архиепископ Амвросий (Ключарев)

Слово произнесенное в Спасовом скиту 17 октября 1890 года

О благодарности к Богу. Непрестанно молитеся. О всем благодорите:

сия бо есть воля Божия о Христе Иисусе в вас.

(1Сол. 5, 17, 18).

Мы собрались сегодня, братия, сюда с тем, чтобы во вторую годовщину принести благодарение Богу за спасение от смертной опасности Благочестивейшего Государя и Его Августейшего Семейства-на самом месте и в самый день совершения этого чудесного события. Какие мысли и чувствования управляют нами в настоящем случае? Любовь к Государю, сознание величия милости Божией, явленной нам в спасении Царя мудрого, кроткого, твердого, мужественного, любвеобильного, – Царя, в руках которого самодержавная власть в настоящее трудное время составляет незыблемый оплот нашего благосостояния. Наконец, привлекает нас сюда и святость самого места, ознаменованного особым явлением на нем всемогущества и благости Божией. Всех этих побуждений было бы достаточно для увековечения народной памяти о явленной нам здесь милости Божией, если бы не угрожала нам человеческая забывчивость, смена событий, при которой новые силою своих впечатлений затемняют в умах наших давно совершившиеся, и наконец изменчивость человеческих мыслей и воззрений нередко искажающих, как свидетельствует наше время, самые светлые и знаменательные исторические события и воспоминания. Отсюда видно, что несомненно обеспечивает сохранение памяти о благодеяниях Божиих только, христианское настроение народов, твердая христианская добродетель, основанная на неизменной воле Божией. На такую общую добродетель, обеспечивающую благодарную память об особых Божиих благодеяниях, указывает нам Апостол Павел: непрестанно молитеся, о всем благодарите: сия бо есть воля Божия о вас во Христе Иисусе. Это значит, что только тот, кто привык за все, благодарить Бога, не забудет с горячею любовью и усердием принести благодарение Богу за чрезвычайные благодеяния Божия, отличающиеся особым промышлением Божиим о людях по потребностям известного времени.

Что такое благодарность?

Благодарность вообще есть признание оказанного нам благодеяния, или услуги, – выражаемое с любовью соответствующим чувству словом или делом. Верная оценка оказанного благодеяния делает благодарность сознательною и прочною; глубина чувства – искреннею и нелицемерною; соответствующая чувству слова или действия закрепляют добрые отношения между благодетелем и облагодетельствованным.

Благодарность есть одно из самых лучших и благородных свойств природы человеческой. Она проявляется в людях всех народностей и религий и на всех степенях человеческого развития – от племен диких и до самых образованных. Везде неблагодарный человек оскорбляет своим невниманием и черствостью сердца того, кто оказал ему услугу, оскорбляет и чувство справедливости в окружающих. Напротив, общее уважение, а иногда и восторг вызывает благородное дело, или героически подвиг совершаемые по чувству благодарности к благодетелю.

Таково значение благодарности между людьми. Конечно, неизмеримо высшее значение она имеет в отношении к Богу. Благодеяния людей по отношению друг к другу ограниченны, временны, а иногда и случайны: благодеяния Божии неисчислимы и постоянны. Благодарность к людям приобретает благорасположение их в меру их сил и средств: благодарность к Богу открывает путь к приобретению дальнейших и высших милостей Божиих -в бесконечность. Благодарность к людям требует воздаяния взаимными услугами иногда трудными и долговременными: благодарность к Богу требует только искренности, теплоты и чистоты этого самого чувства и отражения его в нашей собственной жизни для нашего же блага. Неблагодарность к людям, отталкивая их от нас, сопровождается прекращением со стороны их услуг и благодеяний частных, касающихся одной какой-нибудь стороны нашей жизни и не всегда необходимых: неблагодарность к Богу, удаляя нас от Него, заграждает для нас источник всех необходимых для нас благ, ни чем не заменимых и временных и вечных.

Судя по этому, благодарность наша к Богу должна быть глубже, живее, чище и постояннее, чем благодарность к людям. Если мы благодарим человека, который осветил нам путь во тьме и избавил нас от падения, то как не благодарить каждый день Бога за ежедневно восходящее солнце? Если мы благодарим человека накормившего нас во время голода, или укрывшего в пути от непогоды и успокоившего нас в своем доме: то как не благодарить Бога, ежедневно питающего нас и дарующего нам все необходимое в этом прекрасно устроенном мире? Если мы благодарим родителей и воспитателей за попечение их о нас во время нашего детства и юности: то как не благодарить Бога за непрестанное любвеобильное промышление Его о нас от колыбели и до могилы, и за могилою – в вечности? Непрестанно молитеся. О всем благодарите.

Казалось бы, что не нужно особого напоминания о благодарности нашей к Богу, когда вообще благодарность так свойственна природе человеческой, и когда так ясна для нас обязанность благодарить Бога; но мы слышим из уст Апостола особую о ней заповедь: сия есть воля Божия о вас. Почему же дается эта заповедь от имени Божия? Потому же, почему даны заповеди и относительно других обязанностей наших столь же свойственных природе нашей, как, например, о почитании родителей, о любви к ближним; потому именно, что естественные требования нравственного закона при развращенности природы нашей забываются нами и от невнимания пренебрегаются. В этом смысле и о долге благодарности требуется для нас напоминание. И в житейском опыте замечено, что благодарность есть одна из самых трудных добродетелей. Почему? По черствости и тупости нашего сердца, по нашей жадности и зависти, побуждающей нас всегда желать большего, нежели получаем, по той поспешности, с которою спешим пользоваться благодеянием, прежде нежели отблагодарили за него, наконец по вновь открывающимся нуждам, которые вытесняют из нашей памяти прежде бывшие трудные положения и прежде полученные благодеяния. В этом пороке Апостол Павел обличал самый образованный из древних языческих народов, Римлян: „они, познав Бога (из природы), не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, а осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели“ (Рим. 1,21.22).

Еще встречается вопрос: почему Господу Богу, вседовольному и всеблаженному, нужна наша благодарность, когда она ничего к Его бытию прибавить не может, и когда Его бесконечная благость изливается в благодеяниях тварям по собственному влечению, без всяких сторонних побуждений? Этот вопрос легко разрешается на основании учения о сходстве нашей природы, как образа Божия, с существом Божиим, как с ее Первообразом. Все, что есть в нас доброго, честного и благородного, уделено нам по подобию свойств Божиих; следовательно все, что мы такого имеем в высочайшей степени есть и в Боге. Если есть в нас проблески бескорыстного благожелательства ближним; если мы радуемся их счастью; если их благодарность, давая нам видеть, что наш дар послужил им в пользу, побуждает нас к новым благодеяниям для улучшения их положения: то без сомнения все эти движения любви в высочайшей степени принадлежат и Богу. Поэтому слово Божие говорит, что Бог любит праведников, благотворит благочестивым семействам из рода в род, радуется об обращении заблуждающихся, скорбит о развращенных и неблагодарных. Какая скорбь чувствуется в словах Спасителя по исцелении Им десяти прокаженных, из которых, по получении благодеяния, один только Самарянин пришел воздать Ему благодарение: не десять ли очистишася, да девять где? Како не обретошася возвращшеся дати славу Богу, токмо иноплеменник сей? (Лук. 17,17. 18). Не вдаваясь в праздные и бесплодные исследования о том, как совмещаются в Боге эти чувствования с неизменяемостью Существа Божия, мы последуем званию Божию, которым открывается нам таинственный обмен чувствований наших детских сердец с движениями любви Отца нашего Небесного: „призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя и ты прославишь Меня“ (Пс. 49, 15).

Очевидно, призывая нас к молитве прошения в наших нуждах, и ожидая от нас молитвы благодарения и славословия по получении благодеяния, Господь, Сам ни в чем не нуждающийся, ищет только нашего блага, и прежде всего нашего нравственного усовершенствования. Благодарность, соединяющаяся с славословием, есть первоначальный, прямой путь к общению с Богом, источником всякого совершенства. Прошения оказались необходимыми вследствие грехопадения наших прародителей, за которым открылись бесконечные наши нужды. В невинном состоянии люди, если бы в нем остались, всегда принимали бы благодеяния от Бога без прошений, по свободному движению любви Его к ним, и им ничего не оставалось бы более, как только радостное благодарение Богу. Теперь оказались необходимыми прошения, мольбы, слезы. Но Господь, принимая наши скорбны моления, желает возвратить нас к радости благодарения, которое должно быть блаженным уделом праведников в вечной жизни. Апостол, сказавши относительно благодарений: сия есть воля Божия, не напрасно прибавил: во Христе И ucy се. Иисус Христос искупил нас от греха со всеми его последствиями. Нам остается не грешить по доброй воле, и самые прошения о необходимых нуждах наших будут растворены дерзновением любви, и вместо скорбного пути покаяния нам откроется для общения с Богом радостный путь благодарения за благодеяния, сообщаемые нам Богом, как сказал Спаситель, прежде прошения нашего (Мат. 6, 8). Бог есть любы, говорит св. Иоанн Богослов, и пребываяй в любви, в Бозе пребывает (1Иоан. 4, 16). А что каждое сердечное благодарение Богу есть шаг по пути любви, ведущей к общению с Ним, это объяснил нам Сам Иисус Христос. В притче, сказанной Симону фарисею о двух неоплатных должниках, из которых заимодавцем был прощен одному очень большой, а другому малый долг, Господь спросил: „скажи, который из них больше возлюбит его? Не сказал Господь: возблагодарит, а возлюбит (Лук. 7, 42). Св. отцы, истолковавшие нам Священное Писание не словом только, но и делом, передают нам в своих бытописаниях следующий замечательный опыт. В одной обители два брата впали в грех. Настоятель на великий пост назначил им епитимии, поместив их в отдельных кельях для покаяния. Пред Пасхою он получает от Бога повеление выпустить из затвора падших братий, так как они прощены. Призвав их к себе, настоятель был удивлен их внешним видом: один был изможденный, исхудавший, другой свежий и здоровый. Объявив им прощение от Бога, он спросил у них объяснения этой разности в их внешнем виде: что вы делали в вашем уединении? Один, исхудавший, сказал: „я все плакал о грехе моем“, а другой, имевший здоровый вид: „а я все благодарил Бога, что Он не попустил мне погибнуть во грехе моем“. Мы видим из слова Божия, что Господь призывает нас к Себе двумя путями: наказаниями за грехи и благодеяниями за исполнение Его заповедей. Не трудно понять, что всеблагому Отцу нашему Небесному приятнее видеть наши радостные сердца и лица, нежели наши слезы. Потому Он и направляет нас на путь благодарения, чтобы мы, испытав это радостное чувство, вводящее в любовь Божию, удалялись от греха, плодящего скорби и болезни. Потому и Церковь, наша руководительница в деле спасения, непрестанно влагает в уста наши вместе с молитвами покаяния и молитвы благодарения за все Божии к нам благодеяния: за искупление нас Сыном Божиим, за чудные дела Божественного домостроительства для нашего спасения, за блага временной жизни, за семейные радости, за благополучно проведенный день, за мирный сон, за успешно оконченный труд, за пищу и питие, – чтобы мы всем сердцем восчувствовали, что живем в любви Божией, и от всего сердца возлюбили Отца нашего Небесного. Из этого видно, как преступно и для нас вредно это бесчувственное отношение к дарам Божиим и к благодеющему нам Богу, какое мы ныне видим в христианах развращенных и даже, по-видимому, образованных. К последним особенно можно отнести слова Апостола Павла, сказанные древним Римлянам: „осуетились в умствованиях своих и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели“.

Если таковы отношения Господа Бога к каждому человеку, памятующему Его благодеяния и благодарящему за них: таковы же и даже более милостивые должны быть к целому народу. Если движение одного любящего человеческого сердца видимо с небес: то, без сомнения, большее благоволение Бога и небожителей обращается на тысячи и миллионы возносящихся к небу сердец. Если примером одного человека славится имя Божие в небольшом кругу, где он живет: то примером целых народов, торжественно благодарящих Бога, славится имя Его в целом мире. И как ничто столько не оскорбляет Бога, как всенародное уничижение имени Его: так ничто столько не привлекает благого промышления Его о преуспеянии народов, как торжественное свидетельство их веры и любви, являемое в общественных и всенародных молитвах. Об этом свидетельствует вся история народа Израильского.

Много ныне рассуждают о мировом значении народов, об их призвании, об исторических задачах, предстоящих каждому из них. Сколько в этих рассуждениях произвола, противореча, горделивых мечтаний, которые разрушаются событиями нередко на наших глазах! Одно призвание обеспечивает преуспеяния каждого народа и объединяет народы в общий братский союз, – это призвание быть верными Богу истинному и покорными святому закону Его. Как верное средство определить и убедиться в том, не уклоняется ли народ от этого призвания, есть установление благодарственных торжеств в память полученных в известное время Божиих благодеяний. В этих торжествах воспоминаются печальные или радостные события, бывшие раньше нас, и пути Божия промышления в избавлении предков наших от постигавших их бедствий. Таковы были древние праздники еврейские, установленные Богом в память избавления народа Божия от рабства Египетского, странствования в пустыне и введения его в землю обетованную. Пред вступлением в пределы этой земли Господь дал такое повеление Моисею: „в праздник Кущей собери народ, мужей и жен и пришельцев твоих, которые будут в жилищах твоих, чтобы они слушали и учились, и чтобы боялись Господа Бога вашего и старались исполнять все слова закона сего. И сыны их, которые не знают сего, услышат и научатся бояться Господа Бога вашего“ (Втор. 31,12. 13). Тому же учит нас наша православная Церковь всеми праздниками установленными в память как мировых событий, относящихся ко всему человечеству, так и местных, имеющих значение только для нашего отечества. Будьте внимательны к ее молитвам при воспоминании помощи Бoжиeй, явленной предкам нашим в борьбе их с татарами, два века державшими их в порабощении, в освобождении от бедствий междуцарствия и польского нашествия, в сокрушении полчищ двадесяти язык в 1812 г. и т. п., – изъясняйте, кто может, значение этих празднований людям неграмотным, и все подобные события будут для народа путевыми столбами, указующими им прямое направление к его назначению – быть верным заветам Христа Спасителя нашего и уставам святой Его Церкви. Частные задачи, предлежащие народу нашему относительно внутреннего благоустройства отечества нашего, защиты от врагов, просвещения племен неведущих имени Христова, освобождения единоверных братий угнетаемых чуждыми народами, Господь Сам не только научит нас уразуметь, но и поможет исполнить.

И спасение великого Государя нашего от смертной опасности, чудесно совершенное на этом месте, будет иметь навсегда такое же значение не только для современников, но и для отдаленных потомков. И они чрез сохранение этого празднования, которое мы ныне совершаем, научатся бояться Господа Бога нашего, указавшего нам чудом спасения Царя нашего, – на кого нам надеяться в трудные времена неверия и развращения народов, от какой земной власти ждать защиты при всемирных смутах и переменах в правительствах, каких Царей просить у Бога для нашего отечества, и как нам чтить и любить таких Царей, какого даровал нам Господь в Лице несравненного Государя нашего Императора Александра Александровича. Аминь.


Источник: Полное собрание проповедей высокопреосвященнейшего архиепископа Амвросия, бывшего Харьковского : С прил. Т. 1-5. - Харьков : Совет Харьк. епарх. жен. уч-ща, 1902-1903. / Т. 3. - 1902. - [2], VI, 558 с.

Комментарии для сайта Cackle