Азбука веры Православная библиотека архиепископ Антоний (Амфитеатров) Письма Филарета, митрополита Киевского, и архимандрита Антония, архиепископа Казанского, к Иннокентию, архиепископу Херсонскому
Распечатать

архиепископ Антоний (Амфитеатров)

Письма Филарета, митрополита Киевского, и архимандрита Антония, архиепископа Казанского, к Иннокентию, архиепископу Херсонскому

Содержание

Предисловие

Письмо Филарета, архиепископа Ярославского, к Киевскому митрополиту Евгению

Письма Филарета, митрополита Киевского, к Иннокентию, епископу Херсонскому

IIIIIIIVVVIVIIVIIIIXXXIXIIXIIIXIVXVXVIXVIIXVIIIXIX.XXXXIXXIIXXIIIXXIVXXVXXVIXXVIIXXVIIIXXIXXXXXXXIXXXIIXXXIIIXXXIVXXXVXXXVIXXXVIIXXXVIIIXXXIXXLXLIXLIIXLIIIXLIVXLVXLVIXLVII

Письма архимандрита Антония, ректора Киевской дух. Академии, к Иннокентию, архиепископу Херсонскому

IIIIIIIVVVIVIIVIIIIXXXIXIIXIIIXIVXVXVIXVIIXVIIIXIXXXXXIXXIIXXIII

 

 

Предисловие

Сокращенному пересказу содержания писем двух знаменитых иерархов к Иннокентию и извлечению из них, в немалом числе рассеянных в них, более или менее важных и любопытных сведений, относящихся как к личной биографии трёх иеpapxoв, так к истории русской церкви вообще и в частности к истории Киевской епархии и академии, мы предпочли издание самых писем в их полном подлинном тексте. Письмо вообще отражает в себе личность своего автора так, как трудно охарактеризовать её биографу своими словами или сокращённой передачей его содержания. Если это замечание справедливо вообще, то особенно оно применимо к письмам личностей исторических, к числу которых никто, конечно, не усумниться отнести как Филарета, так и Антония, особенно Филарета, кроткий пастырский образ которого и пастырская деятельность всегда тихая, но в тоже время благоплодная и благодетельная для преуспеяния благочестия до сих пор за недостатком его биографии, не довольно ясно рисуется в сознании благочестивых русских людей, знавших Киевского Филарета и поучавшихся его назиданием. Что касается исторических сведений, содержащихся в настоящих письмах, то они и многочисленны и важны: подробности внутренней жизни академии, а равно епархии Киевской, как и их внешних отношений, сведения об общецерковных делах того времени, доселе большею частью, неизвестные, отношения Филарета и его племянника к знаменитому иераpxy Херсонскому, подробности об ученых работах сего последнего, – всё это представляет, нам кажется, не один только местный киевский интерес, но имеет существенную важность и для истории научно-религиозной жизни всего нашего отечества.

Н. Барсов.

20 января, 1884.

Письмо Филарета, архиепископа Ярославского, к Киевскому митрополиту Евгению

Приношу Вашему В-ву искреннейшее поздравление с наступившим новым летом благодати Господа и Бога и Спасителя нашего Ииcyca Христа. Молю всем сердцем благость Его и милосердие, да обновит душевные и телесные силы ваши к новым подвигам служения Церкви Его святой. Извините меня, Милостивый Архипастырь, что я не успел предварить Вас с поздравлением моим с прошедшим праздником Рождества Христова. По причине тяжкой и долговременной болезни Преосвященного Тверского прибавилось мне труда в занятии делами его епархии.

На другой день Нового года отправился в Киев викарий Вашего В-ва Преосвященный Иннокентий. Он не по своему желанию оставался так долго здесь, а были сделаны ему некоторые поручения. Вашему Высокопреосвященству он будет наилучшим сотрудником по его дарованиям и усердию. Проездом в Киев захотелось ему видеть Москву и Сергиеву Лавру с Академией, которых он еще не видал. Весьма извинительно желание видеть сии места всякому сыну России.

Филарет Архиепископ Ярославский.

7 января 1837. С.-Петербург.

Письма Филарета, митрополита Киевского, к Иннокентию, епископу Херсонскому

I

Два любезные письма Ваши получил я из Богоспасаемого и святого града Киева. Благодарение Господу Богу и Спасителю нашему Иисуcy Христу, сохранившему Ваше здоровье в многотрудном пути. За то Вы много приобрели нового, поехавши чрез Москву. Будем молить Господа, да орошением свыше светоносной благодати многоплоден и благоплоден сотворит виноград, насажденный при Святых останках великого угодника своего Сергия. Очень вам благодарен, что в Калуге посетили и благословили родных сирот моих. Бог Отец их. Родина ваша пусть поприлежнее помолится Господу Богу, да пасый Израиля обратит милосердное око Свое на её духовную скудость.

Дела воронежские крайне нас озабочивают. Надлежит скоро принять решительную меру к удалению виновника смущения. Комиссия дух. училищ разрешила издание «Воскресного Чтения». В программе сделаны некоторые малые поправки. Вы скоро получите предписание, а между тем можете уже приступить к делу. Проповедь Якова1 племянника получил я на сих днях, – но по известным моим хлопотам еще не читал. А между тем прими, брате возлюбленне, от моего искреннего усердия братолюбивый совет. В числе проповедей Ваших, напечатанных в 1-м томе, последнее Слово в день Сошествия Св. Духа – из темы: Дух Св. бе присно, есть и будет, по моему и других искренних особ мнению требует исправления во втором издании. Нельзя согласиться с мнением, что с продолжением времени Церковь Христова приходит в большее совершенство. Это бы значило дело Божие смешивать с делами человеческими. Вселенная по сотворении явилась пред очима Творца во всей лепоте своей – и се вся добра зело. Подобно и новое Творение – Церковь Христова вначале явилася во всей духовной лепоте. И верующим бе сердце и душа едино. Потому то все новостей вводители и реформаторы церквей, под предлогом улучшения их, суть весьма вредные самозванцы и обманщики. Преуспеяние в меру возраста исполнения Христова принадлежит Церкви торжествующей на небесах; – а на земле совершенство Церкви зависит от непоколебимого хранения преданий Апостолов и мужей Апостольских и святых Богомудрых отцев. Житие святителя Христова Митрофана прошу именем его не умедлить переслать ко мне. Я обещал доставить оное преосвященнейшему Воронежскому в течение наступающего поста, с которым поздравляю Ваше Преосвященство. Желаю вам в радости святых сретить пресветлый праздник Воскресения Христова.

Филарет А. Ярославский.

25 февраля 1837 г.

II

Печальную весть о неожиданной кончине мужа умнейшего, и достойнейшего Архипастыря Святой и Православной Церкви получил и я от Вашего Преосвященства. Очень знаю и уверен сколько прискорбно для вас особенно сие плачевное событие. Но прошу вас любовью Иисуса Христа Господа нашего, беречь своё здоровье, только нужное для Церкви Его святой. Конечно, к важным обязанностям Вашим теперь прибавилось еще новое бремя управления Киевской паствою, доколе Господь Бог изберет по сердцу Своему нового Архипастыря. Но не обременяйте себя паче меры, возлюбленне. Пловец очень пристально смотрит за своей лодочкой, на которой надобно ему проплыть до намеренного пристанища. Так и телесное наше здоровье очень важно в делах служения нашего. Боюсь и, не обременит ли вас в теперешних обстоятельствах исправление рукописи жития св. Митрофана. Прошу единожды навсегда со мною быть совершенно откровенным. Кроме Господа Иисуса Христа, надежды моей, нет в сердце моём никакого желает, никакого искания. Пришлите ко мне бумаги, если вам нет времени заняться ими; – но Господа ради не изнуряйте себя излишними трудами. Господь Бог всё устроил во славу пресвятого имени Своего, и во благо святыя Церкви Своея. Получил я вчера и книжку Вашу. Собрание на торжественные дни Слов Ваших. Два Слова прочитал. Второе превосходное и редкое по всему – истинно достойно кафедры церковной. Впрочем, возлюбленне, прошу Вас именем Господним, не почитать моих замечаний непреложною истиною. Я своего образа мыслей никому не смею навязывать. А как знаю и чувствую, искренно говорю, исполняя долг христианского общения и дружбы. Весьма охотно слушаю, если кто меня поправляет, – и весьма благодарен за братский совет. О издании журнала Вашего последовало уже Высочайшее соизволение, – будем ожидать с любовью «Воскресного Чтения».

Преосв. Тверской так же ещё болен и ничем не может заняться. Бремя его епархии ещё на мне лежит. Располагает отправиться весною восвояси, кажется надолго.

Филарет Архиепископ Ярославский.

Племянникам моим посылаю благословение.

9 марта 1837 г.

III

Господу Богу и Спасителю нашему Иисусу Христу угодно было в Светлый день Воскресения Своего вручить моему недостоинству знаменитую Киевскую паству. Сердце Царево в руце Божией. Благочестнейший Государь Император в Высочайшем рескрипте, последовавшем на моё имя, изволил весьма ясно начертать обязанности Киевского Митрополита. Да поможет нам Господь Бог оправдать, сколь возможно, ожидание Всемилостивейшего Государя. Я совершенно надеюсь, что Ваше Преосвященство, постигая высокие и благотворные намерения Его Величества, всеми силами и всем сердцем будет мне помогать в исполнении общего вашего долга. Прилагаю при сем копию с Высочайшего Рескрипта для Вашего только сведения. До получения указа из Святейшего Синода, разумеется, что Ваше Преосвященство письмо моё будете почитать только частным, а не официальным известием. Преосвященный Тверский за болезнью уволен в свою епархию на два года от присутствования в Св. Синоде. От Академии нашей ожидают Христианского Воскресного Чтения. Да благословит Господь Бог всяким благословением сей духовный вертоград, – толико важный пред Царским взором.

С пастырскою любовью поздравляю Ваше Преосвященство со светлым праздником праздников, молю воскресшего из гроба Господа и Спасителя нашего, да сохранит и укрепит Ваше здоровье и излет в сердце Ваше свой мир и свою радость. А себя поручаю святым Вашим молитвам.

Филарет М. Киевский

19 апреля 1837 г. С.-Петербург

Рукопись Жития Св. Митрофана получена. Прошу передать мое благословение племянникам моим.

IV

Из прилагаемой при сем выписки из журнала Комиссии духовных училищ Ваше Преосвященство изволите усмотреть непременное желание её получить от Вас Конспект Богословских наук. На мои представления о увольнении Вас от сего занятия не согласились. Почему прошу Вас исполнить требование Ком. Дух. Училищ. Очень знаю, что Вы обременены делами и говорило, о сем здесь, – но что делать? В облегчение Вас получил ответ, что от Вашего Преосвященства не требуется подробное и большею частью мелочное изложение уроков Богословского учения, – а желают знать ваше мнение о том:

a)      Какую употребить наилучшую методу к успешному преподаванию Богословского учения в дух. Академиях и Семинариях, сообразно потребностям собственно нашей Православной Отечественной Церкви.

b)      Какие принять меры к отвращению могущих вкрасться в духовные училища новых лжеучений, несообразных с духом православной веры, – рассеваемых инославными писателями.

c)      Какие употребить книги для преподавания Богословия в дух. Академиях и Семинариях, – и какие изобрести средства для составления вновь классических книг по богословскому учению. А что ещё изволите дополнить Вашею опытностью, на которую все здесь очень, очень, очень полагаются. Да пожалуйста с первою почтою пришлите ко мне книжку – из сочинений студентов Киевской Академии: О происхождении Святого Духа от Отца. Здешний Пр. Митрополит очень желает иметь её у себя. К О. Ар. Иеремии писал я и утешал – укрепляйте и Вы его малодушного. Его не отпустят. Ибо знают и здесь, сколько он полезен для монашества. Простите и благословите.

Филарет М. Киевский.

23 февраля 1838 г.

Готовлюсь совершить литургию и панихиду о покойном Преосвященном Митроп. Евгении в день его кончины. Верно и Вы помянете редкого и незабвенного сего Архипастыря.

V

Письмо Вашего Преосвященства от 15 окт. получено мною. Слава Богу, что у нас в Киеве всё мирно. По письму Его Святейшества буду хлопотать у Св. Синода о пособии Греческому Монастырю. Новому благочинному покорнейше прошу помогать наставлениями, да блюдется в Св. граде Киеве истинное благочиние.

Господа ради постарайтесь уплатить академические долги – доставлением в Св. Синод перевода св. Златоуста и напечатанием студенческих рассуждений – лучшее напечатать книжкою вместе, – можно печатать и без моего рассмотрения, чтоб много не терять времени. Но вот ещё важный долг за Вами. Это сборник символов веры, – о котором уже Государю донесено в отчете Син. Обер-прокурора, и напечатано. Граф Николай Александрович убедительнейше просит Ваше Преосвященство без отлагательства заняться сим делом.

О греческом лексиконе поговорю с кем следует. Довольно для меня три экземпляра Воскресного Чтения. Мысли Вашего Преосвященства касательно преподавания богословских наук в Академии граф очень одобряет – оба мы приемлем их под свою защиту. Серьезно думают сделать значительное преобразование по дух. училищам, – но доселе ничего ещё не созрело.

В здешней Академии по нравственной части сделано большое улучшение. Спальные комнаты студентов запираются утром и отворяются в десять часов вечера. В течении всего прочего времени студенты в комнатах для занятия, в которых кроме столов, табуретов и книг вовсе ничего нет. Так приведено, что студент на всяком шагу в глазах начальства. Может быть, и от нашей Академии того же потребуется, – но едва ли можно будет исполнить по дурному расположению комнат. Ежели еще не очищены от арестантов начальничьи кельи на ближних пещерах, сделайте милость, попросите Дмитрия Гавриловича моим и своим именем, чтобы он исполнил своё обещание непременно и немедленно вывести их оттуда. Это очень меня озабочивает. Ибо надобно назначить блюстителя пещер.

Старцу о. Иеремии благословение и мир и радость о Духе Святе. Пусть помолится, да возвратит меня Господь навсегда во св. град Киев.

Филарет М. Киевский.

23 октября 1838 г.

VI

Возвращая к Вам журнал по случаю ревизии Семинарии и нижних Киевских Училищ, прошу обратить внимание на сделанные мною карандашом замечания. Здесь ни малейшего слуха нет о десятке школьников шалунов, которые за свою дерзость получили уже должное наказание. Я считал это дело оконченным. Зачел же опять его поднимать, и притом в таком виде, что местное начальство его скрыло и открыл ревизор? Притом ревизор так написал, что комиссия духовных училищ непременно потребует полного исследования сего происшествия. Ежели Вы по каким-нибудь мне не известным причинам, считаете необходимым донести комиссии дух. училищ о сем решенном деле: то даю свободу донести с изложением его во всей подробности. А такие неясные намеки представлять высшему начальству не годится. Ревизор пишет, что старших довольно. Академическое правление полагает умножить число их. Умножение не есть улучшение надзора, ибо отличных и мужей мало, а школьников зело немного. Надлежало бы сказать, – дать другого инспектора или помощников с жалованием. Ревизор нужным находит учредить стражу за теми учениками, которых сажают в карцер. – Неужели, в самом деле, Киевская Семинария так буйна, что для неё нужно переменять устав – и сверх служителей требовать воинскую стражу? Не думаю. – Вообще нравственное состояние Семинарии так описано, что я и бедный о. Иеремия кругом виноваты – а, что в прошедшем году рекомендовал комиссии Дух. Училищ Семинарию, – а о. Иеремия, что в один год она так успела испортиться под его начальством. К чему в описании экономической части говорить с такою подробностью о подштанниках и тому подобном? Кажется, довольно сказать вообще,  – да и то не с такою настойчивостью, чтобы высшее начальство поставить в неприятное отношение. – Вам и ревизору известно, что ни для Киевской ни для какой-либо другой Семинарии не станут возвышать и умножать окладов до общего рассмотрения, – и то с Высочайшего разрешения. Ревизору довольно указать с должною скромностью нужды Семинарии, а назначать оклады вовсе не его дело, и притом входить в бедность епархии и выказывать живущих в домах детей по справке в Консистории – это дело епархиального начальства, которое взяло заботиться о сем.

Состояние уездного и приходского училищ так точно описано, как замечено мною карандашом на журнале. Опять по двое на одной кровати, ходят в халатах без поясов, босиком, принимаются без воли ректора Семинарским правлением и митрополитом. – Извольте милостиво послушать: так ли платят мне за то, что я пять тысяч рублей жертвую ежегодно? Какая-то тысяча рублей не выслана епархиальным начальством, – жалуется ректор. Очень знаю бедность содержания учеников и тесноту, да зачем же так высчитывать и открывать матернюю наготу? Я сам до самой философии ходил в лаптях и босиком, – не только в халате, – но в сером зипуне: – разве лучше сих бедных малюток оставлять в домах без всякого обучения? Верю, что ревизор сделал такое описание по ревности к улучшению содержания учеников, – но ревность не по разуму влечет обыкновенно за собою вредные последствия. В заключение прошу Ваше Пр-во со свойственным Вам благоразумием потрудиться, чтобы и донесение о. ревизора и рассуждение Академического Правления составлено было приличным образом. Ибо сами видите, что не только нельзя рекомендовать начальников училища, но следует неминуемо подвергнуть их строгой ответственности. – Впрочем, ежели Иван Михайлович2 найдёт затруднение: то пусть донесёт только мне о состоянии уездного и приходского училищ, а не комиссии, которая ему и не поручала обозревать их. Аще же скажете и скажут другие – еже писах – писах, то вычистивши замечания мои карандашом, имеете свободу представить в комиссию Дух. Училищ, – только меня устраните, как лицо, подвергаемое ответственности. Как бы то ни было, только пожалуйте, прочитавши сие письмо и сделавши, что должно и возможно, – бросьте его в огонь, – а написанное на журнале карандашом совершенно изгладьте.

Поручая себя святым молитвам Вашим, а на учащих и учащихся призывая благословение Божие, с искреннейшим почитанием...

Филарет М. Киевский.

20 ноября 1838 г.

VII

Давно надлежало мне отвечать на Ваши писания и благодарить Ваше Пр-во за приветствие меня с великими праздниками и с новым годом. Но к праздничным дням и к новому году так много у нас столкнулось хлопот, что едва теперь собрался к Вам написать. Приношу Вашему Пр-ву и всем членам Академии, Семинарии и Консистории, а равно и благоговейным иереям Богоспасаемого града Киева искреннейшую благодарность. Всех приветствую от пастырского сердца благожеланием и благословением на новые подвиги служения Святой православной Церкви Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

О. Архимандрита Иеремию особенно поблагодарите за прекрасное его слово, которым он украсил день Св. Николая. В университете Св. Владимира последовали важные перемены. Министерство Народного Просвещения обещается его преобразовать. Дай Бог к лучшему. По крайней мере, попечитель православный. Ежели физик3 сильно желает поступить туда, – Бог благословит, – а также и в Одессу можно снабдить, буде у нас останется кем заменить. Впрочем, кажется, довольно останется. Дьякона Бобровницкого можете произвести. Я совершенно согласен с мнением Вашим об известной книженке И.Р.Ц.4. Но что делать, когда ей ещё до моего сюда приезда сделана такая честь, – другая – изложение символа веры ещё недостаточнее, а также прежде сделана честь. Помолчите, пока самая истина возглаголет, – а возглаголати не умедлит. От всего сердца благословляю издание Ваших назидательных поучений на первую седмицу великого поста. Извольте издавать, как заблагорассудите. Господь Бог да благословит издание журнала Воскресного Чтения и на следующий год. Извольте рассылать объявления.

Ожидаю от Вашего Преосвященства бумаги о предположениях Темкина с Вашим мнением: – нужно представить в Св. Синод. Да пожалуйста скажите, надежен ли Темкин в деле обращения евреев ко Христу Спасителю? А между тем, да не стужает, в счет его жалованья прошу выдать ему на мой счет сто рублей с распискою. Посылается к Вам дело о единоверцах Киевских. Нетерпеливые прихожане Ильинской церкви жалуются уже Св. Синоду. Кажется, и Св. Синод не станет отнимать насильно, впрочем пожалуйста потрудитесь, нельзя ли как-нибудь учредить Единоверческую Церковь в Киеве.

Филарет М. Киевский.

16 января 1839 г.

VIII

Так скоро проходит время, что мне уже пришлось приветствовать Вас с наступающим св. Великим Постом. Помолись, возлюбленне, в сии святые дни, между прочим и о моем недостоинстве, да ими же весть судьбами Господь Бог преселит моё пребывание навсегда безотлучно во святой град Киев.

Устроение гробниц я оставляю до прибытия моего. Спешить нет надобности – а дело требует всего внимания, должного святым. Очень жаль, что во Флоровском случилось искушение. В Воронеж не увольняйте негодяйку – на что сквернить ими святые места. А пусть или она сама просит об исключении её из духовного звания, – а всего прямее, пусть игуменья представит Вашему П-ву так, как было дело и Вы извольте предать её суду, – ибо она монахиня, и притом базилианка. Не надобно таких щадить.

Сверх сего игуменье прикажите моим именем, чтобы отнюдь ни одной души и ни насколько времени не оставалось в монастыре без узаконенных письменных видов под опасением строгой ответственности. А притом и благочинным сделайте подтверждение о том же.

С университетом Св. Владимира, кажется, случилось большое искушение. Слышно, что он закрыт на два года. Впрочем, сердце моё, как знаете, это предчувствовало – озаботятся решительно преобразовать его по-русски. Так и должно.

Ожидаем Дмитрия Гавриловича, – а с ним может быть, и св. иконы великомученицы Варвары.

Будьте здоровы и благодушны, – а у нас дела так много, что рук недостает. Потрудимся до весны, а весной к Вам навсегда в благорастворенный климат.

Филарет М. Киевский

31 января1839 г.

IX

Крайне жалею о неожиданной кончине препочтеннейшего Павла Петровича. Будем молить Господа Бога, да упокоит душу его в селениях Праведных – в блаженных обителях Царствия Небесного. Утешайте осиротевшее семейство словом веры и надежды во Христе Иисусе Господе нашем, – иже есть Отец сирот и податель жизни вечной преставившимся в матерних недрах Церкви Его православной.

Не успели оплакать одной потери государственная мужа, – как уже поспела и другая. Достойно уважаемый всеми Сергей Сергеевич Кушников окончил дни временной жизни, 14 числа сего месяца. Для меня тем чувствительнее, что это печальное событие огорчит препочтеннейшего нашего начальника губернии Дмитрия Гавриловича. Он очень будет жалеть, что не успел прибыть в столицу при жизни покойного. 18 числа приглашен я к погребению покойного в Невском. Утешайте, Владыко Святый, сего доблестного слугу царю и отечеству.

Ожидаю исполнения обещанного Вами, сиречь: богословского конспекта О. Арх. Димитрия. К Ивану Михайловичу и к Якову Козмичу писал я, чтобы потрудились приготовить порученные им учебные книги к концу нынешнего курса – Ивану Михайловичу, по случаю закрытия университета, и досуга более открылось. Прошу и Ваше Пр-во побуждать их, как знаете. О. Иеремии поручаю заняться делом по сердцу его благочестивому, составлением службы с Акафистом Святителю Митрофану. Надеюсь, что не откажется. Стыдно нам, что доселе никто не сочинит, да и житие сочинено человеком не из духовного звания, хотя истинно духовным.

Поручая себя Вашим святым молитвам, особенно в течение святой великой четыредесятницы, с искреннейшим почтением...

Филарет Митрополит Киевский.

18 февраля 1839 г.

X

Поучения Вашего Преосвященства на первую седмицу Св. Четыредесятницы весьма назидательны. Православные читают их с великою для душ своих пользою. Пожалуйте напечатайте их в особой книжке.

Прошу прислать ко мне экземпляра два или три сочинений студентов Киевской Академии, напечатанных, как я слышал, вторым изданием, не теперь печатаемых, но прежних. Для российской Церкви, Православной Матери нашей радость велию сотворил Господь Бог. Всё униатское духовенство с вверенными ему паствами обращается или, лучше сказать, возвращается в недра св. Матери своея. О сем сообщаю только Вашему преосвященству, – да принесете молитвы свои ко Господу Богу о совершении сего великого дела. А до времени пожалуйста не оглашайте.

Другая новость зело важная по учебной части нашей духовной. Вы получите о сем положение, Высочайше утвержденное. Сердце Царево в руце Божией. А потому всё то благо, что исходит от державного сердца, отечески пекущегося о воспитании дух. юношества. Мы должны с благоговением исполнять Высочайшую волю. Главное управление духовных училищ возвращается Святейшему Синоду, а Комиссия упраздняется. Но и о сем ещё помолчите до получения указа.

История ветхозаветной церкви Ивана Михайловича по моему мнению одобрена Св. Синодом для преподавания по ней в светских учебных заведениях. Г. Секретаря Консистории я отнюдь не гоню из службы, – но школить надобно, дабы вразумлялся. Пожалуйста, скажите ему, что я его уважаю за честность, а требую исправности по моему долгу. Будьте здоровы, благодушны и о мне помолитесь.

Филарет М. Киевский

10 марта 1839 г.

XI

От всего сердца, совершенно любящего Вас, приношу Вашему П-ву приветствие со Светлым праздником Воскресения Христова. Воскресший Жизнодавец да излиет в святительское сердце Ваше изобильно свою радость и утешение Святого Духа. Прошу Вас приветствовать с сим праздником всех членов Академии, Семинарии и Консистории и всю мне вверенную паству в пастырском духе Вашем.

В день Благовещения, завтра готовлюсь к освящению придворного собора. Ожидаю сегодня Дмитрия Гавриловича5 к себе, чтобы побеседовать о святом граде Киеве.

Препровождаются ныне же к Вашему Преосвященству бумаги о приготовлении Софийского корпуса для училищ. Может быть, удивитесь, что корпус пожертвован безмездно. Так было должно. Сказали, что несовместно из духовного ведомства в духовное же продавать здания, а приличнее будет после сделать вознаграждение в случае недостатка экономической суммы на возобновление прежнего митрополитского дома. Желая поспешить открытием всех способов воспитания бедных детей Киевского духовенства, целыми сотнями остающихся дома в невежестве, я решился уступить, ибо дело могло бы затянуться надолго. Тысяч до тридцати можем найти своих и я надеюсь вчерне нынешним летом кончить постройку митрополитского дома. А училищный непременно отделать так, чтобы в следующем сентябре открыть училище неотложно; – зело бо сердце мое болит, смотря на тесноту и крайность детей, в одном училище помещаемых. А Ваше Преосвященство прошу по известному усердию Вашему к учащимся взять на себя труд составить комитет и присмотреть, как изволите. Мне кажется назначить членами комитета о. ректора Сем. Ар. Иеремию, ректора дух. училищ Иеромонаха Евгения, а кого Вы изберёте из монашествующих или из белого духовенства.

Назначение прилагаю, но уполномочиваю Вас переменить, если не так. Всё ещё затрудняюсь в своих делах незнанием людей по моим отлучкам из Киева. Деньги на отделку корпуса я получил. Много платить страховых на почте. Я думаю перевод сделать через лавру, по крайней мере, тысяч двенадцать. Но чтобы не упустить времени в заготовлении материалов, прикажите тотчас приступить к делу. По следующей почте я или пришлю сумму или распоряжение сделаю о получении из лавры. Да вот ещё моя к Вам всепокорнейшая просьба. Нет ли в Вашем монастыре верного, надежного и знающего иеромонаха – или в другом каком, которому бы поручить главный присмотр за строением митрополитского дома, – или из белого духовенства. Прошу поспешнее меня известить. О упразднении комиссии дух. училищ Вы получили уже известие. Сердце Царево в руце Божией. Что наиболее утешает, это главная мысль в новом распорядке: Царь хочет приблизить к сердцу своему духовные училища. Господь Бог да благословит желания Царевы. – Я получил Ваши предположения о переделке Академического корпуса, – но без плана вовсе непонятно. Извольте представить официально с планом ко мне. А поспешить нужно. Ибо Государь и ныне обещается посетить здешнюю Академию, – а может быть и Семинарию. Очень вероятно, что в бытность в Киеве захочет видеть и наши учебные заведения. – Только для типографии места не назначайте. Это излишне. И никак не согласятся. Да и к чему Академическое начальство обременять ещё новою заботою присмотра за типографией и нестерпимою нынешнего времени отчетностью. Ещё приветствую Ваше П-во со светлым праздником и надеюсь скоро ещё приветствовать, ибо завтра день Благовещения. Надеюсь передать вам благую весть. И от всего сердца желаю.

Филарет Киевский

24 марта 1839 г.

XII

С искреннейшею радостью имею честь поздравить Ваше Пр-во с получением Монаршей милости. Мне весьма приятно, что Святейший Синод и Государь Император изволили обратить милостивое внимание на отличные достоинства и заслуги ваши.

Филарет Киевский

28 марта 1839 г.

P. S. Икона и кольца получены мною и доставлены по принадлежности.

XIII

Дабы не опустить времени благоприятного для строения, препровождаю при сем к Вашему Преосвященству назначение комитета о возобновлении митрополитского дома. Усерднейше и братски прошу Вас по близости иногда прогуляться на место строения и посмотреть.

Прошение Ваше в комиссию дух. училищ не застало её в живых. А потому и нельзя его представить, а притом, кажется, вдруг по получении Вами Монаршей Милости, отказываться от Академии едва ли прилично. Мне представляется, что самоё небесное Провидение удерживает под столь благотворным начальством Вашим Академию, по крайней мере, до окончания настоящего учебного курса. Прошу о сем подумать и мне сообщить Ваши мысли. Три месяца с небольшим, кажется, не сделают большой разности. А приличие и польза Академии будут сохранены. Впрочем, буду ожидать Вашего отношения. Пожалуйста с первою почтою пришлите мне копию с Высочайшей Грамоты, засвидетельствованную Вами официально для представления Св. Синоду к сведению. С Дмитрием Гавриловичем виделся я один раз, – ещё не всё с ним переговорили. На днях буду проситься в Киев в первых числах мая. Прошу Академии наставников и студентов приветствовать от пастырского сердца моего со светлым праздником Воскресения Христова и поблагодарить их за поздравление меня. Надеюсь скоро лично видеться с Вами и со всеми.

Филарет Киевский

4 апреля 1839 г.

XIV

Получил я записку Вашу о Киевском духовенстве. Благодарю Вас искренно, что заменили меня. Может быть, что-нибудь и выйдет полезного, по крайней мере, Царь услышит.

Прошу Ваше Пр-во приказать архитектору Спарро сколь можно поспешнее списать для меня план и Фасад предполагаемому обновлению прежнего митрополитского дома, на лучшей бумаге и с приложением сметы прислать ко мне буде можно не позже 7 числа мая, т. е. чтобы я уже сего числа здесь получил. Ибо около 10 мая собираюсь в Киев. Вчера послал просьбу и, кажется, отказа не последует. Архитектору с готового плана и фасада, и притом им сделанного, кажется, очень скоро можно списать. Как у Вас, – а здесь сегодня утром 12 градусов морозу. Боюсь, чтобы зима продолжительная не удержала меня здесь до половины мая. Впрочем, Бог поспешит в мае узреть Вас, ежели не в средних, то в последних числах.

Поручая сиятельским молитвам Вашим...

Филарет М. Киевский

7 апреля 1839 г.

План и фасад должны быть чистые, без моей на оных резолюции – и не писать, что это копии.

XV

Вдруг получил я от Вашего Пр-ва три письма. Благодарю усерднейше за приветствие со Святым Ап. Андреем. Он наш первый Киевский благовестник. Но и распятие на кресте, положенном на русском орле, очень многому и весьма важному научает. Дай Бог сносить не постыдно – или лучше, Тебе Господи слава – вам же стыдение лица.

Открытие погреба или чего-либо другого заставило меня отложить возобновление митрополитского дома до моего прибытия в Киев. Дело немаловажное, – свой глаз лучше и надежнее. А между тем ещё прошу Вас прислать ко мне план и фасад возобновляемого дома со сметою, сколь можно поспешнее: – буду его ожидать в Питере, – и без того не выеду. Нужно еще показать его в Св. Синоде, – хотя в покойной Комиссии духовных Училищ он одобрен. Известно, – можно приторговать, по задатку не давать и обязательства ещё не делать до моего прибытия. Вообще мне желательно, – да кажется, и необходимо самому во всём начать и распоряжаться. Потеря не большая, ежели не успеем нынешним годом кончить. Мне жить есть где, – в Лавре, – там и нужнее пребывание моё. А сделайте милость, прикажите приготовить училище к открытию в следующем сентябре. Пусть целые сотни бедных малюток найдут там прибежище. А для меня кельи довольно. Сетование Ваше наводит и на нас здесь некую тень недоумения. Но подождем, что Господь устроит!.. Впрочем, будем ли сетовать или петь, – переменить нельзя известной воли. Из духовных никто не участвовал. Яко прииде кротость на ны и накажемся. Станем исполнять повеленное со всем усердием, любовью и со всеми силами, дарованными нам от Господа.

А успех зависит от промысла Его. Собираюсь в путь и надеюсь видеться и беседовать с Вами лицом к лицу.

Филарет М. Киевский.

14 апреля 1539 г.

XVI

Eminentissime.

Вот я получил уже Высочайшее дозволение отправиться в Киев. Собираюсь выехать 8 числа мая, чтобы провести праздник св. Троицы в Витебске. А ежели что попрепятствует, то неотложно 16 после праздника. Путь мой по белорусскому тракту. Ибо и в дороге имею немаловажное поручение по делам службы. Извольте приказать консистории, чтобы не отправляла бумаг, которые я не могу получить здесь прежде 8 числа мая. А там же известите, кого следует, и по епархии на основании отношения ко мне обер-прокурора. Ибо указа не скоро дождёшься. Не знаю, успеет ли архитектор Спарро приготовить план дома. Ежели не успеет сделать нового в тот день, как получит сие письмо, – пожалуйста, возьмите у эконома Ботвиновского прежний и пришлите ко мне с первою почтою. Кажется, я успею получить его до 8-го числа, – а ежели по Вашему расчету не успею, – то и не посылайте ни того, ни другого. Подумаю по переезде в Киев. Нева наша еще покрыта льдом. И водоосвящение её торжественное на льду не прочном. Помолитесь о путешествующих.

Филарет М. Киевский.

19 апреля, 1839 г.

XVII

Eminentissime.

Moрковский протоиерей уволен от должности. На место его назначен мною священник Дашкевич. Но не знаю, согласится ли он оставить свой приход и дом. Пожалуйста, уговорите его, – и что можно сделать для него, сделайте или обещайте сделать. В Умани может до приезда моего в Киев исправлять должность протоиерея священник Стаховский. В Таращанский уезд в село Гамейково определен священник Константин Буйноцкий, обратившийся из Унии, – пожалуйста, внушите ему, чтобы непременно по обещанию своему отрастил бороду и надел рясу, – да и во всем сообразовался бы с нашими священниками.

Ксендза Гандковского к православию присоединить наше дело, – а определить его в Варшавское дух. училище не от нас зависит, – да и едва ли его там примут. Впрочем, пусть попросит, – ибо он известен Епископу Антонию.

Из Московского цензурного комитета представлена в Св. Синод рукопись О духоборцах, посланная туда от Киевской Академии. Комитет не согласился пропустить. Св. Синод поручил мне представить мнение. И я со своей стороны не могу согласиться на издание сего сочинения. В нём помещены секретные распоряжения Правительства о сей секте, которые конечно не следует публиковать. Да и лжеучение духоборцев без опровержения его печатать не совместно. Жаль, что мне Академия не представила о сем предварительно. Впрочем, тем дело и кончилось, что запретят печатать. Странно, что покойный предместник мой задал такой предмет для сочинения воспитанникам. Это дело не школьное, а государственное.

Да кстати ежели можно пришлите за сей год экземпляр Воскресного Чтения Государственному секретарю, Модесту Андреевичу Корту. Он о сем просит через меня – да и на будущее время можно, кажется, прислать ему.

Филарет М. Киевский.

16 февраля 1840 г.

XVIII

Дело воссоединения Униатов по своему существу естественно должно обделываться не вдруг, а постепенно. Книжицы очень нужно распространять. Жаль, что мало их напечатано. Постараюсь выпросить. Может быть причисление воссоединенных церквей к Киевскому Епархиальному Начальству не замедлит, – а дотоле следует принимать просящихся с апостольским снисхождением. Конечно, должно испытать в чтении и в способности и умении отправлять священнодействие по нашему, – а оказавшихся не умеющими учить, – но неотложно требовать, чтобы они от своих, несообразных с нашими, обычаев отставали, – а всё приводили бы в единообразие с нашими.

Подлинную лукавую речь папы посылаю при сем. Прошу потрудиться сделать замечания и прислать их предварительно ко мне с возвращением и печатного листка. Но до времени прошу не разглашать; – ибо правительство имеет причины не пропустить сего листка, хотя нам иногда недоведомые. Книжки о Львовской и Перемышльской Епархиях приняты здесь с большим удовольствием. Очень приятно, что они считают себя принадлежащими к Матери своей Церкви. Сие обстоятельство не следует выпускать из вида на будущее время. Очень жалею, что я поспешил утвердить представление Академического Правления о назначении Мелитона Начальником Софийских Училищ. Я думал, что О. Иеремия советовался о сем с Вами. А моя резолюция была на прошение Мелитона о назначении приличной ему должности, а отнюдь не ректорской. Теперь не знаю, как это поправить. Ежели он не безвреден будет: то надобно непременно переменить. Дайте мне ума. Ибо жаль очень будет нового Училища. Странно, что рукопись о Духоборцах представлена в Моск. Цензурный Комитет из Канцелярии Киевского Цензурного Комитета. О сем требую я сведения от Академического Правления. Самовольство надобно прекратить. Дмитрий Гаврилович был у меня на несколько минут на первой неделе поста. Постараюсь увидеться с ним и поговорить обстоятельно о всех наших нуждах. Вчера ездил к нему, но не застал в доме. Конечно, надобно в городах улучшить церкви, – но казна много имеет своих нужд, да и очень затруднительно связываться с казною в отношении к отчетности. Того и смотри, что в беду попадешь. О. Дашкевича прошу поскорее произвести и отправить в Махновку. Ему следует быть и законоучителем. А Демьяновскому можно дать другое место. Поручите сказать игуменье Лебединской, чтобы она представила ко мне о надобностях священнослужителей. Я тотчас уволю благочинного.

Владыко Воронежский ещё остается при своём месте по воле Царя. Но едва ли надолго, ибо пишет, что очень слаб. Польский перевод Катихизиса вчера предложил я Св. Синоду. Труд сей принят с большим одобрением. Положено напечатать, – но не в Варшаве, а в Киеве. Первую седмицу Вашу будем ожидать и, дождавшись, будем читать в назидание. Харьковский крайне болен. Не может вовсе заниматься Епархиальными делами. Почти нет надежды к выздоровлению. Рек. Кал. А. Иоанн прибыл на чреду. Кажется, человек надежный.

Филарет М. Киевский.

8 марта 1840 г.

XIX6.

В вашем многодельном служении невозможно убежать от погрешностей. А потому и Ваше Преосвященство ничего более не сделали, как только заплатили наряду со всеми дань немощам человеческим. Я и упомянул только в нужную вам предосторожность на будущее время служения Вашего. Желание Ваше посетить Святые места Иерусалима и поклониться гробу Господню весьма благочестиво. Но едва ли можно его исполнить в Вашей степени служения Церкви Святой. Я ещё не говорил о сем никому здесь. Но не надеюсь, чтобы согласилось Правительство отпустить Вас, кроме других, вероятно и по политическим причинам. Турецкое правительство весьма недоверчиво. Кажется, не пропустит без некоторого волнения Российского Архиерея в свои владения. Почтет, что не без видов политических Вас отправляют во Иерусалим. Вот важное преткновение. А и мне оставаться так долго без викария неудобно. Впрочем, я поговорю о сем, с кем следует, и о последствиях Вас уведомлю. Преосвященный Харьковский скончался. Вчера только получено известие о сем. Нет нужды в замечаниях М.М. касательно ученических упражнений. Хорошо, что милостиво кончены разряды степеней. А бедные Петербурга пострадали от оплошности конференции. Представилось ей, что не нужно представлять от всех назначенных в Магистры рассуждений. Назначили 20, – а упражнений представили только 12. До приезда моего только и возвели 11 в степень Магистра. Теперь дело кое-как поправляется. Я присоветовал о. Ректору представить упражнения остальных. Положено рассмотреть. Цензуру учредить в Киеве Св. Синод совершенно согласен. Но нет денег на нынешний год. – Спрашивают меня, – а я Вас и Лавру спрошу, нельзя ли на счет Академии и Лавры содержать Цензуру с уменьшением оклада? Вот препятствие. Не знаю, согласятся ли издавать маленькую библию для темниц. Мне кажется, весьма достаточно для них одного Нового Завета. О русском переводе библии глубокое молчание и ещё молчание. А очень бы любопытно мне было прочитать мнение о библейских обществах известного Гогенлоге.

Регент мне здесь вовсе не нужен. Учит певчих придворный, а в церкви дирижирует Соколовский. Поют очень хорошо. Гораздо лучше прежнего. A Киевские регенты не стоят прогонов. Письмоводителя покойного предместника из уважения к службе ему назначил я на священническое место. Только пусть прежде приведёт в порядок все бумажные дела по дому, который он или эконом не очень исправно вели, вероятно, по прежней дурной привычке. Архимандриту Иосифу вымолил милость у Св. Синода – разрешение священнодействия и ношение креста. Может быть, он ещё будет полезен.

Филарет М. Киевский.

15 марта 1840 г.

XX

Два письма, вложенные в Ваше, получены мною. Деньги извольте отослать к о. Наместнику Лавры. Собору предписано распорядиться.

Выписку из письма патриаршего читал я в собрании Св. Синода. Все жалеют о бедственном состоянии греческой церкви. Но – врата адова не одолеют её.

Пяти тысячей рублей не следует отсылать Патриарху: – ибо они назначены для отстройки монастыря. Стен синайских, буде они обрушились, нельзя поправить сею маловажною суммою. Его Святейшество может просить и от Государя. С некоторыми из владык говорил я о намерении Вашем путешествовать во Иерусалим. Находят непреоборимые препятствия по нынешними запутанным и критическим делам Востока. К тому же в Турции и Египте свирепствует чума. Кажется, Вашему Преосвященству надлежит оставить своё намерение.

О возобновлении золотых верхов Михайловского монастыря подумаем по возвращении моём в Киев. Может быть, и Государь посетит нас нынешним летом.

На харьковскую кафедру, кажется, поступит готовый Архиепископ, а на его место готовый епископ из присоединённых. Передвижки большой и производства из Архимандритов не будет. Св. Mipa пожалуйста приготовьте в большем количестве. А о прибавке оклада подумаем на месте. На нынешний год остаётся у меня от прошлого. Изворотиться можем.

Дмитрий Гаврилович с неподражаемою ревностью подвизается о благоустроении вверенного ему края. Да поможет ему Господь Бог.

Филарет М. Киевский.

29 марта 1840 г.

XXI

Усерднейшую приношу Вашему пр-ву благодарность за братское приветствие меня со Светлым праздником Воскресения Христова. Приветствую и Вас взаимно с сим всеспасительным торжеством торжеств; молю из гроба воскресшего Христа Жизнодавца, да излиет Он изобильно в Святительское сердце Ваше Свою небесную радость и утешение Св. Духа.

Здесь мы праздновали многое, – в первый Светлый день отправляли по всем церквам благодарное Господу Богу молебствие о благополучном начале Священного брачного Союза Государя Наследника. В среду торжественно совершилось крещение первородной внчуки Государя Императора. Но у вас не положено праздновать ни того ни другого. Обручения ещё не было, а только высокая чета помолвлена. Второе торжество кончилось при дворе, а более ничего. Форма воспоминания царской Фамилии остается без всякого прибавления.

Беседу рассмотрел я, можете отдать для напечатания в Воскресном Чтении, которое никогда не должно прекращаться. Ибо очень полезно для православных. У всех митрополитов и властей умолял я, чтобы уволили меня вовсе из столицы, – но никто не хочет. А Граф решительно сказал, что и не станет докладывать Государю. Что мне делать? Решился просить увольнения по-прежнему, в надежде, что Царь нынешним летом будет в Киеве – и там удобнее будет просить о совершенном увольнении. Впрочем, знающие уверяют, что из Киева надежнее просить.

Думаю опять пуститься в первых числах Мая через Москву. Ежели не Вознесение Господне, то Сошествие Святого Духа надеюсь с Вами праздновать в Киеве.

Могилевский перемещен в Харьков, верно проездом будет в Киеве. Прошу принять его поласковее. Не знаю, будет ли доволен Вашим назначением: но тако свыше устроено. Добрейший Преосвященный Исидор в Могилеве, кажется, будет поспокойнее.

Полоцкая поручена Оршанскому Василию. А вновь учреждена Виленская, коей Архиепископ Иосиф.

Да устроит Господь Бог вся во благое.

Филарет М. Киевский.

23 апреля 1840 г.

XXII

Теперь уже, наверное, известно, что Государь Император изволит посетить богоспасаемый град Киев около 20 августа. Впрочем, не извольте сего разглашать. А только пожалуйста пообозрите в Академии, в Семинарии. В Софийском, – не нужно ли что начать поисправлять заранее, и мне по приезде в Киев сказать. Мне очень бы хотелось поскорее к Вам приехать, но дела удержат, по крайней мере, до половины сего месяца. А ежели далее, то уже, может быть, решусь отправиться не через Москву – а прямо по Белорусскому тракту, – чтобы не потерять много времени. Ибо надобно вдвое более дней употребить на проезд через Москву. Об увольнении навсегда восвояси здесь не дадут и слова сказать: – общий голос невозможно. Думаю, помолившись угодникам Божиим, попросить о сем Царя в Киеве. Сегодня Государь отправляется для сопровождения Государыни к водам, – как говорит, – до Варшавы, и через несколько недель возвратится в столицу. По прилагаемой у сего записочке пожалуйста скажите редакции Воскр. Чтения, чтобы на имя княжны Варвары Михайловны Волконской экземпляр препровождали по означенному адресу.

Дело о священнике Рудинском возьму с собою в Киев и по важности его там решим, – хорошо бы к приезду моему быть ему уже в нашем монастыре. Как бы не оскорбился Николо-пустынский настоятель, что о. Иеремия получил 3 степень Св. Владимира – а он с Анною только – но что же делать, коли Бог не дал таланта. Мне кажется его дело и бестолковое решение консистории о священнике Поповском. Такие решения делают срам столь важному присутственному месту. Удивляюсь, что и О. Пр. Скворцов подписал. Видно упрошен. Малого Якова я отнюдь не тороплю к решимости, – а совершенно предоставляю избрание состояния его воле, – а совершение – воле Божией. Прошу сказать ему о сем – ибо писать к нему особо нет времени. Скоро, Бог даст, увидимся. Кажется, на письмо сие Вашему Пр-ву уже не приведётся отвечать ко мне в Питер.

Филарет М. Киевский.

7 мая 1840 г.

О. Ар. Димитрию пожалован золотой из Кабинета крест. Привезу с собою.

XXIII

Мы уподобились человеку некоему, сходящему от Иерусалима во Иерихон и впадшему в разбойники. Видно не благовременно оставили мы наш российский Иерусалим. Едва-едва дотащились к утру в Козелец по несносной дороге, всю ночь ехавши и нисколько не спавши. Из Козельца ехать вовсе невозможно. Ужасная грязь полузамерзшая отнимает даже надежду продолжать далее наше путешествие. Десять лошадей не везут дормеза моего, – да и никакой экипаж не вынесет такой ужасной дороги. Сидим с утра в Козельце и ночуем тут в ожидании другого утра. Но, кажется, не дождемся лучшего. А без перемены на лучшее принуждены будем возвратиться во Иерусалим, и сидеть там, дóндеже облечемся силою свыше. Почему не извольте ко мне следующих бумаг отправлять в С.-Петербург до моего уведомления о продолжении туда нашего путешествия. Скажите о сем и Консистории и дому нашему, а отцу наместнику Лавры сверх того прикажите, чтобы топили дом мой до получения моего разрешения. В Консистории скажите, чтобы остановили предписание благочинным о присылке ко мне в С.-Петербург клировых ведомостей за настоящий год. Видно недаром мне зело не хотелось оставлять Иepyсалима и отправляться в такую опасную дорогу. Впрочем, мы пока ещё все живы и здоровы. А дорога так дурна, что и до Киева надлежит ехать не менее суток.

Филарет М. Киевский.

Козелец.

11 ноября 1840 г.

3 часа пополудни.

XXIV

Принося Вашему Преосвященству искреннейшую благодарность за приветствие моего недостоинства со днем Ангела моего, приветствую Вас с великим праздником Рождества Христа Спасителя нашего. Молю Его благость, да в новое лето благодати обновит Он душевные и телесные силы Ваши к подвигам служения святой Церкви.

Граф Николай Александрович Протасов ещё в апреле сего года относился ко мне об отправлении к Вам из библиотеки здешней Академии книг Деяний Соборов, нужных Вам при составлении известного Догматического Сборника. По случаю переезда из Питера бумаги сии как то в моих бумагах завалялись. Недавно попались мне на глаза. Прошу известить меня, нужны ли Вам и теперь сии книги. Или, может быть, надобность в них миновалась. Ежели нужны, то я не умедлю сделать распоряжение об отправлении к Вам сей огромной ноши, – а ежели можно обойтись, то прошу известить меня официально или конфеденциально, чтобы отвечать графу и очистить бумагу.

Как у Вас, а у нас зима такая теплая, какой я ещё в жизни моей не видал. После многотрудных переездов отдыхаю в Киевском безмолвии, – желаю и грешные кости мои положить на здешней святой земле.

Филарет М. Киевский.

29 декабря 1842 г. Киев

XXV

…………………………………………………………………………

P.S. Поверите ли, что у нас в Киеве сегодня зима – идет снег и термометр на точке замерзания. Видите, какое во всём нестроение – зимой постоянно было тепло, – а весна превратилась в зиму: чему же удивляться событиям на севере? Викария своего жду не дождусь. Теперь бы мне он очень благопотребен, – ибо силы мои приметно ослабевают. К тому же и многи и зело велики скорби посещают моё недостоинство. Но Господь близ  – слава Богу о всём.

Ф.М.К.

22 апреля 1843 г. Киев

XXVI

Приветствую Ваше Преосвященство с великим и всерадостным праздником Рождества Христа Спасителя нашего, молю Его благость, да Он всеблагий, Обновитель естества нашего, обновит и укрепит силы Ваши на подвиги служения Святой Церкви.

У нас в родном нашем св. граде Киеве так сделалось тепло, что доселе вовсе нет зимы. Впрочем, всё очень дешево по большему изобилию хлеба. Для духовенства здешней епархии велия милость Царя Отца нашего. Жалованье кроме градского, положено очень достаточное, – хлеба много прибавлено – будем молить Отца Небесного, чтобы по мере того и соли духовной послал нам грешным, а недостаток в ней очень ощутителен.

Новый викарий мой намерен приступить к позолоте глав в золотоверхо-михайловском монастыре. Ибо способы, против прежнего, прибавлены. Дай Бог, чтобы обители наши украшались иноческим по Бозе житием.

Филарет М. Киевский.

23 декабря 1843 г. Киев

По прилагаемой у сего записочке прошу покорнейше помочь подателю сего – человек простой, но зело полезный для Лавры.

XXVII

……………………………………………………………………………………

P.S. Получивши известие о намерении Преосвященного Иеремии оставить вверенную ему паству, я решился просить его к себе в бессменные коадьюторы. Может быть, сие и для него было бы хорошо, – а для меня в преклонных летах, и для Михайловского монастыря, весьма было бы полезно – но он рассудил за благо остаться на своей кафедре – воля Господня да будет! – Не время ли Вашему преосвященству возвратить в библиотеку Киевской Академии взятые Вами книги? – Ежели миновалась в них надобность для составления Сборника, благоволите переслать их. Пусть они не остаются на моей и Вашей ответственности. У нас в Киеве зима совершенно русская – до 15 градусов морозы доходят. Зато дорога очень хорошая. Викарий мой в первых числах ноября отправляется в Пензу ревизовать тамошнюю Консисторию – и неизвестно, когда возвратится, кажется, не скоро.

Филарет М. Киевский.

18 дек. 1844. Киев

XXVIII

…………………………………………………………………………………

P.S. У нас во святом граде Киеве по грехам нашим великое бедствие для многих жителей – Днепр так далеко разлился, как никто не помнит – на Подоле около восьми сот домов затоплено водою – и Киево-Подольское училище в воде. Заднепровские слободы едва видны из-под воды, которая доселе не перестает прибывать. Вероятно и в других странах России такие же бедствия. Видно, обыкновенных средств для омытия грехов мipa недостаточно. Он действительно уже не лежит во зле, а со всею силою враждебною свирепствует на всякое добро и истину. Господи помилуй и спаси нас! Силы мои от старости и частых недугов, а еще более от забот по службе приметно ослабевают. А помощи нет. Habeo coadjutorem, qui mihi non adjuvat.

Неизвестно, когда возвратится и даже возвратится ли из Пензы. Доброго и достойного ректора Ар. Евгения взяли в Вильно, – на его место ваш воспитанник О. Архимандрит Антоний. Трудно ему оканчивать курс в двух отделениях Богословия одному. Инспектор ещё не назначен. Возвращения огромных книг будем ожидать.

Филарет М. Киевский.

3 апреля 1845 г. Киев

№ 1185.

XXIX

……………………………………………………………………………………

P.S. Акафисты извольте прислать для напечатания в здешней типографии с приложением копии с указа из Св. Синода о дозволении напечатать, – и мы можем ими воспользоваться. Мне очень желательно особливо иметь Акафист Покрову Божией Матери, – ибо в моей пустынке устроен мною по обету храм во имя Покрова Богородицы.

15 апр. 1847 г., Киев

XXX

Приношу Вашему В-ву искреннейшее приветствие с великим и всерадостным праздником праздников Воскресения Христа Спасителя нашего. Молю Его благость, да водворит и утвердит в Святительском сердце Вашем свою неотъемлемую радость и утешение. Заочно лобзаю Вас, лобзанием искренней любви, со сладчайшим гласом Святой Церкви: Христос воскресе!

Филарет М. Киевский.

5 апр. 1848 г. Киев.

P.S. Приветствую вас с новою соседственною нам паствою. Проездом из столицы наверно Ваше В-во не минуете Святого града Киева так близкого к сердцу Вашему. Прошу известить меня о времени выезда Вашего из столицы, – а равно и о том, где Вам угодно иметь квартиру, на старом ли Киеве или в Лавре. Я с удовольствием уступлю Вам весь Киево-Софийский дом с прекрасным садом, ежели Вам угодно будет. Только всепокорнейше прошу Вас до отъезда из С.-Петербурга употребить своё содействие к разрешению напечатать Догматическое богословие, под моим руководством сочиненное воспитанником Вашим, здешней Семинарии ректором. Кажется, это дело не встретит препятствия: ибо оно прошло все переходы цензуры самой строгой. При размещении на ректорские места не забудьте здешней Семинарии Инспектора Иеромонаха Феодосия и Екатеринославской Инспектора же Иеромонаха Никандра, вполне заслуживающих сие звание. Оба они воспитанники Ваши.

XXXI

Нечаянное назначение здешней Семинарии ректора Архимандрита Антония на чреду в С.-Петербург поставило меня в большое затруднение касательно поручения ректорской должности в отсутствие его. Двух монашествующих инспектора Феодосия и учителя Нифонта недавно взяли. Ещё два предназначены в другие Семинарии Академиею, – не остаётся ни одного. В таком затруднении ходатайствую у Его Сиятельства графа Николая Александровича об оставлении предназначаемого в Кишинев Архимандрита Иоанна в прежней смотрительской должности, которому поручена мною должность ректора Семинарии, – а в Кишинев о. Митрофана, назначенного инспектором в здешнюю Семинарию, – он еще не прибыл в Киев – и неизвестно, когда прибудет. На его место прошу определить ректора Софийских училищ игумена Hектария инспектором здешней Семинарии. – Прошу о сем и Вас, Милостивейший Архипастырь, успокоить мою старость.

Испрашивая святительских молитв Ваших, с искреннейшим почтением и братскою во Христе Иисусе любовью есмь и пребуду.

Филарет М. Киевский.

11 декабря 1848 г. Киев.

XXXII

Ежели изволите исполнить общее наше желание видеть Вас в Киеве: то прошу покорно известить меня о времени выезда Вашего из столицы, а равно и о том, где изволите избрать для себя квартиру – в Лавре – в Михайловском монастыре – или в Софийском доме. В половине Мая я располагаюсь переехать месяца на три в Софийский дом по обычаю. Для Одесской игумении в Епархии Киевской нет вакансий, – да и нет надежды, чтобы скоро открылось – даже и помещения в Киево-Лавровском вовсе нет. Я полагал, что в Одесском монастыре нет настоятельницы, – а на живое место перемещать другую я бы не решился, – да и Вам не советовал бы прежде, нежели откроется вакансия для настоящей – тем паче что она, по мнению Вашему, способна управлять монастырем. И новой неприятно было бы поступить с оскорблением прежней. Впрочем, как изволите, а мне кажется, для обители нужнее способность управлять, нежели обучать кое-каким предметам кое-кого, – это дело можно поручать другим под управлением Настоятельницы.

Приношу Вашему В-ву искреннейшую благодарность за отеческое покровительство о. Антония – для него столичная жизнь необычайна. Впрочем, я вполне поручил его всеблагому Промыслу Отца Небесного. Но лишение его здесь для меня очень ощутительно. Но я привык предавать всё воле Господней, благой, святой и все совершающей.

Филарет М. Киевский.

8 апреля 1849 г. Киев.

XXXIII

Усерднейше приветствую Ваше В-во с великим и всерадостным Праздником Рождества Христа Спасителя нашего и с наступающим новым летом благодати Его. Всем сердцем молю Его благость, да обновит душевные и телесные силы Ваши к новым подвигам служения Святой Церкви своей.

Филарет М. Киевский.

20 декабря 1849 г. Киев

P.S. Киев Св. град и мы грешные обыватели его ожидали посещения Вашего В-ва проездом в столицу, – но видно Вам что воспрепятствовало. Не теряем надежды на будущее время, – впрочем, дни мои приближаются к западу. Может быть, на сей земле мы уже не увидимся с Вами, – дай Бог увидеться на новой земле под новым небом. Типография наша восстановлена совершенно после пожара. Благословение Божией Матери, по молитвам Преподобных Печерских, так велико к Св. Лавре, – что она при значительном убытке, причиненном пожаром, не потерпела расстройства в экономии своей. Ожидаю с нетерпением возвращения в Киев о. Архимандрита Антония.

XXXIV

P.S. Ежели Вашему В-ву благоугодно будет посетить св. град Киев проездом в свою епархию, прошу известить меня; – ибо мне очень желательно видеть Вас, может быть, в последний раз на земле пришельствия нашего. Добрый пастырь Преосвященнейший Иеремия сосед наш встретил большие затруднения в новой пастве своей. – Да поможет ему Господь Бог преодолевать их с терпением.

Филарет М. Киевский.

14 апреля 1850 г. Киев

XXXV

Извините меня, что по немощам моим умедлил отвечать Вашему В-ву на два почтеннейшие письма Ваши. Впрочем, по первому, кажется, я исполнил поручение Ваше. Г. Федорова отправилась из святого града с душевным удовольствием. А с Болгарами не знаю, что делать. Ибо от Св. Синода никакого сведения и распоряжения об них не получил. Впрочем, исполню всё, что будет от меня зависеть. Не смею просить Вас посетить Киевскую святыню и недостойного престарелого служку Божьей Матери. Но желал бы в последний раз видеть Вас проездом в столицу. Ибо приближается время отшествия моего в путь всея земли. Вам подобает расти, мне же малитися. Одно у меня остаётся желание – скорее разрешитися и со Христом быти.

Испрашивая святых молитв Ваших, с искреннейшим почитанием и братскою во Христе Иисусе, надежде нашей, любовью есмь и пребуду В. В-ва покорнейший слуга...

Филарет М. Киевский.

21 июля1852 г.

XXXVI

Усерднейшую приношу Вашему В-ву благодарность за милостивое посещение моего старчества, и за сообщение мне любопытной книжки, которую прочитав, возвращаю к Вам. Надивиться нельзя дерзости, гордыни и бесстыдству, с какими Pontifex располагает городами русскими и жалует им титулы епископских кафедр, – как Вашему Херсону. Немудрено, что эта вавилонская блудница, согласившаяся со зверем, сделавшимся властителем французов, великие беды причиняет православию, и всему христианству. По милости Божией я, может быть, не доживу до сих бед, – а Вы доживете. Боже, милостив буди вам грешным! – Общественное состояние здоровья у нас, благодарение Господу, удовлетворительно. Только зимы доселе вовсе нет. Так тепло, как в марте.

Испрашивая святых молитв Ваших, с искреннейшим почитанием...

Ф.М.К.

16 декабря 1852 г. Киев

XXXVII

…………………………………………………………………..

P.S. С большим удовольствием читал я в газетах статью о перемещении римского епископа из Херсона в Тересполь. Не надобно давать им воли сеять плевелы посреде пшеницы. Они пользуются всяким к тому случаем. Пусть и пустая голова их почувствует, что не везде можно ему своевольничать.

Ф.М.К.

20 декабря 1852 г., Киев

XXXVIII

К крайнему прискорбию моему, получил я весть о перемещении Одесской и Лебединской игумении. Кто так поступает с приятелями? – Ежели Ваше В-во думали это сделать прежде прибытия Вашего в Киев, почему бы не сказать мне о сем откровенно? А ежели после, почему бы не написать ко мне прежде представления о сем Святейшему Синоду? Теперь что Вы сделали? – я получу указ, которого не возможно будет исполнить. Лебединская игуменья кроме старости, совсем почти лишилась зрения года два или три тому назад, не может ходить без проводника, и подписать своё имя. Как же ей предпринять дальний путь в Одессу и управлять Вашим училищным монастырем? Здесь она остаётся в управлении монастырем, трудами и попечениями ею созданным из уважения к долговременному её служению. Управляет по силе и возможности потому, что ей известны все уголки и тропинки, и люди. А там что слепой делать? Ежели Ваше В-во представите об увольнении её на пенсию, без её желания, – дабы поместить Вашу,  – крепко обидите заслуженную старицу и обитель; а меня старика жестоко оскорбите такою несправедливостью. Боюсь, чтобы не посягнули на Флоровскую или на Чигиринскую. Опять не достигнута будет цель, – а только на разорение. Флоровская решительно откажется по болезненному состоянию, в таком случае от Флоровского – и Чигиринский бедный заштатный вовсе разорится. А моему беззащитному смирению сами можете представить, какая несносная будет скорбь при множестве скорбей моих.

Извольте писать, что я поручился за Вашу игуменью. Я и сам за себя не могу ручаться по немощи человеческой. Она Вам известна была еще прежде моего прибытии в Киев. В поведении её ничего не было заметно предосудительного. А по образованию её и по происхождению можно было надеяться, что она пригодится именно для училищного монастыря. Виноват ли я, что не попрепятствовал предположению Вашему, основанному на одобрении покойного преосвященного Иосифа, очень коротко знавшего её характер. Виноват ли Всеведущий, что слух не оправдал его избрания?

Простите и благословите. – Да поможет Вам Господь Бог устроить сие дело по Вашему благоусмотрению. В великой России много и монастырей и игумений. А Вашему В-ву известна наша бедность...

Ф.М.К.

4 апреля 1853 г.

XXXIX

По делу перемещения игумений моей старости скорбь на скорби. Я еще не получил указа из святейшего Синода, а игуменья Ваша пишет ко мне из Одессы от 31 марта, что она 5 числа сего месяца отправляется прямо в Лебединский Монастырь для принятия оного. Представьте себе моё положение и настоятельницы и всей обители Лебединской. Там никакого и слуха нет о перемещении. Вдруг является новая настоятельница и требует себе монастырь, вероятно, теперь она уже там. Почтенная старица в течение двадцати пяти лет кровавыми трудами и попечениями, можно сказать без преувеличения, создавшая монастырь против всякого ожидания с воплем крепким принуждена оставить обитель. – А что сестры, почитавшие её своею матерью? – А что бедные малолетние сироты из духовного звания, которых несколько десятков содержатся на её попечении с помощью моею, – учатся грамоте и рукоделию. Наступающий радостный Светлый праздник обратил дела всей обители в плач и вопль и рыдание, – а для меня новые скорби. Никто не поверит, чтобы такое перемещение сделано было без моего ведома и согласия, – ибо все так думают, что я непотребный хотя, но какой-нибудь пастырь во вверенной моему недостоинству пастве. А что я буду делать с малолетними сиротами, которых новая игуменья никак не может содержать? – Они содержались на доброхотные подаяния, которые почтенная старица умела приобретать, заслуживши доверенность благодетелей. Суди Бог между мною и Вашим В-м. Не на моей бы старости оказывать Вам свою силу и могущество. По получении указа из Святейшего Синода у ног Его Святейшества буду просить всесмиреннейше защиты. А у Вашего В-ва испрашиваю всепокорнейше ходатайства об оставлении прежней настоятельницы на своём месте, буде сие возможно. Впрочем, я всегдашний беспрекословный послушник Его Святейшества. Исполню его распоряжение.

Ф.М.К.

11 апреля 1853 г. Киев

XL

………………………………………………………………………………

P.S. Вашему В-ву от всего сердца желаю долгоденствовать и благоденствовать. А моё течение приближается к западу. В конце минувшего месяца ноября Господь посетил меня тяжкою болезнью, которую не надеялся перенести. Теперь, благодарение Господу, поправляюсь, но очень медленно по причине старости.

Ф.М.К.

30 декабря 1853 г.

XLI

P.S. ………………………………………………………………………..

Действительно врази наша мнози обошедша обыдоша нас со всех стран. Но именем Господним будем противляться им. Судьбы Господней бездна многа. Будем молиться и уповать, что Господь Бог чудными путями прославит имя Свое в православной Церкви. О себе доложу Вам, что земная храмина моя день ото дня приближается к разрушению. Достигши глубокой старости, одно остаётся желание разрешиться и со Христом Богом моим быти.

Ф.М.К.

16 апреля 1854 г. Киев

XLII

P.S. …………………………………………………………………….

В годину велия искушения православной Церкви и любезного отечества нашего крепко молим Господа Бога о спасении и избавлении, – и молящеса уповаем, что врата ада, который, кажется, воздвиг все свои козни и насилия, не одолеют Святой Матери нашей. Вашему В-ву достался в удел особенный пастырский подвиг в сию годину. Подвизайтесь, Владыко святый, и словом и делом утешать и ободрять воинство Христолюбивое и паству Вашу.

Ф.М.К.

31 декабря 1854 г. Киев.

XLIII

………………………………………………………………………………

P.S. На паству Вашу в настоящее время обращено внимание всего мipa. Подвизайтесь, пастырю добрый, и словом и делом к ободрению её в тяжких испытаниях. Весьма желательно благословение мира; – но со зверем едва ли достигнем мира, доколе он не будет укрощен силою свыше. А в моей глубокой старости потеря за потерею. В день Благовещения Пресвятыя Богородицы после долговременной болезни, окончил жизнь кончиною святою духовный отец мой Иеросхимонах Парфений, к общему сожалению. Прошу помянуть его в святительских Ваших молитвах, и мое отшествие вероятно не замедлит. Ибо вступаю в семьдесят седьмой год пришельствия на земли. Да едва ли во всей России найдется пятидесяти восьмилетний монах. Вашему В-ву подобает расти, мне же малитися. Ожидаю от Вас решения об архимандрите Герасиме, который живёт в лавре, по Вашему письму, имеет помещение и пользуется братскою трапезою: но нуждается в содержании.

Ф.М.К.

4 апреля 1855 г. Киев

XLIV

Единоверный ваш бывший Ангорский митрополит Иерофей просит меня поручить его покровительству Вашего Высокопреосвященства. Он очень беден. По силе и возможности здесь мы помогли ему. Он расскажет Вам свои приключения.

Испрашивая святых молитв Ваших, с искреннейшим почитанием и братскою во Христе Иисусе, надежде нашей, любовью, есмь и буду Вашего В-ва покорнейший слуга

Ф.М.К.

17 августа 1855 г. Киев

XLV

………………………………………………………………………………….

P.S. И всё наше отечество, а особенно паству Вашу, столь много пострадавшую от войны, достоит приветствовать с вожделенным миром. Вашему Высокопреосвященству от всего сердца желаю долгоденствия и благоденствия. А верх моего желания, или, паче, одно желание – воспеть радостную песнь: ныне отпущаеши раба твоего с миром. Ибо зело желаю разрешитися и со Христом быти.

2 апреля 1856 г.

XLVI

…………………………………………………………………………………

P.S. Извините меня, Владыко святый, что не собственною рукой отвечаю Вам на милостивое приветствие Ваше моего недостоинства. Едва получил малое облегчение от постигшей старость мою болезни. Кажется, приближается разрушение земной храмины моей. – Помолитесь, возлюбленне, да не лишен буду, хотя последнего уголка в обителях Отца нашего небесного. А Вас ещё приветствую, хотя поздно, но искренно, со званием члена Св. Синода. Растите и возрастайте.

31 декабря 1856 г.

XLVII

…………………………………………………………………………..

P.S. Приветствую Ваше Высокопреосвященство с приобретением прекрасного храма Божия. Но затрудняюсь предъявить желающим поступить для служения в оном, не имея сведения, на каком положении они будут там содержаться, и какие их будут занятия. Не угодно ли будет Вам сообщить мне о всём подробно для соображения.

24 апреля 1857 г.

Письма архимандрита Антония, ректора Киевской дух. Академии, к Иннокентию, архиепископу Херсонскому.

I

Благословит душа моя Господа и вся внутренняя моя имя Святое Его за неизреченные благоденствия, которыми Его всеблагая десница так изобильно ущедрила меня! С глубочайшею признательностью повергаю себя к стопам Св. Синода, так милостиво принявшего труд мой и так щедро наградившего! В чувствовании живейшей благодарности лобызаю и десницу Вашу, которая наверное преимущественно действовала ко благу моему.

Как ни прискорбно оставлять мне родное, благодатное гнездо своё в Киеве, где столько уз духовных, привязывающих к нему душу мою, однако я с благодушием и совершенною покорностью воле Господа Бога и Начальства собираюсь в путь. Утешаю себя тою мыслью, что возвращусь опять под сень благодатных гор Киевских...

Семинарии моей оставаться несколько затруднительно; но уповаю на милость Божию, что всё будет хорошо при таких распоряжениях, какие сделаны Владыкою; только бы они были одобрены и согласно с ними было утверждено Св. Синодом. К сему прибавлю ещё, о чем Владыка не упомянул в своём представлении: нужно оставить без исполнения предположение Академического Правления, которым учитель Киевоподольских училищ Иеромонах Дорофей назначен смотрителем в Севск. Он необходим теперь здесь для исправления смотрительской должности на Подоле или в Софийском. Новый о. инспектор Митрофан уже явился на должность в Семинарию, замедлив по причине болезни, которой подвергся от убийственной ноябрьской дороги. Ту же участь испытали и другие, отправившиеся из нашей Семинарии.

По приказанию Вашего В-ства я спрашивал у Св. Владыки своего мнения о монахине Филарете Шлиппенбах. Он, по надлежащем соображении, изволил приказать мне, чтобы я написал к Вашему В-ству, что монахиня эта способна и достойна занять место игуменьи в Одесском монастыре, и по своей образованности может быть хорошею начальницею сиротовоспитательного заведения. Испрашиваю святых молитв Ваших и благословения в предлежащий мне путь и лобызаю десницу Вашу.

Ректор Киевской Семинарии архимандрит Антоний.

1843 года, декабря 14 дня.

II

Совершивши благополучно путь свой из столицы до Киева, паки обращаюсь туда душою моею с глубочайшим чувством признательности к Вашему В-ву за то внимание и те по истине отеческие милости и ласки, которых я удостаивался от Вас и которыми утешаем был в своем пришельствии. Благодарю за всё сие Господа Бога, устроившего о мне тако, и с живейшею благодарностью повергаюсь к стопам Вашего В-ва. Никогда не забуду Ваших благих и мудрых бесед. Навсегда сохраню в молитвенной памяти Ваше отеческое благорасположение ко мне и потщусь пребыть достойным оного. Еще сущу мне в пути Ваше В-во уже предупредили меня в Киеве милостивейшим отзывом о мне ко святому Владыке нашему. Ещё и ещё благодарностью исполняется душа моя, и я стократно лобызаю десницу Вашу.

В Семинарии своей я нашел всё в должном порядке и благодарение Господу Богу и Святейшему Синоду, обрел и для себя новое и прекрасное помещение, и для наставников и учеников очень значительный простор в Лаврском подворье, которое недавно, по моим хлопотам, приобретено в пользу Семинарии. Это весьма утешает меня и вознаграждает за все немалые труды чередного служения. Должность мою здесь исправлял смотритель училищ архимандрит Иоанн с отличным усердием, и Владыко был им очень доволен. За него приношу Вашему В-ву смиреннейшую просьбу. Одиннадцать лет службы его, одобренной начальством, и прошедший год ректорства в здешней Семинарии вполне делают его достойным ректорского места. Мне очень же больно было вытеснить его опять на старое место в Киевоподольскую бурсу. Смиреннейше прошу не забыть его при первой ректорской вакансии в нашем Киевском Округе. Надеюсь, что и со стороны Духовно-Учебного Управления на это будет со временем согласие. А вакансии должны по-видимому открыться. На днях сих достигла сюда скорбная весть о кончине Преосвященнейшего Архиепископа Игнатия. Владыко совершил уже моление о успокоении души его. Благословение Вашего В-ва Академии мною передано и принято с живейшею благодарностью. О переписке известной рукописи я просил о. ректора. Книга эта теперь у Владыки нашего, и я потщусь взять её и ускорить переписку. Владыку нашего я нашёл в добром здоровьи. От всей души молю Господа, да сохранит Ваше В-во в вожделенном здравии и благоденствии, и смиреннейше испрашивая Архипастырского благословения Вашего и молитв о мне, повергаю себя к стопам Вашим, с глубочайшею сыновнею преданностью...

Архимандрит Антоний.

1850 года, января 31дня. Киев

III

Приношу Вашему Высокопреосвященству усерднейшее сыновнее приветствие со светлым всерадостным праздником Воскресения Христова. Очень прискорбна была весть о постигшей Ваше В-во болезни: сила Воскресения Христова да уврачует совершенно сию болезнь и с избытком возвратит Вам здравие и силы, толико благопотребные на служение Святой Церкви. О сем усердно от всей души молю Воскресшего Господа и Спасителя вашего. С первым летним благоприятным путем Ваше В-во верно изволите отправиться из столицы в благословенный Крым, что особенно теперь благопотребно для совершенного поправления здоровья Вашего благодатным климатом юга. Как бы многим желалось, чтобы путь Ваш направлен был через Киев! Но как Господь положит на сердце Вашему В-ву. Во всяком случае, да благопоспешен будет путь сей!

О. Архимандрит Поликарп с терпением и упованием ожидает решения судьбы своей, надеясь на заступление Вашего В-ва. По Вашему поручению я передал ему, что полагаемо было дать ему Лубенский монастырь. Это его очень обрадовало. Но вот так долго нет исполнения моего пророчения ему... И я ревную пророчеству не солгатися, и он беспокоится, тем более, что имел известие, будто бы вместо Лубенского думают дать ему уже Нежинский монастырь. Как бы утешить доброго и почтеннейшего старца!... Нежинский монастырь не утешит его.

Недавно предписано нам ввести немедленно в Семинарии уроки тригонометрии, землемерия, архитектуры. Это, осмелюсь сказать, очень походит на то, как египтяне увеличивали непрестанно урок работы для израильтян, а плев им не давали для плинфоделания. Ибо и нам, вводя эти науки, не дают ни более времени, ни более средств, ни учебников, ни руководств. Это ещё ничего бы, но то больно, что множество подобных, вновь введённых в Семинарии наук, очевидно, влечет за собою ущерб в других более важных и существенных отношениях. Напр. в мышлении и сочинении ученики видно далеко отстали и более и более отстают от прежнего, потому что им решительно некогда ни думать, ни обрабатывать своих сочинений, некогда книг читать. Но да будет воля Господня и Начальства! Недавно Владыко наш, по вашей просьбе, представил двух наставников Семинарии Платона Троицкого и Ефремича за свыше 15-летнюю службу к денежному награждению. Осмеливаюсь смиреннейше просить Вашего милостивейшего содействия в сем деле. Это люди весьма достойные, и притом нуждающиеся. Да и необходимо нужно чем-либо поддерживать бодрость и дух. Не откажите, Высокопреосвященнейший Владыко, своим ходатайством. Смиреннейше испрашивая Святительских молитв Ваших и отеческого благословения, с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

Архимандрит Антоний.

1850 года апреля 15 дня. Киев

IV

Усерднейшее поздравление приношу Вашему В-ству с наступающим Светлым праздником Воскресения Христова и приветствую Вас всерадостнейшим приветствием: Христос Воскресе! Да возрадуется и присно радуется душа Ваша о Воскресшем Господе и Спасителе нашем! Да укрепляет и обновляет Он, силою живоносного Воскресения Своего, силы Ваши и душевные и телесные к долголетнему, благоплодному служению святой Его Церкви. Вместо красного яйца примите, В-ший Владыко, и от меня, и от всей Академии Киевской, приснопамятующей Вас, как незабвенного, мудрого, благодетельнейшего Ректора своего, возвысившего её на высокую степень благопроцветания во всех отношениях, – примите с благоснисхождением и отеческою любовью несколько экземпляров Воскресного Чтения, имеющего продолжаться в наступающем новом для него году. Как бы журнал сей и новый его редактор почли себя счастливыми, если бы Ваше В-ство удостоили иногда украсить его своими какими-либо статьями! Их давно уже не было в журнале и тем приятнее было бы их появление. Смиреннейше испрашиваю Архипастырского благословения Вашего на Академию и себе в помощь и благопоспешение мне на новом поприще служения моего Церкви, да не бесплодным явлюсь деятелем на оном, и всего себя вручая Святительским молитвам Вашим, с глубочайшею признательностью и проч.

1851 г. Апреля 3 дня.

V

Т. VI. № 62.

Живейшую сыновнюю благодарность приношу Вашему В-ству за писание Ваше. Виноват, что по причине хлопот экзаменских замедлил ответом и исполнением поручения Вашего. Спешу загладить вину свою и вперед обещаюсь быть исправнее.

Письма папы Мартина отысканы мною и уже переписаны тщательно. Переписываются и послания Епископа Скифского и Епископов Европы к Императору Льву. Сверив их собственными глазами с подлинником, перешлю со следующею почтою.

Согласно желанию Вашему я предлагал некоторым из лучших студентов поступить на Законоучительское место в Одессу. Желающие есть и достойные. По письменному отношению Вашего В-ства мы изберем достойнейшего, и уповаем, что будет благоугоден Вам. Найдутся и два, три кандидата для занятия священнических мест в епархии Херсонской. Вообще же определить число имеющих остаться без мест воспитанников Академии теперь невозможно. В нашем округе мест немного, – всего с десяток; а курс оканчивают сорок четыре. Но верно будут места ещё в других округах. Во всяком случае, останется не менее десятка. Тогда сделаю предложение благонадежнейшим. К сожалению крайнему ныне чрезвычайно долго медлят распределением мест, чем приводят в затруднения и Семинарии, и Академии, и самих воспитанников, заставляя их разъезжаться в самую распутицу. Так медлят и во всех других делах: напр. доселе нет распоряжения о назначении студентов для нового Академического курса. Явно, что это распоряжение дойдёт до Семинарии тогда, как уже кончится учение, и ученики отпущены будут в дома. Бог знает, до чего, наконец, дойдет это замедление дел, более и более увеличивающееся.

Недавно получил я разрешение печатать уроки свои по Богословию Пастырскому, и начал уже печатать. Но несколько опасаюсь: ибо разрешение последовало прямо от Св. Синода, без цензуры. А кажется принято было за правило, чтобы подобные сочинения Св. Синод одобрял не иначе, как через посредство цензуры. Как бы не взяли назад своё разрешение. Науки этой у меня только половина. Надобно доканчивать: но не знаю, на новом месте службы достанет ли возможности. С началом курса Академического мне и самому вновь придется браться за многое. Как бы необходимо было при этом мудрое и опытное мнение Вашего В-ства! Если дерзну просить оного, не откажите, В-ший Владыко! Помяните и Воскресное Чтение наше, и благоволите украсить его какими-либо из слов Ваших.

Усерднейше испрашиваю Архипастырского благословения Вашего на всю Академию, присно памятующую Вас, и на себя самого, и, приемля оное, лобызаю десницу Вашу с искреннейшею сыновнею преданностью.

1851 года, июля 7 дня.

VI

Т. VI. № 105.

Назначенные, по требованию Вашему, законоучителя в Одесские гимназии – Соловьев и Диевский  – утверждены, и вот один из них – Диевский является к Вашему В-ству. Надеюсь, что с Божиею помощью они оба будут благоугодны Вам и полезны на своих местах. Как бы только им поскорее облечься в соответствующее их службе платье! Без этого едва ли они не будут затрудняться и в содержании себя... Впрочем, без сомнения, Ваше В-ство изволите устроить их судьбу, как лучше.

Ныне не так, как прежде, замедлили распределением и прочих студентов. К сожалению немного было мест; всего человек пятнадцать получили теперь, да места три вновь открылось. Если богоугодно, я предложу оставшимся отправиться под Ваше покровительство. Один из них – Г. Галин и хотел явиться к Вам, отправившись на вакацию в свою епархию – Кишиневскую, но не знаю, явился ли. Он хороший студент. А Вуколов верно останется в Одессе, на учительском месте, которого просит.

Жития Херсонских епископов переписываются и скоро будут присланы. Жизнь Космы и Дамиана отыскал, но трудно скоро доставить: чрезвычайно много письма. В возмездие за сие усерднейше прошу Ваше В-ство, пришлите нам для Воскресного Чтения своих проповедей. Ибо давно уже их не видно, и подумают, что Ваше В-ство прогневались на него, как далеко отставшее от прежнего своего положения... Между тем оно усильно старается быть верным своему первоначальному назначению и направлению, хотя конечно теперь и материал лучший разобрался и нескольких даровитейших сотрудников не стало. Я хочу теперь вот что сделать: из всего издания выбрать поучения на каждый воскресный и праздничный день и кроме того о разных предметах самые общепонятные и общеназидательные для народа, и издать особо для пользы приходских священников, взамен прежних синодских. Сборник может выйти очень полный и разнообразный.

Усерднейше испрашиваю Архипастырского благословения и молитв Ваших и совершенною сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

1851 г. Октября 14 дня.

P.S. Преосвященнейший Иосиф скончался 26 Сентября вечером в 11 часов. Недели за три он видимо стал приближаться к кончине, все слабел и худел, хоть особенной болезни случайной не было никакой, и наконец, догорел, как свеча, очень тихо и спокойно и с полным сознанием до последней минуты. Отпет был двумя Владыками в большой церкви, а погребен в Зачатьевской церкви дальних пещер.

VII

Т. VI. № 60.

С наступившим Новым Годом приношу Вашему В-ству усерднейшее сыновнее поздравление, и от всей души молю Господа Бога, да дарует Вам новые силы и увенчает новыми благословенными успехами труды Ваши Архипастырские во служение Св. Церкви и ко благу паствы Вашей. Вместе с сим живейшее благодарение свидетельствую за дорогое писание Ваше и присланные при том деньги в возмездие трудившимся в переписке. Очень рад, что воспитанники ваши делают своё дело в гимназиях одесских к общему удовольствию, как изволите писать. Уповаю, что с Божиею помощью они и впредь будут более преуспевать во благом, под руководством и покровительством Вашего В-ства. Предложил я и ещё двоим отправиться в распоряжение Ваше. Один из них и епархии херсонской. Но как они находятся не налицо, а в домах родственников, то ответа еще нет. А как получу, немедленно уведомлю. Есть и учительская вакансия в Одессе – в училище. Сюда я предлагаю Софонову, известному Вашему В-ству, и готовящемуся в монашество. Не благоугодно ли будет взять его и как-либо приютить? Иначе, прежде, нежели он пристроится где-либо в училищной службе или в монастыре, едва ли разрешат постричь его. А он, кажется, человек добрый. К сожалению, здесь налицо нет других оставшихся без мест; почему и нет возможности предлагать им и скоро получить от них согласие на открывающиеся места. Зная чередную жизнь в столице, не очень радуюсь за о. Ректора Вашего, что его вызывают на эту жизнь. Разве недолго продержат? И дорога теперь ему очень трудная: ибо у вас доселе зимы нет. Вероятно, и для Семинарии отсутствие его неполезно будет. Но что делать? Будем ожидать его в Киеве. Кто вызывается вместе с ним другой, не знаю. Кажется, вызывают, между прочим, и с тем, чтобы выбрать в Казанскую Академию Ректора, на место Григория, еще до сих пор не занятое.

Владыка наш предложил редакции Воскресного Чтения составить из статей, доселе напечатанных в нашем журнале, Сборник хороших поучений на воскресные и праздничные дни. Думаем исполнить это с Божиею помощью. Благословите, В-ший Владыко, это предприятие наше, да даруется ему благой успех. Хотелось бы издать несколько сочинений студенческих прошедшего курса, из коих некоторые одобрены и рекомендуются к печати. Хотелось бы и пастырское Богословие продолжить и окончить... Но дух бодр, а плоть немощна!

Смиреннейше испрашиваю Архипастырского благословения и молитв Ваших и с сыновнею преданностью лобызаю и за себя и за всех братий моих Академических десницу Вашу.

1852 года января 8 дня.

VIII

Т. II. № 76.

Усерднейшее сыновнее поздравление приношу Вашему В-ству с наступающим великим праздником светоносного и живоносного Воскресения Христова. Радость празднственная, воссиявшая из гроба Христова всему мipy, да исполнит преизобильно и Ваше сердце, а благодатная сила Воскресшего да осенит Вас и укрепит и благопоспешит в подвигах служения Вашего святой Церкви Христовой. Сию радость празднственную и сию силу Воскресшего, благословением и молитвою Вашею пред престолом Его, низведите и на меня, милостивейшей Архипастырь, и вместе и на всех сотрудников моих в вертограде, столько памятном и любезном Вашему сердцу, – в утешение, укрепление и благопоспешение всем нам в делах служения нашего.

О. Ректора Вашего действительно назначили в Казанскую Академию. От всей души желаю, чтобы дали ему преемника, вполне соответствующего видам и желаниям Вашего В-ства. Думаю, что пожелают знать касательно сего мнение Ваше. Не благоугодно ли будет попросить о. Никандра из Тулы или Феодосия из Кременца? Тот и другой, кажется, будут соответствовать требованиям Вашим. Но угодно ли и Платона Троицкого, который теперь опять профессором в Киевской Семинарии, но еще доселе не получил разрешение на пострижение в монашество. Вы изволите его знать, как человека весьма способного и достойного. Есть давнишние инспектора в нашем округе – Архимандриты: Иаков Харьковский, Афанасий Курский (Линицкий), Феофилакт Праведников-Воронежский, Аполлос Беляев-Астраханский. Все они небезызвестны Вашему В-ству. Но всех их способнее и угоднее Вам мог бы быть Леонтий Киевский, впрочем, ещё молодой, только пятый год на службе состоящий. Он имеется в виду и на инспекторство в Академии. А может быть и Инспектор Семинарии Вашей, Геннадий, уже созрел для Ректорства? В таком случае на место его Инспектором можно будет найти очень хорошего кандидата.

О. Лаврентий, бывший наместник здешней Лавры, уже переместился в Выдубицкий Монастырь, по неотступной просьбе своей, хотя Владыка и очень неохотно согласился на это. На его место прибыл уже вновь определённый Св. Синодом по просьбе Владыки, о. Иоанн, бывший Ректором в Екатеринославской Семинарии.

С Божиею помощью начали мы XVI-й год журнала, основанного Вашим В-ством. Благоволите, В-ший Владыко, украсить его каким-либо своим произведением, и пришлите, якоже обещались, что-либо, в знак памяти и благословения Вашего.

Смиреннейше испрашиваю покровительства Вашего вновь определённому учителю в Одесское училище, воспитаннику Академии Ивану Петрову: он очень добрый и благонравный.

Испрашивая Архипастырского благословения Вашего и молитв и лобызая благословляющую десницу Вашу, с глубочайшею сыновнею преданностью имею честь быть.

1852 г. марта, 25 дня.

IX

Т. II. № 139.

Со днем Ангела приветствую Ваше В-ство от лица всей Академии. От полноты сердца желаем и молим Господа, да в Новый год служения Вашего Св. Церкви дарует Вам новые силы и преизбыточествующую благодать Свою в помощь и благопоспешение во всех делах Ваших, к пользе общей и славе Своего имени, и да сохранит драгоценное для многих и многих здоровье Ваше от неблагоприятного влияния столичного климата. Уповаем, что и Ваше В-ство не забудет нас в святых молитвах Ваших и не лишит Архипастырского своего благословения, которого просим и чаем все мы, лобызая святительскую десницу Вашу.

Я до сих пор в томительном чаянии, чем решится судьба моей Догматики. Слышал, что ожидают Преосвященнейшего Григория для окончательного определения, что сделать по его отзыву. Вот уже скоро год, как томят меня. Буди воля Божия! Я уже несколько приучен к терпению, и о своей личности не беспокоюсь. Но больно видеть, какое вредное влияние такого порядка дел для пользы общей!

И Екатеринославская Семинария доселе не имеет Ректора с марта месяца, а Полтавская преуспевает на горшее при том же Ректоре. Равно и я остаюсь с тем же Инспектором. Я полагал, что всё это устроится, по крайней мере, вместе с распределением на места кончивших курс в московской Академии. Ничего не бывало! Они распределены, а ректорства свободны.

Но вот и порадовали нас скорым, сравнительно с прежними курсами, утверждением. Еже писах, писах, и писание это, право, достигает своей цели удовлетворительно. По другим же наукам вовсе нет ничего. Не лучше ли бы о том позаботиться, чтобы по всем наукам были сперва порядочные руководства, а потом желать уже совершеннейших. Впрочем, я не претендую, чтобы книга моя была учебником: зачем же задерживать её издание – уже пятое – собственно для меня самого и для желающих?

Об о. Петре, бывшем Платоне Троицком, ходатайствуем мы, чтобы ему возвращён был магистерский оклад, удержанный у него за те годы, когда он, будучи вдовцом, не был монахом, хотя не был и чиновником. Кажется, справедливо было бы сделать ему эту милость. Благопоспешите, Ваше В-ство, этому делу.

В бытность свою здесь у нас изволили говорить, что нуждаетесь для своей епархии на какое-то место в воспитаннике Академии. Забыл я в то время расспросить о сем подробнее. Благоволите, В-ший Владыко, прислать к нам форменное отношение. Есть еще несколько человек, и хороших. Правда, они представлены давным-давно на праздные вакансии в Семинариях, но я думаю, что их обойдут и предпочтут Московских и Казанских, а они бедные вовсе останутся без места, после такого долгого ожидания.

Владыка наш здравствует. Академия благополучна и испрашивает у Вашего В-ства Архипастырского благословения. Смиреннейше испрашиваю себе оного и я и с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю благословляющую десницу Вашу.

1852 г., октября 25 дня.

X

Т. II. № 138.

Степан Онисимович известил меня о благополучном прибытии Вашем в столицу 6-го числа. Радуемся и благодарим Господа, что Он благоустроил путь Вам. Радуемся и благодарим всеусердно Ваше В-ство, что посетили нас в Киеве. Дай Господи, чтобы и пребывание Ваше в столице было благополучно для Вас и благоплодно для блага паствы Вашей и общего!

А я уже опять к Вам со своими нуждами и просьбами, уповая на благость к нам Вашу и духовное родство Ваше с Академиею. В Екатеринославле до сих пор нет Ректора, а в Полтавской Сeминарии беспорядки и нестроения от безрассудных действий Ректора все продолжаются и выводят нас из терпения. Если и пощадите его ещё в надежде, что он будет благоразумнее: то необходимо перевести его в другую Семинарию, где бы он был под ближайшим влиянием Епархиального Преосвященного. Можно и в Екатеринославль, хоть лучше бы, если бы куда-либо еще в другое место. Ибо долго оставаясь без Ректора, Ceминария Екатеринославская нуждается теперь в лучшем начальнике. Вместе с тем усерднейше прошу Ваше В-ство об Инспекторе Академии Архимандрите Данииле, чтобы его непременно назначить куда-либо Ректором – в Екатеринославль ли или в Полтаву. Для инспекторства он никак не приходится, а Ректором может быть, при многих добрых качествах своих. Заменить его будет кем без всякого затруднения. Есть довольно и наставнических мест в нашем округе, из коих некоторые около года праздны. Право такое небрежение о нас имеет много недобрых последствий!

И о Догматике своей не слышу доселе ничего. Очень в ней нуждаются. Семинаристам опять угрожает египетское плинфоделание – переписка уроков и по сей науке, как по многим другим. В степенях студенты, кончившие курс в прошедшем году, утверждены все согласно с представлением. Сборник поучений уже близок к концу. Теперь собираемся печатать некоторые сочинения студентов, на что получили право с тем, чтобы они рассмотрены были нашею же цензурою.

В прошедшем году Владыка за ревизиею представлял наших Секретарей – Алексея Лукиллиановича Минервина и Подгурского к ордену Св. Анны 3-й степени. Но им было отказано Думою. А между тем весьма бы стоили они этой награды. Не прикажете ли ныне повторить представление о сем, и не представится ли возможность дать ему ход не через Думу, а как-либо иначе?

Об ускорении решения судьбы моей Догматики, а равно о назначении ректором инспектора моего, ещё и ещё повторяю мою усерднейшую просьбу. Смиреннейше испрашиваю Архипастырского Вашего благословения и молитв и с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

1852 г. Ноября 18 дня.

XI

Т. II. № 307.

Первый Ваш благоприятный отзыв о нашем Сборнике поучений очень ободрил нас, и мы усерднейшую приносим за это благодарность. Уповаем, что с легкой руки Вашего В-ства пойдёт и далее всё хорошо. Архипастырь Казанский тоже отозвался благосклонно. Как воззрит вообще Св. Синод? Или, может быть, от него и не будет особого отзыва. По крайней мере, пусть теперь мы не считаемся в долгу перед ним. Ибо давно уже было поручено подобное, хотя и не точно такое, дело нашей Академии, и доселе всё числилось неисполненным. Теперь я с надеждою примусь и за другой том. По приказанию Вашего В-ства отправлены нами в епархию Вашу в назначенные места экземпляры сборника в указанном количестве. Думаю, что к посту подоспеют туда, куда отправлены, по крайней мере, большею частью.

О книгах Ваших, будто печатаемых и проданных в Лавре, не извольте беспокоиться. Это несправедливый слух. Две седмицы Ваши точно были однажды напечатаны Лаврою тотчас по отбытии Вашем из Киева, по предоставленному Вами самими праву за некоторый долг, остававшийся за Вами. Но с тех пор они частью разошлись, а частью сгорели в 1849 г., и теперь нет их нисколько, и вовсе они не продаются здесь. Это я, наверное, знаю и от о. типографа, и независимо от него. Дело об инспекторах только что получено у вас и приводится в исполнение. В Херсонскую Гимназию не могу в настоящее время указать достойного человека: ибо разошлись все прошлого курса студенты. Надобно подождать до конца настоящего курса, или же предложить, не пожелает ли кто из наставников Вашей Семинарии занять это место теперь же, а в Семинарию мы дадим по окончании курса.

Что дело наше о предполагаемых постройках при Академии? Что моя догматика? Вот уже второй год пошел, как я не получаю ни да, ни нет на свою просьбу о дозволении вновь её напечатать для себя. Что катехизические поучения Ивана Михайловича? В прошлом году были у нас ревизованы две Семинарии и отзывы о том представлены своевременно. Необходимо, чтобы на эти ревизии обращаемо было какое-либо внимание высшим начальством. Иначе они решительно не будут иметь никакого значения и уважения от самих Семинарий ревизуемых. Владыко наш усердно благодарит Ваше В-ство за поклон. Нога его, которою он так долго болел, теперь совершенно выздоровела. Приготовляется к обычным подвигам поста. Поручил мне передать Вам своё усердное почитание.

Все мы очень скорбим, что Ваше В-ство не хвалитесь здоровьем своим, и всеусердно желаем и молим Господа, чтобы Он сохранил Вас в вожделенном здоровьи и дано было нам узреть Вас паки в наступающее лето в Киеве. Время и у вас столь же тяжелое, как и в Питере. Хоть болезни еще, по милости Божией, в подлинном её виде нет, но погода стоит несносная, весна настала без зимы, дожди постоянные. Вся братия академическая смиреннейше испрашивает Вашего Архипастырского благословения. Иван Михайлович в особенности благодарит за поклон; у него был в этом месяце большой семейный праздник, о чем думаю, и сам он писал.

С глубочайшею сыновнею преданностью испрашиваю Архипастырского благословения Вашего и молитв и усерднейше лобызаю благословляющую десницу Вашу.

1853 г. Февраль 21 дня.

XII

Т. II. № 230.

Наступают великие и светлые дни в Св. Церкви. Да укрепит Господь благодатью Своею силы Ваши на труды молитвенные в первые из них и преисполнит радостью Воскресения Христова сердце Ваше – в последние. От избытка её да уделится и нам Вашими молитвами и благословением. После Светлой недели будем надеяться приятнейшего свидания с Вашим В-м.

Весна у нас неблагоприятно открывается: доселе холодно и немало болезней – простудных. Болен с третьей недели поста и доселе Иван Михайлович – лихорадкой. Впрочем, я был на этих днях: поправляется и просит усердно благословения Вашего себе и всему дому своему.

По случаю предположений Преосвященного Нафанаила касательно составления учебных руководств для Семинарии пойдет к Его Сиятельству и наше мнение. Не знаю, понравится ли оно там. При настоящем порядке вещей у нас нельзя обещать успеха в подобных делах. Догматика моя служит очевидным доказательством. Рукопись Могилы списывается успешно. Оказались там вещи очень интересные – исторического содержания. Кроме этого там есть какие-то каноны и песни церковные: не знаю, списывать ли и это, интереса нет. Впрочем, если угодно, спишем. А Ваше В-во обещали нам Палинодию. Усерднейше просим исполнить это обещание.

Вся братия Академическая смиреннейше испрашивает благословения Вашего и с наступающим праздником светлым усерднейше поздравляет.

Благословите и проч.

1853 г. Апреля 7 дня.

XIII

Т. VI. № 161.

Минувшее, крайне тяжкое болезненное время было причиною, что я так давно не писал к Вашему В-ству, хотя давно и всегда чувствовал долг писать. Но теперь, слава Богу, все приходит в свой порядок и мы все, по милости Божией, живы остались. Только несколько опоздали окончанием курсовых дел. Надеюсь, что в большую вину этого не поставят. Усерднейше благодарим Ваше В-ство, что открываете у себя убежище нашим питомцам, при теперешнем крайнем недостатке для них Семинарских мест. Рады дать законоучителя Одессе, хотя, признаюсь, требование Ваше нелегко исполнить, т. е. выбрать человека с отличным даром преподавания. В состоянии воспитания этот дар не может быть и обнаружен и примечен. Можно судить только с вероятностью. Такова вероятность есть на стороне являющегося пред лице Ваше Г. Самборгского. Он предназначен к степени магистра, и очень добрый и благонравный и притом разумный воспитанник и на вид показный, хотя несколько застенчивый. Лучше его теперь для этого дела и нет: ибо частью уже предназначены на места Семинарские, а частью не желают немедленно вступать в жизнь семейную. Остаются второразрядные. Да и г. Самборгский не дал мне еще верного слова. Извольте сами посмотреть его и окончательно убедить, и тогда он пришлёт свой отзыв к вам, и мы формально его отправим к Вам. На место покойного Мстиславского можем дать хорошего наставника. Только не замедлило бы донесение об этом от Семинарского правления. Будет еще Инспекторское место в училище: его желает занять о. Арсений Иващенков, Одесский же питомец. Для занятия мест в епархии есть охотники; извольте только прислать форменное приглашение, или прикажете, может быть, им самим прислать просьбы, либо явиться лично.

Второй том поучений уже печатается. Дело принято всеми очень благоприятно, хотя от высшего нашего начальства не видали мы и малого сочувствия... Но да будет дело сие во славу Божию и на пользу общую! Печатаем и второе издание, которое пустим по самой малой цене. Ваше В-ство забыли нас и журнал наш! А было бы, кажется, чем почтить и украсить его. Из рукописи Петра Могилы я переписал всё любопытное и достойное внимания, т. е. все историческая заметки. Не знаю, нужно ли переписывать прочее, как-то каноны и стихиры кое-какие, не важные. Как прикажете? Что переписано, могу переслать без замедления, но с условием – чтобы и Ваше В-ство подарили Библиотеку нашу экземпляром Палинодии, как это сами изволили обещать, в бытность свою в Киеве.

Владыка наш, по милости Божьей, здоров был во всё это болезненное время и ревизии произвел с обычным терпением и вниманием. Холера похитила у нас доброго ветерана – Алексея Лукиллиановича Минервина, а недавно не стало, впрочем, не от холеры, и о. протоиерея Иоакима Орлова. Скончался от холеры и священник профессор Ceминарии Пелипеев. Смиреннейше прошу Архипастырского благословения Вашего и себе и всей Академии, и с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

1853 г. Августа 30 дня.

XIV

Т. I. № 64.

Три письма имею уже от Вашего Высокопреосвященства и чувствую себя очень неправым перед отеческою Вашею благостью ко мне, что доселе не собрался отвечать. Два последние письма получил я через руки греков. По ним сделано в точности всё возможное и оказан обоим братский прием. От первого вот и доказательство – письмо, которое он просил передать Вашему Высокопреосвященству. Он имеет приют в Лавре. Только Бог его знает: – об нём есть не совсем благоприятные вести. О. Петр Троицкий, бывши в Иерусалиме, видел его там Иеродиаконом, а у нас он является в светском платье. Да и о выбытии его из Иерусалима известна не совсем благовидная история. Иеромонах Нектарий, прибывши, всё это подтвердил. Как бы с ним ещё не впутаться в какие-либо неприятности из-за простодушного гостеприимства. Между тем, он в свою очередь успел бросить также некоторую тень и на вновь прибывшего о. Нектария, который, между тем, изъявил желание учиться у нас в Академии, хотя об этом его желании в письме Вашем ни слова не сказано. Такие небратские свидетельства обоих греков друг о друге, признаюсь, колеблют доверие к ним обоим и поставляют в недоумение касательно того, как с ними быть. Был у нас и третий грек  – Иеродиакон или даже архидиакон Григорий, который, хотя крепко был обласкан нами и представлен даже к степени магистерской – не по достоинству, а по братскому участию нашему к грекам, о которых давно сказал кто-то: «О греки, греки, кто вас не любит?» – однако же, оказался не таким как должно. Поэтому невольно приходишь к такому заключению: Бог с ними – с этими пришлецами! Лучше бы без них. Впрочем – паче всего любовь христианская. Постараемся наиболее с нею соображаться в отношении к тем грекам. О. Нектарий доставил Владыке и письмо будто бы от наместника Иерусалимского митрополита Мелетия, его родного дяди. Есть ли теперь и корреспонденция со святыми местами? Очень рад, что питомцы наши благоугодны Вам. Думаю, не скучает ли о. Арсений службою в уездном училище. Места в округе у нас открываются и в семинариях. Он стоит перевода в Семинарию. Впрочем, без соизволения Вашего Преосвященства мы не будем брать его.

От души рад бы снабдить епархии Ваши своею книгою за самую ничтожную цену: но не имею не только 600, а даже и 60 экземпляров, несмотря на большие требования этой книги из многих мест. Вот третий год, как не дают мне разрешения печатать её вновь, и наконец, в этом месяце только получены при указе к Владыке замечания, сделанные на мою книгу известным критиком, после двухлетнего содержания их в секрете; а между тем в этот промежуток времени дано было под рукою поручение другому автору составить свою подобную книгу, которая и составлена и отправлена на рассмотрение Московскому Владыке. Удивительно, как поступают и поощряют у нас ученые труды, и самые бескорыстные пожертвования вознаграждают!.. Что же замечания? Они, против прежнего, несколько изменены, но в основе те же. Чем дальше и больше читать их, тем – скажу откровенно с сыновнею доверенностью к Вашему Высокопреосвященству, более надобно изумляться тому, что занимаются у нас такие лица таким школьническим ребячеством, итак тщательно и серьезно процеживают комаров! Замечания присланы на рассмотрение Владыке с тем, чтобы он представил свое заключение. Не знаю, что он будет делать с ними. Впрочем, я не бросаю дела: а сижу и усовершаю свою книгу частью по замечаниям, а более по своим соображениям. Несколько сот экземпляров я просил продать мне моей книги из запаса Дух. Учеб. Управления, и мне обещано. Тогда как получу, может быть, буду иметь возможность уделить несколько для епархий Ваших.

Владыка теперь в вожделенном здоровьи. Поклон я передал ему, и он взаимно свидетельствует Вам усерднейшее почтение. Мы всё боимся за Вашу Одессу, чтобы её не разгромили союзные флоты, и молимся о Вас.

Смиреннейше испрашиваю Архипастырского благословения и молитв Ваших себе и всей братии, с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

1854 г. Марта 23 дня.

XV

Т. I. № 93

С новою царскою милостью имеем радость приветствовать Ваше Высокопреосвященство. В высшей степени и назидательно и утешительно было для всех нас слышать об истинно пастырских доблественных действиях Ваших в Одессе во дни тяжкого искушения, постигшего её, и читать поучения Ваши по сему случаю; а теперь радостно видеть и достойную награду за сие – драгоценный крест от царских щедрот. Что теперь враги креста? Всё ещё, как слышно, ходят окрест взад и вперед в виду Одессы. Да сохранит её Господь от нового беззаконного нападения!

С сею же почтою отправится к Вашему Высокопреосвященству книжка, недавно изданная нами: Михаил Керуларий. Кажется, если когда, то теперь особенно благовременны подобные книжки; ибо и самые события на востоке поборают на нас и обличают западный мiр в совершенном отступлении от истинного духа веры Христовой, которое началось давно, а теперь приносит плоды по роду своему.

О. Арсений утвержден уже наставником в волынскую Семинарию. Инспектором на его место дозвольте уж утвердить Мицкевича, который по одной учительской должности служить очень затрудняется. Притом других у нас кандидатов теперь нет и не будет до конца текущего курса.

Владыка наш теперь, слава Богу, здравствует и подвизается по прежнему в служении и во всём, хотя чаще прежнего жалуется на оскудение сил и на то, что после последней болезни и Голосеевский воздух в текущее лето мало его пользует и укрепляет.

Смиреннейше испрашиваю Архипастырского благословения Вашего и молитв и себе и всей Академии и с глубочайшею сыновнею преданностью имею честь быть.

1854 г. августа 7 дня.

XVI

Т. I. № 105.

Вследствие письма Вашего Высокопреосвященства ко мне, я справлялся о житии св. Стефана Сурожского в Лавре. Оно не печаталось никогда особою книжкою, а потому и теперь нет готовых экземпляров, чтобы выслать Вам немедленно требуемое количество. Но о. типограф обещается напечатать, и Владыка уже благословил. Только это печатание не ранее может кончиться, как после уже праздников. Впрочем, я тороплю и буду ещё почаще торопить о. типографа этим делом. Может быть, успеем и скорее удовлетворить духовной потребности в этой книжке Вашего Крыма. Увы! Как обильно он обагряется кровью Христианскою! И долго ли будет еще обагряться? По-видимому враги укрепляются там на зиму и всё более и более посылают подкреплений туда. Ужели этот пагубный совет их сбудется и не разорит его Господь? Что-то теперь там делается? Как пребывают скиты нового Афона Вашего? Кажется и они все там, где теперь именно враги занимают свою позицию. Где девался добрый старец о. Вениамин? У нас прошел слух, что он скончался; но не знаем; достоверно, правда ли это.

Владыка наш по силам своим здравствует. День Ангела он, по обычаю, провёл в уединении, впрочем, не Голосеевском, а у себя в Лавре. Я принёс ему поздравление от лица Вашего, и он поручил мне благодарить Ваше Высокопреосвященство и засвидетельствовать Вам его усерднейший поклон и почитание.

Смиреннейше испрашиваю благословения Вашего себе и всей Академии, присно памятующей Вас, и лобызая десницу Вашу, с глубочайшею сыновнею преданностью есмь.

1854 г. Декабря 4 дня.

P.S. Палинодия, обещанная некогда нам Вашим В-м, зело, зело потребна нам особенно теперь... Если бы удостоились мы получить ее!..

XVII

Т. I. № 5.

С наступающим праздником Рождества Христова приношу Вашему В-ству усерднейшее поздравление, а равно и с грядущим Новым Годом. Прошедший год, столько тяжкий для всего отечества нашего, особенно был тягостен для Вашей паствы. Да возрадует Господь вас всех, а особенно Вас, как доброго пастыря, в наступающий год – окончанием радостным этой кровавой борьбы, какая идёт в Крыму! Да будет этот год истинным летом благодати – совершенного избавления всей паствы Вашей от нечестивых врагов и кровопролития! Копия с послужного списка Вашего составлена и с сею же почтою отправится к Вашему Высокопреосвященству, засвидетельствованная в верности секретарем нашим Венедиктом Павловичем7.

Предложение касательно занятия мест протоиерейских в епархии Вашей я делал некоторым, но охотников пока не оказалось. Обстоятельства Вашей паствы теперь таковы, что трудно решиться идти туда, тем более – не зная, в каких именно городах имеются места. Всего бы лучше предложить наставникам Вашей семинарии, как уже известным, а на их места будут у нас к концу курса новые и хорошие люди. Смиреннейше испрашиваю Архипастырского благословения Вашего и молитв о себе и всей Академии и с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

1854 г. Декабря 21 дня.

XVIII

Т. I. № 217.

Житие Св. Стефана Сурожского отпечатано, по желанию Вашему, особою книжецею, в лаврской типографии, и, по приказанию Владыки, сто экземпляров немедленно будет отправлено к Вашему В-ству для Крымской паствы Вашей – бесплатно. Жаль, что это житие очень кратко, и притом не достает в нем замечаний, необходимых для того, чтобы читатели могли увериться, что Сурожская древняя епархия находилась именно в Крыму. Я попробую поручить кому-либо из наших составить вновь житие этого святого пообстоятельнее для Воскресного Чтения и напечатав оное там, можно будет сделать несколько оттисков и особою книжкою, если выйдет что-либо полное и полезное.

Виноват я, что доселе не присылаю выписок, сделанных мною из рукописи Петра Могилы. Хотел оставить у себя копии для академической библиотеки. От этого и замедлилось дело. Немедленно займусь этим и вышлю. Всей рукописи решительно нет надобности переписывать. Ибо в остальном нет интереса исторического никакого. Это какой-то канон, сочиненный им и притом только вчерне. Затем какие-то счеты и расчеты. По рассмотрении всего этого с Иваном Михайловичем8, мы решили не переписывать этого. Между тем осмеливаюсь паки и паки напомнить Вашему В-ству о Палинодии, список которой обещали прислать нам. Она теперь зело потребна была бы для нас, как пособие для составления некоторых сочинений, заданных оканчивающим курс студентам на темы из русской истории церковной. Помяните любовь свою древнюю к Академии нашей и подарите ей эту важную вещь...

С крайнею скорбью слышали мы о болезни Вашего В-ства, но утешились и вестью о её миновании. Да сохранит Господь здоровье Ваше, столь драгоценное для паствы Вашей и Церкви русской! Наш Владыка здравствует по своим силам. Крепко беспокоится он о том, что теперь в Крыму. И в самом деле, будет ли когда конец и какой этим делам в Крыму?..

1855 г. Января 18 дня.

XIX

Т. I. № 177.

С наступающим Светлым Праздником приношу Вашему В-ству усерднейшее сыновнее поздравление. Да дарует Воскресшей Господь наш сердцу Вашему преизобильную радость воскресения Своего, и животворною силою оного да обновит и укрепит силы Ваши для дальнейшего, многолетнего служения святой Своей Церкви! Да сохранит Он и богоспасаемый град Ваш Одессу от того же, чему подвергся он в прошедший год в наступающие святые дни! И да не дерзнут враги креста Христова опять иудиным лобзанием христосоваться с Вами и вместо красных яиц посылать к Вам бомбы и гранаты?.. Что-то слышно теперь о Крыме? Не будет ли другой Сиятельнейший счастливее? Дал бы Господь скорее радостных вестей на утешение Новому Царю нашему и Отечеству, столь пораженному неожиданными лишением Того, Кто, по-видимому всего потребнее был на земле именно в настоящее время! Чудны и непостижимы судьбы Божии в совершившихся у нас событиях. Виноват, что за суетами своими не отвечал так долго на драгоценное писание Ваше. Получил я и рукописи, и глубочайшую приношу благодарность. Акты, относящиеся к Академии, составят прекрасную собственность библиотеки нашей. К ним я присоединил ещё много других подобных, и все они в должном порядке и переплете будут переданы в библиотеку. История Академии пишется теперь самая полная – Г. Аскоченским, который здесь живет без должности, и потому я и предложил ему это дело, и он горячо принялся и уже написал тома два. Жаль его бедного, а Бибиков вовсе бросил его. Палинодия отдана в переписку для Лавры. После спишем и себе, если Вы не изволите подарить нам свой экземпляр: а лучше бы, если бы подарили... Я буду хлопотать об издании Лаврою этой книги, или же здешним обществом археографическим. – О Стефане Сурожском доселе ничего не нашли. К сожалению, за декабрь месяц, когда память его, нет жизнеописаний святых и у Болландистов: ибо известно, что этот труд не докончен. Написать житие прочих святых, указанных Вами, я предложил своему молодому и весьма дельному бакалавру русской истории, и предложение принято. Может быть, успеет сделать что-нибудь доброе. Тогда немедленно пришлю к Вам. Служб святых, о коих изволили писать, о. типограф не решается печатать, считая это выше своих прав. Нельзя ли сделать так: испросите сами разрешение на это Св. Синода, и после того отнеситесь с полученным разрешением в Лавру; тогда напечатаем немедленно. Только о. типографу не достанется уже услужить Вам в этом, ибо он уже утвержден Архимандритом в Выдубицкий, хотя ещё не произведен и служит теперь последнюю седмицу в Лавре. Так-то переводятся вековые старцы в Лавре: ибо и о. Досифей 5 числа Марта отошел в жизнь вечную, болев довольно. Близок к кончине и дорогой для Лавры старец Парфений, и чудно, как ещё живет доселе. Очень будет жаль его. И типограф и особенно отец Досифей заменимы, а отец Парфений незаменим.

Правда Ваша касательно сочинений на премии Евгениевскую и Румянцевскую. На совести у меня лежит. Археографическая наша комиссия отняла у нас почти это дело. Впрочем, заданы и теперь темы, и были сочинения, подходящие под те премии, в прошедшем курсе. Только к сожалению их доселе не возвращали и степеней вот уже два года не утверждают. Чудно идут там дела! А теперь – под исправлением должностей – пойдут, вероятно, еще чуднее и медленнее. Какой благоприятный случай поправить теперь то, что более у нас неладно и даже вредно! Но воспользуются ли этим случаем? Бог ведает! Не благоугодно ли Вашему В-ству указать нам несколько задач исторических! Рады будем стараться! Касательно мест в уездных городах – протоиерейских, – я все хлопочу и ищу охотников, и нашел одного – очень основательного человека, уже четвертый год профессором состоящего в Екатеринославле – Галина. Он согласен, только с условием, чтобы место было ему в городе ближайшем к Кишиневской епархии, откуда он родом, и имеет бедных родных. Если это возможно, извольте уведомить, я дам ему знать, и он пришлет прошение. Не знаю, как было прежде, но я стараюсь у себя в Академии, между прочим, всячески возбуждать в воспитанниках питать охоту к пастырскому служению, и имею довольно опытов, что эта охота у них теперь есть, так что многие, тотчас по окончании курса, изъявляют желание быть священниками, как и у Вас до пяти человек и едва ли не более. – Владыко наш очень был огорчен общим нашим горем; но теперь здоров и по обычаю подвизается в служении. Он свидетельствует Вам усерднейшее почтение и просит уведомить, изволили ли представить к пенсии о. Герасима?

Братия Академическая приносит Вашему В-ству усерднейшее поздравление со Светлым праздником. Вместе с этим смиреннейше прошу Архипастырского благословения Вашего и молитв к воскресшему Господу, наипаче в сии святые дни, и с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

1855 г. Марта 22 дня.

XX

Т. VI. № 180.

Виноват, виноват я перед Вашим В-ством и за столь долгое молчание стою негодования Вашего. Впрочем, не браните меня, а благословите. Начиная с июня месяца даже доселе было всё такое время, что если и можно было найти досуг для письма, то нелегко было собраться с духом... Между тем, о чем писали Вы ко мне в последних письмах, то исполнено. Крестиков, ещё прежде, послано было в Крым из лавры несколько тысяч. По письму Вашему ещё отправлено до 3000 с Ростовцевым (сыном Якова Ив. Ростовцева), и книжки и листы разного рода и содержания, тоже в количестве более тысячи, отправлены к Вашему В-ству. Выписки из рукописи Могилы также отправил я с почтою недели две назад и теперь верно они в руках Ваших. В рукописи остались не выписанными мною только некоторые каноны и стихиры, а исторического ничего более нет. Если угодно, и то остальное пришлю, хотя оно и не заключает в себе интереса. Успенское пение посылаю при сем. А Палинодию позвольте ещё и ещё подержать. Мы ею уже кое в чем воспользовались для своих сочинений: но надобно снять с неё копию; а это труд чрезвычайно немалый: ибо и рукопись большая и притом писана со множеством ошибок. Да нельзя ли всего лучше подарить её академической библиотеке?... Полная история академии нашей пишется: но трудно надеяться на издание её по причине цензуры; если потребуют прислать рукопись в Питер, там ей не будут благоприятствовать, ибо Киева там явно не жалуют. Мы просили распространения прав нашего Цензурного комитета, но доселе ответа нет. Вообще теперь там медлительность в делах убийственная...

В последнем письме своём я просил Ваше В-ство указать нам предметы из Истории древностей русской Церкви для будущих сочинений. Повторяю сию просьбу. Если благоугодно будет сделать нам сие одолжение, мы воспользуемся во благо. Не угодно ли, по прежним примерам, взять у нас теперь воспитанников наших в Вашу епархию? Нашлись бы, кажется, достойные люди, хотя ныне у нас мест в семинариях было довольно и до двух десятков уже представлены к местам.

О. Протоиерей Иван Михайлович в большом трауре: Анна Семеновна его скончалась 7 числа сего месяца после довольно продолжительной болезни, и вчера – 9-го я похоронил её, отпевши в Братском монастыре. Потеря очень чувствительная для него: ибо он, занятый должностями, все заботы о доме возлагал на неё, а из дочерей-невест доселе одна только замужем.

Владыка наш здравствует, хотя приметно оскудевает в силах и жалуется крепко на немощь. Дела Крымские больно лежат на душе его, как и на душе всех сынов отечества. Когда то и каков будет им конец?..

Смиреннейше испрашиваю Архипастырского благословения Вашего и молитв и себе и всей Академии и с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

1855 года. Сентября 10 дня.

P.S. Будет препровожден к Вашему В-ству экземпляр третьего издания нашего Сборника.

XXI

Т. III. № 200.

Среди сыновних приветствий, какие будут в наступающий светлый праздник Воскресения Христова приносить Вашему В-ству от полноты души своей, как пастырю своему, чада Вашей церкви, примите и от меня усерднейшее сыновнее приветствие: Христос воскресе! Празднственную радость чад Ваших Вы восполняете своим Архипастырским приветом и благословением: этого отеческого благословения удостойте и меня.

1856 г. Апреля 10 дня.

P.S. Книжки для больных и раненных, по желанию Вашего В-ства, давно уже отправлены к Вам из Лавры, но не за цену, а даром, и верно теперь уже получены Вами. Как теперь в госпиталях? Уменьшилась ли болезнь? Слава Богу за мир хоть в том отношении, что с ним прекратятся бедствия войны. А будут ли от него другие благие последствия, – Господь ведает! Книжка о чине Православия тоже отправлена: она только что кончена печатанием. Печатаем и еще кое-что. Но горе, что связывают нам руки, и почти решительно нет возможности и охоты предпринимать что-либо более серьезное. Так у нас готова часть словаря Патрологического; образчик напечатан – Августин Блаженный. Далее и в целости цензура не пропускает. На ходатайство наше перед начальством – ни гласа, ни послушания.

Когда-то просил я Ваше В-ство указать нам темы для сочинения на премию. Позвольте еще повторить сию просьбу. Имея честь считать Вас в числе членов Конференции нашей, мы примем это, как свидетельство живого участия Вашего в занятиях наших...

Владыка наш, слава Богу, здравствует, и пост провел по обычаю в частом служении. Следов бывшей болезни почти незаметно. Верно, пригласят его на предстоящую коронацию: но он не может решиться на столь длинный и трудный по его летам и силам путь. Слышно, что и Киев посетят некоторые Высочайшие Особы.

Наставника постараемся дать Семинарии Вашей скоро: но утверждение представлений наших на места производится так медленно, с такою запутанностью и длинною перепискою, что из рук вон. Генерал, командующий теперь Духовно-Учебным Управлением, принял систему Фабия Кунктатора...

XXII

Т. IV. № 375.

Приношу Вашему В-ству усерднейшее поздравление с наступающим великим Праздником Св. Церкви – Рождеством Господа и Спасителя нашего, и приближающимся Новым годом. Да обновит и укрепит Господь благодатию Своею силы Ваши в новый год и дарует Вам ещё и ещё много раз встречать новые годы в крепости и свежести сил на пользу святой Своей Церкви.

Примите, В-ший Владыко, сие приветствие и благожелание и от всей братии моей Академической, которая присно памятует и чтит в Вас незабвенного своего Начальника.

На прошедшей неделе Владыка наш заболел было опять очень серьезно; но теперь поправился и надеется быть в состоянии служить праздниками хоть в домовой церкви.

Ваш о. Ректор Серафим был одним из кандидатов, представлявшихся в Самару на епископскую кафедру; но не знаю, он ли или еще кто-либо другой утвержден. Пора уже ему, как достойнейшему и добрейшему, расстаться с Одессою и святительствовать где-либо.

В таком случае от души готов указать Вашему В-ству наилучших кандидатов ему в преемники, если сами не изволите иметь кого-либо в виду из известных Вам лично. Смиреннейше прошу Архипастырского благословения Вашего и молитв и с глубочайшею сыновнею преданностью лобызаю десницу Вашу.

1856 года, декабря 22 дня.

XXIII

Т. IV. № 444.

Приношу Вашему В-ству усерднейшее сыновнее поздравление со светлым праздником Воскресения Христа Спасителя, и от признательнейшей души приветствую Вас всерадостным празднственным приветствием: Христос воскресе. Радость, воссиявшая из гроба Жизнедавца, да исполняет и веселит присно сердце Ваше среди всех тягостей, трудов и скорби высокого служения Вашего Св. Церкви, и сила воскресения Христова, всё оживляющая, да укрепляет и душевные и телесные силы Ваши в дальнейших подвигах сего служения во славу воскресшего Христа Бога нашего и на пользу общую! Покорнейше прошу принять сие приветствие и от лица всей Академии Киевской, которая присно памятует Вас и с глубочайшею благодарностью чтить имя Ваше. Ваше В-ство изволили писать о Догматическом Сборнике, Вами составленном, и предлагали оный нам для пересмотра и издания. Но что же нам будет делать с ним? От пересмотра мы не прочь, но издать его не в состоянии по его объему. Это издание следовало бы принять на свой счет Высшему Начальству; оно имело бы возможность и вознаградить издержки издания рассылкою его по своему ведомству. Что касается до Палинодии, то Господа ради подержите её у нас, если уже не смеем мы надеяться, что Ваше В-ство подарит её в Библиотеку. Она, во-первых, переписывается, а во-вторых, ею пользуются при сочинении курсовых своих опытов, и она зело для этого благопотребна.

Владыка наш теперь несколько поправился и служит: но вообще здоровье его и с весною мало укрепляется. Не надеется он и от Голосеевской пустыни восстановления оного.

Смиреннейше испрашиваю Архипастырского благословения Вашего и себе и всей Академии, и с глубочайшею сыновнею преданностью имею честь быть.

1857 г. Апреля 1 дня.

Из журнала «Труды Киевской дух. Академии» за м.м. май и июнь 1884 г. Киев, – тип. Г.Т. Корчак-Новицкого.

* * *

1

 Якова Космича Амфитеатрова, профессора Киевской Академии.

2

 Скворцов, профессор Академии

3

 Профессор академии В.П. Чехович.

4

 История Русской Церкви – вероятно Филарета еп. Рижского.

5

 Бибикова, Киевского генерал-губернатора.

6

 Любопытно сопоставить это письмо с письмом Филарета М. Московского. Христ. Чт. 1884, кн. 1-я, стр. 199.

7

 Чеховичем.

8

 Скворцовым.


Источник: Письма Филарета, митрополита Киевского, и архимандрита Антония, ректора Киевской духовной академии (впоследствии архиепископа Казанского), к Иннокентию, архиепископу Херсонскому. - Киев : тип. Г.Т. Корчак-Новицкого, 1884. - [2], 79, 26 c. (Из журнала "Труды Киевской. дух. акад." за 1884.)

Комментарии для сайта Cackle