Азбука веры Православная библиотека митрополит Григорий (Постников) Письмо преосвященного Григория архиепископа Тверского (впоследствии митрополита Новгородского) к Филарету, митрополиту Московскому, о чтении Священного Писания



митрополит Григорий (Постников)

Письмо преосвященного Григория архиепископа Тверского (впоследствии митрополита Новгородского) к Филарету, митрополиту Московскому, о чтении Священного Писания

(Писано 12 декабря 1844г.)

Высокопреосвященнейший Владыко!

Милостивый архипастырь!

На днях услышал я, что некоторые люди распространяют мысль, будто у православной церкви есть правило – не всем христианам дозволять чтение Слова Божия. Откуда являются такие люди и что у них за цель?

Правило о недозволении всем христианам читать Священное Писание есть только в западной церкви, да и в ней составилось уже по отпадении ее от церкви православной. В первый раз такое правило объявлено в 1239 г. собором Тулузским при папе Иннокентии III. Но вся древняя, истинно православная церковь никогда не имела такого правила. Это видим везде, куда ни обратимся, к святым ли ее соборам, или к ее частным отцам и учителям.

Во всех правилах св. вселенских и поместных, принятых православной церковью, соборов решительно нет правила, запрещающего кому-либо из христиан чтение Св. Писания. Напротив, 85 правило св. Апостол говорит: «для всех вас, принадлежащих к клиру, и мирян, чтимыми и святыми книгами да будут книги Ветхого Завета, Моисеевых пять» и т. д. Выражение чтимыми да будут означает, конечно, не то, чтобы означенные в правиле св. книги были только уважаемы, напр., отлично переписываемы, дорого украшаемы, бережливо хранимы и т.п. Такое уважение к означенным книгам какую могло дать пользу душе клира и мирян? Должно думать, что означенным правилом внушается, чтобы клир и миряне с особенным уважением слушали означенные книги, читали их и употребляли их в правило для своей жизни. Так разумел это правило и древний греческий истолкователь правил св. соборов – Зовар. Он говорит: «Верные апостолы, предписав верующим, как им должно жить, присовокупили правило и о том, какие читать им книги».1

Св. Климент, папа Римский, в своем первом послании к Коринфянам, всеми принимаемым за подлинное, пишет: «Братия, вы любите споры и ревностны в том, что ни мало не относится ко спасению. Загляните в Писание, в истинные глаголы Духа Святого. Вникните»2 Ниже тот же св. Климент говорит: «Возьмите послания блаженного апостола Павла. Что он писал вам в начале своего благовествования?»3 Еще ниже он говорит: «Вы знаете, возлюбленные, и хорошо знаете Св. Писание и со вниманием чтили слова Божии. Итак, приведите себе на память»4

Св. Игнатий Богоносец говорит: «Отцы! Воспитывайте детей своих в наказании и учении Господни, и обучайте их Св. Писанию»5

Св. мученик Поликарп писал Филадельфийцам: «Павел писал к вам послания. Вникая в них, вы можете получить назидание в данной вам вере».6

Св. Киприан в письме к Донату (мирянину) говорит: «Держись вечного здравого устава (т.е. Св. Писания). Занимайся чтением».7

Св. Ефрем Сирин в народном слове на второе Христово пришествие говорит: «Всегда имей перед своими глазами Бога, дабы тебе можно было говорить со св. Давидом: предзрех Господа предо мною выну. Не переставай читать Св.Писание».8

Св. Василий Великий говорит: «Все Писание богодухновенно и полезно, того ради Духом Святым предадеся, да в том. аки в общей духовной врачебнице, все мы, человецы противу всякой страсти исцеление приемлем».9 Он же в письме к Григорию говорит: «Вельми пространный путь ко изобретению того, что делать нам должно, есть поучение в Божественном Писании. В нем и заповеди о должностях находятся и т.д. Следовательно, всякий человек в чем недостаточна себя почувствует, в нем упражняяся, будто в некоей общей врачебнице , приличное находят своему недугу лекарство».10

Св. Кирилл Иерусалимский в четвертом своем поучении к готовящимся к просвещению, т.е. крещению, говорит: «Читай Божественные Писания, двадцать две книги Ветхого Завета. Читай двадцать две книги; а тех, богодухновенность коих сокрыта, совсем не касайся. Теми одними занимайся, которые мы безопасно читаем и в церкви».11

Св. Амвросий, епископ Медиоланский, говорит: «Для чего тебе в то время, в которое не бываешь в Церкви, не употреблять на чтение? Для чего со Христом не разглагольствовать и не слушать Его? Мы слушаем Его, когда читаем Божественные Писания».12 Он же в другом месте говорит: «Иисус сказал: Аз есть Альфа и Омега, начаток и конец». Ум наш да будет всегда с Ним, никогда да не отступает от Его слова: да упражняется всегда в чтении Писаний, размышлении и молитве, дабы слово Его всегда действовало в нас».13

Св. Златоуст говорит: «Евнух оный варварин царицы муринския, в толикой находясь знаменитости, и на колеснице ездя, однако ни тогда чтения не оставил, но держа в руках пророка, многое имел прилежание к чтению, еще же и силы не ведая: а понеже всеми образы старался , приложил тщание, охоту и внимание, то получил себе наставника. Ибо рассуди, пожалуй, что то стоит, чтоб путешествующему не оставить чтения, да еще сидящему на колеснице? Да слышат сие, которые не хотят и в доме сидя того творити, но чтение Писаний за излишное вменяют: для того, что и с женою живут, или службою заняты, или о детях пекутся, или о домашних заботятся, или о иных делах попечение имеют, и потому якобы не свободно им к чтению Божественных Писаний иметь прилежание. Вот евнух, человек варварин, которого и то и другое могло бы привесть в великое о том нерадение, к тому же великая честь и слава, богатства и изобилие, да и то, что он был в пути и на колеснице ехал (ибо не токмо не удобно путем едущему читать, но и весьма докучно): однако охота и желание все препятствия одолевали, и он упражнялся в чтении, и не говорил того, что ныне многие говорят: не разумею, что написано, не могу уразуметь глубины Писания: почто напрасно и всуе читаючи труд буду терять, когда некому меня наставить? Ничего такого не помыслил родом варварин, но умом философ: но рассудив, что он оставлен не будет, и вскоре свыше получил помощь, ежели по силе своей старание приложит, с тем в чтении упражнялся».14 В другом месте он говорит: «Скажите, берет ли из вас кто дома в руки свои какую-нибудь христианскую книгу и читает ли с прилежанием содержащееся в ней Писание? Никто не может сего рещи: но зерни и тавлен у премногих обрящем, книги же нигде, разве у немногих. Да и сии такожде не имеющим подобны бывают, которые связавши их хранят всегда в сундуках и притом всякое тщание прилагают о тонкости кож и о доброте письмен, а не о прочитании. Скажи же пожалуй, какая из того выходит польза? Ибо не с тем нам дано Писание, дабы оное в книгах имети токмо; но дабы и на сердцах начертовати. Писания суть Божественные песнопения: да поем убо себе оныя и душевным страстем врачество через оныя устрояем. Но ежели познаем силу читаемых словес, то со многим оныя послушаем усердием. О сем я всегда вам говорю, и говорить не престану»15. Еще: «Я светский человек, жену имею, стараюся о детях – у многих обычай есть так говорить, когда мы их увещеваем великое иметь прилежание к чтению Священного Писания. Не мое это, говорят, дело: или я отрекся мира? или я монах? Что ты говоришь, человече? Те ли одни должны Богу угождать? Всем человекам хощет Бог спастися и в разум истинный прийти: и не желает, чтобы кто о добродетели не радел, послушай Самого Его, через пророка глаголющего: не хощу смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему. Было ли каким препятствием, скажи пожалуй, сему праведнику сожительство с женою, или попечение о чадах? Так да не прельщаем мы себя самих, но сколько сами попечениями обязуемся, столь больше от чтения Божественного Писания должно нам принимать врачевания».16

Еще в объяснении слов апостола: слово Христово да вселяется в вас богатно (Кол. 3:16) св. Златоуст говорит: «Послушайте, елицы есте миряне, и о жене и детях прилежите, како и вам повелевает наипаче Писание читати, и не просто, ниже яко приключися, но со многим тщанием. Якоже бо богатый во имениях тщету и осуждение понести может: сице богатеяй в догматех любомудрия не токмо нищету, но и вся беды удобно претерпит, и онаго удобнее. И смотри разум блаженного сего, не рече: слово Христово в вас да будет просто: но что? да вселается и богатно, во всякой премудрости учаще .и вразумляюще себе самих. Послушайте, молю, все житейские люди, и стяжите книги цельбы душевныя. Аще ничто же ино хощете, поне Новый Завет стяжите, Деяния апостолов, благовестие учителей всегдашних. Аще печаль случится, якоже в хранительницу напоений приникни, прими оттуда утеху злобе; аще тщета. аще смерть. аще отложение домашних. Паче же не приникни, но восприми вся, имей тая в мысли: сие всячески виновно есть злым, еже не ведете Писаний».17

Святой Иоанн Дамаскин говорит: «Всякое Писание богодухновенное всячески и полезно есть. Темже зело добре и зело душеполезно Божественные Писания испытывати. Якоже бо древо при исходищах вод насажденное, тако и душа Божественным Писанием напояема утучняется, и плод зрелый, сиречь веру православную, приносит: и присно цветущими листвиями, сие есть богоугодными делами, украшается. И на деяние бо добродетельное и на умозрение несмущаемое от Св. Писания устрояемся: зане в них ко всякой добродетели увещание, и от всякой злобы отвращение обретаем. Аще прочтем единожды или дважды и прочтенных нами не уразумеем, да не унываем, глаголю, но потерпим, вопросим и поучимся. Вопроси бо, рече, отца твоего, и возвестит ти, старцы твоя и рекут ти. Не бо во всех равное знание от сего райского источника почерпаем присныя и чистейшия воды, текущия в живот вечный. Напитаемся ненасытно, насладимся изобильно: неизнуряемую бо благодать Писание стяжа».18

Блаженный Феофилакт Болгарский говорит: «Ничто же тако на пользу, яко Писаний известное испытание. Та бо суть светильник и свет, и тому светящуся тать яве обретается».19

Вот капля из моря того, что св. отцы церкви писали о чтении Священного Писания. Делать дальнейшие извлечения не вижу пользы.

Во всех писаниях отцов православной церкви я нашел только три примечательных места, которые впрочем и учителя западной отпадшей церкви употребляют в защищение своего правила касательно запрещения читать Св. Писание.

Св. Григорий Богослов весьма одобряет древний иудейский закон, налагавший некоторое запрещение на чтение священных книг. Он говорит: «У евреев в древности был один особенно прекрасный и похвальный закон, которым не всякому возрасту дозволялось читать всякую книгу Писания. Ибо чтение сие и не было бы полезно; потому что не всякая книга всякому с первого начала вразумительна, а заключающая в себе более глубокий смысл даже может многим, по своему внешнему смыслу, обратиться в больший вред. Напротив того, книги, которые и по внешнему смыслу назидательны, были с самого начала открыты всякому и находились в общем употреблении; а книги, которые под неважной оболочкой скрывают таинственную красоту, награду усильных исканий и светлой жизни, просиявающую и удобосозерцаемую только для имеющих очищенный ум, доверяемы были уже переступившим двадцатипятилетний возраст; потому что в сем только возрасте человек может стать выше чувственного, и с успехом восходит от письмен к духу»20.

Но что́ тут одобряет св. Богослов? Он одобряет обычай запрещать чтение священных книг, бывший у иудеев. Но у иудеев, по его же словам, запрещение читать св.книги простиралось не на все св.книги, а только на некоторые, именно на книги, заключающие в себе глубокий смысл и по своему внешнему смыслу могущие обратиться в большой вред. Все же другие книги были открыты для всех и находились в общем употреблении. Впрочем, и те книги, которые по своему глубокому и внешнему смыслу могли обратиться читающему во вред, были запрещаемы не всем, а только людям молодым, и именно до двадцати пяти лет.

Впрочем, все означенное учение Богослова клонится не к тому, чтобы назначено было какое ограничение касательно чтения Священного Писания; а к тому, что не всем следует позволять учить. Ибо, окончив означенное рассуждение, он говорит: «Но у нас между временем, когда учить и когда учиться, нет никакого предела».21

Выражая свое мнение касательно чтения Св. Писания, св. Богослов говорит: «Бог для всех равно сияет свое солнце, дождит для богатых и бедных, для всех сменяется день и ночь; общий дар – здоровье и т.д. То же усматриваю и в отношение к вере. Всем общи: Закон, Пророки, Заветы, словеса Заветов, благодать, апостолы, Евангелие» и т.д.22

Св. Василий Великий писал к некоему Хилону, просившему у него наставление касательно уединения, т.е. монашеской жизни, между прочим, следующее: «О чтении не не ради, особливо Нового Завета, тем паче, что от Ветхого часто бывает вред, не потому, что будто там написано вредное, но что разум вред сам себе снискивающих есть слаб». Но тут не только нет запрещения читать Св. Писание, а напротив, предписывается читать и Ветхий, и Новый Завет, только с таким примечанием, что преимущественно должно читать Новый Завет.

В послании восточных патриархов православно-кафолической церкви о православной вере23 сказано: «Всякому благочестивому позволяется слушать Писание, дабы веровать сердцем в правду и устами исповедовать во спасение; но не всякому позволяется без руководства читать некоторые части Писания, особливо Ветхого Завета. Без разбору позволять неискусным чтение Св. Писания то же значит, что и младенцам предложить употребление крепкой пищи»24 Здесь опять нет прямого запрещения всем христианам читать Св. Писание, а есть непозволение следующее: 1) не всем позволяется читать Св. Писание без руководства; 2) не всем позволяется читать некоторые (не все) части Писания и 3) не всем позволяется читать особенно Ветхий Завет.

Правда, в том же месте послания восточных патриархов читаем слова, что «не все способны читать Св. Писание» и что «не должно позволять чтение его неискусным без разбора». Слова совершенно справедливы; но это такое исключение, которое отнюдь не должно изменять мысли о всеобщности позволения читать Св. Писание, точно также, как не можем всеобщей Господнем заповеди: шедше, научите вся языки, изменять в частную потому. что между людьми есть совершенно глупые, безумные и не терпящие никакого наставления.

Приняв ограниченное правило касательно чтения Св. Писания, мы, с одной стороны, поставили бы против себя всю древнюю православную церковь (мы сделались бы в отношении к ней раскольниками); с другой, мы еще более удалили бы от соединения с собою наших раскольников, об обращении которых св. церковь плачет давно и такими горькими слезами. Раскольники, пользующиеся находящимися у них отеческими переводами, твердо уверены в общей обязанности читать Св. Писание, и почти во всех своих записках повторяют место, взятое из Златоуста в древнюю славянскую грамматику: «Велико убо зло, еже не ведети Писание и якоже скот бессловесный обносится, ибо бесчисленная злая рождаются от неведения Писания. От сего лютый еретический возрасте недуг; от сего небрегома и неисправленная жития, без прибытка труды, помрачение души, диавола прелесть. Якоже убо иже света лишени неправедне ходят: сице и Божественных Писаний лишени, и к лучам сих не взирающе, много потыкаются, и понуждаются часто согрешати, яко во тме люте ходяще. Сии убо вся не просто почитати Божественная Писания наказую, но и зело трудолюбне в сих упражнятися. Яко и инде страшнее глагол сей приводит глагола, несть рече спастися никому же, аще не часто прочитая душевного наслаждается».25

Кроме сего, у раскольников в непрерывном употреблении известное, по уставу в известное время долженствуемое быть читаемо во всех церквах при богослужениях, благовестное евангелие блаженного, ими святым называемого, Феофилакта Болгарского. А в этом евангелии находится место, не только противное мысли об ограничении правила касательно чтения Писания, но почти, очевидно, направленное против означенного мнения. В этом евангелии в изъяснении последних слов Иоаннова евангелия читаем следующее: «нецый мир (в словах: ни самому мню, всему миру вместити пишемых книг) разумеют, иже мирская мыслящих: дела же, сотворенные Иисусом, Божественная и таинственная Его в невидимой же и видимой твари, и елико о последнем смотрении, еже таинство полно, мирским человеком не мощно разумети. Яко же сие, много имам глаголати вам, но не можете носити. Но да помолимся убо, никогда же в забытии прийти Господних дел же и глагол, но присно разгибаем книги сия, сего любимого ученика, и испытаем лежащаго в них сокровища, и чудес Иисусовых, и глагол; да возмогше очистити себе и словесы и житием, сподобимся неизреченным делом, и таинству в день откровения, их же ныне не можем понести в мире суще».26

Впрочем, само собой разумеется, что Священное Писание должно быть читано:

а) с надлежащим приготовлением и руководством. Именно, для точного уразумения многих мест Писания нужно знание многих особенностей тех мест и тех людей, где оно было писано. Касательно времени, в которое были написаны особенно книги Ветхого Завета, должно заметить, что наше время почти совершенно не походит на время тогдашнее. У нас почти все иное: иного качества наша пища, изготовление пищи и образ ее употребления, иного устройства наша одежда и наши жилища; иного рода наше хозяйство, наша земля, ее возделывание, наши взаимные связи и т.д.

б) Наипаче же Священное Писание должно быть читано с особенным настроением духа, именно с особенным благоговением, как к источнику его происхождения, к бесценному для нас его содержанию, к высоким, заключающимся в нем тайнам, так даже и к его древности. Посему, напр., Златоуст говорит: «Когда мы в руку духовную книгу приемлем, должны напрягати ум свой приложив, и размышление, и все житейское попечение отложив с великим благоговением, с великим вниманием чтение совершать».27 В дальнейшем подтверждении сказанного не вижу нужды.

Таким образом, касательно чтения Св. Писания должно существовать следующее правило: чтение Священного Писания позволяется всем христианам, но с всевозможным приготовлением и надлежащим руководством. И то и другое, т.е. возможное приготовление и возможное руководство, должно быть делаемо пастырями и учителями церкви. Потому что собственно их дело вести людей к совершению, в познание Сына Божия, в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова, и да не бываем к тому младенцы, влающеся и скитающеся всяким ветром учения. (Еф.4:12–14). Как давно нужно дать народу руководство к чтению Св. Писания! О сый Владыко Господи! Не удали от нас Своих щедрот!

Одна мысль о запрещении чтения Св. Писания простым христианам приводит меня в страх. Не могу постигнуть, откуда происходит такое мнение. Не есть ли оно изобретение скрытно действующих агентов латинства? Или это мнение есть порождение умножающегося в наше время вольнодумства, дабы потом, как оно прежде поступило с духовенством западной церкви, смеяться над нами? Да помилует нас Всемилостивый!

Запрещение простым христианам чтения Св. Писания, не говоря ни о чем другом, лишило бы людей одного из самых наилучших средств к нравственному усовершенствованию и спасению, – правила, всеми святыми и опытными писателями непрестанно одобряемого к исполнению. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Великое добро есть, возлюбленнии, Божественнаго Писания чтение. Сие душу умудряет, сие ум к небеси возводит, сие благодарным творит человека, сие учит ни на что житейское не смотретьсо удивлением, сие понуждает всегда в горних уму нашему пребывати, и чтобы мы, взирая на мздовоздаяние Господне, вся творили, и в добродетельных трудах с великим усердием подвизалися. Отсюду возможно твердо познать скорую благопромыслительную Божию помощь, мужество святых, благость Божию, и коль великая предлежат мздовоздаяния. Отсюду возможно возбуждатися к ревнованию и подражанию мудролюбия знаменитых мужей, и не унывать в подвигах добродетельных, но уповать на Божия обетования и прежде их события. Сего ради молю, с великим прилежанием да чтем Божественныя Писания. Тако бо и знание получим, естьли непрестанно рассуждать будем, что в них написано. И невозможно, чтоб той, кто со тщанием и великим прилежанием в Божественных Писаниях упражняется, был когда презрен: но хотя у нас человек учителем не будет, однако сам Господь свыше, входя в сердца наши, просвещает ум, осиявает помысл, открывает тайная, и Наставником нам бывает в недоведомых».28

Единственная, несколько благовидная причина, по которой иному может представиться приличным принять ограниченное правило касательно чтения Св. Писания, есть отклонение простого народа от вредной мысли, которой, подобно протестантам, держатся наши раскольники беспоповой секты: «Св. Писание дано в правило жизни всем людям; посему оно и есть наш учитель, наш руководитель; его мы читаем, нам не нужно духовенство» и т.д. Но такие заблуждения, как и другие подобные, должны быть опровергаемы сами по себе. Против такого заблуждения стоит само Св. Писание и решительно вся древняя православная церковь. Такие заблуждения не должны изменять лица истины. Истина должна стоять, как она есть, без всякого изменения. А впрочем, нет ни одной, особенно духовной истины, которой бы нельзя было употребить во зло или против которой нельзя было бы сделать возражения. Для сего нужно только то, чтобы был человек со страстями, а особливо с самолюбием. Господь и Источник истины да держит наш разум в послушании веры!

Напишите, так ли я думаю.29

Вашего высокопреосвященства

Покорнейший слуга

Григорий А. Тверской

* * *

1

Смот. издание Собор. прав, Беверег. под 85-м Ап. Правилом.

2

Христ. Чтение 1824г. часть 2, стр. 282.

3

Христ. Чтение 1824г. часть 2, стр. 285.

4

Христ. Чтение 1824г. часть 2, стр. 290.

5

В посл. к Филад. 29 стр. изд. моск. 1784 в четверть.

6

Христ. Чтение 1. 119.

7

Киприан в письме к Донату.

8

Увещательное слово на второе пришествие Христово, глава 6.

9

На первый Псалом вначале.

10

Василий в послании к Григорию Богослову.

11

Издание 1822. С.-Петербург. В 8, стр. 80–81.

12

Амвросий о достоинстве книг, 1, глава 20.

13

Амвросий о Аврааме, книга 2, глава 5.

14

Беседа на Бытие, 35.

15

Беседа на Бытие, стр. 33, 163 на обороте.

16

На Бытие, 120 стр.

17

Златоуст на послание к Колоссянам. Беседа 9.

18

Стр. 151 и 152.

19

На Лук., стр. 142 на обор. изд. Моск. 1819.

20

Твор. Св. Отец, год первый, 1843г., часть 1. Стр. 45.

21

Твор. Св. Отец, год второй, 1844 г. книжка 1, стр. 162.

22

Твор. Св. Отец, год второй, 1844 г. книжка 1, стр. 154.

23

Это извлечение из постановлений собора в Иерусалиме в 1672 г.

24

Послан. восточ. патриарх., стр. 59, изд. 1838 СПб.

25

Глава 39.

26

Благовест. на евангелие Иоанна, на конце.

27

Беседа на Бытие, 35.

28

Беседа 35 на Бытие.

29

Само собой разумеется, что ответ был утвердительный. В мае следующего 1845 года была написана Высокопреосвящ. Митрополитом Филаретом записка под заглавием: «О догматическом достоинстве и охранительном употреблении греческого 70 толковников перевода Св. Писания», главнейшие мысли которой изложены в Прав. Обозр. за 1860 г. в статье «Русский перевод Библии». Ред.

Вам может быть интересно:

1. Письмо к инокине о значении пострига в иноческое звание и о некоторых обязанностях, более или менее условливаемых оным епископ Герасим (Добросердов)

2. Письма к своему другу архимандриту Фотию епископ Иоанн (Соколов)

3. Письма Гавриила (Городкова), архиепископа Рязанского к Иннокентию, архиепископу Херсонскому профессор Николай Иванович Барсов

4. Избранные письма профессор Константин Петрович Победоносцев

5. Письмо епископа Аммона к Феофилу, папе Александрийскому, о жизни и делах Пахомия и Феодора преподобный Аммон, епископ Антинойский

6. Письма к Гавриилу, архиепископу Рязанскому и Зарайскому святитель Филарет Московский (Дроздов)

7. Письма архимандрита Феодора (Александра Матвеевича Бухарева) к казанским друзьям: В.В. Любимовой, А.И. Дубровиной и протоиерею В.В. Лаврскому Александр Матвеевич Бухарев

8. Письмо императора Александра I графу П.А. Толстому по поводу оставления кн. Кутузовым Москвы (8 сентября 1812 г.) Сергей Алексеевич Белокуров

9. Письма Филарета, митрополита Киевского, и архимандрита Антония, архиепископа Казанского, к Иннокентию, архиепископу Херсонскому архиепископ Антоний (Амфитеатров)

10. Письма архиепископ Димитрий (Муретов)

Комментарии для сайта Cackle