протоиерей Андрей Хойнацкий

Отделение второе. Святые угодники Волынские и другие святые проживавшие на Волыни и посещавшие ее пределы во времена удельной системы.

I. Преставление пр. Варлаама игумена Печерского на Волыни.

По свидетельству Пр. Нестора, блаженный Варлаам был сын знаменитого воеводы времен великого князя Изяслава Ярославича, – Яна Вышаты, мужа известного своими военными подвигами и примерным благочестием. Еще будучи юношей, Варлаам нередко приходил к Преподобному Антонию и ученику его Никону слушать их наставления; – и эти наставления наконец до того воспламенили сердце молодого боярина, что он «решился жить в пещере, презрев все в жизни сей и ни во что вменив славу и богатство».84 Объявив однажды об этом намерении своем Пр. Антонию и получив от него благословение, Варлаам, на другой день, оделся в светлые ризы, сел на коня и поехал к пещере отцов, которые, видя твердую волю юноши – посвятить себя на служение Богу, с радостью постригли его и облекли в монашескую одежду, наименовав Варлаамом.

Вскоре узнал об этом отец Варлаама. Отправившись в монастырь, он взял из него своего сына, снял с него монашеские облачения и, облекши его в светлые одежды, связанного привез домой. Здесь к довершению соблазна Ян Вышата приказал накрыть для Варлаама роскошный стол и при нем присутствовать женщинам, одетым в богатые роскошные платья. Но ничто не помогло поколебать молодого воина Христова. Три дня пробыл Варлаам в доме отца, не вкушая никакой пищи и не облачаясь в одежды.... Тогда, видя полную непреклонность юноши, Вышата призвал к себе Варлаама, приветливо поцеловал его и отпустил в монастырь, среди всеобщего плача семьи и домочадцев.

Возвратившись в пещеру, угодник Божий со всею горячностью сердца предался подвигам смирения и послушания, так что когда Преподобный Антоний затворился в келье пещерной, то на свое место начальником братии назначил благочестивого Варлаама. Блаженный устроил над пещерою первую небольшую открытую церковь во имя Успения Богоматери, повелел братии собираться туда для молитвословия, вследствие чего, по свидетельству летописи, это место доселе, закрытое глубоким лесом берестовским, с этого времени стало на виду всех.

Впрочем, Преподобный Варлаам не долго пробыл Игуменом Печерской братии. Вскоре по воле Великого князя он был переведен в монастырь св. Великомученика Димитрия и в нем поставлен Игуменом.85 Это было в 1057 году. После этого, как сын знаменитого вельможи, располагавший особыми богатыми средствами, Преподобный решился посетить св. места, для каковой цели два раза путешествовал на восток, сколько для пользы души, столько и для блага своей церкви, ради которой в особенности старался изучить восточные обряды и обычаи, чтобы потом приложить оные на родине.86 Но эти труды вместе с другими подвигами так изнурили преподобного, что на втором пути из Царьграда он уже не мог дойти до Киевa. – Дошедши, по свидетельству летописца, до г. Владимира (Волынского), угодник Божий вошел в монастырь, находящийся близ города, называемый св. горою, (т.е. Святогорский Печерский), и в нем с миром почив, окончил жизнь свою.87

Умирая Преподобный Варлаам дал заповедь находящимся с ним проводить тело его в монастырь св. Феодосия и там положить, а все, что купил он в Константинополе, как-то иконы и другое необходимое повелел отдать блаженному.

Воля св. мужа была исполнена немедленно. По приказанию печерского Игумена Никона тело его из монастыря Святогорского было перенесено в монастырь Печерский и здесь положено на правой стороне церкви, где и доселе почивает в пещерах Преподобного Антония.88

Память преподобного Варлаама празднуется в Киево-Печерской Лавре 19 Ноября, может быть в день его кончины, когда он умер на Волыни.89

II. Жизнь и деятельность св. благоверного Ярополка князя Владимиро-Волынского

(21 Ноября.)

1. Действия блаженного Ярополка до вступления его в звание князя Волынского (1070 – 1078 г.)

Правнук св. равноапостольного Владимира, блаженный Ярополк, – во св. Крещении Петр, – был сын Великого князя Киевского Изяслава Ярославича. История ничего не говорит нам о времени его рождения. Известно только, что Ярополк был третий сын Изяслава, и один из сыновей этого князя с самых ранних лет принимал непосредственное участие в делах отца своего.

В первый раз его имя встречается в истории в 1070 году, в борьбе Изяслава с Всеславом Полоцким, по утверждении Изяслава на великокняжеском престоле, после первого его изгнания (1069 г.).90 Известно, что после этого изгнания Всеслав был избран Киевлянами и объявлен великим князем Киевским. До сего времени Изяслав держал Всеслава у себя в Киеве, в темничном заключении. Потому, возвратившись на отчий престол, Изяслав немедленно изгнал Всеслава из Полоцка, куда тот удалился было по возвращении Изяслава, и посадил там сына своего Мстислава. За тем, когда Всеслав потерпел поражение под стенами Новгорода (1069 г.), Изяслав послал против него Ярополка, который в следующем (1070 году) разбил Всеслава у Голотичска91 и заставил его помириться с отцом своим.92

Вскоре после этого Изяслав должен был снова бежать из Киева, оставивши великокняжеский престол брату своему Святославу (1073 г.) Вместе с ним отправился в изгнание и Ярополк93 и на этот раз с отцом своим побывал в Польше, у Польскаго тогдашнего Короля Болеслава, и даже в Германии у Немецкого Императора Генриха IV. У обоих из них Изяслав просил помощи против похитителей своего престола. Но Болеслав, как говорит Карамзин, не хотел искать опасностей в России, взял сокровища Изяслава и, по словам летописца, указал ему путь от себя.94 Столь же мало успеха имел Ярополк с отцом своим и у Немецкого Императора. «Окруженный в собственном государстве изменниками и неприятелями, Генрих, как говорить Карамзин, послал в Киев Бурхарда, Трирскаго духовного чиновника, и велел объявит князьям Российским, чтобы они возвратили Изяславу законную власть, или, не смотря на отдаленность, мужественное войско немецкое смирит хищников».95 Но затем «обезоруженный щедростью Святослава и не имея никакого способа воевать се Россиянами, он утешил изгнанника одним бесполезным сожалением».96

Это было в 1075 году. Тогда, лишенный надежды на ближайшую помощь соседей, Изяслав решился обратиться к Римскому Первосвященнику, и в том же году послал Ярополка в Рим в тогдашнему Папе Григорию VII, Гильдебранду. Гордый Папа благосклонно принял сына великого князя Русского и в том же году послал посольство к Болеславу, «заклиная именем Божиим отдать Изяславу все взятое им и его людьми, ибо хищники, писал Папа, не внидут в небесное Царствие, ежели не возвратят похищенная».97 Болеслав не посмел противиться Папе – и решился помочь изгнанному князю.98

Но в это самое время умер в Киеве Святослав (1076 г.) и на его месте сел другой брат его Всеволод, который вскоре помирился с Изяславом и снова уступил ему великокняжеский престол (1077 г. 5 июля). Тогда Ярополк получил от отца своего удел Вышгородский, который в то время считался одним из старейших уделов в области великого княжества Киевского и большей частью был занимаем наследниками великокняжеского престола.

За сим мы видим Прополка на войне, которую отец его предпринял на защиту Всеволода, изгнанного из его Черниговской волости беспокойным Олегом Святославичем и его союзником Борисом, сыном Вячеслава. Ярополк выступил к Чернигову вместе с отцом своим, дядей Всеволодом и его сыном Владимиром Мономахом. Уже победа была на стороне великого князя, как вдруг один из неприятельских всадников наехал и ударил Изяслава копьем в плечо. Рана была смертельная, – и Изяслав скончался на поле битвы (1078 г.), оставив великокняжеский престол своему брату Всеволоду. Ярополк проводил тело отца до самого Киева, оплакивая его смерть с дружиною: «батюшка, батюшка, говорил он, не без печали ты пожил на этом свете; много напасти принял от людей и от своей братии; – и вот теперь погиб не от брата, а за брата сложил голову». Изяслав был погребен в мраморной раке в храме Пресвятой Богородицы, «где стоял памятник св. Владимира».99

Взгляд на пребывание Ярополка в Риме. Суждение римских католиков об этом событии. Его настоящее историческое значение.

Известно, что в латино-польской богословской литературе издавна существует особого рода мнение, в силу которого многие латиняне и унияты стараются доказать, что на Руси со времен Св. Ольги и Владимира существовала непрерывная Уния с церковью Римскою до самого Митрополита Всероссийского Фотия (скончавшегося в 1435 г.).100 И вот в числе важнейших доказательств этого мнения, некоторые латино-польские писатели стараются указать и на посольство от Изяслава в Рим и на пребывание там бл. Ярополка у Папы Гильдебранда.

После Иллариона (Митрополита), пишет иезуит Кулеш, на Руси вступил на Митрополию Киевскую Георгий, или Юрий в 1068 г. Что он был в Унии с римскою церковью, на это указывает совершившееся во время его управления посольство Русского князя в Рим. Ибо Димитрий, (так называет его Бароний 1075 г.)101 посылал к папе сына своего. Причины этого посольства изложены в послании того же Папы (к Изяславу). Чрез сына своего Димитрия пожертвовал свое королевство Св. Петру, дабы он имел оное из его рук и содержал под своею охраною, и даже хотел учинить ему присягу на верность. Приняли это Папа и, пиша к Изяславу (lib. 2 epist. 74), желает ему обороны Св. Петра и заступления у Господа Бога, дабы и по смерти он удостоился царствия вечного».102

Заметим кстати, что такой же почти взгляд на это обстоятельство имеют и некоторые наши отечественные писатели. «Изяслав, говорит Карамзин, обратился к Папе, славному в истории Григорию VII, хотевшему быт главою всеобщей монархии или царем царей, и послал в Рим сына своего. Жертвуя властолюбию и православием Восточной Церкви, и достоинством государя независимого, он признавал не только духовную, но и мирскую власть Папы над Россией, требовал его защиты и жаловался ему на короля Польского.103

Но достаточно прочитать пресловутую грамоту Паны Григория к Изяславу, чтобы не только, по словам Преосвящ. Макария, до некоторой степени усомниться в справедливости папского к Изяславу послания,104 но даже и совсем убедиться в его неосновательности и несправедливости.

Григорий VII писал к Изяславу:105 «Григорий Епископ, слуга слуг Божиих, Димитрию, князю Россиян (Regi Russorum), и Княгине, супруге его, желает здравия и посылает Апостольское благословение».

«Сын ваш, посетив Святые места Рима, смиренно молил нас, чтобы мы властию Св. Петра утвердили его на княжении, и дал присягу быт верным главе Апостолов. Мы исполнили сию благую волю – согласную с вашею, как он свидетельствует – поручили ему кормило государства Российского именем верховного Апостола, с тем намерением и желанием, чтобы Св. Петр сохранил ваше здравие, княжение и благое достояние до кончины живота и сделал вас некогда сопричастником славы вечныя. Желая также изъявить готовность к дальнейшим услугам, доверяем сим послам, из коих один всем известен и друг верный,106 изустно переговорит с вами о всем, что есть и чего нет в письме. Примите их с любовью, как послов Св. Петра, благосклонно выслушайте и несомненно верьте тому, что они предложит вам от имени нашего, – и проч. Всемогущий Бог да озарит сердца ваши и да приведет вас от благ временных ко славе вечной. Писано в Риме, 15 мая, Индикта ХIII», (т.е. 1075 года).107

Очень могло быть, как основательно замечает Пр. Maкарий, что Изяслав отправил в Рим сына своего жаловаться на Польского короля, исповедовавшего римскую веру, или даже просит, чтобы Папа своею духовною властью побудил Болеслава оказать помощь нашему князю за взятые у него сокровища.

«Но как мог русский князь просить себе престола Русского у римского первосвященника, когда знал, что слово последнего не имело в России никакой силы, что его не послушались бы ни народ, ни князья? Как мог Изяслав, бывший уже двукратно великим князем и имевший неотъемлемое право на Киевский престол, просить у папы престола не себе, а сыну своему, когда знал, что это послужило бы только новым, неодолимым препятствием к достижению цели при существовавших тогда княжеских отношениях? Довольно ли выразумел Гильдебранд слова сына Изяслава? Не дал ли им своего более обширного смысла? Не хотел ли только воспользоваться благоприятным случаем, чтобы действовать на Русского князя, а через него и на русскую церковь для привлечения их в свои сети».108

Нельзя не согласиться также с свидетельством другого нашего отечественного историка, который прямо говорит, что сам Карамзин «на сей раз мог быть слишком доверчив к папе, браня Изяслава, что он будто бы жертвовал властолюбию и православием Церкви и достоинством Государя». – «Действительно Карамзин, не видевший всей переписки Пап с Русскими, на сей раз мог быт слишком доверчив к папе. Много примеров было тому, что Папа принимал поклон пастырю за поклон подданного царю, и в великолепных надеждах на будущность перестраивал по-своему действительность на бумаге.109

Но даже признавая достоверность послания Григориева к Изяславу, мы должны сознаться, что оно не имело для римской церкви никакого значения. Мы видим, что, по смерти Святослава, Всеволод беспрепятственно уступил снова великое княжение Изяславу; тем, как говорит Пр. Макарий, и кончилось сношение Изяслава с Римом.110 – Тем менее обстоятельство это могло иметь какое либо влияние на бл. Ярополка. Исполняя волю отца своего – изгнанника, Ярополк, как верный сын, мог действовать от имени отца даже в пользу папы; но когда он увидел все бессилие римского первосвященника по отношению к делам России, когда вместе с ним убедился в алчности папских стремлений и ненасытимой жадности Гильдебранда к порабощению всего мира, – он без сомнения с полнотой православного чувства отверг всякие сношения с Римскою куриею, а может быть, в последствии времени и слезами покаяния омыл свою невольную ошибку, если только она была сделана. Дальнейшая жизнь бл. Ярополка служит сему самым лучшим доказательством.111

Блаженный Ярополк в звании князя Волынского; несчастия перенесенные им в этом звании; его кончина, погребение и прославление (1078 – 1086).

Как только добрый Всеволод сделался великим князем по смерти Изяслава, он тотчас дал Ярополку отчину отца его Туров и в награду за верную службу присоединил к ней стол Волынского княжения Владимирского. Шесть лет спокойно княжил Ярополк на Волыни, без всяких тревоге и возмущений. На шестом году своего княжения, пред Пасхою 1084 г., набожный Ярополк отправился в Киев, чтобы провести Светлое Воскресение у великого князя, своего дяди. Этим случаем воспользовались Ростиславичи. По удалении Ярополка они убежали из Владимира, собрали войско, прогнали Ярополкову дружину из его княжения и, овладев городом Владимиром, объявили себя князьями Волынскими.112 Тронутый несчастьем племянника, Всеволод для защиты Ярополка послал на Волынь своего сына – Владимира Мономаха. Владимир побывал два раза у Ярополка на Бродах, и «сотворив там, по свидетельству самого Мономаха, любовь велику» с последним, овладел Владимиром, прогнал похитителей Ярополкова удела и снова утвердил его на Владимирском престоле.113

Но на этот раз Ярополку не суждено было долго оставаться во Владимире. Побуждаемый постоянными требованиями безудельных западнорусских князей – Давида Игоревича и Ростиславичей, великий князь дал первому Дорогобуж, а Ростиславичам Перемышль и Теребовль. Между тем эти города с давних пор составляли одно с княжением Владимиро-Волынским, и на этом основании до последнего времени принадлежали Ярополку. Обиженный таким образом Ярополк готовился защищать свое достояние. Впрочем, как свидетельствуют летописи, он вовсе не думал вооружиться против Великого князя, а шел единственно против Давида и Ростиславичей, которых одних считал виновниками своей обиды. Но Всеволод понял дело по-своему, и потому нимало не медля снарядил войско против Ярополка и снова послал оное на Волынь под предводительством Владимира Мономаха. Блаженный Ярополк должен был бежать и, по примеру отца своего, удалился в Польшу, оставив в Луцке мать свою и семейство с дружиною. Мономах приблизился с ратею к Луцку; но Лучане сдались без боя и выдали ему семейство Ярополка (1085). Мономах отдал Владимирский удел Давиду Игоревичу, владевшему в то время Дорогобужем, а пленное семейство Ярополка отослал в Киев.114

Впрочем в следующем году (1086) Ярополк снова вернулся из Польши в Русскую землю, заключил мир с Всеволодом и старанием доброго Мономаха сел опять во Владимире. Такому обороту дел в особенности содействовала прежняя дружба Мономаха с Ярополком, а можете быть и благодарность старого Всеволода к отцу Ярополка Изяславу и нежелание Всеволода вступать в борьбу с сыновьями Изяслава (братьями Ярополка), из которых старший по праву должен был получить великое княжение по смерти Всеволодовой. – Как бы то ни было, но Ярополк в третий раз утвердился в своей отчине, хотя на весьма непродолжительное время. Посидев несколько дней во Владимире, блаженный князь поехал в Звенигород, один из городов Галицких.115 «Когда дорогою, как говорить современник, он лежал на возу, некто Нерядец, один из дружины Ярополка, ехавший подле на лошади, по наущению злых людей (вероятнее всего по наветам Ростиславичей),116 проколол князя в бок саблею». Ярополк поднялся, извлек из себя окровавленное железо и громко воскликнув: «ох, этот враг меня покончил», скончался. Нерядец бежал в Перемышль к Рюрику Ростиславичу.117

Это было 22 ноября 1086 г. Отроки Ярополковы взяли тело своего князя и повезли оное сначала во Владимир, а оттуда в Киев, чтобы воздать ему честь погребения там, где лежали кости отца его. Всеволод, Мономах и брат его Ростислав, духовенство и народ Киевский, все встретили останки блаженного князя с искренним изъявлением горести и печали. За тем, по свидетельству Нестора «со псалмы и песньми проводили его до Св. Димитрия и опрятавше тело его, с честью положили оное в мраморной раке, в церкви Св. Апостола Петра, юже бе сам начал здати преж, месяца декабря, в 5 день118.

Летописец со скорбью говорит, что блаж. Ярополк много принял бед без вины, был изгоняем братьями, обижен, разграблен, наконец принял горькую смерть. По словам Преподобного Нестора, он был тихий, кроткий, смиренный, братолюбивый, каждый год давал десятину из всего имения своего в Богородичную Киевскую церковь и всегда просил себе у Бога такой смерти, какая постигла его родичей: Бориса и Глеба. «Господи Боже, взывал он часто, приими молитву мою, дай мне смерть, якоже двум братьям моим Борису и Глебу, от чужой руки, дабы я омыл грехи мои кровью моею и избавился сего тщетного, мятежного мира, как вражьей сети». И вот, заключает Преподобный летописец, молитва блаженного не отринута Богом. Он получил блага, их же око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человека не взыдоша, яже уготова Господь любящими его.119

Другие известия прибавляют к этому, что блаженный Ярополк отдал Печерской обители все имение свое – волости Небольскую, Деревскую, Луцкую и около Киева,120 не любил нетрезвости и насмешек, а вместо этого любил слезы умиления, никому не мстил и был весьма образован.121

Память Святого Блаженного Ярополка – Петра Изяславича с самых древних времен полагается в Православных Русских святцах 21 ноября, накануне его смерти, совместно с праздником Введения во храм Пресвятой Богородицы.122

III. Житие преподобного Стефана, епископа Волынского. (27 Апреля).

1. Первоначальное служение преподобного Стефана в обители Киево-печерской. Его избрание во игумена Печерского и деятельность в этом звании (1040 – 1078 г.).

О первоначальном происхождении и воспитании Преподобного Стефана предание не сохранило никаких сведений. Известно только то, что он с самого детства подвизался в Киево-печерской Лавре под надзором и руководством Преподобного Феодосия и был его «присным», искренним учеником.123 Вместе с сим Блаженный Стефан с самых первых времен своего пребывания в обители пользовался особым уважением у братии Печерской, так что вскоре по пострижении единодушно был избран всеми доместиком Лавры, т. е. начальником хора или уставщиком. С своей стороны и Преподобный Феодосий тоже не забывал своего любимого ученика и нередко поручал ему вместо себя говорить поучения братии.124

Когда Преподобный Феодосий приближался к кончине, братия Лавры единодушно просила его, дабы он назначил им вместо себя игуменом «Стефана доместика». «Он вырос под твоей рукой, говорили ему, и послужил тебе; теперь дай нам его“. – Преподобный Феодосий с любовью принял желание брани, и призвав блаженного Стефана, в лице всего Лаврского собора, передал ему монастырь со всем его достоянием и за тем с миром почил о Господе) (3 мая 1074 года).125 Умирая Пр. Феодосий между прочим дал Святому Стефану следующее наставление: се, чадо, вручаю тебе монастырь; блюди его с опасением и храни что я устроил относительно службы не изменяй преданий монастырских.126 Но особенно Преподобный Феодосий с великою любовью и заботливостью поручал своему преемнику основанную им, новосозидаемую великую соборную церковь Печерскую, и умолял ого довершить начатое дело.127 Блаженный Стефан, как послушный сын, принял на себя исполнение волн своего отца и учителя. И действительно, его старанием, спустя три года, огромный храм печерский был окончен вчерне. В тоже время, оградив монастырь деревянною стеною, Преподобный Стефан построит вблизи созидающейся церкви деревянные кельи, в которые перевел братию из старого пещерного монастыря, оставив в последнем только немногих иноков для погребения умирающих и ежедневного служения божественной литургии за умершую братию и ктиторов обители.128

2. Удаление Преподобного Стефана из Печерской обители и основание им Кловского Влахернского монастыря (1078 – 1090 г.).

Однако преемнику Преподобного Феодосия не суждено было довести до конца завещанное ему дело великого основателя Печерской обители. Неизвестно, по какой причине и по какому случаю, братия, которая сама выпросила себе Стефана во игумены у Преподобного Феодосия, до того вооружилась против Преподобного, что не только заставила его отказаться от игуменства, но даже лишила всякого прибежища в обители и принудила его совершенно удалиться из нее.129 Это было в 1078 году.130

Как достойный ученик Преподобного Феодосия, блаженный Стефан с твердостью перенес постигшее его несчастье. За то Господь даровал ему утешение в особом добром сочувствии, с которым теперь отнеслись к нему Киевские бояре и вельможи великокняжеские. Из них многие были духовными детьми Преподобного, – некоторые даже еще по указаниям и назначению Пр. Феодосия. Потому они всеми силами старались помочь Стефану, делали ему разные приношения «и, как говорит летописец, милостью подвигшеся, от имений своих довольно еже на потребу подаваху ему».131

Тогда вспомнил Св. Стефан о славных чудесах, свидетелем которых был он при построении Печерской церкви,132 и на получаемые подаяния, по образцу ее, решился устроить себе новую обитель. Но привязанный сердечною любовью к обители Печерской, с которою соединялось для него так много воспоминаний, – Преподобный не хотел далеко удаляться от нее, – и потому свой новый монастырь основал на другом отроге Печорской горы, на урочище, называемом Кловым, – посвятив его вместе с созидаемою церковью во имя положения ризы Пр. Богородицы во Влахерне, – от чего и сам монастырь получил наименование Кловского Влахернского.133

3. Избрание и посвящение пр. Стефана во Епископа Волынского. Его служение в этом звании и участие в открытии св. мощей пр. Феодосия Печерского (1090 – 1091 г.).

Много собралось ревнителей иноческого жития к блаженному Стефану в его Кловскую обитель. – Он им дал весь чин строения и уставы, какие были учреждены для Печерской обители Пр. Феодосием. – «И процвела, как говорите летописец, обитель Кловская и далеко распространилась молва о добродетелях блаженного Стефана, яко и в дальчайших странах добродетельного ради жития славиму быти ему и знаему многим».134

Вследствие этого, когда на Волыни скончался епископ Владимира Волынского,135 – то св. Стефан единодушно волею великого князя и митрополита был избран во епископа и назначен преемником покойного на кафедру Волынскую. Блаженный поставил вместо себя настоятелем Кловской обители ученика своего Климента, – и рукоположенный митрополитом Киевским Иоанном, – отправился на новое свое служение (около 1090 г.).136

Целый год благочестно пас Пр. Стефан врученное ему стадо Волынской паствы, с ревностью Апостольскою служа для всех, по словам современника, «образом, любовию, словом, житием, смирением и чистотою».137 Между тем в Киеве, в это время, общим советом Печерского Игумена Иоанна с братией, решено было перенести святые мощи Пр. Феодосия из пещеры в новую соборную церковь Успения Пресвятой Богородицы. Блаженный Стефан находился тогда в своей Кловской обители. Здесь еще продолжалось строение заложенной Пр. Стефаном церкви Влахернской, а потому Св. угодник, по всей вероятности, приезжал в Киев для наблюдения за монастырскими работами.138 А может быть, он нарочито поспешил в Киев к этому времени для соборного служения вместе с митрополитом в великий храмовой праздник Успения Пр. Богородицы.139 Блаженный Стефан слышал о благочестивом намерении пещерной братии относительно перенесения священных останков пр. Феодосия, но не знал, когда именно намеревались они совершить самое перенесение. Однажды ночью сидел он в своей обители и размышлял о том, как бы не пропустить этого дорогого для его сердца торжества. – Вдруг видит он чрез поле зарю, сияющую во мраке над пещерою Феодосия. Святителе Божий огорчился, подумав, что без него переносят св. мощи, – и потому, ни мало не медля, сел на коня и вместе с учеником своим Климентом отправился в Печерскую обитель. Дорогою им показалось, что множество свечей горит около пещеры. Но лишь только успели они приблизиться к ней, как свет прекратился и прежний мрак ночи объял пещеру. Тогда уразумел Св. Стефан, что это было видение, сподобившее его свыше «видеть свет божественной славы от честных мощей отца и учителя его».140

Это было накануне 14 августа 1091 г., именно в ту пору, когда стараниями Пр. Нестора летописца только что прокопана была гробница Пр. Феодосия и его св. мощи вынесены к дверям пещеры.141

На другой день (14 августа 1091 г.) действительно было совершено желанное братией и Св. Стефаном перенесение мощей пр. Феодосия, – и блаженный епископ Волынский имел утешение послужить ему вместе с другими архипастырями, присутствовавшими на этом торжестве.142

4. Возвращение пр. Стефана к своей пастве; новые подвиги благочестия, кончина и прославление (1091 – 1094).

После этого духовного торжества св. Стефан снова возвратился к своей пастве Волынской и здесь еще около трех лет (именно два года, 8 месяцев и 13 дней) довершал блаженный подвиг святительства; по свидетельству современника (пр. Нестора летописца), «многие добродетели на успех словесному си стаду сотворив, их же ради обретеся достоин не увядаемого славы венца, его же от начала лет своих именем своим знаменова»143. – И тако, как заключает Патерик Печерский, по летех многих (пр. Стефан) на приятие венца того ко Христу Пастырей Начальнику отъиде».144 – Добрый пастырь Волынский скончался в своей епархии, во Владимире Волынском, 27 апреля 1094 г. и здесь погребен, без сомнения, во Владимирском кафедральном соборе, среди общего плача обитателей города и всей Волынской паствы, на месте, именуемом ныне «Феодоровщина» или «Старая Катедра», входившем некогда в составе г. Владимира, и теперь отстоящем от него на расстоянии около двух верст.145

В этот же день отечественная церковь совершает и его святую память.146                     

IV. Память преподобного Нестора летописца на Волыни.

С именем Пр. Нестора соединяется имя первоначальника Русской Летописи, оставившая нам древнейшее описание нашей отечественной истории. Не смотря однако на это, биографические сведения о его замечательной личности весьма скудны и дошли до нас только в незначительных отрывках. За исключением того, что Пр. Нестор родился в 1056 году и, как думают многие, в самом городе Киеве,147 что за тем он вступил в печерский монастырь на семнадцатом году от рождения, кроме далее известия, что он пострижен в монашество преемником Пр. Феодосия, Стефаном, в последствии Епископом Волынским, и им же поставлен во дьякона,148 и затем в 1091 году принимал непосредственное участие в открытии святых мощей преподобного Феодосия,149 мы почти более ничего о нем не знаем. Самое время кончины Пр. Нестора неизвестно с точностью. Полагают только, что он умер после 1113 года, «ибо этот год занесен в хронологический перечень, помещенный в начале его летописи».150

Тем более драгоценны при этом те особые черты, который история сохранила нам об отношении Пр. Летописца к земле Волынской. Таково прежде всего известие о пребывании Пр. Нестора во Владимиpе Волынском «смотрения ради училищ и поставления учителей». Это было, как рассказывает сам летописец, в 1097 г., когда преподобный писал уже свою знаменитую повесть временных лет.151 Без сомнения, как человека образованного и преданного науке, Пр. Нестора интересовали школы Владимирские тем более, что это были школы, как известно, старейшие в Русском Государстве, – и надобно полагать, в свое время самые замечательнейшие и обширнейшие.152

Но особенно, как нам думается, Пр. летописец посещал пределы Волынские с другою не менее важною целью – именно для ознакомлена с историей и историческими памятниками края, который после области Киевской был тогда главнейшим центром политической жизни русского государства. Известно, что еще за долго до общерусской летописи Пр. Нестора, – на Волыни, как и в Новгороде существовала местная летопись Волынская, занимавшаяся описанием южнорусской истории.153 Знатоки замечают, что эта Волынская летопись во многих местах даже целиком вошла в состав временника Несторова,154 – вследствие чего, между прочим, и повествование его о событиях земли Волынской, как известно, составляет чуть-ли не третью часть всего содержания Несторовой Летописи. – Само собою разумеется, что Пр. летописец нигде не мог так познакомиться с Волынской историей, как в столице тогдашнего княжения Волынского – во Владимире Волынском и в особенности в Святогорском Владимирском монастыре, в котором, по мнению большинства исследователей, писана и Волынская летопись.155 А это очевидно еще более приближает Преп. летописца к земле Волынской, поставляя его не только на ряду с важнейшими ее посетителями, но и в числе первых ее историков, сохранивших для нас сведения о древних судьбах и обстоятельствах нашего края.

Преподобный Нестор погребен в Киеве, – в пещере Пр. Антония, где и доселе открыто почивает. Память его, по древним святцам, 27 октября, в день его кончины.156

V. Святый Амфилохий печерский, Епископ Волынский.

Скудость сведений о его жизни и деятельности. Вероятное происхождение его из иноков Киево-печерской Лавры. Его отношение к делу о причислении Преподобного Феодосия Печерского в лику святых. Участие в борьбе Великого Князя Владимира Мономаха с Волынским князем Ярославом Святополковичем. Удаление в Печерскую обитель. Кончина и отношение его к судьбам Лавры Почаевской.

Из всех святых угодников Божиих, известных в истории православной церкви на Волыни, о святителе Амфилохии мы имеем самые скудные сведения.

В своих жизнеописаниях «Русских святых» Преосвященный Филарет, Архиепископ Черниговский, сообщает о нем только следующее:

«О Святом Амфилохие, Епископе Владимиро-Волынском, которого рукописные святцы поставляют между святыми Печерскими подвижниками, летописи говорят нам только, что он хиротонисан в 1105 году и скончался в 1122 году. В одном списке святцев, – присовокупляет к этому еще Преосвященный Филарет, – сказано, что святой Амфилохий в пещере преставися».157

Такие же сведения находим о Святителе Амфилохие и в «историческом исследовании об епископах Волынской Епархии, в Волынских Епархиальных Ведомостях 1867 года, с прибавкою, что «святитель Анфилохий был рукоположен русским митрополитом Никифором I-м» и что, по порядку наследования, ему должно принадлежать третье место в ряду известных по истории первосвятителей Владимиро-Волынской Епархии со времени ее основания, после Стефана 1-го, поставленного святым равноапостольным Владимиром, при открытии Волынской Епархии, и святого Стефана II-го, известного преемника Преподобного Феодосия Печерского по игуменству в Киево-печерской Лавре (1091 – 1094 г.158

Не более сведений сообщают о святителе Амфилохие в своих «историях Русской церкви» и Преосвященный Макарий и Профессор г. Голубинский, не смотря на то, что последний в своей истории, в числе других исследований посвящает даже особый, специальный отдел исследованию «о Епархии Владимиро-Волынской» в период домонгольский.

«Из Епископов Владимира-Волынского, говорит г. Голубинский, в настоящее время известны: 1) Стефан I-й, самый первый Епископ, поставленный Св. Владимиром; 2) Стефан II-й, постриженик печерского монастыря, сначала доместик или екклезиарх в нем, а потом приемник преподобного Феодосия по игуменству... и 3) Амфилохий, поставленный 27 Августа 1105 года и умерший в 1122 году».159

В сущности все эти сведения суть не что иное, как повторение таких же сведений, какие о святом Амфилохии сообщаются в наших летописях, каковые сведения, в более обширной редакции по Никоновскому списку, читаются так: «В лето (1105 г.) постави Никифор Митрополита по градом Епископы; постави Никифор Митрополит Епископа Амфилохия Володимерю Августа в 27-й день».160

Того же – (1122) лета преставися Амфилохий Епископ Володимерский, и земля потрясеся мало».161

Понятно само собою, что на основании данных подобного рода нельзя ничего сказать как о происхождении, так и о жизни и деятельности Святителя Амфилохия на его кафедре, не смотря на то, что он архиерействовал на Волыни целых семнадцать лет.

С большею или меньшею вероятностью можно предположить только, что святой Амфилохий взят на епископию из постриженцев Киево-печерской Лавры, так как в то время вообще ставили Епископов на Руси по преимуществу из печерских иноков, как это видим и на самой Волыни в лице преподобного Стефана II-го и потом непосредственного преемника Амфилохиева на Владимиро-Волынской кафедре, Симона, тоже бывшего из игуменов печерских (1123 – 1136 г.), и др.162

На ту же мысль наводит и сохранившееся, как мы видели у преосвященного Филарета, старинное предание, что «святой Амфилохий в пещере приставися», и соединенное с этим причисление его к лику преподобных печерских. Ибо тогда было в обычай, что все постриженцы Киево-печерской Лавры, как бы далеко промысл Божий ни заносил их от Киева, ничего так ни желали, как быть погребенными в заветных пещерах, откуда они вышли.... И многие действительно находили здесь вечный покой, а с сим вместе и высшее небесное прославление в качестве Преподобных печерских, как это напр. известно о святителе Нифонте, Епископе Новгородском (1156), самом Симоне, Епископе Владимирском (1226 г.), Меркурие Смоленском (1239), и многих других.163

За сим из исторических обстоятельств, в которых Святой Амфилохий в свое время несомненно принимал участие, нужно указать прежде всего на последовавшее в 1108 году причисление Преподобного Феодосия Печерского к лику святых.

Летописи об этом событии говорит так: «того же 6616 лета вложи Бог в сердце Архимандриту, Игумену Печерскому Феоктисту, и нача понуждати Феоктист Великого князя Святополка – Михаила Изяславича вписати Феодосия в синаник (синодик, список святых), Богу тако изволившу. Святополк же рад бысть, и веле его вписати, еже сотвори Митрополит Никифор. Повел же Митрополита по всем Епископиям вписати Феодосия в синаник. Все же епископы с радостью вписаша, и поминают его (Феодосия) во всех сборех».164

Если все епископы таким образом с радостию вписали Преподобного Феодосия в святцы и стали поминать его в своих молитвах, то тем с большею радостью должен был сделать это Святитель Амфилохий, столь близкий к Лавре преподобного Феодосия по духу, яко постриженец ее, и вследствие этого всегда помышлявший о том, чтобы упокоиться в пещерах Киевских, под кровом новопрославленного угодника Божия, подобно прочим печерским собратьям своим о Господе.

Спустя семь лет после этого, в 1115 году, совершилось на святой Руси другое, не менее памятное событие, а именно перенесение мощей святых страстотерпцев Бориса и Глеба из деревянной в Вышгороде в новоизданную каменную церковь. По сказанию летописи, на этом торжестве также участвовали все епископы как то Феоктист Черниговский, тот самый, который в звании Игумена Печерского хлопотал о причислении преподобного Феодосия к лику святых, Лазарь Переяславский, Никита Белгородский и Даниил Юрьевский.165 – Между ними не было Святого Амфилохия. Может быть причиною тому была отдаленность его Епархии и особенно местожительства его в городе Владимире от Киева. – Но всего вероятнее, Святитель Амфилохий не мог поехать к Киев, потому что не пустил его туда тогдашний (с 1097 г.) Владимиро-Волынский удельный князь Ярослав Святополкович, сын бывшего Великого князя Святополка Изяславича, в то время находившийся во вражде с Великим князем Владимиром Мономахом вследствие того, что, женившись на внучке его, дочери сына Мономахова святого Мстислава, Ярослав дурно обращался с женою, и этим вызывал против себя сильное неудовольствие Мономаха.166

Как бы то ни было, но та же борьба, спустя два года, была причиною того, что святителю Анфилохию пришлось выдержать вместе с другими в городе Владимире тяжелую двухмесячную осаду, так как Мономах решился наказать вероломного Ярослава и для этого в 1117 году, явившись под стенами Владимира с тремя союзными князьями – Давидом Олеговичем, Володарем, и Васильком, целых шестьдесят дней осаждали город, пока Ярослав не смирился и не попросил прощения.167

Когда же Мономах после этого заключил мир с Ярославом, «Ярославу, покоршуся и вдарившу челом пред стрыем своим Володимером», то Святителю Амфилохию нужно было принимать непосредственное участие в их примирении, так как в те времена все договоры между князьями, а тем более такие, как примирение враждующих, заключались не иначе, как с благословения и утверждения Святительского. В противном случае они не могли иметь ни какой силы. «И тако в мире», – а мы прибавим еще, – и за благословением Святителя Амфилохия, Владимир и Давид, Володар, Василько и Ярослав «разыдошася кождо во свояси».168

Впрочем Ярослав жил в мире с своими родичами недолго. Вскоре он совсем прогнал от себя жену свою, и удалившись в 1118 году из Владимира в Венгрию, начал набирать там полчища, чтобы отнять Владимир у сына Мономахова Романа, которого Мономах послал на Волынь вместо Ярослава. К Венграм Ярослав присоединил еще Ляхов, и в 1121 году отправился в пределы Волынские против Романа.169       .

В таких обстоятельствах, само собою разумеется, Амфилохию оставаться во Владимире было невыгодно и опасно, теме более, что хотя Ярослав в 1121 году дошел только до Червеня, одного из ближайших ко Владимиру городов Галицких, но он готовил новую грозу, которая в 1123 году и разразилась появлением его у самого Владимира «с Угры и с Ляхы и с Чехы».170 – Вследствие этого Святитель Амфилохий решился удалиться из неспокойного Владимира в Киев к Великому князю, под его защиту. Сюда же влекли его и излюбленные Киевские пещеры с своим неземным миром и удалением от всяких треволнений, столько лет обуревавших его на кафедре Владимиро-Волынской по причине междоусобий, центром которых Волынь тогда была по преимуществу.

Это было, всего вероятнее, в 1121 году, после первой попытки Ярослава сделать нападение на Волынь. В 1122 году Святитель Амфилохий скончался в святых пещерах, как сам того желал.

Спустя сто лет после сего, дитя орды Монголов разорили Киев до основания, а с ним вместе жертвою вражеского погрома сделалась и обитель Печерская. Большая часть ее иноков погибла от меча; другие разбежались, кто куда мог, ища спасения. В это время, должно быть, вместе с другими св. мощами сокрыты были от врагов и честные мощи Святителя Амфилохия, которые до нашествия Батыева были несомненно, как были мощи прочих угодников печерских, прославленных до того времени. – Когда же потом Лавра Печерская устроилась снова, то те, которые прятали останки блаженного угодника, или были убиты, или же навсегда ушли из Киева, и таким образом некому было указать место нахождения их, как не найдено было, по тем же причинам, тогда местонахождение Святых мощей и других святых угодников, сокрытых во времена погрома вражеского, напр. Бориса и Глеба, Преподобного Феодосия Печерского и др. От того мощи святителя Амфилохия остаются под спудом до сего дня.

За то в Печерской Лавре до самого Батыя не умерла память о том пути, которым угодник Божий, равно как его предшественники и преемники по кафедре Владимиро-Волынской из печерских иноков, ходили на Волынь для занятая своей кафедры. Теперь этим путем воспользовались некоторые из подвижников печерских, застигнутые Татарскою ордой, и шествуя по нему, достигли благословенной Горы Почаевской, и здесь основали себе новую «небеси подобящуюся обитель» во имя Божией Матери, которая, как прямая наследница Лавры Киево-печерской, молитвами Преподобных печерских процветает и до настоящего времени, глубоко храня признательную память о своем исконном родстве с святою обителью Печерской и купно со всеми ее блаженными угодниками, в числе которых святитель Амфилохий, по всей справедливости, должен занимать самое видное и почетное место.171

Память Святителя Амфилохия, 28 Августа, совместно с прочими печерскими угодниками Феодосиевых или дальных пещер,172 в особо 23 Ноября, в день памяти тезоименитого ему Святителя Амфилохия Епископа Иконийского.

VI. Память св. благоверного великого князя Киевского Мстислава Владимировича на Волыни.

Старший сын Владимира Мономаха, блаженный Мстислав родился в 1076 году и при св. Крещении получил Христианское имя Феодора. Еще будучи 12 лет, он был послан дедом своим, великим Князем Всеволодом княжить в знаменитой тогда волости Новгородской.173 На 19 году его жизни уже видим св. Мстислава образцом мужества и великодушия Христианского в борьба с Олегом Черниговским, которому блаженный князь прощает несколько раз и испрашивает ему прощение у великого князя и отца своего, несмотря на то, что Олег убил брата его Изяслава и два раза вероломно нападал на него самого в намерении завладеть Новгородом.

В ото время между прочим беспокойный Давид Игоревич во второй раз (1110 г.) был лишен стола Владимирского – на Волыни,174 который как отчина теперь опять перешел в руки нового великого Князя Святополка, на основании Любецкого решения.175 Но новому великому князю в настоящее время не столько нужна была Волынь, сколько Новгород, который под властью Мстислава находился таким образом в семье Мономаха. С этою целью Святополк уговорился с Мономахом и другими князьями (1102 г.), чтобы Мстислав был переведен во Владимир Волынский, а на его место в Новгород сел Ярослав, сын Святополков, княживший до сих пор во Владимире. Исполняя волю отца и великого князя Мстислав явился во дворце Киевском. сопровождаемый знатными новгородцами и боярами Мономаха. Тогда посланцы Мономаха объявили Святополку:

«Вот Владимир прислал сына своего; а вот сидят Новгородцы; пусть они возьмут сына твоего и идут в Новгород, а Мстислав пусть идет во Владимир».

Но на это Новгородцы сказали Святополку: «мы, князе, пришли сюда, и вот что нам велено сказать не хотим Святополка, ни сына его; если у сына твоего две головы, то пошли его к нам. Этого (т. е. Мстислава) дал нам Всеволод; мы его вскормили себе в князья, тогда как сам ты ушел от нас»176. Святополк долго спорил с Новгородцами, но они поставили на своем, взяли Мстислава и опять повели его назад в Новгород.

Тогда, не успев с одной стороны, Святополк решился действовать с другой; вследствие чего, спустя несколько времени, женил своего сына Ярослава, сидевшего тогда на столе Волынском во Владимире, на дочери блаженного Мстислава. – и этот-то брак бывший если не единственною, то по крайней мере одною из главных причин вражды между Ярославом и Мономахом, и был единственною причиною приведшею наконец на Волынь самого Мстислава.

Ярослав Волынский слишком дурно обращался с своею женою, – вследствие чего, сделавшись великим князем (1113 г.), Мономах еще в 1117 году ходил войною на Ярослава ко Владимиру, вместе с Давидом Святославичем, Володарем и Васильком Ростиславичами. После двухмесячной осады, Ярослав смирился; но вскоре, подущаемый Поляками, опять поднялся, в намерении достать себе старшинство пред Мономаховичами, – и до того увлекся желанием чести, что прогнал от себя даже собственную жену, дочь Мстислава. В тоже время прогнанный из Владимира Мономахом, за оскорбление внуки, Ярослав явился снова под стенами этого города с Венграми, Поляками и Чехами и осадил его со всех сторон (1123 г.).

Тогда во Владимире сидел другой сын Мономаха, Андрей. Сам Мстислав княжил в Белгороде близ Киева, куда переведен был отцом своим (1117 г.), желавшим иметь в сыне ближайшего помощника себе. – Мономах стал собирать войско против Ярослава, но для того, чтобы до собирания более сильной дружины не оставить Андрея Владимирского без помощи, он послал впереди себя ко Владимиру Мстислава Белгородского с небольшим отрядом.177

Блаженный Мстислав немедля отправился против своего неблагодарного зятя. – Но не успел он дойти до Владимира, как осада была снята, в следствие неожиданной смерти Ярослава, убитого двумя поляками из дружины Андрея. Союзники Ярослава, пораженные его смертью, тоже разошлись по домам, отправив к Владимиру послов с богатыми дарами для заключения мира (1124 г.)178

Теперь Мстиславу оставалось только устроять Волынскую землю в пользу брата, и без сомнения, к этому времени должно отнести и построение тех монастырей и храмов в г. Владимире и Луцке, основание которых предание приписывает св. Мстиславу, как-то монастыря Васильевского, церкви Дмитриевской и др. Вероятность этого предания переходит в полную достоверность, если обратим внимание на то обстоятельство, что св. Мстислав, по сказанию истории, во всю жизнь свою не пропустил ни одного особенно удачного или счастливого случая из своей жизни, чтобы не ознаменовать его построением какого-либо монастыря или храма. Так, сейчас по усмирении Олега Черниговского, им основана Церковь Благовещения на Городище вблизи Новгорода.179 Совершив поход в дикую Эстонию, Мстислав в 1113 г. заложил на княжьем дворе каменный храм во имя св. Николая.180 В марте (1116 г.) он опять смирил Эстов, взял Одеппе и захватил множество пленных, – в память этой победы он воздвиг новый храм в Ладоге, во имя св. Великомученика Георгия.181

Весьма естественно, что победив – и при том так легко, непокорного и вместе с сим причинившего столько семейных хлопот, – Волынского князя, Блаженный Мстислав, по обычаю, решился ознаменовать эту новую свою победу особыми памятниками на Волыни, – и в память этого положил основание некоторым монастырям и храмам в древнем Владимире182 и потом в Луцке, который в это время лежал на пути из Киева во Владимир, и кроме того был еще так памятен для России по пребыванию в нем Блаженного Николая Святоши, на ту пору еще подвизавшегося в обители Печерской. Не забудем кроме этого, что под властью Андрея, сына Мономахова, княжившего в то время на Волыни, самый Луцк принадлежал теперь семье Мономаховой, – что в это время сам Мстислав находился в Белгороде,183 следовательно по сю сторону Днепра невдалеке от Луцка, – а при таком положении, само собою разумеется, он весьма легко мог распоряжаться здесь как на своей отчине, тем более, что как старший сын великого князя Мстислав, без сомнения, он имел и права более широкие, особенно в волости брата, которого только что освободил от неприятелей.

Наследовав отцу своему (1125 г.), блаженный Мстислав прогнал (1127 г.). Половцев не только за Дон, но и за Волгу; строго наказал Полоцких князей, отказавшихся воевать против этих заклятых врагов Христианства; ходил (1131 г.) с детьми войною против дикой Литвы и наконец на пасхальной неделе, 15 Апреля 1132 г., скончался на 56 году своей жизни в Киеве, где и погребен в своем храме Великомученика Феодора.184

Церковь отечественная совершает память Святого Мстислава 15 Апреля в день его кончины.185

VII. Пребывание пр. Николы Святоши, князя Черниговского, на Волыни в звании удельного князя Луцкого.

Преподобный Никола Святоша был сын благочестивого князя Черниговского Давида Святославича. В мире Святослав, во Св. Крещении Панкратий, Пр. Никола имел жену и детей, и одна из дочерей его была супругою блаженного князя Псковского Всеволода – Гавриила.186

В 1097 г. великий князь Святополк отдал Святославу Давидовичу г. Луцк, составлявший тогда столицу особых удельных князей Луцких. Это было в то время, когда Давид Игоревич, известный в истории ослеплением несчастного Василька, задумал возвратить себе прежнюю свою отчину Владимиро-Волынскую, данную ему на Любечском съезде (1097 г.) и потом отнятую (1099 г.) Великим Князем Святополком. – Овладев некоторыми городами в Галиции, Давид внезапно напал на город Владимир, в котором на ту пору сидел сын великого князя, Мстислав Святополкович, и осадил Владимирскую крепость.187 Однажды, когда осажденные перестреливались с осаждающими, Мстислав, желавший личною храбростью ободрить Владимирцев, – вышел на стену, чтобы выстрелить в неприятеля, – как вдруг внезапно был поражен стрелою, от которой скончался. Уведомленный об этом, Святополк послал на помощь осажденным своего воеводу Путяту, которые, пришедши в г. Луцк к Святоше, застал здесь послов Давида, подосланных последним, с целью разузнать о действиях Святополка в пользу Владимирцев. – Убежденный Путятою, Святослав схватил послов Давидовых и вместе с воеводою великого князя отправился во Владимир против Давида.188 Путята и Святоша пришли ко Владимиру в полдень, когда Давид, убежденный в бдительности послов своих, беспечно отдыхал после обеда, у стен крепости. Луцкий князь вместе с Путятою напал на сонного и начал рубить его войска. С своей стороны Владимирцы тоже сделали вылазку из крепости, – и Давид побежал от Владимира с племянником своим Мстиславом. После этого Святоша и Путята заняли город и посадив в нем наместника Святополкова Василия, – разошлись восвояси, один в Киев к Великому князю, а другой в Луцк на свое княжение.189

Но в тоже время не дремал и Давид. Он побежал к Половцам и встретившись на дороге с Ханом Половецким Боняком, вместе с ним отправился к Луцку и в отмщение за помощь оказанную Владимирцам осадил Святошу. Не имея ни возможности, ни сил защищаться против неприятеля несравненно сильнейшего, Святоша поспешил заключить мир с Давидом и его союзниками – и за сим ни мало не медля, оставил беспокойный удел и добровольно отправился к отцу своему в Чернигов.190

Здесь блаженный князь владел многими землями и тем устройвал покой свой, своей семье – жене и детям.191 Это-то между прочим и было причиною того, что Святоша издревле именуется князем Черниговским, хотя в собственном смысле он ни разу не сидел на столе Черниговском и кроме удела Луцкого никаким другим Княжением никогда не владел, так что вследствие этого, по всей справедливости, ему несравненно приличнее наименование князя Луцкого, чем Черниговского.192

В 1107 году Святослав Давидович оставил жену и детей и 17 февраля того же года принял пострижение в Киево-печерской Лавре с именем Николая.193

Долго жил здесь Святоша, питаясь всегда трудами рук своих, несмотря на богатые доходы, получаемые им от имений, которые он употреблял на нищую братию и в особенности на строение храмов. – Так, по преданию, устроен им в Лавре храм Св. Троицы, что над св. вратами, и больничный монастырь Св. Николая, принадлежащий искони печерской обители и существующей доселе. Вместе с сим Св. князь любил также приобретать разные церковный книги, которые потом жертвовал в монастыри и церкви на потребу верующих.

За сим в 1142 году еще раз видим Св. князя миротворцем между братьями велик. князя Всеволода и князьями Черниговскими, разорявшими в борьбе за уделы области Черниговскую и Переяславскую. – Великий князь просил Святошу быть посредником между враждующими; блаженный отправился на место борьбы и своими внушениями совершенно примирил князей Черниговских с братьями Всеволода.194

Это было последнее служение преподобного Николая Церкви и отечеству. В следующем 1143 году 14 октября блаженный князь – инок почил от трудов своих и перешел в вечность служить единому Господу.195

В этот же день Св. Церковь совершает и его память.196

VIII. Преподобный Нифонт, Enuскоп Новгородский (игумен Волынский).

Родители Блаженного Нифонта, в мире Никиты, были люди благочестивые и зажиточные, жившие близ Киева. По смерти их благочестивый сын роздал свое имение бедным и посвятил себя на служение Богу в Киево-Пвчерском монастыре.

После этого, утвердившись в подвигах добродетели, блаженный Нифонт решился последовать стопам Пр. Варлаама и подобно ему отправился на Восток с целью поклониться св. местам и в особенности узнать тамошне церковные уставы и обычаи, дабы, по примеру своего предшественника, сделать им надлежащее приложение на родине.197

Тогда, как видно из жития Пр. Варлаама, Святогорский Волынский монастырь лежал на пути из Киева в Царьград и обратно. Надобно думать, что на обратном пути из Греции блаженный странник, по примеру своего предшественника, остановился в этом монастыре и как человек образованный198 и кроме того искусившийся в опытах жизни и науке во время путешествия, был избран братией монастыря и поставлен в Игумена Святогорского.199 В справедливости этого в особенности удостоверяет нас свидетельство Татищева, который между прочим замечает, что Пр. Нифонт продолжал летопись Нестора после Сильвестра (с 1116 по 1157 г.) и по преимуществу описывает события Волынские.200 – Нет сомнения, что, сделавшись игуменом знаменитого Волыского Монастыря, блаж. Нифонт, еще на востоке искусившийся следить за жизнью и обычаями края, должен был интересоваться и событиями, окружавшими его в земле Волынской. А при таком положении дела, взявшись продолжать летопись Нестора, он по необходимости должен был описывать то, что ближе всего видел, тем более, что, как мы заметили уже, для него был готовый путь в этом отношении, проложенный его Святогорскими предшественниками, писавшими первоначальную летопись Волынскую.201

Посвященный за тем в Епископа Новгородского, Пр. Нифонт в 1135 г. прекратил своими увещаниям вражду, начинавшуюся было между Киевлянами, Черниговцами и Новгородцами; потом много лет боролся с великим князем Киевским Изяславом Мстиславичем (сыном св. Мстислава Владимировича) за известного Митрополита Климента Смолятича, которого он не хотел признать законным Архипастырем по причине его рукоположения собором одних Епископов русских, без ведома Патриарха Константипольского (1147). Наконец в 1156 г. получив известие из Греции, что на место Климента назначен новый Митрополит из Константинополя, по имени Константин, и что таковый отправился из Царьграда в Россию, Пр. Нифонт, немедля, поехал в Киев, чтобы встретит желанного Архипастыря. Но Господь не судил ему дождаться этого утешения. – Еще Константин был на пути, как Преподобный заболел в Киеве, – и в том же году 21 Апреля скончался в субботу великой пасхальной недели.202

Его мощи и доселе почивают в Киеве в пещерах Пр. Антония. Память Пр. Нифонта 21 Апреля, в день его кончины.203

IX. Жизнь и деятельность Святаго Благоверного Великого князя Андрея Боголюбского на Волыни.

Сын знаменитого Юрия Долгорукого, Благоверный Андрей Боголюбский был внук великого Владимира Мономаха и родной племянник сына его Св. Мстислава Владимировича. Он родился в 1110 г. в г. Суздале. Когда в 1149 г. отец его овладел Киевом, Андрей, как старший между братьями, получил ближайший к Киеву стол Вышгородский. – Между тем, тогдашний Великий Князь Киевский, Ярослав Мстиславович, изгнанный Юрием из Киева, отправился во Владимир-Волынский и здесь, собрав на помощь Поляков и Венгров, решился идти на Киев. С своей стороны Юрий не хотел ожидать Ярослава в Киеве, и потому, снарядив войско, двинулся на Волынь с сыновьями Андреем Вышгородским и Ростиславом Переяславским и союзниками своими Половцами.

Посланные вперед Андрей и Ростислав прибыли в Пересопницу, в которой княжил тогда престарелый дядя Ярослава Вячеслав.204 Скоро прибыл сюда и сам Юрий и получив помощ от свата своего Владимирка Галицкого,205 готовился напасть на Ярослава. Между теме Владимирко отправился к границам Польши и Венгрии, и этим так напугал союзников Ярослава, что те, услышав кроме этого что еще Пруссы идут в их землю, оставили Ярослава и удалились восвояси.206

Устрашенный Ярослав предложил мир, который, невидимому, охотно был принят и Юрием и Вячеславом. Но лишь только Ярослав распустил свою дружину, как Юрий отказался от всяких дальнейших переговоров и не смотря ни на какие представления со стороны Вячеслава и сыновей своих, поднялся и снова пошел против Ярослава.207

Войско Юрия двинулось к Луцку, Андрей и Ростислав с Половцами шли вперед, и остановились ночевать между Луцком и Дубном у Муравицы.208 Вдруг ночью Половцы чего-то переполошились и начали бежать назад. Вслед за ними побежали и Русские; один только Андрей сохранил присутствие духа и устоял на месте, – и только когда с рассветом увидел, что вся дружина разбежалась, двинулся к Дубну, где остановилось войско Юрия и Половцы, ожидавшие подмоги от сего последнего.

Между тем в Луцке затворился брат Ярослава Владимир. Соединившись с сыновьями и Половцами, Юрий повел войско против этого города. Уже они приближались к крепостным воротам, как из Луцка выступили отряди пехоты и начали перестреливаться. Никто не мог и подумать, чтобы Андрей решился ударить на эту пехоту. «Не величав был Андрей на ратный чини, пишет летописец, и искали похвалы только у одного Бога».209

Не смотря на это Вышгородский князь вдруг прежде всех въехал в неприятельскую толпу. Дружина его последовала за ними. Началась жаркая схватка, в которой юный князь едва не лишился жизни. Уже Андрей переломил свое копье; раненный двумя копьями, его конь истекал кровью; острая рогатина прошла сквозь луку седельную; со стен городских сыпались камни... Наконец, один Heмец поднял рогатину и готов был проткнуть ею отважного князя; сам Андрей увидел опасность и думал: «будет мне такая же смерть, как Изяславу Ярославичу»210... Но вдруг одушевленный св. мыслью вспомнил он и призвал на помощь Св. великомученика Феодора, которого память была совершаема в этот день,211 вынули мечи и, сразив Немца, готового проколоть ему грудь, благополучно возвратился к отцу. Добрый конь вынес своего господина и тотчас пал мертвым.

Отец, дядя и все братья обрадовались, увидя храброго Андрея в живых и вместе с боярами обнимали и хвалили молодого витязя, – «ибо мужество сотворили они, паче всех тут бывших», как говорит летописец.212 С своей стороны благодарный Андрей не забыл своего верного коня. Он велел схоронить его на берегу реки Стыри, на которой лежит Луцк, и соорудит ему памятник,213 который между прочими существует у Луцка и доселе в виде огромного кургана, возвышающегося на берегу Глушца, составляющего рукава Стыри, в ограде сада бывшего Луцкого монастыря Бернардинов.214

Шесть недель стояли потом Андрей с отцом своим у Луцка. Изяслав хотел было подать помощь осажденным, но Владимирко-Галицкий заставил его просить мира. Теперь сам Владимирко взялся быть посредником между Юрием и Изяславом. Но особенно желал мира Андрей: – «Не слушай Юрия Ярославича, говорил он отцу своему; мирись с племянником, не губи отчины своей».

Юрий уступил. – Изяслав приехал к дядям в Пересопницу, сложил с себя достоинство великого князя и, уговорившись на счет дальнейших условий мира, возвратился во Владимир, а Юрий поехал в Киев (1150 г.). Но вместе с сим по условиям мира старый Вячеслав получил стол Вышгородский, так что блаженный Андрей остался без удела. За то впрочем и сам Юрий недолго оставался в Киеве. В том же году он был прогнан Изяславом, которого отказался удовлетворить на счет добычи, пограбленной во время войны, и бежал в Городец Остерегай. За ним в числе прочих удалился и Св. Андрей. Отсюда ходил он потом к брату Ростиславу Переяславскому против дикого варварского населения по ту сторону Днепра, называемого Турпеями.215

Осенью 1150 г. Юрий снова овладел Киевом, а с тем вместе и Андрей опять получил удел, и на этот раз не в Вышгороде, а на Волыни, – «тоей же осени, говорит летописец, дал ему отец волость Туров, и Пинск, и Дорогобуж и Пересопницу. Андрей поклонился отцу, пошел и сел в Пересопнице».216 Здесь Андрей приобрел всеобщее уважение, смирил Половцев, которые, называясь союзниками отца его, грабили в окрестностях Переяславля и не хотели слушать послов Юрия и удалились тотчас, как скоро Андрей велел им оставите Россию в покое.217

Между прочим целью переселения Андреева в Пересопницу со стороны Юрия было то, чтобы Андрей, храбрейший из Юрьевичей, оберегал границу со стороны Волыни, откуда Юрий опасался нападения со стороны Изяслава, снова по изгнании очутившегося на Волыни в Владимире-Волынском. Понимал эту цель и Изяслав и потому, не могли ничего сделать силою, решился действовать хитростью. В следствие этого, лишь только наступила зима, он послал к Андрею послов просить у него защиты пред Юрием.

«Отказываюсь от Киева, говорил он; если отец твой уступит мне всю Волынь, Венгры и Ляхи не братья мои; земля их мне не отечество. Желаю остаться русским и владеть достоянием наших предков. Выпроси мне у отца волость по Горынь.218

Между тем заднею мыслью этого посольства со стороны Изяслава было, чтобы его послы могли рассмотреть «весь народ Андреев, и, как город стоите; потому что Изяславу раз уже удалось напасть здесь врасплох на брата Андреева, Глеба Юрьевича. Тоже думал он сделать теперь и с Андреем, только у сего, как говорите летописец «все было крепко и дружина большая».219

Не подозревая никакой хитрости со стороны своего двоюродного брата, Андрей обратился в отцу с просьбою за Изяслава. Но Юрий лучше сына знал племянника и на этот раз отказался от всяких сделок с Изяславом. Тогда, не видя другого спасения, Изяслав снова обратился к иноземным союзниками и, получив помощь от короля Венгерского Гейзы, пошел на Юрия, овладел Доргобужем и явился по ту сторону Горыни.220

Андрей, по призванию Владимиреа Галицкого, вышел из Пересопницы и соединившись с ним у Мычьска,221 пошел по следам Изяслава. Дорогою он остановился при реке Уши, которую чуть только перешло войско Изяслава. Началась перестрелка. Великий Князь хотел ударить на малочисленных неприятелей; но бояре отсоветовали ему это. Тогда Изяслав велел ночью разложить большие огни и тем, обманув неприятеля, пошел вперед, изгнал из Белгорода сына Юрьева Бориса и наконец явился в самом Киеве, откуда бежал Юрий.222

Между тем Андрей и Владимирко, ничего не зная о судьбе отца, стояли у Мычьска, как вдруг пришла в ним весть, что Юрий бежал и находится в Городце, а Изяслав в Киеве. Раздосадованный Владимирко оставил Андрея и взяв контрибуцию с Мычьска и других городов Волыни, возвратился восвояси; а Андрей с племянником Юрия Владимирком Андреевичем поехал на устье Припети, и оттуда к отцу, в Городец Остерский.

За сим еще раз видим блаженного Андрея в пределах заднепровских, во время вторичной борьбы Юрия с Изяславом. Разбитый в 1151 году под Киевом, Юрий с Андреем и него братом отправился в пределы западной России к Владимирку Галицкому, который снова примирился с Юрием и готов был опять помогать ему. Но Изяслав успел предупредить это опасное соединение, настиг Юрия за рекою Рутом (ныне Ротом) и не смотря на ужасную бурю и сильный дождь, вступил в сражение. Как старший сын,223 Андрей рядил отцовскими полками. Подобно тому, как и под стопами Луцка, мужественный князь первый бросился на неприятеля; копье его снова было разломано, щит оторвался, шлем спал с головы. Раненный в ноздри кон его метался во все стороны... Но на этот раз мужество Андрея, спасшее ему жизнь, не могло спасти Юрия. Изяслав тоже с своей стороны не щадил себя, – и Юрий был разбит близ Перепятова и побежал с поля битвы. Вслед за ним должен был бежать и Андрей, и вместе с отцом своим остановился в Переяславле (1152).224 Это была последняя битва, решившая судьбу блаженного Андрея в пределах Западной России. Не успев после этого убедить отца своего прекратить маждоусобия, миролюбивый князь выпросился в северную отчину Юрия и ни мало не медля отправился в землю Суздальскую (1155). «Нам, батюшка, здесь нечего делать, сказал Андрей Юрию на прощание, уедем за тепло», – и навсегда оставил беспокойные пределы Южнорусские.225

Когда умер отец Андрея (1157 г.), Ростовцы и Суздальцы, узнав ближе высокие качества блаженного князя, признали его своим князем и таким образом благоверный князь Суздальский Андрей стал Великим Князем Северной России.226 Здесь блаженный Андрей наказал соседних Болгар-Магометан, оскорблявших соседние области Русские. И как в тоже самое время Греческий Император Мануил тоже одержал победу над Магометанами-Арабами и при том именно в один и тот же день, 1-го Августа, то в память этого между прочим и учрежден был у нас известный «Праздник происхождения честных древ Животворящего Креста», или по более точному значению, исхождение, крестный ход с хоругвями и другими священными изображениями, представляющими Крест Спасителя.227

Вслед за тем блаженный Андрей смирил Новгородцев, взял в 1169 г. Киев, построил великолепный собор во Владимире, заложил невдалеке от Боголюбова Монастырь Покрова и другие монастыри: Владимирский Вознесенский, Владимирский Спасский, Владимирский девичий Успенский, – и вообще «по сказанию Современника», «монастыри многи созда, кормитель быв чернцем и черницам и убогим.228

Такова же была и внутренняя жизнь благоверного Андрея, полная глубокого смирения, любви и постоянного сокрушения о грехах своих. Но это не спасло его от зависти и ненависти людей враждебных, из коих одни пылали злобою на Андрея за то, что справедливый князь, вопреки их желаниям, не дозволял им жить на счет других; другие ненавидели Андрея за то, что он отличал от других любимого слугу своего Прокопия и т. д.229

В глубокую полночь вооруженные заговорщики, под предводительством ближайшего родственника Андреева Якима Кучковича, озлобленного на блаженного Князя в особенности за то, что его брат был казнен за какое-то преступление, напали однажды на дворец Князя в Боголюбове, зарезали стражу и, отыскав самого Андрея в спальне, начали поражать его мечами, саблями и копьями. Сильный Андрей долго отбивался от их нападений, пока наконец сила не изменила ему и он пал под ударами убийц.

Это было ночью с 29-го на 30-е 1юня 1174.230 Убийцы оставили тело Андрея в огороде; – но верный слуга его Киевлянин, по имени Косма, взял тело его, прикрыл оное и отнес и положил в притворе церкви, – откуда потом оно было перенесено в церковь и положено в каменный гроб.

Затем, по усмирении мятежа в Боголюбове, Владимирцы с честью привезли своего князя во Владимир на Клязьме и здесь погребли в церкви Успения Богородицы, им самим основанной. В 1768-м году мощи св. Андрея перенесены из главного храма в придел, устроенный во имя свят. Князя, где и по ныне открыто почивают в серебряной раке, сооруженной в 1820 году.231

Память св. Андрея празднуется по всем церквам во Владимире и Боголюбове 29-го 1юня и сверх того 4-го июля по особо сочиненной службе.232

X. Пребывание блаженного Олега князя Брянского на Волыни.

Св. Олег Романович был внук святого и великого князя Черниговского Михаила, убитого в орде в 1244 году. – В 1274 году Олег был вместе с отцом своим Романом Михайловичем на войне против Литвы. «По окончании войны, говорит современник, из Новгородка Литовского Олег приехал во Владимир (Волынский) к сестре своей (Ольге или Елене Романовне, супруге князя Волынского Владимира)». Собственно Владимир звал к себе тестя своего и говорил ему: «Государь-батюшка, приезжай побывать в своем доме и посмотреть на здоровье дочери твоей». Но Роман отказался: «Сын мой Владимир, отвечал он, не могу я отлучаться от моей дружины ратной; я живу в стороне, угрожаемой войною; кто без меня управит моею дружиною? – Вот пусть едет вместо меня сын мой Олег» – «Они поцеловались и каждый отправился в свое место».233

Таким образом блаженный Олег побывал на Волыни, и без сомнения тут же брат с сестрою порешили не отставать друге от друга в совершении добрых дел, как это видим в последствии в участии Елены Романовны при постройке Олегом его монастыря Брянского, и в особенности в тех жертвах, которые она завещала на этот монастырь по кончине своей от богатых имений своих в земле Волынской.234

Неизвестно, когда блаженный Олег оставите мир и поступил в монахи. Но история свидетельствует, что он скончался иноком с именем Василий, в строгом подвижничестве (1307 г.). Мощи его почивают под спудом в каменном храме обители его, которую Патриарх Никон, по благоговению к св. князю подвижнику, возводил было на степень ставропигии.235

Память св. Олега совершается в Брянске 20 Сентября, вместе с памятью деда его Св. Михаила Черниговского.236

XI. Сказание о жизни и деятельности святителя Петра митрополита Киевo-Московского, урожденца Волынского.

С именем первосвятителя Петра искони в отечественной истории соединяется наименование уроженца и Игумена Волынского, наставляющее этого великого и знаменитого угодника Святой нашей Церкви сразу в самое непосредственное отношение к земле Волынской. «Петр бысте от Волынския земли, благочестиву родителю сын, отца именем Феодора». Так читаем даже в кратких сведениях о Св. угодниках, помещаемых в обычных наших великих часословах и следованных Псалтирях.237 Тоже самое говорит Степенная книга,238 также Четьи-Минея239 и др.240 Но в какой именно стороне Волынской области родился Святитель Петр, об этом, к сожалению, мы не имеем положительных сведений.

Мы уже заметили,241 что в своей Истории древнего Галицко-Русского княжества Зубрицкий полагает это место в пределах древней Волыни, именно в бывшей некогда здесь старинной Волынской Бельской Области, находящейся ныне в северо-восточном углу Галиции Австрийской Империи. «Речка Рата», на которой по преданию Св. Петр основал свой монастырь, и где по свидетельству Св. Киприана, преемника Петра, он был Игуменом, «вытекает, говорит Зубрицкий, в Жолковском округе некогда Белевской земли, у села Верхроты, и впадает в Буге выше Крестьянополя».242

Если даже принять и это мнение Зубрицкого, то, как мы уже сказали, и при нем Святитель Петр все-таки останется таким же уроженцем Волынским, как и мы, настоящие обитатели Волынской губернии. Ибо, повторяем, вся эта земля, в которой ныне лежат места, указываемые Зубрицким, искони составляла часть земли Волынской. По свидетельству лучших исследователей, «Русь, принадлежавшая Владимиро-Волынскому княжеству, простиралась до границ прусских и обнимала все, что составляет теперь в Польше воеводства Сендомирское, Люблинское, Подлясское и Августовское.243 «К уезду Владимиро-Волынскому, по свидетельству самого Зубрицкого, издревле принадлежал также Галич с Перемышлем».244 А при таком положении, без сомнения, с самых древних времен входило в составе Волыни и нынешнее Австрийское село Дворцы, на правом берегу Раты, где и доселе еще указывайте следы обители, основанной Св. Петром.245 Не даром же православные холмские епископы древней Волыни в тоже время именовались и Бельскими.246 К тому же при жизни Св. Петра Галиция и Волынь составляли одно целое и тогдашний обладатель западной Руси Юрий прямо именовался «Королем всея Руси: Галиции и Лодомерии» и столицею своею имел город Луцк, один из важнейших городов Волынских, – и в последствии времени, в течении всего Литовского периода нашей Западно-русской истории бывшей столицею Волыни.247

Но кроме этого мы имеем другое не менее достоверное предание, что место рождения и первоначального Игуменствования Святителя Петра находится у нас на самой Волыни, в пределах настоящей Волынской Губернии. – Это место издревле указывалось вблизи местечка Ратного, Ковельскаго уезда, где также находится речка Рата, и при ней развалины старинного монастыря, в котором как говорят, блаженный Угодник Божий был Игуменом.

Время рождения Святителя Петра так же не определяется с точностью, как и место его рождения. Когда еще младенцем он находился в утробе матери, то благочестивая Евпраксия (так по преданию называлась мать блаженного имела видение: ей представилось во сне, что она держит на руках агнца, между рогами которого росло дерево пышно одетое листьями с множеством цветов и плодов. Посреде их горели свечи, от которых истекало благоухание. Это было, по замечанию Святителя Киприана, знамение тех великих даров, которыми Господь имел наделить некогда своего избранника, долженствующего совершить в отечественной церкви особое и великое служение.

По достижении семилетнего возраста, юный Петр был отдан в научение книжное. Но как ни старался сначала молодой ученик, наука не давалась ему. Это чрезвычайно печалило его и его родителей. Однажды, как бы во сне, Петр видит мужа, одетого в святительские одежды, который, став близ него, сказал: «чадо, открой уста свои!» Недоумевающей отрок исполнил веление. В это время явившийся прикоснулся языка его и, благословив его, как бы влил некоторую сладость в уста Его. С тех пор уже ничего не было трудного для юноши, и он вскоре превзошел всех своих сверстников и товарищей по школе.

На двадцатого году жизни Св. Петр удалился в один из соседних Волынских монастырей,248 принял здесь иноческий сан и затем со всею горячностью юного сердца, предался подвигами нового звания. С этою целью он носил в монастырь воду на плечах, зимою и летом мыл братские власяницы и т.п. Когда ударяли в благовест на Богослужение, Петр первый являлся в храм и, простояв всю службу, никогда не прислоняясь к стене, последний выходил из него. Так подвизался преподобный до 30-летнего возраста, по достижении которого, волею Игумена и братии, был рукоположен в дьякона, и потом во священника. В тоже время у него родилось желание – учиться иконному писанию. Получив на это благословение у Игумена, Св. Петр взялся за новое учение и чрез несколько времени так успел в нем, что без труда стал изображать лики Господа, Божией Матери и Святых. После сего он безленностно трудился над писанием Св. Икон, которые настоятель раздавал благочестивым посетителям монастыря, и этим, как пишет описатель жизни его, одних возбуждал к молитве, а других располагал благодетельствовать обители пожертвованиями нужного для жизни.249

После многих подвигов общежития, блажен. Петр, по благословению Настоятеля, вышел из монастыря, чтобы подобно древним отцам жить в уединении. «Обойдя окрестные места, он, по свидетельству Св. Киприана, нашел безмолвное место на реке Рати».250 Здесь поставил себе келью и начал подвизаться в посте и молитвах.251 Но скоро молва о Его подвигах распространилась в окрестностях; к нему начали стекаться со всех сторон жаждущие спасения, так что, спустя несколько времени, Петр должен был соорудить Церковь (во имя Спаса Иисуса Христа) и поставить кельи для приходящей братии.

Наконец слава о праведной жизни блаж. Петра достигла князя и вельмож страны Волынской и Галицкой, которая, как пишет св. Киприан, цвела тогда силою и богатством. Князья и бояре дивились человеку Божию и с любовью приходили слушать его наставления. В то же время (1285) посещал западно-русские пределы Св. Митрополит всея России Максим. Узнав об этом, блаж. Петр пришел с братией принять благословение у Святителя и принес ему образ успения Владычицы, который сам писал. – Свят. Максим с любовью принял эту икону, украсил ее золотом и дорогими камнями и потом до конца жизни своей хранил в своей келье как заветную, святыню, «днем и ночью молясь сей о спасении вверенной ему земли русской».252

После этого Святитель Максим скончался 6 декабря 1305г.253 Тогда один из, игуменов Владимирских, некто Геронтий, самовольно захватил святительскую утварь, жезл и ту икону, которую Петр поднес Максиму и с свитою преданных себе сановников мирских и духовных отправился в Царьград искать посвящения в Митрополита Всероссийского. Это сильно взволновало всю землю русскую. Но в особенности вознегодовал на Геронтия тогдашний Галицко-Волынский князь Юрий Львович, почитатель св. Петра. Это был в свое время один из могущественнейших князей древнего Галицко-Волынского Княжества, именовавший себя царем всея Руси.254 Юрий желал, чтобы Митрополия русская была в его столице – Галиче,255 а потому он уговорил Св. Петра ехать в Царьград просить у Патриарха особого Митрополита для Юго-Западной Руси, вообще в это время недовольный перенесением Митрополичей кафедры на север России. Между тем, секретно от себя Юрий писал к Патриарху о назначении митрополитом самого Св. Петра, и для большего успеха послал вместе с ним даже особого посла, которому поручено было хлопотать о посвящении Игумена Радского.256

Св. Петр отправился из одной пристани, а Геронтий из другой. Не смотря однако на то, что оба они плыли в одно время, блаж. Игумен Ратский плыл тихо и благополучно, тогда как Геронтия преследовала буря и волны морские задерживали ход корабля. Наконец, в одну ночь сама Матерь Божия явилась Геронтию и сказала ему: «Напрасно трудишься; сан святительский не достанется тебе; но тот, кто написал Меня – Петр Игумен Радский, служителе Сына моего и Бога, возведен будет на верховный престол Митрополии русской и украсит Его, и людей Своих упасет... и так богоугодно пожив, в старости маститой с радостью перейдет к своему желаемому Владыке и Верховному Apхиерею».

В это время на Константинопольской кафедре сидел благочестивый и добродетельный Патриарх Афанасий. Как только Св. Петр явился нему, вся патриаршая комната исполнилась благоухания. Патриарх уразумев, что это было ради Св. Петра, и потому нимало не медля созвал собор, на котором торжественно объявил Св. Петра Митрополитом не одной только южной, но всей России. Затем сам патриарх служил литургию и посвятил Св. Петра на новое его служение. «Слышал я, говорит Св. Киприан, от некоторых в Царьграде, за истину передавших мне, что во время посвящения лице Петра просветилось как бы лучами солнечными, так что все служившие с Патриархом изумились. Первосвятитель, убежденный в святости человека Божия, пророчески сказал всему собору: «истинно повелением Божиим пришел ко мне дивный муж сей и благодатью Божией он хорошо упасет вверенное ему стадо».257

Вскоре после этого прибыл в Константинополь Геронтий и узнав о рукоположении Св. Петра, невольно рассказал Патриарху свое видение. Блаж. Афанасий сделал ему строгое обличение и передал захваченную Геронтием утварь вместе с иконою и жезлом Св. Петру, с миром отпустил нового митрополита в землю русскую.

Это было в 1308 году. В том же году Св. Петр прибыл из Константинополя в Киев и пробыв здесь немного времени, в следующем 1309 году отправился на север России в г. Владимир на Клязьме, в котором его предшественником назначена была кафедра митрополитов всероссийских. По прибытии Св. Петра во Владимир первым делом его было поставление Архиепископа Давида на кафедру сиротствующей паствы Новгородской. Затем он отправился обозревать свою митрополию и в конце июля (1309) был в Новгороде. Вслед за сим зимою следующего года видим Св. Петра в Брянске, куда теперь кроме того звали его дела государственные. Удельный князь Брянский Василий был изгнан своим дядей Святославом. Василий испросил немощь у Хана и с полчищами татар шел к Брянску защищать свои права. Кроткий святитель убеждал Святослава поделиться княжением с племянником или совсем отказаться от Брянска, чтобы не проливать крови человеческой. Но Святослав отказался от того и другого. Вследствие этого Василий, немедля, напустил Татар на города, которые умертвили Святослава и за тем по обычаю начали все предавать огню и мечу, так что сам Митрополит едва мог найти себе убежище в церкви.258

Не смотря однако на такую заботливость св. Петра о покое и спасении своей паствы, вскоре нашелся человек, который дерзнул восстать на Святителя и оклеветать его в самых небывалых преступлениях. Это был Тверской Епископ Андрей, который сам, происходя из дома князей Литовских, желал было занять кафедру Митрополита.259 С этой целью Андрей тайно послал донос на Св. Петра к патриарху Царьградскому. Тогда еще жив был блаж. Афанасий, сам бывший свидетелем добродетелей русского Митрополита. Изумленный – он не хотел верить клевете, но преступления возводимые на Петра были таковы, что он принужден был послать доверенное лицо расследовать дело на месте. Вместе с сим Афанасий написал к Петру особое послание, в котором, уведомляя его о доносе и своем смущении вследствие этого просил митрополита постараться очистить и исправить дело. «Священнейший Митрополит Киевский и всея России – писал святейший Афанасий – возлюбленный во Св. Духе брат и сослужитель нашего смирения! Избранием Св. Духа поставлен ты пастырем и учителем, стада Христова. Но вот из вашего племени и твоей области до моего слуха дошли слова тяжкие о тебе. Они смутили мою мысль. Постарайся очистить и исправить дело».260

Созванный по этому случаю собор в Переяславле Северном совершенно оправдал невинного Архипастыря и потребовал осуждения нечестивого Андрея. Но за него вступился сам Петр и принял его под свою защиту. – «Мир тебе, чадо, сказал ему Святитель. Не ты сие сотворил, но из начала завидующий роду человеческому дьявол; ты же отныне соблюдай себя, а мимошедшее да простит тебе Бог».261

Собор торжественно засвидетельствовал невинность Митрополита и оставил в покое Андрея. За то св. Петр сам предложил теперь на суд его поступки другого Епископа, уже касавшиеся не личности, а самой Церкви. Это были несправедливые действия Сарайского Епископа Измаила, который по корыстным расчетами приписал к своей Епархии церкви, принадлежащие к Рязанской Епископии и не желал трудиться на новой пастве своей по Хопру и низовьями Дона. «Святитель Петр признавал такие поступки Измаила тем более преступными, что в это время низовьям Дона начали угрожать происки Папы, который вскоре (1318 г.) назначили в Кафу (Феодосию) своего биркопа и Епархию его простер от Черного моря до России и от Булгарии до Волыни».262

Собор низложил Измаила, и на его место Митрополит поставил во Епископа Сарайского и Донскими землями Варсонофия.263

«В тоже время, говорит блаж. Киприан, появился еретик Свит, который проповедовал противное церкви Христовой и православной вере. Святой Петр обличил его и за упрямство предал проклятию и он исчез.

Ей тому же времени следует отнести написание известных двух поучений Святителя Петра, – из коих в первом Святитель убеждает Христиан проводить время поста в строгом воздержании и молитве, непременно приобщаться св. Таин и т. п.264 Но особенно поучительно и назидательно второе поучение Св. Петра ко всему духовенству, в виде окружного послания игуменам, попам и дьяконам.

«Знайте, дети, пишет св. Петр в какое достоинство вы призваны Богом. Апостол Павел пишет: кийждо в звании, в нем же призван бысть, в том да пребывает «(1Кор. VII. 20). Вы, дети, называетесь стражами церкви, пастырями словесных овец, за которых Христос пролил свою спасительную кровь. Будете же, дети, истинными пастырями, а не наемниками, которые млеко ядят и волною одеваются, а об овцах не пекутся (Иезек. XXXIV. 3). – И не входящие дверьми во двор овчий также не суть пастыри, но тате и разбойницы (Иоан. X, 1). «Но вы, дети, таким не последуйте; подражайте истинному Пастырю Христу, как Сам Он сказал в Евангелии своем: Аз есмь пастырь добрый и душу мою полагаю за овцы, и прочее (ст. 11, 15). Будьте, дети, образцом для своего стада, по слову Спасителя, как Он говорит своим Апостолам: вы есте свет мира, вы есте соль земли. Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, иже на небесех (Матф. V, 13, 14, 16). Прежде всего вам должно просветитеся сими добродетелями, кротостию и смирением; также блюстись от всех дел непристойных, которыми мир соблазняется: ибо горе человеку тому, сказал Спаситель, имже соблазн приходит (Матф. XVIII, 7). Оградившись страхом Божиим, отсеките, дети, от сердец ваших всякую отрасль пагубную для души: гнев, ярость, зависть, ненависть, пьянство, которое есть корень всякому злу, и смехотворство; ибо сказано; всякое слово гнило да исходит из уст ваших (Ефес. 5, 24). Спаситель сказал: от словес своих оправдишися и от словес своих осудишися (Матф. XII. 37). Будем, дети, в дому Божием, как маслина плодовитая, и приносите плоды духовныя, святость. Упражняйтесь, дети, в чтении св. книги в учении день и ночь, по слову пророка: в законе Господни поучится день и ночь и про. (Псал. 1, 2). Вы люди святые, царское священие, язык свят (I Петр. 2, 9). Да почивают на вас Дух Святый, как пишет Василий Великий Кессарийский в божественной литургии: Свят бо Господь и во святых почиваяй. Нужно, чтобы дела ваши соответствовали имени вашего священства: вера бо без дел мертва есте (Иaк. II, 20). Облекитесь, дети, как избранные Божии, в opужие света, то есть в благочестие. Если таким образом сами вы, дети, будете творит добрые дела пред Богом, тогда в состоянии будете научать и своих детей духовных. Посему, Бога ради, всеми силами потщитесь, дети, проводить жизнь в страхе Божием, чтобы упасти себя и стадо свое и избавитеся вечной муки. Писанием и неписанием понуждаю вас, дети, на дела благочестия; потому что я должен всегда напоминать вам и писать вам о том, что душеполезно и спасительно. Вместе и сам прошу вас, преподобные, молитесь о моем недостоинстве и о моей худости, по слову писания: молитесь друг за друга, яко да исцелеете (Иак. V, 16); да сподобит Бог всех вас, без вреда, освободиться от сей суетной жизни и получить вечное блаженство и неизреченную радость Христа Бога нашего, молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы. Наконец, будем славить безначального Отца и единородного Сына Его, Христа Бога нашего, и пречистого преблагого и животворящего Духа, ибо так верными славится пресвятое имя Божие и тою божественною силою мы избавляемся от враг видимых, и невидимых, в семе веке и в будущем, во веки аминь».265

Так делом и словом подвязался св. Петр на пользу и спасение своей церкви, как в Москву (1312 т.) пришла весть о смерти Хана Тогтагу и вступлении на его место Узбека, принявшего магометанство. Для русского великого князя и всероссийского Митрополита это был зов в орду к новому хану для поклонения и утверждения в правах своих. Кроме этого Святитель Петр должен был явиться к Узбеку, чтобы испросить подтверждение прав духовенства, тем более, что эти права подвергались резким оскорблениям и насилиям произвола даже со стороны христиан. Св. Петр спешил в орду, чтобы предупредить послов Немецкого Императора и Папы, которые тоже шли в орду и могли испросить себе у Хана преимущества для своей церкви, вредные для православия в южных областях России.

И Господь с успехом благословил путешествие Святителя. Св. Петр был принят Узбеком с честью и еще с большею честью отпущен из Орды.266 Вслед за тем прибыл из орды в отечество великий князь Тверской Михаил и привез от хана на имя Петра милостивую грамоту, в которой не только ограждена была личная свобода духовных лиц с правом на владения имуществами, но и утверждена свобода св. веры угрозою смертной казни ее оскорбителям, с признанием независимости церковного управления и т. п.

Так по молитвам и заботливости св. Петра Господь устроял церковь российскую помощью самих врагов ее, чтобы оградить ее от волнений внутренних и внешних. Тем более тяжело было при этом Святителю Божию смотреть на господствовавшие тогда междоусобия князей русских. Напрасно удерживал он князя Московского Юрия во Владимире, убеждая его не ходить в орду домогаться великого княжения, когда жив был еще законный властителе всея России, великий князь Михаил Тверской. Юрий не захотел слушать Святителя, и своим властолюбием довел до мученической кончины Михаила.267 Напрасно после этого Св. Петр удерживал сына Михайлова Димитрия от нападений на области Московскую и Новгородскую. И Димитрий и Юрий оба пали жертвою взаимной ненависти в орде, вследствие чего престол великокняжеский законно перешел в руки князя Московского Иоанна Даниловича Калиты, брата Георгиева. Наконец, к новой скорби Святителя язычник Гедимин завладел (в 1321 г.) любимою родиною Его Волынью и сам первопрестольный Киев перешел в руки неверных.

Среди таких невзгод и искушений взоры Святителя невольно обратились к Москве, в которой прозорливый дух Его видел главу будущей России, «хотя еще мал и не знатен был этот город, как мы видим его ныне», замечает блаж. Киприан. Св. Петр видел, что Москва соберет под свою сень раздробленные и истерзанные части России, и порешил на всегда остаться в этом городе, вблизи любимого им Иоанна, у которого и прежде еще находил отдых душе своей. – Потому как только Юрий погиб в орде, Святитель оплакал сего бедного князя и, прибыв в Москву на его погребение, никогда уже более не выезжал из нее.

Это было в первую субботу великого поста, 8 февраля 1326 г. За сим на вербной неделе того же поста Св. Петр посвятил первого Епископа в Москве, блаж. Моисея, в Архиепископы Новгородские.268 Потом чтобы еще более закрепить союз свой с любимою столицею, и навсегда утвердить ее силу и значение, первый Московский митрополит начал убеждать благочестивого Иоанна построить для него и его преемников особую кафедру в Москве, которая могла бы заменить Боголюбский соборе во Владимире и на которой должно было почить благословение Святителя.

Трогательны и высокознаменательны слова, с которыми Св. Петр по этому вопросу обращался к Иоанну: «О Боголюбезный сын мой, говорит блажен. Святитель, если ты послушаешься моего совета и соорудишь в Москве церковь каменную соборную, во имя Пресвятой Богоматери, то и тебя самого Господь благословит и поставит выше других князей, град сей славен будет во всех градах русских, и Святители поживут в нем и руки его взыдут на плещи (спину) врагов его, и Бог прославится в нем».

Вероятно в это же время прозорливый Святитель благословил крестом, как говорит Иоанн Грозный «прародителя нашего великого князя Ивана Даниловича и весь род наш.269 Впоследствии этим благословением чрезвычайно дорожили великие князья российские и не иначе передавали его, как наследнику престола.270

За то недолго заставил ожидать святого благочестивый князь Московский. Того же 1326 г. в Москве, в месяце августе, желанный храм был заложен и посвящен во имя Успения Пресв. Богородицы. Доставка материалов и самая работа шли быстро; храм все более и более приближался к концу. Но вместе с сим еще скорее приближался к концу своего блаженного подвига первопрестольник Московский. В этих видах он сам приготовил себе каменный гроб в новом храме близ жертвенника и с миром ожидал своей кончины.

В это время между прочим Московский князь имел знаменательный сон: виделось князю, будто ехали они на конях, близ реки Неглинной, где ныне на горе стоит монастырь, именуемый Высоким, или Высокопетровским, с церковью во имя чудотворца Петра; внезапно представилась князю на этом месте гора высокая, покрытая снегами; изумился Иоанн и, показывая на нее своим вельможам, недоумевал о необычайной высоте горы, но мало-по-малу начали стаивать снег и вскоре исчезла сама гора. Иоанн возвестил о том Святителю Божию и Св. Петр пророчески ему сказал: «Разумно тебе да будет, о чадо, что гора сия высокая, какую видел, есть образ твоего благородия, и Богом дарованного тебе отеческого скипетра и величия крестоносных хоругвей Русского царства; снежный же верх горы сей являет близкое скончание моего жительства, которое, подобно снегу, лежавшему на горе, вскоре скроется от очей твоих. Но как и самая гора, когда ты долго на нее смотрел, сделалась невидимою пред тобою, таки и тебе предлежит, после моего отшествия, благородно царствовать, и воспитав около себя благородные чада, преставиться от мира сего. Когда услышишь ты о некоем старце, к тебе пришедшем, тогда и ты уразумей о совершении доброго твоего жительства и близком отшествии к Богу».

И действительно, спустя четыре месяца после основания храма, св. Петр перешел в жизнь вечную, 21 декабря 1326 г. – Пред этим, провидя прозорливыми духом близкое отшествие свое ко Господу, он взошёл в церковь соборную и совершил сам божественную службу о православных царях и князьях и возлюбленном сыне своем князе Иоанне, и за все благочестивое христианское население земли Русской, и воспомянул также о всех усопших. По выходе из церкви призвал он весь клир церковный и, по обычаю своему, довольно поучал назидательным словом. С того же часу не преставал раздавать милостыню всем приходившим к нему убогим, также по всем обителями, и церквям, иереям и дьяконам. Великого князя Иоанна не было тогда в городе. Святитель позвал к себе старейшину, поставленного князем, по имени Протасия, мужа верного и украшенного всякими добродетелями, и сказал ему: «чадо, вот я отхожу от жития сего; оставляю сыну своему возлюбленному князю Иоанну милость, мир, и благословение от Бога, и семени его до века. Сколько сын мой меня успокоил, воздаст ему Господь Бог сторицею в мире сем и живот вечный наследует он; да не оскудеют от семени его обладающее местом сим и не упразднится память его, и Господь исполнит его влагалища за то злато, которое завещал на совершение церковного строения». Потом, преподав всем предстоявшим мир, сам начал петь вечернюю службу, с воздетыми к небу руками. Еще молитва была на устах его, как уже душа отходила из тела, возлетая на небеса к желаемому Христу.271

Скоро весть о кончине Святителя Божия распространилась по всему городу и его окрестностям. Все спешили воздать последний долг усопшему; наконец прибыл в Москву и великий князь и со многими вельможами поспешил предать тело своего любимого отца погребению.

Замечательно, что Святителя Петра, по происхождению Волынянина, по особому стечению обстоятельств, отпевал тоже Волыский Епископ Феодосий Луцкий.272 В самый день погребения, когда несли тело Святого на одре, некто видел, что Святитель благословлял с смертного одра своего сопровождающих, на обе стороны, по обычаю Святительскому.

Потом в 20-й день по кончине угодника Божия молодой человек, от рождения расслабленный руками, получил исцеление у гроба Св. Петра. Тогда же слепому возвращено зрение, глухому – слух, и за тем последовали многие другие чудеса,273 вследствие чего преемник блаж. Петра митрополит Феогност немедленно обратился в Константинополь к Патриарху, с прошением разрешения установить празднование почившему чудотворцу.

Патриарх Иоанн отвечал грамотою: «Преосвященный митрополит всей России, всечестный, возлюбленный во Св. Духе брат и сослужитель нашего смирения. Благодать и мир от Бога твоему Святительству! Мы получили писание твоего Святительства, извещающее и удостоверяющее нас вполне о предшествовавшем тебе Архиерее, что он прославлен Богом по смерти и принят Им как искрений служитель, что совершаются им и великие чудеса и исцеляются болезни всякого рода. Мы весьма обрадованы. Тем духовно и вознесли хвалу Богу. Твое Святительство спрашивает нас: как поступить с такими Св. Мощами? Ты сам знаешь, какой есть чин на то в Св. церкви Божией, когда узнает она о подобных несомненно. Пусть выполнен будет такой чин церковный. Твое Святительство почтет раба Божия священными песнями и хвалами; тоже установи и на будущие времена, во славу Бога, прославляющего славящих Его. Благодать Божия да будете с тобой».274

Согласно этому установлено было празднование памяти Святителя 21 декабря, в день его блаженной кончины. Потом к этому присоединено еще празднование перенесения мощей Св. Петра 24 августа и особое воспоминание его вместе с святителями Алексием и Ионою октября 5-го дня.

Мощи Святителя поставлены в храм в 1471 году. В это время гроб его был сожжен татарами, но тело осталось целым и невредимым. «Камень не выдержал силы огня, говорит очевидец, а мощи св. угодника, в показание всемощной силы, сохранились невредимыми».275

Заключим свое обозрение сведениями о Св. иконах, писанных Святителем Петром и доселе во многих местах почитаемых чудотворными по особым явлениям силы Божией от них. Такова прежде всего икона Богоматери в Московском Успенском соборе, писанная Св. Петром. Это та самая икона, которую игумен Петр поднес блаж. Митрополиту Максиму, во время посещения ими земли Волынской. Подобно этому Новгородская икона Богоматери, его же руки, ознаменовалась множеством чудес, чему свидетелем был Св. Димитрий, в 1677 г. Кроме этого, известна также икона Богоматери Владимирская, списанная Святителем с той чудотворной иконы, которую принес с собою Андрей Боголюбский из Вышгорода, куда перешла она с востока. Наконец в Переяславской Воздвиженской церкви есть икона Богоматери, писанная Святителем, посланная им в Переяславль на благословение, и доселе находящаяся в особом уважении у народа.276

* * *

84

Патерик Печерск. из жития пр. Варлаама.

85

Собр. летоп. III стр. 122 1, стр. 68, 69 V, стр. 133.

86

Русск. Святые, изд. 2-е, отд. 3-е. стр. 363.

87

«Таже дойде до града Володимера, и вниде в монастырь ту сущий близ, иже нарицают св. гора, и ту успе с миром о Господе, конец житию прият». (См. Истор. Русской Церкви Мак. т. II, примеч. 179). Тоже самое читаем в Киево-Печерской службе Пр. Варлааму, канона песне 9-я троп. 3-й «Возвращаяся от Константина града, отшел еси душею во светящий град Царя Небеснаго; мощи же, своя оставил еси в монастыре святыя горы, яже заповедал еси перенести в пещеру, идеже ныне лежат нетленны, точащая источник чудес приснотекущий». (См. служб. Пред. Печерским, Киев 1856 года, стр. 26).

88

Остатки Святогорского монастыря и доселе существуют в с. Зимном, где указывают, церковь, построенную св. Владимиром. Это церковь бывшего святогорского монастыря, в котором и теперь еще находятся пещеры, оправдывающие древнее наименование его печерским. (См. Вол. Еп. Вед. 1867 г. №3 ч. неоффиц. стр. 51).

89

Русск. святые, изд. 2-е, отд. 3-е, стр. 358.

90

Помощью Польского Короля Болеслава Храбраго. Истор. Poссийского Государства – Карамзина, т. II издание 1842 года стран. 74–75.

91

По свидетельству Соловьева, в древнем Географическом отрывке Голотичск упоминается в числе городов Литовских. Истор. Poссийск. Государства т. II стр. 77.

92

Там же, стр. 18–18.

93

Летописец говорит, что это было месяца марта 22 дня. Истор. Poссийск. Государства т. II стр. 385, примеч. 127

94

Карамзин. Истор. Государства Poссийк. т. II стр. 77.

95

Из современного Немецкого Летописца Ламберта Ашаффенбурского. Карамзина История Российского Государства т. II стр. 385 примеч. 128.

96

Там же, стр. 78. Сравн. также Истор. Росс. Соловьева т. II стр. 23; Истор. Poccийск. Церкви. Преосвящ. Maкария. издан. 1867 года стр. 256

97

Истор. Госуд. Poссийск. т. II, стр. 80. По свидетельству Карамзина Григорьево к Болеславу письмо от 12 Мая, есть в Epiel. Gregur. VII, кн. 2. (Там же стр. 386. примеч. 130).

98

Истор. Poссии Соловьева, т. II, стр. 23.

99

Сравн. Карамзина, т. II, стр. 83. Также История России Соловьева т. II, стр. 26–27.

100

Таковы Specimen Ecclesiae Кульчинского; Ad. Capponianaе Ruthenue tabulas sommantarius Фалько и др.

101

Христианское имя Изяслава.

102

Wiara prawoslawna Pismem Swietym, Soboram, oycamy... et cet .. obiasniona przez X Jana–aloyzego Knleaze Societatis Jeeu Teologa odiasniona. W Wilnie. Roku 1074, стр. 71–72.

103

Истор. Poссийск. государ. т. II, стр. 78

104

Истор. Русск. Церкви т. II, стр. 256.

105

Приводим это послание, как напечатано оно в переводе у Карамзина, т. II, стр. 79.

106

Вероятно, как догадывается Карамзин, какой либо знаменитый Духовный чиновник, коего Изяслав мог узнать в Польше (Истор. Росс. Госуд т. II, стр. 386. примечан. 130)

107

В подлиннике послание можно читать у Барония: Annal. Eccles. Т. II, стр. 256

108

Истор. Русск. Церкв. т. II, стр. 256–257.

109

Истор. Русск. Церкви А. Филарета, период первый, издание 1849 г. стр. 88, примеч. 139.

110

Полн. Собран. Летоп. Т. I, стр. 85. История Русской Церкви пр. Макария, т II, стр. 257

111

К этому времени, между прочим, относится «стязанье с Латынею» тогдашнего митрополита Георгия, которое, как говорите Пр. Макарий, было вызнано изложенными обстоятельствами, и разумеется, имело впоследствии не малое влияние на дальнейшее поведение Ярополка по отношению к католикам. Желающие могут читать подлинник этого стязания у Пр. Макария. И crop. Русской Церкви т. II, стр. 309 – 314, примеч. 273.

112

«Приходи Ярополк ко Всеволоду на велик день. В сеже время вбегоста Ростиславича от Ярополка и пришедше прогнаша Ярополка».

113

Мономах сам пишет в своем завещании: «на ту зиму ходил к Ярополку совокупляться на Броды, и любовь велику сотворихом». Собр. Лит. Т. I, стр. 103

114

Историч. Очерк Волыни, стр. 10

115

По мнению Соловьева – выражение летописца: «Иде Звенигороду», можно понимать в смысле похода воинского. Истор. Росс. Т II, стр. 33

116

Там же, стр. 32–33

117

Чем собственно и объясняют участие Ростиславичей в смерти Ярополка. Там же

118

Истор. Росс. Госуд. Т. II, стр. 395, примеч. 150. К сожалению, в настоящее время не достаточно известно местоположение Димитриевского монастыря в Киеве, где погребен Св.Ярополк. Некоторые почитают остатками его развалины, находящиеся внутри Михайловского монастыря. Но Сильвестр Коссов в своем Патерике пишет, что монастырь этот находился недалеко от Лавры, что в это время (XVII в.) еще были видны его развалины. Между старожилами киевскими существует мнение, что монастырь св. Димитрия, с церковью св. Петра находился на том крутом бугре печерской возвышенности, где теперь стоит немецкая Кирка, реформатского исповедания, а потому здесь, по всей вероятности, надобно и искать место последнего покоя св. князя (Указатель святыни и достопримеч. Киева 1871г. стр. 184).

119

Собр. лет. I, стр. 88, 89, 103. VII. стр. 3, 4, 11. стр. 82. Степей, кн. 1 стр. 232–233.

120

Никоновск. лет. 1. стр. 89, 190.

121

Степей, кн. 1, стр. 232. Никон. лет. 1, стр. 189–190. Кроме сего Киевская летопись замечает, что таким же примерным благочестием отличалось и семейство Ярополка. Так, говоря о дочери Ярополка, жене князя Глеба, летопись эта пишет, что оный Глеб даль при жизни своей (Печерской обители) вместе с княгинею 600 гривен серебра и 50 гривен золота; по смерти же своей отдал 5 сел и с челядью и все до холстины. Собр. лет. 11, стр. 82.

122

Русские святые Пр. Филарета Черниговского. Издание 2-е, отдел III, стр. 364–369. В рукописном тропаре ему читаем: Тропарь, глас 5 Яко благоверен и праведен, за любовь Христа Бога от своих смерть приял еси, Ярополче, страстотерпче Святый, благоверный княже Волынский, и пролиял еси кровь твою, якоже прежде сродницы твои и страстотерпцы Богоблажении: Борис и Глеб. Их же подвигом ревнуя благочестно, Господеви взывал усердне: даруй ми кончину, якоже братиям моим, да и аз омыю грехи моя кровию моею, и избавлюся мира сего тщетного и мятежного. Темже днесь сошедшеся в память твою, верою и любовию славим Господа, укрепившаго тебе в подвизе напрасныя смерти; якоже агнец незлобивый от раба заколен еси, и себе самого жертву непорочну Господеви принесл еси: егоже моли, присноблаженне, спасти отечество твое, и державе сродник твоих Богоугодней быти, и сыновом Российским спастися. Кондак глас 4 Возсия днесь преславная память твоя, Благородие страстотерпче Христов Ярополче Богомужне, созывающи нас к похвалению Христа Бога нашего. Темже в тебе днесь притекающе, с любовию взываем радостно: Блаженна земля, упитавшияся кровьми твоими, и свята селения, приимшая дух твой: Идеже в ран нетленныя пищи наслаждаяся, не забуди нас, воспевающих тя, но присно поминай в молитвах твоих к Богу, да избавимся от всех бед и скорбей, иже присно память твою почитающии. Примечание. Так как память Св. Ярополка совпадает с праздником Введения во храм Божией Матери, то в Почаевской Лавре принято совершать службу ему на другой день, 22 ноября.

123

В Печерском Патерике 1778 года: «Житие Преподобного Отца нашего Стефана, Игумена бывшего Печерского, по преподобном Феодосии. Иже соверши здание святой Печерской церкви, также изгнание потерпе, состави монастырь на Клове и по сем бысть Епископ Владимирский». (Лист. 121 на обор.)

124

«От неяжа (братии) первее избран бысть Доместик или строитель Церковного Устава. И тогда учащу самому Игумену Преподобному Феодосию братию в Церкви и духовными словесы и сей тех же учаше». (Патер. Печер. 1778 г. стр. 122).

125

Патер. Стр 122 на обор. – Сравни там же: «Житие Преподобного отца нашего Феодосия Печерского», – стр. 81. – Обстоятельства эти отчасти дает некоторые данные для определения времени рождения Преподобного Стефана; ибо игуменом он мог быть избран не ранее тридцатилетнего возраста, следовательно рождение его не могло быть позже как около 1040 года.

126

Патерик Печерский стр. 81.

127

«И Церковь, на основании сущу чудеснем моляше (т.е. Преподобный Феодосия Стефана) да совершит». (Пат. Печер. Стр. 122 на обороте)

128

Пат. Печер. Стр. 122 на обор. 123. «И монастырь нов согради, и ту от ветхого монастыря братию пресели…» и т.д.

129

В патерике Печерском об этом читаем следующее: «Ненавидяй же добра враг (иже присно борется со рабы Божиими), завиде блаженному толикаго попечеия его о обители святой, и злыми своими возньми сопротив восстав, таково смятение в некиих от братий сотвори... и т. д. (стр. 123).

130

Нестор в житии Пр. Феодосия и в Летопис. VI стр. 80, 85. VII, стр. 1, Также Симон в сказании о сооружении Печерской церкви.

131

Патерик. Печерский стр. 123.

132

«Каво майстеры из Константина града к Преподобным отцем нашим Антонию и Феодосию печерским приидоша, принесше икону Пр. Богородицы и видение Царицы во Влахерне поведаша“... и т. д. (Пат. Печер. стр. 123 на обор.).

133

Эго было сделано со стороны Пр. Стефана в воспоминание того обстоятельства, что первые строители печерского храма приходили в Киев по наставлению Пр. Богородицы, полученному в Константинопольском Влахернском храме. (Патер. Печер. стр 123 на обор.)

134

Патер. Печер. стр. 124. При нашествии Половцев в 1096 г. Кловский Стефанечь монастырь был разрушен до основания, и на его месте уже после 1744 г. построен был Лаврою Кловский дворец, отданный в 1811 г. под гимназию. Теперь на том месте женское Епархиальное училище с церковью во имя Влахернской Божией Матери коей посвящен был в свое время и монастырь Стефанов. (Указат. святыни и достопримечательностей Киева, 1871 г. стр. 185).

135

Мы не можем назвать его по имени, потому что вообще после Стефана первого Епископа Волынского до Стефана игумена Печерского не сохранилось имени ни одного епископа Волынского. (См. Очерк Истории Прав, церкви на Волыни Карашевича, стр. 17 прим. 50). В «историческом исследовании об Епископах Волынской Епархии» г, Уводского, напечатанном в Волынских Епархиальных Ведомостях, порядок первых Волынских Епископов излагается следующим образом: 1) Стефан I-й с 992 года, 2) Стефан II-й Святой”... п т. д. (1867 года, № 1-й часть неофициальная, стр. 9 – 10).

136

Патерик Печерский стр. 124. В «истории Российской Иерархии» (т. I ч. 1 стр. 403, изд. 1827 г.) время рукоположения Пр. Стефана полагается 1091 г. «Но в таком случае, как справедливо замечает г. Уводский, он не мог быть рукоположен ни Митрополитом Иоанном II-м, скончавшимся в 1089 г., ни Иоанном III, умершим 1090 г. (Волынск. Епар. Вед. 1867 г. № 1-й часть неофиц. стр. 11). Вероятнее всего, что это было сделано Иоанном III-м, так как время его жизни ближе всего подходит во времени, указываемому автором «История Российской Иерархии».

137

Патерик Печер. стр. 124.

138

Каменный храм, заложенный Св. Стефаном в Кловском монастыре, был окончен уже после его смерти в 1098 г. Так в Лаврентиевской летописи под этим годом значится: «в сеже лето окончили верх Пр. Богородицы на Клове, юже назда Стефан Игумен Печерский».

139

Потому что, как увидим далее, это было как раз в концу первой половины месяца августа, около Успеньева дня.

140

Патер. Печерск. стр. 124 на обороте. Сравни там же: «Сказание о перенесении честных мощей Преподобного и богоносного отца нашего Феодосия Печерского» , стр. 88.

141

Патер. Печерск. стр. 87 на обор.

142

Патерик Печерск. стр. 124 на обор. «В другий день.. . изволением Божиим совокупльшеся Боголюбивые Епископи, им же имена суть сия: Ефрем Переяславский, Стефан Владимирский, Иоанн Черниговский, Марин Юрьевский, Антоний Позорский, и игумены вси»... и т. д. (Патер, стр. 88 на обор).

143

Патер. Печер. стр. 124 на обор. Известно, что имя: «Стефан» с греческого значит: венец. В Патерике 1778 г. под изображением Пр. Стефана, между прочим читается следующий эпиграф: Стефан Церкви Печерской венцем показася, Соверши ей начало; венчающим венчания (стр. 121 на обор.).

144

Патер. Печерск. стр. 124 на обор.

145

Сильвестр Коссов в своем польском Патерике говорит, будто Пр. Стефан скончался в Кловском монастыре; но это мнение опровергается Патериком Славянским, который свидетельствует, что препод. Стефан преставился во Владимире Волынском (Патерик Печерский 1776 года стр. 124 на обор. Сравн. также описание Киево-печерской Лавры. Киев. 1649 года стр. 128 – 129). Ныне на месте погребения преподобного Стефана, на урочище «Феодоровищана» производятся раскопки, под наблюдением профессора А. В. Прахова, при чем открыты основания храма характерной кладки X – XII вв. трехкорабельного вида, сложенного из древних кирпичей, соединенных толстым слоем древнейшего розового цемента. С наружной стороны стены храма украшены были кирпичными колоннами, а внутри расписаны фресками. При раскопках найдено несколько гробниц архиерейских униятского периода, – а если дальше поискать, то надеются найти и усыпальницы Св. Стефана и одного из ближайших его преемников, Святителя Амфилохия. (Странник 1866 г. сентябрь; Известия и заметки, стр. 191. О Святителе Амфилохие смотр. ниже § VI). Там же во Владимире, под развалинами бывшего здесь кафедрального собора, без сомнения, и доселе покоятся св. мощи блаженного Святителя.

146

См. обычные Киевские Святцы. Также Четьи-Минеи 27 апреля. «Русские святые» Преосвящ. Филарета Черниговского – апреля 27 дня и друг. Тропарь пр. Стефана гл. 5. Православия Наставниче, благочестия учителю и чистоты, Волынския паствы светильниче. Архиереев Богодухновенное удобрение Стефане Премудре, ученьми своими вся просветил еси, цевнице духовная, моли Христа Бога, спастися душам нашим. (Из тропаря общего исповеднику). Кондак гл. 8. Стефан, исполнь веры и благочестия, совершитель Богом основанные церкви, днесь яко великое светило всем воссия, Христово стадо богоугодно упасти в неусыпных стражех ночных: егоже чтуще, приносим песнь единому Тебе Христу, всех Владыце, моляше помиловати нас того Благоприятнымн молитвами. (Из канона святым почивающим на дальних пещерах и правила преподобным Печерским, Мелетия Серига).

147

Летопись по Лаврентьевск., списку, – 1051 г. Здесь летописец сам пишет, что в 1064 г., будучи 8-ми лет, он был очевидцем младенца – урода, вытащенного из воды Киевскими рыбаками.

148

Патерик Печерск. стр. 61, 89.

149

Кроме того в своей летописи Пр. Нестор упоминает о себе еще два раза: сначала под 1096 г. «приидоша Половцы в монастырь Печерский, нам сущим по келиям, почивающим во утрени» (собр. лег. т. 1 стр. 99), и 1106 г. «в сеже лето преставися Ян старец, от негоже многа словеса слышах, еже и вписах в летописаньи сем». (Собр. лет. т. I стр. 120).

150

Истор. Русск. словесности Галахова, т. 1 стр. 49.

151

Нестор по Татищ. т. II стр. 181.

152

Ибо если тогда училища находились в других менее важных городах, как напр. в Курене (см. житие Пр. Феодосия) и даже в селах (Татищ. 11 стр. 75, 76), то без сомнения подобных училищ не могло не быть и при том значительное число в таком обширном и многолюдном городе, каков Владимир.

153

Ист. русск. Литерат. Галахова т. 1, стр. 63 – 54.

154

Как напр. в рассказе об ослеплении Василька и др. – Там же стр. 54.

155

См. напр. Волынск. Епарх. ведом. 1867 г. № 3, часть не официальная, стр. 51.

156

Русск. свят. над. 2, отд. 3, стр. 254 – 263. История, уч. об отц. Церкви, Преосв. Филарета Черниг., т. III. стр. 426 – 431.

157

Русские святые. Августа. Чернигов 1863 г. стр. 110.

158

Волынские Епарх. Вед. 1867 г. № 1, ч. неоф. стр. 11 – 12.

159

История Русской церкви Е. Голубинского, т. I, первая половина тома. Москва, 1881 г. стр. 552.

160

Никон. Летопись. С.-Петерб. 1767 г. т. I, стр. 38.

161

Там же, стр. 54. Сравн. также, Собрание Летоп. I, стр. 119, 128; II, стр. 9, 287, 292; VII, 20 – 24. Летопись по Ипатскому списку, С.-Петерб. 1871 г- стр. 185, 206.

162

Голубинского История Русск. Церкви, т. I, первая половина тома, стр. 552. Сравн. История Российской Иерархии, т. I, стр. 220. Святитель Симон Владимирский на Клязьме, известный списатель житий преподобных печерских в первой половине XIII в., замечает, что кроме 30 епископов, вышедших из Киево-печерской Лавры, имена которых записаны в старой Ростовской летописи, потом вышли еще из того же монастыря около двадцати Епископов, так что до смерти (1226 г.) таковых было до 50-ти. «Прочти, говорит св. Симон, в послании своем к печерскому архимандриту Акиндину, старую летопись ростовскую, и найдешь, что всех которые из монастыря Печерского были поставлены во Епископы, было белее 30, а если считать и далее до нас грешных, то думаю будет около 50». (История Русской Церкви преосвященного Макария, т.III, С-Петерб. 1868 г. стр. 48, примечание 79, и стр. 187).

163

Характерно в этом отношении признание Святителя Симона, который, обращаясь к сотруднику своему по части жизнеописаний Преподобных Печерских, иноку Поликарпу, говорит ему: «пойми, брат, как велика слава этого (печерского) монастыря… Всю славу, всю властьза уметы вменил бы, если бы мне хоть колом торчать за воротами или сором валяться в печерском монастыре и быть попираемому людьми. День один в дому Божией Матери лучше тысячи лет временной чести, и я охотнее согласия бы пребывать в нем, нежели жить в селениих грешничих», и т.д. (Памятники Русск. Слав. XII в., стр. 253, 257) – До чего же было крепко убеждение, что все архипастыри, вышедшие из печерской Лавры, должны быть святыми, можно видеть из того, что приемник Святителя Амфилохия, помянутый нами выше Симон, тоже значится в некоторых памятниках «святым», хоты о признании его церковью в числе святых ничего неизвестно. (См. История Российск. Иерархии, т. I, ч. 1, стр. 404).

164

Летопись по Ипатскому списку, стр. 187,

165

Летопись по Ипатскому списку, стр. 201.

166

Там же, стр. 179. История Poссии Соловьева, т. II, стр. 88.

167

Летоп. по Ипатскому списку, стр. 204.

168

Там же, стр. 205.

169

Там же, стр. 206.

170

Там же; подробнее о сем же смотр. ниже, в жизнеописании Святого Мстислава. Отд. II, жизнеоп. VI-e.

171

Смотр, о семе подробнее исследование наше под заглавием: «Воспоминание о святых угодниках Киево-печерской Лавры, из среды которых вышли блаженные иноки основавшие обитель Почаевскую». (Волынские Епарх. Ведомости 1884 г. № 9 часть неофиц. стр. 300). Оно же целиком перепечатано в настоящей книге, часть II-я, статья II-я. Смотр. ниже.

172

Русские Святые Apхиеписк. Филарета, Август, стр. 100. Сравн. Полный месяцеслов Востока, преосвященного Сергия, т. II, стр. 227. Тропарь святителю, глас 5 От мирскаго мятежа изшед, в пещерах Киевских Феодосия блаженнаго богомудренно вселился еси, Святителю Христов отче Амфилохие, и отсюду во епископа богоспасаемей пастве Владимиро-Волынстей поставленный, в трудех, бдениих и пощениих свято подвизался еси. И тако достиг добродетелей совершенства, паки в пещеры святые возвратился еси, идеже и дух свой благочестно предал еси Господеви, всечестне, к лику преподобных печерских причтен: с ними же молися Христу спастися душам нашим. Кондак, глас 8. Звезду Волынскую из пещерного мрака от Киева воссиявшую и от Волыни второе пещеры заветным житием своим и блаженною кончиною и прославлением своим озарившаго, всеблаженного Амфилохия Архипастыря Владимиро-Волынского почтим, просяще его, да в лице преподобных печерских водворяяся, молится купно с ними непрестанно о душах наших.

173

Лет. у Кар. пр. 172. Собр. лет. 1, стр. 89.

174

Которым завладел он при помощи хана половецкого, по изгнании Святоши из Луцка 1097 года. – См. выше воспоминание о пр. Николае Святоше, князе Луцко-Черниговском.

175

Истор. Росс. Сол. т. II, стр. 69.

176

Там же, стр. 71.

177

Истор. Росс. Сол. т. II стр. 87.

178

Собр. летоп. т. II стр. 8, 9. VII стр. 24; 25. Ник. лет. отд. II стр. 53.

179

Собр. лет. 3. стр. 122, 213. 5. стр. 154.

180

Собр. лет. III, стр. 4, 122. VII, стр. 1, V, стр. 156. VII, стр. 23. II, стр. 4.

181

Собр. лет. III, стр. 65, 221. Тоже самое видим и по вступлении блаженного Мстислава на великокняжеский престол по смерти отца его (1125 г.). – Так в 1128 году он начал строит в Киеве храм и монастырь во имя Великомученика Феодора. Это было данью благодарности за небесную помощь, избавившую его от бед, приготовленных коварным Олегом в Феодорову субботу, в каковую между прочим последний и был разбит Мстиславом. (Русские свят. м. Апреля, стр. 62. Собр. летописей I, стр. 131. II, стр. 12). В 1131 г. блаженный Мстислав построил вблизи Киева храм в честь Пирогощей иконы Пр. Богородицы, доставленной из Царьграда и т. п. (Русские свят, апрель стр. 6).

182

Как известно, один из таковых храмов, именно во Владимире, обновляется в память св. Угодника Божия.

183

Ныне Белгород –местечко Киевской губернии.

184

Собрание. лет. I. стр. 132. II, стр. 10, II. VII, стр. 29. Погодина исследов. IV стр. 109.

185

Пролог. Румянц. № 319. Описание Музея, стр. 452 ср. Русск, свят. изд. 1-е. М. Апрель, стр. 56–64.

186

Собр. летоп. III, стр. 5.–Церковь наша из признает Всеволода тоже Святым. Память его февр. 11.

187

Карамзин II, стр. 125.

188

Истор. Росс. Слов. т. II стр. 66 – 67.

189

Там же, стр. 67.

190

Собр. летоп. 1, стр. 115.

191

Черниговское предание и доселе еще помнит, что Навоз и Пакул с их окрестностями, расположенные на берегу Днепра, принадлежали некогда Николе Святоше и потом отданы им Лавре Печерской, которая владела этими имениями до последних времен. – Pyccкие святые Пр. Филар. Издание 3-е отд. 3-е, стр. 221 – 223.

192

Там же стр. 223.

193

Собр. летопис. I, стр. 115. V, стр. 165. VII, 20, IX, 140, II, 287.

194

Собр. лет. 2, стр. 18 – 19.

195

Послание Симона, Степ, книга 1, стр. 239 – 240. Сл. Чернигов стр. 39, Чернигов, 1863.

196

Русск. Святые Пр. Фил. Изд. 2-е, отд. 3-е, стр. 222 – 227.

197

См. Русск. Свят. Пр. Филар. М. Апрель стр. 91 – «В ответах его, пишет Пр. Филарет черииговский», «в Царягороде толеко в лентьи станет, коли мажют и миром; и маслом рече не мазати» и еще: «по всей Греческой земли и области не дают (молитви) своим женам попове» (памят. XII в. стр. 176 – 178). Видится бывалый человек. Но напрасно хотят видеть в них грека; – Нифонт – не то что монах пришлый в Лавре, а постриженец ея.

198

Русск. Свят. изд. 1-е М. Апрель, стр. 90.

199

Волынские Губернские Ведомости 1865 г. № 4. срав. очерк История Православ. Церк. на Волыни, стр. 30.

200

Очерк Ист. Пр. Церкв. на Вол. стр. 30. Сравн. Старчевск. Очерк Литер. Русск. Ист. 1845 г. стр. 34 – 35. Также Ист. Русск. Словесн. Галах. т. I.

201

См. выше память Пр. Нестора на Волыни.

202

Собр. лет. III, стр. 12. Софийский временник, VII, стр. 64.

203

Русск. Святые Апрель, стр. 90 – 98.

204

Ныне село Ровенского уезда Волынской губернии.

205

За сыном Владимирковым Ярославом была дочь Юрия. Истор. Росс. Гос. Сол. т. II, стр. 172, также XXXIV, прим. 266.

206

Истор. Рос. Гос. Сол. т. II, стр. 167 – 168.

207

Там же стр. 168.

208

Местечко Волынской губернии Дубенского уезда.

209

История Соловьева т. II, стр. 169.

210

Т.е. отцу Св. Ярополка Владимироволынского. См. житие этого Святого. Волынск. Епарх. Вед. 1871 г. № 1 и 2-й.

211

Февраля 8-го.

212

Воскрес. лет. 2, стр. 3. Никон. 2, стр. 1113. Собр. лет. Стр. 140.

213

Карамз. Т. II. Стр. 226. Конь его умре… Андрей жалуя комонства его… повеле раскопати землю и тамо вставити сруб. Кар. Т. II, стр. 478, прим. 324. Летоп. По Киевскому списку, стр. 212.

214

На этом кургане теперь находится павильон, под которым Бернардинами была поставлена статуя swetego Iana. По повелению полиции статуя эта теперь снята, а павильон служит местом отдыха для прохожих и гуляющих.

215

История Рос. Гос. Сол. т. II, стр. 172.

216

Читай Карамзина т. II, стр. 480, примеч. 331.

217

Карамз. т. II, стр. 230

218

Сравн. Солов. Истор. Росс. т. II, стр. 174. Карамз. т. II, стр. 230 – 231.

219

Солов. т. II, стр. 174.

220

Там же, стр. 176.

221

Мычьск надо полагать где-нибудь между Случью и Тетеревом. Смотр. Волын. Губерн. Вед. 1867 г. № 14 стр. 22.

222

Истор. очерк Волыни, стр. 19.

223

Старший брат Андрея Ростислав Переяславский умер в 1160 г.

224

Кар. том II, стр. 210–484, прим. 341. Солов, т. II, стр. 186 – Историч. очерки Волыни, стр. 20.

225

Собр. Летоп. т. 1, стр. 144, 148. 2, стр. 77–76. Лет. Передел, т. 66, 72.

226

Собр. летоп. 2, 144, 148. Переясл. летоп. 66, 72.

227

Степен. книга, отд. 1 стр. 299. Прол. Августа 1-го. Чтение общ. истор. 1846 г. № 3-й.

228

Собр. лет. л. II, 1, 12. Перепел, л. 73. – Pyccкие Свят. М. Апрель, стр. 142 – 144.

229

Степен. книга 1, стр. 305. Русские Святые. М. Июль, стр. 145.

230

Собр. летоп. III, стр. 16.

231

Словар. Истор. о свят. изд. 2-е, стр. 19.

232

Русск. Свят. М. Июль, 1663 г. стр. 137 – 160. Житие Свят. Poссийск. Церкв., стр. 271. Словарь Истор. о Святых, прославленных в Рос. Церкв. изд. 2-е, стр. 19.

233

Собр. лет. II, 205, 206, 220.

234

Там же, стр. 216.

235

Сведен. о Монаст. стр. 430. Истор. Иеpapx. III, стр. 460

236

Русск. святые пр. Филарета, Сентябрь, стр. 124.

237

См. в месяцесловах, 21-го декабря, в день памяти Святителя.

238

Степен. книга, житие Св. Петра, списанное Святым Киприаном Митрополитом т. 1.

239

См. житие Св. Петра, 21-го декабря

240

Напр. Истор. Poссийск. Государства, т. IV, издание 1824 г. стр. 178.

241

См. выше, стр. 6, 7.

242

Истор. Древн. Галицко-Русск. княжества, Львов 1862 г. Часть III, стр. 255.

243

См. Критико-Истор. повесть о Червонной Руси, Зубрицкого. Москва [1845] г. стр 54 – 55. Здесь же изложены и доказательства этой мысли.

244

Там же стр. 67. Г. Крушинский в своем «историческом очерке Волыни» так определяет границы Древней Волыни: «на севере р. Припять, на юге верховья Днестра и его притоки, на востоке р. Случь, на западе р. Буг (Стр. 3 – 4). Но вместе с сим, полагая таким образом западный Буг границею западной Волыни, г. Крушинский тут же оговаривается в примечании: «река Запад. Буг не может признаться правильною границею Волыни, потому что, как известно, Бужане обитали по обоим сторонам Буга, следовательно их территория простиралась за буг к р. Вепру, что подтверждается как этнографическим сходством забужного поселения с Волынцами, так и тем, что самый город Волгин существовал на западной стороне Буга» (стр. 4, примеч. 2-е). А мы видели выше, что речка Рата есть один из ближайших притоков Буга.

245

См. Краткое житие Св. Петра в Львовск. Анфологионе 1694 г. Так же Зубрицкого «Истор. древн. Галицко-Русск. княж.» ч. III, стр. 226.

246

И в настоящее время язык и обычаи народные самым положительным образом свидетельствуют о непосредственном родстве тамошних жителей с Волынянами. Только уния наложила на них отчасти печать свою; но и та теперь все более и более сглаживается при современных стремлениях Галичан к Православию.

247

Крушинского Историч. очерк Волыни, стр. 54.

248

До недостатку данных нет возможности решить, какой именно это был монастырь? Сам Зубрицкий об этом не говорит ни слова. Нe постригся ли св. Петр в Ратском монастыре, что указывают в пределах настоящей Волыни? Отсюда он мог перейти потом в монастырь Дверцы, на реке Рате в Галиции?

249

Русск. свят. Изд. 2-е, отд. 3-е, стр. 573.

250

«В Волыни, а не близ Курска», как пишет Карамзин. См. Истор. Российск. Госуд. Т. IV, стр. 406, примеч. 243

251

По краткому житию св. Петра (в Амфологионе Львовском 1694 г.) водрузи жилище себе на реке Рати, ныне реченный монастырь Дворцы. «Монастырь давно закрылся; по свидетельству Зубрицкого», приходская церковь в нынешних Дворцах во имя Преображения Господа Бога и Спаса нашего, создана в позднейшее время; но в ней сохраняется перекладина от потолка стародавней, может быть, как догадывается Зубрицкий, еще Св. Петром сооруженной церкви, и иконостас. Есть еще, по свидетельству того же писателя, и пни затлевших от старости, берестов с огромной поперечины в церкви; есть и роща на правой стороне реки, под названием Петровой долины, до церкви принадлежащая; и предание о существовании здесь монастыря, по словам Зубрицкого, доселе остается в устах народа. (Зубриц. Истор. Древ. Галиции Русского княжества. Львов, 1886 г. ч. III стр. 255.

252

Читай в степ. книге 1, стр. 410.

253

Церковь его тоже признает святым и память его полагается в 6 день декабря.

254

Надпись на печати его: Rex Russiae, на другой стороне: Princeps Ladimeril: Карам. 4 пр. 204. 268. Киприан: «князь же Волынския земли восхоте галичскую епископию в митрополию претворити».

255

См. жит. Петр. в Степ. книге, 1, стр. 416, Кар. IV, прим. 243.

256

Там же, также опис. Киево-Софийского Соб. стр. 88. История Русск. Церкви II, стран. 112.

257

Читай в жизнеоп. Пр. Филар. изд. 2-е, отд. 3-е, стр. 576.

258

Никон. лет. 3, стр. 107, собр. лет. VII, стр. 185. Воскр. л. 2, стр. 273.

259

Рус. свят. изд. 2-е, отд. 3-е, 577 – 578.

260

Степ. Книга, 1, стр. 140; также Кар. Т. IV, стр. 406, прим. 243.

261

Ник. Лет. III стр. 108., Прод. Нестор. Стр. 60 и др.

262

Raynaldi annales ecclesiasticae. Т. 15.

263

Ник. лет. III, стр 108, собр. лет. VII, стр. 186. Льв. л. 2, стр. 70.

264

Вот для примера отрывок из второго поучения к духовным лицам: « учите духовных детей своих ходить в церковь Божию, приказывайте плакать о грехах своих пред Богом; пусть проводит пост благоговейно, без песней, без объедения и пьянства и приобщаются св. даров каждый год. Кто не принимает св. даров, Священники, не благословляйте их, не принимайте от них просфор и не ходит в дом их, если не принимающий даров явится на пир, или придет в братчину, вы, священники, высылайте их вон. – Тот не христианин, кто не принимает Христова дара.... Дети! Чтите родных отца и матерь и вы будете жить долго; кто бранит или бьет отца или матерь, умрет злою смертью; а смерть грешников люта, говорит Давид.... Совершайте крещение по преданию св. Апостолов, не обливайте водою, а погружайте в воду три раза». Далее запрещается «духовенству торговать и отдавать в рост деньги; дается наставление о браке и строго запрещаются поединки. «Чтите духовного отца, он печать тела Твоего. Войдя в Церковь, стойте со страхом, слушайте чтение апостола и Евангелия и все, что поется. Кто говорит в церкви, – это дьявол шепчет в уши ваши.... Горе не принимающему св. даров! На что надеется? Кажется человеком Божиим, а не принимает тела Христова?... Это псы“. (Изд. Костомаровым в 4 ч. памяти, стар. литературы стр. 186 – 170).

265

Издано в подлиннике и с переводом в Прибавлении к творениям Св. Отцов 1844 г. выпуск 2, стр. 85–90. Кроме того по свидетельству Преосвящ. Филарета в 77 главе Стоглавника упоминается: «о вдовствующех попех поучение иже во святых отца нашего Петра митрополита всея России, и чудотворца» и предлагается из него правило: «аще у попа умрет попадья и идет в монастырь и стрижется, имеет священство свое паки; аще ли иметь пребывати и любити мирския слати, да не служит. Аще ли кто иметь не слушати моего писанья, будет неблагословен и иже приобщаются с ним. Который поп имеет упиватися, да не явится священник Христов». На соборе 1053 года также свидетельствовались «ученьем Петра митрополита» о том, чтобы не служили вдовые священники и дьяконы. (Рус. Свят. Изд. 2-е, отд. 3-е, стр. 586–587).

266

Никон. л. III. 108. Сказание о хождении Св. Петра в орду у Толстого, 2. № 341. Григорьева, о достоверности Ханских ярлыков, Москва, 1842 г. стр. 111.

267

Собр. лет. V, стр. 206 – 216. Воскрс. лет. 2. стр. 278 – 283.

268

Собр. лет. III, стр. 73 V, стр. 217. VII, стр. 75. Львовск. лет. 2, стр. 84.

269

См. завещание Иоанна Грозного: «благословляю сына моего Ивана: крест Петра Чудотворца, которым чудотворец благословил прародителя нашего». Истор. Рос. Гос. Кар. т. IX, стр. 849.

270

Крестом чудотворца Петра благословил и в. к. Иоанн сына своего и наследника престола Василия, Кар. VI, прим. 607. Им благословил в. к. Василий Темный своего сына Ивана. Собр. грам. 1. 202. Вот описание сего креста от времен царя Алексея Михайловича: «крест золот Петра чудотворца, на нем образ Спасов резной стоящей, посторонь образа пресв. Богородицы да Иоанна Богослова, назади арх. Михаил; в голове камень яхонт чревчат; сорочка бархат чревчат же; крест и около креста нанизано большим жемчугом». – (Забелина быт русских царей, стр. 344. М. 1862 г.). Рус. свят. изд. 2-е, отд. 3-е, стр. 593, прим. 200.

271

Жития Свят. Рос. Цер. Муравьева, м. декабря стр. 153. 154.

272

Между прочим первый из Епископов вновь учрежденной Юрием Галицким и утвержденной Св. Петром Епископии Луцкой (1327 г.). См. Никон. лет. III, стр. 154; также Рус. св. изд. 2-е, отд. 3-е, стр. 593. Крушинск. Исторический очерк Волыни, стр. 54.

273

Степен. кн. 1, 418 – 421. 406. Никон. лет. 3, 129 – 131. Собр. лет. VII. 200. Ист. акт. 1, 320.

274

Acta patriarch. const. 1, 191. Vindob. 1860. Степ. кн. 1, 421 – 422. В собрании правил, которое было известно еще в XII в., одно правило говорит: аще где мощи явятся в земли, то да сотворят три чудеса: глух да прослышит, неме проглаголет, слепе да прозрит. – И аще сотворят чудеса, то от Бога и от Св. Апостол. Аще ли не сотворят тех чудес, то не приимите их». (Опис. Синод. ркп. 2, 283. М. 1859). Вероятно, на это правило указывал патриарх Феогносту.

275

По ркп. сборнику служб 1698 г. надпись над службою Св. Петру в 21 Дек. (она же и в минее) говорит «писа же смиренный митрополит Киприан тояж митрополья».

276

Рус. Свят. изд. 2-е, отд. 3 е, стр. 572 – 596. Жития Св. Российск. церкви м. декабрь стр. 123 – 160, Степ. Кн т. 1.


Комментарии для сайта Cackle