архиепископ Амвросий (Ключарев)

Слово на Новый 1890 год.

О прекращении торговли по праздникам.

Помни день субботний еже святити его:

шесть дней делай, и сотвориши в них вся дела твоя, в день же седьмый суббота

Господу Богу твоему.Четвертая заповедь

десятословия.

В числе многих нерешенных вопросов, относящихся к нашему нравственно-общественному благоустройству, перешедших из прошедшего года в новый, наступивший, стоит вопрос о прекращении торговли по праздникам.

Кроме отъявленных материалистов, дорожащих только вещественными выгодами, у всех добрых православных христиан смущается и ропщет совесть при виде превращения дней, посвященных Богу, во дни работные и, что еще хуже, во дни пьянства и непристойных увеселений. Конечно, скажут нам, что на нас, служителях Церкви, лежит обязанность вразумлять народ относительно благоговейного провождения праздников Господних. Это справедливо. Но и с нашей стороны не менее справедливо будет сказать, что мы не можем заставить купеческих приказчиков и сидельцев оставить для богослужения лавки и другие торговые заведения, когда они привязаны к ним властью своих хозяев. Мы не можем убедить и крестьян идти в праздничные дни в храмы, когда повсеместные ярмарки и базары влекут их на площади и рынки, а затем в питейные заведения. Мы могли бы радоваться, что к нам приходят в этом случае на помощь городские и земские общественные собрания, имеющие власть блюсти за порядком в городах и селах, что они к нашему слову убеждения присоединят властные распоряжения. Но оказалось, что, взявши вопрос о прекращении торговли в праздники в свои руки, они не только в течение многих лет не решили его, но ставят препятствия и самой церковной проповеди, узаконяя свой порядок разрешением для торговли тех или других часов праздничных дней, а иногда и целых дней. Таким образом, решение вопроса только осложнилось и оразнообразилось по разным местностям, и стало невозможным без решительного повеления Верховной Власти.

От чего это происходит? Мы почитаем своею обязанностью указать причины бесплодности всех общественных рассуждений по указанному вопросу, которая простирается до такой степени, что и добрый пример одной из столичных Дум, и даже одобряющее ее распоряжение слово Благочестивейшего Государя нашего ни в одном городе не подвинуло дела вперед. В чем же эти причины?

Пользуясь современным выражением, скажем, что главным образом в неверной постановке вопроса.

Прекращение торговли по праздникам, как и всякого будничного дела, решено точно, определенно, и безусловно заповедано волею Божией. Перерешать божественное установление, видоизменять его, ограничивать и перетолковывать по человеческим соображениям могут только не христиане, т. е. люди не признающие ни божественного откровения, ни Церкви, ни нравственного христианского закона, или же христиане все это перезабывшие, ко всему охладевшие и все перепутавшие с человеческими мнениями, обычаями и притязаниями. Напомним Божественный закон о субботнем покое, или благоговейном провождении праздников Господних.

Во второй главе книги Бытия читаем о сотворении мира: „и совершил Бог к седьмому дню все дела свои и благословил Бог седьмой день и освятил его; ибо в оный почил от всех дел своих, которые Бог творил и созидал“ (Быт. 2, 3). Итак, тотчас по шестидневном сотворении мира седьмой день Бог „освятил“, т. е., отделил от прочих дней недели, предоставил себе в этот день нарочитое приближение к людям и открыл им более полное и близкое общение с Собою. В Синайском Законодательстве заповедь о субботе изречена Богом с особым знаменательным ударением: помни день субботний еже святити его. В пятикнижии Моисеевом и книгах пророческих подробно изложены строгие правила о праздновании субботы, запрещаются в этот день всякие житейские работы, всякий телесный труд даже до приготовления дневной пищи. Нам, чадам Нового Завета, теперь понятно, что плотскому Израилю этим отрицательным повелением положительно открывалась и указывалась, сколько они, люди чувственные, могли понять, полная свобода служить Богу в этот день молитвами, жертвоприношениями, поучением в Законе Божием. Это и указал нам Господь, пришедший не разорить закон Моисеев, но исполнить и изъяснить с внутренней, духовной его стороны (Мат. 5, 17). Он не дал разрешения на будничные работы в субботу, но, обличив грубое, слишком буквальное понимание фарисеями телесного субботнего покоя, к обязанности соблюдать в субботу первую и большую заповедь, т. е., служение Богу,-присоединил обязанность в то же время соблюдать и вторую заповедь, подобную первой, т. е. творить дела любви и милосердия столь свойственные свободному Божию дню (Мар. 3, 4). Так, выведши своих последователей из под буквы ветхого завета в свободу чад Божиих (Гал. 5, 1), Он просветил их умы высшим разумением воли Божией, и открыл им высшие пути и способы ее исполнения. Так поняла и истолковала это учение Спасителя и Его св. Церковь, предписав в праздники Господни неуклонное посещение богослужений, поучение в слове Божием, совершение дел любви и милосердия, и разрешив мирное отдохновение в кругу близких людей без оскорбления святости дня развлечениями, неодобряемыми христианскою совестью.

Итак, никакое мирское собрание, имеющее известные общественные права, если оно желает быть христианским, не должно вмешиваться в божественное законодательство, т. е. ослаблять, видоизменять, и тем более отменять Господни заповеди. Отношения пастырей Церкви и мирян к наблюдению за порядком христианской жизни ясно определены Апостолом Павлом. Обязывая пастырей Церкви под страхом вечного осуждения поучать народ, он просит и мирян оказывать пастырям послушание и содействовать им в деле спасения людей взаимным наблюдением друг за другом и поощрением друг друга к соблюдению заповедей Божиих. „Молим вас, пишет Апостол Фессалоникийцам, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых“ (1Сол. 5, 14). Вот чего в праве ожидать Церковь от христиан, власть имеющих, и от общественных деятелей, занимающихся распорядками городской и сельской жизни. Когда Апостол просит мирян помогать друг другу в исполнении христианских заповедей, он не говорит им: напишите для бесчинных, слабых и малодушных постановления, правила и условия, а только требует, чтобы такие люди были направляемы к исполнению законов и правил непреложных, Богом поставленных; чтобы нарушающие их по дерзости были вразумляемы и ограничиваемы, не исполняющие по малодушию и бессилию в борьбе с препятствиями были поддерживаемы и утешаемы. Это собственно (а не законодательство в деле церковном) и составляет христианскую обязанность общественных собраний, получивших власть наблюдать за народным образованием, народным здравием и общественным благочинием. Вмешательством в церковное законодательство они только запутывают христианскую совесть народа, который относительно праздников поставляется в недоумение: кого слушаться, – Бога, или людей, так как и общественной власти христиане обязаны послушанием? Поэтому, применяясь к апостольскому наставлению, мы можем сказать собраниям, пишущим законы о торговле в праздники: развяжите совесть христиан, обязанных повиноваться Богу паче, нежели людям (Деян. 5, 29); дайте им чрез совершенное превращение торговли в праздники полную свободу исполнять волю Божию, и возьмите в свои руки то, что предоставлено вам Верховною Властью -Божественною и государственною, – вразумлять бесчинных нарушителей закона, и указывать слабым и малодушным пути и способы к их неуклонному исполнению.

Есть еще причина безуспешности в решении вопроса о превращении торговли в праздники, тщательно скрываемая, но тем не менее имеющая весьма сильное влияние на умы думских и земских деятелей, – это опасение лишиться тех выгод, которые дает (и многим из них самих) по некоторым отраслям именно праздничная торговля. Указывать, от чего особенно получаются эти выгоды, нам нет нужды; это всем известно. Но здесь наиболее умы рассуждающих впадают в ту безвыходную запутанность понятий, от которой остерегает всех нас Господь Иисус Христос. Они надеются разрешить неразрешимое: совместить свои житейские выгоды с соблюдением заповеди Божией, вопреки слову Спасителя: „никто не может служить двум господам; ибо или одного он будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и богатству“ (Мат. 6, 24). Вот именно это „усердствование“ богатству, это опасение потерь, от прекращения торговли по праздникам, при рассуждениях об этом предмете, и берет перевес над усердием к Богу, и заставляет собирать все причины действительные и мнимые, все предлоги для того, чтобы предоставить больше часов, и лучшие часы для торговли, а не для дел, требуемых заповедью Божией. Это доходит до того, что мы получали предложения переменить установленные церковью часы для богослужения, потому что они не сходятся с удобствами для торговли. Но зная удобопреклонность сердец человеческих к земным благам и удовольствиям во вред делу благочестия и спасения; зная, что мы, грешные, всегда склонны возлюбить больше господина“, питающего наши страсти, нежели Господа Бога, пекущегося о нашем спасении, Он, Господь Бог наш, и дал те строгие повеления о соблюдении дней Ему посвященных, которые спасают нас от всех искушений предпочесть выгоды житейские делам благочестия. Оставь в праздники все житейские дела и заботы; тебе даны для этого шесть будничных дней; иначе, допустивши и малые обыденные занятия и торговые сделки в святые дни, увлечешься к большим, и утратишь священную ревность и сосредоточенность, требуемые служением Богу. Возвратиться к строгому соблюдению праздников, перестать глумиться над божественною заповедью, подвергая ее перетолковываниям, исключениям и ограничениям, – вот единственно возможное правильное решение вопроса о торговле в праздники.

Здесь, конечно, мы встретимся со многими возражениями и с обвинением нас в ригоризме,, т. е. в стремлении подчинить общественную жизнь слишком строгим требованиям религии. Но ни какие обвинения и возражения для нас не страшны.

Прежде всего мы услышим, разумеется, что „не то ны- не время“, что нельзя остановить движения современной жизни, и нашими обрядовыми правилами препятствовать развитию промышленности и цивилизации, и что наконец, нельзя нам выделяться из порядка жизни других образованных народов, предъявляющих к нам свои требования и пр. Но, вероятно, людям, называющим себя христианами, известно, что христианство назначено не на один какой-нибудь век, а на все времена, и именно для того, чтобы освещать уклонения человечества от пути истины и правды и руководить его к духовному и вечному усовершенствованию, а не ко внешним только успехам просвещения и гражданственности. В этом смысле Ап. Павел и увещевает христиан не ставить себе образцом и идеалом жизнь людей того или другого века, в котором они живут, а постоянно обновляться умом и освещать себе путь жизни познанием воли Божией (Рим. 12, 2). Уж если вы хотите быть решительными последователями нашего материалистического века, то не рассуждайте о примирении требований промышленности с уставами Церкви, а идите на те конгрессы европейских ученых, где рассуждают о воскресном дне только как о телесном отдыхе рабочего человека, тщательно взвешивая, сколько сил он израсходует в известное количество дней, и сколько времени ему нужно для их восстановления; точь-в-точь, как заботливый хозяин рассчитывает, сколько отдыха нужно дать после труда рабочим волам или лошадям. Не этого только отдыха требует для человека христианская религия, а отдыха ума и сердца от житейских дум и забот, освежения духа в его внутренней жизни под влиянием божественного учения и благодатных впечатлений веры и Церкви, и наконец, укрепления его для борьбы с грехом и соблазнами с целью достижения жизни вечной. Что же касается до требований цивилизации, движимой жадною плотью, то она никогда не окончит своего давления на дух человеческий, доколе не поработит его себе совершенно до забвения Бога и жизни вечной. А эти бесконечные уступки из своих нравственных правил и добрых обычаев требованиям и примерам других народов, этот ложный стыд своей национальности, эта робость пред чужим мнением, это малодушие пред не стоющими внимания порицаниями, – все это известные нравственные немощи великого русского народа. Если у нас принято говорить, что „пора“ нами делать или предпринять то или другое, то прежде всего пора освободиться от этой слабости – стараться не быть самими собою, т. е. русскими православными христианами. Мы знаем христианскую нацию, отличающуюся высшим развитием современной цивилизации и ведущую всемирные торговые обороты, которая умеет соблюсти свой нравственный покой в воскресный день и заставить других уважать свои правила и порядок жизни; мы знаем, что магометане никому не делают уступок из своих праздников; мы видим наконец, к стыду своему, что и евреи умеют подчинить нас себе, когда празднуют свою субботу; и только мы не желаем жертвовать кому угодно нашими божественными и прекрасными церковными праздниками.

Давно с голоса иноверцев мы привыкли толковать, что у нас слишком много праздников, что народ отвлекается ими от работ и тем вредит своим успехам в земледелии и промышленности. Это предвзятое мнение слышится и в рассуждениях о прекращении торговли по праздникам. Очевидно, здесь говорит только один материальный расчет и близорукая опасливость потерпеть ущерб в земных выгодах от тщательного исполнения воли Божией. Здесь вспоминается слово Спасителя, сказанное Апостолам, боявшимся утонуть во время бури, когда Он Сам был с ними в лодке: где есть вера ваша? (Лук. 8, 25). Давши заповедь о субботнем покое на все времена, разве Бог не предвидел, что люди по слабости своей могут бояться ущерба в своих делах, оставляя на целые дни свои житейские работы? Он не только словом внушает нам, но и делом, опытами дает понять, что за усердное служение Ему мы всегда получим благословение Его на все человеческие дела свои. Что же касается заповеди о субботе, то при самом объявлении о ней Израильтянам сказано было, что не будет манны в субботу, а чтобы собирали ее накануне, так как в этот шестой день ее будет дано вдвое против обыкновенного количества, какое нужно народу на сутки, и она не портилась на субботу, что было обыкновенно в будничные дни у тех, кто старался собрать ее и на завтра (Исх. 16, 5, 20). В законе о субботнем, или седьмом годе, которым повелевалось в этом году не пахать земли, не сеять и не возделывать виноградников, сказано было, что в шестой год, т. е. пред годом субботним, во всех произрастениях земли будет тройной урожай, которого достанет не только на седьмой год, но и на осьмой, когда будет возделываться земля, и даже на девятый, когда будет собираться жатва осьмого года (Лев. 25, 21, 22). И это обетование о тройном урожае пред субботним годом было Господом Богом исполняемо во все многовековое пребывание Евреев в Палестине. И силы этого обетования не отнял Спаситель у заповеди о субботе, но сказал, что ни одна йота, или черта из закона Моисеева не останется без исполнения (Мат. 5, 18). Все это забывается нами в жадном преследовании земных выгод и при расчетах убытков от точного исполнения четвертой заповеди Божией. Между тем мы нередко со скорбью смотрим, как гибнут труды земледельца, когда и обильная жатва гниет в поле от неблаговременного ненастья, и как сохнет в поле посев во время засухи. При обильном весеннем дожде мы говорим, что этот дождь приносит нам миллионы, и однако же забываем, что всякий успех в делах наших зависит от Того, Кто солнце свое сияет на злые и благие, и дождит на праведные и неправедные. У нас беспрестанно слышатся жалобы: „урожай плохой, торговля тиха, у народа денег нет“; отчего все это? Не от того ли, что Господу не угодно давать изобилие людям, надеющимся только на свой муравьиный труд и забывающим помолиться в праздники Отцу Небесному, Которого щедродательная десница мгновенно восполняет наши недостатки и убытки? Где есть вера ваша? – Не имате, зане не просите. (Иак. 4, 2).

Многим из рассуждающих о прекращении торговли в праздники по-видимому представляется неразрешимым вопрос: чем дозволить торговать, и что запретить? Как бы не поставить в затруднительное положение народ относительно покупки и продажи предметов ежедневного потребления? Как бы не стеснить людей приезжающих в праздничные дни в города? Что делать при неожиданном посещении гостя, когда с вечера не куплено необходимого для угощения и т. под.? – Скажем на это, что если будете стараться все перечислить, поименовать и обозначить в обязательных постановлениях: то конечно поставите народ в такое положение, в каком были Евреи под буквализмом фарисейских взглядов и требований, простиравшихся до того, что даже больному запрещалось помогать в субботу (Лук.18, 14). Цель христианского учения о праздниках и всех церковных постановлений состоит не в том, чтобы связать свободные души христиан подробными предписаниями, а чтобы посредством их и чрез упражнения в делах благочестия под их руководством вселить в умы свет духовного разумения, а в сердца страх Божий, при которых воспитывается в людях христианская мудрость и благоразумие, а затем и способность строго различать добро от зла, дозволенное от недозволенного (Ев. 5, 14). Эта духовная христианская мудрость составляет достояние как частных лиц, так и целых народов, воспитанных Церковью и утвердившихся в сознании благотворности строгого соблюдения заповедей и опасности уклонения от них и послаблений. Здесь остается свобода и для христианской ревности, возвышающейся до подвига. Так за пол века тому назад мы знали одного трактирщика, который при первом ударе церковного колокола, призывающего ко всенощной, приглашал гостей выходить из заведения и затем запирал его и отправлялся с своим семейством в церковь. Вот христианский взгляд, которым должно руководствоваться в рассуждениях о торговле в праздники. Объявите, что вы, с благоговением относясь к заповеди Господней, признаете торговлю и житейские работы в праздники недозволенными, и затем предоставьте народ руководству Церкви в уверенности, что руководимая ею христианская совесть и народный разум сами определят, где и какие по крайней нужде могут быть делаемы исключения. На эти исключения по необходимости, даже из буквальной строгости ветхозаветного закона о субботнем покое указал Сам Господь фарисеям, говоря: „не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу, и не ведет ли поить“? (Лук. 13, 15). Но в смысле высшего разумения и свободного отношения к обрядовым предписаниям закона Господь представил поучительный пример в лице Давида, который во время гонения на него от Саула, томясь голодом, вошел в Скинию свидения и взяв хлебы предложения, которые могли вкушать только священники, сам ел их и дал бывшим с ним (Мат. 12, 4). „Суббота, говорил Господь, для человека, а не человек для субботы“ (Мар. 2, 27). Подобные исключения без умаления силы общего закона могут быть допускаемы и в делах торговли и в других работах в праздники, под руководством христианской совести. Но так как это высшее разумение нравственного обрядового закона не всем доступно, так как больше людей с темным пониманием закона и с смутною совестью, то остается в силе наставление Апостола, относящееся ко всем лучшим и власть имеющим христианам: „вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых“. Как скоро таким образом разрешится вопрос в думских и земских собраниях, они и от нас, служителей Церкви, в праве будут требовать исполнения нашего долга учить народ неленостно, проповедовать в храмах, занимать его внебогослужебными собеседованиями и пр. Теперь же нам трудно, когда желательно собирать вокруг себя распуганных и распущенных овец Христовых.

Есть еще вопрос, предлагаемый людьми по-видимому и образованными, но без христианских убеждений, которые однако же признают себя способными руководить других: „что будет делать в праздники народ (разумеется простой), если ему запретят в эти дни торговлю и все работы? “. Мы скажем им на это: народ будет делать в праздники то, что будете делать вы, становящиеся во главе его. Если вы будете в навечерие праздников с благоговением посещать всенощные бдения, и в самые праздники присутствовать на литургиях, и притом приходя к началу их, не выходя из храмов прежде времени и не разговаривая во время богослужений: народ обрадуется этому и утвердится в обычае ходить в праздники к церковной службе. Если же вы будете, как многие из вас делают теперь, вечера и целые ночи под праздники проводить в играх и пиршествах, а на утро от многоястия и многопитания просыпать даже и поздние литургии: то неудивительно, если такою свободою соблазнится и народ, как уже и видимо не только в молодых людях среднего сословия, но и в крестьянах, особенно начитавшихся книжек, разбрасываемых в народе непризванными писателями и лжеучителями в роде Пашковых и Толстых. Наконец, если вы в праздники дадите народу приятные и поучительные занятия в роде чтений, облагороженных певческих собраний, гимнастических упражнений и т. под.: народ охотно последует за вами, но так же, к несчастью, он может быть увлечен и на ваши зрелища, которые становятся год от года мнение художественными и более развращающими, и даже в те грубые и сладострастные вечерние сборища, о которых и говорить трудно. Посмотрите в историю: кто начинал и ускорял разложение и падение великих народов, славившихся могуществом и образованием? Не передовые ли сословия, оторвавшиеся от старых, утвержденных преданиями, добрых народных нравов и обычаев, увлеченные ложными учениями и расслабевшие духом в роскоши и пороках? В себе и своей жизни читайте будущую историю и судьбу нашего народа.

Мы сказали, что колебания и произвол наших городских и земских собраний в решении вопроса о прекращении торговли по праздникам запутывает совесть нашего народа. Это верно. Мы, служители Церкви, слышим от благочестивых торговцев жалобы на то, как тяготят их это разнообразие и перемены в назначении часов для торговли в праздники; как трудно им выслушивать жалобы от людей, служащих у них, на то, что им нет надлежащей свободы ни для посещения богослужения, ни для отдохновения в своих семействах. Мы видим, наконец, как некоторые торговцы робко и понемногу сами начинают прекращать торговлю в праздники. Это было особенно заметно в годовщину чудесного спасения Государя Императора 17октября, когда каждый хотел по-христиански отпраздновать этот великий день явления милости Божией нашему отечеству. Мы не можем без жалости смотреть на это неестественное положение православных людей, имеющих все права на свободное распоряжение своим временем и выражение своих христианских чувствований и расположений. Нам хочется сказать им: чего вы ждете? Кого вы боитесь? Господня заповедь, освобождающая ваши души в святые дни от всех житейских забот и трудов, вам известна. Благословение Божие благочестно проводящим эти дни обещано непреложным словом Божиим, Благочестивейший Государь благоволительно ожидает вашего свободного движения в этом великом деле восстановления благочиния, трезвости, мира и порядка в святые дни Господни, – в деле, обещающем неисчислимые благотворные последствия для нашего народа. Правда, когда большинством общества овладел дурной обычай, тогда трудно бороться против него. Но зло, о котором мы рассуждаем, уже понято, начинающие есть, желающих в глубине души его прекращения множество. Кто больше имеет веры и страха Божия в душе своей, тот наиболее обязан с твердостью начинать и вести эту борьбу. Закрывайте в праздники ваши лавки и промышленные заведения в городах, за вами последуют торговцы в селениях, вразумятся и крестьяне и переменятся дни для базаров; дух благочестивой ревности по Боге и Церкви пройдет по земле нашей, и мы своими глазами увидим на себе и отечестве нашем исполнение Божиих обетований, дарованных ревностным блюстителям священного покоя посвященных Богу дней. Аминь.


Источник: Полное собрание проповедей высокопреосвященнейшего архиепископа Амвросия, бывшего Харьковского : С прил. Т. 1-5. - Харьков : Совет Харьк. епарх. жен. уч-ща, 1902-1903. / Т. 3. - 1902. - [2], VI, 558 с.

Комментарии для сайта Cackle