священномученик Аркадий (Остальский)

Слово о смерти

Беседа на Троицкую родительскую субботу

…Повсюду на земле царит смерть: умирают и дряхлые старцы, и сильные мужи; умирают в утробе матери, и чуть только появившиеся на свет. Умирает художник у незаконченной картины и артист на полуфразе; умирает невеста накануне венца и полководец после славной победы. В каноне на утрени Троицкой родительской субботы названы все «усопшие от житейской нощи»: утонувшие в воде и погибшие на поле брани, сгоревшие в огне, убитые лютыми убийцами, – все.

Ведь лишь иногда смерть посылает вестников, – недуги, болезни, – иногда она хватает свои жертвы неожиданно. Ничто не спасает от смерти: ни самая воздержанная, правильная жизнь, ни врачи, ни даже самая религия, – и праведники умирают наравне с грешниками.

Откуда же произошла смерть? Неверующие отвечают: такова природа всего существующего. А верующие отвечают: смерть есть следствие греха (Рим. 5:12), есть следствие удаления от Бога. Ведь первое кладбище было для ангелов: удалились некоторые из них от Бога и умерли. Но так как ангелы суть существа бестелесные, духовные, то и смерть у них духовная – вечное, невозвратимое отлучение от Бога: смерть, от которой нет воскресения.

После падения ангелов Бог создал человека, дав ему душу и тело. Душа была абсолютно бессмертная, а тело заключало в себе возможность не умирать (чего теперь у человека уже нет). Все в природе рая способствовало этому бессмертию, но главная причина его заключалась в единении с Творцом. Правда, свободный человек имел возможность умереть: уклониться от Бога.

Чтобы человек усовершенствовался и тем утвердился на пути к бессмертию, Бог дал ему заповедь. Ею все искушения и препятствия, вызывающие самый духовный рост, сводились в одно. Чтобы оградить человека от падений, Господь указывает ему и следствия падений – смерть.

Но человек, несмотря ни на что, пал. Падение его состояло в том, что он перестал верить Богу и поверил диаволу, горделиво возжелал сравниться с Богом, забыв свое ничтожество. Внешним проявлением своего непослушания и недоверия он избрал нарушение Богом данной заповеди: съел запрещенный плод. Он порвал связь с Богом, – и стал смертным.

Итак, смерть есть: следствие греха, оброк греха, наказание человеку. Смерть – это разлучение души с телом и возвращение тела земле. Наконец, смерть конец жизни земной и начало загробной – вечной.

Готовься же к ней, христианин, ибо никто ее не избежит. Знай, что она – дверь в страшную вечность. Не забывай, что после нее – Страшный Суд, на котором выявятся все дела, все чувства и мысли наши. Готовься же к ней и к Страшному Суду – да не пошлет тебя Праведный Судия Господь в огонь вечный.

О, как для каждого из нас страшна и ненавистна смерть! Как все ее боятся, ее бегают и убежать от нее не могут; ее ненавидят, но дань ей отдают. Почему же милостивый Бог не уничтожил смерти теперь, когда уже и Сам Сын Божий пришел на землю, искупил человечество и спас его?

Полное разрешение этого вопроса получим на том свете. Теперь же мы можем высказать только лишь некоторые предположения.

Уничтожение теперь смерти было бы равносильно воссозданию вновь всего мира, а не одного только человека. Все, ныне существующее, сообразовано закону смерти. Для бессмертного человека нужен и бессмертный мир. Грех же так растлил физическую и духовную природу мира, что в нем все стало смертно и тленно. Бессмертие и нетление есть уже закон нового, вечного бытия.

Оставив смерть на земле, Бог сим сделал огромное благодеяние грешному человечеству, ибо смерть для многих есть средство спасения от духовной гибели. Так, например, дети, умирающие в раннем возрасте, не знают греха. Смерть сокращает сумму общего зла на земле. Что представляла бы из себя жизнь, если бы вечно существовали Каины, замышляющие вечно на душу брата своего, Иуды, предающие Господа и Учителя, Нероны, мучающие христиан и другие звери-люди?

Смерть побуждает людей к нравственному усовершенствованию: она вещает о ничтожестве земной жизни и заставляет думать о загробной; побуждает готовиться к ответу на Страшном Суде, который у каждого из нас не за горами; она муками умирающего человека дает нам некоторое представление о загробных страданиях не покаявшегося грешника.

Но не вечно будет царить смерть. Победивший ее Своим славным Воскресением Сын Божий уничтожит ее окончательно. Он воссоздаст этот мир. Тленное переменит на нетленное, мертвенное в бессмертное, и ты, человек, телом и душою станешь бессмертным и будешь гражданином вечности.

А для подготовки к вечности, для того, чтобы уже здесь, на земле научиться преодолевать грех получить прощение от Отца Небесного, и основал Единородный Сын Божий, наш Спаситель Свою Церковь. И она, Церковь Христова, учит нас на земле жить так, чтобы загробная наша жизнь, жизнь души человеческой за гробом, была не тяжким наказанием, а наградой.

Загробная жизнь, учит Церковь, есть продолжение и развитие земной жизни, а не новая жизнь. Вот почему апостол Павел пишет в послании к Римлянам, что Господь «воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, – жизнь вечную; а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, – ярость и гнев. Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое» (Рим. 2:6–9). Посему уничтожай в себе все то, что может способствовать твоему мучению за гробом.

Загробная жизнь состоит из двух периодов: жизнь до всеобщего Страшного Суда и жизнь после всеобщего Страшного Суда.

До всеобщего Страшного Суда душа сознает себя, удерживает свои свойства, остается себя чувствующей, себя сознающей личностью. Она видит не только то, что делается около нее и понимает созерцаемое, но, обладая большим видением и пониманием, она видит землю, живущих на ней и правильно оценивает образ их жизни. Пример тому богатый, находящийся в муках, и Авраам на ложе своем (Лк. 16:22–31).

Состояние души праведной – это блаженство, радость, мир, ликование. Источником сего является близость такой души ко Господу, созерцание Его, общение со святыми и ангелами, и собственное духовное состояние блаженства вследствие духовного совершенствования, отсутствия борьбы с грехом, отсутствия мук совести, недовольства собой.

А вот состояние души грешной: муки, терзания, тоска, непокой. Происходит сие от отвержения Богом, от общения со злыми духами, кипящими злобой, ненавистью; от угрызения совести, от запоздалого чувства раскаяния и от внутреннего гнета грехов и страстей, кои давят душу.

До Страшного Суда за гробом человек не живет полной жизнью, а как бы половинчатой, без тела. Сразу же, после перехода его от земли, полного и окончательного суда над ним не произносится: если он попадает во ад, то это состояние есть как бы предварительное заключение. Участь же его окончательно и бесповоротно решается на Страшном Суде.

Посему молитесь! По милости Своей, за молитвы Церкви и милостыню, подаваемую за душу, Господь может извести ее из места мучений и водворить в место блаженства. Если грешник умер не богоборцем, а хотя бы с крупинкой веры и добродетели, то на том свете, согреваемый лучами любви Божией, поливаемый токами слез молитвенного предстательства близких, родных и утучняемый милостынею, он может сподобиться очищению от грехов. Крупица добродетели увеличится в нем, и душа его будет переведена в вечные блаженные обители.

Оттого накануне дня рождения Церкви Христовой – Дня Святой Троицы, когда сошел Дух Святой на апостолов, вспоминаем мы в своих молитвах всех тех членов Церкви, которые уже отошли в вечную жизнь и пребывают в ней, ожидая всеобщего Страшного Суда, – кто в блаженном общении с Богом, а кто в терзаниях и угрызениях совести.

В этот день, именуемый Троицкой родительской субботой, молится Церковь о всех почивших, особо напоминая нам, что в разном возрасте, в разных чинах и званиях, в состоянии раскаяния или вовсе забывая о нем, каждый день и каждый час умирают люди, – и в великом трепете и ужасе предстанет душа каждого пред Судией.

Будем же усердно молиться о почивших: и о своих родных, и о всех от века усопших православных христианах, отцех и братих наших. Будем молиться за них, подавать милостыню, освобождать их от мук… И за нас когда-нибудь будет молиться Церковь.