литургией преждеосвященных даров, чтение из книги Бытия о ходатайстве Авраамовом за Содом и Гоморру, прекращенном за недостатком в сих городах и десяти праведников (Быт.18, 20 и след.).



Источник: О православии в отношении к современности. В разных статьях архимандрита Феодора. Издание "Странника". С-Петербург, тип. Торгового дома С.Струговщикова, Г.Похитонова, Н.Водова и К°. 1860

Вам может быть интересно:

1. Простонародные поучения сельским прихожанам на все воскресные и праздничные дни, на молитву Господню и на разные случаи профессор Иван Степанович Якимов

2. Пастырство Христа Спасителя: Часть основоположительная: Иисус Христос - основатель Христианского пастырства протоиерей Сергий Соллертинский

3. О говении протоиерей Григорий Дебольский

4. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Екрон профессор Александр Павлович Лопухин

5. Собрание слов и размышлений епископ Вениамин (Платонов)

6. Твёрдость духа священномученик Серафим (Чичагов)

7. Sermons – On Hilarion Антоний, митрополит Су́рожский

8. Послания – Послание 214(402). К игумену Иоанну преподобный Феодор Студит

9. Поучения святителя Николая Сербского на каждый день года (из «Охридского пролога»). Часть 1 святитель Николай Сербский

10. Радость и утешение христианина митрополит Николай (Ярушевич)

Комментарии для сайта Cackle