митрополит Евгений (Болховитинов)

Письма к игумену Серафиму Покровскому

Содержание

123456789101112131415161718192021222324252627282930З13233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115116117118119120121122123124125126

 

 

Письма эти, ещё нигде не напечатанные и нами теперь издаваемые в свет, представляют собою весьма ценный и интересный материал для биографии знаменитого их автора–в последний – Киевский – период, его жизни. Именно: они обнимают время от назначения Евгения Болховитинова на кафедру киевской митрополии– в начале 1822 года– почти до самой его кончины–в начале 1837 года.

Кто же такой был игумен Серафим Покровский и по каким поводам вел с ним такую продолжительную переписку митрополит киевский Евгений? И каков общий характер этой переписки? И где хранятся подлинники её?

Игумен Серафим был родом из псковской епархии. Когда Евгений Болховитинов был назначен в 1816 г. на архиерейскую кафедру во Псков, он застал Серафима Покровского настоятелем (в звании строителя) Якобштадтского монастыря, в Курляндской губернии, принадлежавшей тогда к Псковской епархии (тогдашний Псковский архиерей титуловался Псковским, Лифляндским и Курляндским). Во время первой своей поездки по новой епархии, Евгений обратил внимание на скромного якобштадтского строителя. Не смотря на свое незначительное школьное образование, Серафим очень понравился Евгению своими нравственными и практическими достоинствами: искренним благочестием, кротостию нрава и простосердечием, необычайным трудолюбием, выдающимися хозяйственными способностями и наконец, прекрасным, чётким, почерком. Вследствие всего этого Евгений в скорости сделал Серафима экономом своего архиерейского дома. А архиерейским домом Псковской кафедры был тогда, как и теперь, Снетогорский монастырь, в трех верстах от Пскова, расположенный на горе, которая называется Снетною или Снятною, отчего и монастырь получил свое название1). В то же время Евгений назначил Серафима игуменом Крыпецкого Иоанно-Богословского монастыря, в 20 верстах от Пскова, так что Серафим, будучи экономом архиерейского дома, был вместе с тем и настоятелем Крыпецкого монастыря. Монастырь этот, основанный в ХV в. св. Саввою Крыпецким (коего память 28 августа), был особенно любимым местом для Евгения, и делая настоятелем его своего эконома, он тем брал этот монастырь под свое особое покровительство. И действительно, Евгений и Серафим много потрудились для благоустройства и для благолепия Крыпецкого монастыря2).

По всему видно, что между Евгением и его экономом с течением времени укрепились самые хорошие, почти дружеские и сердечные отношения. Первый ценил в своём, подчинённом его характер и способности, а этот последний тоже привязался крепкими узами благоговейной любви и благодарности к своему высокому Покровителю –Архипастырю. Но вот – в начале 1822 года– Евгений назначается на кафедру Киевской митрополии, и таким образом, ему предстояла необходимость разлуки со своим любимым экономом Серафимом. Вот тут-то и началась между ними живал переписка. До отъезда в Киев Евгению предписано было явиться в С.-Петербург. Отсюда он пишет Серафиму первое письмо – от 10 марта 1822 г., в котором назначает ему место для свидания в г. Порхов для того, чтобы по дороге в Киев, довольно с ним наговориться... Затем уже начинаются письма Евгения из Киева. Из них он уведомляет Серафима об обстоятельствах своего путешествия в Киев, а также о первых впечатлениях от Киева. Главная же забота Евгения в

этих письмах – это безопасная перевозка его вещей и в особенности книг в Киев, устроить которую чрез наем надежных извозчиков он препоручил Серафиму.

В то же время Евгений высказывает Серафиму свое сердечное желание перевести его к себе – в Киев, о чем он-де вошел в сношение с преемником своим на Псковской кафедре архиепископом Евгением Казанцевым. Согласие этого последнего было получено, хотя не особенно охотно. Ибо новому Псковскому владыке тоже очень понравился эконом Серафим, и он писал к одному из своих друзей от 4 поля 1822 года: «Эконома имею прекрасного; но просится к Киевскому. Это меня не мало печалит... Но довлеет дневи злоба его»3). Хотя препятствий к перемещению Серафима не было уже никаких, – но всё-таки Евгений из Киева сначала не торопил его, а советовал ему докончить все постройки, начатые в Крыпецком монастыре, и вообще хорошенько обдумать свой решительный шаг, чтобы, как говорится, «10 раз омерить, а раз отрезать». Таким образом отъезд Серафима

в Киев затянулся до начала 1824 года, и Евгений в письме от 26 сентября 1823 года высказывает уже своё нетерпение и скуку, ожидая Серафима... Последнее письмо Евгения

из Киева было от 3 февраля 1824 г., а вслед за ним явился наконец в Киев и давно жданный Серафим. По его приезду, м. Евгений сейчас же назначил его казначеем своего митрополитанского дома, при Киево-Софийском соборе. Но скоро Серафиму пришлось опять разлучиться со своим любимым архиепископом-благодетелем. В начале 1825 года м. Евгений отправился в С-Петербург – для присутствования в Св. Синоде –и пробыл в отлучке из Киева довольно долго, именно–до начала 1827 года. Вот опять открылось обширное поле для самой частой и живой переписки его с Серафимом. Этого последнего он оставил в Киеве главным и ответственным распорядителем и хозяином своего митрополитанского помещения при Софийском соборе, а потому почти ежедневно требовалось от него извещение то об одном, то о другом каком-либо обстоятельстве из жизни своего Киевского дома, или из сферы разных хозяйственных отношений. Митроп. Евгений был самый рачительный домохозяин – и за всеми, даже молочными, статьями своего домашнего обихода и вообще экономическими отношениями зорко следил, и во всяком хозяйственном деле знал толк. В то же время чрез Серафима Евгений сносился частным образом с теми или иными начальственными лицами Киево-Печерской Лавры и других Киевских монастырей и учреждений. Вообще поводов писать Серафиму Евгений находил множество...

Иногда он извещал Серафима о тех или иных фактах своей Петербургской жизни... Есть несколько писем его и из Москвы, куда летом 1826 г. он отправлялся, в состав Св. Синода, на коронацию нового Императора Николая I. Особенную общеисторическую ценность имеют два первые письма его из Петербурга по прибытии сюда в начале 1525 г. М. Евгений явился в Петербург во время самой горячей борьбы двух партий, радикально расходившихся между собою относительно направления и решений некоторых, весьма важных церковных дел, – борьбы, ознаменовавшей собою последние три года царствования Императора Александра Благословенного. Одна партия была Голицынская – бывшего министра духовных дел и народного просвещения князя А. Н. Голицына. К ней принадлежали: архиепископ (впосл. знаменитый митрополит) Московский Филарет, не менее знаменитый Сперанский, преосв. Григорий Постников, тогда Викарий Петербургский и ректор С. Петерб. духовной академии (впосл. митрополит С.-Петерб.) и друг. лица. Другая партия была Аракчеевская. В ней принадлежали, кроме самого графа Аракчеева, митрополит С.-Петербургский и первенствующий член Св. Синода Серафим Глаголевский, новый министр народного просвещения Шишков, известный архимандрит Фотий Спасский и др. лица... Хотя первая партия, с падением министерства духовных дел Голицына (15 мая 1824 г.), потерпела большое поражение, – но все же она ещё имела значительную силу. Поэтому другая партия вызвала в С.-Петербург – на помощь себе –Киевского митрополита Евгения... Вот в первом письме Евгения в Киев – от 25 фев. 1825 г. к казначею Серафиму излагаются интересные сведения, как после приезда Евгения в Сиб., ухаживали за ним члены этой второй партии: митрополит Серафим, министр Шишков и граф Аракчеев... Во втором письме Евгения – от 7 марта 1825 г. – заключается также интереснейшее известие о том, что 1 марта Государь Александр I призвал Евгения в кабинет свой вечером и беседовал с ним, посадив его, полтора часа, весьма милостиво4.

На получаемых от м. Евгения письмах, игумен Серафим делал пометы о времени получения их, а также – записывал здесь иногда свои мысли и чувствования по поводу писем. Впоследствии же – на письмах из С.-Петербурга он стал писать начерно и свои ответы м. Евгению, иногда очень обширные. Таким образом сохранилось и много ответных писем самого игумена Серафима, и мы нашли нелишним помещать и их – рядом с письмами Евгения... Ибо и они имеют своеобразную историческую прелесть... Кроме внешней своей формы – слога и изложения (с употреблением иногда простонародных слов – наприм.

эсти вместо эти, ево вм. его–и т. п.), письма Серафима замечательны и по внутренней своей стороне: они дышат какою-то детскою наивностию и простодушием, проникнуты глубокою, благоговейною любовию и привязанностию к м. Евгению, сердечным, желанием во всем угодить ему и соблюсти его интересы, и кроме того заключают в себе разные подробности хозяйственного быта тогдашнего Киевского митрополитанского дома, которые могут иметь местное историко-типографическое значение и пригодиться для таких или иных соображений по этой части.

Возвратившись из С.-Петербурга в Киев в начале 1827 года, митрополит Евгений скоро сделал игумена Серафима экономом своего митрополитанского дома, а в начале 30 годов, назначил его на высокую должность наместника Киево-Печерской лавры с возведением его в сан архимандрита. От этого последнего времени также осталось несколько писем и записочек Евгения к Серафиму.

Так, уезжая из Киева для обозрения своей епархии, – Евгений уведомлял Серафима о себе из того или другого Уездного города епархии (Василькова, Сквиры, Звенигородки и проч.); или же, живя обыкновенно при Киево-Софийском соборе, посылал ему в лавру записочки с поручением сделать то-то и то-то. Каким вообще особенным доверием пользовался Серафим у м. Евгения, видно из того, что, составляя в начале 1835 г. свое духовное завещание, Евгений сделал своим душеприказчиком архим. Серафима. Это выражено им в завещании так: «сохранение моего имения до отдачи наследникам, поручаю Киево-Печерской лавры отцу наместнику архимандриту Серафиму»5.

По кончине митрополита Евгения, последовавшей 23 февраля 1837 года, – в этом же самом году мы видим архим. Серафима Покровского настоятелем Домникого монастыря, Черниговской епархии6. Значит, со смертию м. Евгения Серафим лишился единственного своего покровителя и защитника в Киеве, и, не обрётши себе особенной ласки у преемника Евгениева–митрополита Филарета Амфитеатрова, должен был вскоре искать себе места вне Киева. На основании некоторых документов, извлеченных из архива Киево-Печерской лавры и напечатанных в 3-м, томе биографии Киевского митрополита Филарета

Амфитеатрова, составленной архимандр. Сергием Василевским, можно видеть некоторые мотивы, предшествовавшие удалению архим. Серафима от должности наместника Киево-Печерской лавры. На эту должность он назначен был м. Евгением – не только в виду высоких нравственных своих качеств, но также и с целию поднятия хозяйства в лавре и особенно хлебопашества... Это последнее когда-то довели они с м. Евгением, во Пскове – на Снетной Горе – до совершенства... Приемник Евгения во Пскове – тоже по имени Евгений Казанцев, подробно описывая в письме к одному своему другу состояние новой своей кафедры и своего архиерейского дома, так характеризовал своего предместника Евгения Болховитинова: «...Предместник мой устремил первое внимание на хлебопашество, без коего дом был бы весьма беден. Спасибо ему! Хлеба мы не покупаем... Но хлебопашество требует труда...» 7. Вот так точно и в Киеве м. Евгений очень ревностно заботился о хлебопашестве – как, на дачах, принадлежащих митрополитанскому дому, так и на дачах лаврских. В лавре м. Евгений хотел завести и устроить хлебопашество между прочим и потому, чтобы, занявши монахов физическими трудами, искоренить замеченную им среди них распущенность. Скоро по приезду из С.-Петербурга, после присутствования в Св. Синод, в 1827 году. м. Евгений написал тогдашнему наместнику лавры архим. «Авксентию довольно суровое письмо, направленное против укоринившихся в ней, по его выражению, «развратов». «Еще бывший губернатор Бухарин, пишет м. Евгений, – со вступления моего в начальство лавры, предостерегал меня и обращал мое внимание на оные: но я, не зная еще ясных обстоятельств, ожидал открыт оных и некоторые только гнездилища старался упразднить. Доходили о том до меня вести и в Петербург. Но заочно не мог я также войти в исследование». Затем, представив общую картину лаврских непорядков м. Евгений заключает письмо так: «А как вы ближе меня при них (т. е. при порочных монахах и послушниках) находитесь, то нам предписываю строжайшее иметь внимание на таковых и отвращать их и увещания, и угрозами наказаний начальнических, и страхом казней Божиих; ибо и мы за них, и за послабление им должны отдать ответ Богу»8. Живя постоянно в Киево-Софийском соборе и желая иметь начальником лавры особенно доверенного и близкого к себе человека, м. Евгений, спустя несколько лет (с 1834 г.), назначил на должность наместника лавры любимого своего эконома – игумена Серафима, человека и личной высокой монашеской жизни, и отличного хозяина, могшего занять распущенных лаврских монахов и послушников различными хозяйственными трудами и особливо хлебопашеством. Но едва только летом 1837 г. – прибыль в Киево-Печерскую лавру новый её настоятель – Киевский митрополит Филарет – и поселился в ней – с намерением сделать её постоянным местом своего жительства в Киев, – то в скорости – менее чем через месяц по прибытии в лавру он первое же свое распоряжение сделал против экономических порядков, заведённых при м. Евгении, и в особенности против хлебопашества. В своем предложении лаврскому духовному собору от 20 июля 1837 г. М. Филарет писал: «Божию милостию, предстательством Пречистой Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, и молитвами Преподобных и Богоносных Отец Наших Антония и Феодосия и прочих чудотворцев Печерских, святая чудотворная, небеси подобная, Киево Печерская лавра досель процветала и без хлебопашества. Кийждо в звании, в нём же призван есть, в том и да пребывает пред Господом,–научает св. Апостол Павел. Премудрым устроением промысла Божия производить хлебопашество и пользоваться выгодами оного предоставлено хлебопашцем. Монашествующим же, облекающимся в Ангельский образ служения Господу Богу, подобает возделывать ниву сердца своего постническими и молитвенными подвигами в безмолвии духа. Деннонощное славословие, безпрестанная молитва сердца и рукоделие, не нарушающее безмолвья духа, составляли ежедневное упражнение преподобных отец наших. В святой Киево-Печерской лавре по обширным её заведениям, и без хлебопашества довольно труда для монашествующих и для послушников»9.

Так же точно и в других отношениях – экономических и нравственно-дисциплинарных, произошла перемена, с прибытием м. Филарета сравнительно с предшествующим временем10. Очевидно, у м. Филарета Киевского был несколько иной взгляд на задачи и образ монашеского жития и на способы усовершенствования в исполнении монашеских обетов, чем у его предшественника – м. Евгения. Вообще – на этот предмет были и есть разные взгляды, и идеал монашеской жизни – и личной, и общежительной у разных лиц рисуется в разных типах и обстановках монашеского быта. Были наприм. взгляды Нила Сорского и Иосифа Волоколамского... А теперь есть взгляды и идеалы преосв. епископа Вологодского Никона и игумении Лесненского монастыря Екатерины... Во всяком случае нужно признать тот исторический, великой важности факт, что безмерные леса и пустыни стародавней Русской земли были колонизированы нашими монастырями – не одними только духовными и церковными подвигами их насельников – молитвою, верою и распространением просвещения,–но и неусыпными трудами и великими предприятиями хозяйственными и в частности–земледельческими... Как бы там ни было, но только мы видим, что ставленник м. Евгения в Киево-Печерской лавре архим. Серафим Покровский почувствовал себя как бы не ко двору–при новом начальнике и распорядителе лаврского быта и, дорожа памятию своего покойного благодетеля, поискал себе нового местожительства...

В 1839 г. архим. Серафим Покровский переведен быль из Домницкого монастыря на должность настоятеля в знаменитый Назарет-Богородичный монастырь в г. Нежин, основанный в 1702 г. митрополитом Стефаном Яворским11. Очевидно, что тогдашний архиепископ Черниговский Павел Подлинский был хорошего мнения об архим. Серафиме и постарался возвысить его по службе. Наконец, в 1846 г. Серафим переведён был на настоятельское место в Задонский Богородицкий монастырь, Воронежской епархии. Это перемещение легко объясняется тем, что архипастырем Воронежским был Антоний Смирницкий, давний знакомец Серафима по Киеву, бывший, во время прибытия последнего в Киев в начале 1824 г., наместником Киево-Печерской лавры и считавший митрополита Киевского Евгения тоже своим благодетелем, потому что Евгений, присутствуя в Св. Синод, рекомендовал его на епископскую кафедру в Воронеж12. Здесь – в Задонском монастыре – и скончался архим. Серафим Покровский 13 марта 1855 года.

При жизни своей он с особенным вниманием и любовью берег доставшееся ему после покровителя его митрополита Киевского Евгения драгоценное наследие – собственноручные письма к нему сего знаменитого архипастыря. Поэтому, чтобы они не разрознились и не растерялись, – он переплёл их в одну книжку, но без хронологического порядка, только лишь бы сберечь их вс. Вот в таком виде – переплетённого сборника –они и хранятся теперь в Музее Одесского Императорского Общества Истории и древностей, куда пожертвованы Александром Сергеевичем Князевым, служившим с 1878 по 1885 г. в должности директора народных училищ Херсонской губ. и жившим в Одессе. А. С. Князев – воспитанник С.-Петербургской дух. Академии – выпуска 1839 г., родом Пскович, служил в начале по духовному ведомству и большею часто в родной Псковской семинарии и известен своими учеными трудами по археологии Пскова. Сборник писем м. Евгения к игумену Серафиму Покровскому Князев мог получить от сего последнего, как его земляка, а может быть и родственника. Из этих писем Князев сделал две небольшие выдержки – в вышеупомянутой нами статье своей: «Деятельность Высокопр. Евгения, митрополита Киевского, на Псковской кафедре», помещённой в «Церковной Летописи» журнала «Духовная Беседа» за 1868 г.: одну выдержку из письма из Киева в Псков от июля 1822 г. (стр. 9), а другую – из Петербургского письма в Киев –от 10 июля 1825 г. (стр. 14). В обоих случаях Князев не называет Серафима по имени. В первом случае он называет Серафима одним из приближённых м. Евгения, а во втором – экономом его; последнее – не совсем верно, ибо в то время Серафим был в митрополитанском Киево-Софийском дом м. Евгения казначеем, а экономом было пока другое лице. Разбираемая нами статья Князева о м. Евгении перепечатана была в «Киевских Епарх. Ведомостях» того же 1868 г. – № 3 – от 1 февраля. 18 декабря 1867 г. праздновался 100-летний юбилей со дня рождения м. Евгения, и в ту пору появилось о нём много статей, между прочим, и в Киевских духовных изданиях.

После всего сказанного нами выше по поводу писем м. Евген1я к архим. Серафиму Покровскому, предлагаем вниманию читателей самые эти письма – в точных копиях с подлинников. К тексту писем мы делаем по местам объяснительные подстрочные примечания, по мере нашей возможности.

Л. С. М.

22 марта 1910 г.

Одесса. Слободка Романовка.

1

Преподобный Отец Игумен

Возлюбленный о Христе Брат!

Полагал, что вы уже в Никандровой пустыне13 дожидаетесь меня, уведомляю вас, что я еще не отпущен из Петербурга и не знаю времени отпуска своего, а гадаю, что отпустят может быть на следующей неделе. По положенному между нами условию я остановлюсь часа на 4 в Боровичах, дабы дать вам известие и время выехать в Порхов. Не худо, есть ли бы в Порхов для остановки приискали мне квартиру, чтобы не на улице перекладываться.

Квартира нужна только часа на два или на три, чтобы с вами наговориться14. Новый Владыка ваш из Курска едва ли поспеет, к Пасхе. Ибо на сей только неделе послан к нему указ. А путь ему до вас неближе моего до Киева15.

Уведомляю вас, что мы лишились певчего Десницкого. Он ехал и доехал до Петербурга здоров. Но по приезде через два дни занемог такою же нервною горячкою, какая была у ваших певчих. Лечил его лекарь, но видно не так как лечили певчих во Пскове и потому Десницкий в 9 дней скончался и погребён честно на Смоленском кладбище.

Желая вам доброго здоровья и призывая на нас благословение Божие, есмь на всегда доброжелательнейший вам Евгений Архиепископ Киевский16.

10 марта 1822 г.

С.-Петербург

2

Высокопреподобный Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Сегодня в половине седьмого часа прибыл я в Боровичи и посылаю к вам с сим уведомлением нарочного. Сам остаюсь я ночевать в Боровичах, пока сей посланный привез мне уведомление, что вы из Никандрова выехали в Порхов. Не знаю, нашли ли вы мне там квартиру для пристанища. Спрошу на почте. От Петербурга до Борович дорога была дурна только в Крицкой станиции: а по прочим довольно хороша. Но от Порхова в дальний путь, сказывают, очень худа. В ожидании вас в Порхов, остаюсь доброжелательнейший вам

Евгений А. К.

18 марта 1822 г.

Боровичи.

3

Высокопреподобнейший Отец Игумен

Любезнейший о Христе брат!

Отдохнув от трудной дороги и осмотревшись на месте, удосуживаюсь и к вам написать мою истинную благодарность за вашу ко мне любовь и приверженность, которая и меня к вам привязала. Будьте уверены, что я на всегда к вам таким останусь. Естьли вздумаете переселиться в Киев, то весьма охотно вас приму, по желанию вашему в Лавру, где будете и соборным, а доходами будете довольны. Но кончите постройки в любимой нашей обители Крыпецкой. На место свое преосвященному своему отрекомендуйте Никандровского Строителя17. А в Никандров естьли Пётр Спасоклинский не пойдет, то можно выбрать из моей Лавры18. Ибо в ней до 40 человек монашествующих и есть из кого выбрать.

Теперь ваш преосвященный думаю уже у вас. Уведомьте подробнее о его приезде и об обстоятельствах домашних откровеннее19.

Людей, провожавших меня, я на сих днях отпустил. Василий кучер много мне послужил в дороге, и он вам подробно о ней расскажет. К счастью, кареты мои выдержали в целости всю тягость дороги, а только под кибиткою переменяли оси. В дороге все были здоровы, не смотря на самую дурную погоду.

Я жду от вас книг своих. Отправьте их с Тимофеем. Дорога установилась хорошая и дней в 20 свободно дойдут. Теперь не успеваю и вам послать подарок, но с Тимофеем пришлю.

Дом митрополичий застал я при кафедральном соборе очень ветхий. А неокладной суммы годовой объявили мне не больше двух тысяч. Следовательно я здесь вчетверо беднее домовыми доходами нежели во Пскове. За то Лавра богата и там дом великолепный. Загородных домов здесь много, но один только способный для житья и тот ветхий. Доведется везде строиться.

О домовых моих обстоятельствах прочих расскажет вам Василий. Он все видел.

Призывая на вас благословение Божие, есмь и всегда пребуду приверженный к вам Евгений митрополит Киевский.

Киев, 26 апреля 1822 г.

Всем домашним вашим скажите моё благословение.

4

Высокопреподобный Отец Игумен,

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 1 мая с приложением планов получил я 13 мая. Планы хороши и я, возвращая вам оные, не прекословлю вам в исполнении оных; а благословения просите у архипастыря вашего. К нему я на прошлой почте писал уже и о желании моём иметь вас в Киеве. А на Снетной горе мы с вами всё уже отделали. Моё намерение поместить вас в лавре, где я и сам теперь живу на всё лето. Место же для вас назначаю эконома лаврского и соборного20. При сем звании вы можете иметь в ведении и какой-нибудь монастырь. Экономия лаврская весьма обширна. Но для вашей деятельности будет не страшна. А всего бы лучше, не увольняясь ещё вовсе от Крыпецкого монастыря, взять вам паспорт месяца на два или на три и приехать в Киев для рассмотрения самим вам того, что для вас я предназначаю, дабы после не переменять мыслей. За проезд ваш я заплачу. А решитесь ли вы, о том предуведомьте меня. Надобно поспешить в решимости, или как я часто говаривал вам 10 раз смерять, а однажды отрезать.

Призывая на вас благословение Божие, я всегда пребуду с искреннею к вам любовию доброжелательнейший к вам Евгений митрополит Киевский.

Киев. 24 мая 1822.

Василий с певчим думаю возвратился уже к вам. Он вам расскажет всё виденное.

Приложенное письмецо отошлите скорее в Дерпт или чрез почту или чрез скорых ездоков.

Помета: 6 июня получено.

5

Высокопреподобный Отец Игумен

любезный о Христе брат!

Письмо ваше от 15 мая получил я вчера и ныне ответствую вам. Книги мои мне очень нужны. Не возьмёт ли их провезти тот, кто повёз Василя кучера с певчим. По 8 р. и даже по 5 р. дорого. Нет ли ямщиков едущих в Ригу, которые бы на повороте согласились взять до Киева сию поклажу. Но естьли дешевле не найдутся, то так и быть, хотя и дорого, только бы верно доставлены были. А кажется при них нужно отправить и человека, дабы не омочили где-нибудь в воде.

Я уже уведомил вас, что писал я о вас Владыке вашему. Теперь сами у него проситесь. Естьли почитаете вы на место своё не способным Никандровского, то рекомендуйте кого угодно, а казначей думаю не годится. Поищите другого.

В случае крайней дороговизны провозу книг я даже согласился бы подождать сентября месяца с надеждою на Забойкина. Ибо на всё лето переселился в Лавру и от множества дел нет времени читать книги до осени, хотя некоторые из оставленных у вас весьма нужны мне для дел. Но с другой стороны воображая, что у вас мои коробы лежат в сыром месте, могут отпотеть и загнить, боюсь вместо провозных денег потерять и весь товар. Есть ли Забойкин обещает цену по 4 р., а извозщики требуют по 5 р., то не велика передача. Подумайте с Иваном Ивановичем Шариным.

Усерднейший ваш слуга Евгений, Митроп. Киевский.

Киев. 28 мая 1822 г.

6

Высокопреподобнейший Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Два письма ваши от 2 и 15 июня получил я 17 и27 того же месяца. Я согласен, чтобы вы не срочный, а совершенный уже отпуск взяли в Киев. Преосв. ваш также обещает мне уволить вас к осени. Но книг моих до тех пор не удерживайте и отправьте уже все. Ибо они мне крайне надобны. Оставьте только для своего обоза ви’ны. Ибо их безопаснее везти осенью. Вы помните, что в книгах положены и шерстяные ковры, в коих летом моль заведёт большие гнёзда и перепортит бумаги и книги. С книгами отправьте и послушника для верности. Денег на все ваши наймы и проезды я не пожалею.

Призывая на вас благословение Божие, есмь ваш доброжелательнейший слуга Е. М. К.

2 июля 1822.

Помета: Получено 17 июля 1822 года.

7

Высокопреподобный Отец Игумен!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 25 июня получил я сего июля 11-го. Так и быть, я соглашаюсь уже на договор Забойкина с тем, чтобы он поклажу мою доставил мне непременно в сентябре, с провожатым от вас. Ибо я проживу в Лавре до сентября, а потому и разбирать книги не удосужусь до сентября.

Об отпуске вашем теперь просите уже сами. Ваш Владыка обещался уволить вас, а между тем жаловался в Петербург, что я у него отнимаю эконома, увез певчих; отдал за бесценок мельницу в откуп и проч. А ко мне писал благодарность за наилучшее устройство дома! Теперь судите, совестно ли такое двуличие. Вам известно, за какую цену мельница ходила и сколько мы возвысили цену. Певчие и кучер ваш только провожали меня и теперь к вам уже возвратились. Келейник и секретарь мой отнюдь не принадлежали Псковской епархии, а приехали со мною во Псков и они сами не согласились бы остаться во Пскове. Как же можно жаловаться, что я лишил его и секретаря и келейных? Вам известно, что Баталин больше года уже у меня не работал по болезни, да и теперь болен21. Вместо его писали у меня Ашевский и певчие. Сие писцы и теперь у вас остались. А начерно я всегда сам писал. При случае растолкуйте это Владыке и оправдайте меня в неправедных жалобах. Вольно ему не привезти своих людей с собою. А из певчих и сам он может выбрать и писцов и келейников себе. Секретарь же Консисторской ещё прежде моей перемены месяца за три уволен был Синодом, и сие также приписывать мне не должно. Пусть просит сам секретаря

себе у Синода. Естьли бы он знал, что я застал во Псковском доме, и в Консистории и в Епархии, то бы ужаснулся и побольше чувствовал себя мне обязанным. А что рыбные ловли отошли от дому и Тиунская палата осталась без доходу, в том я не виноват. Пусть прочтет дело о ловлях. Тогда увидит, сколько я хлопотал. А в Киеве не нашёл я и такого себе дома, какой ему оставил. Вся такая неблагодарность прискорбна мне. В будущий год вызовут его на череду присутствования в Петербург на два года22. Тогда Псковской дом без хозяина ещё пуще разорится, а економу без архиерея будет мука и никто с служителями и економиею не справится. Посему естьли бы он вас и не уволил в Киев, то лучше бежать вам в Крыпцы.

Желая вам доброго здоровья и призывая на вас благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам Е. М. К.

12 июля 1822 г. Киев.

Нельзя ли вам Забойкину уплатить деньги все ассигнациями во Псков. Он домогается получить медью. А медь в Киеве променом по 5 коп. на каждый рубль. Он клонит на сей расчет.

При отправлении книг не забудьте прикрыть их от непогоды.

На этом письме заметка о. Серафима: «Обоз отправлен с Снетогорского дому 2 сентября. Из Пскова 6-го выехал».

8

Высокопреподобный Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 30 июля я получил и благодарю вас за обещание скорее отправить мои книги. О цене провоза, какая бы ни была, я не жалею. О напитках, остающихся до вашего отъезда, замечу только, что естьли вы поедете в заморозы или зимою, то вина и пивы все перелопаются. Посему распорядите как лучше и безопаснее.

Мне весьма приятно ваше попечение о любимой моей обители преподобного Саввы. После вас не скоро дождется она такого Строителя. Естьли бы для окончания построек потребно было вам пребывать во Пскове и до весны, то не поскучайте. Вашего Владыку позовут в Петербург не прежде будущего июля. Следовательно успеете ещё до отъезда его освободиться от економства. А жаль Крыпецкой обители, естьли её не кончите.

Желая вам доброго здоровья и призывая на вас и труды ваши Боже благословение, есмь доброжелательнейший вам Евгений М. К.

20 августа 1822 г.

Помета: 1 сентября (т. е. получ.).

9

Высокопреподобный Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 14 августа с приложением контракта получил я 29 того же месяца и благодарю вам за ваше попечение об отправе моих книг, коих я жду нетерпеливо. А хорошо естьли бы с ними отправили и вины, кои в зимний провоз вовсе не годятся. А вам за проезд я особо заплачу. Естьли Курской иеродиакон уже принят в дом, то он может быть и економом и Крыпецким игуменом. А потому в увольнении вас кажется не будет затруднения. Проситься же можно и отсюда, чрез сообщение между консисториями.

Писал я к Ивану Ивановичу о снитках23. Вот и ещё случай вам что-нибудь своё сюда отправить.

Будьте здоровы и благополучны, а я, призывая на вас благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам Е. М. К.

Киев 3 сентября 1822 г.

Помета: получено 14 сентября.

10

Высокопреподобный Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 8 сентября получить я 26-го того же месяца, а 3 октября дошли до меня благополучно и книги...

Я так был рад им, что заплотил прикащику Забойкана сверх рядной цены 4 р. и набавляемые им по 30 коп. на пуд. Слава Богу, что дождался. Извощики с послушником завтра возвращаются. С нами посылаю я вам на благословение карманную псалтирь. А сие письмо по почте для предуведомления вас. Ибо извощики для поклажи заедут ещё в Нежин и может быть не скоро возвратятся.

Поздравляю вас искренно с окончанием и освящением Крыпецких храмов. После вас будет ли обитель сия иметь подобного вам строителя и попечителя, Бог весть. Но лет на 20 и ваших построек без починки достанет. А вечного нет ничего на свете. Теперь буду ожидать вас самих. Дай Бог вам благополучно развязаться. А просба монахов на вас пустая. По духовному регламенту и указу 1785 велено заводить общежительный устав. При том к вам посылались такие монахи, которые требовали воздержания и исправления. А естьли вы сочтете употребленное на их одеяние и обувь, то и десятой доли жалованья их не причтется.

Желая вам доброго здоровья и душевного спокойствия есмь всегда доброжелательнейший вам Евгений митрополит Киевский.

Киев, 8 октября 1822 г.

Помета: Получ. 18 окт. 1822 года.

11

Преподобнейший Отец Игумен

Любезный о Христе брат!

Замедлил я по разным недосугам отвечать на ваше письмо 12 ноября, и теперь только улучил несколько на то минут. Благодарю вам за вашу ко мне приверженность и я охотно вас жду. Но естьли вы вздумаете достраивать всю вашу обитель, то не скоро вас дождусь. А на будущее лето и у меня много будет построек, при коих и вы были бы мне нужны.

Дорого вам стало печатание службы преподобному, а продажи их долго ждать. Пришлите и мне хотя один экземпляр. Естампа вашей обители в Киеве печатать я не берусь. Ибо здесь нет рещиков на меди хороших. Лучше хлопочите в Москве чрез Сарафанова брата24.

Мне кажется Владыка ваш под видом достройки Крыпецкого монастыря только удерживает вас, не находя на место ваше человека. Но естьли он вызван будет, на череду в Петербург, то и вам на Снетной горе без него будет горе.

На нынешней почте к Ивану Ивановичу посылаю я на ваш монастырь 20 р. Больше не могу. Много и у себя расходу, хотя и приход не скуден, и то от Лавры только. А дом мой весьма беден.

Призывая на вас и труды ваши благословение Божие, есмь всегда с любовию доброжелательнейший вам Евгений М. Киевский.

Киев, 12 января 1823 г.

1225

Отцу Серафиму скажите, что письмо его от 26 ноября я получил. Но отвечать нечего. Ибо он во мне должен быть уверен, и всё переговорит при ожидаемом мною свидании с ним.

Помета: 18 января получено 1823 гола.

13

Преподобнейший Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 9 января с иконою от Крыпецкой обители и 10-ю книжками службы преподобному получил я чрез Александра Васильевича и благодарю вам за сей приятный мне подарок26. Молю Господа Бога, да сохраняет Он Вашу святую обитель под благодатию своею и да процветает она более и более к славе преподобного Саввы. А на вас со всею братиею вашею призывая благословение Божие, есмь и пребуду всегда ваш усерднейший

слуга Евгений митрополит Киевский.

Киев, Января 31, 1823 г.

В заглавии службы напечатано с присовокуплением повести о пустынном житии и преставлении Преподобного: но в присланных вами экземплярах сего нет.

Помета: «Февраля 18 получено. Послан ответ 19».

На другом месте письма тою же рукою о. Серафима:

«Письмы Великого святителя покровителя и благодетеля моего, Отца утешителя и Архипастыря моего. Архипастырю, ты мой утешитель; но и я по приверженности своей тебе сын. В Бозе моём и в тебе всё мое упование и надежда. О святителю! Твое слово чтобы с вами наговориться, лежит на сердце. И оно влекёт поминутно в ту страну, где ты, Архипастырь, пребываешь! Влеки к себе, Архипастырю, и утешь, призвавши любовию святительскою».

14

Преподобнейший Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Три уже письма ваши от 5 и 19 февраля и 19 марта я имею и теперь на все оные вместе отвечаю. Благодарю за две книжки Крыпецкие с житием преподобного, и за восемь отдельных. Получены и концерты. За всё спасибо.

Я не отрицаюсь принять вас и ныне же пишу к вашему Владыке, чтобы уволил вас хотя посмотреть пока Киев. Но пока вы не найдете на место свое економа, то сомневаюсь, чтобы вас совершенно уволил. Да и в Крыпцах вы завязались многими постройками, которые без

вас не будут кончены. Людей ныне везде мало.

Я с нынешней весны опять поднялся на постройки, да и зимою не переставал помаленьку. Здесь также все ветхо, как было и во Пскове. Да поможет Бог и здешнее возобновить. Охоты много, да денег мало. Иждиваю и своё на постройки. Естьли приедете, то увидите мои затеи.

Писал я к Ивану Ивановичу Шарину о высылке мне в прошлую зиму снятков; но ни ответа, ни снятков, не получил.

Призывая на вас благословение Божие, есмь всегда с истинною к вам любовию ваш усерднейший слуга Евгений м, Киевский.

Киев, 11 Апреля 1833 г.

15

Преподобный Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо Ваше от 29 апреля я получил и усердно благодарю за Ваше усердное меня поздравление Монаршею милостию27.

Благодарю и за присылку плана решётки.

Прилагаю вам подлинное письмо ко мне вашего Архипастыря. Из него увидите, что делать вам следует. А его точно с июня позовут на чреду в С.-Петербург.

Желая вам доброго здоровья и призывая на вас, благословение Божие, есмь всегда доброжелательнейший вам, Евгений м. Киевский.

Киев, Мая 26 1823г.

Помета: Получено июня 6 дня 1523 г.

От Ивана Ивановича Шарина.

16

От 8 Августа 1823 г. Киев.

Преподобный Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше я получил и буду ждать вас самих. Но возьмите отпуск только временной и не отрицайтесь наперед от Крыпец, пока полюбится Киев. Время не уйдёт отказаться: но уже по разсмотрении.

Приложенные письма разошлите. А Преосвященному стороною доставьте.

Доброжелательнейший вас Е. М. К.

Помета: Получено 20 Августа 1823 года от Консисторского приказного Тимофея Николаевича Ширяева.

17

Высокопреподобный Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Давно от вас не имею писем, а прежде думал, что вместо писем сами скоро ко мне приедете. Но не видя и вас, скучаю и нетерпеливо вас жду. Приезжайте поскорее. Здесь лично решим о всём и кажется вы останетесь довольны мною так, как и я вами. А мне вы становитесь уже нужны. Я гадаю, что Преосвященный задерживает вас теперь для окончания летней економии. Но она скоро должна уже кончиться.

Больше не успеваю писать, а призывая на вас благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам Евгений М. К.

Киев, 26 Сентября 1822 г.

Помета: Благотворителя Отца и покровителя получил благословение 8 октября 1823 года.

18

Преподобнейший Отец Игумен

Возлюбленный о Христе брат!

Вчера получил и от наречённого нашего отца ректора письмо, в котором он между прочим колеблется взять вас с собою28. Почему советую и не надеяться на сего спутника, а ехать особо, забравши всё своё с собою.

Ибо я уверен, что вы останетесь у меня, естьли только ваш Владыка сдержит своё слово. Издержки вашего проезда я охотно заплачу. Во Пскове ничего своего не оставляйте, а казенное всё начисто сдайте.

Письмо ваше от 18 января я получил и доволен вашею решимостию.

Нельзя ли вам на той щет купить во Пскове солевых угрей полпуда или пуд и с собою привезти, или в обоз Забойкина со снятками отправить. А здесь их нет.

В путь отравляйтесь на колесах. Ибо от Витепска до нас снегу нет и не упускайте теперешнего пути. В марте будет может быть безпроездная грязь и трудно ехать. Я много натерпелся в проезд мой до Киева. Но дорога везде безопасная. От Великих Лук везде найдёте услужливых жидов и безопасные их корчмы.

Призывая на вас и на путь ваш благословение Божие, есмь с непременною к вам любовию Евгений М. К.

Киев, 3 февраля 1824 Г.

1929

Преподобнейший Отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

При письме вашем от 11-го Февраля получил я описные реестры и ризничные отдал о. Петру30, а прочие за крайними недосугами ещё и не смотрел. С самого приезда не проходило ни одного дня с утра до вечера без множества посещающих, меня людей, даже до усталости мне. Приехав с утомлением от денно-нощной по худой дороге езды, я думал дня два отдохнуть: но на другой же день Преосв. Митрополит31 прислал мне поздравителя с подарком, белой крепы и я принуждён был в тот же день к нему поехать. Старик несказанно рад моему приезду, имея затруднительные дела. На третий день был я у Аракчеева и Шишкова Министра, и с тех пор доныне ещё нигде, кроме что у Митрополита был уже трижды, а у Аракчеева и Шишкова дважды. К прочим ездить ещё не прилично. Ибо доныне не представлялся ещё я Государю, который в прошлое воскресенье хотя и возвратился из Царского Села, но занемог флюсом и не выходить. При том ждут на часах при дворе разрешения от бремени вел. Княгини Елены Павловны32.

О сроке пребывания моего в Петербурге не имею никаких верных сведений. Митрополит говорить, что ни время; а Аракчеев зовет летом к себе в Грузино33. Следовательно летом я ещё здесь буду. Вижу также, что и дела мне здесь будет много. Несмотря на то, я не перестану заботиться и об вас. О продолжении ваших построек я ныне уже пишу к о. Економу34. А на оные уже выхлопотал, я здесь вам, 25 тысяч рублей. Спасибо, все стараются мне угождать на первый случай. Государь хотя ещё и не видал меня, но третьего дня по представительной записке от Митрополита и Аракчеева сдал два указа 1) о занятии мне квартиры на Троицком Московском подворье и 2) о бытии мне Членом Комиссии духовных училищ. На подворье с завтрашнего дня думаю переселяться. Много и на сие потребуется издержек. Ибо нет там никаких мебелей. Содержание пищею здесь не так дорого: но дрова разорительны. Затруднение и в бане. Ибо ни в Ярославском подворье от размытия половодьем, ни в Троицком её нет. Люди могут ходить в торговую.

Продолжайте описывать мою библиотеку и вещи и напомяните Отцу Кириллу ректору о присылке каталога сданных в семинарию книг35.

Пришлите план и фасад чердака над каретным сараем. Надеюсь, что на отпускаемые вам ныне деньги вы успеете в следующее лето всё строение кончить к моему возвращению36. Ледники, думаю, вы уже наполнили льдом, хотя он у вас и не толст. А здесь он в аршин. Стужа к северу мучила в дороге и меня и людей. Я в карете и спал: но людям на облучку тяжело было, и для них принужден я был три ночи остановляться на ночлег. Впрочем и я и они в дороге были здоровы. В Чечерске меня было взвалили, но к счастью ни кареты ни меня не повредили37. По Псковской Губернии вовсе не было снегу и от того сани людские безпрестанно ломались. В Боровичах встретил меня Борис Антонович с Шариным38. Вместе пообедали и провели день до вечера, а между тем остававшиеся в Порхове мои подоспели.

Борис Антонович приготовил и успел подделать им новые полозья. Но мои целы доехали до Петербурга. Только железо всё перетерлось и изломалось. Крайне тяжелы были на ходу.

Съездите к Флоровским, Госпоже Игуменье и Казначее и скажите моё почтение и благословение с благодарностью за письмо, на которое после отвечать буду39. Можете дать им для прочтения и сие письмо, пока до ответа.

Призываю на всех вас благословение Божие.

Евгений М. К.

25 Февраля 1825 г.

Заметка о. Серафима: Получено 7 Марта. С великою моею сердечною радостию получил и благодарю сердцем (далее затёрто нарочно чернилами).

20

Преподобнейший Отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 22 Февраля я получил, а также и описи, но их не удосужился ещё просмотреть. От утра до позднего вечера прихожие отнимают ещё досуг. Новый каталог весь должно приписать к общему со временем когда пересмотрю новый и может быть иное исключу.

1 го марта Государь призвал меня в кабинет вечером и беседовал со мною, посадив меня, полтора часа, весьма милостиво. С 5 числа вступаю я в заседание Св. Синода, а 6-го в Комиссию духовных училищ. Но особых дел никаких ещё не имею.

Приложенные письма разошлите поскорее и повернее, а во Флоровский монастырь хотя сами свезите. Там можете и оное прочесть.

Больше писать не успеваю.

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.

7 Марта 1825 г.

На пакетах по казённому не надписывайте Милостивому Архипастырю, а просто: такому от такого-то репорты.

Р. S. Я не получаю московских газет и журнала Вестника Европы. Похлопочите в вашей Почтовой Конторе, чтобы они перечислены были получением в Петербург.

К книгам, которые должны быть ко мне отправлены с Лаврскими типографскими, я приложил и духовный Регламент Московского издания с моими на нём приписками. Не забудьте и его отправить. А есть ли не отправили, то сыскав пришлите в пакете. Он мне надобен.

Помета: Получено 18 Марта в 7-м часу по полудни.

21

Преподобнейший Отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Третьего дни отправил я к вам повара, которого вы больного мне навязали40. До Москвы подрядил я ему подводу за 60 р. А что станет от Москвы, заплатите вы из неокладных домовых доходов. На место его готовьте мне отправить другого повара – Ананью, или кого

другого поздоровее. Отправлять его когда, я после напишу вам. А теперь по распутице дорого. С ним должно вам прислать мне вино, какого довольно у вас в погребе, или бутылками или лучше слив в бочонки, закупорив, зашив рогожами и запечатав. Снеситесь и с Лаврским Типографом41, не будет ли и от него посылок; тогда наём, подводы будет нам легче. Не годится и мой форейтор и надобно прислать другого, а сей останется для других услуг по дому. Бывший форейтор Димитрий кажется годится. Лошадей я купил пять за 1500 р. Кузнеца и коновала нанял на год за 250 р. Расходы на всё страшные. О сию пору я уже истратил более 7500 р. Людей всех новым платьем одел. Но многого ещё и домашнего не достаёт.

Жду от вас описи платья, белья и книг. Отыщите между рукописными переплетенными книгами книгу о Духоборцах и чрез Дикастерию пришлите мне поскорее.

Больше впредь буду писать.

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.

22 Марта 1825 г.

Помета: Получено 5 Апреля 1825 г. Ответ послан 7-го Апреля 1825 г.

22

Преподобный Отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо Ваше от 11-го Марта получил я 21 Марта. Скучно и мне, что вы скучаете в Киеве и, веря пустым толкам у вас разсееваемым, не доверяете мне в моей к вам привязанности. Естьли бы могли последовать какие перемены, то вам надлежало бы ожидать прежде всех уведомления от меня, а не от Економа или других. Но здесь ничего не слышно, кроме что достанется мне здесь пожить, может быть, год. В Киеве вы живете спокойно и довольно: а здесь нам не без хлопот и не без недостатков. Едва ли достанет моих денег на год. Ибо и теперь уже расходов боле 2000 р. Правда, на первый случай больше и надобно: но будут большие расходы и после.

Икону вам подаренную от Раевской перешлю к Шарину для передачи в Крыпецкий монастырь42.

Каталог Анастасевичев мною получен и ему же отдан для поверки, а после вам возвращу. Перепискою всех каталогов можете и не спешить. Ибо мне теперь не до книг. На досуге лучше успеете43.

Кажется, вы поступали не осторожно, поставив настой св. мира в гостиной. Есть ли хотя каплю масла прольете на пол, то она разойдется по нему и весь испортит. Гостиную надобно беречь. А можно бы расставить в спальне.

Две книги Кормчей Румянцева пусть пока у вас остаются. Вижу, что много вам труда. А Баталин приметно ни в чём вам не помогает.

Опись белью и платью нашел я между дорожными моими бумагами, а потому и напрасно у вас спрашивал.

Конюшню, а паче стойла мостить ни досками, ни горбылями не годится, а надобно кругляками толщиною вершка в 3 или и 4, и под них положить почаще переводины. А каретный сарай можно вымостить и горбылями, только по плотнее. Житницу же лучше продать, ибо как, скоро разберете её на пол, то увидите, что не годится, и много только будет дров.

Мои певчие всё ещё больны. А повар к вам уже отправлен.

Смотрите, чтобы половодь не прорвала мельничных плотин. Надобно открыть шлюзы44.

Будьте здоровы и благополучны.

Доброжелательнейший вам Е. М. К.

25 Марта (1825 г.).

Пакет приложенный отвезите Игуменье – Греческой литургии другая книга отдана в семинарию.

О прочих неявившихся книгах справлюсь здесь с привезёнными.

23

Преподобнейший Отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 15 Марта получил я 25-го. О пустом и затруднительном вашем прожекте делать кирпич в Выдубичах я писал к отцу Эконому. Прочтите у него.

От торопливости вашей, вы прислали мне сбивчивую ведомость расходную. Возвращаю вам оную с запискою Отца Петра. Исправьте и пришлите. Описью библиотеки не торопитесь. План конюшни и конюшего двора после рассмотрю и возвращу. Как ни оправдываетесь вы в отпуске со мною больного Лаврентия и не умелого форейтора: но Лаврентий сам говорил, что он болен, а форейтора вы сами называли неспособным и тоже кучер, твердил. А мне убыток напрасный. Подумаю, не найду ли наёмного повара.

По торопливости вашей и болезни я заключаю, что у вас от умножения глист умножается ипохондрия. Призовите моего лекаря, которому я вас рекомендовал и дал даже за вас денег, и примите лекарство от глист. Запускать не надобно сей болезни до обмороков и истощания.

Желаю вам проводить святый праздник во здравии и спокойствии духа.

Доброжелательнейший вам,

Евгений М. К.

27 Марта 1825 г.

Из письма моего к отцу Економу узнаете, что я вызываю из Лавры Иеромонаха и послушника, а от вас повара, форейтора и одного служителя. Заготовьте с ними к отправке в бочонках и водки, естьли есть французская, и ром и вины, какие можно слить в бочонки. А коих бутылок на бочонок не достанет, те оставьте. Сие сделать должно заранее, чтобы за вами остановки не было.

Помета: 14 Апреля 1825 г. (получено).

Черновой ответ отца Серафима.

Письмы Архипастырские Ваши В. В. от 25 и 27-го прошлого Марта получены мною нижайшим сего текущего Апреля 11-го. Утешение Архипастырское и благосклонность отеческая паки и паки обязывают молить Вышнего Владыку о здравии и благоденствии В. В-ва, который и да укрепит Вас в подвигах Ваших, Высокомил. Архипастырь.

Для вин и водок нарочно заказаны бочоночки; шесть ценою по 20 к. только сейчас получены, мерою будут бутылки по 4 и по 5-ти. Буду запаривать, чтобы узнать прочность их. С тем они и берутся.

О покоях не извольте беспокоиться: они довольно чисты. Я, по снятии настою для св. мира, в пяток и субботу между службою, запершись, сам залу, гостиную и кабинет вымыл, в каком порядке и по сие время. Будет теплее, – в то время церковь и два занятые Библиотекою покоя также вымою на досугах45.

Каталог Библиотеки не много уже не дописан. Может быть на этой же неделе окончу. Осталось переписать не большим шкап. Но если Бог поможет, хочется сделать его в двух экземплярах.

Приходов и расходов книгу я посылаю к о. Петру, чтобы он и сам её лучше рассмотрел, потому что расходы все с ним деланы и с его записок состоят. В ней одна статья, из 6... состоящая, написана вдвойне; она мною и изплочена. Но он также должен знать, что сделана ошибка и может, обстоятельно доложить В. В-ву, что она есть написана и особенною статье и в валовой. Но чтобы не затрудняла В. В-во книга, то я с ней составил приходов и расходов краткую выписку, которую представит при общем репорте о. Пётр.

Я при прежнем репорте посылал и деньги; но о них ничего не изволили припомнить в письмах, и к недостатку их я о. Петру пишу о доставлении состоящих за ним.

Кучер точно проговорился о неспособности форейтора, но докладывал ли я В. В-ву, – того не упомню; но ему довольно настаивал, чтобы он, выбравши мальчика, поездил бы по двору и по городу, и именно – советовал ему мальчика того самого, который хорошо ездит, на расхожих лошадях. Он должен это сказать. Но тот день он никакого не сделал отзыва, кроме что проговорился. На утрие я нарочно призывал в лакейский покой и спрашивал, как он думает о нём. На что он отозвался, что можно обойтиться и им; после чего я замолчал и не стал беспокоить и В. В-во.

В Шулявщине эту неделю скопывают гору для отыскания способной глины на кирпич46.

Конверт Г. Игуменьи доставил в воскресенье: но видел её не так-то здоровою, и спешил как можно её оставить в покое; но она останавливала поговорить.

А Г. Казначея будто и с постели не встает.

14 Апреля 1825 г.

24

Преподонейший Отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 18 го Марта со вложением и отца Аарона я получил47. Ему я отвечал ещё 6-го Марта. Не знаю, почему в 12 дней оно до вас ещё не дошло. Но теперь может быть вы уже получили. Отвечать отцу Аарону теперь некогда. Ибо наступившие праздники занимают нас безпрестанными посещениями и разъездами. Вчера мы только двое с Преосв. Митрополитом Серафимом были у Государя Императора и Императрицы Елисаветы Алексеевны после обедни в их комнатной церкви. Прочие Синодальные не были. Завтра Государь отъезжает в Варшаву на полтора месяца.

По прежнему моему письму к о. Економу готовьте и исправного форейтора, и повара, и служителя к отправе. Ибо Московский Преосвященный оставляет мне своих людей только на время48. Здесь будут у меня довольны. Отправьте вместе с Лаврскими и пришлите поклажу, какая годится из погреба.

Вам с Отцом Економом посылаю мое благословение. Скажите оное и всем соборянам и присутствующим, и флоровским. Последним отвезите и прилагаемую при сем книжку.

Будьте благополучны.

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.

31 Марта 1825 г.

Певчие мои всё ещё не оздоровели. А отправленный больной повар, думаю, из Москвы уже к вам повернул.

Ещё письмо Отцу Архимандриту Варлааму отошлите49.

О кирпиче если Сериков примет на себя и меньше семи рублей, то хорошо50. Выдача наших строевых денег, замедлилась. Что-то затрудняется Министр финансов.

Но, Бог даст, преодолеем.

Помета: Получено 19 Апр. 1825 г.

Ответ о. Серафима.

Копия с подл. по скору писанного к Его В-ву моему Архипастырю и покровителю.

Письмо Ваше, Высокпр. Владыко, от 31 Марта получил я нижайший 19 го сего текущего Апреля. Благословением Вашим святым ограждайте меня нижайшего отныне и на всегда, чего нет для меня большего и лучшего! Но Всевышний Владыка, которому я всенижайший раб обязан во всей жизни моей молиться, и св. особе Вашей да пошлёт свою помощь к укреплению Вас в настоящем подвиге Вашем, Милостивейший Архипастырь! Каковое благословение тот же день объявил я о. Эконому и о. Протоиерею с соборным, и отец Прот. принял на себя сообщить и всем присутствующим. А на утрие отнесши Г. Игумении книжку и ей с Казначеею объявил: и все благодарят Ваше В-во. Г. Игуменья меньше жаловалась на нездоровье. Казначеи не видел. О. Архим. Ваарлааму письмо доставил Эконом.

Замешкал ответствовать Вашему В-ву потому, что осматривали скот. Моё согласие – гораздо хорошо было бы продать и цуговых: чрез них избывается и сена и овса очень не мало, но с них польза вовсе никакая. – Повара ещё нет.– А за тем и вины ещё не наливаны, но бочонки с переменною водою сплошь стоят и готовы к наливке. – У Эконома к отсылке люди намечены.– Глину на кирпич отыскали на горе в роще, неподалеку от того места, где назначается быть дому, – может быть не боле будет полверсты, – куда перевести нужно будет и сарай; а у берега, где теперь построен сарай, никакой не открыли глины: а с той глины до 1000 штук сделано и кирпича и одабривают51.

Теперь здесь сеются: ячменя в Теремках52 посеяно шесть четвертей Белиловского заводу, которое отцу Эконому может замениться овсом. На этой неделе отъезжает в свой монастырь на закладку церкви о. Эконом, где и пробудет53.

По сие время в доме благополучно. Евпраксия Алексеевна портрет Архипастырский В. В.ва сего дни т. е. 25 числа взяла и просит жизни54; уверяет, что изволили приказать дать; но я ей сказал, что я по первому требованию об этом уже писал В. В-ву. Каталог я кончил, ещё на прошедшей неделе всей библиотеки; теперь переписываю начертание жизни. По переписке на два экземпляра оного, буду писать второй экземпляр и каталога, и обоих по одному экземпляру представлю и с подлинниками к В. В-ву, а по одному оставлю у себя. Перепискою может быть и не поспешу: за отлучкою Эконома нужно будет лишний раз где пробыть по надобности.

Отыскали за комодом завалившийся лоскут дымчатого цветного атласу мерою два аршина четыре вершка, который нужно приписать к оставшимся в домовой реестр. Я его перешлю при обозе.

Лещиков небольших сорок три завяливается, которые также можно будет послать в Петербург. Но лов во все в Заспе остановился, по причине большой воды55. Даже домик тамошний стоит в воде. Мелкой рыбы засушили четвериков с пять, которая теперь же и расходуется.

Прося себе всенижайше Вашего Высокопреосвященнейший Владыко милостивейшего Архипастырского покровительства и благословения, остаюсь. – 25 Апреля 1825 года

25

Преподобнейший Отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 22 Марта получил я 4 Апреля. Газеты московские стали мне из Москвы уже прямо присылать, а журналы здесь же получаю. Книги Лаврские до меня ещё не дошли, а потому и не знаю, найду ли между ими желаемый московский Регламент. Вестника Европы поищите у себя №1 1825 г., а вы прислали только 2-й. Книг моих читать никому уже не давайте, иначе распропасть могут по рукам.

Бехтеевой56 можно дать и портрет мой на месяц и жизнеописание, прибавив в оное и теперюшнюю мою перемену, то есть вызов меня в СПБ. для присутствования в Синоде по имянному указу 1824 декабря. Определение меня членом Комиссии духовных училищ указ. февраля 25 г, а членом Секретного Комитета о раскольниках 14 марта57.

Над библиотекой работать не спешите. Ещё не вижу в том и надобности. А на досуге лучше осмотрите и опишете. – Чем кончите торг с Сериковым о кирпиче, уведомьте. Заплату за переплёт вычтите из моих у вас денег жалованных. План Крыпецкой ваш я получил, но ещё не рассматривал. По отделке доски вы сами отнеситесь к Типографу о напечатании сколько вам угодно.

При сем в осторожность вашу делаю вам замечание. Нынешняя почта ваша, обернутая одною только бумагою, от сырой погоды и распутицы прорвалась и из неё видны были ваши письма. Счастье, что мой приятель Михайлов схватил к себе сию посылку. Вы не знаете ещё, какой штраф положен вкладывающим письма в казённые пакеты, да и мне бы за вас здесь нарекание. Почему впредь посылки обшивайте тряпицею и увязывайте бичевою, так чтобы в них и заглядывать было не можно. – Тоже скажите и секретарю.

Крестовоздвиженский ваш священник Козма Лободовский писал ко мне поздравление с праздником. Скажите ему мою благодарность, а особо писать некогда.

Письмо во Флоровский монастырь отвезите сами и наведайтесь о здоровьи Игуменьи и казначеи. Письмо к Игуменье в сем же пакете. Письма к Филимону и Аарону отошлите повернее58.

Елисавете Ильиничне59 поблагодарите и от меня за вырезание Крыпецкого плана и попросите её, чтобы она прислала мне через вас крестиков и перстеньков с камешками из Десятинной церкви. Беспрестанно просят у меня наипаче благочестивые жёны. А данные мне от неё крестики все уже я роздал. Прилагаемую при сем тетрадку описания Десятинного плана подарите ей от меня60.

Будьте здоровы и спокойны. Сего искренно желает вам доброжелательнейший Евгений М. К.

8 Апреля 1825 г.

Помета: получено 24 апреля 1825 г. в 9 часу от полуночи.

Ответ Архипастырю.

Довольно утешительное, Высокопреосвященнейший Владыко, Милостивейший Архипастырь, письмо Ваше от 8-го сего Апреля получил я нижайший 26, – за которое я ни

как не в силах принесть моей благодарности, разве один Вышний Пастыреначальник воздаст Вам, Высокомилостивейший Архипастырь, к которому горю моим и духом и сердцем. Теперь я, Милост. Архип., не столько скучаю, сколько первые два месяца тяготили меня. Теперь положил, что Воля Всевышнего, хранящая св. Особу Вашу как для блага Церкви и общества, та не оставит и меня нижайшего покоиться под покровом Архипастырским Вашим.

Письма к о. Аарону и отцу Филимону доставлены тот же день верно. О. Филимон с отцом Типографом тот же день и сами были в доме. Но простите мне, Милостивейший Архипастырь, что я их приветствовал и теплою водою: совестился так их отпустить и сделал это не для знакомства какова всегдашнего; я положил из дому никуда ни для чего не отлучаться кроме должности, да и не моё дело волочиться и знакомиться. Хотя и приглашает о. Фипимон проехаться по их хуторам, но, пусть так! – Утром доставил Флоровским письма, видел Игуменью: о здоровьи как своем, так и казначеи отзывалась всё

не так то. Но Анна Ивановна столь больна, говорить игуменья, что готовят приобщить св. таин севоднишний день (во вторник).

Раевская общалась приготовить к воскресенью крестов и икон маленьких. Доску я от ней получил и отдал о. типографу.

О. эконом выехал севоднишний день в свой Белиловский монастырь с о. Архим. Варлаамом, по сделанному по дому общему распоряжению, однакож со взятием на бумаге того ево согласия, естьли настоять в нём будет нечаянная по дому нужда, по извещении ему в дом быть ни сколько не медля.

Завтришний день схожу как повидеть дел, так и для распоряжения и совета в Теремской и Шулявский хутора с о. Феодотом61. |

Кирпич 0. Эк. кончил условием с Сериковым – и меня уверил, что он писал об эвтом и к Вашему Высокопреосвященству. Но посторонних к торгу никого не было и выдано в евтот договор Серикову двести рублей, которому условию прилагаю при сем копию на благорассмотрение Архипастырское Ваше62.

Портрет Евпраксия Алексеевна получила, а Начертание жизни списать только успел один екземпляр, который для хранения оставлю у себя, второй им оставлю, а третий перепишу для Вашего Высокопреосвященства и пришлю в С.-Петербург. Нужно ли будет чрез месяц назад попросить с портретом вместе и жизни Начертание, прошу Милостивейшего на сие Архипастырского уведомления.

За переплёт книг не из жалованья заплатить можно, а из вырученных за св. иконы, которые надеюсь от о. ключаря получить. Из естих можно заплатить и за бочоночки, сколько выдет. Книг сколько-то переплесть хочет законных дать и Баталин. И прочая.

Прибавление. В книгах о. Филимону тогдаж отказано, и никогда бы не решился дать, Высокопреосвященнейший Владыко, оных, естьли бы не уверил тогда о. Филимон именем Вашим Архипастырским, которые однакож даваны тогда были всегда с запискою. – При сем прилагается письмо и отца Аарона, которое им самим доставлено; и убедил меня. В. Владыко, принять из любви его Слова избранные из разных поучений святого Иоанна Златоустого. – Вестника Европы № 1 нет, – не отыщется ли у Вашего Высокопреосвященства. – В доме по сие время всё благополучно. – От 14 апреля пропустил я В. В-ву обозначить о числе посланных при первом репорте остальных денег: их было послано 90 рублей. А еслибы сей пропуск мой такой навёл на Вас некое сомнение, я нарочно здесь об евтом, Милост. Архип., – приписываю. – 28 Апреля 1825.–

26

Преподобнейший отец игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 24 марта с № 19 ин 20-м Вестника Европы и Московскими газетами я получил. Газеты начали мне присылать сюда прямо, а Вестник, думаю, чрез Киев. – О домашних ваших обстоятельствах писал а ныне к отцу Економу. – Естьли люди от вас ещё не отправлялись, то пришлите мне с ними 4 части Российской истории Татищева и летопись Несторову в одной книге под названием Историч. Библиотека. Естьли люди уже отправлены, то по одному тому присылайте с Дикастерскими делами.

Призывая на вас благословение Божие есмь всегда доброжелательнейший вам Е. М. К.

15 Апреля 1825 г.

Псковский Владыка пишет, что он начал уже поправлять и устраивать сгоревший хлебный амбар. В добрый час!63

В пакете Економском приложенное письмо к Директору Григорию Андреевичу Петрову отошлите, повернее.

Сей час получил я от Московского Преосвященного ответ, что он оставляет своих служителей при мне. И так естьли не отправили ещё служителя работник, то остановите. А естьли отправили, то быть так.

Прокормим.

Помета: Получено 15 Мая.

Ответ Архипастырю.

На письмо Архипастырское ваше, Высокопреосвященнейший Владыко, ко мне нижайшему, от 15 Апреля последовавшее, всепокорнейше доношу, что о. Эконом ныне дома и располагается отсылкою людей. Севодни об евтом хочет быть в Лавре, которая также получила разрешение о посылке Иеромонаха и послушника.

В доме всё благополучно. На кирпичном заводе только ещё начинают делать кирпич; но с следующей недели обещают приняться народом. Сарай для сего кончен, как и прочия дела дома шли своим порядком.

Книга под названием Библиотека Российская при сем посылается и с двумя тетрадями Начертания жизни Архипастырской Вашего Преосвященства, а две таковые же оставляю у себя, из коих одну Евпраксии Алексеевне севодним пошлю.

Каталога второва экземпляра только два листа написал по причине каждодневных отлучек в небытность Эконома. Теперь буду поприлежнее писать. – Четыре части Российской истории можно послать и с людьми; но Григорий Матвеевич говорил – можно послать и чрез Дикастерию и скорее дойдет, и можно все четыре книги вместе послать до Вашего Высокопреосвященства. Увижусь еще с Григорием Матвеевичем, то что скажет64.

Нужен план для надстройки чердака над конюшнею, так и для всего двора и всей отделки конюшни. За етим ничего теперь не делается.

Письмо к директору о. Экономом отправлял, и прочая.

17 Мая 1826 года.

2765

Преподобнейший отец игумен и казначей Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше... Апреля я получить уже 20... Почта уже замедливает... отыскалась... Почему... с отметками... Я было стал отмечать, чтобы сливать их. Но лучше, думаю, вам узнать в трактирах им цену и продать отцам Архимандритам или Лаврским, а мне сливши в бочонки новые прислать только Орлово донское вино да Венгерское Мартосово66. То, что отмечено употреблять вам, неберегите. Всё пропадет. Ибо нет надежды, чтобы и до осени к вам я возвратился.

Копию с сего реестра пришлите мне. А поданный у себя оставьте.

Прилагаю письмо к Економу не запечатанное, на случай его отлучки, дабы вы могли прочесть.

Будьте здоровы. У нас уже весна.

Отыщите в новоприбылых книгах Sophiewka Poeme на польском и франц. языке в 4 листа с картинами и пришлите мне чрез Секретаря с делами дикастерскими67.

Сейчас получил я от Белогородского Преосвященного письмо68 с уведомлением, что из Киевского семинарского правления прислано ему 14 экземпляров словаря моего и одна польская книга Оссолинского. Спросите у отца Кирилла ректора, почему отослано только 14, а не 20 екз. и откуду взялась польская книга Оссолинского? Не из моей ли библиотеки69? Уведомьте. Крайне мне не приятна рассеянность и отца ректора. За это он много потеряет. Прилагаю письмо – ректору... Скажите ему... Книге Оссолинского... Она библиотеки... должно быть три.

29 Апреля 1825 г.

Помета о. Серафима. Получено 9-го Мая 1825 г. после Всенощного. Ответствовано 10 числа.

28

Преподобнейший отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 7 апреля я получил. Книги, привезённые с певчими, не успел ещё пересмотреть. А отправленные с Лаврскими до сих пор ещё не дошли до меня. Что то сомнительно. Видно поздно отправлены, а вы не пишите когда.

О продаже вина хотя вам и писал, но не договорясь о цене и не дождавшись моего решения, не продавайте. Каталог рукописным книгам получен и отдан для поверки Анастасевичу. Книга о духоборцах получена. Кирпич по 6 р. можно подрядить Серикова. А нынешним летом надобно приготовить не менее 100 тысяч и этого дай Бог чтобы достало на конюший двор и оградки садовую и економическую. Дров у вас на кирпичи достанет из ветхостей Шулявских. Жаль, что мельницы от половодья прорвались. Я предостерегал Економа: но видно забыл. Согласен бы я был при сем случае вычистить верхний Шулявский пруд, есть ли бы не запросили дорого.

Прилагаемое письмо отошлите к Филимону.

29 Апреля 1825.

Заметка о. Серафима: Получено 9-го числа Мая 1896 г. после Всенощного. Ответ 10 послан к Его Преосвященству, покровителю и Архипастырю моему. – 10-го числа отвозя письмо о. Филимону от Архипастыря, бывши и у о. Типографа Иеромонаха Вениамина, в кельи сего почтенного старца нечаянно простился с почтеннейшим отцом Евгением ехавшим в Москву господином магистром. Он мне чувствительно тут сказал: Батюшка! и вам нужно убираться в Русь70 – действительно, правда. Довольно терплю. Но Господи, Господи! дай мне крепость и кротость. Не рад я когда и говорю противу меня глаголющим: помилуй, Господи, от неправды.

Ответ Архипастырю 2-й.

В Лавру письмо Архипастырское ваше, Высокопреосвященнейший Владыко, отцу Филимону лично тот же день доставлено. На отправу иеромонаха и послушника ещё они

ждут разрешения, ково изволите из двух представленных кандидатов удостоить послать.

У отца Ректора был утром во вторник и показывал ему Белгородского Преосвященного письмо, которое он удержал у себя и до вечера. Как говорил, так и ответствует: что книги назначенные 20 экземпляров Белогородскому Преосвященнейшему ошибочно отосланы в Екатеринославль, а в Екатеринославль назначенные отосланы к Преосвященнейшему Курскому. – О книге на польском и французском языке Иосифа Оссолинского как она попала заметить не могли – по той причине, что представленные тюки были без надписей, которые от них посланы не пересмотренными: то следовательно они из Библиотеки Архипастырской Вашего Высокопреосвященства.

Книга под названием Sophiewka Poeme при сем же посылается; и Елисавет Ильиничны иконы и кресты, о числе коих на прошедшей почте Вашему Высокопреосвященству писал. – Часть положить осмеливаюсь и Естампов, которые, Милостивейший Архипастырь, всенижайше прошу поручить Ивану Ивановичу Шарину71. Я ему тоже писать буду, и затем сколько ещё будет напечатано, позвольте, Высокопреосвященнейший Владыко, также к Вашему Высокопреосвященству представить: мне их отсюдова прямо доставлять чувствительно.

В доме всё благополучно. Овес отсеяли; теперь сегодниж начнут сеит гречу. И кирпичного заводу почти половина отделывается к концу. Работы полевые при помощи, идут кажется до сих мест нехудо. – 8 Мая 1825 г.

2972

Преподобнейший! отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Два письма ваши от 7 и 14 Апреля я получил с реестром отправленных при типографской накладке ко мне книг, которые и о сю пору до меня ещё не дошли, не знаю почему. Разве поздно отправили, а меня и не уведомили, когда отправлены. Но естьли вы и сии книги поручили глупым служителям, заколачивать в ящиках длинными гвоздями, то беда книгам. В привезённых с певчими ящиках весьма многия книги и бумаги оказались пробиты на сквозь гвоздями. Вот неопытность в укладке.

О пересылке вин я уже писал вам. Они сами того не будут стоить, что провоз и уборка. Довольно прислать назначенные. Описи ваши посланные все получил: но от безпрестанных недосугов не успел ещё их разсмотреть и поверить. Опись рукописям отдана Анастасевичу для поверки. Получена также и книга о духоборцах. Плана вашего конюшни не успел ещё я разсмотреть, но не замедлю возвратить с замечаниями. О кирпиче я уже писал, к вам и теперь пишу к отцу Економу. Отцу Петру отдана ваша расходная книга. А остальные деньги 99 р. давно мною получены верно. О прочем писал я к отцу Економу. От него услышите.

Будьте здоровы ин спокойны.

Доброжелательный вам Е. М. К.

6 Мая 1825 г.

Помета: Получено 23 Мая в Субботу 1825 г.

Письмо о. Серафима.

От 6-го Июня 1825 г. |

В течения прошлой Седмицы для овса и сбруи чуланы каменными стенками окончены, также многие окны и двери в каретнике и конюшне заделаны; пол в конюшне недомощен остаётся сажени на полторы, и почти на обоих сторонах в оной поставлены стойки: каждое место для лошади вышло по три аршина без четверти, всех мест на шестнадцать лошадей. – На следующей неделе начнут и чердак класть. Лесу купить наверно не нужно будет и на все постройки предположенные, только естьли разобрать Теремской дом, в нём хорошего лесу довольно есть.

О. Эконом в пяток возвратился в Дом. В доме всё благополучно. Вчерашний день был о. Эконом Лаврской в часу 12 и надеется, потерпевши дней сколько, купить известки четверть рубль двадцать пять коп...

30

Отец Казначей!

Письмо ваше от 25 Апреля я получил и бумаги ваши с резолюциями возвращаю. К отцу Економу особо не пишу, зная, что он в отлучке. Согласен и я продать вам цуговых лошадей кроме жеребца, который нужен для заводу. А мною купленные лошади годятся для дому73.

Они ездят во всякой упраже и в телеге и в дровнях и в возу каждая приучена. – Кирпичи делать с Божьею помощью начинайте и естьли нужно, сарай перенесите. Каталог оканчивать не усиливайтесь. – Нет нужды спешить и исподволь лучше сделаете. – Напрасно вы нам готовите лещей сушонных. Они не стоят провозу, а загромоздят только телегу. Я жду от вас реестра неокладных доходов наших домовых и без доказательства сего не на что мне сослаться о бедности сих доходов и просить Белогородской мельницы74. Я многократно уже требовал сего реестра. Но вы молчите. А мне он будет скоро нужен и за ним дело останавливается.

Одного повара только жду от вас с форейтором. А вы медлите. Естьли упустите лаврских ездоков, то скучно будет вашим одним ехать. – О винах я вам писал.

9 Мая 1825 т,

Заметка 0. Серафима: 19 Мая 1825 г. получено разпечатанное Экономом, чего не нужно было ему делать.

Ответ Высокопреосвященнейшему Архипастырю 20 Мая 1825 г.

Письмо Ваше, Высокопреосвященнийший Владыко, от 9-го Мая получил я нижайший 19-го от о. Эконома. – Ко отправе по письму 22-го Апреля все готово. – О ценах вин ещё не справлялся; по письму Архипастырскому Вашего Высокопреосвященства от 29 Апреля предлагал о них отцу Филимону, и они согласны будут принять: только просят выписки, какие будут вины; я обещал им сообщить оную75.

З1

Отец Казначей!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 28 Апреля я получил 9 Мая. Охотно дозволяю вам всех посещающих вас потчивать чаем из оставшегося у вас сахару. Советую вам проезжаться и в лаврския угодья. Это для здоровья вашего нужно. Домоседство разслабит вас.

Одобряю ваш договор с Сериковым о кирпиче.

Жизнеописания экземпляр можете уступить Бехтеевой, но портрет возвратить.

За переплет заплотите из вырученных за иконы. Законные книги также нужно переплести.

Приложенный пакет во Флоровский сами отвезите и не дичитесь монахинь. А Аарону и Хвостовой отошлите с верным человеком.

Упустивши весну посылкою повара, на лето едва ли можно вам отправлять с ним и вины. Они все от летнего жару окиснутъ и дойдут уксусом. И так не лучше ли удержаться. Здесь купить можно. Возвращаю вам и план ваш с замечаниями.

Некоторые здешние знатные фамилии, едущие в Киев, просили меня назначить им квартиру в Лаврских каких нибудь подворьях или в монастырских. Но как Лаврские подворья все заняты, а монастырских нет, то я назначил им квартиру в старом вашем доме против Софийского собора над секретарём. И так очистите вы сии покои и кухню, и когда приедут, то дайте из залы мебели стулья и какие-нибудь штучные столы и снабдите посудою. Примите поласковее и услужливее. С ними будет от меня к вам особое письмо, с коим они к вам и явятся.

Мая 13 1825 г.

Помета: Получено 23 Мая в Субботу 1825 г.

Письмо о. Серафима.

Июня от 3-го дня 1852 г.

По отсутствии в среду о. Эконома, разобрано всё Шулявское ветхое строение и из того намощены стойлы годным лесом уже до половины, которого может быть станет и на всё. Недостает настойки, то вчерашний день нарочно ездил в Теремки, и из тамошнего ветхого дому выбрали такова нужного, неруша ничего, девять дериов; ещё 11-ть поручил Отцу Алексею вынуть также неруша – то кажется обойдется не покупая. – Нарочно ездили с 0. Экономом узнать цену не толстых плах;, просили от каждой штуки по 1 р. 20к., каковых много бы потребовалось. А и досок аз того ветхого здания более полутораста оказалось годных на заборных стоил (на заборныя стойла?) –

В Шулявщине нынешний год как то тихо. Гуляют много, но скромно и безобидно. Во время построения кирпичного сарая и разборки здания – прожил более трех недель, ничево не слышал кроме приедут и отъедут.

В течении сей недели и полевые дела продолжались также своим порядком безостановочно, и на яровой только кончается земля севоднишним днем; но посев третей гречи кончается здесь около 24 сего 1юня.

В доме всё благополучно. Эконома ждем завтрашний день. Из кровли вчерашний день начали сбирать железо с того места, где будет надстройка чердаку. И простенки чулана в каретнике, и овсяник подле стоил завтришним днем, кажется, окончены будут. Кирпича старого на подстройку полагают мастера что станет. О извести справлялся, которой также нужно купить будет. И Лаврский о. Эконом приторговался у одного из приплывших так, что как не состоятся цены низко, из четверти каждой уступки делать по 10 к. Просил я его до приезда о. Эконома приискать и дом, и он обещался.

При сем прилагаю один экземпляр Каталога Библиотеки, который и оставаться должен у Вашего Высокопреосвященства, а второй экземпляр, оного таковой же оставляю у себя для поверки с прежним, с коего и сей список, и с новым; потому что я сем последнем есть книги перенесенные и в новый каталог; который по выправке с выпискою на книги, перешедшие в новый Каталог, и с прежним Псковским – представлю на благоусмотрение Архипастырское В. В – ва. Но теперь поверкою скорою, В. Владыко, заняться не возможно. Но буду стараться не замешкать.

После письма. Холста на антиминскую сумку, которой 145 рубл. накопилось, купил у о. Эконома на 25 р. на порты Созону и двум мальчикам по необходимости. – Книга под...... послана Баталиным в прошедшую почту. – Елисавета Ильинична76 строит сребренный посох, и приносила вчерашний день набалдашник отделанный. Вид оного походит на Ааронов жезл. – На счет мосту стоил Сериков говорил, что редко кто таким прочным и мостит.

32

Преподобнейший отец игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Податели сего письма, действительная статская советница Анна Семеновна Шамшева и некоторые с нею сопутницы здешние и Новогородские суть те ваши постояльцы в старом Софийском доме, о коих я писал вам 13 мая. Примите их ласково и услужливо, покажите им всё, что захотят видеть. Снабдите мебельми и посудою, дайте хотя как-нибудь кровати. Екипажи их поставьте на конюшню. Больше они ничего не потребуют. Пробудут у вас неделю или дней десять. Естьли для кухни потребуют и дрова, то дайте. Они верно заплатят. Словом сказать, будьте гостеприимны и угодливы.

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.77.

Мая 19 1825 г.

Ответ о. Серафима.

Поклонники, от которых я нижайший получил и письмо Ваше, Высокомил. Архипастырь, прибыли 21 числа сего июля в 10 часов по полудни или в исход 10-го. Мебели, кроме старых малого количества из новых поставлены не были боле потому, что без надзора поставить

было не безопасно. Но за этим, кажется, они оставались покойными. Утром по приезде покамест спали, к двум старым, бывшим в гостиной, когда изволили ещё сами жить, канапам и 4-м креслам таковым же, поставили 12 стулов новых, круглой один новый из гостиной столик, и подослали два церковных ковра, которые всегда употребляемы были в покоях. – Они по приезде к Киеву в 8 или 9 часов утра, за бурею простояла на перевозе целый день, и до вступления в ночлег не кушали. Попросили кушать, – приготовить было более нечего, как только случилась одна небольшая щучка и один лин на жаркое. Кашку они готовили свою дорожную. Попросили лакеи булыка, но его в доме В. В–ва не оставалось, – то и обошлись вечер тем. На утрие в Шулявщине поймали очень бедно, при всем том, что там никогда не ловим, но только по тому случаю и половили. Из сего полова

было два холодных щучка и осетрова уха и жаркое. В приготовлении помогает и наш повар. – От вторника говеют, почему решили одну баночку рыжиков разчать. – Их две обе перемыты и поставлены в новом уксусе и назначены от В. В–ва употреблять; но для нас и домашнего кушанья очень довольно, а им этой баночки станет дня на четыре. Есть немного сухих грибов, с которыми вчерашний день готовили щи, калью (?), и взявши что осталось полфунта от Вашего Высокопреосвященства пшена, разделивши на 4 дни оную, делали им пирожное, положивши в нее и грибов. Ко всему означенному кушанью севодни готовится им ещё кисель с маковым молоком, который лежит тоже, и его будет можно ныне ещё запастись. Но им может быть попостись приятно. Кажется, не приметно, чтобы они в евтом скучали.

Вчерашний день был у Генеральши по письму о. Филимона, только хваля кушанье, изволили проговорить: напрасно вы нас кормите; а чтобы отказать, ничево таково не было – Кушают и гречневую кашку с маковым своим маслом, говорил Михайло лакей. – Даю лакеям хлеб, и вчерашний день привезли с Заспы рыбы, то и рыбу; берут и квас; по совету Григория Матвеевича отпускаю каждодневно по три бутылки и пива–из того бочонка, о котором я писал В. В–ву; сегодня для них и ситные спекут хлебцы. – Нуждаются и в лошадях до Лавры и Флоровского, в которых также не отказываю – потому, В. В–во, что будто бы изволили проговорить, что не обнадеживали – по случаю только тому, что они проданы. Вчера припрягали двух расходных лошадей. Многим их таких поездок будет, не известно. Авдотья Семеновна пешком куда то ходила. Просили о принятии двух лошадей какой-то монахини на конюшню: они взяты и употребляется для них сено. Проговаривают, что они заменют цуговых пару; а пары расхожих хотят, чтобы с естими приезжими употреблялись. – В мясоястие будет нужно, естьли не откажут и чтобы не оскорбить, пособствовать и молошным. Рыбою то не нуждаемся и можно будет прокормить, хотя не так хорошая, большею часто мелкая. Я буду стараться угодить, и они по милости Архипастырской В. В-ва очень ко мне ласковы. – Еще просили на день Тихвинской Божией Матери 26-го сего Июня там у них в домовой Церкви всенощное и Литургию отслужить. Я им обещался.

Вчерашний день призывали Прис.78 в дикастерию и приказали наведаться в Казённую Палату об отпуске ассигнованной суммы, куда я ходил, и Казённая Палата готова во всякое время отпустить, но только медными. Просил я своих казначеев, но они отозвались, что не могут, и советовали сходить к Вице-Губернатору. Но я его не застал. Оттоль заходил и к о. Архим. Никольскому, и после того и к о. Архим. Ректору79. О. Архим. Мелетий хочет попросить Вице-Губернатора об отпуске части какой ассигнациями. Также побуждают и приёмного; но без Эконома из дому не так-то удобно отлучаться, потому что много нужд, по которым часто надобно быть при людях.

Севоднишний день мастеровые никто не работают. В чердаке остались одни только фронтоны, а конюшню всю завтра в средине отделают. – Сумму ассигнованную положить нужно всю в ризницу и домовую. На строении с остатком будет и штатной. Эконом еще не приехал. – И на этой неделе возили известку; но в Шулявщину сходить посмотреть кирпичу эти дни не было времени. Севодни после обеда схожу – и прочия. 24 Июня 1625 г.

Берут и вина; но их опять нужно из бочонков переливать в те же бутылки. В доме по сие время благополучно. Прилагаются при сем и 5 конвертов их писем80.

33

Отец Игумен и Казначей Серафим!

Два письма ваши от 10 и 18 Мая получил я вместе 23 числа. Посылка ваша за Економом в монастырь для выбору форейтора что то странна. Не уже ли с марта месяца не умели вы сделать выбора? А медлением присылки мне повара каждый месяц мне делаете только убытку по 30 р. Лаврские также не спешат присылать нужного нам Иеромонаха. Все вы заснули. А нам досадно. Вместо своих, чужих наемщиков кормим для служения. Примите хоть двух – повара и сторожа. А форейтор наш уже приобучился и вашего другого не надо уже. С ними укладите и какие нибудь ко мне посылки.

Обещаемую опись пришлите мне. – Действительно нужно и мне знать, что у вас осталось. – Елисавете Ильиничне поблагодарите от меня за Десятининские камешки и иконки.

У повара Лаврентия, к вам, возвращенного, надобно отобрать всё казённое, для него на дорогу купленное, платье и отдать едущим ко мне.

Книг Лаврских о сю пору нет. Напишите к Филимону, чтобы спросили Серикова, где они девались, и в случае сомнения подали о сем куда следует явку. В три месяца недовезение подозрительно. А Сериков сам должен отвечать за подряд. Надобно бы при самой отправе и меня предуведомить, когда и с кем отправлены. Типограф не осторожен бывает в отправах.

Книгу польскую Оссолинского, ошибкою засланную в Курскую семинарию, чрез отца Ректора Кирилла непременно вытребуйте поскорее. Она наша. Их три тома у меня должно быть: а теперь недостаточно. О получении уведомьте меня.

Поема Софиевка и опись получены с иконами Раевской, а также и ваши видны Крыпецкие. При случаю отошлю к Шарину.

Холод у вас может быть полезен для истребления саранчи. А у нас тепло до жару.

Естьли кирпича ныне наделаете 100 тысяч, то для постройки вашей будет довольно. А на обжигу сломайте всё ветхое строение в Шулявщине. Хорошо, естьлиб успели и пруд вычистить.

Об ассигновании денег на постройки ваши вы, думаю, уже знаете и из Дикастерии и из Казенной Палаты. Теперь нуждаться не будете.

Отцу Економу особо не отвечаю, полагая, что его нет дома.

Письмо к игуменье флоровской отвезите сами. Она жалуется, что вы мало у неё сидите и просит уговорить нас не дичиться. Советую от них не чуждаться и беседовать с ними доле. Они усердны и услужливы,

Призывая на вас благословение Божие, есмь всегда

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.

27 Мая 1825 г.

Помета: Получено от Архипастыря Июня 1825 г. во время звона ко всенощному. Ответ – 7 1865 г. только о книгах.

34

Отец Игумен Серафим!

Лишь только отправил я к вам 27 числа Мая почту, то получил ваше письмо от 17 Мая в тот же день, с книгою Российской библиотеки. Чудно, что моё письмо от 15 Апреля шло до вас целый месяц до 15 Мая. Поспешным писанием каталога себя не беспокойте. Он не нужен к сроку. Буду ждать и Татищеву историю чрез Дикастерию. Жду и людей на перемену Московских, кои уже скучили по Москве. План конюшни вам возвращен. – Книги лаврские доселе до меня не дошли ещё. Что сомнителен уже подряд Серикова, об этом и вам, советую поразведать, а не оставаться беспечными.

Пакет в Лавру, теперь при Дикастерском прилагаемый, скажите секретарю поскорее отправить в Лавру.

Будьте здоровы и благополучны.

Доброжелательнейший вам Е. М. К.

Мая 30 1825 г.

Р. S. Петербургские и Новогородские богомолицы от вас возвращаться будут почтовою ездою и доедут до нас дней в десять. Не пришлете ли вы с ними ко мне одно Венгерское вино, сливши оное в бочонок один? Но прежде спросите, возмут ли они?

Заметка о. Серафима. Получено 9 июня. – При сем получено письмо и к Фёдору Ивановичу почтмейстеру. Оно доставлено того ж дня т. е. 9 числа Июня по полудни в 6 часу. – Позабыл уведомить Архипастыря 10 числа. Нужно помнить.

Ответ о. Серафима на письма М. Евгения от 27 и 30 Мая 1825 г.

Ответ от 10 Июня вместе с прошедшим

По письму, Милостивый Архипастырь, от 27 Мая о второй части Оссолинского к о. Ректору ходил, и он обещался сообщить о ней с первою почтою в Курское Семинарское Правление. I-я часть и III оных Оссолинского Литературных Ведомостей в Новом Каталоге под № 53 иностранных писателей стоит. Есть ли не переменён номер её перепискою посланного каталога к Вашему Высокопреосвященству, то изволите усмотреть, что I-я часть под годом 1819 м, а вторая – 1822-м.

Г. Игуменьи письмо доставил в понедельник по случаю отлучек в воскресенье во отыскании Серикова, а потом с Экономом был в Хуторе. Анна Ивановна выздоравливает81. Я пред Игуменьею извинялся за позднее доставление ей письма Архипастырского Вашего Высокопреосвященства.

За милости отеческие, Высокомилостивый Архипастырь, не смею привести благодарности. Все мои благодарности пред такими отеческими милостями недостаточны, и я нижайший не заслуживаю никак таковых благосклонностей, Св. В. – Высокопреосвященнейший Владыко, каковым удостоиваете и пользуюсь.

Елисаветы Ильиничны не нашел дома.

В Фарстаре мне не было известно, потому что о. Эконом о двух думал домашних, но и то нетвердо, а потом настаивал у Лаврских, чтобы послать Лаврского. Но Лавра не решилась что-то дать. Но за этим не было остановки, и по приезде Эконома ещё Лаврские выправились дней чрез пять. – Из посылок посланы только: Татищева история и атласная материя, о которых уже мною от 27 Мая донесено и Вашему Высокопреосвященству.

В отсылке вин Орлова и Мартусова остановились по последовавшему письму В. В-ва от 13 Мая, коим изволили предписать: остановить и посылать. Почему сняты с ледника тогдаж и поставлены в погреб.

Платье от Лаврина взято и отдано Анану.

Опись оставшимся вещам и погребным запасам, тогдаж послана, которую может быть уже изволили и получить.

О деньгах слышно, что есть предписание от Министра Казённой Палаты; но только будто бы велено выдать медными, и это не так то выгодно. Денег на все постройки предположенные с остатком будет и штатной. А эта ассигнованная должна и вся остаться. О вычищении пруда предлагал о. Эконому и он думает.

Письмо от 30 Мая получил я нижайший вчерашний день и Серикова видел, уверяет о целости и будто бы за простоем так замедлились. Но в Лавру схожу и к о. типографу – Письмо точно так получено. И от меня по два письма вдруг к Вашему Высокопреосвященству не бывает. Как изволите писать, где-нибудь залеживают.

Каталог Библиотеки уже послан. О отсылке пакета Лаврского к секретарю ходил тот же час по получении письма.

О винах попрошу богомольцев, чтобы приняли доставить; они в бочонках и не займут много места.

В дом всё благополучно. К чердаку севодни думают подмащиваться. Стоилы все намостили и начинают делать заборники. У каретника проламывают двери – и прочая. 10 июля 1825 года.

35

Отец игумен и казначей Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 20 Мая получил я 30 числа. О винах, когда и цены узнаете, то дождитесь моего решения. – Оссолинского польская книга в трех частях записана в прибавочном каталоге. Сыщете легко. А первую часть непременно вытребуйте. – Естампы Крыпецкие ещё не успел я сослать в Псков. А когда получу и остальные, то и их отошлю при случае. Образ, ваш туда давно отослан.

Больше писать не успеваю. У нас несносные жары и тепла даже ночью по 15 градусов, а днем в тени по 25.

Будьте здоровы и благополучны.

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.

21 июня 1825 г.

Возвращаю вам ваши чотки. Певческия деньги жалованные за первую половину все пришлите сюда при реестре. А диаконы все просят, чтобы их жалованье выдано было там их жёнам. И так удержите, но о выдаче по порядку представьте реестром.

Сейчас нашелся ездок во Псков и я отправил ваши естампы. Они что-то черны и темны.

Помета: Получено 13 июня в Субботу во время шестопсалмия.

Ответ о. Серафима.

Ответ Архипастырю и Благодетелю моему 14 Июня 1825 г.

Святительское письмо от 2-го Июня, Высокопреосвященнейший Архипастырь, осчастливило меня нижайшего 13-го сего месяца. Приложенный пакет на имя о. Эконома

остается недоставленным ему по случаю отъезда его в Белиловку и в Бердичев. Он выехал в пяток и с Баталиным. Там пробудет может быть дней десять или и боле. И там купить думает волов вместо старых, в коих имели великой недостаток в обрабатывании землепашества. Много обрабатывали помощию; но не пропустили, слава Богу, времени, и теперь работает. (Лошадей не взял продавать, но одна очень безнадежна; я настаивал, чтобы взял продать). Сев гречи на прежде приготовленной земле кончится на этой неделе.

Известки купили такою ценою, как и Лавра купила, по 1 р. 25 четверть. 800 или 700 четвертей нужно будет взять. Она уже и была так заторгована и о. Досифеем82. Но о. Эконом ездил со мною и приторговывался у других. Но не найдя сходнее, решился взять у Лаврского. Уступка потому, что довольно велика препорция. (У него будем и масло брать) договор -- в три приема принять. Начнём возить с 15 числа. Принимать буду с о. Феодотом и Алексеем.

Чердак вчера начали класть, и вчерашний день начали печку не с большим две тысячи с половиною или три кирпича; на пробу уже туда свезли и дров с сажень с разломанного Шулявского строения.

О книге Оссолинского я писал Вашему Высокопреосвященству на прошедшей почте, что II-я часть перешла, а I и III по новому каталогу стоит под № 53 так описана: Wiadomosci Historiczno-Krityczne do Dziejov Literatury Polckiey o pisarzach Polskich tom I-u 1819 r. tom III 1822 w Krakowie. Пропущено Оссолинского.

Здесь теперь также тепло, но с прохолодью, и на прошедшей неделе пропрядовали (sic) дождики, которые великую сделали пользу в хлебе и траве.

За жалованье не осмеливаюсь один от себя представить расписание до приезду Экономова. Не благоугодно ли будет повелеть представлять, Высокопреосвященнейший Владыко, Антиминсную и Клировую; ей у меня до 145 р. И у Баталина Клировой также есть накопивши. Здесь их некуда сдерживать.

Стоилы может быть отделаются на этой неделе; они отделываются по примеру Псковских.

Пропустил занести Вашему Высокопреосвященству о доставленном письме Почтмейстеру: я ево тот же час отнес, и он очень был благодарен.

В доме все благополучно – и прочая.

Р. S. Евпраксия Алексеевна давно сама доставила Архипастырский В. В-ва портрет; но мною не донесено ещё Вашему Высокопреосвященству.

36

Преподобный отец Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 27 мая получил я 6 июня. Путешественники ваши до нас ещё не доехали, а потому и посылки ваши не дошли. Ипохондрическая ваша опасливость и боязнь в принятии гостей даже смешна. Вы не простой монах, а начальник, дома, и потому вам нельзя и людей не принимать и к другим не выезжать. Позволяю вам употреблять и мои напитки на приём гостей. Будьте обходительнее: а за дикость больше осуждать вас буду. Отдавать себя также под надзор Економу в моем имении вам не прилично. Я вам верю больше всех. Не нужно также и Баталину давать читать ваши ко мне письма. Наша переписка с вами не должна быть никому известна. А у двух чтецов тайны не будет и выдет на сторону.

Ходить пешком в Шулявщину вам игумену не прилично. Есть лошади и люди конюшенные. Встречающие вас и Економа будет осуждать.

Приложенное письмо Директору фаянсовой фабрики живущему на Подоле, отвезите сами и отдайте с оным прилагаемые 15 р.

Аарону после буду отвечать. Ибо пустыми письмами теперь заниматься некогда.

Мебели гостям дайте новые. Белья столового они не потребуют.

О економических делах и постройках я писал, к отцу Економу в прилагаемом письме, которое и отдайте ему по возвращении из монастыря.

Призываю на вас благословение Боие. Доброжелательнейший вам Е. М. К.

10 июня 1825 г.

Отцу Филимону письмо отошлите повернее.

А письмо фаянсового Директора отдайте отцу Ключарю, чтобы он при поручении ему от директора икон, сображался с моим ответом.

Заметка о. Серафима: Получено 20 сего июня 1825 г. во время звону к поздней обедне в Соборе. Благодарю Бога и Архипастыря за его отеческие милости. Но я ничего не трону.

Ответ Архипастырю от 21 июня 1625 г. Письмо Милост. Архип. от 10-го июня получил я нижайший 20 сего месяца. Пакет директору сам лично, а к отцу Филимону чрез сторожа тот же час отправил; и в получении директором письма и денег прилагается при сем собственная им данная расписка, а отца Филимона записку в получении им пакета оставляю у себя. О. Эконому пакет доставлю по приезде его, с прежним полученным на прошедшей почте.

Отца Ключаря не было в Собор; севодни. С ответом Архипаст. В-го В-ва письмо директора доставлю и ему. За милости Архипастырские, которых я нижайший вовсе не достоин, приношу мою сыновнюю благодарность. – Буду как можно о всей целости пещись.

Петербургских поклонников всё ещё нет, но для них также все готово.

На счет домашних обстоятельств покорнейше доношу, что по дому по сие время всё благополучно. А домовые дела в течении прошлой седмицы продолжались следующие: малинькой горн кирпича окончили; но посмотреть, каков удался кирпич, еще не было можно за сильным жаром, разве можно будет видеть во вторник. – Чердак наладился под карниз; положили в нём выше окон и круговую деревянную связь. – Стоил ещё не окончили, за отвлечением людей Сериковым на посторонние работы, за что с ним не много и похлопотал, а также за сделанием разной величины семи в чердаке деревянных рам. На следующей неделе непременно отделаются. На них нового лесу ничево не употребили, кроме на забор в стойки идут вершковые купленные доски, какое число пойдет, по окончании донесу Вашему Высокопреосвященству. Но старой лес гораздо лутче нового. На

вид строение хотя и было нехорошо, но оказалось много доброва. Однотёсу набрали из старого кровельного Шулявского тёсу и выправили, которое употребляется, с пуд83. Но ещё столькож будет невыправленного. В евтом занимается подначальный священник и довольно заботливо; здешние служители тово бы не сделали. – В Теременом ветхом дом на этой неделе в среду с передней стороны обвалилась кровля по случаю выборки из стены дерев, которых недоставало на рамы; а купить лесу на эту нужду хотя было и можно, но без Эконома один купить не решился. Кровли впрочем не трогали, но от трясения сдвинулась, которая давно была к тому наклонна, чтобы спуститься ей долой. – Гвоздей новых для стоил взято двутёсу 20 фунтов, а костылей или троетёсу 16, и кажется этими обойтиться будет можно. – Известки перевезли 300 четвертей. Посев ярового хлеба окончен, которому при сем прилагается записка, но и особым репортом общим нужно будет донести Вашему Высокопреосвященству.

16 числа получил Указ из дикастерии о приёме ассигнованной суммы; ко мне прикомандирован...

37

Преподобный отец, игумен Серафим

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 3 Июня с приложением каталога я получил 13 Июня: но каталога ещё не читал. Хорошо, что из старого Шулявского и Кудрявского строения годился лес на стойла. Но достанет ли остатков на обжогу кирпича. Исправляйтесь как можно економнее и для известки щебень просевайте, а новой прикупите. Да что-то вы ведомостей мне о расходах и наличной суммы никогда не присылали. – Я беспокоюсь о книгах, посланных чрез подряд Серикова с Лаврскими книгами. Они и доныне сюда не дошли, а вы и не заботитесь отыскивать. Вспомните, что там послан и чай, который за неполучением я здесь покупаю. А всего моего в посылках будет может быть до 1000 р. Жалею, что вы так беспечны и не осторожны, не думая, что и за это потребую я от вас ответа. Вам кажется тем и дело кончено, что с рук спустили, хоть пропади.

Поищите в рукописных переплетённых книгах каталог Ростовских Архиереев. Пусть Баталин поскорей спишет, с вами прочтет и выправит, а вы не замедлите прислать.

Письмо к Игуменье сами отвезите, а к Аарону отошлите.

Доброжелательнейший вам, Е. М. К.

17 Июня 1825 г.

По написании сего письма вдруг явился и извощик с Лаврскими книгами и вашими посылками. Книги сие переходили по разным местам и рукам. Первый рядчик на дороге передал другому, другой–третьему. Удивительно, как ещё не пропали. Впредь будьте осторожнее в подрядах.

Заметка о. Серафима: Получено 27 Июня в Субботу 1825 г. Отцу Аарону письмо отослано со сторожем Ильею.

38

Преподобный отец Игумен и Казначей,

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 6 Июня получил я 17 Июня. Хорошо, что вы отделали чуланы для сбруи и овса. Но сделали ль в верху их малые продушные окна, без коих все загниёт. То же должно быть и в каретнике и в конюшенных стойлах. Иначе душно будет. 16 стоил для дому довольно. Не испорьте (sic) фасада чердака. Не худо бы сделать на нём и балкон на двор передний и задний для надзора конюшему. Но не знаю, из жилого его покоя двери на балкон не сделают-ли холода покою. А из сеней его не будет холода. Впрочем естьли сделать двое дверей из покоя с одними стекольчатыми, вместо окна, – то думаю не будет холода на зиму. Хорошо естьли Теремским домом обойдётесь во всех деревянных постройках. Там много лесу и останется ещё на кирпичной завод. – В чуланах и каретнике окна должны быть узкие, чтобы влезть не можно было. В каретнике и сбруйной лучше сделать такая окна пролежные на обе стороны. Полы в стойлах должны быть на каменных столпах немного покатые. Под ними ямы для стоку, и чтобы полы были от земли вершка на 4 или на 6. Иначе преть и гнить скоро будут84. Вы не пишете, получили-ль деньги из казённой палаты.

Призывая на вас благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам Евгений М. К.

20 Июня 1825 г.

Заметка о. Серафима: 30 Июня получено милост. Архипастыря письмо 1825 г. во втором часу после обедни. Я в тот день служил, выпросивши в Киевском Софийском Соборе, вместо вчерашнего дни Петра и Павла, в приделе Иоанна Богослова; потому что я, когда в Якобштате жил, всегда сам в приделе Петра и Павла в Соборной Свято-духовной Церкви служил. Я там был строителем. – Пред получением крепко был уснувши, потому что рано утром вставал к утрени и много от скуки. Господи дай мне крепость в терпении!

39

Отец Казначей

Возлюбленный О Христе брат!

Два письма ваши от 10 и 14 Июня получил я. О получении книги Оссолинского от отца Ректора буду ждать уведомления. О получении подносных книг я уже писал вам, а 20 приехали к нам и Лаврские с вашими. Получены с ними и книги и посылки. А ваши эстампы вчера отправлены и во Псков. Вынул только я себе десяток. Хорошо естьли бы гости взялись привезть мне вино Мартосово и Орлово. Опись винам оставшимся у вас я не помню. А помню, что вам возвратил. – Естьли денег, из Казённой Палаты нельзя выхлопотать ассигнациями, то будут вам хлопоты. Но в Соборе велика кладовая. Берегите ассигнации. Что вы намерены купить волов, это стыдно нашему скотному заводу. Скота много, а своих

волов не успеваете завести.

Жалованных денег будем ждать, а также антиминеных и клировых. Деньги здесь нужны.

У меня со вчерашнего дни глаза очень заболели и не могу боле писать.

Будьте вы здоровы. Евгений М. К.

25 Июня 1825 г.

Пометка: Получено 7-го Июля 1875 года.

40

Преподобный отец Серафим,

Возлюбленный О Христе брат!

Письмо ваше от 21 Июня я получил. Чудно, что Петербургские поклонники о сю пору у вас ещё не явились. А домашние их уже горюют, что и писем не получают.

Благодарю за успехи в постройках. Бог даст, всё будет хорошо. Теремский дом поскорее должно сломать на обжигу кирпича, чтобы не растащили. А хорошее дерево прибрать к хуторским избам.

Что то наш посев – избавятся ли от саранчи. В Полтаве, говорят, она усилилась.

Раевская и ныне пишет ко мне о Св. мощах. Можно крупинками уделить в славу Божию и угодников до десятка или боле частиц. Естьли у вас мало, то пусть попросить у Ключаря, или у вас из ризницы. Чем больше будет мощей, тем важнее рака. Но пусть прежде пришлёт ко мне на рассмотрение планы и фасады рак85.

А до утверждения моего не давайте. О псаломщике просьбу я также получил и ныне же с резолюцией возвращаю. Дело возможное и полезное для сироты.

На сих днях изо Пскова был у меня Протопоп Лебедев, приехавший сюда для сына. Он сказывал, что Преосвященный нашел уже себе Економа из Московского Донского монастыря, и сделает его настоятелем Крипецким. А казначей совершенно спился.

Сыщите в моей библиотеке книгу в 4 листа в кожаном переплёте под названием Русская правда с моими на полях приписками и пришлите мне чрез Дикастерию.

Будьте здоровы и благополучны.

Доброжелательнейший вам Е. М. К.

4 Июля 1825 г.

Приложенные пакеты отошлите отцу Филимону.

Вам посылаю книжку об Изборске, знакомом вам86.

Заметка о. Серафима: Получены 14-го в 11-м часу по полудни, пришедшая из Шулявщины. Этот день докончили печь кирпичную, а 15-го дня служил. Господи, видишь, как волочусь и веру теряю. Дай мне терпение.

41

Преподобный отец Игумен!

Возлюбленный о Христе брат!

Ныне почта ваша от 24 июня рано пришла и я успеваю ныне же вам отвечать. Итак гости к вам уже приехали. Но я не думал, чтобы они и на корм ваш стали. Они богаты. Впрочем, так и быть. Авось вам или мне чем-нибудь заплатят. Сена у вас довольно. Но овса, думаю, нельзя уделять. Естьли Шулявская рыба не понравится, то сами покупать будут по неволе. Пиво можно давать, а вино по простоте, естьли требовать будут. Скажите гостям, что письма их я получил и сей же час отослал в их дом, а сам я отвечать им не успеваю. У вас наступает покос. Естьли нужно простое вино, то можно употребить мое с зачётом.

Мое жалованье митрополичье с провизскими и лаврское с кружкою пришлите с Анною Семеновною Шамшевою87. О сем не медля снеситесь с отцом Филимоном, дабы не упустить ездоков и избавиться почтовой платы. Вино привезть мне, думаю, также согласятся они.

Больше писать не успеваю.

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.

Июня 5. 1825 г.

Серебряные деньги здесь ходят цельный рубль 375 к., полтинный 380 к., мелкое серебро в 400 к. сполна. И так естьли у вас курс выше, то рубли и полтинними лаврские оставьте у себя, а мне пришлите ассигнации и мелкое серебро лаврское. А есть ли курс не выше, то и все серебро лаврское.

Помета: Получено 14 Июля по полудни в 11 часу пришедши из Шулявщины. – А 15 служил.

42

Преподобный отец Игумен!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 23 Июня получил я 8 Июля. От ипохондрической рассеянности вы не рассматриваете и пакетов и сделали смешную ошибку. Секретов в письме нет: но обидно игуменье. Возвращаю письмо. Отвезите и сами извиняйтесь, как хотите. Они вам голову вымоют.

Деньги платить должен казначей, а не эконом. Вот и тут непростительный ваш промах. Економ извертывается на свои постройки и чужими деньгами, а вы слепо смотрите. На нынешней почте я дал резолюцию выдать ему в займы 2000 р. И так вычтите. Что за ребячество у вас верить больше другим, нежели себе. Это часто мне досадно. То Баталину поручаете себя свидетельствовать, то Економу, то Иеромонаху. А сами как будто и доверия не имеете к себе. За то вам же отвечать и за них. Впредь мне их за себя поруками не выставляйте. Какая причина верить Економу и записку расходов? Это казначейское дело. Должности своей не соблюдаете. Никаких извинений и оправданий ваших я не приму88.

Доброжелательный вам Е. М. К.

13 Июля 1825 г.

43

Преподобный отец Игумен,

Возлюбленный о Христе брат!

Ещё письмо от 1 Июня я от вас получил. По ипохондрии ещё смешнее вы трусите и уже отчаиваетесь. Человеческое дело грешить: но покаяние очищает грех89.

Вы не пишете, уехали ль гости, и отправили ль вы с ними посылки.

Естьли в конюшне подпольных окон под стойлами вы не сделали, то по крайней мере выкопайте колодези для утоку мочи.

Естьли затруднительно делать балконы у конюшенного чердака, то я согласен их и не делать. Конюший может смотреть и сквозь окна. Подумайте с Экономом.

Дом старый что над секретарём я намерен сломать. Но надобно подождать до моего возвращения и прежде приготовить материал для кровли и надуматься о обделке остального строения. Иначе скорее испортим, нежели поправим.

Вы не пишите, получили ль вы Польскую книгу чрез отца Ректора. Требуйте поскорее, чтобы не затерялась.

Будьте здоровы.

Доброжелат. вам Е. М. К.

12 Июля (1825 г.).

44

Преподобный отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Отвечаю на письмо ваше от 19 Июля. О Заспинском покосе, отданном из половины, писал ко мне Економ. Надобно отдать и рыбную ловлю за что нибудь, выговорив дозволение ловить и нам рыбу одним неводом, когда захочем. Не приятно для нас, что и другая Шулявская мельница прорвалась, а Економ медлит взысканием с жида. Завести тетрадь докладную о выдаче сумм непременно нужно для вашей же очистки. На расплату купцам денег, задержанных Економом, я уже писал вам задержать выдачу из заёмных его денег. – В Лавру к отцу Наместнику и Филимону писал я, чтобы мои деньги прислали мне с Петром Андреевичем Аракчеевым, который к нам едет90. А серебреные рубли и полтинники вам поручить. Хорошо естьли возьмёте и мелкое серебро, которое велел было я также прислать с Аракчеевым. Ибо лучше мне получить ассигнациями от вас. Здесь рублевики ходят по 375 к., а два полтинника по 330 к. Мелкое ж серебро ровно по 400 к. У вас же всё пойдёт по 400 к., а мне нет выгоды и мелкое сюда вытребовать. Медные вы можете также принять в свою кладовую, а за всё прислать мне ассигнации. Переговорите о сем не медля с отцом Наместником и Филимоном, пока Аракчеев не уехал.

Теперь поговорю о просьбе Раевской, коей и письмо, и рисунки при сем прилагаю. Растолкуйте ей, что дело се должно итти следующим порядком: во первых надобно игуменьям прислать мне просьбу по прилагаемой форме, с коей прикажите Баталину написать на имя Чигиринской и Лебединской игумений и чрез Раевскую отошлите к ним для подписания. Резолюция первая будет такая, чтобы вам выписать справку, каких мощей частицы есть в ризнице или у вас. На справке вашей дана будет резолюция, какие мощи выдать, а ящичков серебреных не надо. Мощи не поручать Раевской, а по почте отослать прямо в монастыри под моею печатью. Над мощами написать имена Святых или номера по реестру. Раки устроенные может отвезти в монастыри сама Раевская и там в выдолбленные места на иконах вложит ящички священник с воскомастием. Рисунок, сделанный Раевскою, мне не нравится. Прилагаю свой рисунок. Пусть по оному сделает раки с вашего рисунка. Вот всё что скажите ей.

Панагия её, ко мне присланная, в Петербурге к ношению не годится. А будет у меня висеть с иконами. Даже и в Киеве носить её не годилось бы по странности фигуры. Но спасибо ей хотя за усердие. Каменьев Десятинсках пусть уже не присылает. Довольно и прежних. Число мощей надобно взять крупинки и от руки Великомученицы Варвары, к коей наипаче усердствуют женщины.

Сейчас получил я из Лавры ассигнационные, кружечные деньги. Следовательно вам остаётся только взять серебреные, крупные и мелкие и медные, а мне прислать ассигнации.

От Раевской не стыдитесь принимать усердие. Она богата.

Естампы ваши Крипецкого монастыря здесь некому дарить. Ибо Петербуржане и не знают, что есть из свете какой-нибудь Крипецкий монастнырь.

Больше писать нечего.

Доброжелательнейший вам Е. М. К.

(31 Июля 1825 г.).

Вы мне прислали выписку о Ростовских Архиереях, из зелёной книги. Я не сей требовал, А есть в другой толстой рукописной книге другой реестр одних только Ростовских Архереев. Пришлите мне список сего.

Вот ещё ваше письмо от 22 Июля. Отвечаю и на оное. За недостающий один экземпляр Словаря в числе отосланных в Курскую семинарию – деньги из моих кружечных. Ибо Словарей уже нет у меня91. Водку Анны Ивановны ко мне пересылать нельзя, и никто не возьмёт. Ибо на дороге обыскивают, и обыскивали наших Лаврских – Деньги ваши типографу отданные с роспиской ещё мне не присланы. – Серикова подряжать действительно уже не надежно. А щеты его строго поверьте и разочтите. Можно разпросить обо всем у рабочих и у других рядчиков.

Возвращаю вам и репорт ваш, на нынешней почт от вас полученный.

Помета: От 31 Июля (1825 г.) получено 11 (Августа) в 7-м часу вечером.

4592

Преподобный отец» Игумен,

Возлюбленный о Христе брат!

Письма ваши от, 2 Августа и бумаги я получил. Из бумаг некоторые возвращаю, а удерживаю только ведомость о суммах до будущей почты. Не успеваю теперь обстоятельно отвечать и на письмо ваше, Ибо пишу пред самою почтою. – Государь Император и Императрица Елисавета Алексеевна, отправляясь в Таганрог, намерены были заехать в Киев и я совсем было собрался наперед уехать к вам для встречи. Вычинил уже карету и повозку и только бы сесть на путь. Но маршрут вчера переменен и написан, мимо Киева на губернию Смоленскую, Черниговскую, Курскую, Слободскую Украинскую, и Екатеринославскую. И так я остался. А попрошусь разве к новому году съездить к вам. Маршрут Государев пришлю к вам в будущую почту. Едут в начале Сентября.

Будьте благополучны. Доброжелательный вам

Евгений М. К.

12 Августа 1825 г.

Подивитесь ипохондрии Преосвященного Псковского. Он скучил быть во Пскове и просить переводу в Тобольск! Что-нибудь видно по дому не приятное93?

Опять дурных людей вы нам прислали. Повар слаб и часто болен: а сын его вор домашний и картежник. Доведётся опять переменят. Готовьте.

Вот успели переписать вам и маршрут Государев. Дайте списать и Григорию Матвеевичу и отцу Филимону.

Заметка отца Серафима: Получено тогда, когда я ожидал и довольно скучал. Но быть так: пришло терпеть. Так и отвечаю Архипастырю. Вот такова участь человека! Терпением течём на предлежащий нам подвиг.

46

Преподобный отец, Игумен, Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Отвечаю теперь на прошло-почтное ваше письмо. О получении жалованных и провизских94 моих три тысячи я уже писал вам обмененных вами Лаврских еще не получал я.

Чудно, что отец Економ оказал неудовольствие за вычет. Хуже было бы, есть ли бы купцы вошли прозбою. Тогда начался бы суд в Дикастерии.

Печь кирпичную оставляю на вашу волю. Делайте, как лучше95. Только бы остановки не было в кладке стен.

Хорошенько вычините кровлю на конюшенном корпусе, чтобы нигде течи не было. Да и домовую кровлю до крашенья ещё позамажьте в протекавших местах, а потом уж красьте. Нужно все это кончить в нынешнее лето.

Богомолицы Петербургские приехали уже домой, и доставили мне 21 бутылку. Из них две венгерского от неплотной закупорки до половины повытекли. Но слава Богу, что прочие целы дошли. Благодарят вас за ласковый приём и угощение. А сами доехали здоровы.

Копию с вашей денежной ведомости оставляю у себя для ведения. Хорошо, что вы всё привели в ясность. Но Економу денег уже не поверяйте, чтобы самим вам не отвечать.

Пришлите мне чрез Дикастерию поскорее книгу Номоканон в старом кожаном переплёте в 4 листа печатанную в Киево-печерской Лавре 1624 г. Она из новых моих, в каталог мой ещё не приписанных, книг, а вами уже описываемых; книга не толстая.

13-е Августа 1825 г.

Письмо к Игуменье отвезите.

Ответ. о. Серафима.

Письмо, милостивеший Архипастырь, получил я нижайший 29 числа сего Августа, на которое сим всенижайше доношу. 1-е) что изволили получить провизских и жалованных три тысячи рублей, получил я предварительно от Отца Типографа и росписку его, присланную к нему от Вашего Высокопреосвященства с надписью – отдать мне. 2-е) За кровли ещё ни за ту, ни за другую мастера не принимались, за перепрыском (sic) небольших, дождей. На корпус домовой краски уже все готовы, а и на конюшню запасаются грунтом.

Слава Богу, что гостя были довольны приёмом. Доволен был очень и я их ласкою. С Авдотьей Семеновной и Анной Семеновной послано вин – Венгерского 10 бутылок (в том числе 1 Наместникова) и 11 донского. Всех 21 бутылка, которые и изволили получить. Но ещё с Анной Семеновной Шамшевой послано 14 бутылок Донского, которые, как видно, ещё не изволили получить: ибо обоих сортов вин послано 35 бутылок. – Заливали накануне отъезда их из Киева когда переливали из бочонков и заливали смолою дважды. Ранее было перелить не возможно, потому что не известно было, возмутъ ли или не возмут; а потому и закупорки было заметитъ нельзя, как она была крепка.

Деньги теперь вместе храним, и выдача была теперь, – только жалованной штатным, и от эконома за житьё в Теремском хуторе. Представить было нужно прихода и расхода оных ведомость, но за отлучками его в хутор остаётся до будущей почты. Ещё выдача необходимо будет купцам. Дехтеров давно требует денег и за нынешнии заборы уже не однократно приходил.

Вчераший день были в Заспе и смотрели сена, которому теперь же представляется Вашему Высокопреосвященству Ведомость. Равно и Теремскому хлебу, снятому по настоящее время.

Книгу Номоканон при сем покорнейше представляю.

Письма Эконому доставил, а Игуменье не успел отнести; доставлю во время вечерни.

О. ректор Архим. Кириллу Словарь купил в лавке за восемь руб. асс. и отослал в Курскую Семинарию.

30 Августа 1625 года. Отослано в Дикастерию с Михайлом.

47

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Посылаю вам списки Императорских благодарностей за поднесённую мною книгу96. Покажите сие списки и Флоровским, и хотя копию дайте. При сем то подносе я у Государя выпросил Белогородскую мельницу и уже имею уведомление Кабинетское, что велено отдать мне. Копии сих повелений пришлю после, а вы пока помолчите, чтобы Казённая Палата не знала, пока получить указ.

К типографу Вениамину ныне же пишу, чтобы экземпляр описания Собора дал вам. Читайте для познания Киева97.

Государя и Государыню Императорицу мы проводили. Но из докладов, Синодских ни один не подписан. Я только успел выпросить милость98.

Призывая на вас Благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам Е. М. К.

5 Сентября 1825 г.

Почта ваша начинает уже опаздывать приходом к нам и потому вдруг по получении отвечать вам уже не успеваю.

Помета: Получено 15 Сентября 1825 г.

48

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше и ведомость о сене и хлебе получил я 12 сентября по уходе уже почты, которая от весьма дождливой у нас погоды уже опаздывает. Аарону, от досугов своих, требующему от меня недосужного ответов, прилагаю оный. Много и нужных писем достается писать и к вам и в Лавру и в училища и в Дикастерию. А пустяков писать некогда. – Жаль, что непогода мешает вам красить кровли. Стены в сарае с простенками надобно бы обе вместе класть, дабы лучше связать, иначе простенки не свяжутся. – Отца Алеския – надобно ободрить сшитием платья и денежною наградою. Економ доволен, от монастыря, а вы от меня. Но Алексию негде взять. Спросите, в чём ему нужда и представьте мне99.

А вы не малодушничайте. Мы все по монашеству званы на служение, а не на покой. Требовать от других о себе попечения, не печась о общей пользе, не монашеское дело100. Каталог рукописям Анастасевича ещё не поправил. Здешняя жизнь всем многосуетная. Чудно, как ещё исправляемся. Истинно бежал бы отсюда. То и дело новые препоручения и затруднительные обстоятельства.

Призывая на вас, благословение Божие, есмь

доброжелательнейший вам Евгений М. Киевский.

16 Сентября 1825 г.

Заметка о. Серафима: 24 получено 1825 г. И за эту милость Архипастыря благодарю Бога. Что-жь делать – терпеть!

49

Преподобный отец, Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Бумаги ваши с записною книгою я получил и при сем возвращаю. – В конюшенном сарае поперечные стены надобно связывать хотя деревянными жердями, а вверху брусьями с клиньями. Иначе не надежны будут и длинные стены. О сем прежде уже писал я и к Економу. Не знаю, успеете ли вы на нынешнюю зиму перевести лошадей в новую конюшню. Изба конюшенная, как старой кладки, без сомнения будет суха; но новая на дворе едва-ли ещё годится. – Какова то новая ваша баня. – Хорошо, что от жида отобрали мельницу с описью: но кого же вы туда посадили101? Хорошо, что и Кудрявскую ветхость обращаете на обжигу кирпича.

Бехтеевой письмо я получил. Скажите им благословение моё и всегда сказывайте: но писем я им и при отъезде не обещал и теперь не обещаю. Им охота до писем, до поклонов, и благословений: а мне чем далее, тем менее досуга. Я и к вам пишу только по делам.

Призывая на вас и труды ваши благословение Божие, есмь

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

19 Сентября 1825 г.

Заметка о. Серафима. Получил 10 часа 30 сентября 1825 г.

Уже почти при окончании письма – и на эти оба в том отвечал. Там писал и о Серикове, что он хочет брать рыбную ловлю и наддаст 10 пудов рыбы дому сверх 150 р. – и о поветной стене, что её он скласть советует; также и о дровах, что может быть с уступкою будут сечь – а об этом торговаться подождать.

50

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

В письме моём уже запечатанном забыл я ещё один вам приказ: из библиотеки моей по каталогу в статье книге древних классических авторов под №75. Книгу французскую Essai sur Pindare par Vauvilliers в бумажном пестром переплёте пришлите мне с первою почтою

при делах дикастерских102.

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

19 Сентября 1825 г.

Получил я ещё от хлопотуньи вашей Раевской письмо, но отвечать не успеваю.

Помета: Получено 10 часа 30 сентября 1825 г. Уже почти кончил письмо.

51

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Два письма ваши от 16 и 20 сентября вдруг я получил и с планом сада. Пока не очистите вы землю садовую от каменьев, щебня и извести, то и о плане думать ещё не можно. Кровли кажется поздно уже красить и понапрасну краску тратить. Можно отложить до весны. Худо вы также вздумали простенки в конюшенном сарае класть после кровли. Без связи со стенами они не прочны. Я уже писал о сем и к Економу и к вам но не помятуете.

Раевская безвременно спешит, не дождавшись ещё моей резолюции.

Отца Аарона и Бехтеевой письма я получил. Скажите им моё благословение, а отвечать нечего. Ибо то, что писал ко мне отец Аарон, репортовал уже мне и собор и резолюция дана: пусть справятся. А и также и отец Филимон давно меня о всем сем уведомил103.

Нынешняя ваша почта от распутицы поздно и только теперь пришла, а привезли мне множество бумаг из Лавры, Дикастерии и других мест. Едва успеваю возвратить с резолюциями, а потому и вам писать больше не успеваю.

Доброжелательнейший вам Е. М. К.

29 Сентября 1825 г.

Помета: Ответ 11-го (т. е. Октября).

На обороте заметка рукою Иеромонаха Федота:

При сем письме вместе получено и диакона Петра Тихого письмо с десятью рублями.– Отдать Ананихе. – Письмо диаконово от 30 сентября, а от Анана к жене 25 сентября. Иеромонах Федот104.

52

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

С нынешнею весьма опоздавшею почтою я получил и ваше письмо от 27 сентября и спешу отвечать. Крашенье вашей кровли меня беспокоит. Не в пору и не в добрый час начали вы красить. Слишком опоздали и лучше бы оставить до будущего лета. Худые и не расчетливые вы хозяева.

Простенки в сарае утверждайте как можно надёжнее. В углу от конюшни предполагал и я сделать подвижную поветь для Екипажей рабочих на столбах, а не по стене. Для волов же можно от той повети протянуть стенку к сараю с воротами затворными и также накрыть

поветью. Но Економ мне об этом не писал. Напрасно теперь не прислали вы плана, а я на угад свой план при сем прилагаю.

Есть-ли кирпича достанет для крыльца и для поперечной конюшенной оградки, то их и строить. Но кажется уже поздно и стены не присохнуть, а особливо с худым кирпичом. Жаль, что вы не успели найти лучшую глину. Чем глубже она, тем лучше.

Отца Аарона письмо получил я. В ответ скажите ему, что я утвердил уже доклад о подкреплении его келий, мне кажется и он уже опоздал. Осенняя кладка контрофорсов не прочна, а к весне поотдавшись развалить и келью его. Худые хозяева их клали без связей. На их век достало: но преемникам не досталось.

Докучливая Раевская и теперь ещё прислала письмо о мощах. Но решение я уже послал к вам на прошлой почт. В Грамматах впишите имена настоятельниц.

Будьте здоровы и благополучны – доброжелательнейший вам Евгений М. Киевский

7 Октября 1825 г.

Помета: 19 окт. получено.

53

Преподобный отец Игумен, Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

На прошлой почте отправил я к вам копию указа, а теперь посылаю письмо к Вице-губернатору Катериничу, которые пусть отец Економ лично ему вручить105. Я прошу его, чтобы мельница сдана была без повреждения и в исправности по описи и контракту, который при сем также к вам посылаю106. Есть ли вдруг арендаторов к вам не явится, то нужно будет посадить своего мельника, или нанять и поселить там от дому смотрителя и

сборщика, которого и приищите, не помедля. Я надеюсь на отца Економа, что он умеет строго принять мельницу. Нужно также узнать, есть ли при мельнице казённая пропорция земли полдесятины для насыпки плотины. Пусть о сем он спросит у Вице-губернатора. А есть ли нет, то можно просить в Казённой палате об отводе. Ибо есть на сие указы.

Еще скажите отцу Ректору Кириллу, что есть ли Курский Преосвященный будет ещё требовать моих Словарей, то чтобы брал из лавки по 8 рублей, но отправил по 10 рублей, дабы не разниться с прежнею ценою. Лишнняя же по 2 рубли чтобы вам отдавал.

Прилагаемое письмо доставьте в Флоровский монастырь чрез верного.

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.

10 октября 1825 г,

Сей час получил я и ещё ваше письмо от 30 сентября. Отвечаю я на оное. Книга французская получена. Кровлю поздним крашеньем вы испортите и краска пропадёт. Не лучьше ли остановиться; распоряжения ваши о постройке палисадника одобряю. О поветях я писал уже вам и послал план. Буду ожидать вашего мнения, годится ли он. Об отдаче Заспинской ловли советуйтесь с отцом Економом, как выгоднее, но непременно в контракт включите, чтобы и нам одним неводом ловить, а это, как вам известно, бывает редко, при нужных только случаях. Лучше уступить из цены, нежели сего права лишиться. Лошадей можно перевести на зиму в новую конюшню. Целее будет сено под глазами. Конюших можно будет поместить в чердаке. Но смотреть за печью, чтобы не сожгли. Обкладены ли трубы войлоками? Чердак щекатурить в будущей лето. В бане пол без осмоленья ненадёжен будет. Да и сток лучше бы вывесть на передний двор. Ибо было бы короче, и легче прочищать. О рубке дров с кожемяками можно договориться. Совет отца Алексея хорош.

Приложение к письму – под № 53.

Милостивый Государь

Василий Степанович!

В долговременном моём молчании пред вами я не смею уже извиняться: но покорнеше прошу милостиво принять сие моё письмо. По бедности доходов Киевского митрополичьего дома я осмелился у Государя просить оному Белогородской мельницы, помня, что и вы мне оную некогда рекомендовали. Государь благосклонно принял мою просьбу и пожаловал мне сию мельницу, как изволите осмотреть из прилагаемых при сем копий. Теперь с покорнейшею просьбою обращаюсь к Вашему Высокородию о том, чтобы сия мельница без всякого повреждения и в исправности по описи со всем строением надежно вычинённым сдана была Дому при коммисаре от Казённой Палаты. Ваше Высокородие всегда были благорасположительны к духовным местам и ко мне самому. Почему надеясь и в сем на благосклонное ваше внимание к моей просьбе, всегда буду почитать себя вам обязанным с совершенным почтением и преданностью.

Вашего Высокородия Милостивого Государя.

8 октября 1825 г.

Его Высокородию Василью Семеновичу Катериничу, Вице-губернатору Киевскому107.

54

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 4 октября получил я 14, по отходе уже вашей почты, а потому и не успел отвечать тогда. Поздно, поздно вы красите кровлю и от нетерпеливости всю краску потеряете, так что на лето вновь красить достанет. Остановитесь.

На торопливость вашу о насаждении сада также по прежнему отвечаю, что не распахавши и не очистивши земли от мусора и известки и при том не сделавши плана, нельзя о сем и думать. На работников, даваемых Раевскою, не льститесь. Лучше однажды сделать хорошо,

нежели худо сделанное переделывать. Вы опрометчивы. Вспомните, что и в Крытцах от поспешности иное вновь переделывали. Это не значить хозяйство. Пословица говорит: десять раз смеряй и однажды отрежь. Вообще – жить в хозяйстве сперва должно делать нужное, потом полезное, а наконец приятное. Но сад есть дело приятное и должно быть после всего. Нынешнею осенью вспашите волами весь сад, выберите кирпичи, мусор и известку. Первая польза от сего та, что найдете много кирпича; вторая, что подрезав корни бурьяну, коим зарос весь сад, не дадите ему на лето рост, а особливо есть пи корни граблями собревши в кучи, сожжете и золою удобрите землю; третья выгода, что вспаханную землю разравняете по ямам, коими все то место преисполнено. А с ямами что за сад?

Хорошо сделаете, есть ли с отцом Економом съездите осмотреть Белогородскую мельницу и распросите обо всём у тамошнего священника. Это нужно для предосторожности в приём.

Призывая на вас и труды ваши благословение Божие, есмь

доброжелательнейший вам Евгений Митрополит К.

17 октября 1825 г.

Письма свои можете посылать прямо под моею печатью, надписывая рапортами с номером, пакеты делать в листовую бумагу.

Госпожам Бехтеевой и Придорогиной скажите мое благословение и благодарность за их письмо от 3 октября108.

55

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возпюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 25 октября получил я 5 ноября. Спасибо Вице-губернатору за обещание. Мнение ваше об оставлении мельницы у содержательницы пока, я одобряю109. Но надобно написать контракт осмотрительный. Хорошо, что распорядили вырубку дров в Заспе. Зимою надобно и перевозить. Ибо летом затруднительно, как уже вы видели. Секите больше дров – Конюшню надобно ныне не перевесть для сбережения сена от воровства на подворье.

Прилагаю письмо Серикова. Рассмотрите с отцом Економом. Но, по моему мнению, Сериков правду говорит, что по 6 рублей с тысячной кладки в проломах взять не можно. Ибо в оных кладки труднее, нежели в сплошных стенах. Половинки и дроби в кладке также затруднительны каменьщикам. Но засыпка щебнем гораздо легче кладки и потому должна быть дешевле и оценка. – Впрочем старайтесь и дому не изубытчить и Серикова, который нам нужен и для переду.

Нужно и для колодезя в доме приуготовлять сухой лес. Делайте колодезь пошире, ибо лучше будет вода. Хорошо, есть ли бы сделать в 4 аршина в поперечник. В широко не столь скоро гниёт дерево и свежее всегда проницает воздух.

Прилагаю вам ещё доверенность на получение моих Командорских денег из Казённой палаты110.

Призывая на вас благословение Божие, есм

доброжелательнейший вам. Евгений М. К.

11 Ноября. 1825 г.

Пора писать расходы строевые в книгу и собирать росписки. Сериков в этом притеснит вас и затруднит в росписках.

56

Преподобнейший отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Длинное письмо ваше от 1 ноября с коротенькою описью я получил 12 числа. Опись действительно коротка и для содержателей больше, нежели для хозяев выгодна. Непременно подобно оставить мельницу у содержательницы, дабы с хлопотами не расчитываться, на год или более как увидите необходимость с отцом Економом. Контракт надобно хорошенько обдумать. Справьтесь с контрактами Шулявской и Паньковской мельниц, мною обдуманными111. Надобно узнать, что платила до ныне содержательница. Есть ли таять, то не ошибитесь. Помню, писал мне отец Економ, что до 4000 р., а по описанию вашему вижу, что мельница хорошо и прочно обделана. А оценивать нам её и нельзя, и опасно прежде контракта, ибо по оценке сами доплатить принуждены будем. Я надеюсь на ум и осторожность отца Економа и ваш. Промаху не дадите. От споров я привязчивости остерегайтесь, чтобы не оскорбить содержательницу. Уступчивостью и согласием больше успеете. Самим нам содержать нельзя и скорее разорим, нежели созиждем. Все ваши советы в письме хороши. Но нужен и совет Серикова, есть ли только он смыслит в мельничном деле. Можно ещё взять из Лавры и Економа отца Антония. А когда, Бог даст, я приеду, то и сам посмотрю. Ответа от Государя ещё нет. Погода у нас всё ещё распутица и зимы нет и признаку. Однако-ж, екипажи я уже готовлю. Ушедши от здешних хлопот, найду я много и у вас. Но да подкрепит Господь Бог силы112.

Больше писать не успеваю, и призывая на вас благословение Божие, есмь всегда

доброжелательнейший вам Евгений М. Киевский.

14 Ноября 1825 г.

Евпраксие Алексеевне и Елисавете Алексеевне скажите, что письмо их получил и благодарю113.

57

Преподобные отцы Игумены Эконом и Казначей!

Возлюбленные о Христе братия!

Письмо ваше от 8 Ноября я получил. То, что на оное отвечать мне должно, увидите из отметок моих на вашем репорте. О плотине на всегдашний щет крестьян и хлопотать здесь нельзя, а хлопочите вы в Киев хоть на половину. Легко может статься, что мужики откажутся и от половины, а для большой дороги сделают свой мост ниже мельницы, который прочнее и дешевле будет им содержать, нежели вашу плотину. Есть ли же не будет плотиною большой дороги, то и плотина будет рыхла. Ибо ездоки её укатывают крепче. Пруда отнять у мельницы не можно, ибо он от плотины бывает. Затейливо вы требуете, чтобы и сваи вам всегда поновляли мужики, ибо сваи нужны только для охранения мельничной плотины. А не участвующим в мельнице, какая до того нужда?

Шулявская мельница по близости дома может быть и под своим надзором. Заспинских ловель без выговора себе тони отдавать не можно.

Спасибо за заготовление Заспинских дров. Рубите больше и для переду. Это тоже, что наличные лежачие деньги. Мы ничего не теряем. Но успевайте перевозить зимою. Вы видели уже, как затруднительно вывозить летом.

Призывая на вас благословение Божие, есмь

доброжелательнейший вам Евгений М. Киевский.

21 Ноября 1825 г.

Помета: 5 получено Декабря 1825 г.

58

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Вот и содержательница Молчанова присла мне прозбу, которую препровождаю вам на разсмотрение с отцом Економом. Она видно безпокоится о ращете своих издержек: но и нам наведёт безпокойство своим ращетом, когда потребует уплаты или начнёт, свою постройку ломать. Почему надобно ей уступить мельницу, но не на 6 лет, а на 8. Есть ли не прибавить платы до 4000 р., то на первый случай довольно и 3000 с обязательством всё построенное оставить дому, плотину, шлюзы и отводные быки новые устроить и в исправности сдать. Между тем у маклера нужно выправится, точно ли по 8000 р. мельница отдана была на контракт.

Есть ли погонитесь на первый случай за большим, то потеряете и малое, а сами всё устроить не ссилите и меня только безпокоит будете безтолковыми спросами о разрешении. Думайте, как лучше, а особливо о точнейшем, контракте. Как их писать осторожно, вы уже знаете.

Призывая на вас благословение Божие, есмь

доброжелательнейший вам Евгений М. В.

25 Ноября 1825 г.

59

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 18 Ноября я получил. Вот и завидная мельница наша нам не без хлопот. Василий Семёнович дважды уже пишет мне в пользу Молчановой. Прилагаю ему мой ответ, который и доставьте ему114. А дабы и вы для соображения своего в сем деле знали силу моего ответа, то прилагаю вам копию с оного. Списавши, возвратите мне. Есть ли Молчанова заупрямится, то надобно поспешить делать торги к весне, могущей полою водою всё испортить. Возвращаю вам и контракт Молчановой. Копию с оного я у себя оставил. Есть ли крестьяне не согласятся взять на своё содержание плотины и отводных свай, то всё сие должно поместить в контракт содержателю. Для приманки крестьян можно в контракт содержательский включить 6-ю статью из контракта Молчановой. Содержатель верно не откажется, а выгоды своей не потеряет, ибо чей бы ни был хлеб, ему всё равно молоть из платы. Контракт легко можете написать, соображая статьи крестьянского обязательства с контрактом Молчановой и с контрактом Серикова, данным на Паньковскую мельницу, и с Жидовским на Шулявскую, наблюдая что нужно особо и для Белгородской. Из уважения к посредничеству Василя Семеновича я даже согласен Молчановой отдать и за 3000 р., но за сию уступку, без торгов, надобно контракт написать построже. Но важнее всего – не упускайте весеннего времени. Вы не достали контракта, на каком Бакалов снял мельницу от крестьян. А это бы нужно. Можно справиться или в земском суде, или у маклера. Ибо где-нибудь непременно оный записан.

Благодарю за заготовление в Заспе дров. В Теремках сарай надобно перестроить. Нужно рядить и на выделку кирпича в Шулявщине. Вам много ещё надобно кирпича и для отделки городовых построек. А также нужно промышлять и об взвести для оштукатурки дома городового. Спросите у Серикова, какая для сего лучше известь, браиловская, или привозная меловая. Нужно зимою же приготовить и песок для штукатурки, думаю речной.

О плане для нового Шулявского дома каменного надобно мире самому подумать и выбрать для сего досуг: а старой останется конюшим двором и скотным для дворика. Но без Архитектора не обойдется в план. Для сего нужно бы его поманить выдачею ему хотя 300 р. за планы городового дома и церкви, обещая и впредь награду. Ибо даром работать не будет. Шулявский старый дом пусть пока стоит. Когда новый Бог сподобит отделать, то лес старого употребим и на оный. О втором парадном крыльце городового дома подумаем к весне, пока заготовите кирпичу в Шулявщине, а без складки каменной нельзя начинать и деревянной работы. Для нового Шулявского дома рано ещё покупать лес. Но известку и песок должно готовить.

Кажется на всё ваше письмо теперь написал я ответы.

Каталог рукописных книг ещё не прочитан. Здешние занятия и у Анастасевича многозаботны.

Призываю на вас благословение Боже.

Доброжелательнейший вам Евгений М. К.

30 Ноября 1825 г.

Приложенные два письма отошлите по адресам.

Вот ещё вам комиссия: возьмите у отца типографа Лаврского 18 экземпляров моего Словаря о духовных писателях. Заплатите ему из моих денег по 8 р. за каждый и того 144 р. Из сих екземпляров отправьте по почте 1) 10 екземпляров к преосвященному Епископу

Курскому и Белоградскому Владимиру в Белгород. 2) 8 екземпляров в Воронеж на имя служащего в тамошней Воронежской консистории Коллежского Секретаря Степана Григорьевича Устиновского115. – Об исполнении уведомьте меня.

60

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 29 Ноября я получил. Орденские деньги примите все вместе в Генваре за целый год. Плотины на свой щет нам принять никак не можно, а должно отдать содержателю какой будет. О сем хлопочите вы а особливо это дело отца Економа. Я своё сделал для дому. А помогать вам в отдаче мне не можно отсюда. Из письма моего к Вице-губернатору вы можете видеть мои мысля, что если мужики не будут помогать, то принудим их отвести от плотины большую дорогу. Это для них стоит плотины и они должны испугаться. Да хотя бы и содержатель взял на свою ответственность плотину, то и после, спустя несколько времени, можно их сею угрозою пугать и даже исполнить действительно. Это можно тайно внушить и содержателю, но в контракт не прописывать.

С Сериковым разщитывайтесь сами как хотите, меня не затрудняйте. Ибо за глазами всё для меня темно и решения моего не получите.

Бехтеевой и Придорогиной скажите мое благословение и благодарность за их поздравительное письмо.

Призывая на вас и труды ваши благословение Божие,

есмь доброжелательнейший вам Евгений М. К.

11 Декабря 1825 г.

Письмо к Игуменье отошлите.

61

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Донесение ваше о Домовой мельнице я получил. При торгах лучше уступить: но плотину на своё содержание отнюдь не брать. Ибо при первой порче будет спор, а вычет за простой мельницы. А содержатель для себя исправнее будет содержать и плотину. Молчановой и Василью Семеновичу можно прямо объявить, что жалоб мы не боимся, а с нею суд заведём, есть-ли сдаст неисправно. Не допускайте до весны. А есть ли допустите, то и я помочь вам не могу.

Хорошо, что отправили книги в Белгород. Отправьте и в Воронеж.

Известку для штукатурки заготовляйте. Но в контрактах с жидами остерегайтесь и возьмите залог. Спросите в Лавре, как с ними поступали.

Вы пишите, что вам скучно и на покое жить в Киеве. Но нам скучнее здесь. Неужели вы больше нас любите веселье? Вы мне здесь не столь нужны, как в Киеве.

На другого ни на кого положиться я не могу. А по вашим мыслям заключаю, хоть разорись дом!

От Бехтеевой, Придорогиной и Раевской получил я поздравления; поблагодарите им. Жаль, что отец Аарон изнемогает. А пещеры он обновил.

Ращет ваш суммы при сем с резолюциею моею вам возвращаю.

Призывая на вас благословение Божие, я есмь

доброжелательнейший вам Евгений М. Киевский

30 Декабря 1825 года.

Сделавши ращет пятой тысячи, уведомьте меня, сколько мне причтется.

62

Преподобный отец Игумен Серафим.

Возлюбленый о Христе брат!

Колодезь поспешите окончить зимою, иначе земля будет обваливаться. Думаю глубок будет. Но дай Бог найти воду. За письма Бехтеевой и Раевской скажите им благодарность и благословение. А писать некогда.

Дрова нужно также вывозить или убрать на высокое место от половодья зимою.

У вас стужа больше нашей. У нас не было ещё более 16 градусов.

Будьте здоровы и благополучны.

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

16 Генваря 1826 г.

63

Преподобный отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Рапорты ваши от 20 и 24 Генваря получил я уже 9 февраля и потому не успеваю вам возвратить их ни с нынешнею почтою, ни с отъезжающим ныне Сериковым. Причиною медленности сей то, что ныне все пакеты на почте пересматривают. А вы имеете неосторожность влагать в свои пакеты партикулярные письма. Мне нельзя будет защитить вас от штрафа, есть ли это откроется. Остерегитесь да и сами всегда на своих рапортах выставляйте номер и ничего кроме по должности не пишите. Ныне всех подозревают. Времена опасные116.

Сериков устно расскажет вам про наше житье-бытье. А писать больше ничего не успеваю. Призываю только на вас благословение Божие

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

10 Февраля 1826 года.

Отцу Аарону и Бехтеевой скажите благодарность за письма, а писать им некогда.

Помета: Получено 8 марта 1826 года в 8 часу от утра.

64

Преподобнейший отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Приходо-расходные ваши ращетные книга я прочёл и благодарю вам за труд ваш многий. Передержки одних статей с остатком от других простительно при постройках, ибо сего иногда избежать нельзя. Ошибка только, что с Сериковым не делали договоров. Но надобно ращеться, утверждаясь хотя на его показаниях. Ибо иначе он не даст росписок. Прежде издержки всей суммы нельзя подавать Казённой Палате отчётов, а в запас, только

не упуская времени, должно росписать и очистить росписками 25,000 р., потом росписать и очистить также и остальную сумму. По окончании расхода всего должно представить Дикастерии, дабы нарядила она комиссию для освидетельствования всех построек и с сим уже освидетельствованием книги представить Казённой Палате. Но вам все уплаты немедленно должно записывать и брать хотя особые росписки для пришития их к белой книге. От запущения в случае отлучки или смерти получателей вы будете в крайнем затруднении до невозможности.

Чтобы не упустить нынешним летом отштукатурить дом, я думаю, что другую половину кровли надобно начать красить с весны.

На отделку кузницы и кузнечного двора пришлите планы.

Поздравляя вас наступающими днями св. Пасхи, есмь доброжелательнейший вам Евгений М. К.

10 Апреля 1826 года.

65

Преподобный отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Репорт вам с запискою о Никоновой книге я получил и благодарю. Равно и за прежнее праздничное поздравление. Скажите мою благодарность также за поздравление отцу Киево-софийскому протоиерею с братиею и отцу Аарону и его сёстрам. Отвечать особо истинно некогда.

Прилагаю вам с отцом Економом на рассмотрение письмо Серикова. Он винит Трухачова, но едва ли сам не хитрее. Берегитесь, чтобы и вас не провёл. Кому из нас ехать в Москву, о сию пору ещё не решено. А расходов будет там много. Есть ли ваши туда поедут, то можно с нами переслать мне мои кружечные деньги117.

Весна наступает. Принимайтесь за постройки. Кажется кровлю надобно докрашивать с весны, дабы скорее приступить к штукатурке, которая к осени лучше присохнет. Нужно приступить и к деланию кирпича. Ибо много ещё у вас недостроено. Думайте и о новой кузнице и о докончании оградок. Все начато, но не всё ещё кончено.

Будьте благополучны – Е. М. К.

27 Апреля 1826 года.

Скажите мою благодарность за поздравления отцу Михаилу Кучеровскому и Бехтеевой. А писать им особо не успеваю118.

66

Преподобный отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Возвращаю вам ваши бумаги. Отец Ректор Мелетий пишет, что он вас помирил119. Но бумаги сие берегите впредь на случай. Они послужат доказательством и при будущих вам, случаях.

О поездке в Москву и. о времени коронации ничего ещё не решено. Кончина Императрицы всё остановила120.

Лаврский Наместник, вместо почты думает, ехать на долгих наёмных121.

В таком случае и диаконов мною назначенных отправить с ними также.

Призывая на вас благословение Божие, есмь всегда

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

1 Мая 1826 года.

67

Преподобный отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Деньги мне причитающиеся из Лавры за прошлый год, возьмите к себе и запечатав положите в церковную кладовую, а ко мне не отсылайте. Ибо по ращёту моему оказалось у меня достаточно денег на поездку, а обещают ещё и из казны на проезд дать, и я надеюсь отпросится из Москвы к вам. Крайне тяжко здешнее житьё. Время нашего отъезда ещё не известно. Ждём погребения Императрицы, а тело её к Петербургу дойдёт 18 июня. Неделя пройдёт в церемониях. А после разве будет распоряжение.

Весь Апрель и половина Мая у нас были прекраснейшие, а теперь наступили дожди и холод. Феодор мой всё ещё болен и не надёжен для поездки в Москву122. Разве Алексея возьму. Но и все мои здесь скучают. Двух диаконов при отъезде отпущу в Киев с книгами и с одним мальчиком.

Призывая на вас благословение Божие, есмь всегда

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

22 мая 1826 года.

68

Преподобный отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Рапорт ваш о деньгах полученных из Лавры я получил. Распорядите серебро как знаете лучше. А деньги запечатав храните в общей соборной кладовой, записав и в кладовой реестр. Я же нужды в них не имею. Дай Бог скорее к вам возвратиться. Тогда расположимся лучше во всём. А здесь жизнь не надёжна, да и не здорова. Люди то и дело больны, и много выходить на лекаря и лекарства. Феодор не способен за мною ехать в Москву. Но о времени поездки ещё неизвестно. Полагали коронацию на 6-е августа: но другие толкуют, что прерывать Успенский постъ торжествами не прилично и советуют после Успевния. Всё ещё не решено. А иные говорятъ 31 июля. Лаврскую записку о деньгах возвращаю, а копию вашу оставляю.

Призывая на вас благословение Божие, есмь доброженательнейший вам Е. М. К.

23 июня 1826 г.

Погребение Императрицы совершено 21.

Но теперь остается ещё хлопотный Сенатский суд, не конченный123. В самое безпокойное время мы здесь живем.

Приложенное письмо Лохвицкому отдайте для доставления соборному священнику Кучеровскому124.

69

Преподобые отцы Економ и Казначей!

По получения сего снесшись с Лаврским отцом Наместником и Софийским Протоиереем, по прежнему моему предписанию отправьте при них двух диаконов с паспортами из Дакастерии. Думаю всем дешевле ехать на наёмных протяжных. Нашему выезду время ещё неизвестно. Ибо с 28 сего месяца опять занимают нас в Сенат и по утру и после обеда, ие исключая и праздников никаких. Силы истощаются. Помолитесь об нас.

Призывая на вас благословение Божие, есть доброжолательнейший вам Евгений М. К.

39 июня 1826 г.

Репорт о производстве работ получен.

Приложение к письму 69-му.

Економическая Записка для каменного строения (писана рукою Эконома, но исправлена М. Евгением).

Кубическая сажень кирпича 3840, а в аршине 182 18/21. – На 100 тысяч кирпичей 10 кубическихъь сажен извести. Песку на 10,000 кирпичей 1-на кубическая сажень или на 100, 000 10 кубических сажень.

Или на 1000 кирпичей по 4 четверти каждая четверть извести по 6-ти пудов. В кубическую сажень входит по 50 четвертей, а пудов 480.

Заметка рукою о. Серафима: Вычитая даже известь в кубической сажени считается по сделанной пробе кирпича не три тысячи восемь сот сорок, а 3240 кирпичин.

70

10 Июля. (1826 г.)

Мы только вчера суд в Сенате кончили и о времени поездки нашей точно ещё не знаем. Государь отправляется 16 июля и думаю в след за ним мы. Поехали ль ваши? Как бы не опоздали. Ваши пакеты есть ли получены будут по отъезде, то препровождены будут ко

мне в Москву, а оттуда ответ получите. Впрочем для верности посылайте свои вместе с дикастерскими.

Бехтеевой и Придорогиной письмо получил. Всё жалуются на какия то притеснения. Бог знает, что у них.

Репорт ваш о певческих суммах также получен. Храните их в соборной кладовой с прочими.

71

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

По полученному щету возмите деньги в Лавре и приобщите к моим.

Я совсем собираюсь уже ехать в Москву. Есть ли какие от вас пакеты будут, то посылайте по прежнему в Петербург, отсюда оные пересылаемы будут в Москву. Это вернее. Между тем молитесь Богу, чтобы он совершенно возвратил нас к вам. Нет сил здесь жить и все скучились.

Призывая на вас благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам Е.

14 июля 1826 г.

Сего-дня я выезжаю в Москву.

Помета о. Серафима: Получено, Высокомилостивый Архипастырь, в 11 часу 24 июля 1826 года и благодарю Господа за милость его ко мне. Врази мои обыдоша меня. Да помилует меня Бог от них.

72125

Преподобный отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Два рапорта ваши от 7 и 11 июля я получил чрез Петербург. Теперь можно вам прямо с Дикастерскими бумагами адресоваться в Москву. Не известно, сколько мы здесь пробудем, а вероятно весь Август. Ибо день коронации ещё не назначен; и думают, что будет после Успения Богородицы. Ваши до нас ещё не доехали126 Мой Фёдор со мною, но опять занемог. А я мало взял с собою людей, и потому жду ваших. – Наш отец Економ завязался тяжбою с своим Графом и потому часто отлучаться будет в монастырь и дому на него надеяться нельзя127.

Я ещё не просился в Киев, да и нельзя до коронации. Между тем покупаю новые повозки и починиваю карету. Есть ли Бог даст – увидите меня, то заметите во мне большую перемену. Много и похудел и поседел. Но слава Богу силы ещё не упали для Киевских трудов. Помолитесь о мне.

Из Петербурга с 22 числа отправлены уже к вам два диакона и два певчих с обозом книг.

Прилагаю рапорт отца Петра. По оному сделайте ращет. Из лавры получите мой кружечный подел за первую половину сего года 8275 р. 37 коп. О сей выдаче вам дана от меня резолюция лаврскому собору.

И я думаю, что побелка по старой штукатурке будет не прочна без обтирки. Лучше лишнее заплатить, но прочнее сделать.

Хорошо, что крыльцо и друге отделаны. Кажется можно и его ощекатурить к осени, а лестницу такую-ж устроить как в первом. Пора строить кузницу.

Есть ли медянки и останется, то годится на Собор. Но Бог даст, всё распорядим по приезде.

Ведомость о суммах моих у себя оставляю.

Расходы мои в Москве больше, нежели в Петербурге. От съезду людей всё здесь вздорожало. Но благодарение Богу, что деньги мои в запасе у вас есть.

Призывая на вас благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам. Е. М. К.

Москва. 30 июля 1826 года.

В Москву приехали мы 20 Июля. Итак теперь уже 10 дней гостим. А ежедневно и гости надокучают, как в Петербурге. У вас покойнее.

73

Преподобный отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Давно от вас не получаю известия, особливо, доехали-ль до вас благополучно Петербургские наши. А от вас в Москву приезжие живут ещё без дела. Коронацию полагают 22 Августа, но ещё не объявлено. Тут много будет хлопот. Церемониал посылаю ныне в Дикастерию. Посмотрите. Я ещё не заговаривал о прозьбе в Киев, а доведется разве после коронации, и не знаю что выдет.

Разщетшись с своими деньгами, я увидел, что мог пожертвовать на Киевское попечительство 5000 р. и потому в здешний опекунский совет положил уже оные и теперь

посылаю к вам билет, дабы в переезжей дороге между бумагами не затерять оного. Велите Баталину записать его в журнал и отдать с роспискою попечительскому казначею для положения в кладовую к суммам попечительским128.

Повозки мы новые уже здесь купили и карету вычинили. Всё готово. Дай Бог только по желанию выехать. Фёдор мой здесь ещё не выздоровел от слабы. Петербургская жизнь и езда всех нас надсадила и сокрушила.

Оставшиеся в Петербурге также горюют. Издержки везде большие. Но слава Богу, наши деньги у вас в запасе есть.

Призывая на васъ благословеше Божие, есмь всегда –

доброжелательнейший вам Е. М. К.

Москва. 17 Августа 1826 года.

Возмите осторожность, чтобы в спальне моей клопов не было. Везде клопы уже надоели.

74

Коронация последует 22 Августа. О прочем после уведомлю.

20 Августа 1826 года.

75

Преподобнейший отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Посылаю вам несколько экземпляров моей речи129.

Больше после пришлю или вам привезу. Но об отпуске тоже доселе ничего ещё не решено, хотя многократно напоминал уже. Помолитесь Господу Богу. А за тем я удерживаю и наместника с протоиереем.

Призываю на вас благословение Божие,

доброжелательный вам Е. М. А.

31 Августа 1826 года, Москва.

Речи раздавайте всем.

Заметка о. Серафима: Архипастырь Божий, да не оставит тебя Вседержитель! Ты меня один утешаеш в озлоблениях, коими я окружен от ненавидящих мя и ищущих паче озлобити мя; но ты един за тебя же страждущего избавь и увскопой! – Получено 4 числа 12 часа от утра. Я рад был очень...

76

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Возвращаю вам рапорты ваши с резолюциями. В стенке садовой кажется нельзя винить Серикова. Во первых мы сами худо за фундаментом смотрели, во вторых оставили на дожде её без покрышки на три года. Посему Сериков, будет иметь отговорку.

Здесь мы продолжаем ещё синодские заседания, а потому нельзя ещё и проситься. Но на следующей неделе верно будет какое нибудь решение по прозьбе моей.

Протапливайте пока баню. Что выдет, уведомлю на следующей почте.

Призывая на вас благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам Е. М. К.

3 Сентября 1826 года, Москва.

Жить здесь очень скучно и сыро от непогоды.

77

Преподобный отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Судьба ещё отсрочивает моё к вам возвращение. Государь повелел мне ещё возвратиться в Петербург для продолжения служения до Нового года а после Нового года обещал уволить в Епархию. И так потерпите ещё 4 месяца.

По получении сего с первою почтою пришлите мне в Петербург один из ризницы Андреевской орденский крест в ящичке уложив с надписью крест из церковной ризницы ценою на 100 рублей при рапорте от ризничного игумена Серафима130.

Мы отсюда выедем в Петербург 10 или 11 Сентября. А Фёдора едва ли к вам не возвратим. Болен очень ногами.

Призывая на вас благословение Божие, есмь доброжелательнейший вам Евгений М. Киевский.

Москва. 7 Сентября 1886 года.

В Флоровский монастырь письмо отошлите, другое Лохвицкому.

За наём подводы диакону Крикуневичу и Фёдору заплатите из домовых неокладных сумм131.

78

Преподобный отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Мы возвратились в Петербург 15 Сентября по самой безпокойной дороге и утомились, а отпущенные в Киев из Москвы едва ли и в две недели до вас доедут. Фёдор отпущен больной. Отец Пётр уведомил вас о его уже неисправности в келейничестве. Теперь Алексей келейничает. Дай Бог чтобы с Новым годом обещанный нам отпуск обрадовал нас и вас. А припасы все здесь вдвое вздорожали и трудно уже содержаться.

Жду от вас Андреевского креста, чтобы здесь не покупать, ибо просят 200 рублей.

Вы продолжайте свои постройки.

Призываю на вас благословение Божие.

Евгений М. Киевский.

18 Сентября 1826 года.

79

Преподобный отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Посылаю к вам доверенность, по коей получите из Казённой палаты деньги и приобщите к прочим моим, а мне пришлите копию со всех щетов моей и домовой суммы.

Ещё прилагаю пакеты в Лаврский собор.

Отошлите повернее. Что-то наши Московские доехали-ль до вас и живы ли больные.

После Фёдора много вещей домовых недоискиваемся, а иные забыты в Москве. Волокитная жизнь всегда сопряжена с потерями. Да и Феодор по безпрестанной болезни

худо уже смотрел. Спасибо отцу Петру, за всеми нами надзирающему. Избави нас, Боже из сей темницы.

Призываю на вас благословение Божие.

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

С.-Петербург. 25 Сентября 1826 года.

80

Преподобный отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 15 Сентября и Андреевский орден я получил 27 числа. Не скучайте. Авось Бог приведёт нас паки жить вместе и неразлучно.

Записку о кружечных сборах я также получил, и видел её ещё в Москве. Но возвратил вам, дабы вы мне о всех суммах вместе доставили сюда ведомость, которую и жду. Денег не потребую до приезду. Храните у себя.

Теперь, думаю, доехали до вас и наши москвичи. Уведомьте, в каком состоянии и здоровьи доехали. А нам путь из Москвы был самый безпокойный по дожде, холоду и слякоте. Кучер Яким занемог было, но слава Богу по приезде дома поправился.

С Филиппова посту покои протапливайте чрез сутки, чтобы только печки не захолодали. Но трубы все прочистьте. Сажа опасна. Клопов старайтесь истребить конопляным маслом, а сперва горячим молоком с поташем и частью купоросу. Они надоели нам и здесь.

Постройки по предположению продолжайте безостановочно. Мне прятно будет увидеть успех…

Есть ли хлеб есть лишний, то продавайте. Долго хранить его в закромах убыточно хозяевам, а выгодно только мышам.

У нас хлеб и прочие запасы очень дорожают от пересохших каналов Ладожских.

Ошибку вы сделали, что допустили Баталина жить в моих парадных покоях. Он не умеет жить чисто и в своей избе. И верно запачкал и полы и канапе и все мебели. Непрятно мне будет всё сие увидеть. Да и лестница думаю вся затоптана прихожими к нему.

Будте благополучны. Е. М. К.

29 Сентября 1826 года.

Отец протоиерей Софийский132 в Москв мне сказывал, что новый ваш колодезь помутился. Что за причина?

81

Преподобнейший отец Игумен Серафим.

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше с приложением и Бехтеевой я получил. Скажите им спасибо. А вам благодарю за попечение ваше о постройках. Сильно хочется по скорейшем возвращении к вам порадоваться успехам нашего хозяйства.

Я здесь для Киева заказал хорошие шоры с платьем при них кучерам и лакеев. Пришлём щет для вписания в домовые расходы. Вынули-ль вы землю из гостинного двора в яму? Нужно бы для спуску воды или на улицу или в яму сделать скат и пробить под оградою

протоки.

Строгим приёмом Выдубицкого монастыря одолжите вы отца Кирилла. А думаю много по описям не скажется. Пусть Декастерия взыскивает не уступительно133.

Не пора ли по немногу распахивать и сад? Для гостинницы наборные к воротам щиты кажется излишни и дороги. Но ворота должны быть свободные для проезду и кареты.

Пакеты отцу Кириллу надписывая под № присылайте с своими делами или Дикастерскими134.

Слышно саранча опять появилась от Крымской степи. Сохрани Бог Киев. А у нас и все припасы крайне вздорожали. Несносно будет. Но мы и не запасаемся далее Нового года.

Призываю на вас благословение Божие, есмь всегда

доброжелательнейший вам Е. М. К.

9 Октября 1826 г.

Берлинскому письмо отошлите, а другое Варлааму третье Ключарю135.

Слышно ваши приехали. Здоровы ли?

Заметка отца Серафима: Максим Фёдорович Берлинскй. Послан ответ за № 77-м.

82

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Посылаю к вам щет о шорах и письмо Григория Матфеевича136.

По щету деньги я заплатил. Следовательно записавши сей щет в расход неокладной суммы, деньги вычтите и положите к моим у вас хранящимся. Шоры здесь, думаю, обновлять я не буду, а привезу к вам новые.

По письму Григоря Матфеевича выдайте ему хлеб.

Есть ли Фёдор келейный болен, то он и у вас при кельи не годится. Пусть живет у отца. А мы здесь и без него обойтись можем. Он много здесь перебил посуды.

Каков то вам приём Выдубицкого монастыря. А отец Ириней, слышно, загулял. Не скоро выберется137.

Не забудьте к зиме о сваях на Белогородской мельнице, чтобы весною плотины не сорвало.

Призывая на вас благословение Божие, есмь

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

15 Октября 1826 года.

По написании уже всего письма получил я ваше от 6 октября. Управляйтесь как можете с Божиею помощию.

83

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Петербург моим певчим столько полюбился, что многие рвутся уже оставить меня. Регент Цибульский просится в придворные певчие. Земницкий определяется в Сенат. Да и келейный Матфей думает выскочить. Малые певчие послужат только до спадку голоса. И так всё у меня разстраивается, и может бытъ к вам приедем, без людей.

Посему надобно зделать запас у вас. Говорят, что регентом можеть быть Павлов, бывший у нас певчим, а ныне у какого то помещика служащий певческим регентом. И так поговорите с Григорем Матфеевичем, чтобы приказом чрез благочинного вызвать его в дом и набрав, откуда можно, хор певчих, обучать и для навыка пения всегда петь в Соборе. А поместить их и содержать в, певческих комнатах, надзирая, чтобы прилежно учились. Ныне жалованье достаточное и регенту и певчим. Служить лестно.

Для приуготовления к лакейству надобно избрать трех ребят и приучать их к услугам заранее.

О всём сем посоветуйтесь с отцом Економом и о распоряжении вашем меня уведомьте.

доброжелательнейший вам Евгений Митр. Киевский.

30 Октября 1826 года.

О Павлове где он находится спросить у отца его диакона Киево-печерской Владимирской церкви Власия Павлова.

84

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Возвращаю вам бумаги ваши с отметками. Поспешайте набирать новых певчих. Ибо здешние малые спадут с голосов, а большие в сторону смотрят. Набравши немедленно и обучайте и содержите в доме, а в собор посылайте к пению.

Получили-ли вы от Типографа деньги за медную доску и рисунки, посланные к вам с книгами при диаконах, – уведомьте.

Золотые мои деньги и иностранные пиастры, увязав в кожанный мешочек, пришлите мне по почте с уплатою лажу. Здесь цена их выше вашей.

Будьте здоровы и благополучны. Е. М. К.

3 Ноября 1826 года.

85

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

По прилагаемому при сем письму увидите, что один путешественник навязывается к нам на квартиру. Бывши хорошо знаком с его отцом, я не могу ему отказать. Почему отведите ему квартиру в старом дом близ церкви в каменных келиях. Дайте и нужные мебели. Потребует и дрова. Надобно дать138.

Прилагаю два щета к получению денег из Лавры. Возьите не медля, а также и из Софийских ризничных Архиерейских вычтите и приобщите к моим для хранения.

Больше писать не успеваю.

доброжелательнейший вам. Е. М. К.

17 Ноября 1826 года.

Письмо вице-губернатору отошлите, Другое вручите гостю.

Помета: Получено 30 Ноября по полудни в 6 часу – уже вечером.

86

Отец Серафим!

На нынешней почте в посылке к Лаврскому типографу отправил я сребряный крест для отдачи вам. Возмите. Одна благочестивая старушка просила вложить в него мощи Великомученицы Варвары и еще какие нибудь. И так возмите крупинку от Варвариной руки у отца Ключаря и ещё каких нибудь из своих четыре. Варварину в воскомастике положите в средине, а прочие по концам и заливши пришлите мне через типографа же при записке о

мощах положенных.

Ноября 21. (1826 г.)

Об отпуске меня в Киев нет ещё слуху.

87

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо выше от 25 Ноября получил я 6 Декабря. Нахальный гость верно думал воспользоваться моими покоями и содержанием. Но хорошо, что умели вы отвратить. А есть ли в старом доме и поселится, то не уживется от пустоты. А кроме дров вы от всего отговаривайтесь, но не ссылаясь на меня, дабы не нажить мне врага.

Благодарю за попечение о постройках. О да сподобить меня Господь скорее увидеть и вас и труды ваши. Я уже готовлю под карету и повозки полозьи. Но зимы ещё нет и новый год не наступил по обещанию в Москве данному. У вас слышно дожди и потому легко вспахивать сад, хотя по не многу. Расходы с росписками нужно записывать поскорее и не упуская.

Что-то вы нашли в Теремках и на рыбной Выдубицкой ловле. Спасибо, что вы и о Выдубицком печётесь лучше прежнего хозяина.

Около колодезя не годится садить ни берез, ни тополей. Ибо они высоко ростут и закроют вид от окон чрез ограду. А лучше садить орешник и бузину, которые кустятся и высоко не поднимаются.

Деньги в Приказ отдавать не годится. Не скоро платят проценты и не скоро капитал возвращают, а часто и пропадают. Приказы не верны. Подождите меня. Но очищайте поскорее расходную книгу и расписывайте сумму. Лучше остаток, нежели не достаток.

Регента отыскивайте. А здешний наш как угорелый во все места суётся и ещё не приискал. А от Киева сердце его уже удалилось.

Копию с вашего письма при сем возвращаю.

Ещё прилагаю к Вам жалобное на вас письмо из Пскова. Объясните мне и возвратите, а я сообщу Преосвященному Псковскому139.

Призываю на вас благословение Божие.

Евгений М. Киевский.

8 Декабря 1826 года.

Милославский вздумал проситься прямо в попы. Чудно что он не чувствует своей болезни, при которой он не может женатый долго жить. Ему-бы лучше проситься, в монахи. Я думал, что давно его уже и в Киеве. А он, в тунеядстве тратил только напрасно своё время. Я с ним навсегда разстался за неблагодарность140.

88

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Благодарю за письмо от 28 Ноября полученное 11 Декабря и за усердное поздравление. Дай Бог, чтобы впредь лично меня поздравляли. Киево-флоровским скажите также мою за поздравление благодарность.

По ведомости вижу, что много накопилось моих серебрянных денег, коих курс у вас низок, а здесь выгоднее можно отдать по 4 р. А я должен здесь одному Генералу за книги (написано было дальше и затёрто: 2442 р.).

Почему с получения сего, обернув в кожу серебрянных, целковых рублей 610 с полтиною отправьте по почте на имя Его Превосходительства Барона Густова Андреевича фон-Розенкамфа на большом Невском перспективе против Троицкого переулка в С.-Петербурге и в туже почту уведомьте меня141. Я сей прямой перевод делаю на случай выезда моего в Генваре, когда может быть и письмо ваше меня не застанет. Весовые и Лаж заплатите на почте из моих.

Дровосекам лучше платить медными, коих у вас много и в тягость вам.

Призываю на вас благословение Божие.

доброжелательнейший вам Е. М. К.

Декабря 15. 1826 года.

Письмо откупщику Понятовскому отошлите в Киевскую его питейную контору142.

89

Преподобный отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Слава Богу! молитвы ваши и мои услышаны. По нынешней моей прозьбе меня увольняют к вам. И так с половины Генваря я отправляюсь с Божиею помощию к вам. Певчих отправлю с Крещения. Обоз за ними. Топите печки и вымыйте все покои чисто, очистите и от клопов ваших. Вычистите и мебели. Неприятно будет взглянуть на запачканное.

Деньги серебряные отправляйте как я назначил вам не медля. С Нового года уже не пишите ко мне и секретарю скажите, чтобы дел не посылал.

Больше писать не успеваю. Молитесь Господу, чтобы мы здоровы приехали и вас здоровых нашли.

доброжелательнейший вам Евгений М. К.

22 Декабря 1826 года.

Отец Архимандрит Кирилл раньше меня поедет вдруг после Крещения и следовательно скорее меня вас увидит143.

90

Преподобнейший отец Игумен Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

Письмо ваше от 5 Декабря и щет получил, но щет разсмотрим вместе, а здесь уже некогда. По маленьку собираемся. Но горе, что дороги зимней ещё нет надёжной. А нетерпеливо желаю увидеть вас. Готовьте покой почище.

Журавлев, привыкший уже при мне секретарствовать, не соглашается жить по прежнему у Баталина в передней.

Почему необходимо развести их. Баталину для канцелярии Попечительской можно отвести в нижних казначейских покоях комнаты с прислугою.

Людей на житьё к вам возвратится много. И так отапливайте певческие покои и готовьте везде на зиму дров достаточно, чтобы в нужде не соваться на все стороны. Столовые припасы, также должны быть готовы.

Щет о саккосе вам возвращаю. Отец Пётр поверил и нашёл, что вы ошиблись. Но при свидании всё лучше решите. Хорошо, что от Бантыша отделались отказом его. Он шпион и напрасно вы отпускали к нему Михайлу для разказов144.

Регент и Зимницкий остаются в Петербурге для приискания места себе. Бог с ними.

Отправили-ль вы серебрянные деньги. Заимодавец требует145.

Призывая на вас благословение Божие, есмь

доброжелательнейший вам Евгений М. В.

24 Декабря 1826 года.

91

Отец Серафим!

Приложенное письмо Лопухиной отдайте Григорью Матфеевичу для доставления, как знает.

К приезду моему изготовьте голову сахару и полфунта хорошего чаю. Ибо и сам я привезу чай. Да купите фунт кофе. Водка кажется у вас есть.

Фёдора не вылечит и лекарь. А я советовал ему в винной барде несколько раз в теплой полежать.

Мы понемногу уже укладываемся.

29 Декабря 1826 года.

Отцу Аарону скажите мою благодарность за поздравительное письмо от 15 Декабря. А лучше всего купите на контрактах пуда два сахару и полпуда кофе. Думаю дешевле будущих Киевских цен.

Дорога зимняя и у нас ещё не установилась. А у вас слышно грязь. Не знаю, как доведётся ехать. И не задержит ли безпутица.

29 Декабря 1826 года.

Трубы вычистите во всём доме и старом где секретарь живет. Это требует всегдашнего внимания.

92

Преподобный отец Игумен Серафим,

Возлюбленный о Христе брат!

Бумаги ваши я получил и щет удерживаю, а прочие возвращаю. Сериков умнее вас и завязал вас ращитываться с казною. Но за это объявите ему, что я уже не допущу его к подрядам ни в доме, ни в Лавре, ни в Семинарии, где много мог бы он иметь выгод. Не знаю как выпутается Економ за своё своевольство. А мельницу поскорее надобно снять. Протест куда подать посоветуйтесь с знающими людьми, в Полицию ли или в Поветовый суд, куда присоветуют. Из консистористов думаю можно пригласить двух протоиереев Софийского и Россовского146 и Секретаря. А из сторонних кого нибудь из купцов. Но чтобы убытки оценивали не низко. Ибо ценовщики за понижение цены отвечают, есть ли на ту цену исправить не можно. Смотрите за Белгородокою мельницею. Кажется вы там не кончили ещё свай, а весна приближается.

Чудно, что вы не умеете продать хлеба. Покупают и в Лавру и в Академию и в Семинарию и в другие места, а вы следите и наведаться не хотите. Худые хозяева.

Отец Кирилл сегодня или завтра выезжает. С ним отправляю кое что к вам. А прочее укладываю147.

Призываю на вас благословение Божие.

доброжелательный вам Евгений М. К.

12 Генваря 1827 г.

Вы радуетесь моему возвращению, но увидите, что вам при мне труднее и хлопотнее будет.

Запасите дрова, сено и овёс и столовую провизию.

Целы-ль у вас цедильники воды. Есть ли перебили, то купите. Не цеженой воды пить нельзя.

Отцу Емельяну приготовьте келию за кухнею, где он и прежде жил. Он надобен будет на помощь вам.

Говорят у вас в лакейской много клопов. Перемойте щолоком. Иначе прилезут и к нам.

Просушивали ль вы мои ковры? Есть ли найду молью източенные, то побраню за нерадение.

Баню согревайте к приезду.

Сей-час получил я высочайшее позволение отъехать в Киев. В воскресенье буду Государю откланиваться, а на следующей неделе выеду148.

Получил я и рапорт ваш о посылке денег к барону Розенкамфу и его уже уведомил.

93149

Отец Игумен, Серафим!

Возлюбленный о Христе брат!

7 июля к вечеру насилу мы доехали до Радомысля по весьма трудным дорогам от дождей, песку и лесным трактам150. Говорят, что к северу на Чернобыл будут ещё труднее дороги151. Почему многие боковые заезды мы уже отменяем: но при всём том едва ли скорее двух,

недель возвратимся. Людей и лошадей бережём. Сего – дни в Радомысле служим, да и на проездах каждый день служили. Может быть сего дни вечером выедем по дороге к Чернобылю. Лошадей и людей везде сыто кормят. Я третьего дня от переменных, вод по большей части гнилых почувствовал было слабость желудка. Но у графа Олизара, спасибо, доктор поправил меня и на дорогу дал лекарства152. Поручая себя вашим о мне молитвам и призывая на вас благословение Божие, есмь.

Доброжелательнейший вам Е. М. К.

июля 1828 г. Радомыслъ.

94153

В Сохранную казну Московского Опекунского Совета154.

От Економа Киевского Митрополитанского дома Игумена Серафима.

Прошение.

Корпуса Князя Щербатова Копорского полка штаб-лекарь Никандр Болховский препоручил мне представить в Опекунский Совет ассигнациями тысячу четыреста рублей, с тем, чтобы они приняты были на обращение из, узаконенных процентов, а ко мне доставлен был на сию сумму Опекунский билет на имя Неизвестного. Почему представляя при сем оную сумму тысячу четыреста рублей с приложением нумераций, – Прошу Опекунский совет прислать мне в Киев на имя Неизвестного билет155.

Киев. 4 Августа 1828 г.

95

Черкассы, 15 Июля 1832 года.

Отец Игумен Серафим!

Рапорт ваш от 10 Июля получил я вчера в Черкассах. В дороге нашей погода такова же, как и у вас. Но по дороге нашей спасибо помещикам, хорошо нас отогревают и кормят. Для себя и лошадей ничего ещё не покупали, да и на перемену для отдыху наших лошадей дают своих. Но три молодые лошади наши довольно уже потёрлись и потому я не велел их запрягать, а весть в поводах. Где не найдём помещиков, там будем, брать из почтовых три лошади, дабы больше не испортить своих. А у меня подорожная от военного Губернатора есть.

От дождей и здесь сено худо убирается, а между тем, и хлеб поспевает.

Спасибо вам за попечение о починках и постройках.

Деньги серебрянные по 360 к. нам не в убыток и выгоднее ассигнаций, есть ли и по 27 карбованцев за 100 отдадим.

Мне ещё длинная остаётся дорога и дай Бог в три недели окончить. Монастыри и помещики много меня задерживают.

Я писал вам из Корсунсого монастыря чрез почту Богуславскую, от 12 Июля156. Но в Богуславе ещё не был. Заеду на обратном пути. Я почти каждый день служу и молюсь о вас. Молитесь и вы о нас.

Да сохранит вас Господь Бог. Будьте благополучны.

Доброжелательнейший вам Е. М. К.

Люди слава Богу все здоровы, да и от хорошего корму нельзя заболеть, только Крикуневич потерял было на дороге шляпу сонной. – Но по щастью нашедшие возвратили ему.

96

Отец Серафим!

Я в Васильков приехал благополучно в 50 минут 6-го часа. Завтра служу и после обеда выеду соснувши в Белую Церковь к Браницкой157.

Я забыл вам сказать, что из Москвы едут ко мне книги. Есть ли извощик привезёт, то выдайте ему за провоз 10 рублей. Так мне писано из Москвы. А может быть и у извощика есть накладная и щет провоза.

Призывая на вас благословение Божие, есмь всегда

Доброжелательнейший вам Евгений М. Киевский.

16 Мая 1833 года. Васильков.

97

Отец Серафим!

Это пишу к вам из Сквиры, где я сего дня служил и поелику у предводителя поздно обедал, то сего дня выехать на 75 верст до Липовца в ночь пуститься не могу, а поеду завтра по утру. – В Липовце на Пятдесятницу отслужу и на другой день пущусь через Гайсин, а к второму то есть чрез неделю от выезда моего из Киева буду может статься уже на обратном пути к Киеву. Но может быть дня три задержит меня освящение церкви у Орлова158.

Здесь по всему краю засуха и хлебы плохи.

Поспешайте гостиную выкрасить и высушить. Призывая на ваши труды благословение Божие,

есмь всегда доброжелательнейший вам

Евгений М. Киевский.

19 Мая 1833 года. Сквира.

98

Отец Серафим!

Письмо ваше от 21 мая получил я в Звенигородке 22 мая. Здесь отслуживши выезжаю я к Орлову159. Завтра буду служить заупокойную обедню по Морозове в Носачёве, а после завтра освящать у Орлова церковь160. Потом обратным путём отслужу в Шполе и оттуда поеду до Киева. Останется по дороге только отслужить в Таращ.

К концу месяца надеюсь быть у вас и по крайней мере в, первых числах июня. Оканчивайте вы скорее домовые работы, дабы мне не поселиться в передней.

Призывая на вас и труды ваши благословение Божие есмь

доброжелательнейший вам Е. М. К.

25 Мая 1833 года. В Звенигородке.

99

Отец Наместник!

Посылаю к вам предложение о дерзости типографа Его надобно смирить.

Ещё посылаю образец письма вашего к княгине Кудашевой. Отошлите сегодня по утру, дабы не застать у неё Бларамберга, который перехватывает сии письма, но не сказывайте никому, что вы чрез меня сие письмо получили.

Письмо отошлите и с замаранным на ваше имя пакетом.

Евгений М. К.

11 Февраля 1835 года.

Помета о. Наместника: Получено сего-ж 11 числа и по приказаваю Архипастырскому исполнено.

Приложение к № 99-му.

(Черновая – собственною рукою Митр. Евгения).

Ваше Сиятельство

Милостивая Государыня

Княгиня Катерина Сергеевна!

Получил я с почты не знаю от кого и не знаю о коим письмо, коим проситъ меня писавший довести до Вашего сведения161 о каких то обстоятельствах. Не осмеливаясь поручить сие никому162, представляю Вашему Сиятельству подлинником самое письмо.

С совершенным почитанием и таковою же преданностью имею честь быть.

Вашего Сиятельства

Милостивой Государыни

Покорный слуга

Киево-Печерской Лавры Наместник

Архимандрит Серафим.

11 Февраля 1835 года.

На пакете

Её Сиятельству Милостивой Государыни

Княгине Катерине Сергеевне Кудашевой

в собственные руки.

100

Отец Наместник!

Генеральша Глазенап прислала ко мне человека и просит, чтобы вы с ним отправили её диван. Не премините отправить. А он дня через четыре возвращается163.

17 Февраля (1835 г.).

Завтра пришлите мне о. Екклезиарха.

101

Отец Наместник!

Посылаю вам две бумаги – 1) отношение военного департамента, по которому справясь разсмотрите и представьте; 2) письмо от неизвестного по почте полученное, по которому секретно разыщите и мне доложите. Неизвестно, кто сей бабе позволил жить на гостиннице. Спросить о сем и Благочинного.

Евгений М. Киевский.

26 Марта: 1835 г.

102

Отец Наместник!

Вы не оставили мне отношения Инженерного Департамента о Якушкинском подворье164. А мне надобно сообразно оному отвечать. Пришлите

Е. М. К.

19 Апреля (1835 г.)

103

Отец Наместник!

Пришлите мне репорт Собору от щетного Стола, поданный в 1834 г. Сентября 28.

Е. М. К.

6 Апреля (1835 г.).

104

(Черновая – собственною рукою М. Евгения).

В Московский Цензурный Комитет. По цензуре оного Комитета напечатанное Краткое историческое сведение о селении Белогородке в четырёх экземплярах с подлиником при сем представляется с прозбою о выдаче позволения на выпуск оного из типографии Киево-Печерской165

Из Духовного Собора Киево-Печерской Лавры.

№ Мая 1835 года.

105

Отец Наместник!

Вчера был у меня Левашев166. Я говорил ему о прибавке к строению ещё кладовой. Он сказал прислать ему план. И так наведите линий сей кладовой и сегодня пришлите ко мне. Завтра я к нему поеду, и он решит.

Е. М. К.

Отцу Наместнику в Лавре.

17 июля 1835 года.

106

Отец Наместник!

В Казённую Палату требуют приходо-расходные книги за прошлый год. Не у вас ли они? Пересмотрите их поскорее и пришлите.

Е. М. К.

5 Августа 1835 года.

107

Отец Наместник!

Мне надобно у вас в настоятельских покоях ночевать 14 Августа. Но они сыры. Прикажите провеять их топкою с нынешнего дня.

Е. М. К.

12 Августа 1835 года.

108

Отец Наместник!

Чтобы сберечь известку, кладите весь фундамент на глине. Весь фундамент конюшни на ней кладен. В земле будет прочна.

Е. М. К.

2 Октября (1835 года).

109

О. Наместник!

Завтра часу в 11 поеду я к Трощинскому167 и от него заеду в Конюший двор осмотреть. Надеюсь вы там будете168.

Е. М. К.

Декабря 8 (1835 года).

Помета: 8-го числа в 30 минут второго часа по полудни.

110

Отец Наместник!

Белиловского богатого монастыря Настоятель скончался. Поспешите избрать из своих монахов способного и честного Настоятеля и завтра мне доложите169.

Е. М. К.

20 Генваря 1836 года.

111

О. Наместник!

Преосв. Иосиф ещё не возвращал мне французских газет, кои сего дня мне надобно отвезть к Фельдмаршалу. Возмите их у него и с сим подателем ко мне пришлите170.

Е. М. К.

26 Февраля (1836 г.)

112

Отец Наместник!

Третьего дня приехал новый Губернатор Феодор Лукич Переверзев и остановился в доме Шиянова близь Ольгинской церкви. Вчера вечером он был у меня, а я к нему поеду сегодня вечером. Между тем вы сего дня по утру возьмите у отца Екклезиарха икону Успения, а у типографа Описание Лавры, и часу в девятом по утру поезжайте к нему от имени Лавры поздравить его с приездом.

Евгений М. К.

3 Марта 1836 года.

113

Отец Наместник!

Посылаю к вам инструкцию для Киево-печерской типографии. Прочтите её внимательно в Соборе. Не придумаете ли что прибавить или поправить и мне возвратите171.

Е. М. БК.

15 Апреля 1836 года.

Есть ли Економ мой сего дня возвратится из Заспы то я завтра уеду в Теремки172.

114

0. Наместник!

Завтра привезите мне инструкцию типографии. Пора переписывать на бело и пустить в ход.

Е. М. К.

4 Мая 1836 года.

115

Капитану Смирнову дайте билет на проживание в Голосееве.

116

Отец Наместник!

Посылаю вам письмо Преосвященного Саратовского и при оном прописанных в письме богомольцев. Покажите им всё сообразно письму. Но в спор не входите, а из подтиха им толкуйте. Сверх их есть с ними и друге Саратовцы раскольники. Письмо возвратите173.

Е. М. К.

8 июня (1836 года).

117

Отец Наместник!

Вчера приезжал ко мне попечитель Университета фон-Брадке о найме нашего конюшенного дома под Университет. Я сказал отнестись ему к вам, а вы не медля сделайте смету, во что стал нам сей дом, дабы вычислить проценты за наём. Университет за теперешний дом свой платить 8000 р. Цена довольная174.

Е. М. К.

11 июня 1836. года.

118

О. Наместник!

У вас в Лавре есть из Молдавии монах и с ним пришли две молдавские монахини. Они принесли мне письмо от Молдавского митрополита175. Посылаю к вам мой ему ответ. Отдайте не помедля монаху или монахиням.

Е. М. К.

19 юля 1836 года.

119

Отец Наместник!

Вчера была у меня Астраханская Надворная советница Катерина Ивановна Петлина и доставила письмо от Астраханского Архиепископа176. При сем посылаю ответ. Петлина квартирует у вас в гостиннице. Отыщите её и отдайте письмо. А она едет в субботу.

Евгений М. К.

22 июля 1836 года.

120

Отец Наместник!

Я получил от племянника Заплянского протоиерея Алексея письмо чрез Заплянского же казначея Иосифа Тимофеевича Изюмского, который квартирует у вас на гостиннице. Отыщите его и поручите ему для доставления отцу Алексею прилагаемую посылку. Но не упустите его. Ибо он скоро может быть уедет177.

Е. М. К.

24 Июля 1836 года.

121

О. Наместник!

Хотя я и обещался завтра служить у вас: но спина и поясница так разболелись, что я сомневаюсь к вам ехать.

Почему служите сами.

Е. М. К.

29 Августа 1836 года.

122

Отец Наместник!

Завтра из Лавры я намерен заехать в Конюшенный двор178. Заготовьте себе екипаж на возврат в Лавру.

Е. М. К.

5 Сентября 1836 года.

123

О. Наместник!

Французские газеты от преосв. Иосифа мне не возвращены ещё, а сего дня по утру мне надобно отвезть их. Пришлите с сим подателем теперь.

Е. М. К.

15 Сентября 1836 года.

124

О. Наместник!

Завтра привезите мне тетрадь устава для ставлеников, который я вам поручил, и инструкции. А если инструкций не отыщите, то прикажите для меня вновь переписать. Они мне нужны для справок по должностям.

Евгений М. Киевский.

5 Октября 1836 года.

125

В Гостинном корпусе допустить печей не можно. Ибо у меня предположено никогда там печей не заводить от опасности пожара да и надобно спросить у арендатора, на что ему два покоя сверх кухни. Есть ли они необходимы, то лучше построить для него за кухнею особые две избы, а не впускать его в гостинницу. Ледник Досифею от меня приказано уже устроить. Пусть поспешает179.

(1835–1836 г.г.).

126

Был случай и прежде, что Собор180 требовал от Почтовой Конторы невыдавать монахам денег: но Контора отвечала, что по её Уставу всякому лично велено выдавать деньги. И так лучше наперёд спросить словесно Контору, согласится ли она.

(1836–1837 г.).

Приложение181.

День ото дня и летами и болезнями совершенно сближаюсь с Западом. Памятуя всегда исход мой из сей плачевной и скорбной жизни моей, спешила я бедная до того неизвестного мне часа сделать обезпечение присным сердцу моему служащим при мне и обещавающимся потрудиться и до положения бренного и многогрешного тела моего в могилу, в некоторое после меня им утешение и приют, за согласием Настоятельницы Г-жи Игумении Августы и за Архипастырским Вашего Высоко Преосвященства благословением; и ныне устроила я убогая собственным своим иждивением в оном Каменском Девичьем Монастыре деревянные кельи для девиц Екатерины Афанасьевой Дорошенко и Евфросинии Ивиной – со всем движимым при оных имуществом и коим пользоваться во всем им так, как сказано в духовном моём завещании. Всенижайше прошу Вашего Высокопреосвященства, Покровителя и Архипастыря, утвердить оные келии святительскою резолюциею за ними, и на то снабдить повелеть Черниговской Духовной Консистории указом Г-жу Игуменью Августу, из коего чтобы Екатерине и Ефросинии выданы были копии.

(1840–1846 годов).

* * *

1

Мы обращались к нынешнему архипастырю Псковскому высокопр. Арсению (Стадницкому), известному своими трудами по церковной истории и археологи, с просьбою – разъяснить нам, отчего бы могло произойти название этой горы Снетною или Снятною, и высокопреосв. Арсений отвечал нам от 21 января 1904 г. так: «архиерейский дом на реке «Великой» (на которой расположен и г. Псков), очень удобен и уютен. Дача на Снятной горе роскошная. Происхождение названия «Снятная» очень просто. Происходит оно от маленькой рыбушки, именуемой снетками, которых в Псковском озере, находящемся в 15-ти верстах от Пскова, несметное изобилие. В это озеро впадает река Великая, протекающая мимо Снятной горы. Здесь, весною, во время рыбьего оплодотворения, масса этих снетков, и дальше этого предела они не идут. Вот отсюда гора эта и получила свое название». Приносим нашу сердечную благодарность досточтимому и достолюбимому Псковскому архипастырю за это разъяснение.

2

Пскович Александр Князев, автор статьи под, заглавием «Деятельность высокопр. Евгения, митрополита Киевского, на Псковской кафедре» («Духовная беседа» 1868-й г. В отделе «церковная летопись» № 1) говорит: «Крыпецкий монастырь особенно любим был Евгением. По мысли пр. Евгения и с принесением им посильной жертвы, устроена новая рака для преподобного Савлы Крыпецкого, мощи которого почивают здесь. В этом монастыре Евгений думал даже провести остаток дней своих на покое. Уже он выстроил и дом для этого, который до сих пор остается лучшим из всех настоятельских монастырских помещений в Псковской епархии. Близ Крыпецкого монастыря, в конце аллеи, ведущей к монастырской усыпальнице, имеющей вид часовни, между деревьями, ее окружающими, красуются две большие ели, одна против другой, на противоположных сторонах, посаженные собственноручно двумя друзьями на память: преосвящ. Евгением и знаменитым Псковским купцом Шариным Каждый из них, на том дереве, которое – посадил, тогда же вырезал и свое имя. Эти имена и теперь ясно видны» (стр. 11 и 13-я).

3

См. книгу: «Архиепископ Евгений Казанцев. Биографический очерк». Сост. протоиерей И. Благовещенский. Москва, 1875 г. (стран. 48).

4

Аракчеевская партия, получившая теперь преобладание в духовном правительстве, сильно ратовала вообще против всего того, что появилось и окрепло в русской церковной жизни под влиянием и покровительством бывшего обер-прокурора Св. Синода князя А. Н. Голицына. В частности, она особенно рьяно возставала против сущоствования Библейского Общества, а также не одобряла направление ново-учрежденных духовных академий, находя неудовлетворительными успехи и поведение новых их, воспитанников, кичившихся между теми своими учеными степенями магистров и кандидатов богословия. В этом отношении М. Евгений вполне присоединился к мнениям и намерениям, Аракчевской партии, хотя были попытки склонить его, вскоре после приезда его в С.-Петербург, на сторону партии Голицынской. Но что касается Библейского Общества, то партии Аракчевской удалось закрыть его лишь по смерти импер. Александра I, очень лелеявшего идею этого Общества. Именно, только 12 апреля 1826 г. новый император Николай I, отвечая на совместное представление обоих митрополитов С. Петербургского Серафима и Киевского Евгения, своим рескриптом на имя первого повелел приостановить все без исключения действия Библейского Общества. Напротив, по отношению к духовным академиям обоим митрополитам удалось провести одну репрессивную меру еще при жизни императора Александра I. Именно окончившие курс в 1825 г. воспитанники С.-Петербургской и Киевской духовных академий, удостоенные своим начальством степени магистра, по определению тогдашней «Коммиссии духовных училищ», в которой тогда заседали м. м. Серафим и Евгений, были лишены этой степени, и предоставлено было удостоить их её только через два года, когда получат они хорошую рекомендацию о своем поведении от тех, духовных начальств, в ведении которых будут состоять на службе. Хотя на это распоряжение «Комиссии духовных училищ», равно как и на другие кое какие меры её по отношению к духовным академиям, сделанным, во время присутствования в ней Евгения, и жаловался последний митр. Московский Филарет, называя все эти мероприятия «обратным ходом, произведшим неблагоприятное для учения уныние и недоумение о том, чем недовольно начальство» (См. «Собрание мнений Филарета», II, 209); хотя неудостоение степени магистра перво-разрядных воспитанников академии непосредственно после окончания ими курса, на дальнейшее время не продолжалось, так как, с выбытием из С.-Петербурга м. Евгения опять началось в Св. Синоде преобладание митр. Московского Филарета и его ученика и единомышленника архиеп. Григория Постникова, всё-таки историческое безпристрастие требует, сказать, что недоверие к ново явленным магистрам и кандидатам со стороны м. м. Серафима Евгения, (особенно ярко выразившееся в одном из заседаний «Комиссии дух. училищ», описанном в письме преосв. Григория Постникова к Филарету Московскому от 23 апрели 1925 г. – См. «Христианское Чтение» 1898 г. апрель. стран. 561–563), имело свои фактические основания. Эти магистры и кандидаты, поступая на службу, обнаруживали большое самомнение и строптивость к своему начальству не только по отношению к ректорам семинарий и академий, но даже в отношении к епархиальным архиереям. Много можно было бы привести исторических, свидетельств, подтверждающих грубость и неблаговоспитанность некоторых новых академических, учёных в их служебных отношениях. Особенно громкую известность в этом отношении получило в эту эпоху так называемое «Волынское дело», начавшееся в 1822 г. по поводу оскорбления, нанесённого учителями Волынской духовной семинарии Яковом Кораблиновым (воспитанник С.-Петербургской духовной академии 1821г.) и Евгением Потемкиным (воспит. Московск. духовной академии 1820 г.) Волынскому епархиальному архиерею Стефану Романовскому. Считаем не лишним привести здесь отрывок из письма на латинском языке иеромонаха Анатолия Мартыновского (воспитанника Киевской духовной академ 1825 г., впоследствии архиепископа Могилёвского) к епископу Подольскому Ксенофонту Тросольскому. Письмо это писано из Киева в декабре 1525 г., как раз в то время, когда дело об окончивших курс Киевской академии в 1825 г. шло в «Комиссии духовных училищ», (черновый подлинник

этого письма хранится в археологическом музее Киевской духовной академии, сообщенный нами туда вместе с другими бумагами Анатолия Мартыновского). Сказавши сначала о тех трудностях, с коими ему приходилось учиться в Киевской академии, Анатолий продолжает:

....Когда я думал, что уже наступил конец всем академическим занятиям, вдруг нагрянуло другое несчастье. «Коммисии духовных училищ» (Supremo Scholarum Ecclesiasticarum Senatui) слишком скорое получение некоторыми из наших воспитанников (nostratium)

права на богословские степени и отличия показалось весьма неприятным (nimis molesta visa est); поэтому она определением своим постановила, чтобы кандидаты на такие степени представили ей три, или по крайней мере два рассуждения богословского содержания. Наши тотчас, приложили свои руки и головы к составлению этого рода сочинений, труды свои ещё до половины сентября (1825 г.) отослали в Петербург. К этим-то письменным работам также и я приложил следующие слабые (informes) произведения моего ума: о воздыхании твари, об апостольстве церкви и о праздничных днях. И вот мы с напряжением стали ждать, что из этого выйдет. Сначала мы утешали себя тем предположением, коему даже улыбалась некоторая надежда, что дела наши замедлятся не более одного месяца. Но сверх чаяния случилось, что со дня на день ожидая конца нашему беспокойству, мы даже до сего времени попусту вздыхаем, и нет уже места надежд на счастливый, или по крайней мере на скорый исход нашего дела. Ибо вся сила (opes) нашей, так называемой, новой учености выветрилась (consenuerunt), наши академисты (nostrates) почти во всех местах вели себя своевольнее (contumacius), чем прилично было, так что не только начальство, но даже само милосердие Божие повидимому оскорблялось; нам же досталось то, что заключается в оном изречении: отцы наши ядоша терпкое, зубом же чад их оскомины быша (patres comederunt u vas acerbas, liberorum vero dentes stupent). Теперь каждому из нас некуда и руку протянуть, для меня терпеть этого рода бедствия тем более тягостно, что я с колыбели моей с совершеннейшею преданностию (summa pietate) покорялся всякому начальству... Примером такого поведения некоторых из новых академических, воспитанников, которым могло оскорбляться не только начальство, но даже само бесконечное милосердие Божие, может быть служебная деятельность и судьба магистра С.-Петербургской духовной академии выпуска 1823 г. Стефана Левитского, который, по окончании курса, назначен, был профессором и инспектором Орловской духовной семинарии (еще в г. Севск). О жалкой судьбе этой есть печальные воспоминания товарища Левитского по академии Иосифа Аким. Самчевского («Киевская старина 1893 г. ноябрь) и ученика его по Орловской семинарии протоиерея Николая Ивановича Соколова (там же 1906 г.). Что касается митрополита Евгения, то он, сам имел какое-то столкновение на экзамене в академии Киевской 1824 г. с бакалаврами академии родными братьями Иваном и Карпом Грузиными, магистрами первого выпуска Киевской академии 1823 г. Столкновение это было так остро и чувствительно для Евгения, что бакалавры эти должны были оставить службу при академии. Замечательно, что, уехавши в С.-Петербург искать места, они нашли себе покровительство у бывшего учредителя и покровителя новых духовных академий князя А. Н. Голицына, давшего им должности в почетном ведомстве, которым он тогда заведовал. М. Евгению нравились больше воспитанники старой духовной школы. Поэтому, когда в декабре 1826 г. открылась вакансия ректора Киевской академии (после Мелетия Леонтовича, посвященного в епископа Чигиринского), то Евгений, бывший тогда в Петербурге и пользуясь своим влиянием в Св. Синоде, сделал, ректором Киевской академии архимандрита Кирилла Кунинцкого, воспитанника и учителя старой Киевской академии, занимавшего перед этим, должность ректора Киевской семинарии. Благодаря покровительству М. Евгения, архим. Кирилл еще в январе 1826г. был вызван в С.-Петербург на чреду, а в январе 1827 г., почти одновременно с митроп. Евгением, возвратился в Киев, уже в качестве ректора Киевской академии, хотя не имел никакой степени по новому академическому уставу. На пути в Киев, он ночевал в Чернигове с 21 по 23-е января 1827 г. у ректора Черниговской духовной семинарии архим. Иеронима Везерского, своего товарища по старой академии, и вот что по этому поводу писал этот [Иероним к одному своему приятелю: «с 21-го по 22-е ночевал у меня новый отец ректор академии

Киевской Кирилл. Отцу Кириллу чреда была легкая, сказал, 5 проповедей, а навидался и наслыхался при бывших чрезвычайных событиях до воли. Жил постоянно у преосв. митрополита Евгения на Троицком подворье, вместе с владыкою имел стол, чай и часто экипаж. Под его был надзором и аппробацию, неприступен для трапезных друзей и знакомцев, не вкусный для обирал, страшный для завистников. Экзамена на магистра он не держал и не искал сего, получил только второклассный Братский монастырь и ректуру академии». (См. «Киевскую Старину» 1904 г., декабрь, стран. 384). В заключение этого нашего подстрочного примечания, сделанного с целью, хотя нисколько охарактеризовать деятельность м. Евгения во время присутствовавия его в Св. Синод в 1825–1826 г.г., приведем довольно резкий отзыв об этой деятельности Московского митрополита Филарета Дроздова, изложенный в одном частном письме его от 23 марта 1829 г. Новогородский слух о Киевском митрополите конечно из Юрьева (т. е. от Юрьевского архим. Фотия). Вероятно план сей и сочинён в Юрьеве; невероятно и то, что он понравится владыке (т. е. митрополиту Серафиму), который не перестает веровать в Киевского (т. е. митроп. Евгения), хотя не может отрицать нелепости иных распоряжений, частию сделанных при Киевском, частию приготовленных при нем, но, по милости Божией, оставшихся без исполнения, как, например республиканский выбор благочинных самими священниками, на определенный срок. Что мог бы делать такой благочинный, как разве угождать своим избирателям, которые завтра могут его свергнуть? Как же было бы архиерею наблюдать чрез такого благочинного?» (См. «Творения св. отцев» 1873 г., кн. 3. Письмо митроп. Филарета к Иннокентию, епископу Дмитровскому, стр. 430). Письмо это писано митропол. Филаретом из С.-Петербурга, где в то время он присутствовал в Св. Синоде и мог по божьим следам наблюдать деятельность там митроп. Евгения, будучи вызываем в Синод еще с 1827 г., после почти трехлетнего невызывания туда.

5

См. «Русский архив» 1909 г., № 6-й, стран. 205.

6

См. П. Строева: «Списки иерархов и настоятелей монастырей», стран. 524.

7

См. Протоиерея И. Благовещенского: «Архиепископ Евгений Казанцев. Биографический очерк». Москва, 1875 г., стран. 47.

8

Письмо это напечатано в журнале «Древняя и Новая Россия» 1877 г., I, стр. 118. Но мы приводим его в извлечении, помещенном в «Киевской Старине» 1904 г. Декабрь – в статье проф. В. С. Иконникова: «Киев в 1654–1855 г.г.», на стран. 646-й. Архим. Авксентий Галинский, к коему писано было это письмо, – воспитанник и затем учитель старой Киевской академии. Наместником Киево-Печерской лавры был с апреля 1826 г., после архим. Антония Смирницкого, назначенного на епископскую кафедру в Воронеж. Авксентий Галинский пользовался вниманием и благоволением м. Евгения, как ученый старой академической школы. В 1831 г. он в числе трех лиц из почетного Киевского духовенства был избран конференцией Киевской духовной академии в почетные её члены, конечно, не без влияния м. Евгения. Но Комиссия духовных училищ, благодаря преобладанию в ней тогда голоса Московского митр. Филарета, не утвердила его в этом звании. В 1834 г. из наместников лавры он был назначен настоятелем Киевского Никольского монастыря, и в этом звании подписался в 1835 году на завещании митроп. Евгения в числе двух свидетелей (вторым свидетелем завещания был ректор Киевской духовной академии архимандрит Иннокентий). – Скончался архимандрит Авксентий 1 апреля 1814 г.

9

Архим. Сергий Василевский: «Высокопр. Филарет Амфитеатров и его время». Казань, 1888 г., том 3-й, стран. 275.

10

Там же – стран. 278–219. Пересматривая архив Киево-Печерской лавры, архим. Сергий Василевский, нашёл по его словам, большое множество распоряжений митроп. Евгения – содержания экономического, характера внешне-дисциплинарного ит. п. (стр. 275). Все эти распоряжения без сомнения очень важны для характеристики личности Евгения, его миросозерцания, его приемов пастырских и начальнических, и таким образом составляют весьма интересный материал для его биографии. Но, к сожалению, они доселе остаются неизвестными в печати и нет вообще попыток, чтобы разрабатывать биографию этого великого архипастыря – трудолюбца и в книжном, и в хозяйственном деле, и представить её наконец в полном и всестороннем виде.

11

Строев, «Списки иерархов и настоятелей монастырей», стр. 522.

12

Будучи епископом Воронежским, Антоний Смирницкий увековечил свое имя в Истории Русской Церкви в особенности тем, что по его инициативе и энергическим настояниям открыты в 1832 г честные мощи святителя Митрофана Воронежского. Сначала Св. Синодом назначена была комиссия для исследования о мощах святителя Митрофана и о происходивших при них чудотворениях. Митрополит С.-Петербургский Серафим Глаголевский, и по своему соображению и сочувствуя желанию Воронежского архипастыря, предполагал послать в Воронеж, во главе следственной комиссии, митрополита Киевского Евгения. Но друге члены Синода и особенно Филарет Московский настояли, что послан был туда другой Евгений именно Казанцев, архиепископ Рязанский (тот самый, что был преемником Евгению Болховитинову во Псков). Митрополит Московский Филарет так изъяснялся об этом в письме от 24 июля 1832 г. к тогдашнему обер-прокурору Св. Синода – Нечаеву: «Если владыка (т. е. митропол. Серафим) полагал послать в Воронеж Киевского (т. е. м. Евгений); на что было сомневаться в сем? На следствие не послали его в той мысли. Что следствие требует людей беспристрастных и ни для кого не сомнительных; а как преосвященный Евгений – сам Воронежский, то надлежало отклонить подозрение благоприятства знакомому месту. Теперь мысль сия уже не имеет силы; ибо следствие произведено чужим». (См. книгу: «Переписка Филарета митроп. Московского с С. Д. Нечаевым» С.-Петерб. 1895 г., стр, 75). Архиепископ Евгений Казанцев, после следствия, произведенного им в Воронеже в апреле и мае 1832 г., так писал в Москву – одному близкому к себе человеку от 1-го июня: «В Воронеже работа была неутомимая: переспрошены сотни лиц. Какая была нужна внимательность какая осторожность, предусмотрительность при таком важном деле! Желал бы что-нибудь из него сообщить вам; но я своих рук боюсь. Даже здесь (т. е. в Рязани). К видимому неудовольствию многих, не говорю ни слова. Но вещи явные писать могу. Слух о святителе Митрофане до 1829 года был весьма тихий, совсем не такой, как о Тихоне Задонском. Однако мантия его шерстяная была иными налагаема с верою. В 1829 г. написан его портрет, якобы по видению... и распространен повсюду. С того же года распространилась слава о чудесах и видениях. Портрет ли был следствием чудес, или видения и вера возбуждены портретом, решить трудно. Но теперь слава о чудесах велика и стечение народа многолюдное, так что Тихон весьма оскудел богомольцами. Преосвященный Воронежский – жить старец мастер и умел всех привлечь к себе. И не дивно. Он был тридцать лет в Киевской лавре и типографом, и блюстителем пещер, и наместником. Речь и поступь тихая, смиренная, вкрадчивая. И о. Гермоген (другой следователь, архимандрит, настоятель Московского Андрониевского монастыря) пленён, им... Словом, моё положение было и есть, в отношении к поручению, самое критическое. Считаю не сумнительным, что я много уронил себя в глазах многих сим делом. Вот здесь, пословица: правда глаза колет – весьма не кстати. Но во всём предаю себя Господу. Да, во многом мы не сходились с преосвящ. Антонием во мнениях и спорили. Но Бог с ним! (См. цитованную выше биографию архиеп. Евгения Казанцева, составленную протоиер. И. Благовещенским стран. 6–8). Преосв. Евгений Казанцев, в роли следователя по необходимости долженствуя быть скептиком и Фомою неверным, несомненно оставил в душе преосв. Антония некоторый осадок огорчения. Преосв. Антоний хотел, чтобы по крайней мере к самому открытию мощей прибыл в Воронеж Киевский митрополит Евгений. Но и на открытие это послан был во главе Тверской архиепископ Григорий Постников, член Св. Синода. По этому поводу вот что писал Московский митрополит Филарет к обер-прокурору Св. Синода Нечаеву от 15 августа 1832 г. «Камергер с церемониалом, видно, опаздал в Воронеж: и, может быть, тем не хуже. Там сделалось, кажется, хорошо, хотя не без трудности было для члена Синода. «Я ожидал, что пришлют благодетеля моего преосвященного митрополита Киевского», сказал тамошний владыка (т. е. Антоний), и на силу допустил осмотреть предварительно место и положение святых мощей, чтобы лучше расположиться к пренесению. Едва ли не из Киева получил он наставление, чтобы поставить святые мощи на нозе посреди церкви и облачать как обыкновенно облачают архиереев. Тут-то годился доставленный вами ко мне, а мною сообщенный преосв. Григорию, список с завещания святителя Митрофана. Им только мог преосв. Григорий защитить свое мнение». («Переписка м. М. Филарета с С. Д. Нечаевым» стр. 77). Вообще Антоний Воронежский действовал тогда смело и самоуверенно, заручившись заранее согласием и благоволением на открытие св. мощей со стороны Импер. Николая Павловича, который вскоре и сам поспешил поклониться новоявленной святынь – именно 16 и 17 сентября 1832 г. А благоволил Государь к еще с тех, пор, как, будучи Великим Князем, посещал Киев и под руководством Антония, тогда наместника лавры, осматривал лаврские пещеры.

13

Никандрова Благовещенская пустынь, Псковской еп., в 25 верстах от г. Порхова.

14

Слово наговориться подчеркнуто в подлиннике два раза.

15

Преосв. Евгений Казанцев, преемник Евгения Болховитинова во Псков, был прежде епископом Курским.

16

Сначала – Высочайшим указом 24 января 1822 г., Евгений был наименован архиепископом Киевским, и только Высочайшим рескриптом 16 жарта пожалован в звание митрополита Киевского и члена Св. Синода. Имя свое Евгений он всегда писал с ижицей: "Евгенiй».

17

Иоасафа. Он был настоятелем Никандровского монастыря с 1818 года по 1827 г.

18

Название Спасоклинский недоумённое. Монастыря с таким названием во Псковской епархии не встречается в известных нам списках русских монастырей. Не есть ли это другое название Спасо-Мирожского монастыря во Пскове? И действительно в эту эпоху (1812–1825) настоятелем этого последнего монастыря был архим. Пётр (См. Строев. Списки иерархов, стран. 390).

19

Преосвященный Евгений Казанцев прибыл во Псков 23 апреля 1822 года.

20

По приезде Серафима в Киев, митроп. Евгений, как уже нам известно, пристроил его сначала в своём Киево-Софийском доме.

21

Баталин – это и есть личный секретарь Евгения, приехавший с ним во Псков в 1516 г., и затем переехавший и в Киев.

22

Предположения о вызове преосвященного Псковского Евгения Казанцева – в Св. Синод, повторенное М. Евгением и в последующих письмах к игумену Серафиму, не осуществилось. Архиеп. Евгений Казанцев ни разу не был вызываем для присутствования в Синоде в продолжение всей своей службы. Ему только даваемы были от Синода поручения по разным следственным делам. Причиной невызывания Евгений Казанцева в С.-Петербург был его прямой и резкий характер. См. «Сборник Императорского Русского Исторического Общества», т.—113—й, кн. 1-я, стран. 165.

23

Т. е. к Шарину, богатому купцу Псковскому, приятелю Евгения.

24

Кто такой был Пскович Сарафанов, у коего был брат в Москве, не знаем.

25

Это вырезка из письма Евгения к кому то другому (вероятно к Шарину), переданная Серафиму и им сохраненная.

26

Кто такой был Александр Васильевич, не знаем.

27

21 Апреля 1823 г. митропол. Евгений был пожалован орденом св. Александра Невского.

28

Это было письмо от архимандрита Мелетия Леонтовича, бывшего ректором Псковской духовной семинарии, а теперь назначенного на должность ректора Киевской духовной академии после Моисея Антипова, вызванного в С.-Петербург для посвящения во епископа старо-русского викария Новгородской епархии. Мелетий Леонтович был первым инспектором Киевской духовной академии с 1819 г. В 1820 г. он был переведен из Могилев ректором духовной семинарии и настоятелем Кутеснского монастыря; в 1823 г. переведен во Псков –ректором Псковской духовной семинарии и настоятелем Спасо-Елезарова монастыря. В январь же 1824 г. получил назначение опять в Киев на ректуру в духовной академии и настоятельство в Киево-Братском монастыре. Статья о бытности: Мелетия Леонтовича ректором во Пскове почему-то пропущена в послужных его списках, напечатанных в книге: «Пятидесятилетний юбилей Киевской духовной академии» (стр. 381) и в книге: «Списки Архиереев Епархии Всероссийской» (Спб. 1896 стран. 27).

29

С этого № начинается длинный ряд Петербургских писем м. Евгения к о. Серафиму. В С-Петербург м. Евгений был вызван Высочайшим указом 19 декабря 1824 г.; но поехал туда в конце января 1825 г.

30

0. Пётр – один из киевских соборян, взятый м. Евгением в Спб. в качестве домашнего письмоводителя.

31

Т. е. митрополит Новгородский и С.-Петербургский Серафим Глаголевский, первенствующий член Св. Синода.

32

Супруги наимладшего брата Государева – Великого Князя Михаила Павловича.

33

Грузимо – имение графа Аракчеева в Новгородской губернии.

34

Т.е. к эконому Киево-Софийского митрополитанского дома. Это был игумен Никандр Сташевский. Как видно из дальнейшего, он в то же время состоял настоятелем, Георгиевского монастыря – в местечке Епиловки, ныне Бердичевского, а в то время Махновского уезда. Монастырь этот, был закрыт в 1845 г.

35

Т. е. ректору Киевской духовной семинарии архимандриту Кириллу Куницкому.

36

Перед отъездом в Петербург, м. Евгений задумал постройку в тогдашней ограде Киево-Софийского собора – обширного конюшенного двора и каретного сарая. О ходе этой постройки он постоянно будет интересоваться в дальнейших своих письмах. Постройка была кончена в прекрасном виде. Но просуществовала не долго. Впоследствии, при новом распланировании старого Юрьева и построении Присутственных мест, Евгевньевский конюшенный двор был уничтожен.

37

Чечерск – в могилевской губернии.

38

Это Псковские приятели м. Евгения. Борис Антонович – не есть ли тот Сарафанов, о коем упоминалось в письме 11-м.

39

Игумениею Киево Флоровского монастыря была тогда м. Смарагда Норова. – см. Строева: Списки Иерархов и Настоятелей... стр. 29.

40

Повар этот назывался Лаврентием, как будет видно ниже.

41

Лаврским типографом был в то время, как будет видно ниже, иеромонах Вениамин. В 1857 г. прибыв в Киев – для поступления в духовную семинарию, мы застали его еще в живых – глубоким старцем – в сане архимандрита – в Лавре же.

42

Раевская – Елисавета Ильинична – богатая Киевлянка, почитательница м. Евгения.

43

АнастасевичВасилий Григорьевич, известный русский библиограф, друг м. Евгения, служил в то время в С.-Петербурге цензором.

44

М. Евгений напоминает о водяных мельницах, находившихся на митрополитанских дачах – напр. в Шулявшине и др. Но все таки плотины от воды прорвались, как увидим ниже.

45

Вот каков был самоотверженный труженик, этот о. игумен Серафим: сам мыл полы! другой бы на его месте, – не то игумен а простой архиерейский келейник-послушник, привлек бы иного кого-нибудь к такой работе... Но такова была приверженность его к своему Архипастырю покровителю, что он с великою охотою готов был исполнять для него самые чёрные работы.

46

Шулявщина – дача Киево-софийского митрополитанского дома – вблизи Киева. В 1848 г. она отошла под кадетский корпус – и на место неё отведена дача Совки в деревне этого имени близь киево-лыбедского кладбища. Шулявщина ещё с 17 века принадлежала Киевским митрополитам и её прекрасная роща служила местом майских рекреаций для целых поколений воспитанников старой Киевской академии, и потом – духоввых училищ и семинарий.

47

О. Аарон – соборный старец «Киево-Печерской Лавры; был начальником пещер.

48

Троицкое подворье в С.-Петербурге, где по Высочайшему повелению, поместился м. Евгений, принадлежало московской кафедре, и там оставались люди московского владыки Филарета, заведывавшие этим подворьем.

49

Архим. Варлаам Криницкий – настоятель Киево-Никольского монастыря с 1817 по 1733 г.

50

Сериков – Киевский подрядчик. О нём часто речь будет впереди.

51

Все это говорится о Шулявщине.

52

Теремки – хутор Киево-митрополитанского дома на 14-й версте от Киева по дороге в г. Васильков. Здесь впоследствии м. Евгений завел большое хозяйство, а также построил прекрасный дом для летнего пребывания – с домовою церковью во имя Сошествия Св. Духа.

53

«При Игумене Никандре Сташевском – в 1825 г. разобрана была в Белиловском монастыре старая церковь до основания, и на её месте заложена более обширная каменная церковь, оконченная в 1832 г». См. Л. Похилевича: «Сказания о населенных местностях Киевской Губернии», стран. 257-я.

54

Евпраксия Алексеевна Бехтеева – Киевлянка, тоже великая почитательница м. Евгения. Под жизнью разумеется краткое начертание жизни м. Евгения, написанное им самим.

55

Заспа – тоже одна из дач Киево-митрополитанского дома. Мы раньше о ней ничего не слыхали – и местоположения её по знаем.

56

Это вышеупомянутая Ювпраксия Алексеевна

57

Эта краткая автобиография м. Евгения (собственно послужной список его) напечатана в «Киевских Епархиальных Ведомостях» 1862 г. № 20.

58

Иеромонах Филимон–лаврский соборный старец и благочинный

59

Раевской.

60

Это был оттиск статьи, напечатанной м. Евгением в «Отечественных Записках» 1825 г. под заглавием: «План первобытной Киевской Десятинной церкви с объяснением оного». Фундамент этой первобытной церкви Десятинной открыл, как известно, м. Евгений в 1824 г.

61

О. Федот – один из монахов, живших в митрополичьем доме; другой был о. Алексей.

62

Переписывая первые письма о. Серафима мы заменяли выражения его «об евтом» "в евтом» и др. обычными книжными словами; но потом решили удерживать особенности его слововыражений.

63

В биографии архиеп. Евгения Казанцева, составленной протоиер. Благовещенским, – говорится: «В Сентябре 1824 г. произошел пожар при Архиерейском доме (на Снетной горе). Хлебный амбар с каменными стенами, но с тесовой крышей, с прилегающими к нему деревянными пристройками, весьма обширными и дорогими, со всеми плодами, собранными с поля для просушки и молочения, сгорел до основания; остались только конечные стены растреснувшие и качающиеся, так что и их надобно было разобрать и строить всё вновь с подошвы. Но при этой потере, без всякого вызова, тотчас явились щедрые приношения, и скоро всё обновилось в лучшем против прежнего вида, и хозяйственные при доме постройки быстро возведены вновь и уже были готовы к следующей весне» (т. е. 1825 г.). См. стр. 30 и 52.

64

Григорий Матвеевич Янчуковский – секретарь Киевской духовной Дикастерии (т.е. Консистории).

65

Это письмо очень истерлось, так что многие слова уничтожились.

66

Орлово вино, т. е. подаренное помещиком села Матусова, Черкасского уезда, генерал-майором Алексеем Петровичем Орловым, у которого были имения и в Донской области.–Мартосово же, т. е. подаренное И. Р. Мартосом, помещиком и заслуженным чиновником, проживающим тогда в Киев на покой, близким некоторое время к м. Евгению. О нём см. «Киевскую Старину» 1904 г. ноябрь, стр. 170.

67

«Sophiewka» – это описание знаменитого сада в г. Умани, построенного в конце 18 в. графом Потоцким в честь своей жены красавицы гречанки Софии.

68

То есть от Преосв. Владимира Ужинского.

69

В библиотеке м. Евгевния было большое количество книг на польском языке. Он сам прекрасно знал этот язык, и пользуясь своим пребыванием и влиянием в Петербурге выхлопотал разрешение учредить и в новой Киевской Академии кафедру польского языка, подобно тому, как она существовала в старой Киевской Академии. Ибо язык этот он считал крайне необходимым не только для разработки местной истории, но и вообще истории русской. Первым бакалавром был иеромонах Анатолий Мартыновский, воспитанник Академии несчастного выпуска 1825г. В 1840 г., при преемнике м. Евгения, м. Филарете, кафедра польского языка в Академии была закрыта, и последним бакалавром его был знаменитый Виктор Ипатьевич Аскоченский.

70

Иеромонах Евгений Соловьев – бакалавр Киевской духовной Академии из магистров Московской духовной Академии выпуска 1820 г., родом Костромич. Был один из тех немалочисленных магистров тогдашней первоначальной академической эпохи, коим принятие монашества пошло не в прок и послужило к некоторой порухе умственных их способностей. Из Киевской Академии он перешёл в Орловскую семинарию, потом в Черниговскую. В конце 1831 г. он, по слабости здоровья, уволен, был от училищной службы и в начале 1832 г. отослан из Чернигов в Почаевскую лавру, по вызову Волынского епископа Амвросия Морева о присылке в лавру образованных иеромонахов. Св. Синод поручил Волынскому епископу иметь иером. Евгения под особенным своим надзором. По поводу переселения иером. Евгения в Почаев, вот что писал тогдашнему обер-прокурору Св. Синода Нечаеву Московский митрополит Филарет – с обычною ему жесткостью и колкостью суждения о людях, ему не угодных: «Между живыми находками, коими хвалится Преосвященный Волынский, есть не так выгодные, как между серебряными (тогда нашли в Почаевской лавре, принятие её от униатов, много слитков серебра и прочих драгоценностей), например: магистер из Чернигова. Это Евгений, столько раз отрешённый от училищной службы, домогавшийся лично быть представлен Государю Императору для доноса и проч. Удивляюсь Преосвященному Черниговскому, который так угощает Волынского». См. книгу: «Переписка Филарета митр. Московского с С. Д. Нечаевым», стр. 48). Не этот ли отзыв м. Филарета был причиною того, что несчастного Евгения препроводили на дальний север, и он скоро скончался в одном из монастырей Вологодской епархии? (См. «Историю Московской духовной академии» – Смирнова стр. 460).

71

То есть эстампов Крыпецкого монастыря, печатавшихся в типографии Киево-Печерской лавры.

72

Всё идет продолжение Петербургских писем – за май, июнь и июль 1825 г.

73

Т. е. купленные в Спб., по приезде туда.

74

Т. е. мельницы в местечке Белогородке, в 23-х верстах от Киева, принадлежавшей казне и отдававшейся в аренду. – Эта мельница впоследствии таки выпрошена была м. Евгением у Императора Александра I – для Киево-митрополитанского дома.

75

Окончания этого письма о. Серафима не оказалось.

76

Т.е. Елисавета Ильинична Раевская усерднейшая почитательница м. Евгения,

77

Письмо это. хотя в хронологическом порядке следует непосредственно за предыдущим, – но, как переданное чрез руки, получено было о. Серафимом позже дальнейших, писем м. Евгения. Поэтому писанный на нём черновой ответ о. Серафима говорит, о более поздних обстоятельствах; а в дальнейших своих ответах, он говорит о более ранних обстоятельствах,

78

Т. е. присутствующие.

79

Т. е. к ректору Академии архим. Мелетию Леонтовичу

80

Т. е. приезжих гостей. – Ответ м. Евгения на это интереснешее письмо о. Серафима см. под № 41. Разсчетлив был очень м. Евгений, и о. Серафим был в этом отношении вернейшим его слугою, тонко понимавшим характер своего хозяина...

81

Анна Ивановна – это, вероятно, та Хвостова, о которой упоминается в письме 31-м.

82

О. Досифей – Лаврский эконом.

83

Однотёс – названия гвоздей, как ниже – двутёс.

84

Как много хлопотал и беспокоился м. Евгений об наилучшем устройстве конюшенного двора – при Софийском митрополитанском доме... Но уже к 1840 г. этот конюшенный двор был сломан и на месте его образована площадь и проложена прямая от неё улица к Михайловскому монастырю, к которому пред этим от Софийского собора нужно было пробираться несколькими кривыми улицами – чрез поперечный вал–к проезду на Трёхсвятительской улице. Но окончательная распланировка этой местности Старого города произведена уже в 1856–1860 г. по случаю постройки нового обширного здания для Губернских Присутственных мест. – См. Воспоминания о Киеве, протоиерея Петра Гавр. Лебединцева в «Трудах Киевской дух. Академии», 1909 г. № 2.

85

Эти раки с частицами мощей благочестивая Елизавета Ильинична Раевская предназначала пожертвовать, как будет видно ниже, двум женским, монастырям Киевской епархии – Троицкому в г. Чигирине, и Николаевскому – Лебединскому, в 4-х верстах от села Лебедина, Чигиринского же уезда.

86

Это было новое сочинение м. Евгения – под заглавием: «Летопись древнего славяно-русского княжеского города Изборска» –Спб. 1825. Оно прежде было напечатано в журнале «Отечественные записки» 1825 г., ч. ХХII, стр. 189–250, с видом Изборска. – Среди многочисленных и разнообразных своих официальных занятий, а также среди хлопот по домовым хозяйственным делам в оставленном Киеве, – м. Евгений находил время заниматься и любимым своим предметом – русскою историю.

87

Т. в. с приехавшею из Петербурга богомолицею.

88

Вот каким строгим языком говорил иногда м. Евгений с кротчайшим о. Серафимом!.. Повидимому, этим он хотел заставить своего верного и усердного, но ещё робкого в своей должности приставника, коему пришлось служить на новом месте – в отсутствии своего высокого покровителя, в среде нередко завистливой и враждебной к нему – любимому и доверенному приставнику митрополита, прибывшему с чужих сторон, – заставить его быть смелее, решительнее и самостоятельнее в своих действиях...

89

Говорится по поводу какой-то смешной ошибки о. Серафима с письмом Игуменьи, о которой (ошибке) упоминалось в предыдущем письме м. Евгения... Конечно, бедному о. Серафиму было не до смеха... Замечательно, что в объяснение некоторых поступков о. Серафима, м. Евгений часто пускает в ход ипохондрию его... Но по письмам самого о. Серафима видно, что скорее у него была не столько болезненная, сколько естественная робость подначального человека, имевшего от природы характер, тихий, а воспитанием в благочестии устранившего от себя все позывы к самомнению, властолюбию и своекорыстию; и при том, на первых порах, своей жизни в Киеве, вследствие отъезда м. Евгения в Спб., поставленного в весьма трудные условия для проявления своей скромной личности.

90

Петр Андреевич Аракчеев – родной брат знаменитого графа Алексея Андреевича Аракчеева, служивший в Киеве комендантом с 1818 г. по 1829 г. См. Киевская Старина, 1904, Ноябрь, стран. 158.

91

Разумеется известная книга м. Евгения: «Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина». – Вследствие того, что первое издание этой книги, вышедшее в 1818 г., все разошлось,– м. Евгений сделал второе издание её в Спб. в 1827 г., исправленное и умноженное.–Но и это второе издание м. Евгений исправлял и дополнял, готовя, конечно, издание третье, – о чём см. нашу заметку в «Киевской Старине» 1904 г. – Сентябрь, стран. 275–291.

92

Продолжаются Петербургские письма – от м. Августа 1825 г. до отъезда м. Евгения в Москву – в июле 1826 г.. на предстоявшую Коронацию Императора Николая I.

93

Опять в объяснение странности поступка м. Евгений пускает в ход ипохондрию... Но тут уже была она едва ли кстати... Дело тут оказалось в чём-то повыше, поглубже, потаинственней.. Не один м. Евгений дивился, что преемник его во Пскове. Архиепископ Евгений Казанцев, прекрасно уже обжившийся на новой кафедре и заслуживший сердечную любовь Псковитян и всей епархии, вдруг, без всякой видимой причины, сам– по собственному своему желанию, подал в Св. Синод прошение о переводе его на Архиерейскую кафедру в Тобольск, тогда вакантную... Дивились этому все члены Св. Синода, дивились и другие многие лица, прикосновенные к церк. ведомству. И никто не мог подобрать довлеющей причины такому для всех странному поступку. И никто, кроме одного лица, так, и не узнал этой причины, и сделалась она известною лишь после смерти Архиеп. Евгения Казанцева и раскрыта в упомянутой вами биографии его, изданном в Москве в 1875-г. Протоиереем Иоанном Благовещенским. Так как дело в высшей степени интересно – не только в психологическом отношении, но и в других отношениях, – то мы считаем, не лишним раскрыть

его и нашим читателям –24 Июля 1825 г. Преосв. Евгений Казанцев, послал, письмо в С. Петербург – к преосв. Аврааму Шумилину, Архиепископу Ярославскому, присутствовавшему тогда в Св. Синоде, своему хорошему знакомому еще по Москве, и в этом письме просил чтобы переместили его в Тобольскую Епархию. Преосв. Авраам отвечал, что он, прежде официального доклада Св. Синоду, показал письмо его Преосв. Митрополиту Серафиму, и тот сказал, что это не возможно, что напротив предположено вызвать его присутствовать в Св. Синод. Тогда архиеп. Евгений Казанцев вторично пишет и просит настоятельно, чтобы непременно представили о перемещении; что, ежели не представят, то он пошлёт на Высочайшее имя прошение об этом лично от себя. Члены Св. Синода вынуждены были исполнить прошение и представили доклад на Высочайшее утверждение. Но так как Государь Император, находился в то время в Таганроге, то один из членов объяснил о собственном желании Архиеп. Евгения перейти из Пскова в Тобольск – графу Аракчееву, а сей – написал Государю в Таганрог. Итак 30-го сентября 1825г. Император Александр I в Таганроге подписал указ: «Евгения, архиепископа Псковского, согласно собственному его желанию, перевести в Тобольскую епархию». – Тот, же преосв. Авраам, чрез которого Евгений ходатайствовал о своём перемещении, тотчас известил его о получения Высочайшего указа в Св. Синод, и в тоже время настоятельно просил его сообщить, какая у него была причина такого странного и необъяснимого желания переселиться в Сибирь, обещая твёрдо сохранить тайну. Евгений открыл ему свою тайну. 19-го окт. 1825 г. он послал след. письмо преосв. Аврааму: «Высокопреосвященнейший Владыка, милостивейший архипастырь и благодетель! Приношу Вашему Высопр-ву величайшую благодарность как за деятельное и успешное Ваше ходатайство, так и за скорое уведомление, предварившее указ, коего ещё не имею. Я ничутъ не огорчаюсь, что обнаружено в представлении и огласится указом моё собственное желание. Видно так Богу угодно. Но вы убеждаете меня открыть тайну души моей. Решаюсь, ибо вы – орудие, избранное свыше в настоящей моей перемене: открою, но не иначе, как духовному отцу, с уверением, что сие письмо сожжете и тайну по смерть сохраните. Тайна для всякого постороннего смешная и легковерная. которая если вынесть, подвергла бы меня общему посмеянию и презрению, но для меня важная. Прошу отечески взойти в мои чувства – Весь просвещённый свет смеётся снам. Дух. Регламент не велит производить в священника, кои верят снам. А я должен открыть Вашему Высо-ву, что не иная причина моего перемещения. Это без сомнения изумит вас: но прошу выслушать, какого сорта мой сон. Их было три, первый и второй через два дня один после другого третий после второго спустя три дня. В первом видится покойная матушка. Сон очень ясен. Я, говорит, пришла к тебе нарочно, посоветовать, чтобы ты просился из, Псковской епархи. Много было разговоровъet pro et contra, но заключила она тем: я этого от тебя требую, и непременно приказываю. Этого требует польза души твоей. С сими словами она простилась с со мной, и –что потом снилось, не помню. Проснувшись, я этим нимало не занялся. – Спустя два дня видится мне отец покойный же, коего я во сне никогда не видывал; будто стоит у церкви на паперти и говорит: Евгений, поди сюда. Я подошёл, он меня благословил и поцеловал. Говорит: была у тебя мать? Я отвечал: была. – Чтож ты её не послушал? Её я послал к тебе. Я говорю: Зачем же мне из Пскова. Мне здесь хорошо. – Он: Для того-то и выдь, что хорошо. Этого требует польза души твоей. – Я куда же мне вытти – Он: теперь много архиерейских вакансий. Послушайся. Мне время служить. – И простясь, ушел в Церковь, и я проснулся. Этот сон сделал на меня сильное впечатление. Я думал и передумывал, и кончил тем, что основаться на сне было бы странно, а других резонов, чтобы проситься, не мог придумать. – Спустя три дня видится мне митрополит Платов (Московский; Евгений Казанцев был любимцем его в Троицкой семинарии, и во время ученичества своего, и во время учительства в ней), будто ко мне вошел в кабинет. Я очень смешался и досадовал что мне не сказали. Хватаюсь за рясу и камилавку. Он, мне: не заботься о пустом; я пришёл о деле; что не слушаешься отца и матери? – Я: в чём? Он: для чего не просишься из Пскова? – Я: куда же проситься? Вакансия епископская – низшия, неужели о понижении? – Он: не правда, есть высшая, Тобольская, Я: Ваше Высоко-пр-во! Это–Сибирь. Он: но ты недостоин и Епископской. Повинуйся, я тебе повелеваю именем божиим (при сих словах у меня поджилки задрожали). Я: повинуюсь, но к кому я пошлю просьбу? – Он: к Аврааму. Я: что напишу? – Он: ничего, только просись. Я: Но ежели не уважится без резона? – Он: И будет принята и исполнится. – Потом снял он, со стены образ и подавая сказал: целуй

в знак клятвы. Я поцеловал, и потом благословил меня и сказавши: теперь, ежели не послушаешь, будешь под клятвой, пошел вон. С последними словами я проснулся, и поверите ли, почтеннейший Архипастырь, я слышал их проснувшись и видел его выходящего из двери. Я вскочил посмотреть далее, по более уже ничего не видал: Вот вам исповедь моя совершенная. Посудите, мог ли я противиться? Но и мог ли кому-нибудь открыть сию тайну? Что скажут, если услышат, что поверивши снам пошёл в Сибирь? А ежели бы и рассказал их кому в таком порядке и подробности: то могут ли они на другого иметь такое впечатлние, как на меня? Да и положил, что иной принял бы их с тем же чувством; но есть пословица: свинья борову, а боров по всему городу. Как всё изуродуют, убавят, прибавят; а следствие из того будет видимое: сновидец, фанатик, ипохондрик, суевер! И чего еще не скажут? – Вот причина, почему я храню в тайне побуждение моей к вам просьбы о перемещении, и кроме Вашего Вы-со-щенства ни одна душа о сем от меня не услышит и не узнает. Прошу прочитавши сожечь туже минуту сие письмо. А что страшно мне ехать в Сибирь, то не иначе, как ветхий человек страшится своего разрушения. Время же самое для пути не способное, экипажа зимнегоне имею, денег тож, провожать меня отсюда кто согласится. Все это еще до Тобольска ужасает. Но Богу себя вручаю, зовущему, куда, не знаю». Дело обошлось благополучно... Архиепископ Евгений получил три тысячи р. на подъем, кроме прогонных, и 23 ноября 1825 г. выехал в Тобольск, после трогательного прощания с Псковичами... (См. цитованную книгу протоиер. И. Благювещенского – стран. 56–62. Вышеприведённое письмо Евгения Казанцева биограф его разыскал у родственников архиепископа Авраама Шумилина). – Итак, вот какие эпизоды иногда бывают в истории души человеческой!.. Вот какими крепкими узами связываются души живущих с душами умерших!.. Да, да! Эти узы несомненно есть... Но вот что в данном случае замечательно. Прошло довольно лет. Архиепископ Евгений был уже на рязанской кафедре – и в 1832 г. ему поручено было от Св. Синода отправиться в Воронеж – для предварительного освидетельствования мощей Святителя Митрофанова – пред их всенародным раскрытием – и для обследования чудес... Что же? Он весьма критически и недоверчиво относился к рассказам о тех якобы

видениях, которые были от святителя Митрофана местному тогдашнему Воронежскому Архиерею Антонию Смирницкому ни другим лицам, и, по собственному его призванию, много уронил себе в глазах многих сил

делом... По видимому, – сам имевший такие яркие и действенные видения во сне – в бытность во Пскове, – Евгений должен был, более доверчиво относиться к видениям других лиц, касающихся загробного мира... Так-то забываются прежние уроки жизни!.. Но – вообще: трудно бывает оценить и измерить глубины духа человеческого... Скрыты и непонятны бывают иногда его побуждения н намерения... Никто же весть яже в человеце, точию духе человека, живущий в нем...

94

Провизских – т. в. столовых.

95

Эта печь предполагалась в конюшенном чердаке. См. ниже письмо под № 53. м.

96

Разумеются списки Высочайшего рескрипта м. Евгению за поднесенную им книгу «Описание плана новооткрытой в Киеве первобытной Десятинной церкви». Преосв. Григорий Постников, епископ ревельский, ректор С.-Петерб. д. Академии – в письме к преосв. Филарету Московскому – от 30 авг. 1825 г.– вот что писал по этому поводу: «Вот и новость: Киевский (т. е. м. Евгений) получил милостивый рескрипт за описание новооткрытой им церкви. Описание по моему, есть дело и туда и сюда; но рескрипт – престранное дело. Киевский радуется; но я думаю, что еслиб этот рескрипт дан был мне, мне – за тоже дело, то я сгорел бы от стыда. Причины вы поймёте. Впрочем – не должно ли эту цель предполагать и в Государе Императоре? По крайней мере, так хочется мыслить о нём: пустота крайне намучила. (См. Христ. чтение, 1898 г. апрель, 564).

97

В это время печаталась в типографии Киево-Печерской Лавры знаменитая книга м. Евгения «Описание Киево-Софийского собора», вышедшая в свете – для общего пользования уже в следующем 1826 г.– Кстати скажем: м. Евгений много переписывался с тогдашним типографом Лавры Иеромонахом (впосл. архимандритом) Вениамином. 0бширное собрание писем и записок м. Евгения к о. Вениамину было в

руках Профессора богословия в Киевском университет протоиерея Назария Антон. Фаворова, когда сей последний составлял свою речь к столетнему юбилею со дня рождения м. Евгения – 18 дек. 1567 г., произнесённую 3 сент. это года в годичном, торжественном собрании Императорского Университета Св. Владимира, напечатанную в «Трудах Киев. д. Академии» – в 1867 г., а также в Киевских Епарх. Ведомостях в № № 20 и 21-мъ тогоже года. – Об этом говорит сам протоиер. Н. А. Фаворов в одном из подстрочных примечаний в своей речи (см. «Киевск. Еп. Вед. 1867 г., № 21-й. стр. 668). Но где теперь эти письма и записки м. Евгения к о. Вениамину?!.

98

Преосв. Григорий Постников –в том же письме к Филарету Московскому от 30 авг. 1825 г. – говорит следующее: »...За день до Александрова дня (т. е. до ЗО августа) и наш (т. е. митроп. Серафим) и Киевский (т.е. м. Евгений) заступались (т. е. перед Государем) за вдовствующие епархии, а на кануне – и Аракчеев. Ответствовано: «возьму все дела с собою в Таганрог, и там рассмотрю на досуге». Согрешил я окаянный, раза три повторил сам в себе слышанное: рассмотрю, рассмотрю, и при том на досуге. Видно мало веры Синоду, который называется Святейшим. Видно надобно рассмотреть его дела, чтобы сказать: так или нет: А кажется теперь там все все православные! Впрочем, да будет воля Божия! (См. Христ. Чтение 1898 г, Апрель, стр. 564). –

99

Отец Алексий – один из живших при Софиском Митрополичем доме монахов. Другой – Феодот. –Трогательна эта заботливость м. Евгения о своих подчинённых и слугах...

100

Вот Евгениевская теория монашеского жития!..

101

У жида в аренде была шулявская мельница. См. письмо под № 59 м.

102

С греческим поэтом Пиндаром м. Евгений был хорошо знаком, зная превосходно древне-греческий язык. Когда то – некоторые оды Пиндара он буквально переводил для знаменитого Державина (в 1805 г.).

103

О чём просил м. Евгения о. Аарон – видно из следующего письма под № 25-м.

104

Анан – повар при м. Евгении.

105

Черновку этого письма м. Евгений сообщил о. Серафиму при настоящем письме. См. ниже.

106

Дело идёт о сдаче казною Киево-Митрополитанскому дому водяной мельницы в м. Белогородке.

107

Это черновка написана им на обороте следующего письма к м. Евгению: «Сего дня во время Государств. совета по желанию Вашего Высокопреосвященства, я послал во все концы дворца т. е. Эрмитажа, чтоб дать знать о посещении Вашем завтра, т. е. во вторник, как то было договоренность (sic.) – Теперь зависит от Вашего Высокопреосвященства назначить час, в котором мне за Вами явится (sic), завтра по утру. Ожидаю приказания с сим посланным. Пребывая между тем с глубочайшим почтением.

Вашего Высокопреосвященства всеусерднейший и всепокорнейший слуга Алексей Оленин.

Понедельник, 21 сентября 1625 г.

Это было письмо от известного президента Академии Художеств, Алексея Никол. Оленина. М. Евгений, жив, Петербурге, интересовался историческими сокровищами Императорского Эрмитажа.

108

Придарогина – Елизавета Алексеевна – была родная сестра Бехтеевой; она упоминается и ниже.

109

Белогородская мельница была доселе в аренде у содержательницы Молчановой, как будет видно из последующих писем

110

Командорския – т. е. Орденский.

111

Итак – Киевскому митрополитанскому дому принадлежала ещё одна дача – Паньковская. «Она прилегала к реке Лыбеди, на которой и была Митрополичья мельница, н находилась в пределах местности, получившей потом название «Нового строения». Паньковщиной она названа потому, что ещё в XVI в. состояла в ведении митрополичьих наместников Панькове (о них упоминается в актах то время) с которыми приходилось тягаться из-за земли Михайловскому и Никольскому монастырям. См. «Киевскую Старину 1904г. Ноябрь стр. 187. – О Паньковщине впоминает и протоиерей Пётр Гавр. Лебединцев

в своих воспоминаниях о Киеве. («Труды Киевской д. Академии 1909 г. Февраль).

112

Через пять дней после этого письма – именно 19 ноября 1825 г.– скончался в Таганроге Император Александр I-й и м. Евгению – волей-неволей пришлось ещё долго оставаться в С. Петербурге.

113

Елизавета Алексеевна – и есть вышеупомянутая Придорогина.

114

Василий Семен. Катеринич – Киевский Вице-губернатор.

115

Ст. Гр. Устиновский – был племянник м. Евгения.

116

Тогда шло строжайшее следствие по делу о Декабристах.

117

В Москву собирались ехать члены Св. Синода – на Коронацию Императора Николая I. Туда же должна была выехать депутация и от Киевского духовенства.

118

О. Михаил Кучеровский – священник Киево-Софийского собора, впоследствии – ключарь его. На дочери его Анне женился бакалавр Киевской д. Академии Алексей Андреевич Шокотов; но скоро овдовел и поступил в монашество – с именем Антония. Впоследствии он был архиепископом Кишинёвским.

119

Т. е. помирил с митрополичьим экономом О. Никандром....

120

Разумеется кончина Императрицы Елизаветы Алексеевны, супруги Императора Александра I, сопровождавшей его в Таганрог. Императрица скончалась на обратном пути из Таганрога в Петербург,

в г. Белёв, Тульской губ., 4 мая 1826 г.

121

Из Киева в Москву на коронацию Императора Николая I поехали, по распоряжению м. Евгения, в качестве представителей Киевского духовенства, наместник Киево-Печерской Лавры архимандрит Авксентий Галинский и кафедральный протоиерей Киево-Софийского собора Стефане Семяновский.

122

Феодор – келейник м. Евгения.

123

Это был Верховный уголовный суд над декабристами, в заседаниях которого принимал участие и м. Евгений – с другими членами Св. Синода.

124

Кодрат А. Лохвицкий – тогдаший Киевский археолог, приятель м. Евгения.

125

Сначала идёт 6 писем из Москвы, куда м. Евгений прибыл на Коронацию Императора Николая I, а затем опять начинаются письма из С.-Петербурга и продолжаются до самого отъезда м. Евгения в Киев – в конце января 1827 г.

126

Т. е. поехавшие на Коронацию представители духовенства Киевской епархии – Наместник Лавры Архим. Авксентий и Киево-Софийский протоиерей Стефан Семяновский.

127

Местечко Белиловка,– в котором находился тогда мужеский Георгиевский Монастырь, настоятелем коего был игумен Никандр Сташевский, бывший также и экономом Киево-Софийского Митрополитанского дома, – принадлежал тогда Графу Герману Потоцкому. Но с 1831 г., за участие этого графа в Польском возстании, – Белиловское имение его отобрано в казну.

128

) М. Евгений выполнил на деле свою теорию монашеского жития. Он был очень разсчетлив. Но на общее благо никогда не жалел жертвовать из своих средств.

129

Это была приветственная речь м. Евгения Императору Николаю – во время Коронации.

130

После Коронации м. Евгений был пожалован Орденом Св. Апостола Андрея Первозванного, – и потому-то и поручил о. Серафиму выслать ему из ризницы Киево-Софийского Собора Андреевский Орденский крест.

131

Диакон Крикуневича и келейник Фёдор отправлены были на подводе из Москвы в Киев.

132

Т.е. Кафедр. протоиерей Киево-Софийского Собора Стефан Семяновский.

133

Ректор Киевской д. семинарии архим. Кирилл Куницкий, по ходатайству м. Евгения, был вызван в С.-Петербург на чреду – ещё в начале 1826 г. Там, по той же протекции м. Евгения, он был назначен настоятелем Киево-Выдубицкого монастыря; а принятъ этот монастырь от прежнего настоятеля архим. Иринея и заведывать им до возвращения архим. Кирилла из Спб. предписано было м. Евгением о. игумену Серафиму. Покровскому.

134

Т. е. пакеты на имя архим. Кирилла Куницкого, как уже настоятеля Киево-Выдубицкого монастыря.

135

Максим Фед. Берлинский – известный тогдашний Киевский археолог. – Архим. Варлаам Криниций – настоятель Киево-Никольского монастыря. – Ключарем Киево-Софийского собора был Каллистрат Соколовский, который с 1829 г., по смерти кафедрального протоиерея Стефана Семлновскао, занял место последнего – и был кафедральным Киевским протоиереем до кончины своей – в 1849 г., а на его место назначен был знаменитый в Киеве протоиерей Иоанн Михайлович Скворцев.

136

Григорий Матфеевич Янчуковский – тогдашний секретарь Киевской духовной Дикастерии.

137

Архим. Ириней был настоятелем Киево-Выдубнцкого монастыря с 1817 г. Раньше он служил по духовно-училищному ведомству и был ректором Полтавской д. семинарии – в Переяславе – И здесь – на ректуре он попивал; в особенности любил пить водку с соком редиски – и это у него повторялось часто. (Слышано от Ивана Петровича Андриевского, студента Переяславской д. семинарии – выпуска 1825 г., служившего в Одессе по гражданской части и умершего 12 авг. 1894 г. – на 92 г. жизни).

138

Фамилия этого путешественника, как будет видно ниже, была Бантыш.

139

Преосвященным Псковским был тогда архиепископ Мефодий Пишнячевский.

140

Милославский – вероятно – один из певчих м. Евгения.

141

Барон Густ. Андр. Розенкампфе – известный русский археолог. В особенности замечательно его сочинение: «Обозрение Кормчей Книги». М. 1829.

142

Полковн. Иосиф Понятовский, богатейший помещик Киевской губернии. Резиденция его была в местечке Бородянке, Киевского уезда, в 50 верстах от Киева. Питейный откуп он держал в компании

с тогдашними заправилами городского управления и хозяйства в Киеве – киевскими купцами Кисилёвским, Лакердою и Барским. (См. Киевск. Старину – 1904 г., ноябрь, стр. 171).

143

Архим. Кирилл Куницкий ехал в Киев, облечённый уже, всё по протекции м. Евгения, новым высоким званием; ректора Киевской духовной Академии и настоятеля Киево-Братского монастыря. Это звание он получил ещё 30 ноября 1826 г., находясь в С.-Петербурге и живя вместе с м. Евгением на Троицком подворье. В «Истории Киевской Академии» Макария Булгакова так и сказано, что Кирилл назначен ректором Академии (принял ректуру) 30 ноября 1826 г. Но В. И. Аскоченский в своей «Истори Киевской д. Академии по преобразованию её в 1819 г.» делает такую поправку Макария: «Это не совсем верно: из документов видно, что 24 генваря 1827 г. Кирилл прибыл к месту назначения, а 25-го, по принятии присяги, вступил в должность» (прим. 22-ое). Да, конечно, встулил в должность Кирилл 25 генваря 1827 г., но назначен официально на должность ректора Киевской Академии ещё 30 ноября 1826 г. Повидимому, ни Макарий, ни Аскочевский не знали, что Кирилл был вызываем в С.-Петербург и прожил там год с лишним.

144

Бантышев – это тот путешественник, о котором говорилось в письме 85-м.

145

Т. е. барон Розенкампф.

146

Софийского – т. е. кафедрального протоиерея Киево-Софийского собора, – а Россовский – фамилия настоятеля одной из приходских церквей Г. Киева, бывшего также и членом Киевской д. консистории.

147

О. ректор Академии архим. Кирилл: почевал в Чернигове у тамошнего ректора семинарии архим. Иеронима Визерского – в ночь с 21 на 22-ое января 1827 г. Следоват. в Киев прибыл числа 23 или 21 генваря.

148

М. Евгений прибыл в Чернигов 27 января 1827 г. Вот что писал об этом архим. Иероним Визерский приятелю своему архим. Филадельфу Пузыне в письме от 28 генв. 1827 г. – из Чернигова: «Вчера гостил и обедал у нашего преосвященного (Лаврентия Бакшевского) преосв. митрополит Евгений, возвращаясь во свояси, по 3-ей просьбе. За благословением являлись и мы с о. инспектором. Просидел сидет, разговаривал на счет авкторов духовного учения, охуждал нерадение о звании церковного устава и самими учителями оного, предлагал, мнение, чтобы заставлять богословов по очереди читать апостольские послания отрывками на литургиях, как церкви обычно есть: мы сказали, что у нас читают; помолчав, откланялись, –сказал: благодарю, и мы уехали: через 2 часа после обеда и он уехал». (См. «Киевскую Старину» 1904 г. Декабрь, стран. 385). – Таким образом м. Евгений возвратился в Киев ровно чрез два года – с тех пор, как выехал в Петербург – в конце января 1825 г.

149

Следуют письма м. Евгения из разных городов Киевской Губ., во время обозрения Епархии, затем несколько документов, писанных Евгением от имени о. Серафима, и наконец записочки к нему Евгения по разным предметам.

150

Радомысл – в 90 верстах от Киева – к Северу-Западу.

151

Чернобыл – местечко Радомысльского уезда – в 110 верстах от Киева.

152

То есть, в местечке Коростышеве, который был резиденциею Графов Олизаров, владевших многочисленными селами в Радомысльском Уезде. – Тогдашний владелец Коростышева – Граф Густав Олизар, губернский предводитель дворянства, отличался любовию к литературным занятиям и был приятелем м. Евгения. Он оставил свои Воспоминания, изданные в 1841 г. в Вильне – под заглавием: «Pamietniki Gustawa Olisara». – Они сообщают много интересных сведений о тогдашней Киевской жизни. – Кстати заметим, что м. Евгений любил входить в сношения с Польскими учеными и литераторами – особенно до времени Польского возстания 1831 г., когда к Полякам, вообще чувствовалось больше доверия и дружелюбия со стороны русских. Так, есть предание, что в конце 20-х годов Евгений вёл знакомство с известным Польско-украинским поэтом Тымком Падурою, уроженцем Киевской губернии. В одном Польском журнале вот что говорится об этом: «Проживая у Польских Панов, Падура рылся в архивах и изучал прошлое Украины. Но наиболее ему доставили материала богатейшие рукописные Собрания Митрополита Евгения Болховитина (sic), мужа в своё время великого и необыкновенного знатока и собирателя памятников старины, который охотно принимал у себя Падуру, угощал его в своём доме по несколько недель и снабжал его из рукописных своих собраний разными сведениями, которые со временем выработали в Томаше самостоятельный взгляд на историю Украины, Польши и всей Славянщины и на которых он основал после свои поэтические создания, именно: думы: «Канашевич», «Мурашка», «Рожинский», «Серко», «Тетера» и «Роман з Коширы»: последнее взято просто из народных преданий. После этих его созданий чувствуется какой-то смутный жал над убежавшим прошлым Украины, столь прекрасным. В них настоящий вопль лиры украинской:

Так тут було як мынуло –

Пытайте витра степом;

Як дывлюсь сам – здаються нам

И дии и правда – сном!

См. «Кгаj», издав. в Петербурге, 1902 г. № 4-й, статья: «Tymko Padura» – род. в 1803 г. в Иллинцах (Липовецкого у.), ум. 20 Сент. 1871г. в м. Козятине.

153

Это – черновая прошения, написанная собственно-ручно м. Евгением.

154

Сначала было написано: Воспитательного дома.

155

Лекарь Никандр Болховский был родной племянник М. Евгения. Для него сделан был м. Евгением вклад в 1,400 р. ассигнациями в Московский Опекунский Совет – чрез посредство Игумена Серафима, что м. Евгений счёл для себя боле удобным. – В духовном завещании своём м. Евгений отказал этому Никандру Болховскому 5000 р. асс. См. Русский Архив – 1909 г. № 6-й, стран. 206.

156

Богуславль – ныне местечко – в то время был уездным городом. С 1846 г. вместо Богуславля уездным городом сделан Канев.

157

Графиня Александра Васильевна Браницкая, племянница знаменитого Князя Потёмкина, – тогдашняя владетельница местечка Белой Церкви.

158

В селе Матусове – имении Генерала Алексея Петровича Орлова.

159

В селе Матусове, Черкасского уезда, на границе Звенигородского.

160

Коллежский Советник Иван Григорьевич Морозов, бывший владелец села Носачёва, Черкасского же уезда, вблизи села Матусова. Дочь Морозова Анастасия вышла замуж за Графа Ностица и наследовала село Носачёв.

161

Дальше было написано: чрез духовника, но зачеркнуто.

162

Вместо: никому написано было сначала духовнику, но зачеркнуто

163

Генеральша, Глазенап и её диван – это, конечно, историческая мелочь... Но немешало бы разгадать и такую загадку тогдашней бытовой жизни Киевской...

164

Какое такое было тогд в Киеве Якушкинское подворье?

165

Это – сочинение м. Евгения о местечке Белогородке – вблизи Киева – древнем городе Белогороде, основанном ещё Великим Князем Владимром Святым, учредившим в нем в 992 г. Епископскую Кафедру. В летописи Нестора упоминается десять Епископов Белогородских. Татарское нашествие уничтожило прежнее значение Белгорода. Местность его совсем опустела... Недавние археологические раскопки, произведённые в Белогородке, открыли там интереснейшие остатки седой старины. – О сочинении м. Евгения, сообщавшем исторические сведения о Белогородке, упоминает М. А. Максимович в «Письме о Митрополите Евгении к П. Г. Лебединцеву». («Киевские Епарх. Ведомости» – 1868 г., № 5.й, стр. 202).

166

Граф В. В. Левашев – Киевский Генерал – Губернатор с 1832 г. по 1836 г.

167

Генерал Андрей Андреевич Трощинский помещик мест. Кагарлыка – в 80 верст. от Киева. Он получил это имение по наследству от своего родственника – известного министра Димитрия Прокофьевича

Трощинского, которому оно пожаловано Импер. Павлом I-м.

168

Разумеется Конюший двор, принадлежавший Киево-Печерской Лавре. Он был на том месте, где теперь находится Юнкерское училище. См. Воспоминание о Киеве Протоиерея П. Г. Лебединцева – в «Трудах Киевской д. Академии» – 1909 г. февраль.

169

Скончался в Белиловском Монастыре тот Игумен Никандр Сташевский, который раньше был вместе и Экономом Киевского Митрополитанского Дома. – Кто после него был Настоятелем Белиловского Монастыря, – не знаем. Но самый Монастырь закрыт был в 1845 г.

170

В Киево-Печерской Лавре жил на покое – с 1834 г.– Преосвящ. Иосиф Величковский, бывший Епископ Смоленский. Он скончался в 1851 г., 28 сент., – в Лавре же – Фельдмаршал – это Князь Фабиян Вильгельмович Остен-Сакен, главнокомандующий первой армии, главная квартира которой переведена была в 1830 г. из Могилёва в Киев. Князь Остен-Сакен был очень образованный человек – не в одном только военном отношении – и находился в приятельских сношениях с М. Евгением, который всегда брал его с собою на публичные экзамены в Киевской Академии. – Кн. Остен-Сакен, хотя был уже глубоким стариком, пережил м. Евгения: он скончался в Апреле 1837 г., на 83-м году своей славной боевой жизни.

171

Инструкция эта представляет собою драгоценный памятник забот м. Евгения о введении правильной организации в делопроизводстве Лаврской типографии и строгой отчетности в её делах. В этом отношении больше ничего не прибавлено после М. Евгения. См. Киевск. Еп. Вед. 1865 г. № 9-й, стр. 364.

172

Митрополитанская дача – Заспа находится по правую сторону Днепра – ниже Китаевской Пустыни. Это сведение мы получили от Протоиерея Киевской Епархии о. Василия Антоновича Радецкого, которому сообщил это в личной беседе нынеший О. Эконом Киево-Софийского Митрополитанского Дома. Из этого же источника мы узнали нечто новое и о Паньковской даче или Паньковщине. Именно: она теперь прилегает к полотну железной дороги, уже заселена и застроена домами, из которых доходы поступают в пользу Митрополитанского Дома.

173

Саратовским Епископом был в то время Преосвящ. Иаков Вечерков, известный своею ревностию по обращению раскольниковъ в Православие.

174

Е. Ф. фон-Брадке – первый Попечитель Учебного Округа, учреждённого в 1832 г. – В 1834 г., июля 15-го – он открыл в Киев Университет Св. Владимира. Но этот Университет, до перехода в нынешние свои величественные здания (в 1842 г.), помещался в Печерске в наёмных домах. Так аудитории и квартиры студентов помещались в дом Капитана Корта – двух-этажном, с колоннами (по. воспоминаниям П. Г. Лебединцева), в котором и происходило торжество открытия Университета. Для других же надобностей (для архива, для канцелярий, для кабинетов, для библиотеки, для больницы и проч.) наняты были другие частные дома – частию на Печерске, а частию в Липках. – Между тем, со вступлением на должность Наместника Лавры Архим. Серафима Покровского (в 1834 г.), – при Лаврском Конюшенном дворе был построен прекрасный дом. (Намёки на делавшиеся тут постройки можно видеть в предыдущих письмах М. Евгения – наприм. 105 и 108). Вот этот-то дом и хотел нанять фон-Брадке для нужд Университета. Но наём, кажется, не состоялся.

175

Это был знаменитый митрополит Вениамина Костаки – впоследствии он переписывался и с преемником М. Евгения на Киевской Митрополии – Высокопр. м. Филаретом Амфитеатровым. Письмо его к м. Филарету – на Латинском языке – об отправлении студента Киевской Академии молдавского дворянина Василия ПопескуСкрибана, а также ответ ему м. Филарета – тоже на Латинском языке –напечатаны у В. И. Аскоченского: «История Киевской д. Академии, после преобразования её в 1819 г.», стр. 193–196.

176

В Астрахани занимал тогда Архиерейскую Кафедру Преосвящ. Василий БорисовЖегачев.

177

Племянник м. Евгения о. Алексей Болховский был Протоиереем в г. Землянске, Воронежской губ. Он учился сначала в Воронежской д. Семинарии, а потом вызван был в С.-Петербургскую Александро-Невскую Академию – в то время, как его дядя – Евгений был здесь Префектом и учителем (1800–1804 г.г.). По окончании Академии, Алексей Волховский был удостоен степени Кандидата Богословия, после защиты (на публичном диспуте – 25 янв. 1804 г.) своего сочинения: «О книге именуемой: Православное Исповедание Веры Восточной Церкви». Сочинение это он написал под руководством своего дяди – тогда архимандрита Евгения. См. Ил. Чистовича: «История С.-Петербургской дух. Академии» – 1857 г., стран. 142. – В духовном завещании своём м. Евгений назначил Племяннику своему Протоиерею Болховскому с детьми его 5000 р. ассиги. См. «Русский Архив» 1909 г., тетрадь 6-я, стр. 206.

178

То есть, в Лаврский Конюшенный двор.

179

Иеромонах Досифей – Эконом Лавры. Лаврская гостинница, бывшая между Никольским Монастырем и Лаврою (и теперь она есть там), называлась тогда зелёною – по своей зелёной железной крыше. Она отдавалась в аренду.

180

То есть – духовный Собор Киево-Печерской Лавры.

181

Помещаем здесь черновку прошения, писанную собственноручно Архимандритом Серафимом и представляющую собою след пребывания его в Черниговской Епархии, после смерти благодетеля его м. Евгения. Эта черновка сохранилась в переплетённом Сборнике писем м. Евгения к о. Серафиму и мы не сочли возможным опустить её, как векоторую черту для биографии о. Серафима. Именно: будучи Настоятелем Нежинского Назарет-Богородичного Монастыря, с 1839 г., о. Серафим, по просьбе некоей –почтенной старицы, проживавшей в Каменском Успенском Женском Монастыре (Черниговской Епархии,

в Стародубском уезде), составил ей прошение к тогдашнему Черниговскому Архиепископу Павлу об утверждении построенных её в том монастыре келий за послушницами Екатериной Дорошенко и Ефросиниею Ивиною – дпя обезпечения жизни этих последних до кончины их. О Каменском женском монастыре и об игумении его Август – см. Строева: «Списки Иерархов и Настоятелей Монастырей...».

стран. 532–533.


Источник: Письма киевского митрополита Евгения Болховитинова к игумену (впосл. архимандриту) Серафиму Покровскому. (1822-1837 гг.) / Сообщ. Л[ев] С[тепанович] М[ацеевич]. - Киев : тип. АО "Петр барский в Киеве", 1913. - 156 с.

Комментарии для сайта Cackle