епископ Александр (Милеант)

Величие Бога и ничтожество богов

«Кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится» (Мф. 23:12).

Не так давно актриса Ширли Маклейн (Shirley МacLaine) вызвала восторг у многих американских телезрителей, когда, стоя с распростертыми руками на берегу Тихого океана, запела: «Я – Бог, я – Бог, я – Бог!» Это передавалось в телевизионной серии «Out on the Limb» в 1987 г. Верующим людям можно было бы игнорировать это глупое выступление взбалмошной актрисы, если бы не то, что оно было запланированным актом популяризации движения Нью эйдж (Новый век). Это модное сейчас учение проповедует, что все есть Бог и Бог есть все, т. е. что Бог и природа – это одно. Следовательно, каждый человек есть Бог. Из этого делается вывод, что задачей человеческой жизни является выявить свою латентную божественность, сознать себя «богом». «Когда ты наконец поймешь свою божественную природу, – говорят «апостолы» нового учения, – тебя охватит замечательное ощущение, что ты выше пространства и времени, выше всего материального».

Подобные гордые утверждения не новы, их давно проповедует индуизм. Один из современных популяризаторов индуизма, Сай Бейба (Sai Baba), пишет: «Ты являешься Богом вселенной… Ты действительно являешься Богом… ты не человек, ты Бог» («Sathyam-Shivam Sundaram»; «Sathya Sai Speaks», Bangalore, India, 1973). При трансцендентальной медитации советуется внушать себе: «Я – солнце; я – истинное, истинное солнце… Мной вся вселенная движется и получает свое бытие… Я был еще до возникновения мира… Я проникаю в каждый атом и привожу его в движение… О, как прекрасен я… Я – вся вселенная. Все находится во мне… Я – Бог!» (Swami Visnudevananda, «The complete Illustrated Book of Yoga», New York, Pocket Books, 1972).

Нечего и говорить, как безумны подобные притязания с христианской точки зрения. Признавая высокое назначение человека, христианство учит отчетливо различать между бесконечным, всемогущим Творцом и всем остальным. Бог «обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может» (1 Тим. 6:16). В сущности, Бог – это все, а мы – ничто. Поскольку человек смиренно склоняется перед своим Создателем и покоряется Его воле, он способен с Божией помощью расти и совершенствоваться – в пределах своего естества.

Поэтому очень странно слушать, когда проповедники, выдающие себя за христиан, вторя индусским гуру, призывают своих последователей раскрыть свое божество. Послушаем, например, что проповедуют мормоны. «Как Бог некогда был человеком, так каждый человек может стать Богом» (Lorenzo Snow, Millenia Star, vol. 7 and vol. 54). А вот еще: «Помните, что Бог, наш небесный Отец, был некогда смертным ребенком, как каждый из нас, и постепенно возрос, поднимаясь от ступени к ступени по лестнице саморазвития и совершенствования. Он двигался вперед и преодолевал, пока не достиг того состояния, в котором Он сейчас находится» (Orson Hyde, Journal of Discurses, vol. 1). Джозеф Смит, основатель секты мормонов, проповедовал: «Я расскажу вам, как Бог стал Богом. Многие думают, что Небесный Отец существует от вечности… Но Он обитал на земле, равно как и Иисус Христос, Который хотел, чтобы все люди познали истинного Бога… Поэтому вы все должны познать, как стать Богами, и научиться восходить тем путем, которым восходили все Боги. Так восходите от малого к большему, от благодати к благодати, от славы к славе, пока не воссядете в славе, как все те, кто ныне восседает на троне вечной силы» (Times and Seasons, 15 августа 1844). Подобные высказывания можно услышать от других мормонских «пророков». Для них Господь Иисус Христос – не Второе Лицо Пресвятой Троицы, единосущный Богу Отцу, а один из богов, наравне с ангелом-Денницей и прочими духами! Суть дела не меняет то, что мормоны одного из богов считают главным, а то, что их бог ограниченный и не единственный.

Мы же верим, что истинный Бог – не только главный среди якобы подобных Ему, но что Он – единственный Бог, Которому нет подобного. Только один Бог – всемогущий и вечный Творец; все остальные творения – все равно, что малые числа по сравнению с бесконечным.

Трагичным для современного общества является то, что при всем своем научном и технологическом прогрессе в духовном плане человечество дичает и все больше поддается духу гордыни, при котором безумные идеи о раскрытии своего божества встречают все большее сочувствие. Согласно ап. Павлу, отличительным свойством последнего врага христианства, Антихриста, будет его непомерная гордыня. Это будет «человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святыней, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:3-4). Его безумное притязание на божество не потому ли будет одобрительно встречено современным ему обществом, что оно само будет насквозь отравлено идеей обожествления человека?

Следует обратить внимание на то, что все учения, возвеличивающие человека за счет умаления Творца, родственны между собой в том, что они – оккультного происхождения. В отдельных пунктах они, конечно, расходятся. Например, древний языческий политеизм с его магией и мистериями, а также современное мормонство, продиктованное «духами», вводят множество богов.

Теософские учения, как индуизм, буддизм и современное движение «Новый век», проповедуют пантеизм. Отрицая личного Бога-Творца, они учат, что природа и есть Бог. Конечно, пантеистический бог – это вовсе не Бог, а естество, которому приписываются некоторые божеские свойства: вечность, вездесущие, разумность и своеобразная справедливость. Строго говоря, пантеизм – это облагороженный атеизм.

К третьей группе учений принадлежат древние пифагорцы, гностики, неоплатоники и ряд последующих философских школ, как например: Якомба Беме, Шопенгауэра, Сведенборга, Парацельса, Шелинга и других. Известно, что гностические секты были особенно активными в первые три века христианства и представляли собой большую помеху для Церкви. Учения этой группы вводят между Богом-Абсолютом и дольним миром разные посредствующие (промежуточные) существа. У одних это Демиург, у других – Логос или София, у третьих – «мировая душа», «женственное начало» и так далее. Эти учения крайне запутаны и противоречивы в деталях, но общен им принцип эманации, или истечения. Низшие божества, «эоны», истекают из высших, наподобие ступенчатых водопадов, начиная с трансцендентного Абсолюта, Высшего Начала или Первоисточника и кончая физическим миром. У некоторых гностиков число посредников между Великим Непознаваемым и материальным миром достигало тридцати двух, у других же – ограничивалось одним или двумя.

Опять же бог-Абсолют этих учений – не истинный Бог, потому что, испуская из себя низшие существа, он изменяется и сам подчинен закону необходимости. Кроме того, наделяя своих эонов божескими свойствами, как, например, творчеством и властью управления миром, гностики ограничивают своего Абсолюта. Таким образом у них различие между Творцом и тварью стирается.

Между прочим, соблазн перебросить мост между Творцом и тварью несколько задел и русское богословие благодаря философу Владимиру Соловьеву. Целый ряд религиозных мыслителей, увлеченных его идеями, как например: прот. Павел Флоренский, прот. Сергий Булгаков, проф. Николай Бердяев и некоторые богословы Парижского Богословского Института, – развивали его идеи о Софии, мировой душе и «женственном начале в Боге» в гностическом духе. (Смотрите на эту тему обстоятельную статью протопресвитера Михаила Помазанского «Чтения о богочеловечестве», Православный путь за 1956 год.)

Профессор А. В. Карташев по поводу влияния В. Соловьева на русскую религиозную мысль пишет следующее: «Мистический конь, на котором Соловьев перелетает через страшный зев пропасти между Богом и миром, – это издавна заброшенная и полузабытая София. Повторяя тысячелетне-древние попытки и эллинской философии, и библейского хохмизма, и раввинской кабалы, и бурной гностической фантастики как-то иллюзорно заполнить пропасть между Творцом и тварями, Соловьев избирает для этого… Софию и этим надолго заражает по инерции наших религиозно-философствующих мыслителей и поэтов… Никакой постепенностью, никакими мостами из эонов невозможно перекрыть онтологического прорыва между двумя полярностями [Богом и миром]… Никакими crescendo-diminuendo от твари к Творцу et vice versa не создать сплошной непрерывности, и в любую из миллиметрических щелей проваливается, как в бездну, все построение» (статья на 1500-летие Халкидонского Собора).

О «Смысле любви» В. Соловьева профессор прот. Георгий Флоровский говорил: «Это какой-то жуткий оккультный проект воссоединения человечества с Богом через разнополую любовь» («Пути русского богословия»).

Отмежевываясь от всех попыток перебросить мост между бесконечным и конечным, Православная Церковь не признает ни каких-либо самостоятельных божеств, ни эманаций из Первоисточника, ни посредников между Богом и тварью.

Она учит, что первоначально ничего не существовало – ни духовного, ни материального мира, не существовало ни времени, ни пространства, но существовал лишь Единый, неизменяемый и всесовершенный Бог – Отец, Сын и Святой Дух – Троица единосущная и нераздельная.

Когда Богу стало угодно, Он создал сначала великий духовный мир, который населил разумными духами, именуемыми ангелами; потом – наш видимый, материальный мир. Причем для создания того и другого Он не пользовался никаким веществом, которого не было, но все создал из ничего – одним действием Своей всемогущей воли. Ничто не принуждало Его творить: Он создал тогда и так, как было угодно Его воле. Итак, Бог – это единственный источник бытия всего видимого и невидимого. Ангелы и человеческие души не вечны, а бессмертны, и то не по своему естеству, а по воле Божией. Только Бог вечен и бессмертен по существу.

«Бог всегда был, есть и будет, или, лучше сказать, всегда есть, – объясняет святой Григорий Богослов, – ибо слова «был» и «будет» означают деления времени и свойственны преходящему естеству. А Сущий – всегда. И этим именем Он именует Себя … потому что сосредоточивает в Себе Самом всецелое бытие, которое не начинается и не прекратится. Он – как некое море сущности, неопределенное и бесконечное, простирающееся за пределы всякого представления о времени и естестве».

Между Божией бесконечной и всесовершенной сущностью и всем остальным существует качественная бездна, которая не допускает никакого посредника. Между Богом и миром не может быть ничего среднего, как нет ничего среднего между логической единицей и логическим нулем.

Но будучи бесконечным и всесовершенным, Бог не далек от мира, как некоторые думают, будто Он обитает где-то далеко за пределами пространства. Напротив, Он все обнимает и все проникает Собой, Он всюду одновременно присутствует, но при этом Он как чистейший Дух ни с чем не смешивается, и к Нему ничто не дотрагивается.

О Боге надо говорить всегда с большим благоговением и сдержанностью, потому что Он в Своем существе непостижим. Только слабыми намеками мы можем пытаться описать Того, Кого мы называем этим таинственным именем. «Желая богословствовать, – наставляет преподобный Максим Исповедник, – не покушайся постичь Бога в Его существе, потому что это непостижимо не только человеческому, но и никакому другому разуму. Размышляй же по возможности об Его свойствах: вечности, беспредельности, непостижимости, благости, премудрости и всемогущей силе, направляющей все и всех, праведно судящей. Ведь среди людей уже тот великий богослов, кто хотя бы немного познает эти свойства Божии».

Иногда человек, забывая величие Бога, начинает сравнивать себя с подобными себе людьми или с неразумными тварями, и тогда он начинает мнить о своем величии. В таком случае полезно ему посмотреть на звездное небо и мысленно увидеть себя из глубины пространства. Где-то, в безбрежном море космоса, затеряна малюсенькая световая точка – галактика, именуемая Млечным путем. На краю этой галактики, среди биллионов других звезд, прячется наша солнечная система, которую не разглядишь с помощью даже самого мощного телескопа. А еще глубже, где-то в системе Солнца, захоронена наша микроскопическая планета Земля. И вот на ее поверхности суетятся какие-то вирусы, однодневные твари – мы с вами! Если так ничтожны мы в сравнении с вселенной, то что такое мы в сравнении с Тем, Кто Создал ее одним Своим словом?

И не знаешь, чему больше удивляться: величию Божию или тому, что при всей Своей беспредельности Он помнит и заботится о каждом из нас! Он не только видит каждого из нас, но знает в совершенстве и все, что в нас: наши сокровенные мысли, чувства и намерения; и все это Он знает лучше нас самих. «Нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его» (Евр. 4:13). Ведая наши нужды и немощи, Он печется о нас, как самая заботливая и любящая мать, и при этом управляет всей необъятной вселенной – всем видимым и невидимым. Он направляет ко благу и жизнь каждого сотворенного Им существа. Если бы мы все следовали воле Божией, то у нас на земле были бы рай и блаженство.

Но вместо этого мы видим совсем другое. В чем причина бедствий человечества? Согласно Библии – в горделивом желании наших прародителей стать богами. Это древний змий-дьявол, сам спадший с Неба за свою гордость, внушил им, что вкушая запрещенный плод, они не умрут, но будут «как боги» (Быт. 3:5). Но почему наши прародители поверили такому дерзкому предложению? Очевидно, потому, что оно звучало правдоподобным. Ложь действенна больше всего, если примешать к ней крупицу истины.

Первозданный человек сознавал, что он наделен чем-то великим, что возвышает его над прочими неразумными тварями. Это нечто великое была печать образа и подобия Божия, которую Творец наложил на его бессмертную душу. Эта-то печать богоподобия открывала человеку путь к познанию тайн бытия и творчеству, она влекла его к идеальному и бесконечному, делала его способным бескорыстно любить, она влекла его к общению с Богом, сделала его царем над природой. По плану Божию, человек, работая над собой и развивая свои духовные способности, должен был совершенствоваться. Бог поставил перед человеком высокую цель уподобления Его совершенствам, к которой он должен был восходить под Его руководством и с Его помощью.

Ложь дьявола состояла в том, что человек простым желанием, одним смелым скачком, помимо и даже вопреки Богу, якобы мог достичь состояния божества; мог без всякого волевого усилия и работы над собой достичь всех знаний и совершенства. Вместо же этого обманутый человек своим дерзким salto mortale не только не достиг того состояния, которое обещал ему искуситель, но низвергся в ужасную бездну греха и, таким образом, потерял даже то, чем раньше обладал. Из владыки над природой он стал жалкой игрушкой собственных страстей. Свое поврежденное грехом состояние Адам и Ева передали своим потомкам. Апостол Павел так изображает нравственное убожество грешного человечества: «Бедный я человек! Кто избавит меня от этого тела смерти: доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7:19, 24).

Богу следовало бы уничтожить человека за его дерзость или просто отвернуться от него и предоставить его произволу слепых и разрушительных сил природы. Но Бог так же велик в Своей милости, как в Своем Творческом всемогуществе! Вместо того, чтобы отвергнуть человека, Он Сам в Лице Своего Единородного Сына с престола Своей неприступной славы сошел в нашу долину скорбей и мрака.

Придя к нам, Он не только научил нас правильно верить и праведно жить, но воспринял нашу человеческую природу. Через это дивное и непостижимое соединение Своей Божеской природы с нашим человечеством Бог влил в наше дряхлое естество свежие нравственные силы, благодаря которым восхождение к Богу стало для нас реальной возможностью. Без чуда воплощения Евангельское учение осталось бы недосягаемым идеалом.

Действительно, и в ветхозаветное время люди имели много здравых понятий о добре и зле, многие имели очень возвышенные представления о Боге, но были бессильны нравственно совершенствоваться. Всем необходима была Божественная помощь, и Господь Иисус Христос эту помощь нам принес. Ту непроходимую пропасть между Богом и тварью, которую никто не мог перейти, перешел Господь Иисус Христос Своим вочеловечением. Он стал как бы мостом между трансцендентным и конечным, между Творцом и тварью! Он воспринял нас в общение с Собой. Не своими усилиями, а именно благодаря Христу мы «соделались причастниками Божеского естества» (2 Пет. 1:4).

Таким образом, обожествление человека – это, с одной стороны, неосуществимая мечта и ужасный соблазн, когда человек сам пытается достичь его. Всякая попытка самочинно перескочить бездну между землей и Небом неизбежно низвергает на дно ада, куда ниспал гордый ангел-Денница. Если же человек покаянно и смиренно обращается ко Христу, тогда, держась за Его руку, он может начать духовно восходить к Богу.

Соединение со Христом, приобщение к Его Божественной природе – это не отвлеченная теория, а реальность, которая осуществляется в таинстве Причащения. Трагично, что инославный мир, который так много говорит о духовном возрождении, не понимает цели воплощения Христова. Ведь для того и воплотился Христос, чтобы нас соединить с Собой. Действительно, научить нас или дать нам добрый пример мог или ангел, или кто-нибудь из пророков. Христос воплотился именно потому, что только через соединение с Ним возможны истинное возрождение и приближение к Богу: «Никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Иоан. 14:6).

Поэтому Господь учил: «Если не будете есть плоти Сына Человеческого и пить крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою плоть и пьющий Мою кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день … Ядущий Мою плоть и пьющий Мою кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Иоан. 6:53-56). В беседе о виноградной лозе Христос объясняет, как важно соединение с Ним: «Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есьм Лоза, а вы – ветви. Кто пребывает во Мне и Я в нем, тот приносит много плода, ибо без Меня не можете делать ничего» (Иоан. 15:4-5).

Таким образом, в духовном и физическом возрождении человека заключается цель воплощения Сына Божия. Духовное обновление, начатое в этой жизни, завершится физическим восстановлением человека в день всеобщего воскресения мертвых. Тогда «праведники воссияют, как солнце в Царстве Отца их» (Мат. 13:43). Апостол Иоанн Богослов писал об этом несколько загадочно: «Теперь мы дети Божии, но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему [Христу], потому что увидим Его, как Он есть» (1 Иоан. 3:2).

Итак, мы еще не способны полностью постичь всю высоту призвания, к которому влечет нас милостивый Творец. Важно помнить, однако, что совершенствование возможно только под руководством и с помощью Господа Иисуса Христа. Только Он может обновить наше поврежденное состояние, только Он может влить в нас необходимые духовные силы, только Он, соединяя нас с Собой, обожествляет. Без Него же мы – ничто, прах и пепел, как и прочие неразумные твари. Стать же богом без Бога – это безумная мечта и дьявольская ложь!

Поэтому, сознавая свою греховность, покаянно обратимся к нашему духовному Врачу, Господу Иисусу Христу. Будем смиренно и послушно идти указанным Им путем, помня, что «всякий, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится» (Мф. 23:12).

Помощь в распознавании текстов