митрополит Антоний (Храповицкий)

Что следует разуметь под «спасающей верой»

С предисловием Святейшего Патриарха Варнавы.

Содержание

I. Спутаность понятий о спасении верой, различныя значения слова «вера». II. Условия рождения и сохранения веры. III. Два спасительных предмета Христовой веры. Первый – отрицание мира. IV. Положительное содержание спасающей веры во Христа.  

 

«Что следует разуметь под «спасающей верой» по смыслу Божественного Писания», под таким заглавием автором был прочитан доклад на собрании общества религиозно нравственного просвещения 17 октября 1890 года в С.-Петербурге.

Перепечатывается из полного собрания сочинений, том II, издание 2. И. Д. Тузова, 1911 года.

Братству имени Преподобного Серафима.

Даем благословение перепечатать главу: «Что следует разуметь под спасающей верой?» – из II тома полного собрания сочинений глубокого богослова-мыслителя и проповедника Блаженнейшего Митрополита Антония, известного не только в православном мире, но и в инославных богословских кругах.

Эта перепечатка будет весьма полезна и своевременна для всех верующих православных, проникнутых теми же благочестивыми чувствами, которыми проникнут и автор этого замечательного сочинения.

Патриарх Варнава.

Что следует разуметь под «спасающей верой», по смыслу Божественного Писания?

 

I. Спутаность понятий о спасении верой, различныя значения слова «вера».

Кто не знает божественных словес о том, что мы спасаемся верой, что только в вере мы получаем оправдание, что через веру мы становимся чадами Божиими? Но многие ли из нас понимают значение этих истин? Многие ли из нас умеют их совместить с другими изречениями божественного писания, которыя для людей непонимающих, могут представиться совершенно противоречащими этим, – каковы, например, слова апостола Иакова о том, что «человек оправдывается делами, а не верою только»? (Иак. II, 24). Да и независимо от этих слов, многие не могут понять, почему же для Бога может иметь цену, если я имею уверенность в Его бытии, которое не могут отрицать даже и бесы, враждующие против Господа и ненавидящие Его? Напротив, другие христиане с дерзкою настойчивостью утверждают, будто человек даже не смеет употреблять собственных усилий воли в борьбе со злыми страстями, а лишь должен углубляться умом в истины веры: одна вера его спасет без всяких его добродетелей. Как ни странно подобное представление, но и оно старается найти оправдание в словах апостола Иоанна: «всякий верующий, что Иисус Христос есть Христос, от Бога рожден» (1Иоан. V, 1) и «всякий рожденный от Бога не грешит» (18). Итак, если на слова священного писания опираются мнения друг другу противоположныя, то наш прямой долг – выяснить истинный смысл божественных глаголов.

Недоразумение совсем исчезает, если принять во внимание то простое соображение, что слова – «вера» и «веровать» употребляются в св. библии в самом разнообразном значении и, потому, если один апостол говорит, что мы оправдываемся верой без дел закона, а другой от того же Св. Духа поведает нам, что вера без дел не может спасти нас, то оба провозвестника истины не противоречат друг другу, но говорят о предметах различных, один под словом вера разумевает одно, другой – другое.

Так, во-первых, под словом вера разумеется иногда просто доверие, например, в словах: «тогда аще кто речет вам: се зде Христос, или онде: не имите веры» (Мф. XXIV, 23), т. е. не доверяйте. Разумеется такая вера не может быть верой спасающей, ибо предметом ея могут быть не только религиозныя истины, но и всякия другия. Словом вера означается, во-вторых, христианское упование или надежда: так сказано, что апостол воззрел на хромого, «видев, яко веру имать здрав быти» (Деян. XIV, 9). Называется в-третьих, верою и добродетельная, послушная Богу жизнь, как обличал Господь фарисеев, что они «оставили вящее закона – суд и милость и веру» (Мф. XXIII, 23), или в Деяниях (XVI, 5) повествуется, что «церкви утвердились верой». Далее, в-четвертых, под верою разумеется иногда не наша душевная настроенность, а самое содержание богооткровенных истин, как писал апостол Иуда – брат Господень (ст. 20): «возлюбленные, назидая себя на святейшей вере нашей, молясь Духом Святым, сохраняйте себя в любви Божией». Наконец в-пятых, под верою разумеется совершенная проникновенность человека евангельскими истинами и любовию к Господу Иисусу Христу; в этом смысле св. первомученик и архидиакон Стефан называется мужем «исполненным веры» (Деян. VI, 5).

Итак вот в скольких смыслах употребляется слово вера в св. библии. Мудрено ли, что различные уклонившиеся от единства церкви толки, которых «предал Бог превратному уму делать непотребства» (Рим. I, 28), совершенно перепутали все эти значения спасительного слова и с полнейшим неразумением дела утверждают будто по библии выходит, что для спасения душевного вполне достаточно иметь уверенность, что Христос есть Сын Божий? Впрочем, не нам их укорять, братие! Если бы мы сами в себе имели спасающую веру, а не веру мертвую, если бы проявляли ее так же явно, как древние христиане римские, которым писал св. Павел, что вера их возвещается во всем мире (I, 8), то, конечно, кто пожелал бы бежать от нас и разыскивать новых вер? Побежали бы только явные злодеи, неистовые лжецы и прелюбодеи, подобные тем, что противились св. апостолам, но мы видим, что теперь отделяются от церкви люди доброго сердца лишь по простоте и неведению. В этом виноваты все мы, братие, не являющие собой истинной жизни по вере и даже не хотящие вникать в истинный смысл божественного откровения, чтобы обращать заблудших на путь правый. Так и относительно вопроса о спасении верой или делами: мы знаем, что слово вера разумеется в библии в разных смыслахь, что вера без дел мертва, но что же именно следует разуметь под той верою, через которую мы спасаемся благодатью, не от нас, но как даром Божиим, как она должна начинаться в сердце человека, в чем показывать свое присутствие в человеке и к каким последствиям его приводить, – об этом мы изследуем очень редко и называясь носителями веры, собственно к стыду нашему не знаем, что же разумеется в библии под верою, спасающею или оправдывающею человека.

II. Условия рождения и сохранения веры.

Итак проверим по новому завету, в каких явлениях внутренней жизни проявляется та вера, которая спасает человека, и прежде всего посмотрим, какия движения души бывают необходимыми условиями зарождения веры христианской. Отступники от православия утверждают, будто вера в Иисуса Христа является в нас совершенно независимо от расположений нашей жизни, внезапно сверх-естественным образом; по другим же еще толкователям вера является сперва как просто отвлеченное убеждение мысли, которое уже потом влияет на душу. Мы же, напротив, сейчас увидим, что уверовать во Христа может лишь тот, чье сердце желает праведности, кто произвольно стремится к добру и тяготится злом, а в ком нет такого направления воли, тот уверовать не может, хотя бы знал все доказательства в пользу христианской веры, все древния пророчества о Христе. В этом смысле Господь говорил фарисеям, которые всегда занимались изследованием писаний: «вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь... Вы не имеете в себе любви к Богу. Я пришел во имя Отца Моего, и вы не принимаете Меня, а если иной придет во имя свое, Его примете» (Иоан. V, 40–44). Еще прямее говорил Господь о зависимости веры в Него от любви к правде всем Иудеям: «Аз зане истину глаголю не веруете Ми... Сего ради вы не послушаете, яко от Бога несте» (Иоан. VIII. 46–48). А раньше Господь прямо говорил им, что они дети дьявола и потому не понимают Его речей; в другом месте: «вы не верите, потому что вы не из овец Моих» (Иоан. X, 26), а своим ученикам Он обещал, что Дух Святый, грядущий после Его отшествия, «обличит мир о грехе, о правде и о суде: о грехе – что не веруют в Меня» (Иоан. XVI, 9). Следовательно и здесь Господь признает единственным препятствием к вере злое произволение человека. Так и апостол Иоанн предупреждает верующих что «кто не от Бога, тот не послушает нас» (IV, 6), т. е. не может уверовать. Итак прежде, нежели получит веру, человек должен возлюбить добро и возненавидеть зло, т. е. раскаяться. Посему Господь и укоряет фарисеев, что они не раскаялись и потому не могли поверить проповеди Предтечи (Мф. XXI, 32). Посему то самое явление Христа миру было предупреждено от Св. Предтечи проповедью и «крещением покаяния», да и сам Господь призывал прежде к покаянию, а затем уже к вере: «покайтеся и веруйте в евангелие» (Марк I, 15). Итак, если вера и зародиться в нас не может иначе как через подвиг благого произволения, то весьма понятно, что делами же вера достигает и совершенства, как говорит ап. Иаков (II, 22), а напротив от беззаконий люди терпят «кораблекрушение» в самой вере (1Тим. I, 19), которая сохраняется лишь в «чистой совести» (III, 9) и таким образом представляется делом постоянного «подвига», которым подвизается христианин (VI, 12), или по посланию к Галатам, она является одним из плодов чистой духовной жизни, наравне с милосердием и воздержанием (V, 22). Не ясно ли из всехь этих священных изречений то, что говорил божественный Златоуст: «никто находясь в заблуждении не захочет обратиться к вере, если предварительно не предпишет самому себе доброй жизни и никто не останется в неверии, если предварительно не решит навсегда остаться злым» (Бесед. на еванг, стр. 337).

Пусть же умолкнут последователи лжеучений, которые думают, что незачем человеку бороться со страстями, а должно ожидать божественного призыва к вере, чтобы в ней успокоиться. Такие люди никогда уверовать не могут, ибо истинная спасающая вера не приходит без подвига, отвне челевеку не может дать спасающей веры даже воскресший мертвец, как это видно из притчи о богатом и Лазаре; конечно, братья богатого, увидев воскресшего Лазаря, убедились бы, что есть будущая жизнь, но такое насильственное, внешнее убеждение, коим удовлетворяются и современные сектанты, это убеждение Господь не называет верой, но говорит: «и аще кто от мертвых воскреснет, не имут веры» (Лук. XVI, 31). Веры без подвига не бывает. Итак, какая вера спасает человека без дел закона? Та вера, которая сама есть подвиг, которая и начинается и поддерживается и усовершается, хотя не без содействия благодати, но не иначе, как направлением воли своей к добру, к любви, трезвением совести и молитвой. Спасает нас вера, т. е. полная проникновенность Христовой жизнью, но веру-то иметь без добрых дел невозможно, эти добрыя дела не суть «дела закона» упраздненныя евангелием, т. е. различные ветхозаветные обряды, но добродетели нового завета.

Имеешь ли ты такую веру, о христианин? Чем поддерживается в тебе убеждение в истинах откровения? Если только обычаем, преданиями или доказательствами внешними, научными, то знай, что это не есть еще вера. Только такая вера может спасти тебя, которая основывается на любви к правде, на трезвости совести, на стремлении к святости и покаянию.

III. Два спасительных предмета Христовой веры. Первый – отрицание мира.

Мы разсмотрели условия для принятия веры спасающей, но спасает она нас и приводит к святости конечно не через самое появление только, но сообразно с тем предметом, в который должен веровать христианин. Итак, в чем заключается общее содержание веры спасающей?

Свящ. книги говорят, что нужно веровать в Иисуса Христа, как Сына Божия, но много ошибется и ошибается тот, кто думает будто здесь разумеется просто согласие нашего ума с этой истиной. О такой вере вот что говорит св. Иаков: «ты веруешь, что Бог один: хорошо делаешь, и бесы веруют и трепещут» (II. 19). Может быть на это скажут, что апостол не говорит однако о подобной же безплодной разсудочной вере в Иисуса Христа, которая по мнению сектантов не может быть разсудочною только, но сама собою должна размягчить сердце верующего и подвинуть его к любви и добрым делам? Таким возражателям мы напомним другое изречение, из которого ясно видно, что самая живая убежденность в силе Христовой не может дать человеку спасения, так что под спасающей верой во Христа нужно разуметь нечто иное. Вот это изречение: «многие скажут Мне в тот день: Господи, Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многия чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня делающие беззаконие» (Мф. VII, 22–24). Так то обманутся все те, кто думает спастись одним только убеждением о божестве Иисуса Христа и ложно опираются на апостола Павла, который напротив ясно сказал: «если имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто» (1Кор. XIII, 2). Но опять к вопросу: какия свойства должна иметь та вера во Иисуса Христа, которая достаточна для спасения по словам сего апостола и апостола Иоанна? Или в какого иного Христа мы должны веровать? Да не будет; но вера во Христа, бывает верою спасающей, когда происходя от требований доброй совести нашей, она относится не только к личности Иисуса Христа, но к целому внутреннему ея содержанию, к качествам той жизни, которую он принес на землю в Своей личности.

Апостол Иоанн ясно говорит о том, что именно эта жизнь, принесенная Христом, есть предмет евангельской веры. «В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Иоан. I, 4). «Жизнь явилась и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам» (Иоан. I, 2). Вот теперь мы узнали, что спасительною вера во Христа становится тогда, когда она простирается не на внешния свойства Его личности только, но на ту жизнь, которую Он в себе открыл. Что это за жизнь? Она состоит из двух начал и оба их надо усвоить верой, чтобы получить спасение.

Первое начало этой жизни заключается в том, чтобы отвергаться мира и всех мирских понятий, противных Евангелию, осудить мир, лежащий во зле, как его осудил Св. Дух: «о грехе, о правде и суде». Что это значит? А то, что мир проникнут началами себялюбия, гордости и мщения, а любовь, всепрощение и смирение знакомы только сынам царствия Божия, которых именно за это мир всегда будет ненавидеть, по слову откровения, как Каин ненавидел Авеля и убил его. «А за что убил его? За то что дела его были злы, а дела брата его праведны» (1Иоан. III, 12). Мы сейчас увидим, что спасающая вера во Христа заключается прежде всего в том, чтобы, несмотря на такую ненависть и грозящую смерть по плоти, всетаки не верить силе злого мира, но считать ее призраком, обольщением. Вот что говорит откровение. Оно прежде всего ставит в теснейшую связь веру во Христа с отвержением мирских предразсудков. «Братия мои, говорит ап. Иаков, имейте веру в Иисуca Христа; нашего Господа славы, не взирая на лица» и т. д. (Иак. II. 1–10, ср. Иоан. II. 17). Также и св. Павел указывает, что невозможно получить спасительное познание Бога, не перестав «сообразоваться с веком сим» (Рим. XII, 2) и ставит в особенную похвалу Аврааму, что поверил Богу больше нежели стихиям мира: «он сверх надежды, поверил с надеждою, чрез что сделался отцом многих народов» (Рим IV, 18). Невозможно иначе содержать веру во Христа, как при отвержении понятий мирских: «мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, для эллинов безумие» (1Кор. I, 23). Вот потому спасителен догмат воскресения, что в нем мы признаем этот соблазн и безумие мира за вечно пребывающую, истинную жизнь, почему и сказано: «аще исповеси усты твоими Господа Иисуса и веруеши в сердце твоем, яко Бог Того воздвиже из мертвых, спасешися» (Рим. X, 9, ср. Колос. II, 12). Потому то и спасительна сия вера, что только ею побеждается гибельный мир. «Кто есть побеждаяй мир, токмо веруяй, яко Иисус Сын Божий» (1Иоан. V, 5). Напротив, кто не имеет сей победы над миром в вере Христовой, тот с миром и умирает. Кто с миром, тот не со Христом, тот пребывает в смерти; это ясно показал Христос в следующих словах к врагам своим: «вы от мира сего есте, Аз несмь от мира сего. Рех убо вам, яко умрете в грехах ваших: аще бо не имете веры, яко Аз есмь, умрете в грехах ваших» (Иoан, VIII, 24). Итак вера во Христа соединяется с неверием в мир, а потому и с перенесением ненависти от мира, в котором «как золото в огне, испытывается вера Христова» – по слову св. Петра (1Петр. I, 7).

Если в веру Христову непременно входит это отрицание мира, то понятно, что христианин, хотя бы и несомневающийся в Божестве Иисуса Христа, до тех пор не может сказать, что он в Него верует, пока не отринет обольщений мира. Вот почему ап. Павел во втором послании к Коринфянам (XIII, 5) которые, конечно, не сомневались в личности Христовой, велит однако испытывать себя самих, в вере ли они находятся; да и Колоссянам ставил в том же смысле условие: «аще убо пребываете в вере, основани и тверди» (I, 23). Не только греховному миру не может верить христианин, но даже подавление его духа угрожающею смертью не совместимо с понятием истинной веры. «Где есть вера ваша?» (Лук. VIII, 25), так упрекает Господь испуганных смертоносною морскою бурею учеников. Наконец длинный ряд примеров спасительной веры в Ветхом Завете, приведенных в XI главе посл. к Евреям, есть собственно не что иное, как пример презрения мира и руководствования голосом совести, как сказано: «верою победиша царствия, содеяша правду, заградиша уста львов» (33).

Итак смотри, христианин, есть ли в тебе вера во Христа заместитель веры в силу мира и надежды на нее? Если нет, если ты отводишь первой лишь скромное местечко среди твоих мирских надежд и исканий, то знай, что в тебе нет спасительной веры во Христа, той без которой «невозможно угодити Богу», ибо в том и состоит благоугождение Богу верою, чтобы руководиться не греховными началами мира, но иметь уверенность в невидимом, и на ожидаемое лучшими порывами духа нашего смотреть, как на осуществленное (см. Евр. XI, 1), по слову Господню: «блаженни невидевшие, и уверовавшие» (Иоан. XX, 29.)

IV. Положительное содержание спасающей веры во Христа.

Названная XI глава к Евреям не ограничивается показанным отрицательным свойством Христовой веры: она раскрывает и ея положительныя качества. Веровать во Христа, значит веровать в любовь через Него получившую свое высшее оправдание, признавать именно любовь за высший закон жизни и руководиться ею; в этом смысле особенно знаменательно следующее изречение (24–26): «верою Моисей лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели египетския сокровища». Смотрите: пока Апостол приводил примеры послушания воле Божией и презрения к миру, он говорил просто о вере, а сей подвиг любви к братии он прямо ставит в связь с делом Христовым.

Но скажет, пожалуй, кто: если так, то нужна ли для спасения вера собственно в Христову личность и в ея божеское достоинство? Не довольно ли верить вообще в царство любви? О, никогда! Правда, мы имеем в нашей природе много естественной симпатии к любви; но как она безпочвена и случайна, если вся ея опора только в нашем духе: сегодня мы преклоняемся пред нею, а завтра презираем; сегодня нам показалось что любовью можно победить, а завтра и послезавтра мы с гораздо яснейшими доводами убедимся, что устройство жизни и мира противно духу любви, что ею ни отдельная личность, ни тем более общество прожить не может! Только уверенность, что любовь эту, в качестве конечного руководителя жизни, принесло воплощенное Слово, только вера в божескую силу Того, Кто назвал Себя любовью, может возвести в степень твердой веры те робкие порывы души, которыми она влечется к любви. Поэтому и спасительна вера в божество Иисуса Христа, что ею, и притом только ею, утверждается и возвышается любовь, приводящая нас к Богу, так что воистину не своею силою мы спасаемся, но «благодатью через веру» (Еф, II, 8).

О любви, как предмете веры, вот как писал божественный Иоанн: «мы познали любовь, которую имеет к нам Бог и уверовали в нее». Только через Богооткровенное познание того, что Бог есть любовь, познали мы, что наша любовь не есть случайное чувство, но высшая правда жизни так что «пребывающий в любви в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает» (1Иоан. IV, 16).

Из этих святых и животворных слов мы видим, что и любить поистине невозможно без веры во Христа, но и что вера во Христа есть вера во Христа любящего, вера в Него, как в любовь, сделавшуюся через пришествие Его высшим законом жизни, началом всякой истины.

Итак, нет любви и истины без Христа, но и спасение Христово дается лишь тем, которые верят в Него, именно в источник любви и истины. Мы уже приводили слова Его, коими Он осуждает тех, которые веруют в Него, только как в личность, – вот другия слова, коими Спаситель наш прямо показывает, в какия свойства Его должны веровать, чтобы спастись: «веруйте в евангелие» (Марк. I, 15); «веруйте в свет, да сынове света будете» (Иоан. XII, 36); наконец Он прямо говорит, что не личной приверженности Он требует, а к тому пути жизни, который Он открыл Собою: «если Я не творю дел Отца Моего не веруйте Мне» (Иоан. X, 37). Итак вера во Христа спасительна лишь в том случае, если это есть в тоже время вера в любовь Его. Но в любовь уверовать может лишь тот, кто научился любить, если наша естественная любовь безсильна без веры, то и вера в любовь Христову невозможна без содействия любви произвольной: в этом смысле писал апостол (Гал. V, 6): «О Христе Иисусе ни обрезание что может, ни необрезание, но вера, любовию поспешествуема». Настолько утверждается наша вера во Христа, насколько возрастает любовь, и затем обратно по мере возрастания веры просветляется любовь, возрастает христианская радость, ничтожнейшими представляются мирския обольщения: иметь во Христе спасающую веру, – значит развивать в себе Его любовь, стремиться к Его совершенству. По слову того же Павла мы становимся сынами Божиими верою о Христе Иисусе потому только, что «елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Галат. III, 27), т. е. прониклись Его чувствами, Его любовию (ср. Фил. II, 5), ибо именно ею достигается и самое «познание Господа нашего Иисуса Христа» (2Петр. I, 8).

Это познание основывающееся на стремлении усвоить себе Христовы добродетели и создает в нас ту спасительную веру, о которой и св. Иоанн сказал, что «всяк веруяй, что Иисус есть Христос, от Бога рожден есть» (1Иоан. V, 1). В этом усыновлении Богу через уподобление Христову духу (1Иоан. III, 2) заключается конечная цель той спасительной веры, которая таким образом, не внешним только образом усваивается нами, но утверждается в нас через наше стремление к добру. Для того, чтобы иметь веру во Христа спасающую – нужно произвольно отрешиться от похотей мира, развить в себе и поддерживать любовь, чтобы признать явившагося Носителя высшей любви истинным безначальным Сыном Божиим и через это признание возвышать снова свою любовь до безконечности.


Источник: Митрополит Антоний. Что следует разуметь под «спасающей верой». С предисловием Святейшего Патриарха Варнавы. — Белград: Издание Братства Преподобного Серафима Саровского, 1932. — 22 с.

Вам может быть интересно:

1. Христианская вера и жизнь, как таинство иеромонах Пантелеимон (Успенский)

2. Об отношении между верою и добрыми делами епископ Герасим (Добросердов)

3. Православный Символ веры. Религиозно-философские размышления епископ Исидор (Богоявленский)

4. Свобода веры в России Сергей Петрович Мельгунов

5. Попечение Православной Церкви о спасении мира. Книга 1 протоиерей Григорий Дебольский

6. Нравственное содержание догмата о Святом Духе митрополит Антоний (Храповицкий)

7. Воззвание преосвященного епископа Анастасия по случаю взятия русскими войсками Эрзерума митрополит Анастасий (Грибановский)

8. Догмат о церкви Христовой архиепископ Виталий (Максименко)

9. Речь при вручении архипастырского жезла новопоставленному епископу Варсонофию (Лебедеву) в Новгородском Софийском соборе 8 января 1917 года митрополит Арсений (Стадницкий)

10. Странники Александр Матвеевич Бухарев

Комментарии для сайта Cackle